Сарид смотрел на спящую Эллу и понимал, что внутри него горит самый настоящий огонь. Он не хотел вот так на нее напасть, он мечтал, о том, что будет очень нежным и ласковым, но вместо этого, ему хотелось побывать везде, в ней. Она стала такой желанной, даже, когда она была бесцветной мышкой, он любил её и желал, безумно желал, но когда она вошла в его покои… Да, теперь уже его! Такая растерянная и напуганная, в этом своем белом коротком сарафане, который обтягивал её идеальную фигуру… Он не смог совладать с собой…

Он знал, что может быть ласковым и умел делать, так что бы девушке первый раз не было больно. Еще в молодости они с Тривианом научились разным уловкам, лишать девственности горничных и служанок в их доме. И делать это так, что бы те не просто не испытали боли, но еще и при этом получили максимум удовольствия. Но с Эллой все было не так. Он не понимал, что на него нашло, зачем он сделал ей больно. Неужели, то о чем предупреждал император, стало происходить? И он сделал Элле больно специально?

Сейчас она такая маленькая и хрупкая была у него в руках полностью в его власти, и его фантазии по отношению к ней пугали.

Сарид решительно встал и, одевшись, вышел в гостиную.

Вызвав охрану, он отдал распоряжения на счет малышки. Ему нужно успокоиться, иначе он сделает еще хуже. В покоях он оставил двух архзаков, которые будут следить за ней и по возможности исполнять все её желания. Ему же нужно сбросить пар, и он решительно отправился в покои эльфийки. Сарид хмыкнул мысленно, если бы Илисиониэль знала, что её сейчас будет иметь темный эльф, наверняка наложила бы на себя руки. Перед дверью в её покои он остановился, думая о том, все ли распоряжения он отдал по отношению к Элле?

Уже привычно потянулся к артефакту и заглянул в голову двум архзакам, просматривая их воспоминания. Кое-что заблокировал и отпустил их разум. Элле не стоит знать о некоторых вещах. Ей и так уже слишком много поведала её говорливая подружка лиса. Зря он послушался Тривиана и оставил малышку в её спальне, лучше бы сразу забрал. Теперь придется наверняка многое ей объяснять и успокаивать. Может её на остров отправить? А что… это хорошая идея, никаких волнений, никакой лишней информации. Его девочка должна быть спокойна и отдавать всю себя только ему, она слишком хрупка, что бы касаться всей этой грязи, что происходит во дворце. Ладно, завтра он отдаст все распоряжения.

И Сарид уже улыбаясь, открыл дверь.

Эльфийка как всегда была счастлива! Точнее сказать, делала вид, что счастлива, входя в её голову Сарид поморщился. "Лживая тварь!". Раньше он мечтал о таких возможностях, сейчас он понял, как сильно они порой мешают.

— О, мой император, я так счастлива вас видеть! — Прошелестела змея своим переливчатым голосом.

Ее светлые волосы шелком спадали на прозрачный пеньюар. Все её мысли он видел как на ладони. Сарид кое-как сдержался, что бы ни оттолкнуть эльфийку, так как она уже полезла с поцелуями.

— Я тоже счастлив.

Криво улыбнулся он.

"Наверное, так даже будет легче…" — подумал Сарид и его губы изогнулись в предвкушающей улыбке…. А рука сжала пушистые светлые волосы эльфики в кулак…

Жаль будет портить такую красивую мордашку, но ничего страшного, благодаря силе артефакта он подлечит её, с утра….

И стон боли девушки, музыкой заиграл в его душе. На эту ночь Илисиониэль будет настоящая, играть она уже не сможет…

****

Тридцать дней! Тридцать дней, я живу на этом райском острове. Созерцаю кровавые рассветы и ледяные восходы, раскрашивающие в розовые и оранжевые оттенки плантации редчайших цветов Астарады, что цветет всего один час в сутки. Бесконечные лазурные волны океана, разбивающиеся о рифы. Приливы и отливы. Пчелок собирающих драгоценнейшую пыльцу Астарад и несколько сотен архзаков ухаживающих за пчелками и создающих из их меда тысячи видов различных как лекарственных, так и парфюмерных препаратов.

