Ночью я никак не могла найти себе места. Выспалась за весь день, и вот результат — бессонница и мысли, мысли, мысли, не дающие покоя, и не совсем правильные, точнее сказать, совсем неправильные. Хочется вырваться из этой квартиры, убежать как можно дальше. Плюнуть на все, и ехать спасать близнецов от полубогини. Меня так сильно тянуло к ним, что я несколько раз порывалась разбудить Женю, чтобы попрощаться с ним, вызвать такси и мчатся на вокзал. Но каждый раз я останавливала себя, понимая, что это глупость. Если и ехать, то домой, и конечно же после того, как сделаю справку, и завершу все дела с деканатом.

Я всегда была очень ответственной в этом плане. Тем более, что учеба для меня очень важна. Не скрою, беременность сильно спутала мне карты. Как минимум, до тех пор, пока ребенок не подрастет, я не смогу добиться того, о чем мечтала.

Но с другой стороны, ведь изначально я хотела доказать маме, что способна быть не только картинкой или вешалкой для одежды, но и личностью? Диплом бакалавра у меня и так уже есть, не красный, к сожалению (спасибо физруку), но отметки тоже неплохие, что дает мне право быть или менеджером среднего звена или бухгалтером на предприятии. Практика тоже имеется. Благо в Москве я подрабатывала в разных местах и научилась очень многому, даже налоговые декларации одному мелкому «ипэшнику» заполняла за небольшую сумму. В моем городе этого вполне достаточно, чтобы устроиться на более-менее нормальную работу и постепенно продвигаться по карьерной лестнице.

Потом взять пару кредитов, на квартиру с машиной, и дожидаться старости и внуков.

Да, я не слишком амбициозна, особенно, когда понимаю, что в принципе добилась того, чего хотела.

И думается мне, что именно эти скучные и не слишком оптимистичные мысли должны занимать мою дурную голову, а не лес, междумирье, и два невероятно сексуальных и притягательных самца, томящихся в плену у больной стервы. Или больна все же я?

Уснуть я смогла, только под утро, и конечно же всего один час сна перед посещением клиники, не очень хорошо сказался на моем настроении и внешнем виде.

Если честно, то думала, что Темников не сдержится, и все же заставит меня привести себя в порядок: одеть вместо потертых обрезанных до колена джинсов и широкой футболки с красной надписью на груди и спине «Ненавижу ДОМ-2», и накрасить моську, например. Я даже видела, как он порывался мне, что-то сказать за завтраком, но увидев мой не слишком дружелюбный взгляд, промолчал.

Ну надо же, а в университете каждый раз не забывался проходиться по моей внешности. Ни один день не обходился, без его острых шуточек. И только в последний год, когда я перестала реагировать на его подколки, прекратил меня доставать. И весь четвертый год учебы, я вообще практически не замечала его. Думала, что он и в поход не поедет, а нет, он неожиданно согласился. Я тогда была сильно удивлена. Все наши мажорики скривили свои моськи, когда я подходила к ним с предложением. И мне даже показалось, что если бы не Темников, который неожиданно согласился, то в поход поехало бы гораздо меньше народу. Он ведь у нас на курсе был вроде негласного лидера.

В поликлинике, которая больше всего смахивала на пятизвездочный отель, встречающая нас медсестра все же не смогла сдержать удивления и брезгливости во взгляде. Но через мгновение опомнилась, и расплылась в подобострастной улыбке перед Женей, само-собой, не передо мной же?

Мда… не так я представляла себе обследование в клинике, даже в платной. Потому что обследовали меня вдоль и поперек. Крови выкачали не меньше литра. Шучу, меньше конечно же, иначе я давно бы коньки отбросила, но все равно очень много.

Ну и УЗИ, само собой. Хотя не понимаю, для чего его делать на таких ранних сроках? Именно этот вопрос я и задала врачу, когда она надевала презерватив на транс-вагинальный датчик.

— Просто потому что у нас самое новое и продвинутое оборудование, и мы даже на таких маленьких сроках способны рассмотреть эмбрион. А бесплатные поликлиники оснащены старыми оборудованием, — ответила мне женщина с мягкой улыбкой на лице. А затем, повернув ко мне монитор, с торжественностью в голосе произнесла: — Поздравляю мамочка! У вас будет двойня!

Она ткнула пальцем на две маленькие точки на мониторе.

