Денис отнесся к своей работе слишком ответственно, и не позволял мне выходить на улицу в течение целой недели. Но я стребовала с Валерия Никифоровича данные из компьютера Веры, и созвонилась со всеми клиентами, временно отменив все встречи.

К концу недели между мной Денисом и Валерием Никифоровичем произошел очередной кухонный совет. Это его так Денис в шутку называл, так как мы уже каждый вечер его проводили, когда прибегал Валерий Никифорович, уставший и голодный, и требовал, что-нибудь поесть, а во время ужина отчитывался о событиях, произошедших за день.

Я не была глупой и понимала, что пожиратели, придут за мной. Ведь они наверняка уже поняли, что в Вере не было дара «исполнителя желаний». И я стояла перед выбором, довериться мужчинам, и рассказать им о своем даре, или промолчать, но лишиться их защиты. И когда на кухонном совете, Валерий Никифорович сказал, что следствие зашло в тупик, и Денису пора возвращаться к своим делам, я поняла, что если не открою свою тайну, то очень скоро умру от жестоких пыток.

- Я должна кое в чем вам признаться, - я опустила глаза, рассматривая руки Дениса.

Он сидел напротив меня, и поэтому смотреть на его длинные пальцы, со старыми мозолями, и новыми ссадинами, мне не составляло труда.  У мужчины оказался не только сильнейший дар стихийной магии, но еще и золотые руки. За эту неделю он столько всего у меня дома переделал, что я была в маленьком шоке. И эти мелкие ссадины были как раз из-за того, что он сегодня добрался до крана, который подтекал.

- Пожиратели приходили не за Верой, а за мной, - продолжила я, и прежде, чем Валерий Никифорович попытался мне возразить, я быстро протараторила: - Я наследница дара «исполнителя желаний».

Внутри меня все сжалось, и я подняла глаза, чтобы посмотреть на реакцию обоих мужчин.

Денис почему-то нахмурился, а Валерий Никифорович рот приоткрыл от удивления.

- И прошлый раз, я так понимаю, они тоже приходили за тобой, - сказал он, глядя на меня с нечитаемым выражением на лице.

- Да, - с грустью в голосе ответила я, понимая, что Валерий говорит о родителях.

- Что ж, это все объясняет, - тихо ответил Денис, и вдруг накрыл мою ладонь своей.

А меня тут же пронзило его беспокойством, нежностью и… любовью.

Я с удивлением посмотрела на мужчину. За эту неделю, мы незаметно очень сильно сблизились друг с другом. Денис не давал мне впасть в уныние, и как только я начинала грустить и винить себя в случившемся, он появлялся рядом и рассказывал разные истории из своей жизни. Некоторые из них были веселыми, некоторые просто интересные. А я незаметно для себя, откровенничала в ответ. А еще заглядывалась на его мускулы, когда он по дому ходил в футболке и спортивных штанах, и постоянно мне что-то чинил. А когда Денис занимался спортом, то я тайком подсматривала за ним в замочную скважину, а по ночам представляла, как мы занимаемся с ним любовью. И к концу недели я поняла, что таю от одного взгляда этого мужчины. Мне кажется, что отчасти я из-за этого раскрыла свою тайну. Я не хотела, чтобы он уезжал, не хотела, чтобы покидал меня. Хотя совершенно не знала о том, чувствует ли что-то в ответ ко мне Денис, и понимает ли, что чувствую я.

И сейчас, когда он впервые за эту неделю дотронулся до меня, я поняла, что чувствует…

От счастья на глаза навернулись слезы.

- Хм, - громко хмыкнул Валерий Никифорович, пряча понимающую улыбку, - ну вот что дети мои. Придется нам ловить пожирателей на живца.

Эмоции Дениса резко исчезли, словно он захлопнул дверь перед моим носом, а его взгляд заледенел.

- Денис, не будь таким упрямым, ты же понимаешь, что другого шанса уже не будет, - неожиданно жестким, и нетерпящим возражений голосом, сказал Валерий Никифорович.

Денис встал со стула и подошел к окну, не глядя на нас. Его руки то и дело сжимались в кулаки. За эту неделю я немного научилась понимать эмоции мужчины, по некоторым жестам. Сейчас было видно, что он очень зол.

- Я не понимаю, - пролепетала я, вспомнив о том, что только что раскрыла тайну всей моей жизни, - а как же мой дар?

- А причем тут твой дар? – беззаботно пожал плечами Валерий Никифорович. – Я надеюсь, что ты больше никому о нем не говорила?

- Нет, - покачала я головой, чувствуя, как тиски страха, сжавшие все мое нутро, медленно отпускают меня.