На следующий день, когда я проснулась, Сэй, то есть уже Сарид, все же сложно пока моего темного эльфа именем императора называть, пришел весь какой-то взволнованный. Откуда-то, причем пришел!? Я думала, мы вместе проснемся, и я буду отчаянно краснеть от неловкости, все же мой первый сексуальный опыт, как-никак. А он, то ли ночью ушел, то ли с утра убежал по делам.

Ну, так вот, прибежал, и даже не дав мне толком умыться и позавтракать, повел куда-то. Я только и успевала за ним бежать, а он в этот момент мне рассказывал о чудо — острове. В общем, впихнул меня в портал, я и напугаться не успела, все же впервые в жизни это диво увидела! Ну а что? Я по стране не путешествовала, на картинках видела, принцип действия изучала, а так — воочию, да еще и что бы в него входить — никогда. Понять, что произошло так и не удалось, мы просто вышли и ступили на золотистую дорожку, а за нами два архзака. Сарид сказал, что они мои личные слуги, во всем меня будут слушаться. Ага, слушаются они как же…

Пока шли по дорожкам, выложенным позолоченными камнями, я в пол уха слушала Сарида, так как не могла оторвать взгляда от местных красот. А он быстро, рассказывал о том, что мне пока стоит пожить здесь, он мне потом все объяснит. Довел меня до резиденции, притянул к себе и страстно поцеловав, ушел.

И вот я здесь, на острове Астарад, название у него в честь цветов, которые тут растут. И от нечего делать занимаюсь надоеданием всем вокруг с различными вопросами об этом острове. А что еще делать то? Тем более что Сэя-Сарида, я за этот месяц видела всего раз десять, и то, он появляется на несколько минут, спрашивает все ли у меня хорошо, нет ли жалоб, опять страстно целует и, отделываясь срочными делами убегает. А мне только и остается глазками хлопать и пытаться вставить хоть слово.

Ну, так вот, узнала я об острове следующее. Местные архзаки говорят, что цветок — Астарад растет только здесь и больше нигде. Остров создан из каких-то специальных кораллов, которые, кстати, живые, да-да именно живые! Они растут бпо одному сантиметру в год, какой-то организм, я пока еще не вдавалась в подробности. Ну, так вот именно этот организм, из которого и состоит весь остров, выделяет нужные компоненты в почву и поэтому здесь и растут эти замечательные и очень красивые цветы. Сама видела и даже нарисовала парочку.

Самое интересное, кроме этих цветов здесь еще максимум три вида трав растет, и те тоже имеют какую-то важную лекарственную составляющую. И ни одного деревца! Не приживаются тут деревья вообще, больше ничего не приживается. Спрашивала у местных ученых, тоже кстати архзаков. Пробовали, изучали, даже почву пробовали завозить, год-два вроде деревце мучается, а потом все равно погибает.

Магией действовать боятся, вдруг экосистему сломают и Астарады перестанут цвести. А это, между прочим, стратегически важный продукт для государства! Даже у вампиров такого нет.

Архзаки говорят, что раньше этот остров пытались захватить, но потом демоны здесь установили мощнейший артефакт, который полностью закрыл остров куполом, и его теперь вообще не видно, это если на корабле проплывать или на дирижабле лететь. И попасть сюда можно лишь порталом. Близко корабли тоже подплыть не могут, силовое поле просто не позволяет и автоматически волнами, ветром и течением их отбрасывает. Вот такой вот неприступный остров!

Запахи цветы издают приятные, не резкие, а очень даже нежные с нотками свежести и в каждое время суток и не только суток, но и день запах разный. Мне местный управляющий сказал, что у Астарад в арсенале более тысячи видов запахов. Я тогда думала, что здесь растения разные растут, а это оказывается все виды Астарада. Да и каждый вид цветет в разное время.

Жизнь здесь идет размеренно. Все работают, трудятся, что-то делают. А я ничего не делаю, просто хожу по острову, и кое-что пинаю, не буду говорить, что потому что даже этого кое-чего тут нет! Скоро уже сойду с ума от скуки!

— Ррррр…..мяф….

От неожиданности прикрыла ладошкой рот. Эти звуки у меня появляются спонтанно, сама даже не понимаю, каким образом их издаю, но когда злюсь, то вот такое вот выходит. А вот что бы специально повторить, не… не получается.

***

— Ну, надо же! Моя ссылка закончена? Не прошло и месяца?

