Марджорис

Островская Ольга

Её жизнь перевернулась в одночасье, превратив любимую, оберегаемую дочь и принцессу королевского дома Вестории в испуганную беглянку, вынужденную спасаться от идущих по следу убийц. И как теперь быть, если осталась она совершенно одна, и неведомо, кто друг, а кто враг, и права на ошибку у нее нет? Девушке предстоит пройти свой сложный путь, и впереди её ждёт новая жизнь, где будет место и боли, и радости, и дружбе, и настоящей любви.

 

Глава 1

Новости с севера страны откровенно пугали. Марджорис, младшая принцесса королевского дома Вестории, решительно постучала в двери маминого кабинета и вошла, не дожидаясь ответа. Королева сидела за рабочим столом, склонив голову на переплетённые в замок руки. Она ровным счётом никак никак не отреагировала на вторжение, и принцесса на несколько мгновений замерла, с надеждой смотря на мать, но та и дальше продолжала молчать в своем странном оцепенении. Девушка, вздохнув, заговорила первая.

— Ваше Величество, из Дага неутешительные новости. Медицинский корпус не справляется. Все госпитали забиты, люди умирают прямо на улицах. В Улирте ситуация ухудшается, как и в Ашту. Болезнь движется к столице и, если ее не остановить, скоро вся Вестория будет охвачена эпидемией, — Марджорис перевела дыхание и продолжила докладывать, надеясь добиться хоть какой-то реакции от матери. — Маги сбились с ног. Эта дрянь, непонятного происхождения, явно имеет магическую составляющую, но там столько всего намешано, что пока понять, как преодолеть эту заразу не получается.

Фелисианна подняла голову и тусклыми глазами взглянула на дочь. Скрипучий равнодушный голос больно резанул по нервам.

— Где Фриделис?

— Он в Магдепартаменте, — девушка нервно передернула плечами — Мама, что с тобой?

Ей было страшно. Чувство неотвратимости и надвигающейся беды поселилось в душе, сжимая в ледяном кулаке испуганное сердце. Явно случилось ещё что-то, помимо эпидемии. Мать пугала всем своим видом и странным поведением. Никогда раньше девушка не видела её такой… надломленной, наверное. Почему-то именно это слово приходило на ум, при взгляде на эту, всегда сильную и решительную, а сейчас дико безучастную женщину.

Королева прикрыла глаза подрагивающей рукой.

— Я все скажу, Рисса, но позови сначала Фрида. Мне нужно поговорить с вами обоими. А пока найди Йена. У меня есть для него указания. Иди! Я жду вас с братом.

несколько мгновений помедлила, а потом все-таки кивнула, соглашаясь. Ладно. Она подождёт этого обещанного разговора. Вздохнув, развернулась и направилась к двери. В приемной сидела только Ами. Оторвавшись от каких-то документов, она вопросительно взглянула на девушку, как только та вышла.

— Ами, найди коммодора Макки, королева ждёт его у себя. И отправь посланца к принцу, у ее величества для него важные сведения, — передала распоряжения матери Рисса.

И лишь дождавшись, когда останется в приёмной одна, позволила себе обессиленно опустить плечи. Она старалась держать лицо, её этому учили с детства, но последние события выбивали почву из-под ног, заставляя чувствовать себя беспомощной щепкой в сокрушительном водовороте.

Вот и сейчас каким-то внутренним чутьём знала, что случилось что-то очень страшное. Мать вела себя так странно. Более того, она вообще не была на себя похожа, словно её подменили. Девушка привыкла видеть в родителях пример во всём. Королева Фелисианна всегда казалась ей несокрушимой как водная стихия, она могла быть, как мягкой и ласковой со своими родными, так и безжалостной, жестокой со своими врагами. Отец же, являясь её принцем консортом, всегда поддерживал свою супругу во всем, давая необходимую опору и возможность побыть слабой наедине, когда больше никто не видит. Жаль, что его сейчас здесь нет. Но скоро ведь вернётся. И поможет решить все проблемы. Хотелось верить, что всё будет хорошо. Они ведь справятся! Должны!

Девушка доплелась до оконной ниши, где с ранних лет любила прятаться, и с ностальгическим удовольствием села на подоконник, решив, что подождёт Фрида здесь, а потом они вместе узнают в чём дело. Подтянув ноги к себе и обхватив колени руками, она молча уставилась в окно. За портьерами девушку было почти не видно, что создавало иллюзию уединённости и уюта. Поймав в оконном стекле своё отражение, принцесса невольно заглянула в собственные глаза. Расширенные зрачки, темные круги на половину лица от усталости. Пожалуй, стоит пока отказаться от учёбы. Маме нужна её помощь. Это более приоритетно и важно.

Принцесса училась на втором курсе Королевской Академии и пыталась совмещать образовательный процесс с возложенными на неё государственными делами. Да, наследником был её старший брат, но образование они получали равное, за исключением, разве что, боевой подготовки. Девушку тренировали другие наставники, обучая стилю боя, более подходящему для женщины. Рисса любила учится и ей очень нравилось быть полезной для своей страны. Вот уже второй год она принимала полноценное участие в заседаниях королевского совета вместе с братом и, несмотря на юный возраст, к её мнению научились прислушиваться.

Щелчок дверного замка выдернул девушку из задумчивости. Это в приемную вернулась Ами. Мельком бросив взгляд в сторону окна, та, легонько кивнув, заняла своё место за рабочим столом. Ещё через несколько минут, дверь снова открылась. На этот раз пороге показался высокий широкоплечий и светловолосый мужчина в военном мундире, заставив Риссу податься назад, скрываясь за портьерами. Коммодор Йен Макки, командующий королевской гвардией, а заодно лучший друг и наперсник наследного принца, казалось, её не заметил, но Рисса не тешила себя напрасными иллюзиями, разве что надеждой на его понятливость. Ами быстро поднялась и, постучав, зашла в королевский кабинет, чтобы доложить о посетителе. Выйдя, она кивнула:

— Проходите коммодор, её величество вас ожидает.

Стоило тому скрыться за дверью, Рисса облегчённо выдохнула. Ей не очень хотелось сталкиваться с доблестным командующим с глазу на глаз. Точнее, совсем не хотелось. Последнее время девушке казалось, что этот суровый мужчина как-то неоднозначно интересуется её персоной. Она, конечно, понимала, что может быть интересна противоположному полу, притом не только, как принцесса, но до сих пор ничего такого особого не замечала от других и это пока её вполне устраивало. Йен же смотрел так, что Рисса начинала нервничать, она не знала, как себя вести и как реагировать. С одной стороны, ей было приятно его внимание, с другой — коммодор не вызывал у неё ответных чувств. Поэтому и старалась девушка избегать мужчину, дабы лишний раз не обращать на себя внимание.

Мысли о коммодоре на некоторое время отвлекли её от переживаний, но ненадолго.

— Ами, а кто сегодня приходил к её величеству, до меня? — все-таки не выдержала принцесса.

— Только Глава Службы безопасности, ваше высочество, — не отрываясь от бумаг, ответила секретарь. — Все остальные встречи её величество отменила.

Рисса вздохнула. Это настораживало ещё больше. Рикс мог сообщить что-угодно. Должность у него такая. И вот как теперь себя не накручивать? Она устало склонила голову на колени и постаралась расслабиться. Давно не видевший отдыха организм взял своё и девушка, сама не заметила, как задремала. Проснулась резко, услышав щелчок двери и голос брата.

— Ами, её величество у себя?

Высунувшись из-за портьеры, Рисса осоловевшими глазами увидела, как Фрид нетерпеливо проводит рукой по волосам. Была у него такая привычка, когда нервничал, трепать свою темную шевелюру.

— Да, ваше высочество, у неё сейчас коммодор Макки.

— А где принцесса?

— Я здесь, — она спустила ноги с подоконника. Сонно потянулась, распрямляя затёкшие мышцы. — Есть какие-то новости из департамента? — с надеждой глянула на брата.

— К сожалению, ничего нового. Магистры засели в лабораториях, ищут, — принц подошёл к сестре, мягко погладил по голове, заправил выбившуюся из косы смоляную прядь за ухо. — Ты как? Выглядишь усталой. Зачем мама звала, не знаешь?

Девушка позволила себе мгновение слабости и прислонилась к брату.

— Я не знаю точно. Сказала, что нужно поговорить с нами обоими. Мне тревожно, Фрид. Так тревожно! Что-то стряслось ужасное! Я уверена в этом, чувствую!

Надёжные руки бережно обняли девичьи плечи.

— Давай сначала поговорим с матерью. — Принц говорил спокойно, уверенно, пытаясь успокоить сестру. — Не переживай преждевременно. Ты ведь знаешь, что это бесполезно. Пойдем.

— Там Йен, — напомнила принцесса, когда брат взял её за руку.

— И в чём проблема? — Фрид вопросительно уставился на неё. От него не укрылось странное поведение лучшего друга и младшей сестры. Пристальные пламенные взгляды от одного и неловкое смущение и нервозность от другой. — Тебя расстраивает его внимание?

Рисса вскинула взгляд на него. Неужели заметил? Хотя проницательности брату не занимать, как и внимательности. Поэтому, вздохнув, она молча кивнула.

— Почему? Он тебе неприятен?

— Нет, — пожала она неловко плечами. — Коммодор не вызывает во мне неприязни. Я уважаю его как человека и твоего друга. Но это всё. Мне приятен его интерес, но ответных чувств я не испытываю.

Принц ещё мгновение рассматривал сестру. Жаль. Это был бы замечательный союз. Видя увлечённость Йена, он, по правде говоря, надеялся, что из них может выйти замечательная пара. Хотя, ведь ещё ничего не потеряно. Рисса — совсем девочка. В свои восемнадцать она порой поражала умом и рассудительностью, но всё равно оставалась наивным ребёнком во всём, что касалось отношений, больше придавая значения образованию. Так что друг ещё имеет все шансы пробудить ответные чувства в маленькой принцессе. Но это всё потом. Сейчас нужно встретиться с матерью.

— Пойдём, Рисса. Мама, ждёт нас. — Он мягко увлёк девушку за собой. Постучал и, услышав тихое "Войдите", решительно открыл дверь.

— Вы звали нас, ваше величество?

Королева всё так же сидела за своим столом, а перед ней лежали какие-то документы и карты. Коммодор как раз склонился над одной из них и что-то изучал. Стоило им войти, он резко вскинул голову, кивком поприветствовав принца, а потом его пристальный взгляд остановился на принцессе. Фелисианна тоже посмотрела на своих детей, её глаза теперь казались ещё более стеклянными и бездушными. Рисса вздрогнула, Фрид застыл. Аура матери полыхала чёрной бездной, которая голодным зверем заглатывала энергию, оставляя вокруг себя холодный ужас и тьму. Молодой маг почувствовал, как всхлипнула рядом сестра, и судорожно накрыл обоих щитом, притягивая её к себе в немой поддержке.

— Мама? Что происходит? — теперь принцу стало заметно и, как на виске коммодора бешено пульсирует жилка, и как искажается пространство, подчиняясь невообразимой и почти неконтролируемой мощи. Королева закрыла глаза, по бледной, до синевы, щеке поползла солёная капля слезы. Она всё ещё пыталась обуздать рвущуюся наружу силу, но явно проигрывала в этой неравной борьбе.

— Не снимай щиты. Я уже почти себя не контролирую, — измученно прохрипела Фелисианна. — Мне нужно успеть всё вам рассказать… Фрид, в королевстве заговор. Кто-то пытается захватить власть, используя эпидемию чёрной гнили. Сегодня… — она сглотнула, по телу прошла судорога, вырвав из горла глухой стон. Рисса рванулась к матери, но брат крепко сжал её плечи, удерживая на месте. — Нет, девочка моя, не подходи, это опасно! — измождённая женщина перед ними, казалось выгорала изнутри. — Сегодня Рикс предоставил мне ужасные доказательства. Сомнений нет, кто-то настойчиво рвется к трону. И подозреваемых не так уж много. Фрид, ты должен остановить это, я надеюсь на тебя.

— Конечно, мама, я сделаю всё возможное и невозможное. Мы справимся! — Мрачная решимость в словах принца не обещала ничего хорошего виновникам происходящего. — Что с тобой? Почему сила Источника взбунтовалась?

— Тебе придётся самому… я лишь постараюсь облегчить тебе путь, — королева посмотрела на своих детей с тоской. Они сильные. Такие дорогие сердцу, которое уже захлёбывалось от боли, что придется их оставить. Но другого пути у неё больше нет. — Источник мне уже почти не подчиняется. Моих сил хватит лишь на последний дар Вестории. Я спасу людей от гибели, выжгу эту дрянь, отравляющую наш народ. А тебе, мой мальчик, придётся сражаться дальше.

Рисса непонимающе уставилась на мать. О чём она говорит? Это ведь невозможно… Невозможно, если… Осознание внезапно оглушило, заставив рвануться из рук Фрида.

— Нет, мама! — её вопль лишь на мгновение опередил возглас брата.

— Нет, ты умрёшь! Мама, это сожжёт тебя!

Но королева лишь устало покачала головой, продолжая говорить. Ей так много надо успеть им сказать.

— Я все равно умираю. Так пусть моя смерть принесет спасение. Фрид, тебе останется только вычистить нашу страну от предателей. Я верю в тебя, мой мальчик, и горжусь тобой. — Нежная улыбка тронула бледные губы. — И тобой горжусь, моя прекрасная девочка. Береги её, сын.

Рисса молча уткнулась лицом в китель на груди брата, слезы уже безостановочно текли по её щекам, боль раскалёнными клещами разрывала грудь изнутри. Как во сне, она услышала, произнесенный Фридом, вопрос, который сама боялась задать.

— Мама, почему? А как же отец? — помертвевший голос брата резал по живому.

Лицо королевы исказилось в судороге страдания.

— Вашего отца убили сегодня утром. Лорд Дагаст мертв.

Боль была такая, будто в сердце вогнали зазубренный клинок, разрывающий плоть и превращающий её в кровавое месиво, тело согнулось в безудержном вопле, переходящем в рыдание. Она уже почти не ощущала, как её сжимает в объятиях брат, то ли, пытаясь утешить, то ли, ища утешения у неё самой. Горестный вой рвался из груди, мир рушился. Она не могла остановиться. И от этого не было никакого спасения. Отец мёртв! И для матери всё предрешено.

Как сквозь толщу воды, услышала лишённый жизни голос Фрида.

— Как это произошло?

— На них напали на рассвете. Весь отряд погиб. Всех лекарей убили, — это уже ответил Йен. Девушка даже забыла о его присутствии. — Лорд Рикс, уже отправил дознавателей на место произошедшего. Но кое-что уже и так ясно. Охотились, прежде всего, на принца-консорта. Его палатку смело прицельным обстрелом. Мы подозреваем вмешательство Вэльдегарда.

Коммодор явно не хотел озвучивать подробности, хмуро поглядывая на рыдающую девушку. Жалел, судя по всему. Рисса, превозмогая боль в страдающем сердце, постаралась взять себя в руки. Она выплачется потом! А сейчас девушка загнала поглубже выворачивающую внутренности тоску, позволив спасительному оцепенению охватить её чувства. Она слышала, как неровно бьётся сердце брата под её щекой, его тело закаменело, и магия звенела бешенным роем вокруг них. Брат еле сдерживался на тонкой грани. Рисса ещё крепче обняла его, молча стараясь поделиться с ним теми остатками сил, что у неё ещё оставались.

— О миссии, с которой оправился отец, знали единицы. Значит кто-то предал. Даже если храмовники приложили руку, есть какая-то крыса здесь, среди наших людей, — принц сжал кулаки. — Найду мразь и сотру с лица земли.

— Сперва, ты должен позаботиться о сестре. — королева настойчиво посмотрела в глаза сына, горевшие мрачной решимостью. — Сегодня, ты примешь власть. Ты сильнее меня, сын мой. Намного! Источник подчинится тебе, но и у тебя есть слабое место, — она перевела взгляд на, затихшую в объятиях брата, принцессу. — Враг коварен, и мы не знаем, кто он. Тебе надо будет действовать жёстко и решительно. Рисса же будет в опасности. Во-первых, ни для кого не тайна, как вы привязаны друг к другу, а во-вторых — она стане твоей единственной наследницей, пока у тебя не появятся собственные дети. Ты должен спрятать её, обезопасить, чтобы не было ни малейшей возможности надавить на тебя. Когда я остановлю эпидемию, эта мразь начнет действовать, попытается вернуть себе контроль. Будь готов к этому! Отправь сестру в Аданат!

Рисса, дезориентированная и разбитая, сначала слушала молча, опустошённая горем, но, услышав слова матери, судорожно затрясла головой.

— Нет! Нет! Нет! Я никуда не поеду! Нет, я нужна здесь! Я нужна тебе! Фриду! Я останусь! — она заглянула в лицо брату, и испуганно выдохнула, настолько страшным был его взгляд, — Фрид, пожалуйста, не делай этого. Я помогу тебе, я буду осторожна.

— Рисса, я не хочу потерять и тебя. Ты последняя родная душа, что у меня остаётся, и я не могу, не имею права тобой рисковать. — Она уже видела в его глазах принятое решение, уже понимала, что оно не изменится. — Я буду мстить, сестрёнка, и не хочу, чтобы ты видела меня таким.

— Фрид, пожалуйста… — прошептала с мольбой, смотря ему в глаза, хоть и понимала, что это уже бесполезно. Брат, в своем стремлении защитить, не послушает её.

— Я так люблю вас, дети. — Фелисианна прикрыла глаза, не скрывая облегчения. Она знала, что сын поступит правильно, как бы тяжело это ни было. Они воспитали достойного наследника. Он поймет её, и Рисса, возможно, когда-нибудь, тоже.

 

Глава 2

Рисса смотрела в огонь, стараясь не вспоминать свой поспешный отъезд. В груди поселилась ноющая, поглощающая все остальные чувства, боль. Ей не разрешили остаться до конца. Маминого конца. Отряд из восьми лучших людей Йена, следуя строгому приказу уже почти короля, увёз девушку из замка. Единственное, что она успела сделать, это переодеться в мужские штаны и рубашку, поверх которой её заставили натянуть кожаный дублет с кольчужными вставками и темный плащ с глубоким капюшоном. На пояс удобно легла перевязь с мечом, который ей подарил отец, ещё когда она только начала осваивать фехтование. Вещей и вовсе с собой почти не брала. На счету была каждая минута. Брат проводил её до конюшни, обнял, на мгновение крепко прижал к себе и поцеловал макушку.

— Я набросил на тебя отвод глаз. Должно хватить на несколько часов. Мама уже ушла в храм. У вас мало времени. Вы должны быть далеко отсюда, когда всё случится. Я не хочу, чтобы ты чувствовала это. — Фрид помог ей подняться на коня. — Будь осторожна сестра. Ты все помнишь? Леди Нианон примет тебя и поможет спрятаться. Мама доверяет ей.

Рисса тогда молча кивала на последние наставления брата. Словно в тумане почувствовала, как он сжал её руку, отпуская, чтобы помочь взобраться в седло. Хлопнул Тумана по крупу, заставляя ускориться, а сам ещё долго провожал её глазами.

Стоило отряду выехать за замковые ворота, они сразу пришпорили лошадей, галопом промчавшись по улицам Бастэны и неслись так ещё несколько часов, почти не останавливаясь. Принцесса не замечала усталости. Благо физическая подготовка у неё благодаря многолетним тренировкам была весьма хорошей. Да и что такое ноющие затёкшие мышцы по сравнению с зияющей дырой в измученном сердечке. В какой-то момент оно судорожно сжалось, заставив её всхлипнуть, но принцесса подавила рыдания, гоня от себя страшное понимание. Воздух звенел магией, древней исцеляющей силой, высвобожденной по воле и благодаря жертве королевы, но девушка запрещала себе об этом думать. Сосредоточилась на дороге, сжав пальцы на поводьях до белых костяшек. Уезжая, Рисса обещала матери и брату добраться живой и собиралась исполнить своё обещание во что бы то ни стало.

Она даже не сразу заметила, как старший в отряде поднял руку, подавая знак, что пора остановиться. Оглянулась. Вокруг шумел лес. Солнце клонилось к закату. Дорога по-прежнему стелилась перед ними извилистой лентой. Следуя приказу, натянула поводья и вслед за остальными свернула между деревьев.

Вскоре на небольшой поляне уже потрескивал костер. Мужчины, тихо переговариваясь, обустраивали ночлег. Принцесса сидела у огня, уставившись в пламя покрасневшими глазами. Слёз не было, душу сковало ледяное оцепенение, но это её устраивало. Рыданиями сейчас не помочь.

Гвардейцы быстро и слаженно организовали ужин и командир поднёс девушке кусок хлеба с сыром и говядиной.

— Ваше высочество, надо подкрепиться. Завтра тяжёлый день. Вам понадобятся все силы.

Рисса непонимающе подняла голову.

— Что?

Мужчина смотрел на неё с плохо скрываемым сочувствием. Да и остальные поглядывали с откровенной жалостью. Все они понимали, что означает такой мощный всплеск магии Источника.

— Возьмите, ваше высочество, — он снова протянул ей еду.

— Спасибо. Простите не знаю вашего имени, — девушка благодарно кивнула офицеру, беря в руки хлеб.

— Капрал Сторху к вашим услугам, принцесса.

— Капрал, думаю нам всем на некоторое время стоит забыть о моем титуле, — она пристально взглянула на темноволосого мужчину. — Зовите меня леди Рисса, а ещё лучше просто Рисса.

В глазах старшего офицера мелькнуло одобрение. Возможно, он бы и сам попытался ей объяснить необходимость упустить положенные её положению церемонии, но благоразумие вверенной ему подопечной мужчине пришлось по душе. Впрочем, принцессу Весторийского королевского дома никто и никогда не мог обвинить в избалованности и кичливости.

— Думаю вы абсолютно правы, леди. Я передам остальным, — капрал согласно кивнул. — До границы с Аданатом ехать недели полторы если гнать лошадей. Советую постараться выспаться.

— Постараюсь, капрал, — заверила девушка.

На этом их краткий разговор закончился. Мужчина ушёл к остальным. Рисса съела ужин, даже не почувствовав вкуса, потом безропотно улеглась недалеко от костра, завернувшись в свой плащ и подложив под голову седельную сумку. Закрыла глаза и вскоре даже не уснула, а буквально отключилась.

Утром они поднялись ещё до того, как солнце встало и вскоре уже снова неслись по дороге на восток. Так прошло три дня. Бешеная скачка, короткие привалы днём и усталая отключка ночью. Рисса радовалась такому темпу, выматываясь настолько, что не оставалось сил уже ни на что, даже на эмоции. Боль внутри затаилась, ожидая своего часа. Они не останавливались даже на постоялых дворах, обходясь пока собственными припасами. Так решил капрал Сторху, и девушка не стала спорить.

На утро четвёртого дня принцесса отчего-то проснулась ещё до побудки. Неясная тревога заставила девушку резко сесть и внимательно осмотреть окрестности. Кое-кто из её сопровождающих уже начал просыпаться. Возле костра сидел один из часовых. Почувствовав её взгляд, он поднял глаза и вопросительно посмотрел в ответ.

— Всё в порядке леди? Можете ещё час поспать. Или вас что-то беспокоит?

— Не знаю. Мне просто тревожно, — девушка зябко передернула плечами. — Нехорошее предчувствие.

Несколько мгновений гвардеец молча изучал измученное лицо ещё совсем юной девочки, размышляя, что делать.

— Сейчас разбужу капрала, — решил он. Девушка дернулась было остановить его, но мужчина уверенно продолжил: — Не стоит отмахиваться от предчувствий, леди Рисса. Иногда это может стоить жизни, — он поднялся и направился к спящему чуть поодаль предводителю отряда.

— Что случилось? — капрал Сторху проснулся мгновенно, стоило коснутся его плеча.

Стараясь сдержать дрожь, девушка сунула озябшие ладони себе подмышки в попытке согреться. Ей было немного неловко, что из-за её страхов поднялась такая тревога, но с другой стороны, странно приятно, что её воспринимают настолько всерьез. Одно дело мамины советники, знающие и обучающие её с детства, и совсем другое — эти серьёзные вояки, которым поставили задачу защищать принцессу. Она молча наблюдала, как мужчины о чём-то тихо переговорили, потом Сторху быстро поднялся и подошёл к ней.

— Леди, что вас беспокоит? — он присел рядом, пристально всматриваясь ей в лицо.

— Не знаю, капрал. Меня разбудило сильное чувство тревоги. Я не могу этого толком объяснить, извините. — Рисса изо всех сил старалась понять, что же именно так её испугало. Предчувствие опасности не проходило, наоборот даже усиливалось, её уже ощутимо потряхивало от необъяснимого страха.

— Не извиняйтесь. В вашем роду случалось, рождались прорицатели, так что возможно тревога вполне обоснована, — мужчина ободряюще улыбнулся. — Никогда не игнорируйте свои предчувствия, интуиции стоит доверять, особенно вам. Мы будем теперь настороже. — И уже стоящему чуть поодаль часовому приказал: — Буди остальных. Только тихо. Предупреди, чтоб были внимательны.

Гвардеец, кивнув, собрался выполнить приказ. Но не успел. Что-то тихо вжикнуло, глухо ударило, мужчина хрипнул и начал медленно оседать, заваливаясь вперед. В спине у него торчала стрела. В то же мгновение капрал повалил её на землю, прикрывая собой.

