Нимфа и Демон Ревности

Осетина Эльвира

Его история предательства...

(16+)

 

Нимфа и Демон Ревности

Эльвира Осетина

 

Она нашла меня, когда мне было всего четыре года, в какой-то подворотне, рядом с истерзанным телом моей уже мертвой матери. Отца, римского легионера убили в очередной войне, которую, вел император Гай Юлий Цезарь на  завоевание территорий, а его, так называемые друзья, забрали себе всю его добычу, и когда они вернулись, то пришли в наш дом, изнасиловали и убили сестер отца, и мою мать, а трупы просто вышвырнули на помойку.

Я чудом остался жив, наверное, они просто решили, что я все равно умру от голода. В те времена чужие дети никому были не нужны.

Наверное, ты хочешь спросить, как она оказалась там?

Я тоже задавал ей этот вопрос. Но она сказала, что этого говорить нельзя, это большая тайна, и она поклялась, что никогда и никому о ней не расскажет, даже мне.

Она была моей парой, моей единственной…

А еще она была нимфой…

Не смотри на меня так,… знаю, ты думаешь, я сумасшедший, маньяк, что украл тебя и сейчас рассказывает всякую чепуху. Римская империя, что пала более двух тысяч лет назад, император, имя которого Гай Юлий Цезарь, живший больше двух тысяч лет назад, и мифическое существо – нимфа… Любой нормальный человек услышь он от меня подобную чушь, принял бы меня либо за «ролевика» либо за сумасшедшего.

Но я не тот и не другой.

 Я не виню тебя, не надо плакать прошу, и нет, я не отпущу тебя, пока  ты недослушаешь мой рассказ до конца, хочешь ты этого или нет, я сейчас поправлю твои веревки, чтобы тебе не было больно…

Прости, я не хотел, честное слово не подумал, что тебе может быть больно, сейчас я ослаблю их…

Ну, вот уже лучше, не нужно плакать, я знаю, ты очень сильная девочка я следил за тобой много лет, боялся подойти,… но ты собралась замуж, и я должен был вмешаться…

Ладно, извини, я что-то ушел далеко от темы…

Я остановился на том, что она была моей парой, и она была нимфой. Тем самым мифическим волшебным существом. Бессмертным существом, любящим заниматься сексом…

Извини, ты, наверное, думаешь, почему я говорю об этом с такой горечью? Ведь секс для мужчин это же хорошо, а если еще и мужчине попадается женщина любящая заниматься сексом, то это втройне хорошо. Но проблема заключалась в том, что нимфы занимаются сексом не только со своими единственными… Они каждый месяц танцуют свой лунный танец на лунной дорожке, и принимают в свои объятия того, кто им попадется в это время на пути, и этот счастливчик в скором времени исполняет свою заветную мечту.

По крайней мере, так говорилось в поверии… Однако нимфы не просто так выбирали счастливчиков и занимались сексом с первым встречным, любая нимфа, сама того не понимая, исполняла волю богов, таким образом.

И все знали об этом поверии тогда в  те времена, и во время полной луны специально выходили на улицу, ища свою нимфу, чтобы занявшись с ней сексом получить исполнение своей заветной мечты.

Вот и мою пару каждый месяц звала луна…

И она была не властна над ее силой…

Ее звали Лилианой…

Извини, что я так на долго замолчал, я просто вспоминал, ее… Знаешь я думал, что за две тысячи лет ее образ сотрется из моей памяти, ведь у меня не было ни одного ее изображения, а нет, я помню ее, так, словно, она опять стоит склоненная передо мной, а ее белые волосы блестят в лунном свете. И ее добрые большие глаза смотрят с такой затаённой радостью, будто во мне запечатлен весь ее мир.

Она всегда так смотрела на меня, словно я являюсь, ее вселенной… Я был ее миром… я был для нее всем…

….