Тривиан, как всегда был весел, и как всегда нагл. Нагло сел в кресло, даже не спросил разрешения, нагло положил ноги на стол. Плебей, что с него взять?

Маг закатил глаза.

— Ой, только не надо мне этих твоих нотаций читать! Мы ведь не на уроке у райтэ!

Сарид вздохнул, очень хотелось Триву набить морду, или хотя бы дать подзатыльник, но он понимал, что этот гад устроит потасовку, а драться с ним сейчас не было времени, хоть Сарид был и уверен, что победит, но Трив наверняка попортит одежду, а советники соберутся уже через тридцать минут.

— Райтэ уже давно нет в живых, и ты прекрасно знаешь, почему я тебя отослал.

Маг взял со стола исиатэ, и начал перебирать их в руках, от чего они заискрились разными цветами, освещая кабинет императора переливающимися оттенками.

— С твоей мышкой ведь все хорошо, она не погибла, более того стала красоткой, она уже показывала свою вторую ипостась?

Маг прищурил один глаз, так как один из исиатэ сверкнул особенно ярко, попав лучиком на его чувствительную роговицу. Сарид кое-как сдержал смешок, он знал, как темные эльфы не любят яркого света, и уже давно об этом забыл, так как его глаза еще в пору его бытности архзаком никогда не страдали от яркого солнца, а у императора, глаза автоматически трансформируются как под абсолютную темноту, так и под яркой свет. Еще один приятный бонус от артефакта всевластия.

— Знаешь, Трив, меня поражает твоё попустительство, ты ведь лекарь и…

— А что и… я всего лишь дал ей настой Карабуса и провел ритуал обращения. Девочке это лишь помогло раскрыться. Я же чувствовал, что её источник пуст, техногенный мир все высосал из нее, да она бы еще лет тридцать раскрыться не смогла, пока бы его по капелькам добывала. И ты тридцать лет бы ждал, пока девочка повзрослеет?

— О Великий Ваэрон, это было слишком опасно, она же чуть не погибла, да я бы хоть сколько ждал, она моя Сэйти!

У мага округлились глаза.

— Что? Ты уверен?

Сарид отвернулся. Конечно он был уверен, сейчас после того как попробовал её, тем более. Вот только парой она была Арканэ, а не Сариду…

— Сарид ты, наверное, ошибся и хотел сказать Аранита?

Сарид вздохнул…. к сожалению, он не ошибся.

— Нет, Трив, я не ошибся, она Сэйти, а не Аранита.

Тривиан встал и нервно обошел кресло, облокотившись на его спинку. Сарид опять поморщился — маг никогда не научиться скрывать своих эмоций, эта его импульсивность лишь на руку врагам. Хотя с другой стороны, не будь он таким какой есть, они бы никогда не сдружились.

— И что ты намерен делать?

— Ничего особенного, проведу ритуал слияния, и Элла станет моей Аранитой.

Сарид по привычке посмотрел на сейф, где лежал альбом с его рисунками, что нарисовала его девочка. Когда она заболела, он сразу же его спрятал, а затем уже переложил в сейф, когда император отдал ему ключ от него.

— Ты с ума сошел? Или ты забыл, то о чем нам говорил император перед смертью? — Зашипел маг, а глаза его полыхнули красным.

— Тише ты, угомонись. Его слова я запомнил на всю жизнь. Тем более уже поздно, ритуал я провел, и слияние уже началось.

Маг резко вытянулся и с ужасом посмотрел на друга. Трив знал, что его друг детства наследный князь Арканэ всегда был авантюристом и психом, но что бы до такой степени…?

— Ты понимаешь, что уже никогда не сможешь расстаться с этим телом? — как можно тише спросил Тривиан.

— А ты понимаешь, что если бы я не провел ритуал, то я бы не смог совладать с инстинктами артефакта всевластия?

— А теперь ты сможешь? Да?! — Маг улыбнулся в злой саркастической улыбке.

Сарид отвел глаза. Он пытается и он сможет! Тем более других вариантов у него все равно нет.

— Сарид, этому артефакту миллиарды оборотов их звезды. Да он наверняка старше нашей вселенной. Его передают от императора к императору им можно пользоваться не более пяти тысяч лет. И то! С ним сливалось не больше десятка психов. И что с ними случалось, напомнить?! Напомнить лекцию императора, перед тем, как он добровольно отдал нам артефакт всевластия и попросил отпустить его душу, так как он уже устал, бороться с ним с его давлением?! Ллос тебя пожри!

