Сарид очнулся в холодном поту, толком не понимая где вообще находится. Ведь вроде бы был на поляне, и злился на свою сестру Эю, потому что она никак не желала воспринимать его в серьез. Да ещё и не хотела быть его женой. И из-за этого он решил сделать ей больно, но не физически, а как всегда эмоционально, достать сестру физически всегда было очень сложно, она хоть и была его слабее, но зато на много быстрее. А вот Ия… Эта глупая дурочка вечно увивалась за ним хвостиком, мешаясь под ногами, вот её достать на много проще! И он ликовал, увидев растерянный взгляд сестры, когда она услышала визг своей любимой подружки! Ведь, теперь она-то уж точно будет воспринимать его всерьез!

А потом… Потом он просто проснулся.

Сарид, помотал головой из стороны в сторону стараясь стряхнуть с себя остатки странного сна и глупых эмоций.

Эя…. Кто она? Почему он уверен, что эта девчонка его родная сестра? Что за глупые выверты его больного разума? И почему он себя видел тоже голубым котом-ребенком?

Может быть он видел Эллу во сне? Но почему тогда сестра? А кем была третья кошка? И почему она была именно рыжей?

Сейчас он бы очень сильно хотел поговорить с артефактом, но он прекратил отвечать на его вопросы уже очень давно — с того самого дня, когда произошёл прорыв всей информации накопленной артефактом за все тысячелетия его существования. Сарид тогда думал, что сойдёт с ума от боли разрывающей его разум. Но он все же смог удержаться на грани, хоть на очень и тонкой грани. И так и не понял, откуда возник сам артефакт, и кто его создал, он помнил лишь его самого первого носителя Императора Демонов сошедшего с ума и устроившего междоусобную войну, тем самым ввергнув весь мир в хаос и погубив его!

А еще Сарид понял, что в его душе поселилось самое настоящее чудовище. И каждый раз ему было все сложнее и сложнее удерживать его внутри. Чудовище слишком сильно жаждало чужой боли, как оказалось оно ей питалось и набирало тем самым силы. Но благодаря тому, что Сарид все чаще и чаще стал посещать городские пыточные, ведь собственного гарема ему уже было не достаточно, он все же смог насыщать алчного и вечно голодного монстра, который так прочно поселился в его душе.

Правда последнее время Сарид не был уверен, что монстр так уж и не нравится ему… В отличие от остальных хозяев, которые ненавидели его лютой ненавистью и каждый раз старались сдерживать его порывы, Сарид смог договариваться с монстром, хотя до конца понять его мотивы так и не получалось. А еще он понял, что было что-то, что роднило его с ним, что-то очень личное и очень-очень древнее…. И Сариду с каждым разом все проще и проще было относится к нему и потакать его желаниям. Ему уже казалось, что это не желания какого-то другого существа, а именно его желания.

Единственное, в чем он не согласился с монстром, и остановил его, когда тот пожелал себе Эллу. Сарид заставил его взглянуть на неё под другим углом и быть более мягким с ней. Ведь Сарид понимал, что она не эти шлюхи в гареме. Что её разум слишком хрупок, и он мог бы просто сломать её, а Сариду Элла была нужна такой, какой он её встретил. Он не желал видеть в её глазах страх. Хотя и сам не мог до конца понять, почему он испытывает к ней такие чувства? Быть может это были ещё остатки души Сэя? Он иногда чувствовал какой-то крохотный кусочек внутри себя, и этот кусочек, словно последний маленький уголек, продолжал тлеть, но так и не гас до конца.

Сарид думал, что вернувшись тогда на остров, он будет ласков с Эллой, ему доставляло странное удовольствие испытывать к ней чувства нежности. И даже монстр стал странно затихать, когда видел её. Хотя Сарид и понимал, что Элла всего лишь одна из многих, но все же что-то останавливало его каждый раз, когда он хотел познакомить её с тем подвалом куда он водил своих наложниц. Монстр ли это в нем говорил, или же просто Сарид уже сам придумывал себе какое-то странное оправдание? В этом он тоже был не в силах разобраться, по крайней мере пока…

Вот только то, что он увидел целый план побега в её альбоме, начисто убило в нем все эти глупые и неуместные эмоции нежности! Более того это вызвало такую сильную злобу, что Сарид увидел красную пелену перед глазами. И это почти уничтожило его, взламывая ту самую грань на которой он все это время пытался балансировать, подкармливая своего внутреннего монстра. Лишь в самый последний момент он превозмогая просто титанические усилия все же смог взять себя в руки. А затем и преподать Элле небольшой урок, опять же балансируя на очень тонкой грани, тщательно сдерживая монстра, чтобы тот не переусердствовал…

Но Элла все равно сбежала…

Она бросила его!