Вышла я из кабинета УЗИ оглушенная. Один ребенок — это хорошо, но два? В среднем, на то, чтобы вырастить одного ребенка до двух-трех лет, то есть до садика, по моим подсчетам мне потребуется — кроватка, коляска, ванночка, комплекты белья, одежды, памперсы, и прочее-прочее-прочее, так можно перечислять до бесконечности. Ведь все зависит еще и от здоровья ребенка, и моего собственного. А теперь всё это нужно в двойне. Две кроватки, две коляски, ладно, ванночка одна, бог с ней. А одежда? Всё по два комплекта.

Эээ….что же скажут родители? Захотят ли они мне помогать?

Как я выживать с двумя детьми одна буду? А если садик вовремя не дадут?

Сразу вспомнилась моя одноклассница, с которой мы иногда переписываемся в социальных сетях. Она забеременела еще, когда мы в школе учились, и замуж выскочила в семнадцать лет. Садик ей вовремя не дали, а работу, что она нашла терять не хотелось. И поэтому ей приходилось всю свою зарплату отдавать на частный детский сад. Благо муж работал и денег на жизнь хватало. А у меня-то мужа нет… Только родители. И то, мало ли что взбредет им в голову. У мамы очень непростой характер. А отец всегда делает то, что говорит она.

Возникла мысль начать искать работу уже сейчас, чтобы постепенно покупать «б/у» вещи для детей через интернет. Но вот проблема, кому нужна беременная работница? Если только к маме идти, но мне, откровенно говоря, не хотелось с ней работать и от неё зависеть. Хоть мы и помирились с ней, но я знаю, как она порой бывает невыносима, и обязательно меня допечет.

От тяжелых мыслей стало не по себе. Заболела голова, и вновь затошнило. Я дошла до ближайшего кресла в коридоре и села в него, чтобы перевести дыхание.

Вот и как я буду работать с таким сильным токсикозом?

На душе стало тоскливо. Да еще и усталость сильная навалилась, сказалась бессонная ночь и бесконечные метания. В общем, все прелести жизни.

Откинувшись на спинку кресла, я прикрыла глаза, чтобы унять хоть немного тошноту.

— Вера? Что-то случилось? — услышала я голос однокурсника. — Опять токсикоз?

Открыв глаза, я увидела, что, Женя сидит возле меня на корточках и с тревогой рассматривает моё лицо.

— Ты что тут делаешь? Я думала ты уехал? — с удивлением спросила я его.

— Я ждал тебя внизу, — как ни в чем не бывало ответил Женя.

Мои брови поползли вверх от удивления.

— Меня? Зачем? Тебе разве работать не надо?

— Что значит зачем? Я за тебя отвечаю. Ты мне не безразлична, в конце концов. Я же говорил и не раз, что люблю тебя!

Я нахмурилась и уже хотела сказать Жене, что не могу ответить на его чувства, и вообще пора завязывать с этой блажью, пошутили и хватит, но он меня прервал, задав другой вопрос.

— Что на УЗИ, уже определили пол ребенка?

Его вопрос меня сбил с толку, и когда я поняла его смысл, то не смогла сдержать нервного смешка.

— Какой пол, ты что? Я беременна всего чуть больше недели. Зато меня оглушили новостью — у меня будет двойня!

Стоило мне сказать об этом, как взгляд мужчины загорелся неподдельной радостью.

— Ух ты! Вот здорово! Поздравляю! — воскликнул он на весь коридор, и полез ко мне обниматься.

Пока этот странный парень тискал меня в своих объятиях, я слегка прифигела. Интересно чему это он так радуется? Не у него же двойня будет… В голове возникла язвительная мысль: «А может потому и радуется, что не у него?»

Похлопала однокурсника по спине, и уперлась ладонями в его плечи, намекая на то, что я, как бы приняла его поздравления, и хватит уже обниматься. А этот гад вцепился в меня клещом, еще и зарылся в мои волосы пальцами, и начал с шумом вдыхать мой запах, так будто ему кислорода до этого не хватало, и теперь он пытается вдохнуть его, как можно глубже.

Всем своим нутром я ощутила, терпкий запах возбуждения — мускус, смешанный с незнакомыми цветочными нотками… не моего, совсем не моего.

— Как же божественно ты пахнешь, — пробормотал мужчина, а его тело начало охватывать мелкой дрожью.

От этих слов, и реакции Жени на меня, я всерьез начала от него отбиваться.

— Темников! Отцепись от меня! — тихо, но зло зашипела я, пытаясь выбраться из объятий наглого однокурсника.

Этот засранец еще сильнее стиснул меня, что я уже хотела пнуть его, как следует по ноге. Но видимо почувствовав, что перегибает палку, резко разжал свои объятия и отстранившись от меня встал на ноги.