Сарид с вызовом посмотрел в глаза лучшему другу и ответил за него.

— Они сошли с ума! И у меня совет уже через десять минут. А ты как глава ковена магов нашего государства обязан на нем присутствовать!

Сарид молча встал и, сняв полог тишины, отправился в зал заседаний.

Тривиан какое-то время смотрел в след уходящему другу. А затем, сжав все исиатэ в руке, со всей силы бросил их в стену, так, что те разлетелись в разные стороны.

— Кажется на этот раз друг, ты заигрался… — прошептал Тривиан и пошел в зал заседания за Императором.

****

Я сидела у зеркала и вспоминала свой странный сон.

Темная комната с высоким потолком, однотонными каменными стенами и люстрой со свечками. Я лежала на холодном каменном столе, абсолютно голая, мои руки и ноги были прикованы к камню. Я совершенно не чувствовала страха, но зато была очень зла и пыталась освободиться.

К столу подошли двое, судя по фигурам и росту мужчины, они были одеты в странные одежды на подобии ряс священнослужителе с глубокими капюшонами, скрывающими их лица.

Я попыталась на них заорать, что бы они отпустили меня. Но вместо этого ни смогла издать и звука.

Зато они что-то говорили мне, но я не могла их понять. Их голоса были знакомы мне, но смысла слов я так и не смогла разобрать.

Один из них достал острый кинжал, с черным лезвием, его ручка была из белой кости. На кости были вырезаны незнакомые символы, которые постепенно загорались красным светом. Мои глаза расширились, но опять не от страха, а от злости, я заерзала и попыталась дергаться, но второй надавил мне на живот, что бы я ни двигалась. Первый подвел нож к моему сердцу, и воткнул его в меня. От боли у меня свело все конечности, и я беззвучно закричала. Услышала хруст, так ломались мои ребра. Мужчина вскрывал мне грудную клетку. А я все чувствовала, но не могла потерять сознания и не могла плакать, зато прекрасно все видела.

Оба мужчины, что-то говорили мне, но я не могла их понять. Я была безумно зла, но почему-то в душе понимала, что и зачем они делают, и самое странное даже не могла их ненавидеть. Будто я их понимала, что так будет лучше вот только для кого?

Когда нож закончил крошить мои ребра, мужчина раздвинул мою грудную клетку, но вместо фонтана крови из нее вырвался луч, уходящий куда-то вверх в потолок. Я продолжала чувствовать боль и лишь поскуливала в своих мыслях, так как не могла издать и звука.

Мужчина взялся за луч. И я почувствовала, что это не просто луч, это путь к чему-то, или к кому-то, или это связь с кем-то? Только с помощью этого луча, я могла найти его…. Вот только кого я не помнила.

Мужчина посмотрел на меня, и я увидела, красный полыхающий взгляд.

— Я делаю это ради тебя.

И он ножом резанул по лучу света, и тот растворился в воздухе.

Проснулась я от дикой боли в сердце, покрытая холодным потом. Долго не могла прийти в себя, трогала свою грудную клетку, и ощущала потерю и глухую тоску, по кому-то очень родному и близкому…

После сна весь день ощущала себя какой-то грустной, и все время проверяла, нет ли у меня дыры в грудной клетке.

А к вечеру появился Сарид. Все же я уже могла его в уме называть Саридом.

Я сидела на берегу океана и пыталась правильно подобрать оттенки цвета заходящего солнца на палитре. Получалось с огромным трудом. Потому как солнце уже почти зашло за горизонт и ярко розово-красный начинал превращаться в розовато-оранжевый. А быстро рисовать я еще не научилась.

Со злости, я пнула песок, который от ветра в итоге обсыпал мои волосы и даже в рот попал. Я отплевывалась минут пять. И когда посмотрела на закат, то попыталась сорвать рисунок, чтобы его смять и выбросить, так как солнце уже практически полностью зашло. Но меня остановили, взяв за руку.

Обернулась и увидела Сарида.

Я была так счастлива, что с криком на прыгнула на него и, обвив руками его шею, впилась поцелуем. "И откуда только так целоваться научилась?" — мысленно спросила я себя, пока он подхватывал меня под попку и, прижимая одной рукой за голову, уже сам завладев моими губами.