Как она посмела его ослушаться!?

Вот только самые отвратительные эмоции он ощутил, тогда, когда понял, что Элла говорила ему правду! Ведь когда Сарид вновь взял её альбом для изучения, чтобы понять, куда она собиралась бежать, то он вдруг увидел в нем совершенно другие рисунки. Именно то о чем и рассказывала Элла.

В тот момент ему захотелось поубивать всех кто находился рядом и уничтожить этот остров раз и на всегда, вместе с треклятыми пчёлами живущими на нем.

Ведь получалось, что Элла улетела вместе с абсолютно незнакомой сущностью неизвестно куда! И более того именно эта сущность скорее всего и подложила ему этот альбом. Элла наверняка не захотела бы никуда улетать, да и куда ей собственно лететь? Она совсем одна в этом мире, ни друзей, ни родных. Она бы не бросила Сарида! Ведь именно это она и пыталась ему объяснить, да только он ведь даже не захотела её слушать!

А эта хитрая сущность видимо на это и рассчитывала? Ей нужна была Элла, чтобы добраться до какого-то острова? А дальше что?

И почему эта самая сущность оставила настоящий альбом? Чтобы заманить Сарида тоже на этот самый остров? Других объяснений пока к сожалению не было…

Кто это существо, Сарид так и не смог понять. Они с Тривианом перерыли все библиотеки, да что библиотеки! У него в голове была собрана многотысячелетняя библиотека, но даже перебирая воспоминания артефакта и всех его владельцев, жизнь которых он стал ощущать, как собственную, он все равно так и не смог ничего понять.

Единственное, что он мог сделать, так это отправиться в путь и пытаться хотя бы по магическому следу с помощью Тривиана попытаться найти Эллу.

Вот только он понять не мог зачем и почему ему приснился такой реалистичный сон? Словно и не сон это был, а воспоминание? А ещё у него возникла странная идея. Возможно, что его собственный разум таким образом сделал некую подсказку?

Сарид тут же вскочил с постели и побежал приводить себя в порядок.

Через час в его кабинете, он уже излагал свой план Тривиану. Маг слушая своего друга детства обеспокоенно постукивал пальцами по подлокотнику кресла.

— И я хочу, чтобы ты захватил с собой подружку Эллы — эту самую оборотницу Кину, — закончил Сарид, не отрывая глаз от альбома Эллы, и даже не замечая, с какой силой сжал маг подлокотник кресла.

— Ты ведь подарил мне её, — ровным и совершенно безымоциональным голосом спросил он у Сарида, рассматривая свои ногти.

Сарид в удивлении вскинулся и посмотрел на друга.

— Ты же знаешь я своих слов на ветер не бросаю, — с раздражением проговорил Император.

— Так зачем же ей тогда ехать вместе с нами? — маг с такой непримиримой решительностью посмотрел на Сарида, что тот чуть не поперхнулся.

— Трив, я что-то не совсем понимаю, ты собрался оспорить моё решение? — как-то слишком тихо и через чур ровным голосом поинтересовался Император у своего шута, начиная ощущать, как заворочался монстр под его кожей.

Было трудно не заметить угрожающего тона Сарида, и разгорающееся яркого желтого света в его глазах. И маг понял, что ему стоит отступить, по крайней мере сейчас он был совершенно в невыгодном положении, чтобы оспорить мнение друга, да и друга ли? Тривиан давно уже понял, что перед ним уже совсем не его друг детства, а какое-то совершенно другое и незнакомое, однако очень сильное и древнее существо, хотя и обладающее памятью Сэя. И маг не был уверен, что сойдись он с ним в отрытое противостояние, то смог бы победить.

