Как только мы входим в туалет, Ленка хватает меня за руку и волоком затащив в кабинку, закрывает ее на замок.

— Ты что творишь! — шипит он, пытаясь испепелить меня на месте своим яростным взглядом.

— Да я не, — пытаюсь сказать я этой психованной, опешив от такого поведения, но она, сдавив мою руку до боли, приближается почти к моим губам, и очень тихим, но таким проникновенным голосом, начинает рычать, что у меня волоски на загривке встают дыбом:

— Ты какого хрена там устроила, мышь недобитая? Решила у меня близнецов увести? Да кому ты нужна? Максимум один раз трахнут и забудут. Кто ты такая вообще? Чмошница какая-то? Фигура и личико? Больше ничего у тебя нет! Да таких шалав вокруг них крутится не меряно! Уж я-то знаю! Отец информации по ним достаточно собрал. Что ты глазенки вылупила? Думаешь мои родители не одобрили мой выбор? Они прекрасно знают, куда я пошла и кого должна заполучить в свои сети! Я должна их заинтересовать! А уж точно не ты!

— Я же ничего не делала, я вообще уйти хотела, не нужны мне твои близнецы, сами прицепились, — огрызнувшись, провожу небольшой специальным прием, которым иногда обучал меня Федька — парень, работавший в маминой школе физруком: выворачиваю руку из захвата и отталкиваю от себя эту бешеную сучку, наконец-то показавшую свою истинную натуру.

Но Ленка заступает мне путь, сложив на этот раз руки на груди, и прищурившись, не скрывая презрения в голосе начинает мне теперь уже угрожать по-настоящему:

— Ты на кого руку подняла, тварь. Хочешь работы лишиться? Ты хоть понимаешь, на кого нарвалась, дура. Да отец тебя с волчьим билетом на улицу выкинет, а мама сделает так, что ты даже уборщицей в нашем городе устроиться не сможешь.

— Я не напрашивалась с тобой идти, — зло шиплю в ответ.

Терпеть не могу, когда мне угрожают, да еще и так несправедливо. Сразу же ощетиниваюсь вся. Внутри все клокочет от злости.

— И вообще, я ухожу! Не желаю больше в этом цирке участвовать, а угрозы вообще не потерплю! У нас страна большая, даже если в этом городе не смогу устроиться, в другой уеду. Я за место не держусь.

Ленка явно не ожидавшая от меня такого выпада, на пару мгновений застывает, но затем, с победной улыбкой и злорадством на лице выплевывает:

— И за мать не боишься, ее тоже с работы могут турнуть?

— Ха, — я наиграно усмехаюсь в ответ, а у самой в этот момент на спине испарина выступает. — Маму тут тоже ничего не держит, если надо вместе уедем. Можно подумать на этом городе свет клином сошелся. Уйди с дороги, я ухожу!

Поджимаю губы со злостью, а сама уже мысленно рассказываю обо всем Андрею Николаевичу и жду от него вердикта. Даже если он скажет, что я не права, то я уверена, мама меня должна поддержать. Да и не посмеют ее тронуть. Она заслуженный учитель. В школе уже больше двадцати лет отпахала. У нее куча грамот, наград. Вот только нервы конечно подпортить могут, а с ее сердцем… в общем, мне бы не хотелось, чтобы она переживала.

Я уже хочу сделать шаг, чтобы оттолкнуть эту стерву, как она тут же поднимает руки вверх выставляя ладони вперед, а на ее лице появляется улыбка.

— Ладно тебе Васильева, чо ты кипишуешь, ты же понимаешь, что если сейчас свалишь, то все свидание испортишь?

— Мне плевать! — набычившись смотрю на Ленку, а сама все же решаю не уходить. Последняя здравая мысль о здоровье мамы, меня останавливает.

— Я не хотела срываться, — опустив голову вниз говорит блондинка, уже более спокойным голосом. — Я просто взъелась на тебя из-за близнецов, вот и наговорила лишнего. Давай ты не будешь никуда уходить. А посидишь немного, я уведу их на танцпол, ты откажешься танцевать, а сама тихонечко уйдешь. Ну как тебе идея? И я попрошу отца, чтобы он премию тебе выписал, равную твоей зарплате за месяц. Ну, что думаешь?

Она поднимает голову и пристально смотрит на меня.

— Я и правда не хотела с тобой ругаться. Ты мне вообще понравилась. Правильная такая, не лебезишь, не лицемеришь, не ленишься, старательная. Я, как только познакомилась с тобой, сразу тебя зауважала. А сейчас так вообще на понт брала. Вижу, что далеко пойдешь. Поэтому давай, просто прямо здесь помиримся, выйдем к мальчикам, я буду говорить, а ты молчи.

— А если спросят что-нибудь, будет ведь странно, если я буду молчать?

— Отвечай как-нибудь односложно. А если про работу опять начнут спрашивать, скажи, что устала, и не хочешь сейчас об этом. Ну как?

— Согласна, — киваю, чувствуя, как меня постепенно попускает.

