Вечером сидя в кровати и приглушив свет до интимного, я устроилась перед ноутбуком и зашла на форум ковена.

В свежих новостях говорилось об очередных поправках в правилах и инструкциях по использованию даров. А так же новые лимиты в расценках на основные услуги. Но все они ко мне не относились, поэтому пробежав взглядом по основным статьям, перелистнула страничку.

В криминальных сводках были в основном бытовые убийства, а так же смерти по неосторожности.

«Сорока двух летняя ведьма Марьяна Левина с низкоуровневым даром эмпата решила попробовать позаниматься сексом без любви. Приобрела у мага артефактника Савелия Криптова защищающий от чужих эмоций кулон, и отправилась на свидание. Сердце ведьмы остановилось в самый наилучший момент в ее жизни. Кулон взорвался, не выдержав переизбытка эмоций ведьмы, и эмоции партнера  прорвались в ее раскрытую душу, убив ведьму. Савелий Криптов обвиняется в непредумышленном убийстве»

Мда, затаскают артефактника, как пить дать, затаскают.

Эти кулоны уже давно пытались запретить. Да, при обычном общении эмпатов со слабым даром они может и помогают, и то не всегда, но вот здесь-то эти кулоны и показали свою несостоятельность.

Почитав комментарии к статье, я поморщилась.

Не люблю холиварщину, а тут такое развели… Не представляю что ждет мага… Эмпатия самый распространенный дар среди одаренных. Процентов десять от общего количества всех одаренных на планете не получили его в наследство. И эти десять процентов, в какой-то мере считаются ущербными. Разрешение на работу «психологом» им выдают с огромным исключением. По большей части все они силовики и служат при ковене, как боевые маги.

Вспомнив этих вояк от мозга до костей, я передернулась. Каждый раз, когда вспоминаю, как меня допрашивали после смерти родителей. Мне хотелось убить следователя за те вопросы, которые он мне задавал.

Но спустя годы, зная их тяжелую работу, я понимала, что если бы они чувствовали эмоции всех своих допрашиваемых, то не смогли бы работать и что-то вообще понимать. И уж тем более участвовать в расследованиях. И то, что они лишены эмпатии это скорее для них большой плюс.

Вяло переписывалась на форуме по использованию дара виденья истинной сути.  Ответила на вопросы новичков. Перекинулась парой слов со старыми знакомыми. Поискала информацию по своей брюнетке. Но так толком ничего нового не нашла.

Основная статья о душе, как тонкой материи, которую когда-то еще писал основатель ковена, так и осталась в заголовке темы. Новых статей никто на эту тему так и не написал.

Полистала различные дела по реинкарнации. Но опять же советы были одни и те же. Вмешиваться и пробовать запечатывать расползающуюся ауру очень опасно. Можно только навредить и сделать еще хуже. Приводилось множество примеров, как положительных, так и отрицательных.

На всякий случай, подала официальный запрос на вмешательство, в случае если мой вариант не «прокатит», и, закрыв ноутбук, с чувством выполненного долга уснула.

Проснулась опять вся разбитая и заплаканная. То, что я увидела, когда вернулась домой в день смерти родителей, опять всю ночь крутилось перед глазами.

Простояв под душем больше часа, я кое-как выбралась и заварила себе успокоительный сбор.

Вот что бывает, когда пропускаешь через себя тяжелые эмоции. Они вытаскивают мои собственные наружу и заставляют переживать их снова и снова.

А еще вину перед родителями за то, что тогда поссорилась с ними и в очередной раз устроила истерику. Мама с папой всегда чувствовали, когда я пользуюсь своим даром «исполнителя желаний», и каждый раз отчитывали меня за неосмотрительность. Ведь если рядом будет высший маг, то он может легко ощутить использование моего дара, и тогда мне уже никуда не скрыться.

Высших магов не так много на самом деле, но они есть. И обычно пользуются очень дурной славой. Чаще всего дара эмпатии у них нет, но они при этом наделены очень высоким даром стихий, и от того не чувствуя чужие эмоции – боль, страдание, они лишены всяческих моральных принципов. Единственное, что их сдерживает, так это законы. Пожиратели дара, кстати, тоже являются высшими магами. Еще бы… столько силы нахаляву получают, сволочи!

Я резко замерла, не донеся вилку с омлетом до рта. А ведь пожиратели пришли ко мне домой, потому что именно из дома я использовала свой дар.

- О боже… - произнесла я, с ужасом смотря перед собой.

Это я навела пожирателей на родителей. Это я убила их…

Звонок сотового заставил меня вернуться в реальность.