Но и отдавать просто так свою рыжую бестию он не собирался.

Он поднял руки и выставил ладони вперёд в примирительном жесте.

— Эй дружище, ты что? Это же я твой друг Трив! — попытался он напомнить Сариду, своё имя, беззаботно улыбнувшись, — я ни в коем случае не собирался оспаривать твоё решение, просто я понять не могу зачем тебе бесполезная наложница, к тому же ты уже вроде как подарил её мне?

Маг постарался сделать свой тон как можно более шутливым и улыбнувшись ещё шире, оголяя белые клыки, продолжил:

— Если ты собрался использовать её по назначению, то она же тогда не будет ни на что способна. И зачем мне она тогда будет нужна? Я же её даже потом в маломальский бордель продать не смогу?

Сарид встал и искоса посмотрел на друга. Он попытался взломать его защиту и заглянуть в его мысли, но у него как обычно ничего не получилось, Трив все же был слишком сильным магом. И ему это совершенно не понравилось. Но к сожалению Сарид понимал, что только лишь ему он сейчас может доверять, да и помощник он не плохой, и сейчас избавляться от него было бы очень глупо. Хоть и забываться стал его друг…

— Не переживай, не трону я твою собственность, — с досадой в голосе произнёс он, усмиряя раздражение монстра, который уже показывал Сариду картинки в пыточной с участием мага и его рыжей шлюхи, но мысленно встряхнувшись и придав голосу спокойствие, Сарид продолжил, — мне вообще сейчас не до этого, я Эллу хочу найти. И мне нужно, чтобы лиса поехала с нами и в случае, если мы найдём Эллу, постаралась уговорить её вернуться. Все же они были подруги, вдруг Элла послушает её?

Тривиан и сам не понял, как задержал дыхание на несколько мгновений и очень осторожно выдохнул, после слов Сарида. Ведь сейчас он ходил по очень тонкой грани. И если бы Сарид действительно захотел тронуть его лисичку, то скорее всего ему бы пришлось вместе с ней бежать, а плана на случай побега, он пока ещё не составлял. Но похоже теперь он знает чем ему нужно будет заняться в ближайшее время.

Если бы Тривиан знал, что творится в голове его бывшего друга, то он уже бы хватал Кину и бежал как можно дальше, но к сожалению, маг был не в состоянии заглянуть в разум Сарида.

— Даю тебе на сборы и подготовку дирижабля три дня и отправимся в путь, — вновь взяв в руки альбом Эллы, приказал Император таким тоном, что маг даже не попытался напомнить ему, что дирижабли снаряжают в путь примерно не меньше недели.

***

Проснулась от тихих голосов. Кто-то явно рядом со мной переговаривался, но к сожалению на незнакомом мне языке. Голоса были мужские и их было не двое и даже не трое. Такое ощущение, что целая толпа. Я мысленно просканировала своё тело и поняла, что лежу на чем-то мягком, а мерного покачивания волн нет. Все же за эти дни, я уже привыкла спать на волнах. А сейчас даже как-то было не привычно, к тому же ещё и сухо и тепло.

Голоса притихли.

— Можешь уже открыть глаза мы поняли, что ты проснулась, — неожиданно прямо возле моего уха раздался знакомый журчащий голос, обдав его тёплым дыханием.

Не дернулась я только лишь потому, что в детстве в детском лагере мальчишки и не такое вытворяли, когда пытались напугать. К тому же тогда ещё я сразу уяснила, что если буду поддаваться на их провокацию, то они не отстанут. А если не буду обращать внимания и постоянно прикидываться шлангом, то им станет скучно и они уйдут играть в другое место.

Хотя я и не выдала своего страха реакцией тела, но мурашек пробежавшихся по всему моему позвоночнику я игнорировать не смогла. И на автомате все же передернулась и открыла глаза.

Мой давешний знакомый, ничуть не стесняясь, навис надо мной, поставив руки по бокам от моей головы, и внимательно смотрел в мои глаза. Его лицо находилось от моего примерно в десяти сантиметрах, и я бы могла рассмотреть все мимические морщинки на нем, если бы они были.