- Ну и хорошо! И мы с Дэном, твою тайну сохраним, - он подмигнул мне, и, встав, потрепал по голове. – Ну вот, что Алинка, ты беги в свою комнату, а нам надо с Денисом тут поговорить и подумать, что будем делать дальше.

Я тоскливо посмотрела в напряженную спину мужчины, он так и продолжал стоять к нам с Валерием Никифоровичем спиной. Как же мне хотелось сейчас заглянуть в его мысли, понять, о чем он думает.

Но пришлось уходить.

Подслушать разговор двух архимагов мне, конечно же, не удалось. Купол тишины для них поставить, проще легкого.

Поэтому пришлось маяться от любопытства, а еще стараться не думать о чувствах Дениса, и его теплых надежных руках.

Спустя час, входная дверь почему-то хлопнула, а в комнату вошел Денис.

Я вскочила с кресла, а книга, которую я пыталась читать, выпала у меня из рук, грохнувшись с громким звуком на пол.

- Валерий ушел, ему нужно подготовиться, - ответил мне Денис, смотря мне в глаза, и медленно подходя ближе.

Сложилось ощущение, что он будто дает мне выбор дождаться, когда он подойдет, или бросится бежать от него. А я не могла ждать так долго, и сама шагнула к нему навстречу.

Стоило горячим ладоням мужчины коснуться моей голой кожи на плечах, как меня захватил водоворот из его эмоций.

А через мгновение, я оказалась уже в нежных объятиях Дениса.

Подняв меня на руки, он сел в кресло, и посадил к себе на колени.

- Нам придется рискнуть, - прошептал он мне куда-то в волосы, пока я грелась в его эмоциях. На первом плане, была любовь, нежность, и потребность, страсть, сильное желание, а  на втором тревога, и страх… за меня. Я подняла голову и заглянула в глаза мужчине. – Тебе придется выйти на работу, и делать вид, будто ничего не произошло, а мы будем неподалеку ждать пожирателей, - продолжил он.

- Это очень опасно? - сглотнув вязкую слюну, ответила я, - а если они сильнее вас?

- Из столицы прибудет подкрепление, тебя будут охранять лучшие из лучших. Я против, и вообще готов увезти тебя с собой и прятать столько сколько потребуется. Но, они теперь знают тебя в лицо, и это будет очень сложно…, - Денис перевел дыхание, с тревогой смотря мне в глаза. - Ты же не готова всю оставшуюся жизнь просидеть в подвале моего дома, он, конечно, неплохо оборудован, там есть все для комфортного проживания, но, ты ведь наверняка, хотела бы жить полноценной спокойной жизнью, да и за смерть родителей отомстить…

Я быстро покачала головой:

- Нет, конечно же, нет, я не хочу всю жизнь скрываться и тем более сидеть в подвале!

От последней фразы меня передернуло.

Денис нежно погладил меня своей большой горячей ладонью по спине.

- Значит, будем ловить этих ***?

Он нецензурно выругался, что у меня даже уши покраснели.

- Прости, - смущенно улыбнулся он, и притянул мою голову к себе на плечо, крепко обняв за плечи.

А я попробовала осторожно дотронуться губами, до кожи на его шеи. Денис тут же глухо застонал, и прижал меня к себе еще крепче.

- Алин, ты же понимаешь, что нам пока рано, - с хриплыми нотками в голосе сказал он, зарываясь пятерней в мои волосы на затылке, и посылая по моей спине сладкий озноб.

- Откуда ты знаешь? - с удивлением посмотрела я на мужчину.

- Оттуда, что когда я прикасаюсь к людям, то тоже могу чувствовать их эмоции, а ты пока еще не готова. Ты испытываешь интерес, влечение, очень сильную симпатию, любопытство, но пока еще не любовь.

Я опять покраснела, и опустила глаза, а затем неожиданно ляпнула:

- Значит ты тоже ни разу с женщинами…?

И опять густо покраснела.

Денис по-доброму усмехнулся, и нежно помассировал мне затылок, заставляя проснувшуюся кошку во мне чуть ли не урчать от удовольствия.

 - Я умею выключать дар эмпатии, но этот выключатель работает в обе стороны. То есть, если я не буду ничего чувствовать, то и эмпат тоже упрется в глухую стену.

- Значит, было, - тихо сказала я, и почему-то почувствовала, как в душе что-то заворочалось, что-то очень темное и злое.

Я мысленно удивилась собственным эмоциям. Никогда раньше не испытывала ничего подобного. Неужели это ревность?

