Меня прочему-то близнецы решили посадить на первое сиденье, рядом с водителем. И я даже отказаться не смогла, так как Лев открыл дверь, а Алекс подвел меня за руку, помог сесть и даже пристигнуть не забыл, само собой, заставив смутиться. А вот Ленку сразу же определили на заднее сиденье, и зажали с двух сторон.

Я дала себе зарок не думать о том, что эти трое там на заднем сидении делают, и почему шушукаются. И старательно всю дорого до Ленкиного дома упорно смотрела в окно.

И только лишь, когда она выпорхнула из такси, одарив меня взглядом победительницы, (правда слегка помятой победительницы), я почувствовала очень сильную боль в челюсти, так как всю дорогу оказывается сжимала ее с такой силой, что только лишь благодаря музыке, играющей в салоне, скрежет моих зубов никто не услышал. Хотя кто его знает, может и услышал, но виду точно не подал.

Эта новость сразу же отрезвила меня, и я, мысленно надавав себе оплеух, уже хотела открыть рот, чтобы назвать таксисту свой адрес, но Алекс меня опередил.

— Нам пожалуйста в торговый центр «Мираж».

— Эм, может меня сначала завезем, потом вы по своим делам поедите? Я уже на работу опаздываю, между прочим, — ворчу я, а сама уже представляю, на каких скоростях мне придется летать, чтобы все успеть.

— Светочка, солнышко ты наше, — Лев пододвинулся ко мне так близко, что я даже почувствовала его дыхание на своих волосах, — не переживай, нам туда по работе надо, и так как нас должна была сопровождать твоя подружка Леночка, а ты сама видела, в каком она состоянии, то пойдешь с нами ты, и да, твоего непосредственного начальника мы уже предупредили. Он не против, смотри сама.

И под нос Лев сует мне свой телефон с СМС-сообщением, где я вижу переписку близнецов с Вархеевым, нашим директором. И в этой переписке, рассыпаясь извинениями, Анатолий Степанович действительно разрешил меня весь день до самого вечера поэксплуатировать сегодня близнецам.

— Подождите, — пораженно выдыхаю, глядя перед собой стеклянным взглядом, — но я ничего в этом не смыслю. Я же даже не знала, что в торговом центре есть наша фирма, или какой-то ее филиал.

— Ну вот и хорошо, заодно и сама просветишься, — весело констатирует Лев.

Обернувшись смотрю на близнецов с ужасом.

— Так чем я там вам буду помогать, если сама ничего не знаю?

— Не переживай, — Алекс внезапно подается чуть вперед, и дотрагивается пальцем до моего носа, от чего я автоматически подаюсь назад, и прикрываю «поврежденную» часть лица ладонью. — Задача Ленки была ходить за нами следом, и записывать что-нибудь важное. То, что мы сами попросим ее записать. Писать-то ты надеюсь умеешь?

— Конечно умею… Но у меня даже ручки с собой нет, — лепечу я, пытаясь понять, плакать мне или радоваться, я-то уже посчитала, что близнецов больше не увижу.

— Купим, — веселится Лев, глядя на мой растерянный вид.

Устало вздохнув, киваю, а сама уже набираю номер Андрея Николаевича, чтобы сообщить ему о том, где меня весь день будет носить, но в этот момент мне приходит СМС от Вархеева, правда прочитать я ее не успеваю, потому что телефон у меня из рук выхватывает Лев.

— Эй! — пытаюсь возмутиться, и обернувшись вижу, как оба близнеца уже залипли в моем телефоне.

— Может быть вернете мне мой телефон? — еле сдерживая злость, чеканю я.

— На месте вернем, — отрывисто говорит Лев, не глядя на меня, и они оба с Алексом продолжают читать мои СМС-ки.

Какое-то время пытаюсь продырявить дырки своим злющим взглядом в близнецах, но им похоже на мое пыхтение плевать. Они даже ухом не ведут.