— Подъём! Поднять щиты! На нас напали! — проорал он где-то возле её уха, едва не оглушив. Рисса еле могла дышать, прижатая большим телом к земле. В воздухе снова засвистело. Глухие удары стрел, вскрики и хрипы заставляли её вздрагивать в накатывающей панике. Капрал внезапно дернулся, ей даже показалось, она услышала, как рвется под остриём плоть и треснула кость. На лицо брызнуло чем-то горячим.

— Капрал! Капрал! Вы ранены? — девушка упёрлась руками, пытаясь отодвинуть мужчину.

— Я в порядке, — он чуть приподнялся, всё ещё прикрывая её собой. Кто-то что-то кричал. В воздухе зазвенела магия. Рисса даже успела удивлённо подумать, что раньше почти не чувствовала заклинаний, а сейчас вот начала почему-то хорошо ощущать. Сторху одной рукой стащил со своей шеи амулет на кожаном шнурке и быстро накинул ей. Потом сунул в руки лежащую рядом перевязь с мечом.

— Быстро надевайте! Амулет отвода глаз дал ваш брат на всякий случай. Чтоб активировать, сильно сожмите в правой руке. Сейчас я поднимусь, и вы должны бежать к лошадям. Берите Тумана и скачите что есть мочи. Мы их задержим.

Рисса попыталась что-то сказать, возразить, но капитан не дал ей такой возможности. Он схватил её за руку и заставил сжать в кулаке амулет.

— У вас есть где-то часов десять, пока он будет действовать. Вы не имеете права рисковать своей жизнью, принцесса! Мы постараемся задержать их как можно дольше. — И он поднялся, подхватив её под локоть, заставляя двигаться в нужном направлении. — Быстро!!!

И она побежала. Скорее всего амулет не только скрывал, но ещё и прикрывал щитом, так как ни одна стрела её не зацепила. Подбегая к Туману, услышала лязг оружия. Нападающие, не прекращая обстрел перешли на ближний бой. Сдержав порыв вернуться, девушка закинула седло на спину животного, быстро закрепила ремни подпруги, и, сунув ногу в стремя, буквально взлетела на коня.

А дальше снова была бешеная скачка. Она неслась, не останавливаясь целый день, стараясь не думать о людях, которых оставила там умирать. Принцесса очень надеялась, что они отбили атаку. Утешала себя тем, что без неё, не отвлекаясь на её защиту, воинам легче было отразить нападение. Понимала, что ослушаться не имела права, но всё равно чувствовала, как вина гложет изнутри, подтачивая силы, сжигая и без того израненное сердце. А ещё вспоминала то ощущение тревоги и предчувствие опасности, которое разбудило её утром, и пыталась понять, что это было — просто проблеск интуиции, или у неё действительно просыпается дар прорицания. И если так, то почему теперь? Ведь обычно магические способности проявляются значительно раньше.

К вечеру измученное тело её еле слушалось. Сил больше не было. Она ничего не ела с прошлого вечера. И коню надо было дать отдых. Хорошо хоть кошель с деньгами не остался в седельных сумках, а лежал во внутреннем кармане плаща. Весь провиант остался там, на месте ночлега. Она побаивалась оказаться среди людей, но поразмыслив, решила, что даже если преследователи были, она значительно их опередила. Да и выбора особого нет. Нужно восстановить силы, иначе до Аданата она не дотянет. Рисса помнила карту, и если ей верить, то на несколько миль вокруг нет никакого человеческого жилья, кроме постоялого двора. Они с капралом даже обсуждали возможность остановится на нём. Если её расчёты верны, то она скоро выедет к нужному месту. И ведь не обязательно оставаться там до утра, можно уехать затемно.

Вскоре она действительно выехала к небольшому постоялому двору. Взвесив ещё раз все за и против направила Тумана к воротам. Спешилась, решительно постучала и принялась ждать. Вскоре за воротами послышались шаги и напротив её лица открылось окошко.

— Кого это на ночь глядя принесло? — раздался ворчливый скрипучий голос. На неё уставилась пара блеклых глаз из-под кустистых бровей.

— Вечер добрый, хозяин. Мне бы комнату и поужинать. — Рисса постаралась говорить более низким голосом, чтобы сойти за паренька.

Старик за воротами окинул её долгим пристальным взглядом и, видимо оценив на глаз платёжеспособность, в конце концов кивнул. Послышался лязг отодвигаемых засовов и ворота открылись. Девушка вошла, ведя за собой коня. В дворе кроме неё и старого привратника больше никого не оказалось.

— Давай сюда животину, отведу в конюшню. Я смотрю, малец, ты еле на ногах держишься. Иди уже внутрь, а то упадешь ещё, — старик отобрал у неё поводья и махнул рукой в направлении дома. Девушка благодарно кивнула и поплелась к двери, еле переставляя ноги, лишившись даже такой хлипкой опоры, как лошадиные поводья.

В общем зале за немногочисленными столами сидело несколько всего человек. Между ними сновала крепко сбитая молодая подавальщица и разносила еду и напитки. Стоило Риссе войти, все взгляды на некоторое время сосредоточились, заставив порадоваться, что под глубоким капюшоном её лица почти не видно. И хоть никакой опасности в данный момент она не ощущала, всё равно постаралась как можно быстрее удалиться из общего поля зрения. Справа под окном заметила свободный стол и решительно направилась туда. Села под стенку и принялась ждать, незаметно осматриваясь и прислушиваясь. В основном тут сидели мужчины, лишь за одним столом в компании двоих с виду купцов она заметила немолодую женщину. Ещё почему-то обратила внимание на стол в дальнем от неё углу. Там двое молодых мужчин неспешно попивали какой-то напиток из больших кружек. Один из них, который сидел к ней лицом, не скрываясь, поглядывал в её сторону и что-то тихо говорил своему собеседнику. В какой-то момент и второй оглянулся, чтоб тоже посмотреть. Тут Рисса еле удержала удивлённый вздох. Отсюда они казались похожими, как две капли воды, лишь в одежде наблюдались различия. Наверное братья, может даже близнецы. С виду ровесники Фрида, или немного моложе. Что-то внутри шевельнулось, какое-то предчувствие, но тревоги и страха по-прежнему не было. Девушка опустила голову, не желая привлекать к себе ещё больше внимания.

Вскоре к ней подошла подавальщица и Рисса заказала себе жаркое, отказавшись от эля и попросив кувшин молока. Спросила насчёт комнат и с радостью услышала, что есть свободная на первом этаже. Это было весьма удобно. Когда же перед ней поставили тарелку с едой, на некоторое время и вовсе забыла обо всём. Измотанный, замученный организм решил взять своё. Иногда ловила себя на ощущении чужого взгляда, но угрозы не ощущала, скорее просто интерес. Решила довериться своему новообретенному чутью и просто не обращала внимания на чужое любопытство. Насытившись и, наконец, почувствовав, как становится немного легше, потянула к себе кувшин и с удовольствием глотнула свежего молока. В памяти вспыхнули воспоминания, как в детстве сбегала на кухню, и добрая Хайда угощала её этим напитком, но девушка поспешно прогнала из головы доводящие до слёз картинки прошлого. Сейчас не время вспоминать дом, иначе расклеится, утонет в своей скорби и жалости к себе. Надо добраться сначала до леди Нианон, кем бы та не была.

Завтра, ещё до вечера нужно успеть добраться в Паонэш. Придется заехать в город. Она понимала, что её легко опознать и теперь, когда осталась одна и без защитников, рассчитывать могла только на себя. Значит, придется как-то маскироваться, и возможно, как бы это её не огорчало, оставить Тумана, слишком уж он приметный. Но сейчас решать что-то девушка была уже не способна. Сытный горячий ужин окончательно её разморил и глаза уже буквально слипались. Рисса махнула рукой девушке, обслуживающей гостей и когда та подошла, понизив голос, попросила:

— Покажи мне мою комнату.

Рисса сразу же положила на стол монеты, рассчитываясь за ужин.

— Прошу за мной, господин, — подавальщица собрала деньги, положив в карман на переднике, и направилась к ничем не примечательной двери в противоположной стороне зала. Принцесса последовала за ней, стараясь не шататься. Проходя через зал, не удержалась и снова мельком взглянула на братьев. Они, как оказалось, тоже смотрели на неё. Впрочем, не только они. Так что, покинув зал, она облегчённо вздохнула. За дверью тянулся длинный коридор с рядом дверей. Её комната оказалась почти в самом конце. Пока служанка не ушла, Рисса поспешила спросить.

— Как рано вы открываете ворота? Мне необходимо выехать на рассвете.

— Не волнуйтесь, господин. Ворота откроют, когда вам будет угодно. И позавтракать сможете. Желаете, чтобы вас разбудили?

Удовлетворённая услышанным, девушка, конечно же, согласилась и объяснила, когда её нужно будить. А потом зашла в небольшую, но уютную комнату, несмотря на простоту, порадовавшую её чистотой и опрятностью. После нескольких ночей под открытым небом, большего и не хотелось. Закрыла дверь, проверила замок, с удовлетворением отметив, помимо обычного, ещё и внутренний засов. Окон в комнате не оказалось, и это тоже было к лучшему. Спокойней, так точно. Вскоре, раздевшись до белья, ополоснув лицо и обтерев себя мокрым полотенцем, девушка погасила светильник и наконец-то позволила себе нырнуть под одеяло. Усталость навалилась неподъёмным грузом и тело, получив наконец-то добро на отдых, как-то разом обмякло, сознание тут же начало проваливаться в дремоту и вскоре девушка уже спала, свернувшись в комочек и даже сны обходили её стороной этой ночью.

 

Глава 3

Утром её разбудил стук в дверь. Рисса резко открыв глаза, уставилась в потолок, пытаясь вспомнить, где она. Постепенно восстановила в памяти вчерашние события, осмотрелась вокруг. Стук повторился. Из-за двери послышался тихий голос служанки

— Господин, просыпайтесь. Вы просили разбудить до рассвета.

— Спасибо. Я проснулся, — крикнула принцесса, порадовавшись утренней сиплости голоса.

Тело нещадно ломило после вчерашнего заезда, но в общем плане она чувствовала себя немного отдохнувшей. По крайней мере, падать от усталости уже не будет. Предчувствие молчало, тревоги не было. Проанализировав своё состояние, заставила себя подняться и зажечь лампу. В приглушённом свете ополоснулась холодной водой из кувшина и постаралась размять затёкшие мышцы, прежде чем одеться. Привычно уже застегнула перевязь, проверив легко ли клинок выходит из ножен. Потом быстро заплела косу и накинула плащ. Отомкнув все замки, сначала приоткрыла дверь и выглянула в пустой коридор. Тихо и ни души. Отлично. Первым делом надвинув на голову капюшон, вышла, надеясь, что никого в такую рань не встретит и не привлечёт так много внимания, как вчера вечером. Скорее всего, немногочисленные постояльцы ещё спят.

Быстрым шагом двинулась к выходу в общий зал и чуть не налетела на внезапно открывшуюся дверь. Резко выставив перед собой руки, Рисса отшатнулась, избегая столкновения. И тут почувствовала удерживающую её за плечо руку. Сознание мгновенно затопила паника. Действуя на рефлексах, крутанулась, уходя из захвата, одновременно принимая оборонительную позицию и почти выхватив меч.

— Эй, спокойней. Я всего лишь помочь хотел, — раздался насмешливый мужской голос. Перед ней стоял один из тех двоих, кого она вчера посчитала братьями. Он удивлённо застыл, уставившись на неё. — Ух ты!

— Что случилось? — из-за спины первого показался второй, в не застёгнутом дублете. И тоже замер, разглядывая её изумленными глазами. — Занятно! Девушка значит.

Рисса испуганно охнула, поняв, что капюшон слетел с головы и теперь ничто не скрывает её лицо, даже полумрак, царящий в коридоре. Света из приоткрытой двери было вполне достаточно, чтоб рассмотреть все что нужно. Мысленно ругнувшись, вернула клинок на место и опустила руки. Угрозы мужчин она не ощущала, хоть её и напрягало такое пристальное внимание. Надо уходить.

— Извините. Это от неожиданности, — буркнула девушка и, обогнув братьев, поспешила прочь.

Выходя в зал, всё-таки накинула капюшон обратно. С огромным облегчением увидела, что там пусто, только из кухни выглянула служанка. Подавив паническое желание удрать как можно скорее, Рисса выбрала один из ближайших столиков и поспешила сесть. В голове испуганно метались мысли. Хотелось немедленно вскочить и бежать в конюшню, где можно оседлать Тумана чтобы унестись прочь. Но здравый смысл победил. Организму нужна пища. Да и не показалось ей, что эти двое её узнали. Плюс, они такие же постояльцы, как и она, значит уедут и никому ничего не расскажут. Глубоко вздохнула, успокаивая сердцебиение.

Спустя минуту из кухни выскочила вчерашняя подавальщица, неся на подносе горячий завтрак, тарелку яичницы с беконом и краюху хлеба с сыром, а ещё поставила рядом кружку с каким-то напитком.

— Спасибо. И не могла бы ты собрать мне снеди в дорогу? Чего-то простого, — Рисса не собиралась выдавать свой секрет ещё и служанке, поэтому старалась говорить как можно ниже и не поднимала голову. — И мешок овса для моего коня.

— Да, конечно, господин. Сейчас принесу. Может ещё чего-то желаете?

Но принцесса не успела ничего ответить. Услышала, как позади скрипнула дверь, раздались неспешные уверенные шаги, и за спиной прозвучал насмешливый голос.

— Не возражаешь, парень, если мы к тебе присоединимся? — не успела Рисса даже понять о чём речь и кому адресован вопрос, как возле неё возникло две уже знакомые фигуры. Братья отодвинули стулья и внаглую уселись по обе стороны от неё.

— Милая, и нам принеси того же, — улыбнулся зардевшейся служанке второй из близнецов. Девушка, заулыбалась в ответ, кивнула и унеслась на кухню, оставляя её наедине с этими нахалами.

— А если возражаю? В зале полно свободных столиков, — бросила она на братьев совсем не дружелюбный взгляд.

Тот, что слева весело ухмыльнулся.

— Поздно. Мы уже присоединились. Ну что, будем знакомиться? Я Зак, моего брата зовут Кас. А как твое имя "парень"? — последнее слово было произнесено с явной иронией.

Рисса молча откинулась на спинку стула, внимательно рассматривая своих непрошенных собеседников. Сейчас вблизи она убедилась, что они таки действительно близнецы. Одинаковые каштановые шевелюры, немного угловатые лица с резкими чертами, породистые носы с горбинкой и изогнутые в улыбках губы, высокие широкоплечие фигуры. На неё, в ожидании ответа, уставились две пары проницательных серых глаз.

— Не уверена, что хочу знакомиться., - девушка выгнула бровь, не собираясь сообщать им своё имя. Они не показались ей опасными, но рисковать всё же не стоит. — У меня нет на это времени. Так что извините, — она пододвинула к себе свою тарелку, всем видом демонстрируя нежелание продолжать навязанное общение.

От дальнейшего разговора её временно спасла служанка, принеся еще две порции завтрака. Кроме того, положила возле Риссы увесистую котомку.

— Вот вам в дорогу то, что вы просили господин. А вам, господа, что-нибудь ещё нужно? — воркующим голосом спросила у братьев.

Рисса, пользуясь тем, что от нее отвлекли внимание, сосредоточилась на еде. Время поджимает. Надо скорее выезжать, чтоб успеть заехать в Паонэш, тем более оставаться на ночь в городе она не планировала. Чем меньше народу её заметит, тем лучше. Задумавшись, она даже не сразу поняла, что на неё снова смотрят.

— И куда же ты путь держишь, наш таинственный друг? — хмыкнул Зак.

— Не хочу показаться грубой, но это не ваше дело, — принцесса холодно смерила его глазами.

— Прошу простить моего брата за чрезмерную навязчивость, — голос Каса отличался чуть более низким звучанием и в нем не слышалось насмешки. — Единственное, что его оправдывает, это то, что вы произвели на него неизгладимое впечатление. Впрочем, на меня тоже.

Девушка удивлённо вскинула на него глаза, потом перевела взгляд на второго брата. Оба смотрели на неё с обаятельными улыбками. Возможно, встреть она их в другой ситуации, они бы ей даже понравились.

— Господа, мне очень лестно ваше внимание, но вынуждена разочаровать, у меня действительно нет ни времени ни желания заводить знакомства. — И, хотя аппетит у неё немного поубавился, она всё равно заставила себя закончить завтрак, не обращая больше внимания ни на чьи взгляды.

— Очень жаль, — разочаровано протянул Зак и едва слышно добавил — Может, вы передумаете, леди?

Принцесса, хмыкнув, покачала головой, не став отвечать и не поднимая глаз. Сидящие рядом мужчины больше не пытались втянуть её в разговор, но время от времени девушка ощущала на себе их пристальное внимание. Быстро доев, глотнув из кружки, как оказалось, кваса, она подхватила котомку и оставила на столе деньги, затем кивнула братьям, которые ещё не закончили завтрак.

— Всего хорошего. Благодарю за компанию. — И не дожидаясь ответа покинула общий зал.

Выйдя во двор, даже прищурилась, когда лица коснулись рассветные лучи. Опустив голову, торопливо направилась к конюшне. Там увидела уже оседланного Тумана, которого выводил из стойла вчерашний старик.

— Вот держите, молодой господин. Коник ваш отдохнул и вполне готов в дорогу. Овес, как вы просили, — он хлопнул по притороченному к седлу мешку, затем морщинистая рука ласково потрепала по светло серой шкуре. Конь тряхнул белоснежной гривой, довольно фыркнув.

Девушка благодарно кивнула.

— Спасибо огромное, уважаемый. Я ценю проявленную вами заботу, — приняв у старика поводья, ловко вложила в руку монету. Не дожидаясь, пока откроются ворота, вскочила в седло. Успокаивающе погладила Тумана по холке и как только деревянные створки скрипнули, открываясь, пустила его вскачь. Впереди ждал ещё один день дороги.

Всё утро Рисса неслась галопом. Подгоняло вновь проснувшееся плохое предчувствие. Она буквально ощущала, как опасность дышит в затылок. Страх сводил мышцы, но девушка все равно подстегивала бедного коня, пытаясь убежать от этого ощущения. Впереди дорога уходила в лес и Рисса порадовалась, что больше не будет настолько беззащитна на открытом месте. В лесу можно укрыться от липкого ощущение невидимого взгляда. Промчавшись ещё некоторое время на полном скаку, она начала натягивать поводья, заставляя Тумана замедлиться и лихорадочно оглядываясь вокруг. Затем направила его между деревьями. Сначала ехала так, но вскоре спешилась, поскольку чаща становилась все более густой и менее проходимой. Уводя коня глубже в лес, старалась как можно меньше шуметь. Каждая хрустнувшая ветка отдавалась внутри нервной дрожью.

Вскоре впереди показался неглубокий овраг. Решив, что лучше переждать опасность, чем брести неизвестно куда, она осторожно спустилась по пологому склону. Сердце перепуганной птицей билось в груди. Ещё некоторое время потратила, чтоб найти укромное место, где Туман был бы незаметен. Остановилась за огромными валунами, надеясь, что они надёжно её укроют. Рядом лежало поваленное дерево и принцесса подвела к нему своего коня. На минуту обняла склоненную к ней голову, тихо упрашивая не шуметь, черпая тепло в близости дорогого создания, потом села, опираясь спиной на поросший мхом камень, прислушиваясь к своим ощущениям. Тревога не утихала.

Рисса не знала сколько времени прошло. В какой-то момент ей показалось, что угроза миновала, но вскоре страх снова удушливой волной захлестнул её сознание. Она поняла, что кто бы её не преследовал, сейчас он близко. Осторожно выглянула между валунами, внимательно рассматривая все вокруг. И почти сразу глаза выхватили из общей картины то, что испугало ещё больше. Там, где она спускалась в овраг, присел незнакомец в темной одежде. Он внимательно осматривал спуск, потом поднялся и начал делать руками странные пасы. До принцессы долетели отголоски чужой магии, заставив отшатнуться назад, зажав рот ладонями, сдерживая отчаянный всхлип. Понимание того, что за ней послали ищейку, вогнало в состояние неконтролируемого ужаса. Неверяще потрясла головой. Отчаяние затопило все её мысли. От него не скрыться, все равно выследит. Сползла на землю, лихорадочно озираясь вокруг в поиске того, чего не было — спасения.

Что делать? Шансов победить мизерно мало. Она никогда не считала себя сильным бойцом, куда уж ей против наемника. Но другого выхода, кроме как принять бой, нет. Уйти не получится. На мгновение зажмурилась, глубоко вздохнула, успокаивая бешеное сердцебиение. Потянула из ножен меч, поднялась на ноги и стянула плащ, чтоб не мешал двигаться, а затем замерла, прислонившись к камню и прислушиваясь. Шелест листвы над головой, поскрипывание веток, шум крови в ушах. Земля вокруг устлана сухими листьями. Она должна услышать его приближение. Хоть что-то.

Словно в ответ на её мысли, совсем рядом под осторожной ногой хрустнула ветка. Рисса вся подобралась, внимательно высматривая малейшее движение, не забывая прислушиваться к своему чутью. Слева от неё из-за камня показалась сначала рука, держащая изогнутый клинок и вслед за ней вся фигура в темном. Маг осторожно переступил, и в тот же миг Рисса напала. Провела серию быстрых выпадов, используя элемент внезапности. Будучи маленькой и верткой, она с детства училась использовать это, как преимущество. Однако, мужчина довольно уверенно парировал все её удары. На неприятном скуластом лице зазмеилась довольная улыбка.

— Ваше высочество, какая встреча! Зачем же вы так? Я не желаю вам зла. Всего лишь, хочу вернуть вас домой к брату, — он протянул к ней свободную руку.

Девушка отпрянула, глядя на неё как на ядовитую змею. Все внутри заледенело от ощущения смертельной опасности, исходящей от человека напротив. Она поудобней перехватила меч и снова ринулась в атаку, понимая, что ближний бой единственная для нее возможность справится с магом. Нельзя давать ему возможность колдовать. Стремительный выпад, блок, снова выпад, крутанулась проводя подсечку, но он ловко ушёл вправо, нанося ответный удар, который принцесса приняла на гарду. Рука вздрогнула от силы удара. На мгновение она невольно встретилась взглядом с противником. Лицо мага перекосило от злобной ухмылки.

— Маленькая сучка, мертвой ты мне тоже сгодишься.

Оттолкнула от себя, снова ринулась вперёд, не поддаваясь страху и ярости, сосредоточилась на поединке, как её учили. Она не имеет права сдаваться, не имеет права проиграть. Выпад, блок, снова выпад, увернулась от скользящего удара снизу. Дыхание рваными хрипами вырывалось из груди, мышцы уже кололо от перегрузки, но это не имело никакого значения, потому что остановится, означало умереть. Враг напирал, не уступая, давя силой и опытом, оттесняя все больше назад. В какой-то момент, заметив, как он неосторожно открылся, провела молниеносный выпад, и даже задела. Но в тот же миг, делая шаг, зацепилась ногой за что-то и неловко взмахнула рукой, по-глупому открываясь. Бок обожгло резкой болью. Она отскочила, зажимая рану левой рукой.

— Ну что, принцесса, поигрались и хватит? Я всё ещё предлагаю вам пойти со мной добровольно, — ищейка издевательски ощерился, смотря на неё.

— Иди к демонам! — Рисса с ненавистью плюнула ему под ноги.

Отпустила бок, снова становясь в позицию. Перед глазами уже плясали чёрные пятна. Резко шагнула, делая рубящий замах, но противник ловко перехватил её клинок своим, высекая искры, и выкрутил, выбивая оружие из её рук, заставив отшатнуться, нога поскользнулась, и девушка неловко завалилась назад, больно приложившись спиной об землю. Наёмник тут же рубанул вслед, но она увернулась, откатившись в сторону. Пот застилал глаза, когда принцесса смотрела на приближающегося врага, ещё пытаясь отползти, но, по сути, понимая всю тщетность своих действий. Маг завис над ней, его глаза пылали торжеством, рука занесла меч для решающего удара. Рисса, не мигая, смотрела на разящий клинок, неминуемо несущий ей смерть и, в отчаянном рывке, ещё попыталась увернутся, когда внезапно вражеская рука дрогнула, уводя удар в сторону.

Неверяще вскинула глаза, чтоб задохнуться от ужаса. Ищейка смотрел на неё выпученными, налившимися кровью глазами, а его лицо, посиневшее от удушья, начало стремительно чернеть. Обуглившимися пальцами он скреб своё горло, пытаясь снять огненную удавку, что затягивалась все сильнее, пока, хрипя, не рухнул на землю. Рисса поддавшись накатившей слабости, крепко зажмурила глаза, стараясь подавить рвотные позывы, не имея сил смотреть на предсмертную агонию своего несостоявшегося убийцы.

Рядом послышались торопливые шаги и ей пришлось взять себя в руки, и всё-таки взглянуть в лицо новой опасности, чтобы в тот же миг удивлённо выдохнуть. Над трупом склонился, наматывая на руку огненную плеть, растрёпанный Зак, а к ней бросился второй близнец. Кас опустился рядом и молча протянул руку над её раненым боком. Рисса почувствовала всплеск целительской магии. Перед глазами все плыло, и девушка бесполезно пыталась бороться с дурнотой. Всё происходящее начало казаться кошмарным сном. Кажется, у неё что-то спрашивали, но звук доносился, как сквозь толщу воды. Закрыла глаза, устав бороться с собой и позволила своему сознанию ускользнуть в темноту.