Она забрала меня в свой дом, и я стал жить с ней. У меня каждый день была горячая ванна, красивые добротные вещи, интересные игрушки. Она готова была исполнить любую мою прихоть…

Все чего бы я ни попросил, все преподносилось мне на блюдечке…

Однажды я назвал ее мамой, но она лишь засмеялась своим звонким голосом и поведала мне, что мы пара, и когда я подросту и войду в полную силу, как и все демоны, рожденные на земле, то пойму это.

Не смотри на меня так…

Да я демон…

Просто иногда такое случается, что демоны приходят в этот мир и рождаются в нем…. Такое очень редко происходит, я  всего лишь десять своих сородичей за две тысячи лет встречал, и то, пришлось отправить их темное царство бога смерти.

Ну, вот опять этот взгляд!  Я же защищался! По крайней мере, первые два раза точно…иначе уже они бы расправились со мной, и вообще, по большей части мы не доживаем до своего совершеннолетия, мы слишком могущественные существа, и если нас будет слишком много, то этот мир мы без особых усилий повергнем в хаос. И мироздание, словно специально дает долгих сорок лет, очень сложных сорок лет, заставляя каждого демона, практически с рождения проходить настоящую школу выживания. Чтобы демон смог в человеческом обличье, не имея никакой силы дожить до этого возраста, и если у демона получится это сделать, то после сорока лет у него появляется невероятная сила, и он прекращает стареть.

Вот и я когда-то благодаря моей Лилиане смог дожить до такого возраста, причем дожить безо всяких проблем. И более того все те годы я был очень счастлив… Если бы я знал какой ценой Лилиана сделала мою жизнь счастливой и безоблачной, то лучше бы сдох тогда в той канаве.

Если бы не она, то…

Знаешь, я ведь много лет понятия не имел, чем она занимается, уходя по ночам два или три раза в месяц, пока «добрые люди» не рассказали…

Она была намного старше меня, тогда в те годы ей уже было более трех тысяч лет. Она сама мне рассказывала. Она за свои годы объездила весь мир. Как она мне объясняла, ее, всегда вела лунная дорога, я тогда не понимал о чем она…

Когда мы повстречались, Лилиана перестала переезжать и путешествовать, купила себе дом в Риме, хотя, как потом позже выяснилось, ей его подарил один из патрициев… Тот чью мечту она исполнила…

Но я-то всего этого не понимал…

Она уверяла меня, что я ее пара, но смогу я почувствовать и узнать ее, только лишь когда вступлю в свою силу… А я и правда не чувствовал чего-то эдакого.

В детском возрасте я любил ее скорее, как мать… и был благодарен ей за то, что она спасла меня и дала мне безбедное существование.

И только лишь начав взрослеть, я начал ощущать к ней влечение, как бы любой мальчишка подросток ощутил влечение к прекрасной девушке живущей рядом с ним.

А она была прекрасна. Она всегда выглядела так будто ей не больше восемнадцати лет. И даже в ее глазах всегда искрился задор и яркий свет, к которому хотелось тянуться.

Она очень часто пела и танцевала для меня просто так.

Да, не каждому дано увидеть танец нимфы и услышать ее чарующий голос, а я видел и слышал все это почти каждый день. Готовила ли она для меня, собирала ли в школу или лицей.

Помню, когда мне было тринадцать она отвела меня в публичный дом, и, купив мне шлюху ушла.

Она говорила, что я должен познать вкус женского тела, что она не имеет права забирать у меня свой личный опыт, ведь после того, как я стану демоном, и пойму, что она моя единственная я уже больше никогда никого не захочу, кроме нее. А она считала, что не справедливо отнимать у меня это…

Все же в теории мы с ней должны были встретиться позже, когда бы я уже был демоном, а получилось,… что она нарушила какие-то запреты.

Если бы я знал, какое наказание ее ожидает за нарушение этих запретов, за то, что она сделала мою жизнь счастливой, и помогала мне выжить в те сложные времена…

Если бы…

….

