Наверное, я слишком сильно перенервничала, что проснуться в итоге так и не смогла, точнее сказать, не проснуться, а вообще встать с постели. Меня знобило и лихорадило, я то впадала в какое-то беспамятство, то выныривала из него. В мое первое пробуждение я увидела хмурую Оливию с каким-то темным эльфом, кажется это тот маг, что покупал меня, и с которым я общалась всего один раз. Они о чем-то говорили, но суть разговора я так и не смогла понять. Меня ломало, казалось, что все кости очень медленно и методично кромсают невидимые палачи.

В дальнейшие свои пробуждения около меня сидел Сэй или тот маг, с удивлением пару раз видела Кину. Но сил на разговоры не было. Иногда я просыпалась от того, что Сэй обтирал меня мокрым полотенцем. На то что бы стыдиться сил не хватало, и я просто опять проваливалась в беспамятство.

Однажды я проснулась парящей в ночном небе или в космосе? Пошевелилась, и поняла, что у меня ничего не болело, и была безумно этому рада. Меня даже не страшило знание, что возможно я умерла, на самом деле, когда тебе бесконечно больно, то очень сильно хочется умереть, по настоящему задумываешься о смерти. Но сказать моим сиделкам об этом не было сил. К сожалению, в космосе мне дали попарить не долго, опять вернув на кровать, я даже открыть глаза не смогла и сразу же застонала от жуткой боли скручивающей мои мышцы. Плакать сил не было, только поскуливать. Слышала чьи-то голоса, вот и продолжала привлекать к себе внимание. Пусть хоть кто-нибудь прекратит мои страдания.

— Тише малышка, я здесь, потерпи, пожалуйста, я тебя очень прошу, очень скоро все закончиться. — Впервые я услышала членораздельную речь, но лучше мне от этого не стало, я была благодарна Сэю за то, что он был рядом, но больше всего мне хотелось, что бы он прекратил все это и перестал меня мучить, просто убив.

— Сэй… убей… меня. — Я все же смогла прошептать эти слова.

— Какие глупости ты говоришь, когда ты очнёшься, мы будем вме….

И все, дальше я уже ничего не слышала, и даже значение этой фразы не поняла. Шум в ушах и спазмы не позволили мне понять что-либо, боль накатывала волнами, мне опять оставалось лишь поскуливать, подозреваю, что голос я сорвала, потому что вместо поскуливания получался какой-то хрип не больше, может мне так казалось. Длилась моя агония нескончаемо, я молилась всем богам, будучи атеисткой, я сразу же в них во всех поверила, вспоминала тетку, умерших родителей, о которых я знала только со слов тетки, я просила, что бы они по скорее забрали мою измученную душу к себе

Я опять очутилась в звездном пространстве, боли больше не было, я просто висела, висела…. висела. Я не только боль перестала чувствовать, я вообще все перестала чувствовать. Мысли текли вяло, даже сложно было понять, умерла я или нет. Вокруг были лишь звезды и бескрайний космос. Сколько я так болталась там, не знаю, откровенно говоря, мне было все равно, я не думала ни о чем, лишь всматривалась в звездную даль. Я не пыталась считать звезды, и не потому, что это бесполезно, мне было просто все равно. Абсолютный пофигизм. Иногда я словно выключалась, а потом опять включалась, было ли это мое сознание или не сознание или же его закоулки, сложно было понять. Меня словно законсервировали, странно иногда мне приходили все эти мысли в голову, но затем ускользали и становились для меня блеклыми и не важными, и я вновь вглядывалась в бескрайнюю вселенную. Миллиарды миров, миллиарды звезд. Я опять отключалась.

Однажды очнувшись и опять созерцая просторы космоса, я заметила изменения в моей личной тюрьме. Почему я использовала это слово? Мне было не ясно. Да и эта мысль потеряла смысл, я продолжала смотреть на медленно увеличивающуюся одну из миллиарда звезд. Она не только увеличивалась, но и, кажется меняла свой цвет с белого на голубой. Вскоре я поняла, что это вовсе не звезда, это что-то другое. Когда это начало приближаться и увеличилось до размеров птицы, я поняла, что ко мне приближается не птица, это существо было похоже на человека, возможно… немного. Нет, я ошиблась, это был не человек, это был… кот, с крыльями, голубой. Он был похож на ту статую в храме, вспомнила я. Кот подлетел совсем близко и начал кружить вокруг меня. А я… а я… Почему-то узнала его.