 

Глава 4

Кассиан Лэардо скорее почувствовал, чем увидел, что тело девушки перед ним безвольно обмякло. Сейчас, когда он сосредоточил всё своё внимание на пульсирующих в его руках магических нитях, которые мягко вплетались в ауру и жизненные потоки незнакомки, для молодого мага не было секретом ни серьёзность ранения, ни то насколько измождена она и обессилена. И дело ведь явно не только в поединке, финал которого они с братом успели наблюдать. Здесь чувствовалось, что организм не один день работал на износ, не взирая на усталость, не успевая восстанавливаться. Что же случилось с этой отважной малышкой? Их находка становилась всё интересней и интересней. Хорошо, что он сообразил повесить на неё маячок утром на постоялом дворе. Очень уж заинтриговала их эта таинственная девочка. Если бы не это, храбрая колючая крошка скорее всего погибла бы, хотя сражалась отчаянно и достойно.

— Как она? — рядом присел Закариан. Брат уже убрал свой хлыст и теперь с интересом рассматривал спасённую ими девушку. А смотреть на неё и правда хотелось. Уж больно хороша. Высокий лоб, темные красиво изогнутые брови, пушистые густые ресницы, тонкий изящный носик и манящие, слегка приоткрытые пухлые губы, способные вызывать самые приятные фантазии. Невысокий рост и ладная фигурка лишь прибавляли ей очарования.

— Рана неглубокая, — Кас понимающе глянул на своего близнеца. — Дублет смягчил удар. Я ускорил процесс регенерации, но надо будет ещё поработать, как придёт в себя. Не хочу раздевать без спросу. Вряд ли, она будет за это благодарна.

— Это уж точно! — хмыкнул Зак. — Колючка та ещё. А так вылечить не сможешь?

— Мне нужно видеть, да и телесный контакт не помешает. Её собственных ресурсов не хватит. Слишком истощена физически. Да и нервная система на грани срыва, — маг з сочувствием покачал головой. Потом спросил, кивнув на тело нападавшего: — Что там с этим?

— Ищейка. Мертв. Кому-то девочка очень сильно нужна. Как думаешь кто она? — Зак даже склонился поближе, пристально изучая девичье личико в обрамлении темных волос. Её внешность не портили даже темные круги под глазами и болезненная бледность.

— Ну, я знаю, кто может нам ответить на данный вопрос, — Кас не сдержал ироничного смешка. — Хотя скорее всего не захочет. И я не осуждаю её за излишнюю недоверчивость, после того, что мы увидели. Ладно, давай выбираться отсюда. С этим что делать будем?

— А пусть так лежит, тебя не устраивает? — скривившись, оглянулся на ищейку брат.

— Предлагаешь облегчить жизнь тем, от кого она бежит?

— Ладно, — Зак вздохнул с нескрываемой досадой, — Хотя земля не моя стихия.

— Как и не моя. — поддержал близнеца Кас, хлопнув по плечу. — Зато девушкам нравятся спасающие их герои.

Братья переглянулись с одинаково лукавыми улыбками и рассмеялись. Кассиан осторожно свернул магические потоки, и они вместе встали, чтоб заняться куда менее приятным делом.

Риссе казалось, что она продирается сквозь тягучую липкую трясину, с трудом выдергивая сознание из успокаивающих объятий темноты. Медленно заставила себя сосредоточится на собственных ощущениях. Сердце болезненно громыхало в груди, тогда как все остальное тело чувствовалось вялым и обессиленным. В голове беспорядочно метались обрывки каких-то мыслей, и попытка хоть как-то их упорядочить привела лишь к новому приступу дурноты. Краем уха отметила на периферии какие-то голоса, которые тихо переговаривались между собой. Нехотя открыла глаза, чтобы тут же прищуриться от слепяще ярких красок. Между переплетённых веток и густой сочно зеленой листвы синело небо и играли солнечные блики, лёгкий ветерок шелестел густыми кронами и где-то рядом боязно посвистывала какая-то птица. Постепенно мысли всё-таки немного прояснились, и девушка с содроганием вспомнила всё, что здесь произошло. Запоздало накатило понимание, что она едва не погибла, и тело сотрясла нервная дрожь. Услышала чей-то тихий всхлип, с некоторым опозданием поняв, что этот звук исходит от неё самой.

Принцесса лежала на дне оврага посреди леса и тихо плакала, глотая слёзы, не способная даже пошевелиться. Она не сразу заметила, как рядом кто-то присел. Внезапно её безвольное тело бережно подняли, и девушка очутилась в чьих-то тёплых объятиях, щекой прижавшись к широкой груди. Нежданное сочувствие окончательно прорвало плотину до сих пор сдерживаемых чувств и Риссу сотрясли горькие рыдания.

— Всё хорошо, девочка. Ты в безопасности, — на голову легла мужская ладонь, погладив по растрёпанным волосам.

Сил смотреть, кто это, не было, и девушка просто доверилась своей интуиции и такому необходимому ей сейчас чувству защищённости. Слёзы все лились, унося с собой часть грызущей её боли, смывая липкое чувство страха. Она не позволяла себе быть слабой, гнала прочь рыдания, а сейчас не могла остановиться. Так и сидела, спрятав лицо на груди одного из своих спасителей, содрогаясь всем телом. Вскоре слёзы иссякли, и девушка замерла в обнимающих её руках. Возможно, потом ей будет неловко, или даже стыдно, но сейчас всё это не имело значения.

— Спасибо, — хрипло прошептала куда-то в мокрую рубашку, под своей щекой.

— Всегда пожалуйста, — голос над её макушкой показался ей слегка смущённым.

Рядом послышался тихое хмыканье.

— Кас, а не уступил бы ты мне своё место? Я как никак тоже принимал участие в спасении прекрасной девушки, а все успокоительные обнимашки достаются тебе.

Рисса всё-таки заставила себя поднять голову, сбитая с толку происходящим. Рядом присел на корточки Зак. Он лукаво улыбался, но взгляд был серьезным и внимательным. Изучающим. Бледная улыбка появилась на её губах.

— Спасибо вам обоим, — в глазах снова защипало, и она судорожно вздохнула, пытаясь успокоиться.

— Ну всё, тише девочка. Хватит плакать. Иди ко мне, я тоже хочу тебя поутешать, — и изумлённую девушку подхватил на руки уже второй близнец. Зак не менее бережно, чем брат прижал её к себе, встал и решительным шагом направился в ту сторону, откуда она сюда пришла. — Может ты всё-таки признаешься, как тебя зовут? — подмигнул он ей, обходя валуны, за которыми девушка ещё недавно пряталась.

Принцесса в недоумении покачала головой. Всё происходящее казалось ей каким-то диким, нереальным сном, игрой воспалённого сознания. Сначала нападение и поединок, из которого она уже не надеялась выйти живой, внезапное появление братьев и то, как они её спасли. Всё это как-то сумбурно перемешалось в голове и никак не складывалось в цельную картинку, не поддавалось её пониманию. Она посмотрела на несущего её Зака, натолкнувшись на его вопросительный взгляд и ироничную улыбку, и тихо ответила на заданный вопрос.

— Рисса.

— Ну вот, мы знали, что ты передумаешь насчёт знакомства с нами, — весело подмигнул Зак.

И тут кое-что щёлкнуло в её голове.

— А как вы меня нашли? — стараясь говорить спокойно, спросила она.

Зак тут же попытался изобразить саму невинность. Но позади него раздался смешок. Рисса повернула голову на звук и увидела второго близнеца, который, оказывается, всё это время молча следовал за ними, ведя в поводу Тумана.

— Я повесил на тебя маячок, — ответил он вместо брата, невозмутимо встретив её взгляд.

— Зачем? — ей отчаянно не хотелось давать волю неприятным подозрениям, но не очень-то и получалось.

— Ты нам стала интересна, — криво улыбнулся Кас. — И мы решили не упускать тебя из виду. Тем более, что оказалось, наши пути совпадают. Ехали той же дорогой что и ты, когда твой след внезапно свернул в лес. — На этих словах он слегка нахмурился — Мы решили проверить, в чём дело, и как раз подоспели вовремя, чтоб не дать этому недоноску тебя прикончить.

На неё устремился проницательный взгляд серых глаз и в них она прочла те невысказанные вопросы, на которые не имела права отвечать. И пусть чутьё подсказывало, что они для неё не опасны, но она боялась поверить самой себе. Слишком страшно было ошибиться, особенно после всего того, что произошло с ней за последнее время. Кто они? Ищейку одолели легко, словно играючи. Манеры, речь, всё в них выдавало высокое происхождение, плюс они маги, притом довольно сильные, насколько она могла судить. Пыталась вспомнить, слышала ли что-нибудь о настолько примечательных близнецах, и не могла. В Вестории одаренных было не так уж и много. И большинство из них служили короне. Другое дело, например, Аданат, где большую часть населения составляли оборотни. Магия у них в крови. Что-то внутри подсказывало, она думает в правильном направлении, но опять же уверенности не было. Очень хотелось спросить прямо и, возможно, ей даже ответят, но девушка понимала, что тогда от неё тоже будут ждать откровенности. Поэтому Рисса решила пока задать более безобидный вопрос.

— А куда вы меня несёте? — оглянулась вокруг. Оказывается, они уже выбрались из оврага и двигались по направлению к дороге. Зак шел легко, словно она вообще ничего не весила. В больших надёжных руках было тепло, и девушка поймала себя на том, что голова неуклонно опускается на крепкое плечо. Глаза слипались и бороться с нечеловеческой усталостью становилось все труднее.

— Мы идём к тому месту, где оставили лошадей и наши вещи, — голос Зака выдернул её из состояния полудрёмы. — Рисса, малышка, потерпи ещё немножко, постарайся не засыпать. Нужно тебя долечить, а без твоего согласия и участия Касу это будет сложнее сделать. Потом сможешь отдохнуть, мы о тебе позаботимся.

Принцесса сонно поморгала, пытаясь сосредоточиться. Только после этих слов, она вспомнила о своём ранении.

— А почему я не чувствую боли? Только невероятную усталость.

— Я применил обезболивающее заклятие, — ответил Касс.

Могла бы и сама догадаться. Видимо сейчас ей не стоит и пытаться что-то понять и решить для себя. Мысли путались и единственное, на что она была способна это как-то бороться с охватывающей её сонливостью.

— Ты же не против, если мы тебя слегка разденем? — неожиданно спросил Зак, заставив резко вскинуть голову. Может ей послышалось? В груди начало закипать негодование. Сон как рукой сняло.

— Что? — прошипела принцесса, зло прищурившись, готовая уже начать вырываться из рук нахально ухмыляющегося парня, и тут их взгляды встретились. В серых глазах плясали хитрые смешинки. Понимание, что над ней подшучивают сначала ещё больше разозлило. Правда сил на злость было мало, так что пришлось успокаиваться. Хотели бы сделать что-то против её воли, давно бы уже сделали. А на подначки можно и внимания не обращать.

— Лечить тебя будем, — всё так же ухмыляясь, ответил Зак.

— А раздевать обязательно? — ехидно уточнила Рисса.

— Ну нам же полагается хоть какая-то моральная компенсация за старания? — подмигнул ей этот нахал, вызвав у девушки невольный смешок. Истеричный, не иначе.

— К тому же кое-кто довел свой бедный организм до такого плачевного состояния, что я не смог запустить процесс самовосстановления, — услышала она голос Каса, куда более серьезный. — Так что, девочка, по-другому не получится. Мне нужно будет прикоснуться руками к твоей коже и видеть, что я делаю, чтобы залечить рану, ускорить регенерацию и перекачать тебе немного своих сил. Потерпишь? Обещаю, что мы не позволим себе ничего лишнего.

Ну вот. При такой постановке вопроса уже и не откажешь. Рисса попыталась подавить вспыхнувшее смущение. Чувствуя на себе взгляды обоих братьев, она нервно закусила губу, стараясь справиться с чувством неловкости и стеснения. Ещё недавно ей и голову не могло прийти, что придется всерьез думать над тем разрешить ли, по сути, незнакомцам видеть её раздетой и прикасаться к обнажённому телу. Но воспоминания о поединке и жгучей боли, когда вражеский клинок вспорол её плоть, были слишком свежими и живыми, чтобы рисковать своей жизнью в угоду правилам приличия и собственной стеснительности. Девушка отлично понимала, что самой ей не справиться. Поэтому выбор тут очевиден. Зажмурилась и, тяжело сглотнув, прошептала.

— Я понимаю и потерплю.

— Вот и умничка, — в голосе Каса ей послышалась улыбка.

— А мы уже пришли, — довольно сообщил Зак.

Рисса открыла глаза и взглянула вперёд. Между деревьями действительно увидела двух оседланных коней, мирно щиплющих траву. Кас обогнал их с Заком и начал внимательно осматриваться вокруг. Привязал поводья Тумана к ближайшей ветке и потянул с плеч темно серый плащ. Затем отошёл чуть дальше и расстелил его на ровном участке земли, устланном мягким ковром из мха и травы.

— Неси её сюда, — а сам направился к своему коню и снял седельную сумку.

Зак тем временем, не мешкая, бережно усадил её на расстеленный плащ.

— Ну что, крошка, готова? — подмигнул снова, весело улыбаясь. И дождавшись её неуверенного кивка, начал аккуратно расстёгивать дублет. В это время подошёл его брат и, присев рядом, протянул к её губам небольшую флягу.

— Выпей. Это укрепляющее зелье. Поможет тебе восстановиться, — на затылок легла мужская рука и её, как маленького ребенка, напоили чем-то весьма неприятным на вкус. — Вот так. Молодец.

Пытаясь сглотнуть отвратительный привкус во рту, она даже не сразу заметила, что Зак уже стащил дублет и потянул рубашку из штанов. Дернулась было его остановить, но Кас ловко перехватил её руки.

— Тш-ш-ш, успокойся, Рисса. Мы ведь обещали. Всё будет хорошо. Ложись на правый бок, — и он помог ей опуститься на землю. — Вот видишь, я только подниму рубашку, чтоб открыть твою рану. Расслабься.

Девушка чувствовала себя очень неловко, но тем не менее постаралась успокоится. По чуть-чуть выровняла дыхание. На её кожу легли теплые пальцы, и она почувствовала, как закололо иголочками в месте соприкосновения. Чужая сила хлынула в неё обжигающими ручейками, заставив всхлипнуть от неожиданности.

— Что ты чувствуешь? — удивлённо спросил Кас.

— Твоя сила меня обжигает, — Рисса тяжело дышала, пытаясь справиться с неприятными ощущениями.

Близнецы изумлённо уставились на неё. Зак весело расхохотался, а Кас тут же сосредоточенно нахмурился, к чему-то прислушиваясь.

— Ты закрываешься и твои силовые потоки мне сопротивляются. Расслабься пожалуйста. Я понимаю, что тебе это сложно, но попытайся мне довериться, я не причиню вреда. Я хочу помочь, — он посмотрел ей в глаза, словно пытаясь внушить эту мысль, и Рисса не смогла отвести взгляд. Сосредоточилась на дыхании. Постаралась унять бешеное сердцебиение и разжала сведённые в судороге пальцы. Она всё ещё ощущала обжигающие потоки внутри, но попыталась успокоиться и принять их, как часть себя. Постепенно жар стал утихать, превращаясь в ласковое тепло и девушка сама не заметила, как её тело обмякло. Усталость взяла своё. И на этот раз никто не стал её будить.

Кассиан ещё некоторое время сидел над уснувшей девушкой, его губы шептали нужные заклинания и он ощущал как в её теле послушная ему сила бережно восстанавливает повреждённые ткани, заживляя глубокую рану на боку и мелкие ссадины и порезы, которые он сначала и не заметил. Девчонка оказалась магом. И это очень хорошо. Значит, точно восстановится.

— А малышка то полна сюрпризов, да брат? — все ещё тихо посмеиваясь заметил Закариан. — Что будем делать? Навяжемся в сопровождающие? Пока что у нас есть время. Отец, вряд ли, будет против.

— Не хочется её бросать, — согласно кивнул Кас брату. — Одна пропадёт точно. Сомневаюсь, что тот убийца был единственным. На неё охотятся и мне очень интересно почему. Так что с удовольствием уделю время этой загадке, — он ещё раз проверил её состояние и медленно убрал руки разрывая контакт, затем осторожно приподнял спящую девушку. — Помоги мне. Надо перевязать рану.

Пока Кассиан придерживал Риссу, Зак ловко перемотал её раненый бок чистыми полотняными бинтами, добытыми в сумке брата.

— Надо бы её переодеть. Рубашка вся порезана и вымокла в крови. Я дам свою, — он поднялся и подошёл к коню, чтоб достать нужную вещь из сумки. — Хорошо, что она спит. Меньше смущаться будет.

Кас согласно хмыкнул. Не отпуская девушку, они аккуратно стащили испорченную одежду, невольно любуясь юным телом, не особо прикрытым коротенькой камисолью. Затем также аккуратно одели чистую рубашку. Бережно уложили на землю и укрыли её собственным плащом, подложив под голову седельную сумку.

— Останемся здесь до утра. Как раз рана затянется. Скорее всего, Рисса направлялась в Паонэш, как и мы. — Кас глянул на брата. — Надо усилить наши обычные охранки. На всякий случай.

Зак не стал спорить. Братья всегда хорошо понимали друг друга. Вот и сейчас они привычно разделили обязанности и вскоре на месте незапланированного привала уже горел небольшой костёр, в котелке булькала похлёбка, кони жевали овёс, а по периметру вокруг звенели защитные, скрывающие и охранные заклинания, невидимые и неслышимые даже для одарённых.

Рисса спала, согретая теплом живого огня и ничто не тревожило её сон.

 

Глава 5

Утро нового дня застало принцессу Марджорис спящей в лесу возле костра в компании двух братьев, которые по очереди всю ночь стерегли свою раненую подопечную не позволяя потухнуть костру. Солнце уже довольно высоко поднялось в небе, когда девушка зашевелилась под плащом, в который её заботливо укутали её спасители. Она не спешила открывать глаза, для начала постаравшись собраться с духом и вспоминая произошедшее вчера. Прислушалась к своим ощущениям. Тело чувствовалось отдохнувшим и полным сил, несмотря на ноющую боль в левом боку. Путаница в голове тоже понемножку начала проясняться, уходя вместе с дурнотой. Впервые за последнее время девушка внезапно поймала себя на ощущении безопасности. Да она понимала, что за ней и дальше будут охотиться, но именно сейчас чувство отдаленно похожее на покой мягко согревало и одновременно с этим вызывало недоумение. Рисса не могла себе объяснить, почему ей так хотелось доверять своим нежданным знакомым и почему в их присутствии ей было так спокойно. Разум искал во всём этом какой-то подвох.

— Доброе утро, Рисса. Как ты себя чувствуешь?

Девушка приоткрыла глаза. Солнечные блики запутались в растрёпанных каштановых волосах, сидящего напротив Каса. Он подмигнул ей и ловким текучим, как ртуть, движением поднялся на ноги, чтобы подойти к костру, над которым висел аппетитно булькающий котелок. Перемешав там что-то, развернулся обратно к Риссе, всё это время наблюдавшей за ним. Интересно, чем она себя выдала, когда проснулась?

— Я целитель, а вчера ещё и делился с тобой силой, когда лечил. Так что некоторое время смогу чувствовать твоё состояние, — словно прочитав её мысли, объяснил молодой маг

— Зачем тогда спрашиваешь о моём самочувствии? — хмыкнула девушка, а потом до неё дошло — Сейчас утро? Сколько я проспала? — Она попыталась подняться, но тут же снова накатила дурнота, заставив разочарованно опуститься обратно.

— Тебе надо было восстановиться. Не дергайся. Слабость пройдёт. — Кас поднял лежащую рядом с ней флягу и, открутив крышку, протянул Риссе — Держи, это поможет.

Девушка послушно глотнула, постаравшись не кривиться от уже знакомого неприятного вкуса, и вскоре действительно почувствовала, как становится легче. Она уже более уверенно приняла сидячее положение, по-прежнему кутаясь в тёплый плащ, и окинула взглядом место их ночёвки. С противоположной стороны от костра увидела спящего Зака. Перевела взгляд на бодрствующего близнеца, который рассматривал её со странным огоньком в глазах. Сглотнув, произнесла.

— Мне надо ехать дальше, не могу больше задерживаться. Я очень благодарна вам за спасение. Надеюсь, что когда-нибудь смогу отблагодарить. — Рисса старалась говорить спокойно и не обращала внимание на то, как её собеседник сначала поджал губы, а потом, прищурившись, криво улыбнулся.

— Допустим, ты доберёшься до Паонэша, а дальше что? Этот ищейка последний? Сомневаюсь, если честно. Сможешь провести ещё одного такого и остаться в живых? — Кассиан говорил тихо, чеканя каждое слово, наблюдая при этом, как бледнеет и вздрагивает девушка, как закусывает губу, сдерживая всхлип, видя как пугают её его слова, но всё равно продолжал, понимая, что по другому нельзя. Глупая ведь снова удерёт, если не напомнить ей, как близко она была к гибели. — Кто ты, девочка? И почему за тобой охотятся? Куда ты так отчаянно несёшься? В Аданат? Я прав?

— Откуда?.. — Рисса затрясла головой, испуганно смотря в глаза магу. А потом резко закрыла рот ладонью, понимая, что своей реакцией сама себя выдала. В подтверждение своей догадки увидела удовлетворённый блеск в серых глазах напротив.

— Значит, Аданат. Как удачно, однако. Ведь мы тоже туда едем. — Кас подмигнул пребывающей в шоке девушке — Ты ведь не против попутчиков, Рисса?

— А если против? — спросила она охрипшим голосом.

— Значит будем убеждать весомыми аргументами, — услышала она весёлый голос второго близнеца. Вскинула голову и увидела, что тот уже проснулся и, судя по всему, слышал весь разговор. Взлохмаченный и сонный он сидел на своём плаще и хитро щурился.

— Мне не нужны попутчики, — устало покачала головой девушка.

— Уверена? — мягкий обволакивающий голос Каса внёс ещё больший раздрай в её мысли.

Рисса не была, но очень боялась поддаться необъяснимому желанию уступить. Братья защитили, спасли от смерти, и ей отчаянно хотелось довериться, принять помощь и снова почувствовать себя в безопасности, когда рядом есть кто-то сильный, кто укроет от беды. Но она не имела права на ошибку, а значит и доверять первым встречным не могла.

— Кто вы? — вопрос вырвался сам собой. И теперь принцесса затаив дыхание ждала ответа.

Присевший напротив неё Кас понимающе хмыкнул, и на мгновение задумался. Поднял перед собой руку, пошевелил пальцами, внимательно их рассматривая, и тут по коже побежала рябь, ногти удлинились, закручиваясь в хищном изломе, показалась густая темная шерсть, заставив девушку изумлённо ахнуть.

— Оборотни?!! — тогда понятно, почему они едут в Аданат. Братья возвращаются домой. Рисса никогда раньше не сталкивалась с представителями этой расы. Ей даже казалось, что подданные княжества, крайне редко покидают свою страну. Хотя теперь осознавала, что вполне возможно, она могла просто не узнать оборотня. Ведь и близнецов не заподозрила даже.

— Ага. Теперь ты знаешь наш секрет и у тебя нет другого выхода кроме как ехать с нами, — зловеще прищурившись проговорил Зак, а его брат в это время раздосадовано закатил глаза. Впрочем, вскоре уже оба смотрели на неё, одинаково задорно улыбаясь. — Ну же, девочка, мы совсем нестрашные оборотни, по крайней мере, для тебя. С нами тебе будет безопасней.

В глазах близнецов, несмотря на шутливые искорки, читалась решимость добиться своего, и девушка чётко осознала, что ей не оставляют выбора. Закусив губу, она всё же попыталась придумать способ улизнуть, но вскоре сдалась и отбросила эту мысль, понимая, что силы неравны. Зачем бы это ни было им нужно, братья ясно давали понять, что намерены дальнейший путь продолжать вместе с ней.

— Хорошо. Я согласна некоторое время ехать с вами, — озвучив принятое решение, она даже удивилась, почувствовав в душе невероятное облегчение и что-то даже напоминающее радость. Не став искать своим сорвавшимся с цепи эмоциям объяснений, девушка задала закономерный вопрос: — И всё же я не понимаю, зачем вам это?

— Ну у нас есть несколько причин. Давай сейчас лучше позавтракаем, заодно и поговорим. — Кас неспешно поднялся на ноги, чтобы заняться котелком. Когда он снял крышку, обоняния Риссы коснулся умопомрачительный запах тушеного мяса и голодный желудок тут же отозвался громкой руладой, вызвав смущённый румянец на щеках.

Принцесса внезапно ощутила, что помимо голода её гложут и другие потребности организма. Это заставило собраться с силами и всё-таки подняться. Шатаясь и неуверенно передвигая ногами, она побрела в лес, надеясь найти укромное место. Но не успела отойти даже на десяток шагов, как кто-то подхватил её на руки, заставив испуганно взвизгнуть.

— Куда бежишь, девочка? — настиг её Зак.

— Мне нужно уединиться, — смущённо выдавила из себя Рисса. — Пусти!

— Неа. Ещё упадешь по дороге, — парень размашисто зашагал дальше, прижимая её к себе.

— Пусти, пожалуйста, я сама! — принцесса даже пару раз раздосадовано стукнула его кулаком по плечу, но тот не обратил никакого внимания. Задорно насвистывая, её занесли в густые кусты и только тогда позволили стать на ноги.