«Вот это кожа», — мысленно удивилась я. Каким кремом он пользуется? А бороду и усы что, выщипывает?

У него не было ни одного волоска на лице, не считая идеальной удивленно-вздернутой формы бровей и очень-очень длинных и пушистых ресниц.

Я взглядом окинула парня и поняла, что он боком сидит на кровати. И продолжает надо мной нависать и пристально рассматривать с каким-то непонятным для меня выражением на лице. Если бы я не была уверена, что вижу его впервые, то сейчас видя странный взгляд этого мужчины, а в этот момент я вдруг отчетливо поняла, что передо мной не молодой парень, а именно мужчина, так вот наблюдая за его выражением на лице, я бы решила, что мы как минимум очень близкие родственники, а может и друзья, и очень-очень давно не виделись, лет так тысячу или две примерно.

Я резко тряхнула головой от странной мысли и начала отползать от этого пронзительного взгляда. Да и не уютно мне было, когда совершенно незнакомый мужчина так близко находился ко мне.

Вопреки моим опасениям, он не стал меня останавливать, а просто очень медленно отстранился, но так и не встал с кровати. Я на локтях подползла к спинке кровати и присела откинувшись на неё спиной. И только лишь потом сообразила, что умудрилась во сне даже обратиться, так как крылья и хвост не мешали моим передвижениям.

"Ничего себе я поспала", — мысленно присвистнула я, поняв, что даже проспала момент обращения.

А затем, услышав легкое покашливание, повернулась на сторону звука. И кое-как смогла удержать спокойное выражение на лице.

И это я думала, что у нас в гареме сборище гламурных красавиц? Ха-ха три раза! Эти мужики, что сейчас толпились не так далеко от моей кровати, могли бы дать фору в сто очков всем нашим красоткам.

Это просто метросексуалы какие-то? Кстати, мой знакомец, по сравнению с остальными вообще выглядел, как брутальный самец. Потому как был одет во все элегантно чёрное, ещё и волосы его были просто распущены по плечам и имели всего один цвет.

Остальные же… Хм… Таких ярко выраженных геев я пожалуй только по телевизору видела.

Пока я рассматривала их, то и не заметила, что они с не меньшим интересом рассматривают меня.

А потом вдруг случилось, то чего я вообще никак не ожидала.

Самый ближний из них, не тот, что сидел рядом, а тот что был очень сильно похож на на него, у него правда волосы были заплетены в несколько косичек.

Так вот он вдруг в лице поменялся так, словно увидел что-то очень-очень опасное. Его и так красные глаза просто вспыхнули, на несколько мгновений ослепив меня, и я ощутила легкий ветерок и покачивание моих волос, а затем даже не поняла, что толком случилось.

Но на полу почему-то катались двое. До меня даже не сразу дошло, что они дерутся.

И только по рычанию и выступившей крови на скуле «брутала», я поняла, что они действительно сцепились, причем, кажется не на жизнь….

Первая мысль, которая возникла в моей голове, так это то, что эти двое любовники, и один сейчас приревновал другого. А что еще я могла подумать, учитывая их внешность?

Но потом, моя голова была занята совершенно другой мыслью — «ВЫЖИТЬ!!!»

Сначала я услышала громкое рычание, и мне показалось, что свора волков одновременно издали слаженный гневный рык. И я естественно оторвала взгляд от двух катающихся по полу мужчин на этот оглушающий звук. И кое-как сдержала крик ужаса. Потому как все эти симпатичные мальчики в одно мгновение из милых красавчиков превратились в кровожадных чудовищ.

Их лица исказились до неузнаваемости — глаза горели красными углями, челюсти немного выдвинулись вперед, рты приоткрылись в гневных оскалах с огромными клыками. И все они смотрели на меня. И я отчетливо поняла, что они собираются здесь и сейчас на меня напасть и явно не с дружелюбными намерениями.

Я тут же оглянулась назад, инстинктивно ища пути отступления, но с другой стороны кровати стояли еще двое «красавчиков», которые с не меньшей «любовью» смотрели на меня, и иногда переводили взгляд на двух мужчин все еще продолжающих кататься по полу.