— Привет… — Кот продолжал летать вокруг меня, вот я и решила поздороваться. Мне казалось, что мы давно не виделись. И дело было не в нашей встречи в храме, тут что-то другое, у меня сложилось впечатление, что я знала его и раньше, когда-то очень давно… Но вспомнить не получалось.

Кот молчал, я подумала, что он меня не слышит. Или не замечает, тогда почему летает вокруг?

Вскоре я опять уснула. Проснувшись, обнаружила, что кота рядом нет. Я не расстроилась, так как мне опять стало все равно. Но кот все же появился через какое-то время, и опять летал ничего, не говоря, вокруг меня. Я рассматривала его и вновь засыпала.

Кот приходил ко мне очень часто и все кружил и кружил, я уже перестала замечать его и просто смотрела на звезды. В очередной раз, когда я проснулась, кот изменился. Он не был похож на кота, он был похож на кошку, кошка была гораздо меньшее и гибче. У нее не было мускулов, зато была красивая упругая грудь, попа с более широкими бедрами, чем у меня. Кожа её была голубой, и совсем не было шерсти, ноги и руки обычные, как у людей. Ушки только, как у кошек, еще хвост с кисточкой на конце. Глаза были огромными на пол лица и вытянутые к вискам. Ресницы черные длинные. Носик маленький аккуратный, губы тоже маленькие аккуратные и пухленькие. Темно-синие короткие волосы. А за спиной темно-синие кожистые крылья, как у летучих мышей, только огромные. Все это смотрелось очень гармонично. На пальцах рук и ног были черные коготки. Кажется, это была маленькая кошечка.

Она не летала, она зависла напротив меня и была словно не живой, ни руки, ни ноги не двигались. Кукла или игрушка, только вполне себе натуральная.

Рассмотрев кошку, я вдруг поняла, что меня что-то тянет к ней и самое странное, что я не могу остановиться. Я попыталась упираться, но с удивлением поняла, что упираться мне просто не чем, у меня нет ни рук не ног, да и вообще тела нет как такового. Раньше я этого не замечала, так как мне было все равно. Когда же я посмотрела перед собой, то мне оставалось только зажмуриться, правда и это я сделать не смогла, оказалось, что и глаз у меня нет, чем же я смотрела? Но столкновения, так и не случилось, приблизившись к ней вплотную, я просто уснула.

Очнулась же я опять в космосе, однако его как-то сразу же выключили. А я вдруг ощутила, что падаю. Причем скорость падения настолько высока, что испугавшись, я попыталась закричать, однако вместо крика смогла лишь мяукнуть и зажмуриться. Я все падала и падала, а затем мое падение резко прекратилось. Какое-то время я все еще боялась открыть глаза, но в итоге все же сдалась, так как было очень интересно, куда же я прилетела. Открыла глаза и увидела перед собой зеленый луг, над которым я зависла перед падением. Но луг резко перевернулся и, потемнев, превратился в синюю равнину, а я почувствовала, что упала на что-то мягкое, и опять уснула.

Первое что увидела, когда проснулась, это спящую Кину, возле моей постели на кресле. Лисичка свернулась клубочком, прикрывшись пледом, из-под пледа торчала её макушка с мохнатыми ушками. Я пыталась понять, что она здесь делает. Но в голову не приходило никаких вариантов.

После сна себя я ощущала какой-то липкой и вспотевшей, захотелось принять душ. Осторожно выбравшись из постели, я на цыпочках пошла в ванную комнату, дойдя до нее и взявшись за ручку, покачнулась и ощутила легкое головокружение, а в глазах замелькали черно-белые узоры. Пришлось по крепче ухватиться за ручку, что бы не упасть, наверное, давление скакануло. Подождав, когда зрение восстановится, я вошла в ванную комнату.