— Ну вот. Позовёшь, если что. — и Зак как ни в чем не бывало, утопал обратно, оставив наконец-то её одну.

Вскоре, всё ещё красная от смущения Рисса, осторожно придерживаясь за ветки, вылезла из кустов и направилась к их лагерю. Однако, ей опять не дали дойти самостоятельно, после чего помогли умыться, заботливо усадили возле уже затухающего костра и сунули в руки плошку с жарким. Горячая вкусная еда одновременно придала сил, но и вызвала сонливость. Принцесса осоловевшими глазами следила за братьями, уже даже не вспоминая о обещанном разговоре. А те сноровисто собрали все вещи, распределили поклажу и потушили костёр, затем Зак помог ей одеть дублет, пока его брат ходил за лошадьми. Девушка двинулась было к своему Туману, но её остановили.

— Ты и вправду думаешь, что сможешь сейчас удержаться в седле? — Кас возмущённо преградил ей путь. — Поедешь со мной сегодня. И не спорь, пожалуйста. Не хватало ещё, чтобы ты свалилась с коня и все мои старания пошли насмарку, — не давая ей даже возможности возразить, взял за плечи и развернул обратно.

Пока Рисса пыталась прийти в себя и найти достойный ответ, Кас взлетел на коня и, устроившись в седле, положил перед собой её сложенный плащ, затем протянул к ней руку. Девушка даже пискнуть не успела, как Зак легко подхватил её и усадил перед братом боком, а тот сразу же обхватил рукой за талию, придерживая. Могучий жеребец под ними беспокойно переступил с ноги на ногу и слегка мотнул гривой, больше никак не показывая своего отношения к происходящему. Зак тоже вскочил на коня, предварительно привязав поводья Тумана к своему седлу.

Поначалу Рисса чувствовала себя немного неловко, всё-таки ехать, прижимаясь к мужчине, тем более почти незнакомому, ей было непривычно и внове. Она старалась держаться прямо, но стоило им двинуться в путь, почувствовала тянущую боль в боку, и поневоле согнулась. Её состояние, конечно же, не осталось незамеченным. Рука на талии сжалась, потянув на себя, заставляя прислониться к широкой мужской груди.

— Расслабься. Я не кусаюсь. Думаю, тебе будет удобнее, если ты обхватишь меня руками за пояс. И вообще постарайся уснуть, сон ускорит твоё выздоровление, — держащий её оборотень, говорил спокойно, без тени насмешки. Его рука замерла на одном месте, и Рисса вскоре действительно расслабилась, позволив себе опереться на сидящего рядом Каса и даже обняла руками, понимая, что так действительно легче держаться.

Словно получив разрешение, вернулась сонливость, и, хотя девушка изо всех сил этому сопротивлялась, мерное покачивание, тепло и чувство защищённости, очень быстро её сморили. Глаза сами собой закрылись. Голова склонилась на мужское плечо. Сквозь полудрёму она ещё ощутила, как её устраивают поудобней, и окончательно уплыла в объятия целебного сна.

Проснулась резко и не сразу поняла, где находится. Тело немного затекло от сидячего положения, под щекой мерно билось чьё-то сердце, успокаивая. Рисса приподняла голову, чтобы оглянуться вокруг. Они неслись по пустому тракту. Она всё так же сидела перед Касом, а Зак держался рядом. Впереди виднелись высокие городские стены, скорее всего Паонэша. Значит они в дороге уже несколько часов. Стоило девушке осмыслить это, как мужчины замедлили коней, заставив их перейти на шаг.

— Хорошо, что ты проснулась, — услышала она у себя над головой голос Каса — Видишь, мы подъезжаем к Паонэшу и нам бы хотелось знать, насколько для тебя это опасно. Кто отправил за тобой ищейку?

— Я не знаю, — она подняла голову, чтобы встретиться с недоверчивыми глазами оборотня. Он прищурился и некоторое время сверлил её испытывающим взглядом.

— Не врешь, — вскинул бровь в недоумении — И почему, тоже не знаешь?

Вот тут Рисса не могла с чистой совестью ответить.

— Это не моя тайна, — выдала она приемлемый ответ и, поколебавшись некоторое время, добавила — Я нужна, как рычаг давления.

— Почему тогда ты оказалась одна и беззащитна? — голос Каса всё ещё казался спокойным, но что-то в его глазах настораживало и заставляло ёжиться.

— Я не была одна. Когда я отправилась в этот путь, меня охраняло восемь человек, — Рисса сглотнула, стараясь не поддаваться подступившей тошноте. Видения кровавого побоища всё ещё мелькали перед глазами.

— И где они?

— Погибли, давая мне возможность скрыться, — прошептала она хрипло и едва слышно.

В тот же миг её обняли сильные руки, сжимая так крепко, что даже стало трудно дышать. Большая ладонь накрыла голову, успокаивая и защищая. И только почувствовав такую заботу, девушка поняла, как сильно она в ней нуждалась. Они некоторое время ехали так, молча, пока тишину не нарушил вопрос теперь уже Зака.

— Как ты планировала ехать дальше?

Рисса заставила себя оторваться от плеча Каса и ответила, не глядя на братьев:

— Я собиралась в Паонэше изменить внешность и поменять коня. Хотя, это было до ищейки. Теперь понимаю, что меня бы всё равно нашли.

— Не беспокойся об этом. Мы прикроем и отведем глаза, — уверенно обещал Зак.

— Вы сможете спрятать меня от ищеек? — она изумлённо обернулась, чтобы посмотреть на него. — Разве это возможно?

Братья как-то странно переглянулись и на их лицах появились одинаковые ухмылки, заставившие её зябко поёжиться. Как-то вдруг вспомнилось, что её нечаянные попутчики на самом деле ещё те хищники и ей известна, судя по всему, лишь малая доля их возможностей.

Тем временем город становился всё ближе. На тракте стали попадаться проезжие, в основном торговцы на груженных телегах, но случались и всадники. На их троицу никто не обращал внимание, и девушка прислушалась к своим ощущениям. Так и есть. Их небольшую группу невидимым коконом обволакивала магия, почти незаметно вибрируя на грани восприятия, слишком сложная, чтобы Рисса смогла ощутить её полностью. Понимание той огромной силы, которой обладали её спутники, наверное, должно было испугать, но на самом деле успокоило.

На въезде желающих попасть в город встречал отряд стражи, проверяя всех двумя магическими артефактами, и принцесса грустно улыбнулась. Даже если новости о смене власти и жертве королевы дошли уже сюда, люди ещё долго будут бояться чёрной хвори. Фриду придется приложить очень много сил, чтобы вернуть в Весторию спокойствие.

Они с близнецами, не спеша, пристроились за торговым обозом. Рисса немного напряглась, опасаясь, что магическая защита ворот среагирует на них. Она нервно сжала руки, готовясь сама не зная к чему.

— Расслабься. Артефакты на нас не среагируют, потому что угрозы от нас нет, — Кас опять заметил её состояние. — Нас даже не заметят.

— Даже маги?

— Даже они, — усмехнулся оборотень. — Здесь нет достаточно сильных.

И действительно, они беспрепятственно сначала поравнялись, а потом проехали между двумя стражниками, что стояли по обе стороны ворот, сжимая в руках по посоху, в навершиях которых ровным голубым светом горели магические кристаллы. Ничего не произошло, кристаллы никак не отреагировали и не поменяли цвет. Рисса осторожно выдохнула, только теперь поняв, что всё это время задерживала дыхание.

— Вот видишь. Нас никто не заметил. Сейчас пополним запасы и уедем через восточные ворота. Рисковать и оставаться в городе на ночь не будем, тем более до вечера ещё далеко, — Кас говорил ей всё это, внимательно следя за происходящим вокруг.

Девушка некоторое время наблюдала за ним, а потом перевела взгляд на Зака. Братья выглядели собранными и настороженными. В их чертах теперь действительно прослеживалось что-то хищное и от высоких мощных фигур веяло опасностью и силой. Увидь она их такими в первый раз, скорее всего сразу бы поняла с кем имеет дело. По крайней мере, ей хотелось так думать.

Улицы города, по мере их продвижения, становились всё более людными. Рисса предположила, что они едут к рыночной площади, так как там легче всего было скупиться в кратчайшие сроки. Пользуясь тем, что ей не нужно управлять лошадью, девушка рассматривала все вокруг, поддавшись любопытству, так как раньше этот город ей посещать не доводилось. Паонэш не сильно, но всё же отличался от Бастэны. Улицы казались более узкими, тогда как дома не жались друг к другу так сильно, как в столице. Красные черепичные крыши и в основном светло серые, почти белые стены приятно радовали глаз. Но в общем на улицах царила какая-то беспокойная давящая атмосфера. Это ощущение усилилось ещё больше, когда они выехали на площадь.

Вроде и кипела жизнь, все были заняты своими делами, торговцы зазывали покупателей, горожане сновали между рядами, рассматривая товары, но лица были какими-то нерадостными и даже угрюмыми. Рисса поневоле задержала дыхание, сдерживая нервную дрожь. Она остро ощущала всеобщую подавленность и даже скорбь, уже понимая, что Паонэшцы знают о смерти королевы. Её мать любили в народе. Королеву Фелисианну почитали, как мудрую и справедливую правительницу. И даже эпидемия чёрной хвори не пошатнула веры людей в свою королеву.

Погруженная в свои мрачные мысли, девушка не сразу заметила, что они остановились на краю площади возле таверны, на вывеске которой ощерилась нарисованная морда непонятного вида, а надпись гласила "У хромого медведя". Зак уже спешился и привязал поводья своего коня и Тумана к перекладине со специальными кольцами. Помимо их лошадей здесь уже стояло несколько. Рисса с некоторым сомнением рассматривала широко распахнутую дверь, невдохновлённая названием.

— Мы пойдем в таверну? — всё-таки спросила она, когда Кас тоже слез с коня.

— Да. Мы с тобой подождём там Зака, пока он купит всё что нужно. Заодно пообедаем и узнаем новости, — ответил оборотень и, обхватив её за талию, ловко спустил на землю. — Не бойся, девочка, тебя не заметят.

— Купить тебе что-нибудь особенное? — подмигнул Зак.

Сначала Рисса безразлично покачала головой. Всё чего ей хотелось, это быстрее уехать отсюда. Но реальность больно куснула осознанием того, что у неё нет даже самых необходимых вещей.

— Я пойду с тобой. Мне нужна сменная одежда. И сумка.

— Доверь это мне. Я так понимаю нужно купить рубашку и штаны? — Зак глянул на неё вопросительно.

— Не только, — она не смогла сдержать предательский румянец. Просить о таком даже помыслить было стыдно.

— Хм-м. Ну, думаю, это я тоже смогу купить, — подмигнул несносный оборотень, и её окинули пристальным изучающим взглядом, особенно стянутую дублетом грудь и обтянутые штанами бедра, заставив ещё больше покраснеть.

— Я могу сама, — попыталась настоять на своём девушка, но братья даже слушать не стали, объяснив это соображениями безопасности.

— Ладно уж, я пойду. Постараюсь управиться побыстрее. Что-то мне здесь не нравится, — дёрнул плечом Зак, и направился к торговым рядам.

А Кас, поправив своё оружие, сунул Риссе в руки её меч, сложил в незнакомом жесте руку, направив на их лошадей, а затем взял её под локоть и уверенно повел к двери, ведущей в таверну.

Они зашли внутрь и остановились на пороге, высматривая свободный столик. В обеденном зале оказалось довольно-таки людно, а за стойкой хозяйничал высокий кряжистый дядька с растрёпанными лохмами на голове и рваным шрамом через левую щеку. Кажется, он ещё и прихрамывал, но тут уже Рисса не была уверена. Кас тем временем повел её дальше, видимо, высмотрев подходящее место. Вскоре они уже сидели за одним из столов возле стены, и к ним спешила молоденькая подавальщица. Румяная светловолосая девушка кокетливо улыбнулась симпатичному оборотню и совершенно не обратила внимания на сидящую рядом Риссу, заставив ту недоуменно вскинуть брови.

— Чего желаете, сударь? — стрельнула глазками служаночка и дальше не замечая, что мужчина перед ней сидит не один. Теперь уже принцесса поняла, что её действительно не видят. Кас тем временем обаятельно улыбнулся заигрывающей с ним девушке.

— Неси мяса печеного, да жаркого с овощами три порции, а ещё пирог сладкий какой есть, кваса кувшин и три кружки. И побыстрей, милая, — хитро подмигнул оборотень.

Когда подавальщица ушла, Рисса не выдержала.

— Меня, что правда не видят?

— Скорее, тебя усиленно не замечают, — пояснил маг. — Вроде и есть кто-то, но кто, совершенно неинтересно. Глаза не задерживаются, образ плывет. А потом и не вспомнит никто. Так что можешь спокойно обедать. Я всё контролирую.

Девушка кивнула, не зная, что ещё сказать. Эмоциональный шквал, пережитый ею на площади, оставил горькое послевкусие и уже привычную ноющую боль в груди. Глаза горели от непролитых слез и Рисса прикрыла их, устало откинувшись на спинку скамьи.

— Я чувствую, что тебе сейчас очень плохо и больно. Не хочешь рассказать, что случилось на площади? — ворвался в её мысли голос Каса.

Она покачала головой, не готовая настолько довериться, ещё сильнее зажмуривая глаза.

— Ничего. Я просто кое о чём вспомнила.

— Ла-а-адно, — протянул её собеседник, но таким тоном, что, даже не видя его глаз, девушка поняла, что ей всего лишь дают отсрочку. Правда, сейчас она была благодарна и за это.

Молча дождавшись заказа, они принялись за еду. Рисса всё ещё прятала глаза, чувствуя, как неровно и беспокойно бьётся сердце в груди. Жевала, почти не замечая вкуса, стараясь справится с собой, хоть и безрезультатно. Беспокойство нарастало. Молчание затянулось и, когда спустя некоторое время в дверях показался Зак, она даже на мгновение почувствовала облегчение, но затем вновь внутренне напряглась, понимая о чём пойдёт речь. Он безошибочно нашёл их взглядом и вскоре уже сидел рядом, с аппетитом уплетая свою порцию обеда и попутно делясь новостями. Сообщив сначала, что удачно купил все нужное, приступил к более важным сведениям.

— В городе, вы, наверное, заметили, царит весьма неспокойная атмосфера. Люди подавлены и опечалены. Я поспрашивал деликатно, в чём дело, и новости, мягко говоря, шокируют. Королева смогла остановить черную хворь. — Зак, на мгновение замолчал, хмуро о чём-то раздумывая.

— Как? — Кас заинтересованно подался вперёд.

— А вот это как раз и служит причиной печали. Фелисианна отдала свою жизнь источнику, пожертвовав собой для спасения народа. Так что в Вестории теперь новый король. Принц Фриделис сразу же принял власть.

— Но зачем? — сказать, что Кас удивился, не сказать ничего. Тот выглядел явно шокированным.

— Поговаривают, что принца-консорта убили, что и толкнуло королеву к такому решению. Но точно никому ничего не известно. Молодой король лютует и ожесточенно ищет заговорщиков, пошла волна арестов в основном среди аристократии.

— Мда. Неожиданно всё это…

Братья ещё о чём-то говорили, но Рисса уже не слушала. Если поначалу, занятая только тем, чтоб не выдать себя, она не поняла природы своих ощущений, то теперь её запоздало накрыла волна паники. Внутреннее беспокойство, терзавшее её всё это время, переросло в острое чувство опасности, заставляя лихорадочно озираться вокруг в поисках источника.

— Рисса, что случилось? — голос Каса ворвался в её охваченное страхом сознание и она резко повернула к нему голову, встретившись с обеспокоенным взглядом.

— Опасность. Я чувствую… снова — умолкла, неспособная подобрать слова, и уже готовая сорваться с места и бежать, куда глаза глядят. Единственное, что её останавливало, это тяжёлая рука Зака опустившаяся ей на плечи.

 

Глава 6

— Успокойся, пожалуйста! Рисса объясни, что ты имеешь в виду? Какая опасность? Что именно тебя испугало? — спокойствие, звучащее в этом голосе, отогнало немного надвигающуюся панику, заставило и её собраться с мыслями, чтобы попытаться объяснить им.

— Я чувствую какую-то угрозу. Мне кажется — это предчувствие, потому что такое со мной уже не впервые. Каждый раз, перед нападениями меня охватывало беспокойство, страх и ожидание беды. А потом это всё сбывалось. — Последнюю фразу Рисса уже прошептала, едва сдерживаясь от нервной дрожи. Братья её внимательно слушали, не перебивая, а она всё быстрее говорила, почти рыдая сбиваясь и боясь не успеть предупредить. — В первый раз я не успела ничего осознать и погибли люди, которые меня защищали. Во второй раз пыталась убежать, но ищейка всё равно меня настиг. Сейчас, я снова чувствую опасность. Пока ещё не так сильно, но знаю, что уже близко. Не хочу новых смертей из-за меня. Я не хочу, чтобы вы погибли.

— Не бойся за нас, девочка, — ухмыльнулся одними губами Зак, подтягивая её ближе, обхватив за плечи. Его глаза опасно блеснули, когда он неспешно оглядел весь зал. — Нас очень тяжело убить. Так насколько близко, говоришь? Здесь, в таверне, или где-то рядом?

— Нет, еще не здесь. Не знаю… Я всю жизнь считала, что у меня нет никаких магических способностей и сейчас до конца не уверена в своих ощущениях.

— Ну дар у тебя определенно есть, и потенциал немаленький, так что ощущениям своим можешь смело доверять, — успокоил её Кас. — А теперь всё-таки успокойся, пожалуйста, и очень прошу — слушайся нас. Твои предчувствия совершенно не означают нашу гибель. Скорее воспринимай это как предупреждение. А кто предупреждён… в общем, они до тебя не доберутся, обещаю. Мы сейчас спокойно соберёмся и уедем отсюда. — Говоря всё это, он действительно спокойно достал кошель, выложил деньги за обед, и поднялся из-за стола. Принцесса, поддерживаемая Заком, тоже встала, на ходу хватая так и не одетую перевязь. Собравшись, они двинулись к выходу. Сначала Кас, а следом его брат, всё так же обнимая за плечи Риссу. Девушка нервно сжимала рукоять клинка, не переставая осматриваться по сторонам. Распахнутая настежь дверь была уже совсем близко, когда пришло ощущение, будто кто-то двинул ей кулаком под дых. Внезапно возросшее чувство угрозы было таким сильным, что даже ноги подогнулись, и от падения её спасла рука Зака. Запрещая себе поддаваться волне паники, девушка подняла голову и устремила взгляд к дверному проёму, где как раз показалось три фигуры. Впереди шёл среднего роста жилистый мужчина с неприятными резкими чертами лица, короткими темными волосами и в сером камзоле. За ним следовали двое ещё более невзрачной внешности.

— Это они? — тихо спросил её Зак.

Рисса смогла лишь кивнуть.

— Не бойся. Нас с тобой не видят. Не останавливаемся и идем за Кассианом. Я держу тебя, — на плече чуть сжалась его рука, и этот жест поддержки действительно успокоил, придав сил.

Вновь пришедшие осмотрели зал и двинулись внутрь, зорко обводя всех колючими глазами и как раз освободив Касу дорогу, чем тот, не мешкая, воспользовался. Когда братья, наконец-то, вывели её из таверны на площадь, Риссе показалось, что от облегчения у неё таки подкосятся ноги, но Зак держал крепко. Не верилось даже, что так легко обошлось.

— Всё хорошо, девочка. Видишь, всё хорошо. С нами ты в безопасности. — И добавил уже шутливо: — Обморок отменяется, а если хочешь на ручки просто скажи, — от чего Рисса возмущённо засопела.

Она даже начала обдумывать, может стоит вывернуться из его рук, но Зак сжал её ещё крепче. Задумалась, не двинуть ли локтем, но тут уже Кас вовремя отвлёк её.

— Что ты сейчас чувствуешь? Есть угроза?

Прислушиваясь к себе, девушка на мгновение замерла. Действительно острое ощущение опасности ушло, оставив лишь лёгкое беспокойство. Она подняла глаза, не скрывая огромного чувства облегчения.

— Мне уже гораздо легче. Осталась лишь малая доля тех ощущений, будто… — принцесса, задумавшись на пару секунд, постаралась облечь в слова внутреннее знание — словно угроза всё ещё рядом, но прошла мимо. Не могу сформулировать точнее.

— И не надо пока. — Кас ободряюще улыбнулся ей. — Твой дар ещё полностью не раскрылся. Нужно развивать его, учиться. В Аданатской академии магии, кстати, неплохой факультет прорицателей, — совсем не тонко намекнул он и даже подмигнул.

— Я подумаю. Надо ещё туда живьём добраться, — увильнула от темы Рисса, сама не зная ещё пока, что будет делать в княжестве и как сложится её пребывание там.

— О-о-о, об этом можешь не беспокоиться, — с хищной улыбкой обещал Зак. — Так, давайте-ка отправляться. А то эти ещё выйти надумают. Нам ведь не нужно привлекать лишнее внимание, правда? — подмигнул он.

С ним никто не стал спорить и спустя немногим более получаса они уже подъезжали к восточным воротам. Выехали из города так же незаметно, как и прибыли. Рисса снова сидела перед Касом — её возражений никто не стал слушать и девушку просто водрузили на коня. И теперь она ехала в смятении, не до конца уверенная, что чувствует по поводу такой чрезмерной опеки. С одной стороны её воспитывали как, хоть и не наследную, но принцессу своей страны, а значит учили принимать решения и контролировать происходящее, и она, отправляясь в этот путь, была готова самостоятельно стоять за себя и действовать без оглядки на других, а с другой — забота, защита и несколько властное покровительство со стороны братьев-оборотней, если уж по правде, вызывало не только досаду. Девушка вынуждена была признать, что ей приятно положиться на кого-то. Раньше она могла себе это позволить лишь в кругу семьи. А сейчас… Родителей больше нет! И даже Фрида рядом, чтоб разделить с ним эту выворачивающую на изнанку боль, поддерживая друг друга. Беспросветная горькая тоска всколыхнулась внутри и Рисса даже не сразу поняла, что снова плачет. Мокрой щеки коснулась ладонь Каса.

— Что с тобой, девочка? — живое участие в его голосе сделало только хуже, разрушив последние крохи самоконтроля.

Она уткнулась лицом куда-то Касу в плечо, и затряслась в горьких рыданиях. Оборотень на миг замер, а затем крепко обнял её одной рукой.

— Поплачь, маленькая. Легче станет, — прошептал он, прижимая к себе.

— Нет, не станет, — Рисса затрясла головой, уверенная, что боль и тоска никогда не уйдут из её сердца.

— Я не знаю, что у тебя случилось, могу лишь чувствовать отголоски твоих эмоций, твоё горе и чувство потери, но знаю точно — время всё залечит и сгладит.

— Я не знаю, как мне жить, — хрипло призналась девушка. — Вся моя прежняя жизнь разрушена, всё что мне было дорого осталось позади, а я вынуждена идти вперёд, бороться за жизнь, не имея права на ошибки, ибо они могут стать для меня смертельными. — Не в состоянии больше сдерживаться, она, давилась слезами и уже не контролировала, что именно говорит, сорвавшись окончательно. — От меня так много зависит, а я не хочу этого!!! Не хочу отвечать за чьи-то жизни и судьбы, когда внутри так плохо и единственное желание свернуться в клубок и выть от боли. Они мертвы!!! Мертвы!!! Этого не изменить! А Фрид так далеко, его ноша ещё больше, а я должна всего лишь выжить любой ценой. Даже если из-за меня гибнут люди. И мне так страшно… — слова оборвались судорожным всхлипом, некоторое время она лишь тяжело дышала, обессиленная и оглушённая.

Близнецы тоже молчали. Кас всё так же обнимал вздрагивающую девушку, задумчиво глядя перед собой. Даже тех небольших оговорок, которые она выдала, ему хватило, чтобы сложить одно к одному. Интуиция же подсказывала, что его догадка абсолютно верна. Тогда на площади, она скорее всего сразу поняла, о ком горюют горожане, потому так остро среагировала. И когда Зак принес новости, он ощутил её боль. Так тоскуют только о родных. Фрид — это, скорее всего, молодой король Фриделис. А Рисса его младшая сестра, принцесса Марджорис. Только почему она здесь одна, почему её отпустили, пускай даже с охраной? И как это всё связано со смертью королевской четы? А то, что связано, не вызывало у него ни малейших сомнений. Всё это нужно выяснить. И ещё решить, что делать с этим знанием. Вот уж, как неожиданно может вывернуть свои пути госпожа судьба.

Рядом бок о бок ехал Закариан и его мысли были в чём-то схожи с братом. Ему тоже не составило труда сложить два и два. И теперь эта хрупкая девочка вызывала в нём ещё больше сочувствия и желания защищать. Её рыдания будили в душе мужчины шквал не самых приятных чувств. Молодой оборотень вообще тяжело переносил женские слёзы, особенно такие горькие. Хотелось рвать и крушить, а ещё лучше — пойти разорвать кого-то, принести ей головы обидчиков, хотя он и осознавал, что это не поможет. Они с братом прекрасно понимали, каково это потерять родную душу. Их мать умерла, когда парням исполнилось по четырнадцать. И тоска за материнским теплом до сих пор жила в их сердцах. Но у близнецов был отец, суровый, строгий, и бесспорно, безусловно любящий их всей душой, а ещё они были друг у друга. Рисса же осталась одна. Тяжело даже представить, насколько ей сейчас плохо и одиноко. Хотя, наверное, Кассиан имеет некоторое представление благодаря их временной связи после её лечения. Кстати, именно эту самую связь брат и использовал сейчас. Зак молча наблюдал, как тонкие плечики весторийской принцессы расслабленно опускаются, всхлипы становятся тише и вскоре совсем прекращаются, сменившись невнятным бормотанием, а дыхание выравнивается в глубоком сне.