На экране высветился номер телефона Веры. Взглянув на часы, я поняла, что еще очень рано. Но удивиться не смогла, так как мою душу уже заполняло чувство вины.

- Да, - тихим голосом ответила я, думая о том, что натворила пять лет назад.

- Алина Юрьевна Крон? – услышала я мужской грубоватый голос, и с удивлением опять посмотрела на экран.

Нет, мне не показалось, номер телефона действительно был Веры.

- Алина Юрьевна Крон, вы меня слышите? – громче повторил мужчин.

- Да, это с кем я разговариваю? – более уверенным тоном ответила я, пытаясь понять, зачем Вера дала кому-то свой телефон.

- Вам знакома Холодова Вера Андреевна? – задал мне мужчина странный вопрос.

- Конечно, знакома, вы же с ее телефона мне звоните, - недоуменно ответила я. - С кем я говорю? - еще раз переспросила я.

- Юрий Алексеевич Шевцов, старший следователь по особо важным делам,  отдел убийств. Тело Веры Холодовой нашли сегодня утром в офисе. Жестокое убийство, похоже на дело рук каких-то религиозных фанатиков.

Мужчина что-то продолжал мне говорить, а я чувствовала, как холодеют от ужаса кончики моих пальцев. Это были пожиратели. Это они так действовали. Боже, что я наделала…

Отключив телефон, я дрожащей рукой набрала номер Валерия Никифоровича.

- Алина? – ответил мне старый друг отца.

- Они убили Веру, пожиратели… они убили Веру, - прошептала я, чувствуя, что еще один невинный человек пострадал из-за моей глупости.

- Так, не части, и быстро рассказывай, что случилось! – жестко произнес в трубку мужчина, заставляя меня собраться.

Я сказала то, что знаю, и, заверила мужчину в том, что не высунусь из квартиры до его приезда. А это только через двенадцать часов.

Валерий Никифорович был силовиком в ковене. А так же высшим боевым магом. Читай книги на Книгочей.нет. Подписывайся на страничку в VK. Но даже от него отец скрывал мой дар, и когда мужчина направлялся к нам в гости, отец строго настрого запрещал мне даже вспоминать о своем даре, не то, что его использовать.

Напившись успокоительных, я почти весь день просидела с телефоном в обнимку. Следователь звонил мне еще несколько раз, но я не отвечала на его звонки, так как мне запретил общаться с кем-либо Валерий Никифорович до его приезда.

Через двенадцать часов прозвучал долгожданный звонок.

- Алина, значит так, я уже в городе, Веру действительно убили, я буду разбираться. Ты, пока сидишь дома, нос никуда не высовываешь, мне надо пообщаться тут с коллегами, через пару часов, - он замолчал, и приглушенно выругался почему-то, - черт, уже ночь, короче ты меня не жди, ложись спать, я как освобожусь, перезвоню, дверь не вздумай кому-нибудь открывать, даже мне. Только по предварительному телефонному звонку. Все поняла?

- Да, - ответила я, еле ворочая языком, так как чувствовала, что уже засыпаю. Выпитый ворох успокоительных лекарств давал о себе знать.

- Хорошо, - ответил он и отключился.

А я легла спать, и сразу же провалилась в тяжелый сон.

Очнулась я от звонка, не сразу сообразила, где я нахожусь, и что вообще происходит. Кто-то звонил на сотовый и кажется, одновременно в дверь.

Сначала хотела кинуться к двери, но вспомнив о словах Валерия Никифоровича остановила себя, и сначала ответила на телефон.

- Фух, слава Богу, - выдохнул мужчина с облегчением, услышав мой сонный хриплый после сна голос, - открывай, это я пришел.

Накинув халат, пошла к двери. Открыв ее слегка оторопела. Валерий Никифорович был не один.

- Знакомься Алин, это мой племянник – Денис, - с порога начал представлять меня мужчине Валерий, - Денис, это твоя подопечная Алина.

Я непонимающе уставилась на мужчин.

- Алин, не стой столбом, мы оба устали, как собаки, дай хоть чаю попить, - поторопил меня папин друг.

- Да-да конечно, проходите, - пробормотала я и побежала на кухню, включать чайник, и быстро накрывать на стол.

Валерий Никифорович неплохо ориентировался в моей квартире, ведь это он когда-то помогал мне ее купить, и вообще, переезжать в другой город и обустраиваться. Ведь после смерти родителей, я вела себя, как зомби и мало что понимала. Поэтому мужчина без проблем показал гостю, где у меня ванная, и через несколько минут они оба уже были на кухне.