В итоге, из-за неудобной позы меня укачивает, и я, откинувшись на сиденье и приоткрыв окно закрываю глаза, чтобы голова прекратила кружиться.

Плевать! У меня в телефоне все равно ничего интересного нет. Редкая переписка с подругами, где они хвастаются, что у их детей первые зубы появились, или как кто-то из ребятишек срыгнул на папу, а тот скривился? Сомневаюсь, что эта информация интересная.

Мысленно успокоившись, дожидаюсь конца нашей поездки, и как только машина останавливается, сразу же выхожу.

«Мираж» — самый дорогой центр в нашем маленьком Сибирском городке. Его построили лет пять назад, мы с мамой конечно же побывали на открытии вместе с Андреем Николаевичем и Еленой Анатольевной, посмотрели на астрономические цены, и больше никогда сюда не приходили. Это место явно не для среднестатистических Россиян. Так разве что, как в музее побывать да по облизываться на то, что никогда не сможешь купить, а если и купишь, то потом месяц придется лапу до следующей зарплаты сосать.

В «Мираже» в нашем городе очень модно устраивать свадьбы, дабы удивить родственников, и залезть по самое не хочу в долги.

Никогда не понимала наших, с их желанием накормить и развлечь пол города. Моя подруга Танька, как раз устраивала свадьбу в одном из местных ресторанов. Если не ошибаюсь их тут шесть на весь торговый центр. Правда за свадьбу платили их родители, но я все равно была в шоке, когда узнала. Уж лучше бы съездили куда-нибудь отдохнуть, чем поить и кормить такую прорву народу. Танька кстати, тоже была со мной солидарна, как и ее муж, но тут решали родители, и им естественно пришлось смириться.

— Ну и, куда идем? — спрашиваю близнецов, стоящих рядом со мной и внимательно рассматривающих парковку и само огромное трехэтажное здание со стеклянными стенами.

— А что, тебе не интересно узнать, что тебе начальник написал, — смотрит на меня Лев. И взгляд его какой-то странный. На этот раз он не улыбается, и вообще, кажется хочет забраться мне под кожу. Даже поежиться захотелось.

— А чего он там мог мне интересного написать, — пожимаю плечами. — Наверное объяснил, что я сегодня с вами, — и с подозрением добавляю, — или вы меня обманули?

— Тебе твой шеф инструкции прислал, — хмыкает Алекс, глядя на меня с интересом, словно на подопытную мышь, вовремя эксперимента. — Говорит уволит и тебя и твоего покровителя — Варко, и маму твою с работы, еще и опозорив, так что она больше никогда не сможет себе ни только в этом городе работу найти, но и во всей стране, как и твой покровитель, если вздумаешь языком мелить. Просит, чтобы ты притворилась тупой курицей, и на все вопросы отвечала, что ничего не знаешь, сама еще стажером работаешь, тебя устроил мамин друг, ты там только пасьянс раскладываешь, да кофе своему непосредственному шефу носишь. И если будешь паинькой, то еще и премию получишь. Завтра Ленка тебя сменит, а ты скажешься больной, и получишь выходной за его счет.

Моя челюсть лежит где-то на асфальте…

— Врешь, — выпаливаю с негодованием.

И забрав телефон из рук Льва, прикрываю рот ладонью от удивления, чтобы подавить собственный рев возмущения, потому что Алекс мне сказал правду.

Подняв голову, перевожу взгляд то на Льва, то на Алекса, пытаясь найти ответ в их лицах. Однако мужчины, не спешат мне что-либо объяснять. Но задавать вслух глупых вопросов не решаюсь. Потому что спустя несколько мгновений, после шока мой мозг запускает мыслительный процесс. И первое, что приходит в мою несчастную головушку, так это то, что отец Ленки, это совсем не Ленка. И если я вчера отнеслась со скептицизмом к ее угрозам, решив, что она просто берет меня на понт, то вот эта угроза от ее отца, уже совсем не понт, а именно предупреждение. Потому что я прекрасно знаю кто он такой, и то, что вполне в его силах все угрозы притворить в жизнь.