Я посмотрела вверх и поняла, что взлететь высоко не получится, потому что над кроватью висел балдахин.

В этот момент я впервые прокляла того дизайнера, что придумал эту бесполезную тряпку. Она не давала мне возможности хоть как-то выбраться из этого места.

Пока я отчаянно пыталась найти выход из ситуации, то не сразу сообразила, что монстры стоят на месте и ко мне не подходят.

Я осторожно подтянула коленки к груди и медленно поджала ноги под себя, а затем так же медленно руками оперлась о кровать, чтобы в случае чего, удобнее встать на четвереньки. Обращаться обратно в кошку пока не стала, так как это могло спровоцировать «красавчиков» напасть на меня. Но встать в более удобную позицию все же надо было.

«Живой я им не дамся. Когти у меня длинные, если что, хотя бы царапаться буду и кусаться», — мысленно подбодрила я себя, успевая отстраненно удивляться своему боевому настрою. Еще несколько месяцев назад, я бы, наверное, от страха сознание потеряла, увидев подобную картину, но сейчас почему-то была уверена, что вполне могу еще и какое-то время продержаться. Взглядом отмечала для себя, кто стоит ближе, какие у него могут быть в теории возможности и оружие, скорее всего не только зубы, но и когти, вроде бы никаких клинков в их руках я не видела. Зато пальцы они растопыривали так, словно собирались именно ими драться. И я не ошиблась, у «красавчиков», что стояли с другой стороны кровати начали появляться из пальцев длинные когти.

Я сгруппировалась, наблюдая за ними и стараясь не выпускать из поля зрения и остальных монстров и даже тех, что сейчас кромсали друг друга на полу.

«Вампиры», — вспомнила я, кем могут быть эти существа. Я читала о расе вампиров, но только вскользь. Мне и про мир демонов информации было по за глаза, я ведь даже не думала, что когда-нибудь их встречу вот и прочитала о них краткое описание. А дальше не заморачивалась.

Внешностью и фигурой похожие на эльфов, отличаются черным цветом волос и красными радужками глаз, бледной кожей, и при боевой трансформации их глаза вспыхивают более ярким красным светом, чтобы отвлечь противника, так же удлиняются клыки, как и когти на руках и при желании даже на ногах. А еще скорость… это самые быстрые существа в этом мире.

Пока я размышляла об отличительных чертах вампиров и сравнивала с теми, что стоят не далеко от меня, то поняла, что возня на полу вроде прекратилась. И оппоненты, судя, по шипящим и отрывистым звукам, на незнакомом языке, кажется, пытаются договориться…. А все остальные настороженно следят, как за мной, так и за ними, продолжая все еще скалиться и рычать.

И мне кажется, сейчас эти двое на полу решают мою судьбу, а все остальные ждут отмашки, жить мне или не жить.

Значит, тот, что с косичками, на меня зачем-то напал, а тот, что меня впустил на корабль, почему-то меня защищает? И, кажется «мой» победил, потому как сидит сверху на том, что с косичками и, вдавливая его за предплечья к полу, что-то ему объясняет, явно на повышенных тонах. Но тот, с непримиримостью в глазах, продолжает, что-то зло шипеть в ответ.

А я продолжила искать пути к отступлению. Еще не известно, смогут ли они договориться, да и вообще, мне очень не понятно, какого лешего этот «брутал» за меня тут сцепился со своим же? Поэтому я решила не расслабляться, а взглядом продолжать обследовать довольно-таки большую комнату, с иллюминаторами, вместо окон.

Вскользь окинула помещение взглядом и отметила для себя через-чур роскошную обстановку. Примерно, как в той комнате, когда я впервые увидела Сарида…. Это воспоминание мгновенно всколыхнула притупившуюся душевную боль.

Так, что-то я уже не о том, думаю.

Мысленно надавала себе подзатыльников, сейчас совершенно не время вдаваться в воспоминания, да еще и в очередной раз жалеть себя. Потом, все потом, когда выберусь отсюда, буду опять рыдать и жалеть себя, а так же молиться богу Лэситэру, за то, что помог мне выжить….