— Я так скучала! — выдохнула я ему в губы.

— Я тоже скучал, малышка, — выдохнул он в ответ и понес к беседке, что стояла в искусственных зарослях Хаясуса. Ими был усеян весь остров. Чувствовала себя маленькой обезьянкой.

Не спуская меня с рук, он прилег на мягкую софу, облокотившись о гору подушек. Я иногда ночевала в этой беседке, когда ночи были особенно теплыми, к тому же в ней был искусственный магический полог, который регулировал как звуки, так и температуру воздуха внутри и не пропускал назойливых пчел, пожалуй главных жителей острова.

Я уткнулась ему в шею, вдыхая его сладкий аромат, а он осторожно перебирал мои голубые волосы. Которые от солнца стали еще светлее.

Его вторая рука медленно поползла по моему бедру, поднимая подол сарафана, а я затаила дыхание.

Когда я уже ощутила, как его палец забрался в мои трусики и пополз к ложбинке между ягодичек, я судорожно вздохнула, а он тут же замер и, убрав руку, начал медленно вставать и ссаживать меня.

— Малышка мне пора.

У меня сложилось такое ощущение, что я сделала что-то не так, и я чуть не расплакалась от досады. Я схватилась за его шею и, уткнувшись в нее яростно зашептала.

— Не отпущу. Я так скучаю, почему ты уходишь, я что-то не так делаю, пожалуйста, останься. Пожалуйста…

Мне было так горько, что я всхлипнула.

Сарид замер и резко сжал в объятиях. Оттянул мою голову от своей шеи и посмотрел в глаза. У меня вдруг возникло ощущение, что он смотри мне прямо в душу. Я несколько раз моргнула и с удивлением поняла, что его глаза желтые. Но ведь у моего эльфа всегда были темно-синие глаза? Так почему же сейчас они пожелтели? У меня даже все слезы высохли.

— Детка, ты действительно хочешь, что бы я остался?

— Конечно, хочу. А почему у тебя глаза пожелтели?

— Что? Они вообще-то всегда желтыми были.

— Не правда! Они были темно-синими.

Я моргнула и увидела его истинный облик. От которого меня всегда передергивало от страха. И его глаза были желтыми.

Пока рассматривала глаза Сарида, он приподнял меня и, отодвинув трусики, начал осторожно опускать на свой член.

— Малышка, мои глаза всегда были желтыми, — прошептал он мне в полуоткрытые губы и завладел ими в нежном поцелуе.

Я застонала, когда ощутила его в себе, как он медленно меня наполняет, как скользит во мне и затрагивает что-то такое внутри, от чего низ живота мгновенно затянуло от сладких ноющих ощущений.

Когда он полностью посадил меня на себя, то я ахнула и замерла.

— Какая же ты узкая моя девочка…

Он стянул лямки сарафана и спустил его на талию, оголив грудь, завладел моими сосками. Я выгнулась навстречу его поцелуям и мои напряженные соски стали еще более доступными для его ласк.

— Упрись руками в мои бедра и расслабься.

Он положил руки мне на талию и начал медленно двигать своими бедрами, продолжая посасывать по очереди мои соски.

Он был такой огромный, и казалось, что входит в меня все глубже и глубже. И я стала ощущать легкую боль. Убрав руки, хотела сесть по-другому, но ощутила его укус на своем соске и охнула от неожиданности.

— Малышка, руки назад верни. — Зарычал он и посмотрел на меня своими желтыми глазами. Я тут же подчинилась и охнула от боли. Так как он с силой надавил мне на талию и одновременно приподнял бедра. Я автоматически попыталась лечь на него, а он тут же замер.

— Детка, я разрешал тебе убирать руки?

Его голос был каким-то странным.

— Мне так больно, Сарид.

Он вновь заглянул мне в глаза, и я поежилась от его сияющей желтизны, словно два маленьких солнца. Слишком яркие, слишком опасные и обжигающие.

Я даже не поняла, как он перевернул меня и лег сверху.

— Обхвати меня ножками, Элла. И расслабься.

Я обхватила его ногами, и он начал нежно меня целовать и одновременно медленно двигаться во мне. Уже потухшее возбуждение опять начало нарастать. Я зажмурилась и расслабилась. Ощущая его нарастающие толчки.