Андрей Николаевич не раз вскользь упоминал на каких-нибудь семейных праздниках, когда позволял себе расслабиться и выпить, о том, какой хитрый и подлый жук наш начальник. И становиться его врагом, он бы ни за что на свете не хотел. И еще то, что он умудрился вместе со своей женой заиметь в нашем городе очень влиятельные знакомства.

Почувствовав неприятную горечь на языке, пытаюсь сглотнуть. Но у меня что-то совсем ничего не получается.

— Думаю нам надо обсудить наши дальнейшие планы, — хмыкнув, Алекс берет меня за руку и куда-то тащит, отвлекая от безрадостных мыслей.

Рядом с торговым центром, создали небольшой уютный парк, с фонтаном посредине и скамейками. Вот в этот парк меня и заводят мужчины.

И пользуясь тем, что сейчас раннее утро, усаживают на пустую скамеечку, а сами садятся по разные стороны, да еще и так близко, что у меня такое ощущение, будто я в капкан попала, видимо, чтобы я не вздумала бежать.

— И так, Светик, рассказывай, — с улыбкой голодного аллигатора, начинает свой допрос Лев.

— О чем? — поворачиваюсь к мужчине и смотрю на него с неподдельным удивлением.

Я и правда не знаю, чего ему рассказывать.

— Обо всем, — ухмыляется он.

— С чего это? — приподнимаю свою бровь.

Ну а что, я тоже так умею в университете научилась, у нас там все девочки бровку одну всегда приподнимали, как истинные леди.

— А с того Светик ты наш, семицветик, — слышу вкрадчивый голос Алекса, и тут же поворачиваю к нему голову, — что если не расскажешь по-хорошему, то мы можем и по-плохому спросить.

— Пытать будете? — нервно хмыкаю я.

— Нет, что ж мы звери какие? — без какого-либо намека на улыбку говорит он совершенно безэмоциональным голосом. — Но поверь, те угрозы, что написал твой начальник тебе, мы вполне способны осуществить, — он делает эффектную паузу, видимо, чтобы я прониклась моментом, и добавляет, понизив голос: — и даже больше.

Верю. От чего же не поверить, особенно когда на тебя смотрят, как на червячка, который так некстати оказался в яблоке.

Мда, от таких вымораживающих душу взглядов и разговоров быстро с облачков ванильных слетаешь на грешную землю. И это чудовище мне понравилось? Да боже упаси! Мысленно крещусь несколько раз, что он мне вовремя показал свое лицо. Одно радует, завтра я их не увижу, и буду отдыхать, а заодно лечить свои нервы. Напьюсь для храбрости, и в клуб пойду, искать себе партнера на ночь, чтобы срочно лишал девственности. Хоть перед смертью узнаю, что такое секс с мужчиной.

А затем состряпав испуганную мордашку, часто-часто киваю. Но мне, в принципе, особо и притворяться не пришлось, я и так напугалась, до такой степени, что даже в туалет захотелось. Сильно.

Знаю, врагам нельзя показывать свой страх, мне Федька много раз об этом говорил, но сейчас похоже не тот случай, чтобы строить из себя боевого хомячка. Моя интуиция редко меня подводила, вот и сейчас она включила красную сирену на полную мощность.

— И, мы ждем твой рассказ, — чуть качнувшись в мою сторону, говорит Алекс.

— Ааа, — немного теряюсь я, шарахнувшись от мужчины назад, и совсем забыв о том, что с другой стороны сидит еще один… аллигатор, который тут же, дает о себе знать, положив свою наглую лапу мне на талию. И чуть придвинув к себе, так, что я чувствую спиной его тело, шепчет на ухо:

— Светик, можешь так на мне и лежать, я не против.