Как-то я должен был ночевать у приятеля по лицею, но мы с ним поссорились, я психанул и вернулся домой ночью. Тогда я и подслушал разговор Лилианы со своей подругой. Она была ее сестрой – нимфой и пришла к ней уговорить ее бросить меня, пока не поздно, пока кара не настигла ее за то, что она спасла меня и ограждает от жестокости всего мира, за то, что нарушает закон мироздания и вмешивается в мою судьбу.

Но моя Лили сказала, что готова понести наказание, за три тысячи лет она впервые чувствует себя настолько счастливой и целостной, что даже если боги решат оборвать ее жизненный путь, то она все равно не пожалеет о том, что находилась рядом со мной и смогла уберечь меня от жестокости этого мира.

Все началось тогда, когда Лилиана помогла мне поступить в самую престижную академию   в Риме и как-то умудрилась достать мне титул патриция.

Для всех посторонних она была моей дальней родственницей, а мой отец погибшим центурионом. Тот мужчина и вправду существовал, и то, что мне достался его титул, проблем не возникло. Все как-то сразу поверили, что я его сын и наследник. Так как другой семьи у мужчины не осталось.

Мне было двадцать, когда я узнал, чем Лилиана занимается и откуда у нее столько «подарков» и главное как и где она достала мне титул патриция, почему-то раньше я усердно закрывал на это глаза, ну или примерно догадывался что у нее есть один какой-то любовник, с которым она встречается в тайне от меня… Но Лилиана была для … я даже не знаю… кем она для меня была… я не чувствовал к ней слишком сильного влечения, как к женщине, чувствовал конечно, но… Мне она больше казалась матерью, но я видел насколько она красива, и юна… Утонченная хрупкая, но невероятно мудрая, моя Лилиана…

Может если бы она подпустила меня раньше, то я бы…

Не знаю, почему, но она говорила, что все должно случиться между нами, когда я достигну своего совершеннолетия, не как человек, а как демон. Когда я вступлю в силу. Она говорила, что иначе ее сила может просто погубить меня во время нашего соития. Ведь она не человек…

….

И все же может если бы она подпустила меня раньше, то я бы…

….

Нет,… я бы поступил так же…

Знаешь…

Я предал ее…

Полагая, что это она меня предала…

О боги, как я смешон…

Я знаю, ты устала, но осталось совсем немного и я закончу… Потерпи пожалуйста…

Давай, я немного ослаблю твой кляп, только я попрошу тебя не кричать, все равно тебя никто не услышит, так что не нужно кричать… хорошо? Обещаешь, что не будешь кричать? Кивни, если обещаешь?

….

Ну, вот… так лучше, да?

Так на чем я остановился?

Ах да… я предал ее…

Когда я узнал, кто была Лилиана и как смогла добиться нашего безбедного существования я был в ярости… Я хотел убить ее… Я шел домой, тогда, две тысячи лет назад, желая навсегда уничтожить ее за то, что она мне лгала. За то, что она не подпускала меня к себе, зато с другими она без проблем спала и за это другие любовники одаривали ее подарками, хотя на самом деле, они просто благодарили ее. Но мне эту информацию преподнесли совсем по-другому. Словно моя Лилиана была падшей женщиной, обыкновенной шлюхой, а не прекрасным мифическим существом. Ведь я был ее единственный, я был ее парой, а она даже не подпускала меня к себе, и ничего мне не рассказывала…

Так я думал тогда…

Безмозглый дурак…

Мне нет оправдания, я знаю, не смотри на меня так, я сам давно и много раз себя проклял за все что сделал… за то, что я так жестоко обошелся с ней… Но, я клянусь, что сполна выпил чашу страданий за то, что совершил тогда, в тот день…

….

Нет, я не убил ее, я сделал гораздо, гораздо хуже…

Я не знаю, о чем я тогда думал, наверное она слишком много дала мне своей любви, а я… я …

Я просто предал ее… И не только предал, но еще и продал…

Извини, что покинул тебя, но мне слишком тяжело вспоминать о том, что случилось, слишком тяжело говорить, о том, что я когда-то сделал, хоть и прошло уже столько времени, но моя боль за мой поступок с годами только увеличилась…

Никто не прощает такое…

Никто… и никогда…

Я не стал убивать ее, я отправился к одному известному в Риме ученому – Фабиусу Оптилиону. По крайней мере, так он сам себя называл.