— Да я тебе сейчас врежу! — поднялась я следом, и уже хотела напасть на наглеца, но он со смехом бросился от меня бежать.

Я бы тоже рванула за ним, но меня резко повело, и я с размаху плюхнулась обратно в кресло.

— Жди здесь Старцева, я за справкой, потом тебя заберу, — крикнул мужчина с другого конца пустынного коридора и хлопнул дверью.

Мне оставалось, лишь тихо беситься, и радоваться, что в платной клинике не очень много пациентов, и эту сцену никто не видел.

Он вернулся минут через десять, когда я уже смогла немного успокоиться, и не пыхтеть слишком громко.

— Твои документы готовы, — помахал он передо мной справкой. И когда я хотела у него её забрать, как он тут же убрал ее к себе в карман и с участием в голосе спросил: — Ты как? Идти сможешь? Или тебя на руках лучше понести?

— Отдай мне справку лучше, и я не инвалид, — буркнула недовольно я, вставая с кресла, и прислушиваясь к собственному организму. Вроде больше не штормило.

— Зачем? Всё равно вместе сейчас в деканат поедем. Да и судя по твоему виду, тебе скорее всего придется посидеть в машине и подождать меня, — пожал плечами Женя, и подхватив меня под руку повел на выход.

Пришлось промолчать, так как Темников был прав. Я опять чувствовала себя паршиво, и не представляла, как я доберусь до пятого этажа, где как раз и был расположен деканат.

Как и предвидел Женя в машине меня опять развезло, что я к концу поездки, не то, что идти в деканат, я даже голову не могла поднять.

Темников не упустил возможности, чмокнуть меня в щеку, пока снимал мою чумную голову со своих колен, и ушел сам заниматься моим отпуском.

Через пятнадцать минут, когда я смогла выбраться уже из машины и намеревалась идти вслед за мужчиной, он появился сам.

Мысленно сказала спасибо всем богам, что в это время университет пустовал и никого знакомых мы не встретили, а то представляю какие бы сплетни пошли. Мне же наши красавицы потом наверняка бы допрос с пристрастием устроили, о том, как я умудрилась заинтересовать Женю, что он для меня за справками в деканат бегает. На него, кстати, все наши девчонки с курса сильно вешались. И дело даже не в наличии шикарной дорогущей машины ВИП-класса, и не менее дорогих брендовых шмоток, дело — в самом мужчине. Он очень симпатичный, с правильными чертами лица, можно было бы даже назвать его смазливым, если бы не тяжелый подбородок и, порой, очень неприятный взгляд, пробирающий до печёнок, эдакого опасного хищника. Фигура у него, тоже шикарная — высокий, худощавый, жилистый. Походка всегда тягучая и немного ленивая. Не знаю почему, но мне он по своим повадкам напомнил черного леопарда. Возможно из-за черных крупных кошек, статуи которых стоят по всему его дому. А может это просто подсознательная ассоциация.

За четыре года знакомства с этим мужчиной, я узнала, что он очень опасен, хитер и силен. Умеет маскироваться под веселого компанейского простачка, но я сразу поняла, что такому лучше в зубы не попадать и стараться дорогу не переходить. Перекусит в два счета и не заметит. Я уверена, что он наверняка серьезно занимается каким-нибудь боевым искусством, и не для дешёвого шоу, чтобы ногами да руками красиво помахать, и покичиться перед девчонками, да напугать неопытного противника, а настоящим, опасным, возможно даже смертельным. Как-то нечаянно стала свидетелем быстрой драки между ним и незнакомым старшекурсником. Увидела, что Темников вырубил его одним ударом, но, что было дальше не стала смотреть и поспешила уйти. Не хватало, чтобы меня увидели там. Мало ли, что они не поделили? По университету ходили разные темные личности и торговали наркотиками, лезть в подобные разборки было чревато лишится не только здоровья, но и жизни.

С его внешностью, Женю бы без проблем взяли в модельный бизнес. Да и сам по себе он очень интересный, веселый и, как ни странно умный и эрудированный, потому что учится очень хорошо, и преподаватели его за это уважают.

В принципе, посмотреть есть на что. И я тоже, когда только увидела его, и он еще не успел раскрыть своего рта, была им очарована. Однако бесконечные подколки и придирки на протяжении нескольких лет, полностью охладили мой интерес к мужчине.

Подойдя ко мне, Темников помахал у меня пред носом документом.

— Пляши, Старцева!