Не хило меня эта сучка разозлила, но здоровье мамы, все-таки важнее моей уязвленной гордости.

Мы выходим из туалета, и наблюдаем странную картину. Близнецы стоят, подальше от входа, и их позы и взгляд говорят о том, будто они собрались между собой подраться.

Ленка подскочив к обоим мужчинам, хватает их под руки.

— Ох, мальчики, вы из-за меня драку, что ли решили устроить? — наиграно возмущается она, и тянет обоих мужчин обратно к лестнице. — Так вы это прекращайте, я все равно выбирать буду сама.

— Нет, что ты, — хмыкает Лев, и я вижу, с какой брезгливостью он окидывает взглядом Лену, но та в этот момент смотрит на Алекса, и продолжает, что-то говорить, и поэтому ничего не замечает.

А я что, я — ничего, глазки — в пол, и молча следую за этой троицей. Мне вообще плевать что они там затеяли, и какие интриги плетут. Пусть сами разбираются, скорее бы уже сбежать из этого дурдома. И все же странно, какого черта они на свидание пошли, если так смотрят на Лену. Или это только Лев, может она Алексу понравилась, вот он брата и уговорил?

Следующие тридцать минут проходят по Ленкиному сценарию. Она болтает без умолку. Рассказывая парням о том, какие в городе есть развлечения, и о том, как ездила летом в Италию, а на Новый год собралась на Бали. Дальше близнецы втягиваются в разговоры о других странах, и обо мне забывают.

Да я бы, и сама не стала вклиниваться. Не бывала ни разу за пределами нашего города. Поэтому тут я себя сразу чувствую совершенно лишней. И даже вздыхаю с облегчением. Хорошо, хоть поесть принесли, и я с радостью нападаю на хорошо прожаренный бифштекс с картофельными чипсами, и салат из морепродуктов, иногда тоскливо бросая взгляд на весело зажигающую молодежь внизу на танцполе. Вот бы и мне сейчас туда к ним, но явно не сегодня…

Доедаю последнюю картофельную чипсину, и слышу, как громко словно, только меня и ждала, Лена объявляет, что хочет танцевать.

Близнецы с радостью поддерживают эту идею, а я, как и было задумано, сразу же отнекиваюсь, ссылаясь на усталость после работы.

Слава всевышнему, близнецы не тащат меня волоком на вниз, и я, дождавшись, когда вся троица окажется на танцполе, подскочив со своего места, как можно быстрее иду на выход, просачиваясь сквозь толпу.

Впереди уже виднеется заветный выход в фойе, и в этот момент происходит невероятное: на меня обрушивается целый водопад их теплой мыльной воды.

Все девушки начинают визжать, а парни материться.

Музыка резко стихает, а диджей кричит в микрофон со сцены, о том, как нам всем повезло, и теперь все те, кто оказался мокрым за счет заведения получат какой-то там алкогольный напиток.

Естественно все прожекторы направлены на нашу толпу, и к нам бегут с подносами официанты.

Девчонки, поняв, что на них смотрят тут же затихнув, начинают выгибать спины, чтобы показать свои мокрые просвечивающие блузки в выгодном свете, а парни, заметив халявную выпивку, прекращают материться.

А я в этот момент стою сейчас в этой толпе, и на меня уставилась в упор вся «моя» троица.

«Ну вот… теперь то мне точно надо домой», — мысленно выдыхаю я, разглядывая свой костюм, который придется теперь стирать.

Пока я пытаюсь вырваться из толпы, меня уже зажимают с двух сторон близнецы.

— Вот подстава, а, — качают оба мужчины головой. — Поехали, тебе надо привести себя в порядок.

— Ага, я домой, — бодро киваю и мы выходим уже в фойе.

— Какой домой? Вечер только начался, — улыбается Лев. — У нас гостиница через один квартал, поехали к нам.

— Чего? Зачем? — у меня дергается глаз.

— Здорово! Конечно, поехали к вам! — вскрикивает Ленка, идущая позади, и при этом больно тыкает меня пальцем со спины куда-то между ребер. — Я знаю, Свет, там тебе быстро костюм почистят, а ты пока в душе быстро ополоснешься.

— Да ладно, я и дома могу, — повернув голову смотрю на Ленку расширенными глазами.

— Какой дома? Ты что! Так не честно. Мы же толком не познакомились даже! — обиженным голосом говорит Лев, и смотрит на меня глазами котика из мультика про Шрека.

— И правда Света, пойдем к нам, просто посидим поболтаем, пока тебе костюм в порядок приведут, — серьезным тоном говорит мне Алекс, поддерживая с другой стороны за руку. — Чистка в гостинице и правда отличная, работают очень быстро и качественно. А мы пока какой-нибудь фильм посмотрим.

— Я за! — чувствую еще один болезненный тычок от Ленки. — Успеешь еще домой уехать. Такси потом тебе вызовем, если надоест с нами тусить.

Мысленно застонав, понимаю, что придется согласиться, особенно, когда эта сучка сзади пытается мне в очередной раз вставить палец между ребер.