— Зато я против! — вспыхнув, возмущенно шиплю сквозь зубы и пытаюсь вырваться из загребущих рук мужчины.

— Да ладно, цветочек, — продолжает нашептывать этот изверг, не давая мне вырваться из своих объятий, — мы же вместе ночь провели, в одной постели. Считай уже свои, чего ты стесняешься?

— Вы же обещали, что не сделаете ничего против моей воли! — выпаливаю я, стараясь вырываться из рук Льва, но только еще сильнее раззадориваю мужчину. В итоге, он затаскивает меня к себе на колени, и полностью обнимает уже за талию и плечо, так, что я даже вырываться не могу, и беспомощно барахтаюсь в его стальных объятиях.

— Лев, не пугай девушку, — скучающим тоном говорит Алекс, и уже более жестко добавляет: — отпусти ее.

Недовольно скривившись, этот гад, все же умудряется напоследок меня чмокнуть в кончик носа, и отпускает.

Я отпрыгиваю от мужчины в сторону, как от чумного и уже поворачиваюсь, чтобы трусливо бросится в бегство, но безэмоциональный голос второго близнеца, меня останавливает:

— Ты же не думаешь, что сможешь от нас убежать?

Поджимаю губы, и смотрю на струи воды, разбрызгивающиеся из странной фигурной композиции внутри фонтана.

— Не думаю, — бурчу, понимая, всю абсурдность такого поступка. Сбежать от этих двоих мне точно не получится, сомневаюсь, что они не знают, моего домашнего адреса. — Задавайте свои вопросы, и закончим уже с этим фарсом.

— Хорошо, — удовлетворенно вздохнув, Алекс откидывается на лавочку, и закинув ногу на ногу, начинает свой допрос: — начни с того момента, когда Ленка тебе о нас рассказала.

— Ладно, — глубоко вздыхаю, и начинаю свой рассказ: — Вчера утром Лена позвала меня на двойное свидание, коротко рассказав о том, что вы сыновья главного акционера нашей компании. До этого я не особо интересовалась Московским начальством, поэтому о вашей фамилии и о вашем существовании узнала впервые. Я согласилась. Все.

Скромненько опускаю глазки в пол, точнее в асфальт.

— И это все? — с удивлением переспрашивает Лев.

— Все, а что еще? — пожимаю плечами, стараясь смотреть на мужчину самым честным взглядом.

Андрей Николаевич всегда меня учил говорить правду. Но только такую, которая выгодна только лишь мне. Поэтому о своих эмоциях, эмоциях Ленки, оценки ситуации в целом, а также о собственных догадках, я распространяться не собираюсь. Не на ту напали!

— А какие инструкции тебе дала твоя подруга? — этот вопрос задал Алекс.

— Никаких, — опять пожимаю плечами. — Свидание двойное, да и все. Какие могут быть инструкции?

И мысленно добавляю — может она и давала мне какие-то инструкции, но это же Ленка? У нее постоянно рот не закрывается, мелет всякую чушь, я ее и не слушаю толком никогда, блондинка, что с нее взять?

Оба близнеца практически одновременно хмыкают. Я же так и продолжаю буравить взглядом асфальт, переминаясь с ноги на ногу, и чувствуя своим пучком на голове, как начинает припекать утреннее солнышко.

— Ладно, — коротко выдыхает Лев. — А что за тайны? О чем переживал твой начальник?

— Да, я вообще понятия не имею, о чем он говорил, — вскидываю раздраженный взгляд на мужчин, чтобы во-первых — показать, свои эмоции по этому поводу, ну, а во-вторых — оценить эмоции мужчин, но тут же понимаю всю тщетность моих попыток, потому что про таких обычно говорят «покерфэйс», то есть фиг его знает, о чем они думают. — Я в фирме всего год проработала, сразу после университета устроилась. Вы что думаете мне доверяют какие-то тайны, что ли? Максимум чем я занимаюсь, так это помогаю моему непосредственному начальнику — главному юристу Варко Андрею Николаевичу, с оформлением уже готовых документов. Моя задача вносить какие-то правки, по его рекомендациям, и стандартные договора распечатывать, внеся туда нужные реквизиты, если потребуется. И да, я действительно иногда делаю ему кофе. Мне это совершенно не сложно, особенно учитывая то, что он помог мне с трудоустройством.