— И что думаешь? — спросил он у Каса, как только убедился, что девушка крепко спит.

— Ну ты ведь и сам всё понял. Другое дело, нам стоит решить, как вести себя дальше. Она ведь когда поймёт, что выдала себя, испугается.

— Ещё как. У девочки проблемы с доверием и я её понимаю. Кто-то открыл на неё охоту, а братец защитить не смог. Странно ещё, что она собственной тени не боится.

— Не-е-ет. Это не про нашу Риссу. Она сильная. И храбрая. Собственный страх, как мне кажется, её раздражает.

— Нашу? — Зак заинтересовано глянул на брата.

— Можно подумать, ты не чувствуешь такую же потребность защищать её? Малышка зацепила нас обоих.

— Чувствую, — не стал отрицать он — Как думаешь, может она пара для кого-то из нас?

— Не знаю, — Кас задумчиво улыбнулся — Она, конечно, привлекает меня. Да и как по-другому? Девчонка хороша, очень. Но пока что инстинкты определяют её скорее как… сестру, наверное.

— Пожалуй, мои говорят то же самое — некоторое время подумав, согласился Зак, тут же удивлённо хмыкнув, — а это для меня странно в присутствии такой лакомой крошки. Как думаешь, к кому она едет?

— Можно гадать долго, лучше спросим у Риссы, когда проснётся.

— Тут ты прав, конечно. Просто гложет любопытство. Да и отец, наверное, захочет знать, кто пользуется таким доверием у королевского дома Вестории.

Кассиан согласно кивнул. Отец, конечно же, заинтересуется, тут даже спорить не о чем. Слишком важной птичкой оказалась их неожиданная попутчица, чтобы избежать пристального внимания Айсара Лэардо. Он рассеянно погладил растрёпанную макушку спящей у него на груди девушки. Надо будет откровенно поговорить с ней и дать понять, что ей ничего не угрожает. Неизвестно, к кому она едет, но вряд ли этот кто-то сможет защитить юную принцессу лучше, чем род Лэардо.

Дорога мягко стелилась под копыта их лошадей и несколько часов, остающихся до вечера, пролетели довольно быстро. Всё это время Рисса спала у Каса на руках. Возможно, она будет злиться, на его самоуправство, но он прекрасно ощущал, насколько ей нужен этот исцеляющий сон. Девочка всё ещё слишком истощена, да и ранение не прошло бесследно, поэтому с чистой совестью продолжал удерживать её в спящем состоянии. Лишь когда солнце начало клониться к закату и Зак, ехавший в это время впереди, свернул с дороги в поисках удобного места для ночлега, молодой целитель осторожно коснулся сознания спящей, прогоняя наведенный сон.

Риссе снились горы. Всегда студёная вода озера Яарни тихо плескалась у её ног, и девушка зачарованно любовалась игрой бликов на волнах. Не глядя, она знала, что слева над озером возвышается замок отца. Они иногда все вместе приезжали сюда, чтобы отдохнуть от всего и всех. Тут Фелисианна переставала быть королевой, оставаясь просто мамой и женой. Девушка, как ничто другое, любила эти краткие поездки. На плечо легла изящная ладонь.

— Помнишь, как счастливы мы были здесь?

— Помню, мама. Счастливы как нигде, — она прижалась щекой к родной руке, пытаясь продлить этот нежданный миг покоя. — Почему ты бросила нас? — вопрос сорвался с губ, и тут же накатило раскаяние. — Прости. Я всё понимаю, но так тоскую по вам.

— Это ты прости, моя девочка. Я не справилась с Источником. Его сила сожгла меня, когда твоего отца не стало. Я не хотела вас оставлять.

— Кто такая эта Нианон. Почему ты ей веришь?

— Ты увидишь и поймёшь. — Рисса почувствовала, как мама прижалась губами к её макушке. И тут же их обоих обняли сильные руки отца. Девушка зажмурилась, впитывая в себя каждое мгновение, запоминая это ощущение родного тепла. Не сдержавшись, всхлипнула.

— Я люблю вас. Мне так без вас плохо.

— Это пройдёт, доченька. У тебя впереди долгий путь и твоё счастье тебя обязательно найдёт. Мы любим тебя. Всегда.

Принцесса всё ещё слышала мамин голос, когда сознание потихоньку начало выплывать из сна. Её всё так же обнимали чьи-то руки, и даже слышался плеск воды, но какой-то другой совершенно. Рядом услышала знакомый голос.

— Я думаю, это место замечательно подойдёт. И река рядом. Искупаться можно.

— Согласен. Зак помоги мне, — прозвучало уже над её головой.

— Сейчас. Подожди.

Девушка распахнула глаза, как раз, когда братья начали аккуратно снимать её с коня.

— Где мы? — оглянулась вокруг, в то время как Зак, приняв её у Каса, подхватил на руки и отошёл в сторону, давая тому возможность спешиться. — Я что опять уснула?

— Не переживай, Рисса. Сон тебе только на пользу, — уверил держащий её оборотень.

— Отпусти меня, пожалуйста. Я могу сама стоять. — Тело чувствовалось немного одеревеневшим, но она не стала заострять на этом внимание.

— Ну как скажешь. — Зак демонстративно нехотя опустил её ноги на землю, правда за талию и дальше продолжал поддерживать.

Рисса неловко переступила с ноги на ногу, позволив себе опереться на стоящего рядом мужчину. Только теперь обратила внимание, что солнце уже садится, значит они остановились на ночлег. Небольшая поляна радовала глаз пышным цветочным ковром. Где-то неподалеку шумела вода. Пока она осматривалась, Кас уже успел спешиться и отвести коней в сторону, вернувшись с седельными сумками.

— Переночуем здесь. Место хорошее. Провизии хватает, так что можно пока объезжать людские поселения стороной, — объяснил он, бросив вещи рядом и снова занявшись лошадьми.

— Давай ка разомни ноги, пока мы ужином займёмся, — деликатно подтолкнул её в спину Зак, затем махнул рукой куда-то влево: — Там речка есть. Может хочешь искупаться? Мы мешать не будем и подсматривать тоже, — подмигнул он ей лукаво.

Пытаясь прогнать всё ещё одолевавшую её некоторую заторможенность, Рисса кивнула и послушно поплелась в указанном направлении. Потом вспомнила о том, что нужно захватить вещи и присела возле своей новой сумки. Взять чистую одежду и мыльные принадлежности не заняло много времени и вскоре она уже брела сквозь негустой подлесок, ориентируясь на звук текущей воды. Берег лесной речки оказался пологим, а вода чистой и не настолько холодной, как опасалась девушка.

Вспомнился сон и горное озеро, студёное даже летом, а ещё родители. Рисса ожидала, что сердце снова зайдется от удушающей боли, но неожиданно поняла, что горе и тоска немного отступили. Что-то сдвинулось в её сознании после приснившегося разговора.

Она быстро разделась до белья, только теперь отметив, что на ней чужая рубашка. Ощупала бок, пытаясь понять состояние раны. Не ощутив резкой боли, всё-таки рискнула размотать бинты. Под ребрами обнаружился всего лишь красный рубец, заставивший девушку удивлённо выдохнуть, ещё раз поразившись той силе, которой обладали её спутники.

Всё ещё недоумевая, Рисса решила, что купание теперь ей точно не навредит и осторожно пошла в воду. Рассеянно намыливаясь, она вспоминала случившееся в Паонэше, потом их отступление и выезд из города. Напряглась, когда в памяти всплыли подробности их разговора, её истерика и всё, что она наговорила. Можно, конечно, надеяться, что братья ничего не поняли, но принцесса не позволила себе такой роскоши. Интуиция подсказывала, что её личность теперь не является для них тайной. Пока промывала длинные густые волосы, пыталась решить, как поступить дальше. Первый порыв сбежать пришлось преодолеть, во-первых, понимая, что такой возможности ей, скорее всего, не дадут, а во-вторых, здраво опасаясь, что без братьев-оборотней, скорее всего, не выживет. Угрозы от них по-прежнему не ощущала, так что, повздыхав, приняла решение остаться.

Закончив мыться, взялась стирать грязные вещи. Со стороны их лагеря потянуло дымом и запахом чего-то съестного, заставив желудок сжаться в голодном спазме. Девушка смущённо хмыкнула и постаралась побыстрей справиться с непривычной работой. Достирав, оделась в чистую одежду, и, свернув мокрые вещи, пошла к их стоянке.

К костру подходила, неуверенно поглядывая на близнецов. Те же, не обращая внимания на её взгляды, тихо переговаривались между собой возле ароматно булькающего котелка. Зак поднял голову и оглядев кипу вещей в её руках, тут же предложил.

— Давай сюда, высушу.

Рисса немного помедлила, а потом смущённо протянула ему мокрую одежду, признавая, что без магии она действительно не успеет высохнуть. Отвернулась, стараясь не заострять своего внимания, на том, как мужские руки перекладывают её штаны, рубашку и белье, и натолкнулась на взгляд Каса. Тот явно забавлялся, видя её смущение, и девушка почувствовала, как щёки заливает горячим румянцем.

— Всё! — Зак протянул ей вещи обратно.

— Спасибо. — Рисса поспешила забрать их из его рук и спрятать в свою сумку. Когда обернулась обратно, увидела протянутое ей одеяло.

— Держи, это лучше плаща. Как твоя рана? Могу я посмотреть? — Кас теперь уже глядел на неё без веселья в глазах, с серьезным видом ожидая ответа.

— Всё хорошо. Остался лишь рубец. Рана затянулась, — поспешила уверить его девушка.

— И все-таки покажи, пожалуйста, — настойчиво попросил целитель.

Вспыхнув новым румянцем, она сдалась. Бросила одеяло чуть поодаль от костра и, приблизившись к нему, стянула с плеч дублет и подняла рубашку, оголяя бок. Кас внимательно осмотрел сморщенную покрасневшую кожу рубца, провёл рукой, сосредоточенно нахмурил брови и Рисса вновь почувствовала, как покалывает теплый поток чужой силы.

— Что ты чувствуешь сейчас? — услышала она вопрос.

— Тепло, лёгкое покалывание, — лаконично ответила, пожав плечами.

— Хорошо. А твой дар, что говорит?

Рисса растерялась, не зная, что сказать. Вопросительно уставилась на сидящего перед ней мага. Он тоже смотрел на неё и в его серых глазах читались все невысказанные вопросы. Зак тоже сосредоточил на ней всё своё внимание.

— Что твой дар говорит о нас? — спросил Кас ещё раз, на этот раз уже уточняя.

Принцесса зажмурилась, решаясь, и всё-таки ответила.

— Я чувствую себя в безопасности. Мне хочется вам доверять, хотя разумом и понимаю, насколько вы можете быть для меня опасны.

Она как раз вовремя открыла глаза, чтобы заметить удовлетворённые взгляды, которыми обменялись братья.

— Девочка, конечно же мы опасны, — блеснул зубами в хищной улыбке Зак. — Внутри нас сидят уж точно не пушистые зайчики.

— Нами во многом руководят инстинкты и звериное начало, — Кас тоже улыбался, хотя и более сдержанно. — И в том, что касается тебя, также.

— Что вы имеете в виду? — попыталась прояснить Рисса. Пока что она не очень понимала, куда клонят близнецы.

— В отношении тебя, маленькая Принцесса, наши инстинкты требуют одного и того же.

Девушка сглотнула, внезапно пересохшим горлом. Вот и открыты карты. Слова Зака не оставляли ей больше никаких сомнений.

— Чего же? — всё же нашла она в себе силы поинтересоваться.

— Защитить. — одно лишь слово, но девушка почувствовала, как начинает отпускать сдавившее горло напряжение.

— Почему? Я не очень понимаю, — точнее уж, она не понимала совсем.

Кас пожал плечами, а Зак ответил за двоих.

— Это не имеет особого значения. Главное то, что тебе точно не стоит нас бояться. — и глянув на Каса, добавил — Мы с братом обсудили всё это и предлагаем тебе, принцесса, защиту нашего рода.

Сказать, что Рисса испытывала шок, это не сказать ничего. Она недоверчиво смотрела то на одного, то на другого, пытаясь найти признаки того, что они шутят. Но близнецы были предельно серьезны. — Вы осознаёте, что предлагаете мне? Я сестра правителя чужого для вас королевства. И хотя я мало знакома с укладом Аданата, очень сомневаюсь, что глава вашего рода одобрит то, что может пойти вразрез с интересами вашего князя и страны. — мысли о том, что братья могут быть старшими в роду, она даже не допускала, зная, насколько долго оборотни живут.

— О об этом не беспокойся, Рисса. Думаю, наш отец поймёт мотивы нашего решения и, как глава рода, полностью подтвердит. А насчёт интересов страны, могу тебя заверить — смена королевксой династии в Вестории Аданату точно не нужна, — Кас говорил уверенно, но девушка всё ещё сомневалась. Хотя какой у неё есть выбор?

— Я принимаю вашу защиту и помощь на время пути в Аданат, — решила оговорить она сроки, не готовая на большее.

— Осторожная малышка, — хмыкнул Зак, снимая с костра котелок с готовой похлебкой.

На этом разговор себя исчерпал. Все трое были голодны и уделили всё своё внимание горячей сытной еде. Ужин прошёл спокойно и даже умиротворённо. Братья рассказали о том, как планируют ехать до границы и получалось, что если не случится ничего незапланированного, то через пять-шесть дней они будут уже в Аданате. Рисса внимательно слушала, спрашивала, если ей что-то было непонятно и не переставала удивляться удаче, которая свела её с этими молодыми оборотнями. Поначалу она напряженно ждала их вопросов о её положении и причинах, по которым она едет в чужую страну, да ещё одна, но близнецы больше ничего не спрашивали. Принцесса понимала, что всё равно рано или поздно спросят, но была благодарна за эту отсрочку, поскольку всё ещё не решила, что именно она готова им открыть.

Поужинав, они теперь уже вместе приготовили всё ко сну, помыли котелок, подбросили хвороста в костер. Кас проведал лошадей. Потом братья некоторое время бродили вокруг их стоянки, что-то приговаривая и делая странные пассы руками, как Рисса предположила, ставили магическую защиту. И когда все разлеглись вокруг костра, девушка укуталась в выданное ей одеяло, зачарованно уставившись на игру огненных бликов, и, хотя уже выспалась ранее, сама не заметила, как уснула крепким спокойным сном.

 

Глава 7

Следующие три дня пролетели как-то неожиданно быстро и однообразно. Они вставали на рассвете, завтракали, собирали вещи и отправлялись в путь. Рисса всё-таки настояла на самостоятельной поездке. Чувствовала она себя хорошо, да и необходимости гнать лошадей изо всех сил больше не было. После Паонэша девушка больше не сомневалась в способности братьев спрятать её от ищеек и остальных преследователей. Правда? она до сих пор не понимала зачем им это надо. По общей договорённости селения они старательно объезжали, питаясь собственными припасами. Рисса даже научилась готовить вкусную похлёбку под чутким руководством Зака, хотя раньше даже в руках не держала ни крупы, ни сырого мяса, ни тем более других ингредиентов.

В дороге много разговаривали, девушка выспрашивала про Аданат, про оборотней, а близнецы как-то ненавязчиво сумели вытянуть из неё все подробности побега. Девушка даже сама не заметила, как рассказала и про смерть отца, и про решение королевы, и про причины этого решения. Рассказала про Фрида и про то? почему он рискнул отправить её в соседнее княжество.

Братья внимательно слушали и задавали осторожные выверенные вопросы, которые и её саму внезапно заставили посмотреть на всё под другим углом. До этого задумываться было и некогда, и больно, а теперь она уже отчётливо понимала, что враг притаился где-то в ближайшем окружении королевской семьи. Ведь про её отъезд никто не знал, это было спонтанное решение мамы и Фриделиса. Или нет? Ведь на то и был расчёт, как ей показалось. Как заговорщики могли узнать, что она покинула Бастэну и тем более куда направляется?

Но ведь узнали как-то. Понимание всего этого заставляло безумно тревожиться теперь уже за брата. Успокаивало лишь то, что он хорошо обученный боевой маг, а с силой Источника и вовсе почти неуязвим. Единственное действительно слабое место у Фрида — это она сама. К тому же брат наверняка пришёл к тем же выводам и будет осторожен. Так что Рисса продолжала двигаться в сторону Аданата. Всё равно ведь ничего изменить не могла.

Спрашивали близнецы, и к кому именно она направляется. Но тут уже Рисса и сама не могла ничего толком рассказать. Знала лишь имя, а почему мама так доверяла этой леди Нианон, и понятия не имела. Самой было интересно, если уж на то пошло.

На четвертый день им пришлось заехать в небольшой городок, чтобы пополнить запасы. Задерживаться не собирались и Рисса подозревала, что Зак и Кас так спешат, дабы лишний раз её не волновать. Городок Калма оказался довольно маленьким, но на рынке они без проблем все купили, и вскоре уже неслись дальше. Больше заезжать никуда не планировали до самой границы, выбрав хоть и не самый короткий путь, но самый спокойный и безлюдный. Так что ничего удивительного не было в том, что этот день завершился так же, как и предыдущий, без каких-либо происшествий.

Вечером, когда путники уже нашли подходящее место для ночлега, Зак, препоручив готовку брату ушёл куда-то в лес. Не было его довольно долго и вернулся он, сверкая сытыми глазами и неся в руках тушу зайца. Рисса удивлённо вскинула брови, а парень невозмутимо взял кинжал и ушёл в кусты, видимо, потрошить несчастного зверя. Девушка перевела взгляд на Каса, но тот лишь, посмеиваясь, покачал головой. Однако, когда Зак подсел к костру, забросив в котелок кусочки свежего мяса, а Кас наоборот утопал в лес, девушка начала догадываться, куда они отлучались. Видимо выгуливали своих внутренних зверей. Эта догадка всколыхнула в душе девушке жгучее любопытство и она, поддавшись минутному порыву спросила.

— А можно посмотреть на твоего зверя?

Зак удивлённо вскинул на неё глаза и ухмыльнулся.

— Какая провокационная просьба. А не испугаешься?

Игнорируя некую двусмысленность в его вопросе, Рисса смущённо улыбнулась.

— Думаю нет. Вы ведь волки? Я правильно догадалась?

— Не совсем, — оборотень пристально смотрел на неё, словно прикидывая что-то в уме.

— Как это? — удивилась девушка. — Не совсем волки, или не совсем догадалась? — на что Зак уже откровенно рассмеялся.

— И то и другое, принцесса. Покажу, сама увидишь. Но только не сегодня, ладно? Скоро вернётся Кас, будем ужинать.

Этим вечером Риссе пришлось смириться с таким ответом, несмотря на жгучее любопытство. Впрочем, она даже на некоторое время забыла о своём желании. На следующий день они снова отправились в дорогу с самого рассвета. Со слов близнецов девушка поняла, что к границе они доберутся уже к завтрашнему вечеру. Когда она спросила, как будут ехать дальше, Кас хитро сощурив глаза коротко ответил.

— Увидишь. Тебе понравится, — и не стал больше ничего рассказывать.

Зак тоже многообещающе заулыбался. И Рисса внезапно поняла, что улыбается в ответ. Братья вообще странно на неё действовали. Ей с ними было спокойно. Отпускала глухая тоска и она снова чувствовала себя живой. Они прогнали липкий страх, преследовавший её в начале пути, дав ощущение, что она больше не одинока, что может на кого-то рассчитывать. Вот и сейчас настроение было неожиданно хорошим, хотелось улыбаться в ответ на подначки близнецов и шутить в отместку.

— Правда понравится? — лукаво сощурилась она в надежде выведать подробности.

— Правда-правда, — не поддался Зак.

Кас же в это время ехал рядом, глядя вперёд сосредоточенным серьёзным взглядом, но подрагивающие уголки губ выдавали улыбку.

— Ладно, господа шпионы аданатские, не хотите говорить, как хотите, — сказала и тут же вскинула удивленный взгляд на резко закашлявшегося Зака. Даже Кас развернулся к ней с изумлённым взглядом.

— Кто-кто?

— Почему шпионы?

Прозвучало одновременно от ошарашенных близнецов.

— А кто? — Рисса весело переводила взгляд с одного на другого. Вообще-то она сказала в шутку, просто вырвалось, но теперь вдруг пришла догадка, что не так уж это предположение далеко от правды. Брови сами собой поползли вверх. Вот это да!

— Просто путешественники? — выдал Зак, страдальчески кривясь, скорее вопрос, чем утверждение.

— Угу, совсем просто, — улыбнулась принцесса. Теперь, когда уже её мысли зацепились за эту тему, интуиция и недавно обретенное чутьё подсказывали, что она права. И братья, похоже, это поняли.

— Да, не совсем просто, — подтвердил Кас, улыбаясь. — Можно сказать, мы ездили в Весторию по семейному делу.

Он посмотрел на неё со странным выражением, заставив нервно передёрнуть плечами. Девушка чувствовала, что услышала лишь частичную правду, но закономерно подозревала, что большего ей и не откроют. По крайней мере, пока, поэтому решила сменить тему.

— А как долго добираться до столицы?

— В Кастаду мы доберёмся очень быстро. А что дальше, Рисса? Как ты будешь искать эту свою леди? — ответил ей Зак, задавая встречный вопрос.

— Я должна буду передать письмо в книжной лавке. А она найдёт меня сама, — девушка не видела смысла скрывать это, ведь скорее всего без помощи братьев обойтись всё равно не получится, да и не позволят они ей улизнуть просто так. Слишком уж опекающие спутники ей попались.

— А если нет? Что тогда? — спросил Кас, непонятно чему хмурясь.

— Мама была уверенна, что мне обязательно ответят, но если нет, тогда ещё не знаю. Решу на месте.

— Просто помни, Рисса, что ты можешь рассчитывать на нас и совсем не зазорно принять помощь в сложившейся ситуации. Наш род способен тебя защитить, — необычайно серьезно высказался Зак, пристально смотря ей в глаза.

— Мне до сих пор не понятно, зачем вам это надо, но я подумаю, — немного сдала позиции принцесса, понимая, что такими предложениями в её ситуации не разбрасываются.

После этих слов девушка умолкла и сосредоточила своё внимание на дороге. Кони бежали быстрым шагом, позволяя любоваться проплывающими мимо пейзажами. Зелёные холмы, усыпанные весенними цветами, вскоре снова сменились негустым лесом. Через пару часов деревьев вокруг стало меньше и на пути попался небольшой ручеёк, возле которого они сделали привал на обед. Дальше вновь дорога, лес, холмы, снова лес. На ночлег устроились, найдя уютное место между густых деревьев.

Рисса уже привычно помогла братьям разбить лагерь. Пока Кас ухаживал за лошадьми, они с Заком приготовили вкусную кашу с мясом и ароматный чай с травами и ягодами. Братья установили магические охранки. Потом все вместе сели, грея руки тёплыми кружками, любуясь отблесками пламени, наслаждаясь неспешным разговором ни о чём и обо всём на свете и, уставшие, наконец улеглись спать.

Принцесса лежала, укутанная в тёплое одеяло, и думала о завтрашнем дне. О том, что они оставят позади земли Вестории. Как встретит её княжество Аданат? Что ждёт впереди беглую принцессу? Мысли привычно скакнули на брата. Как он там? Наверное, уже знает о гибели её сопровождающих. Только бы не наделал глупостей. Она найдёт способ подать ему весточку, как приедет в Кастаду. Обязательно. Хотя скорее всего брат уже ищет её. И леди Нианон их связующее звено. Под эти размышления девушка сама не заметила, как уснула.

Под утро Кассиан резко проснулся, разбуженный неожиданным чувством. Волосы на затылке зашевелились, становясь дыбом. Зверь внутри заворчал, чувствуя сильного противника. Рядом распахнул неверящие глаза Закариан.

— Ты тоже чувствуешь?

— Да.

— Что он здесь делает?

— Если бы я знал, — Кас принял сидячее положение. — Наверное, нас ищет.

— Что случилось? — Рисса сонно сощурилась, не понимая смеси разбудивших её ощущений.

— Не волнуйся, принцесса… — начал успокаивать её Зак, но его прервал рычащий звук, донесшийся откуда-то с леса.

Девушка испуганно вскинула голову, прислушиваясь. Рука сама собой потянулась к оружию. Если поначалу страха не было, то теперь сердце начало испуганно ускорять свой ритм.

— Что это?

— Рисса, успокойся…

Из леса надвигалось что-то тёмное, мощное, нагоняющее животный ужас. Она вскочила на ноги, готовая бросится наутёк. Братья тоже поднялись, протягивая к ней руки в успокаивающем жесте, но тут между деревьями показался огромный черный зверь, заставив её в панике задохнуться. Это было что-то отдаленно похожее на волка, но гораздо крупнее, мощнее… страшнее. Большая лобастая голова, оскаленные клыки, и убегающие к прижатым ушам два ряда жутких острых шипов. Небольшие рога и уходящий по хребту двойной ряд роговых наростов. Густая шерсть кое-где сменялась чем-то похожим на чешую, делая этого монстра ещё более демоническим. Зверь рыкнул, глаза полыхнули алым пламенем, ещё более пугающим в блеклом свете затухающего костра, и медленно двинулся к ним, даже не обращая внимания на стоящие вокруг лагеря охранки и стегая себя длинным шипастым хвостом. Огромные лапы с жуткими когтями переступали абсолютно бесшумно.