Он запустил руку мне в волосы и опять зарычал.

— Открой глаза, малышка.

Я открыла глаза и опять увидела это желтое сияние, глазам стало больно, и я вновь зажмурилась.

— Элла!

Пришлось подчиниться, и я мгновенно ухнула в горячий источник с головой. Внутри меня что-то разгоралось, и я запаниковала. Попыталась вырваться, а Сарид не выпускал, лишь продолжая все яростнее двигаться во мне.

— Да детка, да умница. Я хочу слышать твои стоны… — шептал мне мой темный эльф…

А я и не понимала, что это мой стон, лишь ощущая его глубже и глубже во мне и руки на моей попке и уже пальцы, поглаживающие мою узкую дырочку, и я тут же напряглась и мое возбуждение ушло.

— Тшш, не бойся, расслабься.

От его тихого и нежного шепота я все же успокоилась и попыталась расслабиться. Но было так сложно это сделать, и так стыдно, что я зажмурилась.

— Элла. Смотри мне в глаза.

— Я не…

— Элла, меня не интересует что ты там не…, смотри мне в глаза.

В его голосе мне послышался гнев. И от удивления я открыла глаза, а жаркое сияние вновь захватило меня, и возбуждение накрыло меня с головой. Что же это? Как? Я запуталась в себе и в своих ощущениях. Его нежные поцелуи, его яростные толчки, и пальцы уже там…

Я мгновенно дернулась, но он придавил меня своим телом и уже двигал пальцами во мне.

— Сарид…

— Тшш… расслабься.

Ощущения были странными, и не много болезненными. И мне опять становилось стыдно, но это сияние не позволяло мне сконцентрироваться, а его движения были все сильнее и пальцы входили все глубже, одновременно с его толчками, и растягивали меня…

— Я сейчас войду в тебя, придется потерпеть малышка, будет больно.

Услышала я его слова, но сияние не позволяло мне даже двигаться и что-то говорить, и я почувствовала, как он вышел из меня, и, переложив мои ноги себе на плечи, начал медленно входить… в мою вторую дырочку. Я застонала и задрожала всем телом. Мне резко стало холодно, и я хотела вывернуться, но солнечные лучи, словно стальные канаты, обвили мое тело, не позволяя мне пошевелиться.

— Элла, все хорошо, не бойся, просто расслабься, давай девочка.

Я ощущала его большую головку и старалась расслабиться, но было слишком больно и, застонав я почувствовала, что хочу сказать ему, чтобы он остановился, но не смогла произнести ни слова. Проклятое сияние не давало мне говорить, не давало двигаться. Я видела, как оно опутывало меня своими лучами, сковывая все тело и даже шею. Я запаниковала, и мое возбуждение мгновенно ушло, а Сарид не останавливался. Он медленно двигался легкими толчками, проникая все глубже и глубже.

— Детка, я все равно войду в тебя, давай расслабляйся, ты же любишь меня?

Я вдруг поняла, что люблю, действительно люблю и заставила себя расслабиться, и тут же ощутила, как возбуждение вновь разгорается во мне. Его властный тон, и сила, захватили меня, его сияние не позволяло мне двигаться. И возбуждение накрыло меня с головой. Я уже громче застонала и почувствовала, как он полностью вошел и начал яростно двигаться во мне. Я не успевала расслабляться и чувствовала боль, но одновременно с болью ощущала дикое возбуждение. В голове зашумело, и он нагнулся и укусил меня за губу. Я почувствовала металлический вкус собственной крови, и все мое тело затрясло, а сознание взорвалось миллиардами кусочков.

Я закричала и услышала его крик в ответ.

Собрать я себя так и не смогла, ощутила безвольной куклой. Сарид осторожно вышел из меня и понес к океану. Его теплые соленые волны окатывали мое измученное тело. Я уже напряглась, думая о том что соль сейчас начнет жечь, но Сарид положил свою руку мне на живот и я, ощутив тепло, почувствовала, как вся боль тут же прошла.

Мне стало на много лучше, и я открыла глаза.

— Что это было? — Я обвила его ногами и уцепилась за шею, как обезьянка.

А Сарид в этот момент смотрел мне за спину с удивлением.

— Элла, ты чувствуешь их.