Решила вначале почистить зубы, подошла к раковине. На зубную палочку, насыпала зубного порошка и наконец-то глянула в зеркало. Палочка выпала у меня из рук…

Из зеркала на меня смотрела незнакомка с голубыми короткими волосами, красными глазами, темными выразительными бровями. У девушки была грудь примерно второго размера. Я немного отошла и повернулась к большому зеркалу, висящему на противоположной стороне. Девочка была даже выше меня ростом, у нее были округлые бедра, тонкая талия.

Пальцами я дотронулась до своих волос, и незнакомка повторила мое движение.

Я повернулась и посмотрела в зеркало, над раковиной оценив у незнакомки славную попку. Даже не обратила внимания, что та была голой.

Погипнотизировав красавицу, пошла в душ.

Мои мыслительные процессы чуть-чуть затормозились. Помылась, и вышла из душевой, обмотавшись полотенцем. Незнакомка тоже была в полотенце. Сейчас она выглядела еще притягательней. Мокрые волосы, изменили цвет волос на темно-голубой, и в художественном беспорядке, обрамляли милую мордашку. Не удержавшись, подошла к зеркалу и прикоснулась пальцем к пальцу незнакомки.

В этот момент мое сердце пропустило удар.

Это зеркало!

Зеркало!

Ощутила себя Христофором Колумбом, ищущим короткий путь в Индию, а в место нее наткнувшимся на Багамские острова. Замечательно, но плыл-то он вовсе не туда.

Господи… я осеклась. Сон! Во сне я видела Лэситера! Он превратил меня в… нее? Рассматривая незнакомку, я улыбнулась и нервно хихикнула. Все это конечно здорово, но… как же…

— Элла? Ты встала?

Обернувшись, увидела удивленную заспанную лисичку. Она какое-то время еще смотрела на меня, а затем её выражение сменилось на радостное и, издав кокой-то победный клич типа "Ё-Хоооууу" она подскочила и набросилась на меня с объятиями.

— Кина… — прохрипела я, — ты меня сейчас задушишь…

Лиса, тут же отпустила меня.

— Ой, прости! Я так переживала, думала, что ты уже не очнешься, боже Элла, три месяца, три месяца, ты была на грани! — затараторила девушка. Мне же только и оставалось, что пытаться осознать эту информацию.

Три месяца?!

Она оглядела меня и, всплеснув руками, подбежала к вешалке с халатом содрала его и со словами: "Да это что ж, такое-то, только после болезни!", начала на меня его надевать.

Да, не ожидала, что Кина будет так обо мне заботиться. Я вспомнила, что когда просыпалась она иногда сидела возле моей постели. Странное тепло разлилось в районе сердца. Лиса оказалась настоящей подругой. Не каждый способен сидеть возле постели умирающего, да еще и столько времени. Уж я то, точно знаю, два месяца ухаживала, за умирающей тетей. А Кина так вообще, с её-то неуемной энергетикой…

Лиса уволокла меня на постель, укутав с ног до подбородка в одеяло. При этом она причитала, и бесконечно ругала меня: 'Зачем ты вообще мыться пошла, вдруг опять заболеешь!'. Сложилось такое ощущение, что передо мной не молодая девочка, а взрослая умудренная опытом тетенька. Я задумалась, вот интересно, сколько Кине лет? Но эта мысль тут же ускользнула, так как неугомонная лиса, сбила меня, выскочив из комнаты со словами: 'Сейчас принесу покушать'.

Сидя на кровати, я размоталась и, раскрыв полы халата, потрогала свою грудь. Мне еще до сих пор не верилось, что я так изменилась. Еще бы, живешь двадцать семь лет серой мышкой, и тут, раз…и появляется голубо-волосая красотка.

Кина, кстати, нисколько не удивилась моему новому образу. Значит я уже давно такая?