Он ловил магических существ и, делая над ними опыты, создавая при этом различные лекарства. Он искал секрет  их бессмертия. Но поймать нимфу не мог никто и никогда…

Не смотри на меня так… да я сделал это…

Он дал мне какой-то артефакт, это было кольцо, и сказал, чтобы я надел ей его на палец, а он заплатит мне огромную сумму денег. Он даже задаток мне дал, большой, мне бы хватило на целую виллу и плантацию с тысячью рабами. Я мог бы прожить, в роскоши даже с теми деньгами целую жизнь, и это был только задаток.

Он сказал только надеть кольцо на ее палец, когда она будет спать, а дальше он уже сам все сделает.

Я пришел в тот день домой, я улыбался ей и последний раз смотрел, как она, пританцовывая на кухне, поет какую-то песню своим очаровательным голосом. Я смотрел в ее светящиеся от радости глаза, пока она накрывала на стол и спрашивала, как прошел мой день, и я делал вид, что все как обычно…

А ночью я зашел в ее спальню…

Знаешь, она проснулась, в тот момент, когда я взял ее за руку, и она видела, что я надеваю на нее кольцо. И больше того она позволила мне это сделать…

Я видел, что в ее взгляде мелькнуло понимание…

И она позволила мне ее предать…

И когда этот… так называемый ученый уводил ее, она все смотрела на меня, и она прощалась со мной своими глазами, и не говорила мне не единого слова…

И самое страшное, что в ее взгляде не было ненависти,… она все поняла и приняла… Хуже того она даже простила меня…

Она будто ждала этого…

Ты, наверное, думаешь, что я передумал, и спас ее?

Нет…

Этого не случилось…

Не через пять минут, ни через час, ни через день, ни через неделю, ни через год, я не задумался о том, чтобы узнать, что с ней стало…

Наверное, в тот момент, я решил, что раз она магическое существо, то как-нибудь выкрутится. Ведь она при мне такие магические фокусы вытворяла, что я подумал, будто моя Лилиана справится с каким-то там ученым. И я не на одну секунду не поверил, что  это кольцо было настоящим артефактом.

Так я успокоил свою совесть и забыл о ней.

Я действительно купил себе плантацию с рабами, огромную виллу. Закончил академию и даже получил место в адвокатуре, как преуспевающий в те времена защитник.

Когда мне исполнилось тридцать лет, я женился на прелестной Асилиэнте, дочери моего старшего наставника и хорошего друга. Ей было всего пятнадцать, но в те времена она уже даже было слишком взрослой для замужества, так как девочек отдавали в жены и в двенадцать и порой даже в десять лет.

Мне даже казалось, что я любил ее…

О Лилиане я почти не вспоминал…

Я почему-то убедил себя, что нимфа давно спаслась, ведь тогда, когда Фабиус забирал ее, она, не проявляла ни единой эмоции страха или тревоги. Она была очень спокойной. Да и тот ее понимающий и всепрощающий взгляд…

Я уверился в том, что моя Лилиана в безопасности…

Как же я был не прав…

Асилиэнте родила мне двоих детей.

Моя жизнь была прекрасной. Я выступал в судах все чаще и чаще успешно, владел большой плантацией, и тысячью рабами. Читай книги на Книгочей.нет. Подписывайся на страничку в VK. У меня росли сын и дочь. А моя жена Асилиэнте затмевала своей красотой почти всех жен моих друзей. Я гордился своими достижениями. Мою кандидатуру даже прочили в сенат…

Когда мне исполнилось сорок лет, я почувствовал себя резко очень плохо. Прямо на праздновании моего дня рождения.