- Присаживайтесь, я пока пойду, приведу себя в порядок, - кое-как вспомнила о том, что еще даже зубы не почистила.

Душ принимать не стала, хотелось побыстрее узнать новости. Увидев свою заспанную физиономию в зеркале, а так же разворошенные волосы, стало немного стыдно, но если честно я была настолько напугана и дезориентирована, что это не слишком сильно беспокоило меня.

Выйдя из ванной и зайдя на кухню, я пристальнее рассмотрела нового гостя. На вид мужчине было лет тридцать пять. Очень высокий и мускулистый, выше меня на целую голову. Денис напомнил мне своей комплекцией и спокойной уверенностью во взгляде медведя. А еще у него был ярко-выраженный дар стихийника. Причем учитывая эманации и разноцветное сияние, когда я посмотрела на него через призму своего дара, поняла, что его потенциал выше высшего.

Сглотнула от страха. Ничего себе. Высший маг у меня дома. И, конечно же, дара эмпатии у него не было. Значит еще один силовик. По спине прошел холодок.

Даже Валерию Никифоровичу я доверяла лишь наполовину, но от таких, как этот мужчина мне вообще надо держаться, как можно дальше.

Сев на табуретку, я инстинктивно обняла себя и посмотрела на друга отца, который явно был очень голоден.

- Значит, так, - сказал Валерий, прожевав и проглотив кусок хлеба с колбасой, - Денис будет тебя защищать, теперь он твоя тень и будет ходить за тобой повсюду, а так же жить в твоей квартире, - огорошил он меня новостью.

- Не надо так на меня смотреть, - сказал он, запив чаем, очередной откушенный кусок хлеба, - ты же не маленькая девочка и сама все прекрасно понимаешь. Ты два раза почти разминулась с пожирателями, я склонен верить, что охотятся они именно на тебя. Поэтому Денис теперь будет постоянно при тебе. Мы уже давно их ищем, и на их счету не только твои родители, и твоя помощница, там сотни, - он поднял палец вверх и повысил голос, - слышишь, сотни уже одаренных Алина, так что отказов я не приму!

Я еще раз посмотрела на Дениса. Он же как-то странно смотрел на меня, а мне показалось, что с этим мужчиной что-то не так. Нет, внешность у него вполне обычная. Я бы даже сказала, что он симпатичный. Черноволосый, черты лица немного крупные, но для его комплекции это нормально. Глаза… глаза вроде бы добрые. Но кто их знает этих магов, их глаза могут и казаться добрыми, а на самом деле все может быть не так и просто. Одет он в черный свитер крупной вязки, из-под которого торчит воротничок черной сорочки, и обычные классические брюки.  Маги-стихийники в принципе всегда одеваются очень строго, а этот в своем свитере казался немного домашним. Хотя чувствовалось, что вся это домашность и расслабленность, всего лишь маска. Медведи они тоже кажутся неповоротливыми увальнями, на самом же деле, способны развивать колоссальную скорость и выносливость, а так же быть очень верткими в нужных ситуациях.

- Не переживай, - вдруг неожиданно мягким приятным голосом заговорил мужчина, - кормить меня не надо, я сам могу продукты покупать, готовить тоже не надо, живи так как жила, можешь не обращать на меня внимания, будто не существует.

Он улыбнулся, и его улыбка мне тоже показалась очень доброй и мягкой. Ну, прямо медведь из детского мультика «Маша и Медведь». Но я так и не могла понять, что с ним не так, и этот факт сильно меня настораживал.

- Что случилось с Верой? – прошептала я и, встав с табуретки, пошла к чайнику на столешнице.

- Вчера вечером, почти сразу же после твоего ухода кто-то зашел в офис, мы просмотрели уличные камеры, это были несколько мужчин одетых во все черное. В вашем офисе камеры почему-то выключились ровно в семь вечера.

Я вздрогнула после этих слов, и пролила немного воды мимо кружки.

- Я ушла в шесть вечера, - прочистив горло, сказала я, и, взяв тряпку с раковины, трясущимися руками начала вытирать столешницу, - обычно я ухожу не раньше семи, но у меня получилось освободиться раньше, да и клиентов больше не было. Вера всегда оставалась до закрытия, что если кто-то позвонит, она обязана была записать клиента.

- Что ж, - вздохнул Денис, и нахмурился, - это объясняет, почему ты с ними разминулась.

- Да, - ответила я, и, взяв чушку, вернулась за стол.