Встала с кровати, я подошла к зеркалу у шкафа. Распахнула полы халата в стороны и рассматривала себя новую. Появившаяся грудь меня очень радовала. Да что уж говорить, впервые в зеркало я смотрела с огромным удовольствием, все никак не могла поверить, что это я. На всякий случай даже вновь к зеркалу пальцем прикоснулась, что бы убедиться, что не сплю.

Очень порадовалась росту. Уж теперь-то я буду не ниже всех, и могу спокойно смотреть многим девушкам прямо в глаза, а не заглядывать с низу. Даже сравнивая с Киной: на нее я смотрела снизу вверх, сейчас же мы были с ней одного роста. Неожиданно, и очень приятно. Конечно, до Оливии мне еще сантиметров двадцать расти, но на десять сантиметров я точно выросла.

С сожалением завязала халат и вернулась в постель. На себя красавицу хотелось смотреть и смотреть, из далека с кровати было не удобно.

Интересно, это меня тот бог одарил? Или я сама по себе такая была, просто в этом мире, как говорил маг, раскрылась моя магия? Прислушалась к себе, но ни какой магии я пока не ощущала.

Что ж, в любом случае, я готова принять новую внешность в подарок, как бонус за страдания. Вот только, как бы у меня с новой внешностью неприятности не появились…

Все же привыкаешь, что тебя не замечают, а красотки всегда заметны. Хотя с другой стороны тут все в гареме красотки, так что в принципе на их фоне я даже затеряюсь. Вот цвет волос только…, я таких не видела в нашем серпентарии… Но их можно и покрасить, а то ведь выделяться из толпы, будет чревато, я может и умудрилась выжить среди этих гадюк, но лишь благодаря своей неприметной внешности, однако это же не значит, что я и ядом научилась плеваться, так же профессионально, как это делают все вокруг…

И вообще! Вредная я стала, после болезни, что ли? Мне тут, понимаете ли, сам спящий бог, из другой вселенной подарок сделал, а я… Может сходить к нему, потом в храм и крови на алтарь намазать?

Лисичка вернулась с подносом, заставленным едой, и улыбающимся Корном.

— Ну и напугала же ты нас Элла. Мы так волновались, думали, что ты уже и не очнешься. А еще внешность твоя изменилась, теперь красоткааа… глаз не отвести!

Мало того, что Корн убедил меня в том, что я действительно изменилась, так еще и удивил меня своим настроением. Он — радовался! Вечно ворчливый и всем недовольный Корн, сейчас был в более чем благодушном состоянии, ему это было совершенно не свойственно. На душе опять стало не много приятно. Все же за два года проживания здесь, я умудрилась найти тех, кто обо мне думал и переживал. Странное ощущение, я уже привыкла к одиночеству и отсутствию друзей, а тут, о тебе оказывается, переживали.

И тут я вспомнила про Сэя!

— Кина, — я села за столик и взяв прибор, начала накладывать еду, вот только особого голода не ощущала, поэтому положила совсем немного.

— Присоединяйтесь! — Вспомнила о гостеприимстве и улыбнулась друзьям. Все же эти разумные доказали свою принадлежность к таковым, по крайней мере, мне сейчас так казалось.

Лисичка с Корном присели на софу и начали накладывать себе на тарелки.

— Кина, — опять начала я, — а ты Сэю сказала, что я выздоровела, вроде он тоже сидел со мной, или он в городе? — сделала предположения я, так как подозревала, что раз Кина пришла с Корном, то уж и до Сэя то точно бы информация о моем чудесном пробуждении дошла.

Я посмотрела на девушку, но та вдруг замерла и отвела взгляд. С удивлением глянула на Корна, глазами узнать у того, что это с лисой, но тот вдруг тоже отвел свой взгляд. В комнате повисла, гнетущая тишина.

— Элла, ты даже не представляешь, что тут творилось, пока ты спала, — как-то слишком быстро затараторила Кина, — тут же против императора целый заговор раскрыли. Представляешь! — она сделала большие глаза, и не давала мне слово вставить, Корн же продолжал свои глаза отводить.