Я лишь угрюмо кивнула, и тихо сказала:

— Спасибо. А теперь поехали за моими вещами, и мою тошнотворную тушку ты не увидишь больше никогда, потому что потом я сразу же вызову такси и отчалю домой, а доучиваться буду скорее всего уже заочно.

Взгляд Жени вмиг похолодел. Он весь подобрался, словно хищник перед броском, а улыбка превратилась чуть ли не в оскал.

— И это твое спасибо Старцева, за то, что я для тебя сделал? — вдруг зло прошипел он мне в лицо, что я автоматически сделала шаг назад и от удивления и такой резкой смены настроения этого психа, даже рот приоткрыла. А затем разозлилась, на свою реакцию, да и на слова однокурсника. Видимо он опять вспомнил старое, и решил вновь показать свою гнилую натуру.

— Ты что Темников, с дуба рухнул, что ли? — произнесла я, еле сдерживаясь, чтобы не треснуть ему по лицу. — Или совсем берега попутал? Я вроде не напрашивалась, ты сам слезно умолял, и в любви мне неземной признавался, а теперь еще и предъявлять что-то будешь? — Затем я вдруг поняла, что опять реагирую на этого козла, и это очень плохо, потому что еще год назад дала себе зарок, стараться вообще не спорить с ним и держаться, как можно дальше. Поэтому выдохнула и уже спокойнее ответила: — Если я тебе что-то должна, напиши мне на бумаге, клянусь, что верну каждую затраченную на меня копейку.

Женя сразу же выставил руки вперед в примирительном жесте, а на его лице опять появилась улыбка, правда она не затрагивала его холодных глаз.

— Эй-эй, не кипятись Старцева, ты что? Я же просто пошутил.

Я смерила этого шутника долгим изучающим взглядом.

— Ладно тебе, — махнул он рукой и отвел свой взгляд, — я просто немного повздорил с секретаршей в деканате, вот и разозлился. Ну бывает со всеми, чего ты сразу в бутылку лезешь?

— Это я-то в бутылку лезу? — я даже воздухом поперхнулась от такой наглости.

— Так, давай все разногласия дома решим, — засуетился этот гад, и обогнув меня, открыл дверь машины. — Не будем же мы тут цирк устраивать на улице, и выяснять у кого яйца больше? Все равно все знают, что у меня. — И он хихикнул и подмигнул мне.

Я прищурилась, откровенно говоря после такого выпада вот никак не хотелось никуда с ним ехать, да и смеяться над его плоскими похабными шуточкам — тоже.

— Вер, ты что? Тут собралась остаться, тебе вещи твои не нужны? — уже серьезным тоном спросил мужчина, наконец-то прекратив улыбаться.

— Нужны конечно, — недовольно пробурчала я, вспомнив, что дома у меня остались еще и деньги на обратную дорогу. За счет этого козла я точно не полечу. Да и вообще… я, пожалуй, на поезде поеду, чтобы заскочить по дороге в одно место, только перед этим куплю компас и карту местности, да и едой запасусь, чтобы опять не заблудиться, да от голода не помереть.

Мысленно за несколько мгновений разложив по полочкам свои планы, я впервые за эти дни ощутила спокойствие и даже предвкушение, а самое главное чувство правильности.

Не глядя на Женю, и уже позабыв о нашей перебранке, села в машину. А чего мне об этом помнить? Раньше мы с ним так на каждой перемене пикировались и словечки покрепче употребляли.

В который раз Темников просто подтвердил извечную теорию — люди не меняются. Они могут одевать на время маску, притворяться ради какой-то своей выгоды. Этому небось вздумалось со мной переспать или чего доброго с кем-нибудь из друзей поспорил, что затащит меня в койку. А я же знаю, для таких, как Темников, разыграть девушку в карты, это, как в магазин за хлебушком сходить. У нас многие девчонки так попадались, потом рыдали, что их бросили, да еще и фотографии или видео где-нибудь в интернете свои находили. Вот и Темников наверняка затеял какую-нибудь гадость, от которой век не отмоюсь. Потому что на внезапно вспыхнувшие чувства, я точно никогда и ни за что не поведусь. И хорошо, что его натура вовремя проявилась, а то у меня уже стали закрадываться крамольные мыслишки, будто он повзрослел и стал нормальным человеком, а не мудаком.

Всю дорогу мы ехали молча. Темников упорно смотрел в экран своего сотового, и с кем-то переписывался, тыкая пальцами по сенсорной панели, а я смотрела в окно. Благо, что меня опять не мутило, а то я бы себя уважать перестала, если бы вновь прилегла на колени к однокурснику.