Мое состояние с каждым мгновением начало стремительно ухудшаться. Я тогда даже решил, что меня кто-то отравил.

Я провалялся в горячке больше трех месяцев.

….

Я не умер…

Я переродился и получил силу…

Ту силу, о которой рассказывала мне Лилиана…

И более того я получил вторую ипостась, да…

Она боевая и я не особенно привлекательно выгляжу…

Я покажу тебе ее… но потом… позже… иначе боюсь, что ты не выдержишь…

Можешь испугаться…

К сожалению, когда я очнулся, то не смог обуздать свою вторую ипостась и его чувства…

Я и сейчас не особо хорошо с ним лажу… он ненавидит меня за содеянное… И я его прекрасно понимаю… я сам себя ненавижу…

В назидание он убил мою жену, детей, и всех моих домашних… Перерезал, как скотину всех рабов…

И я не смог его остановить…

Он мстил мне за то, что я натворил, за то, что предал ее…

В ту ночь погибло очень много людей…

Я видел все со стороны и совершенно ничего не мог сделать…

Он даже убил моего друга, который рассказал мне все про Лилиану…

А потом он пошел искать Фабиуса…

Он не позволял мне вернуть контроль пока не нашел ученого.

Он допросил Фабиуса и тот рассказал, что случилось с Лилианой…

Когда я слушал его, мне казалось, что я медленно варюсь в котле с огненной водой…

Я не буду рассказывать тебе всего того, что Фабиус сделал с моей Лилианой.

Могу сказать лишь одно… Я опоздал всего на один месяц, если бы я пришел на месяц раньше, то она была бы жива… Хотя я не знаю, осталась ли бы она нормальной после того, что этот …. Так называемый ученый в течении двадцати лет с ней творил…

Я нашел ее останки…

Только лишь ее кости…

И то не все…. Потому что он даже ее кости перерабатывал на различные ингредиенты…

Мой демон очень долго убивал Фабиуса… На это у него ушло несколько лет…

Но я то понимал, что мою Лилиану это не вернет…

Я со стороны смотрел на эти пытки… полностью позволив демону захватить контроль над моим телом.

После смерти Фабиуса, демон собрал останки моей Лилианы и пошел искать возможность умереть, уйти вслед за ней. Я полностью поддержал его желание и тогда он вернул мне контроль над моим телом…

Я хотел найти ее в другом мире и вечно стоять перед ней на коленях, чтобы выпросить у нее прощения… за мою жестокость…

Кстати, именно Фабиус пояснил мне, кем является мой демон… Он назвал меня демоном-ревности…

И именно поэтому я и сделал то, что сделал. Моя суть уже проявилась тогда…

Я подсознательно понимал, что Лилиана будет мучиться много лет, из-за предательства, и обрек ее на эти муки…

В этом и есть мой дар,… хотя это скорее проклятье, чем дар…

Знаешь, что я только не пытался с собой сделать, как я только не пытался убить себя…

Но у меня ничего не получалось.

Ни вода, ни огонь, не брали мое тело….

Я даже падал в жерло действующего вулкана, но и это не помогло мне…

Останки Лилианы всегда были со мной…

Я не знал, как мне умереть, я не хотел жить и со злости уничтожал других…

Я уничтожал целые города смертных, причем, даже не используя физическую силу. Я лишь внушал им всем дикую всепоглощающую ревность и люди сами уничтожали друг друга самыми жестокими и зверскими способами. А если мне пытались противостоять магические существа, то я с легкостью убивал и их.

Я не встречал того, кто способен был мне дать отпор. Если я не мог сразиться физически, хотя и это было очень редко, то тогда заставлял любое даже магическое существо испытывать ревность. И они забывали обо мне уходя уничтожать своих любимых, даже не понимая, что находятся под властью моей магии…

Кажется, я даже стал испытывать нечто вроде удовлетворения, когда видел, что не я один способен на жестокость по отношению к своей второй половинке…

Однажды, я встретил на своем пути какого-то старца…

Его я тоже сначала хотел убить, так как мне показалось, что он владеет достаточно огромным магическим потенциалом и способен уничтожить меня, но он просто сидел в позе лотоса на земле и совершенно никак не пытался на меня напасть.