— Оказывается Оливия, была зачинщицей заговора! Она на свою сторону половину совета склонила! В общем, тут пару недель назад казни были. Император свирепствует. С темными эльфами чуть война не началась, благо он у светлых эльфов поддержкой заручился. Вроде те притихли! В общем, Оливию и еще пятьдесят девушек из её свиты казнили на Императорской площади! Без возможности перерождения! Кошмар, да?! Демонов тоже на днях будут казнить. У них все отобрали, земли титулы, их семьи тоже казнят! Представляешь! Да за всю историю правления демонов, ни разу еще так совет не укорачивали, ну бывало, казнят одного двух, но не двести же пятьдесят! Ужас! Что тут было! Меня на допрос вызывали, через артефакт допрашивали, хорошо, что я в свите Илисиониэль была, как же мне повезло! А Илисиониэль то теперь, в фаворе! Вот не нравилась мне эта Оливия! Я же как чувствовала, та еще стерва, и девчонок подставила, там же некоторые-то вообще не понимали, что и делают, ну там всякие донесения да записочки от Оливия демонам передавали, пока с теми развлекались… Эх… глупыеее….

Я все пыталась осмыслить её слова, а она продолжала тараторить и путанно рассказывать о заговоре. Мне только и оставалось, что удивляться. Ну, надо же! Оливия и заговор? Кто бы мог подумать? Значит, не зря я посчитала, что она ненавидит императора. Нет, ну а что он хотел? Вот тоже, странный какой-то? Лишает девушку всего, ставит на унизительное положение, а она что, по его мнению, должна ему ноги целовать?

Мне её даже жаль стало. Я понимаю, что каждый получает то, что заслужил, но все же…

Кроме того из рассказа Кины, я еще и поняла, что Оливия была жрицей богини Лосс, и вообще она могла бы стать правительницей их государства, так как у них там и женщины правили и вообще у них там когда-то даже матриархат был, но потом просто сделали равенство. И женщины, так же как и мужчин воспитывали воинами, а Оливия так вообще была чуть ли не первым клинком их государства. А император её в наложницы… Дела…

Пока меня заговаривала Кина, я чуть не забыла о главном вопросе.

— Кина! Где же Сэй? — Остановила я тараторящую девушку. Когда та уже вошла во вкус и с подробностями начала описывать, как же казнили Оливию. Что она на эшафоте стояла с высоко поднятой головой, на всех смотрела своим королевским взглядом из под белых ресниц, и вообще ни один мускул её лица не дрогнул, когда ей голову отрубали. Ни слезинки не пролила! Еще и речугу двинуть какую-то хотела, но маги ей не позволили говорить.

Пришлось Кину, даже потормошить, у нее такое бывало, порой, что бы её оторвать от болтовни, приходится трясти за руку.

Она настолько ушла в свой рассказ, что посмотрела на меня так, словно в первые увидела, я даже от смешка не удержалась.

— Кина! Это конечно все очень интересно, но где Сэй!? Корн, ты то чего молчишь, что происходит?!

Лиса вся поникла, а Корн вообще вскочил и со словами: "У меня дела, не когда мне тут с вами рассиживаться…" убежал.

Я в растерянности смотрела на закрывающуюся за Корном дверь, потом перевела взгляд на лису. Та, как ни в чем не бывало, уже собрала на поднос посуду, собиралась в месте с ним вставать.

Я же ощутила дикое раздражение.

— Кина, черт бы тебя побрал! Почему ты молчишь! Где Сэй?

Лиса прижала уши, я бы умилилась, в тот момент, если бы не моя злость на девушку. Что она скрывает?

— Понимаешь…. он…. тоже участвовал в заговоре…

У меня словно земля ушла из-под ног… Вскочив, я схватила лису за плечи и в ужасе начала её трясти.

— Как…?! Где он?! Что с ним?!

Она отвела взгляд, и я впервые увидела, что у лисы появилась слезинка, она ведь никогда не плакала, что бы лиса? Да еще и заплакала? Я растерялась и решила, что нечаянно сделала ей больно.

— Кина… прости, но не молчи… пожалуйста…

Она уже хотела раскрыть рот, как в мою комнату вошли воины из охраны. Я перевела на них растерянный взгляд.