Горящий взгляд остановился на принцессе, приглушённое рычание заставило её вздрогнуть и попятиться назад. Монстр шагнул следом, хищно дрогнули ноздри. Кровь застыла в жилах, рука сжала рукоять меча, готовясь обороняться. Девушка сглотнула, все разумные мысли покинули её, оставив только страх и отчаянную готовность бороться за свою жизнь. Зверь пригнулся, как будто готовясь прыгать, и она едва поборола желание завизжать, отступая ещё на шаг.

— Отец, прекрати её пугать.

Испуганно моргнула. Что? Непонимающе поискала глазами братьев, боясь пошевелиться.

— Рисса, ты в безопасности. Это — наш отец, — успокаивающим тоном произнес Кас. Он всё так же тянул к ней руку, медленно приближаясь.

— Отец? — она недоверчиво проследила, как Зак спокойно подошёл к этому демоническому волку и остановился рядом.

Зверь ещё раз рыкнул, полыхнув огнями глаз, и вдруг силуэт потёк и смазался до черного марева, из которого тут же соткалась уже человеческая фигура. Перед девушкой стоял высокий мрачный мужчина, пристально рассматривающий её с непонятным выражением темных глаз. К Риссе подошёл Кас и приобнял за напряжённые плечи одной рукой, а вторую опустил на её кисть, сжимающую рукоять клинка.

— Да, позволь тебе представить нашего отца дана Айсара, главу рода Лэардо. Отец это Марджорис… — начал Зак, но закончить ему не дали.

— Принцесса Весторийская, — проговорил брюнет низким глубоким голосом, в котором ей до сих пор слышались рычащие нотки.

— Как ты узнал? — в недоумении воскликнул молодой оборотень. Кас тоже удивлённо уставился на отца.

— Я в отличие от вас, оболтусов, знаю, как выглядят представители королевской семьи наших соседей. Да и аура у неё говорящая, — он странно усмехнулся — Успокойся, девочка, я тебя не трону.

Опасности, кажется, не было, но Рисса внезапно поняла, что её начинает бить крупная дрожь. Даже зубы начали выстукивать дробь, а кровь шумела в ушах так сильно, что она стала плохо различать окружающие звуки. Рука с мечом опустилась и очень захотелось закрыть глаза, но девушка продолжала с опаской следить за так напугавшим её оборотнем. По правде сказать, пугал он её и теперь. Вокруг мужчины витала столь тяжёлая аура силы и жесткой властности, что мороз по коже шёл. Резко высеченные черты лица, подчёркнутые аккуратной бородой и огромная массивная фигура, тёмная одежда и чёрные волосы с лёгким намеком на седину, но больше всего глаза, страшные, темные с тлеющими огоньками в пугающей глубине, всё это говорило об одном — перед ней о-о-очень опасный матёрый хищник… Особенно, если вспомнить его звериную форму. И тут её глаза в шоке распахнулись.

— Отец?!! То есть вы выглядите так же, когда оборачиваетесь? — она в ужасе уставилась сначала на Зака, а потом на стоящего рядом с ней Каса?

— Ну-у-у в общем да, но немножко не настолько… — начал тянуть Зак.

— Демонически жутко? — закончила Рисса за него.

— Хм-м, — Айсар с интересом наблюдал за ними.

Осознав, что ляпнула с перепугу, девушка смущённо вспыхнула.

— Простите, дан. Ни в коем случае не хотела вас оскорбить, — Тут же извинилась она, припомнив вежливое обращение к высокородным господам Аданата.

— Ничего, ваше высочество. Пожалуй, я приму это за комплимент, — иронично хмыкнул мужчина, сверкнув чёрными глазами.

— Отец, а что ты тут делаешь? — видимо не выдержал неизвестности Зак. Впрочем, Кас тоже с явным интересом уставился на родителя, ожидая ответа.

— Да вот стало любопытно, где это мои отпрыски задержались. Тем более в свете таких интересных сведений, поступающих от наших соседей. А ещё в княжестве появились интересные личности, рыскающие в поисках неведомо кого. Вот я и решил двинуться навстречу своим сыновьям, предполагая, что они смогут ответить на некоторые мои вопросы. Я ведь прав? — Айсар посмотрел сначала на одного сына, а потом на другого, изогнув темную бровь на резком хищном лице.

— М-мда, — протянул Зак. — Отец, а давай мы тебе всё за завтраком расскажем. Заодно дадим Риссе возможность прийти в себя, а то, смотрю, она до сих пор под впечатлением от твоего эффектного появления, — и он заговорщически подмигнул девушке.

— Действительно, — хмыкнул Кас. Его рука всё ещё сжимала её плечо, позволяя собраться с силами.

— Не имею ничего против. Надеюсь, своего старика голодным не оставите? — мужчина улыбнулся, что немного сгладило его суровые черты.

— Ещё спрашиваешь, — хохотнул Зак. — Так, Рисса, отмирай, никто тебя кушать не собирается. Пойдём, поможешь мне, — и он, схватив её за руку, потащил за собой.

— Я пока лошадей оседлаю, — добавил Кас, направляясь к привязанным поодаль животным.

Их отец, подумав, двинулся за ним.

Рисса с Заком споро занялись завтраком. Пока он крошил лук, девушка уже довольно ловко протушила мясо. Потом ко всему этому досыпали крупы и вскоре по поляне поплыл умопомрачительный запах наваристой каши. Кас с даном Айсаром что-то тихо обсуждали в стороне, и она изо всех сил старалась не коситься на них взглядом. Чутьё подсказывало, что разговор идёт о ней. Но как не прислушивалась, услышать ничего не получилось.

— Не стоит нервничать. Отец не причинит тебе вреда, — заметив её метания, проговорил Зак. — Ты ему понравилась.

— Тогда зачем было наступать на меня и рычать? Что-то не очень похоже на симпатию. — не сдержавшись, проворчала Рисса.

— Не бери в голову. Ты, кстати, повела себя достойно и очень храбро.

— Да ладно! Я испугалась страшно, хотелось визжать, как девчонка, и бежать без оглядки.

— Но ведь не побежала, — Зак ободряюще похлопал её по плечу. — Несмотря на страх, ты схватилась за оружие и приготовилась сражаться, а не потеряла голову в панике, а это, поверь, немногим под силу. Отец во второй ипостаси умеет нагнать панический ужас. Уж я-то знаю.

Тут уж Рисса даже не сомневалась. До сих пор поджилки тряслись. Каша тем временем доварилась и к костру подтянулась вторая половина их компании. Сначала свою порцию получила девушка, потом мужчины разобрали остаток. Все расселись поудобней и некоторое время слышно было лишь стук ложек. Дан Айсар с довольным видом первый отложил пустую миску, не забыв поблагодарить. Вслед за ним закончили есть Зак и Кас, и пока Рисса молча доедала, старший оборотень обвёл их троих серьёзным взглядом и произнёс всего лишь одно слово.

— Рассказывайте.

Принцесса даже чуть не поперхнулась. Как-то она уже привыкла, что братья знают о ней, но теперь придется доверится ещё одному человеку, точнее оборотню. Но разве у неё есть выбор? Первым говорить начал Кас.

— Ну результаты нашей поездки я тебе уже рассказывал, потом ещё изложим детали. А Риссу мы встретили на постоялом дворе по дороге в Паонэш… — и он вкратце рассказал историю их знакомства и совместного пути.

— Мы предлагали принцессе защиту нашего рода, но она переживает, что это может пойти в разрез с интересами нашего княжества и не стала принимать от нас большее, чем помощь в пути. — ухмыльнулся Зак, выдавая её опасения.

Дан Айсар слушал очень внимательно. Его взгляд то и дело обращался к девушке, заставляя её внутренне ёжиться.

— Не хотите ничего добавить, ваше высочество?

Девушка нервно сглотнула. Почему-то отвечать перед этим мужчиной ей было невыразимо сложно. Привыкшая, в силу воспитания, держаться с самыми разными людьми, как минимум на равных, принцесса сейчас почему-то терялась и не могла найти слов.

— Не знаю с чего начать, дан Айсар. Разве что с того, что я очень признательна вашим сыновьям. Если бы не они, в живых меня бы уже точно не было, — промолвила девушка, и мужчина в ответ слегка нахмурился.

— Имеются ли у вас хоть какие-то предположения, кто может стоять за нападениями на вас? — его голос сейчас звучал ровно, что помогло ей собраться с мыслями.

— К сожалению, нет. О моей поездке знало очень мало людей. Так что мне даже страшно предположить, кто это может быть. Боюсь, что это кто-то из нашего ближайшего окружения и что сейчас моему брату грозит опасность.

Говоря это, она невольно нахмурилась, закусив губу, пытаясь сдержать нервную дрожь.

— Не переживайте, принцесса. Мне довелось быть знакомым с вашим братом, и у меня сложилось впечатление, что он весьма умён, а добавим к этому ещё и полученную при коронации силу, с которой он, как обученный маг, без труда должен совладать, и, думаю, подступиться к нему будет не так уж легко. А вот вы — это уже совсем другое дело. Так что, как глава рода Лэардо, я подтверждаю предложение моих сыновей и буду рад предоставить вам помощь и защиту.

Услышав всё это, девушка в недоумении распахнула глаза. Что-то в словах мужчины царапнуло слух, помимо признания в знакомстве с Фридом. Внезапное озарение заставило в шоке уставиться на собеседника.

— Простите мне моё невежество, дан Айсар. Я только сейчас поняла, с кем имею честь общаться. Очень рада знакомству с вами, советник Лэардо, — она учтиво склонила голову, по-новому взглянув на отца своих попутчиков. До недавних пор регент, а сейчас первый советник при молодом князе, без приуменьшения самая влиятельная личность в княжестве Аданат, этот мужчина уж точно не был тем, кого бы она ожидала встретить в лесу в виде жуткого зверя.

Мужчина ответил на ее взгляд весело блеснувшими глазами и вежливым кивком. По-видимому, её мысли не остались для него секретом. Близнецы же даже не прятали ухмылок, поглядывая на свою попутчицу.

— Взаимно, принцесса Марджорис, — чёрные глаза помрачнели, когда он продолжил: — Сожалею лишь о том, что знакомство наше состоялось при таких обстоятельствах. Я искренне уважал ваших родителей и сочувствую вашей потере.

Сглотнув, Рисса, опустила глаза, стараясь сдержать подступающие слёзы. Кивнула, не став ничего говорить.

— Ну что ж, не вижу смысла задерживаться здесь дальше. Так что давайте отправляться. Обсудим остальное позже, — и он многозначительно глянул на девушку, отчётливо дав понять, что её ждёт ещё не один вопрос.

— Отец, ты пойдешь во второй ипостаси? — сверкнул улыбкой Зак.

— Ну, на самом деле я так и собирался. Но теперь вот думаю, что нашей юной попутчице будет не по себе. Я прав, принцесса? — лукаво сощуренные глаза заставили её слегка покраснеть.

— Простите, — почему-то смутилась девушка. — Но ваш зверь действительно пугает меня до жути.

— Предлагаю другой вариант, — вступил в разговор Кас — Рисса, если ты не возражаешь, уступи коня нашему отцу, а сама садись со мной. Так мы пощадим твои нервы, а кроме этого, сможем ещё и поговорить в дороге.

— Не имею ничего против, если леди согласна, — высказался советник и мужчины выжидающе уставились на неё, так что принцессе не оставалось ничего другого, кроме как тоже согласиться.

После этого они действительно не стали задерживаться. Лошади стояли уже оседланные. Осталось только собрать вещи и потушить костёр. Солнце уже поднялось над горизонтом, даря первые ласковые лучи, мягко стелющиеся в рассветной прохладе. Новый день только начинался, но уже принес принцессе массу потрясений.

Когда они выезжали на дорогу, Рисса снова сидела перед Касом, как несколько дней назад. Правда теперь, она не была ранена, в сон не клонило и проспать большую часть дороги не получится. Вздохнув, украдкой покосилась на скачущего впереди огромного мужчину. Потом перевела взгляд на замыкающего их небольшой отряд Зака, и придерживающего её Каса. Братья не были точной копией своего отца. Но всё равно что-то неуловимо общее в чертах, взглядах, движениях просматривалось. И сейчас девушка снова очень остро ощутила, что рядом с ней находятся не просто мужчины, а очень грозные, опасные и сильные хищники. И что это ей принесёт, оставалось только догадываться.

 

Глава 8

Дорога стелилась под копыта лошадей пыльной лентой. Некоторое время путники молчали каждый о своём. Рисса всё ещё пребывала в несколько пришибленном состоянии после утреннего происшествия, поэтому была рада возможности прийти в себя. Братья же тоже не начинали разговор, впрочем, как и их отец. Мерный стук копыт всё-таки немного убаюкивал, намекая, что не так уж она и выспалась, как думала по началу. Сидеть, прижимаясь к мужской груди было тепло и приятно, так что нервное напряжение по чуть-чуть покидало её. Почувствовав, что девушка наконец-то расслабилась, Кас, улыбаясь, спросил.

— Ну как ты? Больше не боишься нас таких страшных оборотней?

— Это было так заметно? — Рисса поморщилась, представив себя со стороны.

— Не очень. Но мы ведь не только глазами "видим". — Кас смотрел прямо перед собой и в его голосе ей послышалась нотка грусти. — Увидев нашего отца, ты и нас начала побаиваться.

— Вы поэтому не показывались мне в звериной ипостаси? — она осмелилась положить руку на его запястье, привлекая внимание.

— Ну можно сказать, что это основная причина. Ты и так осторожничала, побаивалась нас, нам не хотелось пугать тебя ещё больше, — он ответил на её прикосновение лёгким пожатием. — Но, по правде сказать, мы привыкли не показывать наших зверей лишний раз. Конечно, нам до отца далеко, но и мы по сравнению с остальными оборотнями несколько… необычные.

— Правда? А почему? Я имею в виду… — она запнулась, пытаясь подобрать слова, но её опередил низкий голос дана Айсара, который, как оказалось, придержал коня и теперь ехал рядом с правой стороны.

— Потому что я полукровка, ваше высочество. Как и моя покойная сестра. Наш отец был демоном. Отсюда форма и ещё кое-какие особенности, — сообщил он ровным тоном, не обращая внимания на её расширившиеся от потрясения глаза. О боги! Демон! На девушку смотрели чёрные глаза и ей на миг почудились там тлеющие огоньки, вызвав очередную волну дрожи. Всё-таки этот мужчина пугал её неимоверно.

— Ну а в нас дедового наследия только четверть, поэтому мы не такие страшные, — оказалось, Зак тоже поравнялся с ними, поняла девушка, когда услышала его голос слева.

— Не поверю, пока не увижу, — заявила она, блеснув глазами в ответ. Кончики губ подрагивали в едва сдерживаемой хитрой улыбке.

В ответ раздались одобрительные смешки от мужчин. Даже суровый дан немного смягчился.

— Вот это уже другое дело, а то дрожишь как зайчонок пуганый, — услышала от Каса.

— У-у-у-у, лакомый зайчонок, — протянул Зак, сверкая удлинившимися клыками в коварной ухмылке и плотоядно облизываясь.

— Ой боюсь-боюсь, — изобразила испуг Рисса, чтоб тут же рассмеяться, пожалуй, впервые с тех пор, как покинула родной дворец.

Трое оборотней даже заслушались, так чарующе и нежно звучал её искренний смех. Девушка же даже не замечала, какими глазами на неё смотрят мужчины.

— Простите, это, кажется, нервное, — она ещё пару раз хмыкнула и всё-таки взяла себя в руки. Поймала на себе изучающий взгляд от дана и невольно смутилась.

— Ничего. Я рад, что ваш испуг прошёл, принцесса, — мужчина мягко улыбнулся — Мне хотелось бы задать вам несколько вопросов, если вы не возражаете.

Рисса догадывалась о чём будут эти вопросы. Улыбка растаяла сама собой, и она хмуро кивнула.

— Я постараюсь ответить на них, дан.

— Мне жаль, что я заставляю вас возвращаться к болезненным воспоминаниям, дитя, но мне нужно сложить общую картину происходящего, — извиняющимся тоном произнес мужчина. — Расскажите мне всё с начала.

Потом принцесса будет удивляться своей откровенности, но сейчас она действительно всё рассказала. Дан Айсар задавал вопросы мягким сочувствующим тоном, и что-то такое было в его интонациях, что ей хотелось ему довериться и она говорила, говорила, пока голос не охрип. Обо всём, что случилось перед смертью родителей, об эпидемии, о гибели отца и о маме, об отъезде из Бастэны и о нападении на отряд, об ищейке и всём остальном. Она вспоминала такие подробности, что сама себе удивлялась, а когда наконец выговорилась ещё некоторое время ехала оглушённая. Боль пришла тоже, но уже не такая сокрушительная. Навернувшиеся на глаза слёзы так и не пролились, заставив её поверить, что ей таки становиться легче. Она продолжает жить. несмотря ни на что.

— Скажите, принцесса. А примет ли Источник другого короля, не потомка вашего рода?

— Мне всегда говорили, что лишь наша кровь может принять и обуздать его силу. А почему вы спрашиваете?

— Просто размышляю. Это в принципе то, что и мне известно, только хотел уточнить. Насколько я знаю, Источник, это мощнейший артефакт, дарованный богами вашему предку и завязанный на кровь вашего рода.

— Артефакт? — непонимающе уставилась Рисса на собеседника.

— Ну его можно и так назвать. Вопрос в другом. Если Источник не примет другого правителя, на что рассчитывают заговорщики?

Принцесса в недоумении хлопнула глазами. Открыла рот, порываясь что-то сказать, потом закрыла, так и не найдя слов. А ведь действительно. Именно они с братом были последними наследниками рода, рождёнными правящей королевой, с рождения принявшие в себя крупицы силы Источника. Если их не станет, кто же тогда сможет принять власть?

— Мне ничего не известно о других наследниках. Я с детства привыкла считать, что мы с братом единственные.

— Но ведь теоретически возможно, что есть ещё кто-то. Скажем, рождённый вне брака, — осторожно заметил княжеский советник.

— Мама была верна отцу! — резко бросила Рисса, неспособная даже допустить мысль о подобной возможности. Это немыслимо! Кощунственно! Ужасно! — Да и как она могла бы скрыть внебрачного ребенка, беременность?

— Несомненно, для правящей королевы это затруднительно, — примиряюще улыбнулся дан Айсар. — И я ни в коем случае не намекаю на вашу мать. Но ведь ваш дед был мужчиной и насколько мне известно, не чурался женского общества.

— Я ничего такого не знаю, — сухо ответила, раздосадованная и, что уж скрывать, смущенная данным разговором, принцесса.

— Тут ничего удивительного нет. Внебрачные связи — это не то, о чём будут просвещать юную девушку.

Ей было неприятно думать в таком ключе о своей семье. Но мысль уже зацепила, и принцесса поневоле пыталась вспомнить всё, что знала о покойном короле Вэлиаре. Мама рассказывала о нём немногое и у принцессы сложилось впечатление, что они были не очень близки.

— Это всего лишь домыслы, — она постаралась говорить ровным спокойным тоном, не выдавая внутреннего смятения. Как бы ни неприятен был ей этот разговор, Рисса не могла не признать, что благодарна за откровенность.

— Несомненно, ваше высочество, — скупо дёрнул губами её собеседник, не став больше развивать данную тему.

Конечно, по здравом размышлении, она понимала, что такая вероятность действительно была возможна. Если существует ещё хотя бы один наследник королевского рода Вестории, тогда действия неизвестных заговорщиков приобретают хоть какой-нибудь смысл. Но это всё равно не укладывалось у неё в голове. Зачем нужна была эпидемия, унесшая столько жизней? Неужели только для того, чтобы толкнуть королеву за грань? И кто в конце концов это может быть? В таких размышлениях она даже не замечала воцарившееся молчание. Устав крутить всё это в голове, девушка решила отвлечься.

— Простите мне моё любопытство, дан Айсар, — она помедлила, собираясь с духом. Кас понимающе хмыкнул над ухом. — Вы сказали, что ваш отец демон. Как такое возможно? Я думала их больше нет в нашем мире.

Мужчина заинтересованно глянул на неё, словно решая стоит ли отвечать.

— Раса демонов действительно давно уже потеряла возможность свободно приходить в наш мир. Но иногда случаются… исключения, — начал он. — Иногда демонов призывают, а иногда, что случается уже гораздо реже, кто-то из них имеет достаточно мощи, чтобы прорваться сюда самостоятельно, особенно если есть якорь в нашем мире. Тогда демон при желании может и остаться.

— Так случилось и с вашим отцом? — Рисса с интересом слушала оборотня. Ничего такого она прежде не знала.

— Да — не стал отрицать советник, задумчиво разглядывая дорогу, стелющуюся под копыта Тумана — Когда-то он пришёл, идя за своим якорем и решил остаться.

— А что послужило ему этим якорем? — девушка даже затаила дыхание, так хотелось ей узнать ответ.

— А что ещё может заставить мужчину порвать грани пространства и бросить родной мир? — воскликнул Зак, всё это время молча слушающий, — Конечно, женщина. В юности наша бабушка, будучи довольно сильным магом, рискнула призвать высшего демона. А тот придя в наш мир не только не убил юную нахалку, без труда преодолев узы подчинения, но и решил заполучить эту волчицу. Он исполнил условие призыва и безропотно ушёл в свой мир, а потом смог вернуться за ней, к ней.

— Так якорем стала ваша бабушка? — в недоумении спросила принцесса.

— Ага, — Зак весело ей подмигнул.

— И что? Она вот так сразу согласилась стать парой демону? Он же, наверное, страшный был. — удивлённо воскликнула Рисса, не успев себя остановить. Но сразу же устыдилась своей несдержанности. — Ой. Пожалуйста, извините! — она испуганно прикрыла рот ладошкой, с опасением поглядывая на иронично поднявшего брови дана Айсара.

— Ну дед умеет быть обаятельным, — ответил за всех Кас. — И убедительным. Хотя, конечно, за бабушкой ему довелось побегать, — ухмыльнулся молодой мужчина.

— Очень романтичная история, — призналась девушка, задумчиво улыбаясь. Надо же! Оказывается, молодой князь тоже внук этого самого демона.

Так за разговорами прошло утро и добрая половина дня. Обеденное солнце уже весьма ощутимо припекало макушки, и мужчины начали искать место для короткого привала. Надолго останавливаться не стали, всего лишь перекусили хлебом с ветчиной и сыром, запивая сидром, купленным в Калме, удовлетворили другие нужды организма и сразу же отправились дальше.

Правда, на этот раз ей пришлось садиться с Заком, так как тот шутливо возмутился несправедливостью, того, что, мол, Кас её с самого утра на руках держал и имел возможность обнимать. Кас попытался спорить, а девушка даже не знала смеяться ей или возмущаться. И за всем этим с интересом наблюдал отец близнецов, тоже забавляясь, как ей показалось.

Рисса очень надеялась, что скоро появится возможность остановится хотя бы на постоялом дворе. Очень хотелось нормально искупаться в теплой воде, промыть волосы, одеть чистую одежду и уснуть в нормальной кровати, а не на одеяле возле костра. Не привыкшая так много времени проводить в пути, она уже устала от походных условий и мечтала о мягких подушках. Чем и поделилась в какой-то момент с сидящим позади Заком. Тот же в ответ клятвенно заверил её, что этой ночью она сможет наконец-то насладиться комфортом.

Время до вечера пролетело неожиданно быстро. Последние часы они ехали по густому лесу, который стеной возвышался по обеим сторонам тракта. Девушка даже немного задремала, убаюканная мерным ходом лошади, пригревшись в объятиях Зака. Проснулась лишь почувствовав, как тот устраивает её поудобней на своём плече.

— Спи, принцесса, — шепнул он ей, и она снова уплыла в мир сновидений, ощущая на голове тёплое прикосновение мужской руки

— Вы не хотите мне ничего рассказать? — Айсар Лэардо с интересом наблюдал как за сыном, с такой заботой держащим хрупкую темноволосую девушку, так и за его братом, поглядывающим на это с непонятным выражением в серых глазах, доставшихся от матери.

— О чём ты, отец? — притворился, что не понимает вопроса Зак.

— Вы проявляете к маленькой принцессе, я бы сказал, необычайную заботу и собственнические чувства.

— А что в этом странного? — усмехнулся Кас — Тебя она тоже не оставила равнодушным.

— С чего ты взял? — вскинул бровь мужчина.

— Я не слепой, отец, и вижу твои взгляды.

— Ну что ж, вынужден признать, девочка хороша. На случай если кто-то из вас почувствует в ней свою пару, я полностью одобряю, — хмыкнул мужчина.

— А как же Шэн? Я думал, ты прочишь весторийскую принцессу ему в пару, — удивился Зак.

— Ну, нашу кровь ведь не обманешь. Конечно, малышка стала бы прекрасной княгиней, но тут уж как сложится. Неволить никого не буду, ни её, ни Шэанарда. И разлучать пару тем более, — Айсар обвёл многозначительным взглядом обоих сыновей — Так что, не хотите мне ничего сказать?

— Не знаем пока, отец, — ответил за двоих Кас. — Инстинкты требуют защищать её и оберегать, мы чувствуем, что она наша, но пара ли?

— Ну что ж. Посмотрим тогда что почувствует к девочке наш князь, — задумчиво сжал губы советник. — А там разберётесь.