Хватит с меня! Надо валить из этого душного и грязного города и подальше от этого психа, а то чувствую выставит потом мне счет, ввек не рассчитаюсь!

И даже, если я никого не найду в том лесу, всё равно не огорчусь. Зато хоть свежим воздухом подышу, да и отходить далеко в чащу я не планирую. Может даже с кем-нибудь из местных договорюсь, чтобы проводили или безопасный маршрут по карте показали. Притворюсь туристкой, или юной натуралисткой, в общем, придумаю что-нибудь!

Поймала себя на том, что мысли о возвращении в тайгу приносили успокоение в сердце и я даже чувствовать стала себя лучше. Тошнота почти прошла, и голова не кружилась, хоть еще и была немного тяжелой. Сложилось ощущение, будто мой организм до этого восстал против меня, и таким образом заставлял вернуться к близнецам.

Когда вышли из машины Женя начал вести себя немного странно. Бесконечно оглядывался по сторонам, будто высматривая кого-то, и упорно подгонял меня на пути к его квартире. Он был сильно напряжен ровно до того момента, пока не закрылись двери лифта. Только тогда я заметила, что мужчина выдохнул и встал в более расслабленной позе.

— Слушай, если ты торопишься куда-то, так ты иди, я тебя не задерживаю, я сама до вокзала доберусь, — сказала я, когда мы уже вошли в квартиру, а Темников закрывал дверь, тыкая пальцами по сенсорной панели навороченного замка.

Ей богу, словно сейф закрывает каждый раз. Хотя с его хоромами и всеми этими статуэтками я бы тоже побаивалась за свое имущество.

— И зачем же тебе на вокзал? — вдруг спросил однокурсник, обернувшись, и в его голосе прорезались настораживающие металлические нотки.

— Домой поеду, зачем же еще? — с удивлением ответила я, не понимая, что за шлея ему под хвост сегодня попала.

Женя пристально разглядывал моё лицо какое-то время. Мы оба замерли в коридоре, нас разделяло пару шагов, так как я ждала, пока он закроет дверь. Все же ходить одной по его квартире мне не хотелось. Я же в гостях, а не у себя дома.

— Ты не хочешь задержаться на несколько дней? — медленно спросил он. — Мы бы развеялись, сходили куда-нибудь вместе. В клуб, театр, кино… В Москве много разных интересных мест.

У меня за сегодняшний день опять брови поползли вверх, скоро похоже переедут на лоб.

— Темников, даже если я, на минуточку, терпеть не могу ходить по разным увеселительным заведениям, ты что не видел в каком я состоянии? Я беременна! Меня мутит через каждые два шага в сторону улицы. Да я уже замоталась молиться богу унитазов! — я перевела дыхание и прищурилась, глядя на угрюмо молчащего мужчину, а затем добавив своему тону как можно больше ядовитых ноток, немного наклонилась вперед и тихим тоном закончила: — Да и не уверена я, что смогу потом расплатиться за эти прогулочки по городу, как бы кредит в банке не пришлось брать, когда ты мне счет выставишь.

— То есть ты окончательно решила уехать? — спросил он деловым тоном.

Я хмыкнула, и криво улыбнулась.

— Женя, вообще-то я сюда собиралась на пару дней, чтобы сделать себе справку, если ты не помнишь, то я могу тебе напомнить наш разговор дома у родителей. И вообще, мне этот разговор глухого со слепым уже надоел, верни мне мои документы, я схожу за сумкой с вещами и пойду на метро. Но была бы очень счастлива, если бы ты дал мне свой компьютер, и я смогла бы купить себе через интернет билет на поезд. Но если тебе сложно это сделать, то тогда не стоит!

Я выставила правую руку вперед ладонью вверх.

— Документы Женя, — помахала я рукой перед его носом.

Темников, не глядя на мою руку медленно выдохнул и так же медленно, сквозь зубы ответил:

— Понимаешь Вера… Я не могу отпустить свою беременную жену, да еще и в таком плачевном состоянии, в другой город.

Я вытаращилась на него с удивлением. Так он оказывается женат? Интересно, и где он все это время свою жену прятал от меня, и какого черта вообще притащил в Москву?

— Ну и не отпускай, — пожала я плечами. — Я-то тут причем?

— Вера, вообще-то моя жена — это ты. И это именно тебя я никуда не собираюсь отпускать. Потому что очень сильно переживаю за твое не только физическое, но и психическое здоровье.