Позади, осталась земля драконов, а впереди была новая жизнь и новая необитаемая территория. Теперь уже официально числящаяся за караксами.

Мы стояли с Крисом на корабле и плыли в неизвестное будущее, вместе с еще сотнями разумных таких же желающих покинуть земли драконов. Мы отплывали с последними переселенцами, первые несколько сотен кораблей отплыли и даже уже добрались до континента несколько месяцев назад.

Удивительно, но и нашлись драконы желающие уйти вместе с караксами. Были и даже союзы, такие же, как наш с Крисом, всего две пары. И люди, конечно же, куда же без них. Вместе с нами отплывали почти все те, кто жил в доме Кирода. Эдвин, горничные, повара, мастеровые.

Свадьба у нас с Крисом тоже была, правда слишком какая-то нервная и напряженная.

Мы шли рука об руку вдоль длинного коридора из наших поданных. С одной стороны драконы, с другой караксы.

Мы шли к статуям двух богов близнецов — Лерузуса и Асидуса.

Драконы и караксы, как по команде вставали на колени, когда мы с Крисом приближались. Драконы демонстративно смотрели на меня, а караксы не знаю, наверное, на нас обоих. Я старалась как можно выше поднимать подбородок и не обращать внимания. Со скрипом, но все же пришлось соглашаться на весь этот фарс устроенный древними, только ради спокойствия всей нации. Крису вообще было все равно. Он спросил: «Хочу ли я этого?», я ответила: «Пусть будет, мне не жалко». Хотят они видеть меня в алом королевском, значит, буду в алом.

Самое странное, что когда мы, порезав себе ладони, взялись за руки и каждый положил руки на статуи богов, то те почему-то вспыхнули ярким светом. А по толпе прошел восхищенный вздох.

Когда мы с Крисом развернулись и сели в два тронных кресла, что поставили нам рядом со статуями, то все поданные смотрели на нас, словно это мы и есть эти самые боги.

Я сначала за переживала по этому поводу, все же когда вокруг все считают, что ты миссия, то это начинает нервировать. Но чувствуя молчаливую поддержку Криса, и его теплый взгляд, махнула мысленно рукой, и успокоилась. Если им так спокойнее пусть думают, что хотят.

На самом деле, как мы потом узнали такого ритуала никогда не было, и его наспех придумали в совете драконов и приспешники отца Криспина — древние караксы. Они и сами не ожидали увидеть подобного эффекта. Только лишь хотели, чтобы хоть как-то успокоилась общественность. Удивительно, но эти древние драконы и караксы, как ни в чем не бывало, вполне себе спокойно пообщались и после этого все караксы смогли вернуть себе души. Нельзя конечно утверждать, что абсолютно все, возможно кто-то из драконов и прятал свои игрушки, некоторых даже приходилось отбирать силой.

Еще были бесконечные дебаты, о возвращении меня драконам. Некоторые вообще считали, что я у караксов нахожусь в заложницах. Наверное, этот слух пустили специально. Но стоило Крису пару раз показать силу своей магии, все мгновенно успокаивались.

А мне каждый раз приходилось хватать его за руку, чтобы он не убивал всех с подряд.

Крис изменился…

Говорил он с огромным трудом, будто преодолевая какую-то преграду каждый раз. А еще меня не отпускал ни на шаг от себя. Все время заглядывал в глаза, словно боясь там увидеть, что-то не то. А потом вздыхал с облегчением и целовал, так что ноги подгибались от счастья.

Мы прожили целый месяц, как дикие звери на той скале в пещере. Охотились, купались в лесных озерах, летали, а ночами занимались умопомрачительным сексом. У нас даже одежды никакой не было. Я была голой, Крис свою всю разорвал, когда нашел меня, так как не смог обратиться правильно, чтобы одежду не испортить.

Единственное, до чего мы не докатились с Крисом, так это до того, чтобы есть сырое мясо. Хотя я была не против, но Крис почему-то всегда заставлял меня разводить костер. Магия огня с каждым днем давалась мне лучше и лучше.

О том, что случилось в том подвале, Крис сказал кратко: «Все мертвы». А я больше не стала задавать вопросов, так как все еще иногда просыпалась в страхе, что все это сон и я до сих пор нахожусь там в том подвале, или же просто сошла с ума после пыток и живу в своем прекрасном сне. Но обнимая и целуя Криса, и чувствуя его сильные руки и нежные успокаивающие поцелуи, все же удостоверялась, что нет, это не сон, это явь и я жива, и Крис со мной рядом.

Но возвращаться все же пришлось. У нас ведь были не только мечты, но еще и обязанности.

Я смотрела на красный круг, уходящий за горизонт, и казалось, что вот-вот и вода вспенится и зашипит, когда он погрузится в воду. Но вместо этого, вода мерцала красно-желтыми бликами, выстраивая длинную дорогу до горизонта — наш с Крисом путь в новую жизнь.