— Илара Эллозара, пройдемте, вас вызывают на допрос, у вас есть пять минут, что бы привести себя в порядок.

Идя по бесчисленным коридорам дворца, я впервые не чувствовала страха. Нет, где-то на задворках своего разума я понимала, что, скорее всего меня ждет допрос через какой-то там артефакт. Возможно местная тюрьма или застенки, грязные камеры с кирпичными стенами без штукатурки, кандалы, приделанные к стене, крысы, бегающие по полу и обгладывающие кости давно умершего узника. И жестокий следователь или дознаватель или заплечных дел мастер, опять же понятия не имею, как тут местного коновала зовут. Обо всем этом я думала, но все это было каким-то блеклым, и меня даже не пугало.

Единственное, что меня сейчас беспокоило это Сэй. Лиса, так и не сказала толком, что с ним и где он. В моей голове роилось тысяча мыслей, что могло с ним произойти? Его казнили вместе с Оливией? Отправили обратно на рудники? Или еще хуже, и он сейчас находится в камере пыток и тот самый коновал его допрашивает?

От своих мыслей становилось все страшнее и страшнее. И я уже видела моего истерзанного и замученного прекрасного темного эльфа в камере прикованного к стене этими самыми железными кандалами.

Нет, то, что он пытался помочь Оливии, это полный бред! Да я не за что не поверю, скорее всего, эта змеюка его подставила. Они ведь оба темные эльфы, и возможно знакомы по прошлой жизни или как-то связаны были между собой… наверняка он и не виноват ни в чем… Но эта гадина умерла и потащила за собой столько народу… Еще не известно она ли была зачинщицей, наверняка главный виновник сидит сейчас и в ус не дует, а у его пешек летят головы с плеч. Всегда ненавидела интриганов и политику, эти твари играют в свои жестокие игры, а ни в чем не повинные люди страдают…

Мы все шли и шли, и я вдруг обратила внимания, что идем мы не вниз в подвал, а просто по дворцу. Ведь тюрьма обычно находится в подвалах или подземельях. Но, наверное, охранникам виднее?

Мы вышли в какую-то слишком шикарную часть дворца. Огромные залы, коридоры. Создавалось такое впечатление, что стены сделаны из чистого золота. Все было какое-то нереально красивое. Лепнина, шикарные напольные вазы, множество различных диванчиков, красивых столиков, присматриваться было не когда, шли мы очень быстро.

Я растерянно смотрела по сторонам, мы проходили через несколько залов с огромными двухстворчатыми дверями метра в три высотой и у каждой двери стояли охрана с палками, напоминающими копья.

В итоге перед нами открылись очередные двери, а хмурые воины убрали свои копья, когда наш главный провожатый что-то им показал, какие-то камни, наверное, очередные артефакты-пропуска, двери открылись, и начальник охраны почему-то отошел в сторону. Я с удивлением посмотрела на него, а он указал мне рукой на вход. Я сделала несколько шагов, полагая, что остальные последуют за мной, но вместо этого услышала звук закрывающихся дверей. От неожиданности вздрогнула и оглянулась, что бы убедиться, что моих охранников не зажало. Почему-то в голове мелькнула картина оторванных рук с копьями, валяющихся на полу в луже крови, так как мои сопровождающие тоже были с этим странным оружием в руках. Но единственное, что увидела, так это закрытые двери. Видимо нервы все же сдают, вот и кажется всякая чертовщина.

Я еще какое-то время в недоумении смотрела на двери, пока меня кто-то не схватил и не прижал к себе, а затем приподнял пальцем за подбородок, запрокинув мою голову, и…

поцеловал… прямо в губы…. Я во все глаза смотрела на совершенно незнакомого мужчину, который в этот момент протиснулся своим языком в мой слегка приоткрытый от удивления, ротик.

Я замычала и уперлась руками в его массивные плечи. Он же положил мне руку на затылок и зафиксировал мою голову, так что я не могла ей двигать. Мне стало не хватать воздуха, и я начала задыхаться и паниковать и бить его кулачками по плечам.