Я помню, что сел тогда рядом с ним привалившись спиной к дереву…

Я, наверное, впал в какой-то сон или транс… или этот старик умудрился меня погрузить в такое состояние?

Но он не пытался воспользоваться моей слабостью и убить, пока я был таким беспомощным, вместо этого он очень многое поведал мне о том кто я такой, и о моей силе…

А самое главное он дал мне надежду…

Он сказал, что раз останки моей Лилианы со мной, то у меня есть шанс вернуть ее в этот мир…

Он дал мне направление, куда идти и что сделать, чтобы приблизиться к встрече с Лилианой.

Я тогда еще подумал, что если он меня обманул, то я вернусь и убью его, однако когда очнулся, то этого деда и след простыл.

Думаешь, он мне просто лапшу на уши вешал, чтобы я его не убил?

Я тоже так подумал….

Но в любом случае выбора-то у меня особо не было…

И я пошел делать то, что он мне велел…

Нужно было спасти магических существ…

Когда я пришел в место, что мне указал старик, то оказалось, что это был храм бога Анубиса, а в нем находились его истинные жрецы.  Вот их-то мне и надлежало спасти от набегов варваров.

Ты, наверное, скажешь, что старик просто воспользовался моей силой?

Но ведь я не идиот, я тоже так подумал…

Но с другой стороны, это был шанс… очень мизерный, но все же шанс… Старик предупредил меня, что понадобиться очень много времени, чтобы возродить нимфу…

Я защищал храм бога Анубиса в течение двух тысяч лет…

Нет, это не те храмы, которые давно разрушили смертные…

В этом храме жили настоящие жрецы, бессмертные с собачьими головами, и он всегда находился в тщательно спрятанном от простых смертных, месте.

Девятнадцать лет назад, бог Анубис сам явился ко мне во сне, и сказал какой ритуал нужно совершить, чтобы возродить мою Лилиану.

Я сделал так, как он мне сказал.

Анубис указал мне место и время, где появится ребенок.

Это была Россия, родильный дом города Томска. Ровно восемнадцать лет назад. Женщина по имени Сергеева Дарья Николаевна должна была произвести на свет маленькую нимфу…

Да это твоя мать…

Это твоя мать…  Катя…

Мне поначалу не нравилось это имя, но потом я все же привык к нему…

Катя… маленький котенок…

Я знаю, ты не веришь мне, и еще в течение двадцати двух лет не будешь верить, пока не войдешь в силу…

Ведь все магические существа рождаются обыкновенными смертными, и проходят очень долгий путь до сорока лет, прежде чем обрести свою силу и почувствовать свою истинную пару.

И все эти двадцать два года, ты не будешь чувствовать ко мне ровным счетом ничего, кроме, скорее всего, страха или даже ненависти…

Знаешь, я не хотел трогать тебя, я хотел дать тебе возможность прожить эти сорок лет, так как ты хочешь…

Но со своей ревностью я так и не смог справиться…

И когда я узнал, что ты собираешься выйти замуж за того молокососа, то не выдержал…

Прости меня…. Прости меня мой маленький котенок… прости, что предал тебя тогда и, что не дал тебе насладиться спокойной человеческой жизнью…  приобрести собственный опыт, пройти через свои ошибки…

Хотя когда-то две тысячи лет назад, ты позволила мне прожить собственную жизнь…

Но я клянусь тебе, что за эти двадцать два года, пока ты будешь со мной, я не дотронусь до тебя в сексуальном плане, если ты сама мне не позволишь…

И я клянусь, что постараюсь исполнять все твои желания, но только не те, что касаются других мужчин.