- Это точно они? Может, кто другой? – спросила я, посмотрев в глаза Валерию Никифоровичу.

- Точно, точно девочка, их подчерк, детали, которые мы не раскрываем широкой общественности, это действительно они.

После его слов я почувствовала, как вина опять тяжелым камнем повисает на моей шее. Видимо, какой-то пожиратель находился недалеко от моего офиса и ощутил мой дар, вот и результат. Он вызвал своих, они дождались, когда закончится рабочий день и пришли убить Веру. Проблема в том, что мой дар нельзя увидеть никаким зрением, только лишь в момент его использования. Поэтому они и понадеялись, что Вера и есть носитель дара, вот и убили ее, пытаясь отобрать дар.

Господи, это же такая страшная смерть, ведь дар насильно изымают у души, во время смерти и при этом жертву специально мучают, чтобы заставить душу отдать дар. Пожиратели страшные маги… Чудовища…

Я не удержалась и всхлипнула.

- Ну-ну, Алина ты чего, - неожиданно накрыл своей большущей горячей ладонью мою руку Денис, переходя со мной на «ты».

А я вдруг отчетливо поняла, что впервые ощутила его эмоции. Он испытывал нежность, и еще что-то я не успела понять, он резко убрал от меня свою руку, и его эмоции мгновенно захлопнулись перед моим носом.

- Я не чувствую твоих эмоций сейчас, но пока ты трогал меня, то чувствовала? - с удивлением сказала я.

- Это особенность моего дара, - улыбнулся Денис, - пока я не прикоснусь к эмпату, он не чувствует моих эмоций, хотя, если поднатужиться, то я могу даже при прикосновениях скрыть свои эмоции, но мне обычно это не требуется.

- Вот поэтому я и решил, что с ним тебе будет наиболее комфортнее находиться, - сказал Валерий Никифорович, зевая. – Да и как защитник, он лучший, среди лучших.

А я вдруг услышала звонок своего будильника на телефоне, и вскочила с табуретки.

- Ой, мне же на работу надо, - пробормотала я, но Валерий резко перехватил меня за руку, останавливая.

- Какая работа, ты с ума сошла, что ли? Там еще дня три эксперты буду работать, туда сейчас никого не пускают.

- Но у меня же клиенты, - растерянно пробормотала я, смотря на мужчину.

- Подождут твои клиенты, никуда не денутся,

- Но я хотя бы данные взяла, и встретилась бы с ними в другом месте?

- Алин, какие клиенты? Успокойся, слышишь меня, тебе отдохнуть надо, отойти от шока, ты себя в зеркало видела, ты видела какие у тебя глаза чернющие и сияющие, а лицо бледное, как стена? Ты того и гляди сейчас упадешь. Ничего страшного, поймут твои клиенты, им там ребята объяснят всё, не беспокойся.

- Но…

- Так, все, никаких «но», - вдруг вмешался Денис. – Я как личный телохранитель не рекомендовал бы высовываться вам из дома вообще в эти дни. Пожиратели после подобных ритуалов очень сильны, и даже команда силовиков с ними может не справиться. Поэтому временно лучше посидеть в квартире.

- И вообще, Алин, покажи мне, где можно пару часиков поспать, - вставая, сказал Валерий, и смачно зевнул, - а то я уже сутки не спавши.

- Да-да конечно идемте, я постелю вам в гостевой.

Денис тоже начал вставать, но я вдруг поняла, что диван у меня не раскладывается, а значит, этому мужчине места не хватит.

- А вам может в моей кровати поспать Денис? – не задумываясь о смысле сказанных слов, спросила я его, и сразу же увидела лукавую улыбку на лице мужчины.

- Я бы с удовольствием, но не хочется, я в отличие от дяди Валеры всю ночь не работал, а прилетел только в восемь утра в Иркутск.

Почему-то после этих слов я ужасно смутилась, чувствуя неоднозначность своего предложения.

- Ты не беспокойся Алин, иди сама отдохни, выпей успокоительное и приляг, поспи, - сказал мне Валерий, но уголки его губ тоже подрагивали, он еле сдерживался от того, чтобы не улыбнуться.

Этот разговор хоть немного, но успокоил меня и заставил переключиться на другие эмоции. Боль и вина никуда не исчезли, но дышать стало легче, и мне действительно захотелось уснуть.

Выдав Валерию Никифоровичу на руки комплект с бельем, подушку и одеяло, я пошла в свою комнату, и стоило моей голове коснуться подушки, как я мгновенно погрузилась в глубокий сон без каких-либо сновидений.