— Кого?

И я повернула голову. А за спиной увидела, что-то темное. Я завертелась и попыталась понять, что это такое. А Сарид протянул руку и двумя пальцами взялся за это самое темное. А мне вдруг стало щекотно, а в лопатке я ощутила странное чувство, будто её аккуратно раздвигали. У меня случился когнитивный диссонанс… Как такое может быть? Как можно раздвинуть лопатки? Когда же Сарид дотянул это черное ближе к себе, то я увидела что-то типа… черного плаща с черным когтем на кончике, уходящим вверх. И мне было нестерпимо щекотно.

— Это крылья? — выдохнул Сарид.

А я лишь моргнула и пошевелила лопатками, а "крыло" тут же освободилось из рук демона.

Сарид тут же понес меня на берег и поставил на песок, а сам зашел за спину и начал рассматривать мои якобы "крылья".

Он обошел меня со спины и трогал их, я же пыталась схватить их руками. А когда по моей ноге скользнуло что-то пушистое, я вообще чуть в обморок не упала. Когда же поняла, что это такое, то впала в ступор минут на десять. Пока Сарид рассматривал все мои новоприобретённые конечности с пристальным вниманием, как еще лупу не принес с микроскопом?

— Я тоже хотела бы себя увидеть.

Кое-как смогла прочистить я горло от потрясения и шока.

— Идем.

Он завел меня в дом, и щелчком зажег магические светильники, в спальни. Хотя, на мой взгляд, они особо и не требовались. Я с удивлением поняла, что прекрасно вижу в темноте, хотя конечно цвета не различаю, но себя я смогла рассмотреть и без света.

Я превратилась в кошку, ту самую, что видела во сне и в храме, только женского рода. У меня была голубоватая бархатистая на ощупь кожа, из-за мелких волосков, пушистый длинных хвост, крылья и уши на макушке, как у кошек, все в шерсти.

Мои голубые волосы стали темно-синими, глаза увеличились почти в два раза и вытягивались к вискам. Нос немного уменьшился, как и губы. А из моего рта торчали небольшие клыки. Я приоткрыла рот и потрогала их. Они несколько не мешали мне закрывать рот, и были очень острые, так как я тут же проколола палец до крови. Вообще выглядела я очень экзотично. Этакая женщина кошка.

Я улыбнулась своему изображению и выставила пальцы, слегка их загнув, и сделала движение рукой сверху вниз, изображая царапанье когтистой лапой. А из моего рта автоматически вышел возглас:

— Ррр-мяф.

Я с удивлением посмотрела на себя в зеркало, а затем на свои руки. Мои ногти превратились в темно-синие когти, а когда я загнула пальцы, то когдти даже слегка вылезли. Я ощутила легкое покалывание и загнула их еще сильнее, мои когти же увеличились почти втрое.

— Боже, я похожа на брата "Росомахи", — пробормотала я сама себе.

Затем же я решила пошевелить своими крыльями и смогла их даже раскрыть и более того сделать пару взмахов, от чего мое тело мгновенно взмыло к потолку, от ужаса и паники я завизжала и практически шлепнулась на пятую точку, если бы не Сарид. Он поймал меня, когда я падала.

Я с радостью прильнула к нему, а затем посмотрела в его глаза. Я думала, он сейчас смеяться надо мной будет, но вместо этого он был необычайно хмур, и я бы даже сказала зол.

— Сарид, что-то случилось?

— Я хочу, чтобы ты вернула свое изначальное обличье, немедленно!

В его голосе послышались раздраженные нотки. Я с удивлением посмотрела на него, чего он так разозлился?

Он поставил меня обратно на ноги.

— Давай, я жду!

— А к чему такая спешка?

Мне хотелось еще посмотреть на себя, я вон даже на ноги не посмотрела, а там тоже были когти, которые, кстати, по моему желанию увеличивались в размерах раза в четыре не меньше, хвост, в конце концов!

— Ты не понимаешь! Это может быть очень опасно, ты оборотень, а их обращение всегда происходит в кругу родных, ты можешь никогда не вернуть свое обличье или застрять на стадии обращения!

С тревогой в глазах говорил мне Сарид.

Я с ужасом подумала, что, наверное, не хотела бы навсегда остаться такой.

— А как мне это сделать?