Прости…

А сейчас я покажу тебе свою боевую ипостась, он уже рвется наружу, уже давно давит на меня, желая просто дотронуться до тебя, просто пропустить твои белые локоны сквозь пальцы, не бойся его, он не причинит тебе зла, он безумно счастлив, что, наконец,  смог тебя вернуть…

Огромный демон держал в руках свою пару, которая все же не выдержала нервного потрясения и потеряла сознание, стоило ему показать свою сущность. Но существо не хотело ее отпускать. Ему хотелось вечно держать ее в своих руках, пусть хотя бы так, пусть хотя бы без сознания, на большее он и не рассчитывал, ведь главное, что она наконец-то была с ним…

***

- Может быть, на этот раз ты оставишь в покое нашу дочь? – спросила прекрасная Бастет* - богиня любви, с тревогой всматриваясь своими кошачьими глазами с вертикальными зрачками в шар судьбы.

- Она мне больше не дочь! – раздалось гневное рычание из другой стороны зала, что красавица с головой кошки, не удержалась и, вздрогнув, посмотрела на огромного мускулистого мужчину с головой шакала, и своего бывшего мужа – бога Анубиса, бога смерти.

- Ты отрицаешь, что я родила Лилиану от тебя, Анубис? – со злостью в голосе процедила красавица и от негодования когти на ее пальцах стали увеличиваться, а руки трансформироваться в лапы.

- Конечно же, нет! Глупая ты женщина! – фыркнул мужчина. - Ты прекрасно знаешь, что она посмела пренебречь моей любовью и отправиться жить к смертным!

- Ты же знаешь, что там ее судьба! – прошипела в ответ красавица.

- Судьба, судьба, судьба! Это ты ей внушила и твоя стекляшка! Нет там никакой судьбы! Этот демон вообще не должен был появляться на свет! – прогремел своим рычащим басом мужчина, и ударил кулаком о подлокотник с такой силой, что чуть было, не расколол его.

Бастет скривилась в ответ и с ехидством в голосе спросила бывшего мужа:

- А как ты хотел? Пойти против вселенной? Ты уничтожил своего врага, высвободил огромное количество энергии – и вселенная всего лишь восполнила свою потерю! А я хотела, чтобы у моей дочери был достойный мужчина! Но я не хотела, чтобы она провела вечность с нелюбимым и связала их судьбы. Я видела, как ей одиноко здесь в этом темном мире!

- И отпустила ее в мир смертных?! Без моего ведома? Да еще и связала ее судьбу с очередным порождением хаоса? – взревел Анубис, встав со своего трона, его глаза вспыхнули красным светом, а из двух ноздрей показались тоненькие струйки дыма – признак начинающегося раздражения.

Бастет лишь отмахнулась от мужчины уже вполне нормальной ладонью с тонкими изящными пальчиками.

- Ой, только не пыхти! И так жара невыносимая!

- Отвечай женщина! – еще громче взревел мужчина, сделав пару шагов по направлению к своей бывшей жене, и оскалился, оголив огромные белые клыки.

Бастет повела изящным голым плечиком и с вызовом посмотрела на бога смерти.

- Да! – громко отчеканила она. - Потому что ты бы все равно никогда не отпустил бы ее, и вечно держал бы подле своего трона! Она не твоя собственность! У нее должна быть своя судьба, своя жизнь, своя любовь! А ни это загробное царство! Здесь же со скуки помереть можно! Хорошо, что я от тебя ушла, иначе бы точно сошла с ума.

Анубис зарычал и сделал еще пару шагов к Бастет.

- Ты хоть понимаешь, что ты натворила женщина! Ты позволила нашей дочери связаться с чудовищем! Который продал ее не моргнув и глазом!

Но в ответ богиня любви оголила свои тонкие, словно иглы клыки, и зашипела разъяренной кошкой:

- Тебе ли не знать, кто нашептал демону всяких гадостей про нашу дочь? Ведь это же был ты! А тот артефакт? Ведь это ты отдал его тому подонку смертному, что мучил мое дитя столько лет? И это ведь ты скрыл ее от меня, чтобы я не вмешалась и не помогла ей? И душу ее не отпускал из своего царства, чтобы наша малышка возродилась! А потом явился к демону и заставил служить себе, убивая по всему миру моих верных жриц!  И не смей отпираться, что все было не так! Как только я почувствовала мою дочь в мире смертных, я все узнала!