Он наконец-то позволил мне дышать, но продолжал держать в своих объятиях. Притянув мою голову к своей груди. Его сердце билось с огромной скоростью…

— Малышка, я два года мечтал об этом поцелуе… — прошептал мне незнакомец в волосы.

Я замерла и в неверии посмотрела на мужчину. Несколько раз моргнула и заглянула в его глаза.

… Сэй…, это был мой Сэй…

Я взяла обеими руками его лицо и сделала то, о чем и сама мечтала так долго. Я его поцеловала, очень нежными легкими поцелуями в краюшек губ, и лизнула язычком по нижней губе…моего темного прекрасного эльфа, сладкого и нежного…. Я не видела уже незнакомца, его черты лица смазались, исчезли, был лишь только мой Сэй. Я и сама при этом не понимала, откуда я умею так целоваться, я в своей жизни делала-то это всего раза два от силы и то очень давно. А в моей голове столько фантазий возникло. Его губы раскрылись и мой проворный язычок уже скользнул и дотронулся до его.

Мы одновременно застонали, а Сэй подхватил меня на руки и куда-то понес. Я уткнулась ему в грудь, пытаясь выровнять сбившееся дыхание.

О Лэситер! Ты исполнил все мои мечты, да я не просто пальчик проткну, я литр крови готова вылить на твой алтарь. Мой Cэй жив и с ним все хорошо, он меня поцеловал…

Мы с Сэем упали на прохладные простыни, и он опять припал к моим губам и начал ловить мои судорожные вздохи.

Мы как после долгого перехода через пустыню дорвались до таких желанных источников, и пили и пили друг друга бесконечно, и нам все ни как не получалось утолить нашу жажду.

Моя одежда полетела куда-то в сторону, как и одежда Сэя. Я ни чего вокруг не видела, лишь его рельефное очень красивое гибкое тело с темной кожей. Мне хотелось смотреть и смотреть на моего прекрасного темного эльфа. Я смутно помнила, что тот мужчина был с белой кожей, но ведь сейчас я видела только его душу.

— Сэй… — простонала я, когда ощутила его поцелуи у себя на животе.

А он тут же замер и я услышала не знакомый грубый мужской голос, даже не сразу поняла, кто со мной говорит, когда же я посмотрела на источник голоса, то чуть не вскрикнула от страха, на меня опять смотрел тот мужчина.

— Элла… — звал он меня.

Кое-как сообразила, что там внутри скрывается мой Сэй.

— Да… — прошептала я…

— Мое имя Сарид.

Я рассматривала грубые черты лица мужчины, а еще обратила внимание на его желтые глаза, и поежилась от такого жуткого взгляда. Ну и внешность Сэй себе выбрал, детей на ночь пугать? Наверное, так примерно выглядит какой-нибудь воин-завоеватель, хотя…, какая разница. Может, просто не было возможность выбрать другое?

Ага, ну ты даешь Элла, моему Сэю выдался шанс жить нормальной жизнью, а ты еще нос воротишь. "Покажите мне всех, пожалуйста!"

Моргнув опять увидела его душу и улыбнулась причудливости моего дара. Я могу по желанию вообще не видеть сейчас внешность Сэя, лишь его душу. Раньше же я видела прозрачный образ, сейчас же его душа полностью проявилась. Я вспомнила Корна и с удивлением поняла, что даже не заметила его архзахской внешности. Просто не обратила внимания.

Сэй на меня смотрел и чего-то ждал.

— Элла, ты поняла, о чем я тебе только что говорил?

— Конечно, — кивнула я ему, я ведь все слышала, только немного задумалась, — тебя зовут Сарид, а полное имя Саридиерофил Ториэ Кониэ Самуа из рода Шинк. — Улыбнулась я Сэю… нет, теперь уже Сариду, нужно и в мыслях его так называть. Сэй ведь не зря мне свое имя говорит сейчас…

Сэй внимательно заглядывал мне в глаза с серьезным выражением и чего-то ждал. Я нахмурилась и хотела уже потянуть его на себя, что бы поцеловать, но в этот момент словно нарвалась на невидимую преграду. В голове я еще раз прокрутила имя, которое мне назвал Сэй — Саридиерофил Ториэ Кониэ Самуа из рода Шинк.