Выбросив все мысли из головы, вновь сосредоточилась на осмотре комнаты и поиске выхода из нее. Дверей оказалось целых четыре, но, к сожалению, они были абсолютно одинаковые и не имели никаких различительных признаков, разве что парочка из них были более узкие и находились рядом. Теоретически это могли быть ванная комната и гардеробная? Но никаких гарантий у меня не было. Где выход, для меня до сих пор оставалось загадкой.

Но вдруг наступила странная, и я бы даже сказал звенящая тишина. «Монстры» перестали рычать, и мой «вампир» и тот, что с косичками, тоже замолчали.

Я внимательно посмотрела на них, а затем перевела взгляд туда, куда смотрел мой «вампир». Он смотрел на ладонь, вампира с косичками. Я и не сразу поняла, что там такого интересного, а когда до меня дошло, то автоматически, забыв о любой предосторожности, и опасности, кинулась к ним.

Но меня кто-то успел перехватить за талию и придавить к кровати собственным телом с такой силой, что я даже вздохнуть не смогла.

Пчелы… у него на ладони были пчелы!

И их было всего три!

И они еле-еле двигали своими лапками и крылышками!

А я вдруг отчетливо поняла, что они последние…. Больше в живых не осталось никого! И вампиру достаточно сейчас сжать ладонь, как они мгновенно погибнут, и пчело-человечек тоже погибнет. И уже никогда не сможет добраться до того острова к которому стремился. А я ничем не смогу ему помочь…

Забыв о нехватке воздуха, я посмотрела в глаза вампиру с косичками, но увидела там лишь гнев и решимость, а затем перевела взгляд на моего «вампира». Он смотрел на пчел с задумчивостью и удивлением. И я поняла, что решение принимает все же «мой» вампир, иначе тот, что с косичками уже давно бы убил пчел.

Тот, кто прижимал меня к кровати, навалился всем телом. И в тишине я отчетливо услышала его прерывистое дыхание, словно он принюхивался ко мне. А затем я окончательно убедилась в том, что эти «монстры» явно мужчины. Ведь то, что начало упираться мне в ягодицы, стало свидетельством этого. И мой захватчик тут же подтвердил мою догадку, так как я ощутила, как он недвусмысленно качнул бедрами. И я инстинктивно дернулась, а вампир тут же вдавил мое тело еще сильнее в кровать, и вновь двинув бедрами. А затем он схватил меня за волосы, и резко дернул голову вверх, так что моя шея хрустнула. И я не смогла сдержать болезненного стона.

А потом, я увидела проскользнувшую перед моими глазами тень, и наконец, смогла дышать, а мир перевернулся.

Когда картинка перед моими глазами перестала вертеться, и я часто задышав, смогла сдержать бунт своего желудка, то осознала себя сидящей на коленях у «моего» вампира, и он придерживал меня за талию одной рукой. А в другой он держал пчел на вытянутой ладони.

Я опять, даже уже толком не соображая, инстинктивно потянулась к ним. Но поймала лишь пустоту. А пчелы оказались у меня перед глазами, в каком-то …. мыльном пузыре?

Да, эта штука была чем-то похожа на мыльный пузырь. И он сейчас висел в воздухе, примерно в метре от нас с вампиром.

— Это магическая сфера, тебе их не достать, — услышала я голос мужчины и перевела взгляд на него, — и я бы на твоем месте в последнюю очередь сейчас думал об этом существе.

Я моргнула несколько раз, пытаясь сообразить, о чем говорит вампир. Обвела взглядом все окружающее пространство, и до меня со скрипом и очень медленно начало доходить, что меня только что чуть не разорвала стая явно разъяренных вампиров, затем один из них чуть было не трахнул меня, и сейчас я сижу на коленях другого вампира, который очень крепко держит меня за талию.

«Похоже, это стресс», — мысленно поставила я себе диагноз, иначе я скорее всего, и правда подумала о своей шкуре, а не о пчелах. Однако меня все равно тянуло к ним, мне отчаянно до боли в сердце хотелось их спасти. Я не понимала что со мной происходит. Но почему-то они были сейчас для меня важнее моей жизни и моего здоровья. Может это замедленное действие какого-нибудь психологического синдрома, после того, как Сарид…? Дальше развивать мысль совсем не хотелось, да и время для психологических само копаний, я выбрала не очень удачное, и я медленно попыталась слезть с колен вампира, но его захват усилился.