— Ну надо же, как все гладко у тебя выходит, — тянет Алекс и недобро прищуривается.

Сложив руки на груди приподнимаю подбородок.

— Я не понимаю, чего вы от меня хотите? — чеканю с раздражением. — Я никто! Я мелкая сошка! Протеже! Только-только пришла работать в фирму! И вы думаете, что кто-то мне будет что-то серьезное рассказывать? Зачем им это нужно вообще?

— Может потому что ты родная дочь Андрея Николаевича? — ухмыляется Лев.

У меня рот раскрывается от удивления, а левый глаз непроизвольно дергается.

— Господи! — я всплескиваю руками, неужели и от близнецов я должна выслушивать этот бред? — И до вас эти глупые сплетни дошли? Вы хоть знаете, что мы с мамой приехали в этот город, когда мне исполнилось три месяца, а до этого моя мама жила несколько лет в Москве? Да Андрей Николаевич, даже если бы очень сильно захотел, ну никак не смог бы стать моим отцом! И это не учитывая того, что он обожает свою жену, и я никогда в жизни не видела и не замечала, что он ей изменяет! Моя мама дружит с его женой — Лилией Марковной много лет! Это она за меня попросила своего мужа. Ему как раз нужна была помощница. Прошлая уволилась и переехала жить в другой город. Вот он меня и взял по знакомству.

Какое-то время оба близнеца буравят меня своими странными взглядами и молча переваривают информацию, что я им выдала.

Первым отмирает Алекс.

— Хорошо, допустим, — он подается чуть вперед. — А как насчет твоих дальнейших действий? Что ты собираешься делать дальше?

— В каком смысле? — хмуро смотрю на мужчину. — Работать, жить, как жила раньше. Что я могу еще делать?

Если честно эти вопросы меня уже начинают смешить. Какая-то бредовая ситуация. Один отправляет мне какую-то глупую СМС-ку, эти двое меня допрашивают, словно я преступление совершила.

— То есть, если ты что-то узнаешь, то нам не расскажешь, так? — по-своему понимает мой ответ Лев.

Нет, ну это уже слишком.

— Так, — вздыхаю я, чтобы не расхохотаться уже в голос, потому что близнецы одаривают меня такими серьезными взглядами, что хихикать как-то в данный момент будет неуместно. — Вы что каких-то шпионских фильмов или боевиков обсмотрелись? Какие тайны, а самое главное зачем кому-то со мной ими делиться? Что это вообще за разговор такой? Если это какие-то ваши личные мужские разборки, то меня точно не стоит в них вмешивать. На этом все! Больше мне добавить нечего!

Мужчины отводят свои глаза в сторону явно смутившись от моих слов.

А затем близнецы, не сговариваясь, слажено поднимаются с лавки, и подойдя ко мне, берут под руки, и куда-то начинает тянуть.

— Куда? — ошалев от такой наглости спрашиваю не сразу, а уже, когда мы выходим из мини-парка.

— Куда-куда, — как-то зловеще улыбается Лев, продолжая уверено шагать ко входу в торговый центр. — Работать.

Эээ… Ну ладно…

Мысленно выдохнув, пытаюсь осторожно освободиться от захвата, и мужчины меня отпускают.

Что-то подозрительно.

Слишком быстро они от меня отстали… Но с другой стороны, может это я себя накручиваю, и они меня просто на «понт» брали? Проверка какая-нибудь? Интересно я ее прошла или нет?

Ох… скорее бы этот день закончился.