Подняла голову и опять посмотрела в глаза Денису, а он нежно улыбнулся мне в ответ. Кажется за эту улыбку, я готова была исполнить его любое желание. А еще мне вдруг стало страшно до ужаса за него. Что если пожиратели сильнее моего Дениса? Что если он, спасая меня, погибнет сам?

Я представила, как этот здоровяк исчезает из моей жизни, и внутри все похолодело, и со злостью и всей искренностью в голосе я четко проговорила в ответ:

- Пусть все пожиратели, виновные в смерти Веры и моих родителей немедленно придут в ближайший ковен, признаются во всех своих злодеяниях, и пока их не арестуют и не обезвредят, они не посмеют сопротивляться!

Внутри меня, что-то лопнуло, в ушах зазвенело, а в глазах потемнело. Где-то на задворках своего сознания, я поняла, что переборщила с желанием. Ведь чтобы обезвредить таких сильных магов, и заставить их действовать против воли, нужно слишком много энергии. А мама мне всегда говорила, что, даже имея дар «исполнителя желаний» надо тоже уметь им пользоваться умеренно. Ведь на каждую силу находится своя сила. Но все эти мысли пролетели в моей голове за одно мгновение, и я потеряла сознание.

Очнуться у меня никак не получалось. Я пыталась вырваться из темноты, слышала чей-то настойчивый зов, иногда даже ощущала чьи-то эмоции нежности и тоски, но сил проснуться все равно не хватало.

Казалось, что в темноте я пробыла целую вечность. Пока однажды ко мне не пришел белый свет. Который почему-то так громко и смачно заматерился, что я мгновенно открыла глаза.

- Ну вот, я же говорил, что все будет хорошо, - услышала я незнакомый мужской голос, а повернув голову, увидела одного из пяти высших архимагов Русского ковена. Фотография этого мужчины висела на форуме, на главной странице.

А меня тут же кто-то сгреб в охапку и начал осыпать мое лицо поцелуями, и лихорадочно шептать о том, как сильно испугался.

- Денис, - улыбнулась я, смотря в глаза, своего любимого медведя.

- Как же сильно ты нас напугала, глупышка, - пробормотал он, крепко прижимая меня к себе.

- Да девица-красавица, действительно напугали, если бы я чуть задержался, то, скорее всего, вернуть вас бы уже не смог, да не только вас, но и вашего молодого человека, тоже, вы в следующий раз поосторожнее с желаниями, - и мужчина, подмигнув, встал и ушел из комнаты.

Мда…, после слов мага я поняла, что тайна всей моей жизни, превратилась в тот еще секрет Полишинеля.

Спустя несколько минут, когда у моего медведя закончился приступ нежности, он рассказал мне о том, что случилось с момента, как я сказала вслух свое желание и потеряла сознание.

Оказывается, на свое желание я потратила не только почти всю свою энергию, но и зачерпнула энергию у Дениса. Нам повезло, что у Дениса было ее очень много, и он успел позвонить своему наставнику Верхову Григорию Анатольевичу, и потерял сознание. И вновь нам повезло, архимаг уже был в Иркутске, так как прилетел помогать ловить пожирателей. Он сразу же примчался к нам, и помог сначала очнуться Денису, а затем уже и мне, правда, со мной ему пришлось провозиться несколько часов.

А за эти несколько часов, пока я была без сознания, двадцать женщин и двадцать мужчин в разных городах пришли в филиалы ковена, и признались в своих преступлениях. Кто-то был замешан косвенно, добывая информацию для пожирателей, кто-то лично убивал одаренных. Но была накрыта вся их чудовищная организация. А точнее они сами, со стеклянными глазами пришли сдаваться. И пока их не обезвредили силовики, наложив магические печати, взгляды преступников не прояснились.

Спустя несколько дней, когда мне стало лучше, я попросила Дениса съездить вместе со мной на кладбище к Вере. Стоя над могилой девушки и единственной подруги, я чувствовала, как по лицу катятся слезы.

Но теплые руки Дениса согревали меня, и не дали впасть в отчаянье за то, что не уничтожила этих подонков сразу.

- Ты и не смогла бы этого сделать, - в который раз напомнил мне Денис, когда я сказала вслух то, о чем думала. – У тебя бы не хватило энергии, ведь когда ты произнесла свое желание, ты неосознанно зачерпнула энергию у меня, я тоже еле удержался от того, чтобы не потерять сознание. Но смог выдержать и даже дозвониться до Григория Анатольевича, и только потом уже отключился.

После слов Дениса на душе стало намного легче.

Через три дня, я вновь вышла на работу, а с Денисом мы наконец-то перешли на другую стадию отношений. Мы начали встречаться…