— Просто закрой глаза и представь себя такой, какой ты была раньше.

Я закрыла глаза и вспомнила себя обычной. Если честно приготовилась к боли. Ну, в кино же часто показывали, что оборотни, когда обращаются, то чувствуют сильную боль, или когда возвращаюсь в истинное обличье, так как у них кости изменяются, структура тела, новые конечности появляются, типа моего хвоста или крыльев. А тут ничего. Я еще сильнее зажмурилась, но опять ничего не почувствовала. С ужасом открыла глаза и уже хотела начать бояться, от того, что навсегда осталась кошкой, как в зеркале с удивлением увидела себя прежнюю. Причем абсолютно голую, как и Сарида отражающегося в зеркале. Это я только сейчас заметила, что мы когда-то успели раздеться? Щеки начали краснеть, и я побежала в душевую, был у меня там халатик, и Сариду заодно захватила полотенце.

Его взгляд нужно было видеть. Он посмотрел на меня, затем на полотенце и вновь на меня, пытаясь, видимо понять, чего я хочу. А я старательно пыталась и смотреть и не смотреть на то, что у него по ниже живота будет. С одной стороны я это видела в кино, порно смотрела, но вот так вот вблизи, а когда мы первый раз с ним сексом занимались, я так вообще ничего рассмотреть не успела. А тут пока в кошку превращалась и обратно, была слишком поглощена своей новой внешностью. И вот, он теперь передо мной…

— Элла, ты что меня стесняешься?

Он забрал полотенце и обернул им свои бедра, а его взгляд будто потеплел и желтый свет исчез. Передо мной вновь стоял мой дроу.

Я опустила глаза вниз и прошептала:

— Да.

Он мгновенно подхватил меня на руки и мы оказались в кресле.

— Девочка моя, пообещай мне пожалуйста, что ты никогда ни при каких обстоятельствах без моего разрешения не обратишься?

Он слегка потянул меня за волосы и заставил посмотреть себе в глаза.

— Элла, это очень важно, понимаешь? Это очень опасно! Если с тобой что-то случится? Я же с ума сойду!

От его слов на душе стало так тепло и приятно, что я невольно улыбнулась.

— Элла, я между прочим не шучу!

— Я знаю Сарид, я просто…, мне так приятно, что ты заботишься обо мне.

— Элла…

Он притянул мою голову к своей груди и зарылся носом в волосы.

— Я очень люблю тебя…

— А я очень люблю тебя Сарид… — прошептала я ему, а на глаза слезы навернулись, как же я мечтала это услышать от него. Эти слова были самыми главными для меня в этом мире.

— Таких как ты существ в нашем мире вообще нет, я даже упоминаний не слышал о кошках с крыльями!

Вырвал меня из моих грез и мечтаний взволнованный голос Сарида.

— Как же нет, а я в храме видела, бог Лэситер.

— В каком еще храме?

— Ну, всех богов, мы, когда с тобой на площади были, помнишь? Ты меня в храм всех богов водил, вот я там такого бога увидела, он выглядел, как я, только он был мужчиной. Я ему еще на алтарь кровь свою капнула. А еще он мне привиделся, когда я болела. Он мне даже, что-то сказать пытался, но я его так и не поняла.

— Почему ты мне сразу ничего не рассказала?

— Да я как-то не думала, что это важно? Хочешь, сходим в храм, я тебе его покажу?

Я даже приподнялась и посмотрела на Сарида в надежде, что хоть куда-то смогу вырваться с этого острова, что-то мне здесь уже надоедать стало.

— Не нужно, я сам посмотрю. Ты больше ничего об этом не знаешь?

Он опять притянул меня к себе.

— Да нет, там только монах историю про этого бога рассказал, что он не из нашей вселенной даже. Я точно не помню, так послушала, как сказку, да и забыла. Я вообще если честно не очень в богов раньше верила, теперь вот даже и не знаю…

— Ладно, хорошо, я тебя понял. Я постараюсь как можно больше узнать о твоем виде. Еще у мага поинтересуюсь, а ты не забудь о своем обещании, хорошо?

Если честно, было очень трудно давать такое обещание, но встревоженный и ласковый взгляд Сарида мне совершенно не понравился. Поэтому я пришлось пообещать. Вот только мои скрещенные пальцы за спиной он ведь все равно не заметил?