— Смешная шутка… — хмыкнула я.

Но Сэй смеяться не спешил.

На всякий случай решила уточнить.

— Ты уверен?

— Да, уверен, Элла, мое имя — Саридиерофил Ториэ Кониэ Самуа из рода Шинк.

— Но ведь так зовут нашего императора. — Прошептала я своему сумасшедшему эльфу.

— Именно малышка, именно…

Он улыбнулся и продолжил целовать мне животик. А я прибывала в некоем шоке. Затем взяв его за волосы, оттянула от своего живота, и, кстати, даже не обращая внимания на то, что я абсолютно голая, а мои ноги раздвинуты, и между ними лежит мужчина, держа меня за бедра, еще раз уточнила.

— Мы говорим об одном и том же Императоре Демонов Саридиерофиле Ториэ Кониэ Самуа из рода Шинк?

— Да, детка, именно о нем.

И я ощутила его язык на моих складочках… От водоворота эмоций и ощущений крепко зажмурила глаза и застонав, откинула голову на подушку. Плевать, кем он там стал, главное пусть не останавливается, и я застонала, когда ощутила, как его пальцы медленно начали продвигаться, скользя вовнутрь меня. Я хотела уже напрячься перед болью, но нежные поцелуи и посасывания моих складочек очень сильно отвлекали.

— Расслабься, я не буду в тебя входить. — Прошептал Сарид.

И я сразу же успокоилась и уже не ожидая боли, ощутила сладкую ноющую нарастающую волну внизу живота.

Когда волна разрослась до небывалых размеров, я почувствовала, как его пальцы осторожно начали трогать мою вторую дырочку. От новых и не привычных ощущений я автоматически попыталась сомкнуть ноги, как услышала тихий голос Сарида:

— Тише малышка, я не буду проникать, только потрогаю, успокойся…

Опять расслабилась и начала прислушиваться к ощущениям, было так необычно и немного стыдно.

— Расслабься… ну же, детка, давай милая… — начал подбадривать меня мужчина.

Но он уже смутил меня, и мое возбуждение ушло.

— Ладно, малышка, тогда придется немного потерпеть.

Опять услышала я голос Сарида и он начал подниматься, прокладывая дорожку поцелуев к моей груди.

По телу тут же поползли мурашки. Сарид задержался на моих сосках, и начал их нежно посасывать и слегка крутить пальцами, от чего возбуждение начало ко мне возвращаться и теплый комочек вновь нарастать в животе.

Закончив с моими сосками, он легкими поцелуями прошелся до моего подбородка и впился в мои губы проникновенным поцелуем. Я приоткрыла свой ротик и тут же почувствовала его язык, которым он начал исследовать мой. Его поцелуй становился все яростнее и жестче. Я ощутила, как он берет мои руки за запястья и поднимает их над моей головой, стискивая одной рукой и придавливая к кровати. Коленями он разводит мои ноги, и я чувствую его головку у моего входа. И тут понимаю, что он сейчас лишит меня девственности, но не успеваю издать и звука, как чувствую его резкий толчок.

Боль?

Нет, это не то слово!

БОЛЬ!!!!!

Это была не просто боль, у меня возникло чувство, что меня проткнули изнутри. Теперь я знала, что чувствовали опричники, когда Иван Грозный их на кол садил. Или он не опричников садил, а кого-то другого? Но, к сожалению, в таком состоянии было сложно вспоминать историю древней Руси. Все мое возбуждение резко спало. Я даже закричать не смогла, так как в этот момент язык Сарида, был у меня во рту, и единственное, что я смогла сделать, так это замычать и заплакать.

Сарид осторожно вышел из меня и начал целовать мое лицо, слизывая слезы и шепча, какие-то успокаивающие слова. Затем, обнял меня и укрыл нас обоих одеялом. А я после всего, что за сегодняшний день произошло, после всех потрясений, да еще и после болезни, закрыла глаза, обняла его и улетела в страну Морфея.