— Я бы не делал этого на твоем месте сейчас. Потому как не могу быть уверен в твоей безопасности, и будет лучше, если ты сейчас примешь мое покровительство.

Я замерла и нервно огляделась. Мы с вампиром сидели на краю кровати. «Красавчик» с косичками медленно поднимался с пола и вид у него был не очень презентабельный. Он был весь в крови и ранах, да и вся его одежда была разодрана. Правда, все его раны мгновенно затягивались, прямо на глазах. Я не стала дальше его разглядывать. Да, зрелище необычное, но я должна была понять, общую обстановку в комнате, потом буду удивляться, сейчас не время. И мой взгляд заскользил дальше, изучая обстановку и молчащих напряженных вампиров смотрящих куда-то в сторону. Я тоже перевела взгляд туда и охнула, когда наткнулась на окровавленное тело, лежащее в неестественной позе не далеко от противоположной стены.

А затем мой, похоже, что «спаситель» опять начал что-то говорить на незнакомом языке. А тот, что с косичками в ответ, судя по тону, явно огрызался и тыкал на меня и пчел.

Все стояли и не двигались, и даже ни кто не подошел к телу, лежащему на полу. Которое не шевелилось. Я всматривалась, и мне становилось очень жутко.

Получалось, что тот, у кого я сейчас сижу на коленях, отбросил того вампира в сторону с такой силой, что тот похоже врезался в стену и упал на пол, а меня он взял на руки, и все это произошло, за какие-то мгновения?

Я покосилась на пчел, они вяло продолжали шевелиться. У меня было такое чувство, что они находятся на последнем издыхании. Им наверняка нужно поесть и отдохнуть. Наверное, пчелы выбрались из моих волос, и тот, что с косичками заметил их и, учитывая их скорость, просто схватил, а я подумала, что это какой-то сквозняк.

— Ты должна подтвердить, что согласна на мое покровительство и тогда я смогу гарантировать твою безопасность, конечно же, если ты не попытаешься напасть на меня, — прервал мои размышления о сложившейся ситуации вампир.

— Подтвердить твое покровительство? — переспросила я у него, не совсем понимая, чего он от меня хочет.

— Да, ты должна позволить мне стать твоим покровителем, — напряженно посмотрел он мне в глаза.

— А если я откажусь? — шепотом спросила я у него.

— Тогда я не смогу тебя защитить, и тебе придется делать это самой.

— А зачем они на меня нападают? — опять почти одними губами спросила я вампира.

Он усмехнулся в ответ и указал мне взглядом на магическую сферу с пчелам.

— Затем, что ты принесла к нам на корабль неизвестный мятежный дух, еще и состоящий из трех сущностей. И подвергла всех смертельной опасности, — приподняв одну бровь, произнес он с такой интонацией, словно не верил в мой ошарашенный и ничего не понимающий взгляд.

— Трех сущностей? — только и смогла сказать я.

— Да, именно трех, но каким-то ритуалом, объединенным в единого духа, и еще и умудрившегося вселиться в пчел. А если мятежный дух, смог подчинить себе низшие формы жизни, то он вполне способен и вселяться в более разумных существ.

— Она не ответила, согласна ли принять твое покровительство.

А голос у вампира с косичками, хоть и был с рычащими нотками, но тоже очень приятным.

И опять все взгляды были обращены на меня.

— А какие последствия будут после того, как я соглашусь? — опять шепотом спросила я у вампира.

Говорить вслух почему-то не решалась, слишком тихо было вокруг.

— Последствия скорее ожидают меня, если я подвергну свою команду опасности, помогая тебе, ты же будешь под моей защитой до тех пор, пока не покинешь корабль.

Да уж, похоже, выбор был не велик. Сомневаюсь, что смогла бы справиться со сворой этих чудовищ, хоть они иногда и превращаются в милашек, но сейчас они явно не были настроены на мирное общение.

— Я согласна, — хриплым голосом пролепетала я.