Мужчина посверлил надменным взглядом красавицу, и еще раз недовольно рыкнув, вернулся обратно к своему трону.

- Я думаю, она вполне заплатила за то, что посмела ослушаться тебя,  и хватит уже с нее страданий, оставь их обоих в покое! Я знаю, чего ты добивался! Я здесь, рядом с тобой! Я вернулась к тебе! Так что хватит!

Анубис сел обратно на свой трон и его голова трансформировалась. Он стал похож на обычного смертного мужчину - короткие черные волосы, рубленые черты лица, густые брови, квадратный подбородок, хищный взгляд, прямой нос…

Бастет лишь фыркнула в ответ на его новую личину, однако все равно заинтересовано покосилась, сверкнув своими зелеными глазами. Анубис редко изменял себя, но ради жены и ее близости, готов был стать для нее более симпатичным и даже похожим на смертных.

Бастет питала слишком много любви к людишкам, и бог смерти готов был мериться с ее странными на его взгляд увлечениями.

Но он не был готов к тому, что его жена решит уйти от него в мир смертных навсегда. Она настроила там свои храмы, и совсем позабыла о нем. Единственное, что ее возвращало обратно к своему мужу, так это их общая дочь. И именно поэтому Анубис не давал возможности Лилиане выйти из царства мертвых. Хотя знал, как сильно она мечтает об этом из матери, которая вечно рассказывала ей сказки о смертных.

В итоге хитрая Бастет все же смогла забрать Лилиану с собой, она выкрала ее из царства мертвых, как обычную душу, и увела на землю, вселив в новорожденную нимфу. А позже еще и свела ее с новорожденным демоном, которого Анубис хотел уничтожить, так как уже чувствовал в нем слишком огромную силу и понимал, что пройдет несколько тысячелетий, и этот демон вполне будет способен стать равным Анубису. Однако Бастет специально вмешала и отправила к демону Лилиану, связав их судьбы между собой.

Хитрая жена, мечтала о том, чтобы демон защищал ее культ на земле. И Анубис понимал, что если так и случится, то ее сила увеличится в мире смертных, и Бастет уже никогда к нему не вернется.

Вот он и решил пожертвовать собственной дочерью, чтобы уничтожить полностью культ жены и вернуть ее, а демона привлечь служить себе.

Бастет тоже изменила свое лицо, представ перед богом смерти в виде светлокожей брюнетки. Когда-то смертные знали ее, как царицу Египта – Клеопатра… Бастет любила власть и мечтала о том, чтобы завоевать весь мир смертных…

Но Демон Ревности, которого направил Анубис, уничтожил все ее царство, ведя за собой Римскую армию, а позже, нашел и уничтожил почти все ее храмы и верных жриц.

Анубис вновь встал со своего трона и подошел ближе к блудной жене, он зарылся пальцами в ее длинные черные волосы, сжал их в кулак, зафиксировав голову любимой, чтобы не смела от него отвернуться и, приблизившись, впился в ее ярко-алые губы собственническим поцелуем.

Бастет пыталась не реагировать, сдерживая свою страстную натуру, но через некоторое время под напором бога смерти сдалась и уже сама с не меньшей силой, начала отвечать мужу на поцелуй.

Анубис первый прервал поцелуй и выдохнул в губы, слегка дезориентированной от страсти женщине:

- Я не буду их трогать до тех пор, пока ты рядом со мной, - он дернул жену слегка за волосы, чтобы привлечь ее внимание, и громко зарычал: - но если ты еще раз посмеешь сбежать от меня, то пеняй на себя!

И он вновь увлек жену в невероятно страстный поцелуй постепенно переходящий в более откровенные ласки…