— Почему-то мне кажется, что окончательное решение примет сама принцесса, а не кто-либо из нас. — хмыкнул Зак, нежно обнимая объект их пристального внимания.

Вскоре в шелест листвы начал примешиваться шум бурлящей воды и даже повеяло лёгким бризом. Солнце уже садилось и густые тени начали сгущаться вокруг них. Граница близко. Оставалось только переправиться через стремительные воды Атмаи, а там на другом берегу уже земли княжества и приграничная застава с отрядом оборотней, бдительно следящих за всеми пересечениями границы. Впрочем, с весторийскими вояками тоже доведётся встретиться, правда, на этой стороне.

Словно почувствовав что-то, в руках Зака сонно зашевелилась спящая принцесса. Пробормотав что-то неразборчивое, она уткнулась лицом в темную ткань камзола на его груди, а затем всё-таки распахнула заспанные глаза. Сначала непонимающе поморгала, оглядываясь вокруг и прислушиваясь к слышимому уже даже для неё шуму воды. Потом выровнялась в седле, слегка потянулась и поднесла к губам ладошку, пряча зевок.

— Где мы? — спросила хриплым ото сна голосом, так похожим на мурлыканье, жмурясь и не замечая напряжённые потемневшие взгляды, с которыми мужчины следили за ней.

— Подъезжаем к Атмае, — севшим голосом ответил ей Зак, радуясь, что девушка сидит на сложенным в несколько слоёв плаще и не чувствует естественную реакцию мужского организма на её сонные телодвижения. Жаль, что она не его. Очень жаль. Иметь такую сладкую крошку в Истинных было бы счастьем.

— Неужели наконец граница? — Риссе даже не верилось, что они доехали, таким долгим и изматывающим показался ей весь этот путь. — А как мы через реку переправимся?

— На пароме, — пояснил Кас. — Сиди тихо, мы прикроем тебя магией, так что ни паромщик, ни пограничные отряды тебя не заметят, по крайней мере, ваши вояки точно.

— Наши тоже, — вступил в разговор дан Айсар и когда девушка на него удивлённо посмотрела, пояснил — Мне бы не хотелось, чтобы о вашем присутствии в княжестве Аданат узнали преждевременно. Хоть вы и не давали согласия на нашу помощь, принцесса, моё слово всё равно было дано. И теперь вы, ваше высочество, под защитой рода Лэардо и моей лично. Так что никто о вас не узнает, пока я не решу иначе.

— Спасибо, дан. Я ценю вашу помощь, — немного оглушённая, Рисса не знала, что ещё сказать.

Мужчина же просто кивнул в ответ, принимая её слова, как должное. Чёрные глаза ещё на пару мгновений задержались на девичьем лице, изучая, а потом их взгляд устремился вперёд, туда, где уже расступались деревья, и дорога выводила путников на берег могучей Атмаи.

Небольшой причал окружали парочка неказистых бревенчатых построек и одно здание, напоминающее сторожевую башню. Впрочем, видимо именно башней оно и было. На смотровой площадке на неярком фоне вечернего неба угадывался мужской силуэт. Наверняка, для её спутников рассмотреть его не составляло труда, но Рисса не стала ничего спрашивать, помня о просьбе вести себя тихо.

Их лошади перешли на шаг, подъезжая к причалу. Навстречу вышли двое мужчин, в которых принцесса рассмотрела сурового вида воинов в кожаных дублетах с кольчужными вставками. На боку у каждого висел меч, а в руках они обманчиво небрежно держали арбалеты.

— Приветствуем, господа. Кто такие будете? — спросил один, пристально рассматривая всадников.

— Я дан Аштар Тоарду, а это мои сыновья. Возвращаемся домой из деловой поездки в Весторию, — ответил за всех Айсар спокойным ровным тоном, кивнув на близнецов, которые остановили своих лошадей чуть позади него.

Воины весторийского приграничного отряда ещё некоторое время пристально осматривали их всех. Цепкие взгляды прошлись по лицам и одежде, не упустили небольшие размеры седельных сумок. Но при этом ни один из них даже не взглянул на сидящую перед Заком Риссу. Девушка, затаив дыхание, наблюдала, как те, кивнув, расступились, пропуская их к причалу.

— По уговору с Аданатской стороной мы должны проверить вас на Чёрную хворь прежде, чем вы подниметесь на паром, — сообщил один из вояк.

— Конечно, — согласно кивнул дан Айсар, понукая Тумана двигаться вперёд. Братья последовали за ним. Весторийцы же подняли руки с знакомыми артефактами создавая таким образом проход, через который и проехали всадники.

На причале мужчины спешились, беря лошадей под уздцы. Принцесса осталась сидеть на коне, повинуясь руке Зака, что в удерживающем жесте легла ей на бедро, лишь пригнулась к холке, крепче цепляясь за поводья. Копыта застучали по деревянному настилу. Девушка даже зажмурилась, когда конь под ней шагнул на шаткую поверхность парома и затанцевал, перебирая ногами.

— Тихо, тихо. Всё хорошо! — промолвил Зак, поглаживая подрагивающую холку скакуна, а его смеющиеся глаза встретились с немного испуганным взглядом Риссы.

Мир опять качнулся. Паром отчалил. Марджорис Весторийская оглянулась назад, наблюдая как удаляется берег. Почему-то в душе зрело острое знание, что назад она уже скорее всего не вернётся. Помотала слегка головой, прогоняя эту мысль, но ничего не изменилось. Ощущение, что для неё начинается новая жизнь, никуда не делось. Поэтом с некоторой опаской посмотрела вперёд, на ещё далёкий, но уверенно приближающийся берег Аданатского княжества. На руку легла большая горячая ладонь и девушка вскинула голову, встречаясь взглядом с понимающими глазами Зака. Благодарно кивнула, когда сильные пальцы слегка сжали её кисть в утешающем жесте, и уже более уверенно улыбнулась.

Как бы там ни было, она преодолеет все трудности. В сердце теплился ещё пока робкий огонёк надежды, что возможно она не будет одинока в своем дальнейшем пути.

 

Глава 9

Солнце уже полностью село, когда паром причалил к аданатскому берегу. Пожилой паромщик перекинул верёвку стоящему на причале мужчине и тот ловко закрепил её. Первым двинулся вперёд дан Айсар, ведя под узды Тумана. Затем Зак, и Рисса снова затаилась, прижавшись к холке его коня. Замыкающим шёл Кас. Когда все наконец-то очутились на твёрдой земле и причал остался позади, девушка осторожно осмотрелась вокруг. К её попутчикам направлялись вооружённые люди, хотя, скорее всего, как раз оборотни. Девушка даже заметила, как слегка подрагивают их ноздри, словно принюхиваясь. Стало даже немножко не по себе.

— Представьтесь, дан, — потребовал тот, что шёл впереди.

— Аштар Тоарду. Это мои сыновья, — снова ответил дан Айсар и показал пограничникам что-то, подняв левую руку, заставив тех уважительно склонить головы.

— Наше почтение, дан, — тут же отозвался командующий отряда, больше не став задавать никаких вопросов. Риссе даже стало интересно, что же такого показал им мужчина и почему опять назвался чужим именем. Скорее всего, не хочет привлекать лишнего внимания к их приезду.

Тем временем Кас уже вскочил на коня, и она поспешила подвинуться, чтобы Зак мог сесть в седло, чем тот незамедлительно и воспользовался. Братья подождали отца и вскоре они уже уносились всё дальше от Атмаи и границы с Весторией. Девушка большим усилием воли заставила себя не оглядываться, уставившись невидящим взглядом перед собой. Сидеть было не очень удобно, спина и то, что пониже уже буквально одеревенели от длительной езды, да ещё и устроиться поудобнее при пограничниках она поостереглась. Болезненные ощущения лишь усугубляли чувство усталости, но принцесса из последних сил крепилась. Правда, её состояние всё же не осталось незамеченным. Сильные руки обхватили за талию и слегка приподняли, чтобы усадить поближе.

— Обопрись на меня. Потерпи, маленькая, осталось немного, — шепнул на ухо Зак, так и не убрав одну руку, придерживая её.

Их кони неслись все быстрее в сгущающейся темноте, заставляя её нервно сжиматься, успокаивая себя тем, что уж оборотням ночь не помеха и они всё прекрасно видят в отличие от неё. И тут Рисса в глубочайшем потрясении увидела, как перед едущим впереди даном Айсаром полыхнула алая вспышка, мгновенно образовав огненное кольцо, выросшее до поражающих размеров прямо на пути несущихся на полном скаку лошадей. Девушка не успела даже вскрикнуть, как её Туман, понукаемый своим всадником, в длинном прыжке влетел прямо в это кольцо. Но страшнее всего оказалось то, что Зак тоже пришпорил своего коня, явно готовясь повторить действия отца.

— Держись, Рисса, — услышала она над ухом его голос и судорожно сжала руки на его запястьях.

И тут они прыгнули. Девушка в ужасе зажмурилась, ослепленная алым пламенем, готовясь сама не зная к чему. Но ничего не произошло. Они продолжали двигаться дальше, и принцесса заставила себя открыть глаза, чтобы тут же в недоумении ахнуть. Теперь перед всадниками стелилась не ночная лесная дорога, которая вела от причала и Атмаи, а ухоженная подъездная аллея, ведущая к величественной усадьбе. Впереди всё так же скакал на Тумане дан Айсар, а позади она слышала стук копыт коня Каса.

— Мы перенеслись порталом? — в шоке прошептала девушка.

— Ага, — весело ответил Зак, явно забавляясь её реакцией.

Это пока никак не укладывалось в её голове. В Вестории портальщиков не было. Максимум, что маги могли переносить на расстояния, это корреспонденцию. Конечно, она знала, что в других странах есть те, кто может открывать порталы, но вот так просто, без напряжения, для троих всадников. Рисса нервно сглотнула.

— Где мы? — постаралась говорить спокойно, но голос всё-таки дрогнул.

— Отец перенес нас в наше родовое поместье, недалеко от столицы, — в голосе оборотня послышалась улыбка. — Так что, принцесса, сегодня ты сможешь насладиться всеми удобствами, как мы и обещали.

Тем временем кони вынесли их к широким мраморным ступенькам, ведущим к парадному входу. Навстречу уже бежало несколько слуг. Дан натянул поводья, останавливая коня. Близнецы последовали его примеру.

— Приветствуем, хозяин. Доннэ Кассиан, доннэ Закариан, рады вашему возвращению. Доэнни, — поклонился сухощавый седой мужчина, судя по всему, мажордом, или камердинер.

— А уж как мы рады, Марэк, — хохотнул Зак.

— Марэк, распорядись, чтобы подали горячий ужин на четверых в малую столовую. И пусть приготовят покои для нашей гостьи доэнни Риссы, — спешившись, распорядился дан Айсар, склонившемуся слуге. И тут же подойдя к коню Зака, протянул руки к всё ещё шокированной девушке — Разрешите помочь… доэнни.

Почему-то в его низком голосе и черных бездонных глазах, принцессе почудился лукавый вызов. По-видимому, мужчина всерьёз ожидал, что она испугается и откажется принять его помощь. Возможно, так бы и случилось, но принцесса была уже не в состоянии бояться, слишком уставшая от всех событий и потрясений, свалившихся на неё сегодня. Поэтому Рисса, спокойно кивнув, протянула руки навстречу, позволяя большим мужским рукам обхватить её талию, снимая с коня на землю. Затёкшие ноги плохо слушались, колючие мурашки побежали по икрам, заставив её покачнуться, сдерживая мучительный вздох.

— Позвольте, доэнни, — и прежде, чем девушка успела что-то ответить, её подхватили на руки. Дан Айсар, как ни в чём не бывало, двинулся вверх по ступенькам. Ей же ничего не оставалось кроме как растерянно хлопать глазами и сражаться с нервной дрожью, вызванной прикосновением его горячих рук. Ни на что другое сил не осталось.

— Благодарю вас, дан Айсар, — она изобразила вежливую улыбку, храбро встречаясь с ним взглядом.

— Не за что, маленькая доэнни, — дёрнул краешком губ суровый дан, но почему-то в его выражении лица ей почудилось странное удовлетворение.

За двойными дверями парадного входа обнаружился просторный вестибюль, освещенный множеством светильников. Навстречу им уже бежала невысокая пышных форм женщина в форменном платье. Увидев дана, тут же склонилась в уважительном поклоне.

— Хозяин.

— Ванэшка, проводи нашу гостью в сапфировые покои. Распорядись насчёт горничной, — всё так же держа Риссу на руках, велел мужчина. Потом перевёл взгляд на неё.

— Вы сможете подняться, доэнни, или вас донести до ваших покоев?

— О нет-нет. Мне уже лучше, просто тело затекло после длительной езды, но я могу уже сама. Спасибо. — смущённо пробормотала принцесса, заливаясь румянцем. Наверное, она в жизни так много не краснела, как после встречи с оборотнями.

— Хорошо, — с какой-то неохотой кивнул дан Айсар, аккуратно опуская её ноги на пол. Пару мгновений ещё придерживал за талию, словно желая удостовериться в том, что она держится на ногах. Девушка собрала всю свою силу воли, чтобы не шататься, когда шагнула к ожидающей её служанке.

— Прошу за мной, доэнни, — радушно улыбнулась женщина, показывая на лестницу.

Подъём по ступенькам на второй этаж дался принцессе нелегко, но её поддерживала мысль о том, что скоро она сможет принять ванну, а после ужина улечься в нормальную кровать. Выделенные ей покои приятно радовали глаз сдержанными синими, лиловыми и жемчужно-белыми тонами. Большая кровать с кипенно-белыми подушками под тёмно-синим покрывалом так и манила прилечь, но Рисса отвела глаза волевым усилием, решив сначала всё-таки поужинать. А перед этим хорошо бы искупаться.

— Ванная здесь, доэнни, — словно прочитав, её мысли сообщила служанка, указывая на небольшую дверь в глубине комнаты. — Наверное, вам хочется освежиться с дороги. Если вы не возражаете, я принесу ваши вещи, пока вы будете заняты. И пришлю горничную, чтобы вам помочь.

— Спасибо… — девушка замешкалась, вспоминая непривычное имя.

— Меня зовут Ванэшка, доэнни. Я исполняю обязанности экономки в загородном имении дана Лэардо. Если вам будет что-либо нужно, сразу же зовите меня, — приятная круглолицая женщина оказалась очень располагающей.

Рисса кивнула, благодарно улыбаясь.

— Благодарю, вас уважаемая Ванэшка. Я действительно просто мечтаю о горячей ванне. Правда мне особо не во что переодеться, — смущённо призналась она.

М-да, могла ли младшая принцесса Вестории ещё месяц назад подумать, что окажется в таком положении. По сути, тайком покинет родную страну, и окажется в чужом доме зависимая от случайных попутчиков даже в такой мелочи, как одежда.

— Я постараюсь, как-то решить вашу проблему, — заверила экономка, никак не показывая своего удивления и с улыбкой добавила. — Что-то ещё, доэнни?

— Нет, спасибо. Можете идти, Ванэшка.

Женщина учтиво поклонилась и покинула комнату, оставив девушку одну. Рисса не стала тратить время зря и сразу же направилась в ванную комнату.

О боги! Как же она за этим соскучилась! Просторная комната с большим зеркалом. Настоящий водопровод, а не кувшины и бадьи с водой. Мраморный умывальник, и красивая ванна с бронзовыми кранами. Принцесса тут же открыла один и с наслаждением потрогала теплую воду. На полочке рядом выстроились разные баночки с шампунями, мылом и маслами.

Пока ванна наполнялась, девушка подошла к зеркалу и пристально взглянула на своё отражение. Грустно улыбнулась сама себе. В этой осунувшейся и даже истощённой незнакомке в зеркале сложно было узнать Марджорис Весторийскую. Пускай она никогда не была тщеславной, но умела соответствовать своему статусу и имени. Теперь же видела лишь тень самой себя. Бледное лицо, синяки под запавшими глазами и потерянный взгляд тусклых глаз. Хотя, какое это всё теперь имеет значение? Рисса горько усмехнулась. Счастливая блистательная принцесса осталась в прошлом. Вряд-ли у неё когда-нибудь получится прогнать из глаз тоску и горечь.

Но она, по крайней мере, постарается. И сейчас примет душистую ванну, а потом спустится к ужину, где её ждут замечательные мужчины, которые столько для неё сделали, и будет искренне улыбаться и наслаждаться общением.

Спустя час по ступенькам вслед за экономкой спускалась закутанная в большой для неё халат девушка, румяная после горячей воды и разных притираний для кожи. Женщина проводила её к дверям, ведущим в малую столовую и, открыв, уступила дорогу.

— Прошу, доенни. Дан Айсар и молодые доннэ ждут вас.

— Спасибо, Ванэшка.

Принцесса вошла в комнату, где за столом действительно уже собрались её спутники. В сердце опять поднялось невольное смущение, и девушка лишь понадеялась, что не зарделась ещё больше. Братья встретили её тёплыми улыбками, дан же окинул непроницаемым взглядом. Рядом со столом замер невозмутимый Марэк.

— Прошу меня простить, если сильно заставила вас ждать, — Рисса неуверенно улыбнулась и направилась к незанятому столовому прибору, который оказался напротив хозяина дома. Слуга тут же отодвинул ей стул помогая сесть.

— Ничего страшного, доэнни Рисса, — заверил её дан с лёгкой улыбкой. — Такую очаровательную девушку стоит подождать.

— Мы ведь обещали тебе удобства этой ночью, — напомнил Зак, намазывая на хлеб аппетитно выглядящий паштет. — И, думаю, ванна была одним из твоих первоочередных желаний, не так ли? Кстати, замечательно выглядишь, — подмигнул он.

— Полностью согласен с Заком, Рисса. Ты очаровательна. — Кас тоже смотрел на неё с улыбкой в глазах.

— Благодарю вас, дан Айсар, Кас, Зак. Мне не хватает слов, чтобы выразить всю мою признательность…

— Это пустое, девочка. Мы поступили так, как должны были, — прервал поток её благодарностей глубокий голос дана. Он мягко улыбнулся. — Давайте лучше уделим внимание ужину. Наш повар очень старался, — и, подняв глаза на камердинера, приказал — Марэк, оставь нас.

На этом разговоры действительно прекратились, пока все наслаждались бесподобными блюдами. Риссе очень многое хотелось спросить, но она сдержалась, решив, что это может подождать. Лишь иногда искоса поглядывала на хозяина дома и его сыновей, пока с удовольствием поглощала еду, стараясь лишь не делать это слишком уж поспешно. Наконец, насытившись, в который раз подняла глаза на мужчину напротив и вздрогнула, встретив его напряжённый взгляд.

— Можете спрашивать, доэнни Рисса.

Девушка удивлённо вскинула брови.

— У вас на лице всё написано, — усмехнувшись, пояснил оборотень — Так что вас беспокоит?

— Дан Айсар, вы знаете, что мне нужно связаться с женщиной, к которой меня направили мать с братом. Поэтому я хотела бы завтра отправиться в Кастаду. Могу ли я рассчитывать на помощь ваших сыновей? — она прекрасно понимала, что дети княжеского советника, не так уж и свободны в своих перемещениях, тем более близнецы не производили впечатление праздно шатающихся аристократов.

— Рисса, мы же обещали! Конечно можешь? — негодующе воскликнул Зак. Кас тоже смотрел на неё возмущённо.

Но она лишь краем глаза отметила их реакцию, продолжая смотреть на главу семейства в ожидании ответа. В чёрных глазах вспыхнули искорки смеха.

— Принцесса, слово Лєардо не пустой звук. Мои сыновья дали вам слово, обещая помощь, так что конечно вы можете на них рассчитывать. Тем более, что я, если вы не забыли обещал вам защиту. Вот её и будут обеспечивать Закариан и Кассиан.

— Благодарю, дан.

— Единственное, хочу вам посоветовать не спешить с отъездом. Моё поместье в вашем полном распоряжении. Отдохните, наберитесь сил, — он приглашающе махнул рукой, обозначая, какое именно поместье имеет в виду.

— Извините, но вынуждена отказаться, — она вымученно улыбнулась. — Это последнее распоряжение моей матери, которое я слышала, перед её смертью. Поэтому, найти леди Нианон для меня — первоочередная задача, — губы дрогнули в скорбной гримасе. — Об остальном подумаю после.

— Понимаю, — кивнул дан Айсар. — Что ж. Тогда, завтра утром, как выспитесь, перенесётесь в столицу. Насколько я понимаю, вам ещё предстоит ждать ответа, когда письмо будет передано. Предлагаю остановиться в нашем городском доме и указать именно этот адрес связному.

— Спасибо, дан, — в который раз поблагодарила Рисса, не имея ни сил, ни желания спорить.

— Ну тогда не смею вас больше задерживать, доэнни. Вы, наверное, очень устали, — он посмотрел на неё с сочувствием. — Все остальные вопросы решим завтра.

И действительно, она держалась уже из последних сил. Казалось, что глаза вот-вот сами собой закроются. Поэтому принцесса, вежливо поблагодарив за ужин, и пожелав всем спокойной ночи, поднялась из-за стола и отправилась в выделенные ей покои.

Мужчины же за столом проводили глазами девушку, каждый думая о своём, и она очень бы удивилась, прочитав эти мысли.

— Вы узнали, что это за леди такая? — первым нарушил затянувшееся молчание отец, когда убедился, что их маленькая подопечная уже не сможет их слышать.

— Нет, отец. Она сама не знает. — ответил Кас. — Мы расспрашивали. Королева никогда при дочери не упоминала эту особу раньше.

Айсар задумчиво кивнул. Спрашивать, уверены ли сыновья, не имело смысла. Уж отличить ложь оборотни всегда в состоянии.

— Предлагаю переместиться в мой кабинет. Там и обсудим всё.

Близнецы без лишних церемоний поднялись из-за стола и направились вслед за отцом. Им предстоял долгий разговор. Нужно было поделиться всей информацией, которую удалось собрать в Вестории как самостоятельно, так и от самой принцессы, не опасаясь, что девушка нечаянно их услышит. Да и узнать дальнейшие планы и распоряжения главы семьи.

Принцесса же в это время уже лежала в большой уютной кровати и несмотря на жуткую усталость не могла уснуть. В голову лезли разные мысли. Она прекрасно понимала, что неспроста первый советник князя Аданата так охотно предложил ей защиту и покровительство. Но внутреннее чутьё говорило, что ни о какой опасности для неё речи не идёт. Скорее всего, её спасение действительно совпадает с интересами княжеского дома. Правда, почему-то Рисса была уверенна, просто чувствовала, что это не основная причина. Под все эти размышления сон таки сморил принцессу и снились ей в этот раз, то Зак и Кас, превращающиеся в демонических волков и наступающие на неё, то чёрные, с пылающими в них алыми всполохами, пугающие до дрожи, и одновременно завораживающие, глаза огромного страшного мужчины.

Утро прокралось в её комнату мягким рассеянным светом, пробивающимся сквозь неплотно зашторенные окна. Проснувшись, девушка даже не сразу поняла, где находится, так привыкла уже просыпаться возле костра. Но одного взгляда на расписанный аметистовыми узорами потолок над головой хватило, чтобы вспомнить куда именно привезли её вчера трое оборотней.

От двери послышался лёгкий щелчок и Рисса тотчас же перевела туда взгляд, не зная, чего ожидать. В комнату заглянула молоденькая румяная служанка со смешливыми глазами.

— Вы уже проснулись, доэнни? — и, увидев гостью бодрствующей, девчушка уже смелее раскрыла дверь, неся в руках стопку вещей. — Доброе утро, доэнни. Меня зовут Малиша, я ваша горничная. Доннэ Кассиан и доннэ Закариан велели передать, что ждут вас к завтраку. Я взяла на себя смелость почистить ваши вещи.

— Спасибо, Малиса. Передай пожалуйста, что я скоро спущусь, — и пока горничная отодвигала занавески, впуская в комнату яркий солнечный свет, принцесса выбралась из-под одеяла и спустила ноги на пол, расправляя простую белую ночную рубашку, выданную ей вчера Ванэшкой.

Посмотрела на принесённые служанкой вещи. Помимо рубашки, штанов и дублета, там обнаружился и её плащ. Тут же схватила его, проверяя внутренние карманы. Те были пусты.

— В карманах вашего плаща были вещи, я их положила на столик, — словно не замечая испуганного взгляда гостьи, тараторила Малиша, порхая по комнате. Оглянувшись, Рисса действительно увидела на прикроватном столике, помимо её оружия, запечатанное письмо от матери и кошель с деньгами. — Я пойду, доэнни, сообщу, что вы уже проснулись.

Рисса заторможено кивнула. Когда горничная закрыла за собой дверь, схватила письмо, проверяя на целостность. Но печать была на месте и выглядела абсолютно нетронутой. Вдохнула исходящий от бумаги запах роз и ирисов. Так пахла её мама. На мгновение зажмурилась, прогоняя слёзы, навернувшиеся на глаза. Не время сейчас плакать. Нужно довести дело до конца. Добраться до столицы Аданата и найти леди Нианон, а потом уже решить, кому довериться и где остаться.

Утренний туалет не занял у неё много времени и вскоре принцесса уже спускалась на первый этаж. Не уверенная, куда двинуться, отправилась в ту самую столовую, где ужинали вчера. Оказалось, угадала. Братья действительно ждали её там, о чём-то тихо переговариваясь. Стоило ей переступить порог, они оба тут же вскинули на неё глаза, растянув губы в радостных улыбках.

— Доброе утро, Рисса. Как спалось? — спросил Кас.

— Спасибо, хорошо, — улыбнулась девушка, садясь за уже сервированный стол.

— Мы не стали тебя будить, решив, что тебе нужно выспаться и отдохнуть, — улыбнулся Зак.

— Спасибо. А дан Айсар к нам не присоединится? — обратила она внимание на количество приборов.

— Отец ещё ночью уехал по делам, — ответил Кас, подавая сигнал Марэку, чтобы подавали завтрак. — Скорее всего, отправился тиранить Шэна.

— Шэна? — удивлённо спросила Рисса.

— Князя Шэанарда, — пояснил Зак, разливая по чашкам горячий чай. — Ты ведь знаешь, что наш отец до совершеннолетия нашего правителя являлся его опекуном и регентом? — и, дождавшись утвердительного кивка, продолжил. — Вот до сих пор и опекает, и распекает, и наставляет на путь истинный, будучи первым советником

— А князь что? — удивлённо спросила Рисса.

— А что? — вскинул брови Кас. — А, ты имеешь в виду, как относится к этому Шэн? Ну он героически старается соответствовать. Правда, периодически взбрыкивает. Горячую молодую кровь и шальную голову никуда не деть, а княжеский титул налагает кучу обязательств.

Тем временем слуги накрыли на стол и Рисса с удовольствием принялась за вкусную овсяную кашу, сдобренную фруктами и орехами. Ещё перед ней поставили сдобные булочки, пахнущие корицей и политые белым творожным кремом. Братья же уплетали что-то мясное и гораздо более сытное. Интересно, кто тут догадался, что она на самом деле та ещё сладкоежка?

— Шэн привязан к нашему отцу, мы росли вместе, как братья после того, как погибли его родители и наша мать, так что первый советник пока единственный, кто может по-настоящему повлиять на князя, — продолжил уже Зак.

— Пока? — уточнила Рисса. Ей было очень интересно, но не понятно, с чего это близнецы так откровенно рассказывают о своём кузене-князе и их семейных взаимоотношениях.

— Пока не встретил свою Пару? — улыбнулся Кас.

— А разве у вашего князя ещё нет невесты?

— Нет, отец даёт ему время выбрать Пару самому, — хохотнул Зак.

Рисса вскинул брови в недоумении.

— А если не выберет? — почему-то этот разговор вызывал у неё непонятные смешанные чувства. — И что значит Пару? У вас это звучит как-то…

— Истинную суженную, предназначенную богами… можно по-разному сказать. Для любого оборотня самое большое счастье встретить свою настоящую Пару, — задумчиво улыбаясь рассказал Кас. — Только с ней можно быть по настоящему счастливым, частью одного целого. Правда, не всем так везёт. На Шэне лежит обязанность продолжить княжеский род, так что, если ближайшие пару десятков лет он не найдёт такую, ему придется жениться на той, которая подойдёт ему, как княгиня.

— А если оборотень встречает свою суженную, будучи уже в браке, что тогда? — зябко поёжилась девушка.

— Ну, счастья это приносит мало. По-разному бывает. Некоторые расходятся, некоторые остаются, пытаясь заглушить тоску по истинной. Именно поэтому отец не торопит Шэна с браком и наследниками, давая ему время найти ту единственную. Впрочем, как и нас, — подытожил Кас.

— Но не надо так грустно на нас смотреть, Рисса, — состроив гримасу, усмехнулся Зак. — На самом деле всё не так уж и печально. Судьба сама сводит предназначенных друг другу в нужное время. Инстинкты и всё такое. Ну по крайней мере для большинства. В нашем роду всё немножко сложнее, но мы не теряем надежду. Как и Шэн.

Он так непрозрачно намекает на их демоническое происхождение?

— Так, дорогая наша доэнни, — закрывает тему Кас. — Куда мы отправляемся в столице? Ты знаешь точный адрес?

— Мне нужно в книжную лавку на Лисьей улице. Вы знаете, где это?

— Это в средней части города. Там в основном лисицы живут. Ну ещё коты, — скривившись, сообщает Зак. — Ладно, если ты готова, давай отправляться.

— Да сейчас, только плащ возьму и оружие, — поспешила подняться Рисса, чтобы сразу же отправиться в комнату, где ночевала.

— Мы ждём тебя в вестибюле, — вдогонку ей крикнул Кас.

Девушка быстро поднялась по ступенькам и, забежав в свою спальню, первым делом застегнула перевязь с мечом, потом уже на ходу накинула плащ, на всякий случай ещё раз проверив внутренний карман. Через пару минут она уже спускалась по ступенькам к ожидающим её у подножия близнецам.

— Я готова.

— Замечательно. Отправляемся сначала в наш городской дом. Лошадей возьмём там. Заодно расспросим, может кто знает, что про эту лавку, — поделился планом действий Кас. Зак же протянул ей руку, которую она без сомнений приняла.

— Хорошо, — кивнула Рисса, чтобы тут же в испуге и некотором восторге распахнуть глаза.

Кас резким движением сомкнул руки в замок, потом как будто оттолкнул их от себя странно провернул и разомкнул ладони, разводя их в стороны. Перед ним вспыхнула алая искра, быстро превратившаяся сначала в кольцо, а потом в настоящую арку, горящую огнём.

— Пойдём, Рисса, — увлёк её за собой Зак, держа за руку. На талию легла рука второго брата, подталкивая вперёд. Принцессе ничего не оставалось, кроме как шагнуть в алое пламя, в который раз доверившись близнецам.

 

Глава 10

Огромный роскошный дом встретил их тишиной и покоем. Выйдя из портала, Рисса с любопытством оглянулась вокруг. Они очутились в вестибюле, не менее красивом, чем тот который покинули. Ей определённо нравился сдержанный изысканный стиль, который она наблюдала в домах семьи Лэардо.

— Рад видеть вас доннэ Кассиан, доннэ Закариан, как и вашу гостью. Чем могу служить?

Оказывается, пока девушка осматривалась, их появление заметили. Рядом замер в почтительном ожидании высокий седовласый мужчина с невозмутимым видом.

— Доброго дня, Гастар. Вели седлать три лошади. А ещё скажи-ка нам, кто из слуг лучше всего средний город знает? — не теряя времени, озадачил мажордома Зак.

— Как пожелаете, доннэ. Хойт, займись лошадьми, — повернув голову, распорядился старик, и в дверном проёме тут же откуда-то появился одетый в темную одежду слуга, склонив голову, в знак того, что понял, и так же бесшумно удалился. — А насчёт города сейчас позову вам Вардана. Он оттуда родом и часто наведывается к семье.

— Замечательно. Зови, — довольно потёр руки Зак.

— Кстати, Гастар, эта юная доэнни, остановится в нашем доме на некоторое время, так что распорядись приготовить ей покои, — велел Кас.

— Какие именно? — невозмутимо уточнил пожилой слуга.

— А давай ка васильковые, — улыбнулся Кас. Зак же, услышав его, почему-то удивлённо поднял брови.

— Как прикажете, доннэ. Разрешите удалиться, я сейчас пришлю вам Вардана, — склонил голову Гастар.

— Конечно, конечно, можешь идти.

Рисса всё это время молча слушала. Но когда слуга ушёл, не выдержав, спросила.

— А что не так с этими покоями?

— Ну что ты? С ними всё в порядке. Красивые, тебе понравятся, — поспешно заверил её Кас, но ощущение чего-то недосказанного всё равно никуда не делось. С чего бы?

Сделав вид, что поверила, девушка ещё пару мгновений рассматривала с невинным видом взирающего на неё оборотня, и всё-таки сдалась, не став больше спрашивать, справедливо сомневаясь, что ей удастся добиться другого ответа. Вместо этого перевела взгляд на висящие вдоль лестницы картины. На некоторых были портреты, на других захватывающие дух пейзажи. Как раз рассматривала холст, с которого улыбалась необычайно привлекательная женщина, очень напоминающая близнецов серыми глазами и каштановыми волнистыми волосами. Хотела уже спросить кто это, но тут рядом раздались шаги.

— Чем могу служить доннэ? Гастар, сказал, что вы желаете меня видеть, — услышала она незнакомый голос и увидела среднего возраста мужчину, взирающего на них с вежливым интересом.

— Да, Вардан. Желаем, — тут же подтвердил Зак. — Гастар сообщил, что ты родом из среднего города, а нам как раз нужна кое-какая информация. Что ты можешь рассказать о книжной лавке на Лисьей улице? Кто хозяин?

— Так с виду обычная лавка. Хозяин — Воец. Обыкновенный, ничем не примечательный оборотень. Кот, правда, жена у него лисица. Никаких тёмных делишек за ним не замечено, он вообще из тихих книгочеев. Больше ничего и не знаю.

— Обычная говоришь? Ну ладно. Можешь идти Вардан, — задумчиво проговорил Кас, переглянувшись с братом. А затем обратился к Риссе: — Что ж, доэнни, поедем тогда к этому Воецу, там и посмотрим, что к чему. Гастар, лошади уже готовы? — это уже куда-то ей за спину.

— Готовы. Ждут у крыльца. Будут какие-то ещё распоряжения? — голос мажордома, раздавшийся позади неё, даже заставил девушку слегка вздрогнуть, застав врасплох.

— Нет, Гастар. Не пугай нашу гостью, — хмыкнул Зак.

— Прошу прощения доэнни, — изрёк слуга, вежливо склонив голову.

— Пойдём, Рисса. Не будем терять время. Мы хотим тебе ещё город показать. — подмигнул ей Кас, увлекая за руку к выходу.

Возле крыльца действительно трое лакеев удерживали в уздах красивых гнедых жеребцов. А спустя несколько минут принцесса в сопровождении близнецов уже ехала по улицам Кастады. Как объяснили ей братья, город располагался на огромном высоком холме и делился на три части. На вершине конечно же стоял княжеский дворец. Вокруг него раскинулся Верхний город, где жила знать. Здесь же, естественно, располагался и дом Лэардо. Дальше начинался Средний город, куда они направлялись, и у подножия Нижний.

Улицы виляли между большими красивыми домами, утопающими в пышных цветущих садах. Рисса с интересом осматривалась вокруг. В воздухе уже вовсю витал пьянящий аромат наступающего лета. По мере их езды жилища становились попроще, хотя всё равно чувствовались достаток и благополучие, как в ухоженных двориках, цветниках и нарядных домиках, так и в одежде встречающихся им горожан. В Бастэне не было так много цветов, разве что только в его богатой части. Её родной город был гораздо более густонаселённым чем столица княжества. Когда она спросила, почему так, Кас объяснил, что это относится ко всему Аданату. Оборотни жили значительно дольше людей, но не спешили обзаводится семьёй, пока не встретят свою истинную Пару. А людей в княжестве было не так уж и много.

Дорога до нужной им улицы прошла за рассказами братьев о городе и его жизни. Рисса даже не сразу поняла, почему они остановились. Лишь когда подняла голову, увидела вывеску книжной лавки.

— Вот мы и приехали, — уже спешившись, сообщил Зак. — Разрешите помочь, очаровательная доэнни.

— Как я могу вам отказать, доннэ Закариан? — поддержала игру, принцесса, перекидывая ногу через седло и позволяя мужчине снять себя с коня.

— Идём? — Зак предложил ей руку и девушка, кивнув, положила свою ему на сгиб локтя. Так они и зашли в лавку, впереди двинулся Кас, а следом Рисса со вторым братом.

Колокольчик над дверью мелодично звякнул, оповещая хозяина о посетителях. В просторном светлом помещении, как и следовало ожидать стояли стеллажи с множеством книг и свитков, а за широким прилавком сидел круглолицый мужчина в зелёном камзоле и увлечённо читал какую-то небольшую книжицу. Услышав звон, даже не сразу поднял голову, с видимым сожалением отрываясь от своего занятия и изображая вежливую улыбку.

— Чем могу быть полезным, уважаемые… — он замялся оценивающим взглядом окидывая зашедшую троицу.

— Нам нужен Воец, хозяин лавки, — Кас не стал ходить вокруг да около.

— Это я, доннэ, — ответил мужчина, заинтересовано блестя глазами.

— Я Кассиан Лэардо. Мы с братом сопровождаем нашу гостью доэнни Риссу, у которой есть к вам дело уважаемый Воец.

— Для меня это огромная честь! — тут же подорвался хозяин лавки, явно впечатленный именами своих неожиданных посетителей. — Я внимательно слушаю вас, милейшая доэнни.

— Уважаемый господин Воец, у меня есть письмо и мне очень нужно, чтобы оно попало к леди Нианон. Меня направили в вашу лавку. Можете мне помочь в этом? — Рисса, внимательно наблюдающая за торговцем, не упустила того, как он резко весь подобрался. — И передать, что Лиси прощается и просит помощи для своего птенца, — повторила она заученные наизусть слова, сказанные мамой, и сглатывая горький ком в горле.

— Неожиданно доэнни. А где письмо? — глаза Воеца теперь были полностью сосредоточены только на ней.

— Держите, — Рисса поспешила достать из кармана запечатанный конверт и протянула его хозяину лавки. Тот, помедлив, всё-таки взял послание.

— И где же искать вас, доэнни Рисса, если у меня будет для вас ответное сообщение?

— Я…

— Доэнни Рисса — гостья дома Лэардо, — опередил её Зак, сжимая ладонь в молчаливом жесте поддержки.

— Я запомню, — поклонился Воец.

— Пойдем, — на этот раз её руку перехватил Кас. Когда они покинули лавку, спросил: — Лиси, это твоя мама?

— Наверное. Я никогда не слышала, чтобы кто-то её так называл. Для отца она была его Анни. Но я почему-то уверенна, что Лиси, это всё-таки про неё, — и, грустно улыбнувшись, добавила — Кто же для неё эта Нианон?

— Узнаем, Рисса. Обязательно, — обхватил её за плечи Зак. Она так и вышла из лавки, ведомая одним близнецом и обнимаемая другим. Братья вообще много к ней прикасались, но это не вызывало никакого отторжения, как можно было ожидать. Она уже привыкла к их присутствию и относилась, пожалуй, как к… братьям. Раньше только Фрида и родителей она настолько допускала в своё личное пространство.

— Ну что, погуляем по городу? Хочешь увидеть Кастаду такой, какую мы её любим? — многообещающе улыбнулся Кас.

— Да, очень хочу, — улыбнулась она в ответ, гоня от себя грустные мысли.

И они действительно показали. Через несколько часов, возвращаясь в городской дом Лэардо вместе с близнецами Рисса с удовольствием вспоминала прогулку. И городскую площадь, где они пообедали в уютном ресторанчике, и уютные маленькие улочки с необычными домиками, и протекающую в пределах нижнего города реку Тэнаю, по набережной которой они с удовольствием побродили. И даже торговый квартал, в среднем городе, куда Кас и Зак её привезли, чтобы она могла наконец-то приобрести себе необходимую одежду и снова почувствовать себя девушкой. Братья порывались оплатить её покупки, но тут Рисса упёрлась. Принцесса в состоянии купить себе бельё и платья. Близнецы, посмеиваясь, уступили, обещав отыграться, если уж она не позволила им удовольствие порадовать девушку покупками.

Время уже клонилось к вечеру, когда они, оставив лошадей на попечительство подбежавших лакеев, поднялись по ступенькам и вошли в просторный вестибюль. Навстречу уже спешил невозмутимый мажордом.

— Гастар, отец уже дома? — спросил Кас.

— Нет, доннэ. Из города доставили покупки доэнни Риссы. Я распорядился отнести их в покои. Велеть подавать ужин?

— Чуть позже. Мы ещё не успели проголодаться, подождём отца, — и, уже обращаясь к Риссе, уточнил: — Тебе, наверное, хочется отдохнуть немного перед ужином?

— Да, это было бы замечательно, — улыбаясь, ответила она, с удовольствием предвкушая возможность искупаться и одеть наконец-то одежду, отличающуюся от дублета и штанов. Почему-то, сегодня ей особенно хотелось выглядеть красиво.

— Гастар, вели проводить доэнни Риссу в её комнаты. — распорядился Зак.

— Конечно, доннэ Закариан, — учтиво склонив голову, произнёс мажордом. — Прошу за мной, доэнни.

Отведённые ей покои, как ни странно, располагались на втором хозяйском этаже, вместо третьего, где должны были бы поселить гостью. В просторной комнате в белых и нежно-васильковых тонах принцесса увидела занятую распаковыванием вещей молоденькую служанку, которая представилась ей Зоришей, её горничной.

— Желаете ли искупаться, доэнни? Приготовить вам что-то из привезённых нарядов?

— Да, Зориша. Я хотела бы одеть вот это лазурное платье. Приготовишь? — указала Рисса на выбранный наряд.

— Конечно, доэнни. Я наберу вам ванну?

— Хорошо, буду очень благодарна, — улыбнулась принцесса, снимая перевязь с мечом, радуясь, что сегодня ей больше не придется его носить. Затем последовали дублет и сапоги. Сняла остальную одежду и оставшись в одном белье, босиком пошлёпала в ванную комнату, где уже шумела вода.

Спустя час, расслабленная и отдохнувшая, принцесса сидела перед зеркалом в новом тончайшем кружевном белье с чулками и с удовольствием следила, как ловкие пальцы Зоришы сплетают её чёрные волосы в невероятно красивую сложную косу. Затем настал черёд платья. Довольно простого кроя, с высоким воротником и облегающими рукавами, приталенное оно расходилось от бедра мягкими волнами до самого пола. Рисса увидев его у портнихи не смогла себе отказать. Очень уж ей нравился этот насыщенный сине зеленый цвет, так похожий на студеные глубины горного Яарни. Спереди от горловины вниз до линии талии бежала полоса тончайшего тёмно-синего кружева, выгодно подчёркивающая основной цвет.

Разгладив невидимую складку на юбке, девушка повернулась перед зеркалом в одну сторону, потом в другую, довольная увиденным. За время, проведённое в пути, она сильно похудела. С лица исчезла детская округлость, и теперь она сама себе казалась тонкой и, пожалуй, изящной. И намного более взрослой. Смотреть на мир по-прежнему она уже никогда не сможет.

— Доэнни, вы выглядите изумительно, — прощебетала горничная, глядя на неё с детским восторгом.

— Спасибо, Зориша, — улыбнулась принцесса. — Можешь узнать, когда ужин?

— Конечно, доэнни. Сейчас мигом. — девчонка быстро покинула комнату.

Рисса же осталась ожидать, с удивлением отмечая, что почему-то сильно нервничает. Попыталась разобраться в себе и унять неожиданное волнение. Скорее всего это связано с тем, что на ужине будет присутствовать дан Лэардо. Этот мужчина всё ещё пугал её. Под пристальным взглядом чёрных глаз иногда хотелось бежать куда подальше, хотя он ничего плохого ей и не делал, просто нервировал одним своим присутствием, вызывая непонятные и сумбурные чувства.

А сейчас… Чутьё не предвещало никакой опасности, но ей всё равно было неспокойно. Не тревожно, нет. Что-то совсем другое трепыхалось на грани восприятия. Какое-то ожидание.

Зориша вернулась очень быстро.

— Доэнни вас просят спуститься. Дан Айсар уже вернулся… — девушка замялась, словно хотела сказать ещё что-то, но спохватилась. — Велели проводить вас в большую гостиную.

Рисса внимательно глянула на взволнованную горничную, недоуменно подняв бровь. Девчонка едва не приплясывала на месте.

— Что-то случилось, Зориша?

— Нет-нет. Что вы, доэнни. Все замечательно, — состроила та невинные глаза. — Идёмте? — просительно улыбнулась.

— Ну хорошо. Идём, конечно, — кажется, настроение белокурой девушки передалось и ей. — Зориша, а какое твоё животное? Если это не секрет, конечно.

— Конечно, не секрет. Какие тут секреты? Мы же чуем зверей друг друга. Ой. То есть, я хотела сказать, что оборотни чуют, а вы конечно же нет… Простите… — горничная совсем смешалась, не зная, что говорить дальше.

— Не извиняйся. Да я не знаю кто из вас кто, даже не знаю оборотень кто-то, или нет, поскольку не могу ничего почуять. Я — человек.

— О-о-о. Я знаю. Только не совсем.

— То есть? — Рисса удивлённо вскинула глаза, ошарашенно смотря на служанку.

— Ну вы не совсем человек. Запах другой, — осторожно подбирая слова, объяснила Зориша.

В это время они уже начали спускаться по отполированным до блеска ступенькам, и принцесса даже остановилась на мгновение.

— А кто тогда?

— Я не знаю, доэнни. Я раньше таких не встречала. Спросите у нашего хозяина. Он всё знает, — благоговейно закончила девчушка.

Пришлось удовлетворится таким ответом, ибо Зориша большего сказать явно не могла. Они продолжили свой путь и Рисса задумалась, возможно ли такое и стоит ли спрашивать у дана Айсара. Ей конечно было любопытно, но лишний раз обращать на себя его внимание она побаивалась.

— Так кто ты, всё-таки? — снова спросила она у своей провожатый.

— Я — лисица. Белая, — с гордостью сообщила Зориша.

— Красивая, наверное. Покажешь? — улыбнулась принцесса.

— Ну если доэнни пожелает… — польщённо зарделась девчушка.

Лестница осталась позади, и они свернули в коридор направо. Прошли почти в самый конец и остановились перед широкой массивной дверью. Служанка постучала и открыла дверь, пропуская Риссу вперёд, а затем и сама зачем-то проскользнула в комнату, замерев у двери и отчаянно краснея.

— Дан Айсар, будут ещё какие-то приказы? — промямлила она, стреляя глазами по сторонам, явно надеясь кого-то увидеть.

— Нет, Зориша, можешь идти, — с ноткой раздражения ответил ей низкий голос дана Лэардо. Мужчина поднялся с кресла и направился к Риссе. — Здравствуйте, доэнни. Как прошёл ваш день?

— Спасибо, хорошо, дан Айсар, — учтиво склонила она голову в приветствии. Затем заставила себя смело встретиться взглядом с мужчиной. Он смотрел на неё с нечитаемым выражением лица, лишь в глазах тлели огоньки, вызывая непонятную тревогу.

— Вы обворожительны, девочка. Вам очень идёт этот наряд, — улыбнулся он краешком губ, чтобы тут же спросить: — Не скрасите ли нашу мужскую компанию?

— Спасибо. С удовольствием, — смутившись, ответила она, и несмело улыбнулась в ответ. Нет-нет. Дан Айсар совсем не страшный. Он отец Каса и Зака, и дал слово защищать, а значит не причинит вреда, ведь правда? Это всё — просто нервы. И осадок от первого впечатления. А кстати, где же близнецы?

Оглянувшись, Рисса не увидела ни одного, ни второго. Зато встретилась глазами с молодым незнакомцем, поднявшимся из глубокого кресла и рассматривающим её с нескрываемым восхищением. Даже моргнула от неожиданности. Мужчина был очень хорош собой. Яркие голубые глаза, рыжие волосы, собранные в хвост на затылке и, такая же рыжая, аккуратная борода на волевом подбородке. Нос с горбинкой и хищно подрагивающие ноздри. И обаятельная улыбка на губах. Теперь понятно почему Зориша так краснела и смущалась и кого выглядывала. Даже близнецы не настолько ошеломляли своей внешностью.

— Дядя, ну что ж ты не познакомишь меня со своей прелестной гостьей? — незнакомец двинулся к ней навстречу, и Рисса убедилась, что он хорош не только лицом. Высокий и мускулистый с грацией сильного молодого хищника.

— Доэнни Рисса, позвольте представить вам моего шалопая-племянника Шэанарда, — отозвался советник ровным голосом, наблюдая за реакцией друг на друга молодых людей. — Шэн, это наша с сыновьями гостья, доэнни Рисса, ну а большее она сообщит сама, если пожелает, — скупо улыбнулся дан Айсар.

— Я в восхищении, доэнни, — девушка, пребывая в некотором смятении после такого неожиданного знакомства с князем, даже не сразу среагировала, когда он подхватил её ладонь и поднёс к губам. — Откуда же вы появились, прекраснейшая?

— Благодарю вас, князь, — осторожно высвободила она свою руку, насладившись мелькнувшим в голубых глазах удивлением. — Возможно я и расскажу как-нибудь. — сдержанно улыбнулась, не привыкшая к таким бурным восторгам, и слегка отступила назад.

— Видишь, Шэн. Не все девушки готовы упасть к твоим ногам, — услышала она за своей спиной насмешливый голос Зака. Оглянулась и встретилась взглядом с озорными серыми глазами. На талию легла знакомая рука. Кас тоже стоял рядом и, окинув её взглядом, одобрительно улыбнулся.

— О, Зак, не страшно. К ногам такой девушки я и сам готов упасть, — тут же нашелся с ответом молодой князь, лукаво ей подмигивая. А затем с искренним чувством произнёс. — Рад вас видеть, братья!

— И мы рады, брат. — Кас шагнул к князю и, обняв, хлопнул по плечу. То же самое сделал Зак. Видно было, что мужчины искренне привязаны друг к другу.

Рисса же, смотря на эту троицу, с грустью подумала о том, как бы ей хотелось сейчас увидеть Фрида и спрятаться в его объятиях, услышать его голос. Как он там? Даже слёзы навернулись на глаза, но она поспешила смахнуть их, пока никто не заметил. Правда, не успела.

— Что с вами, доэнни? — услышала она и только теперь обратила внимание, что за ней внимательно наблюдает дан Айсар. Привлечённые его вопросом остальные, тоже тут же обратили на неё всё своё внимание, заставив смутиться.

— Всё в порядке, — поспешила заверить девушка, но по глазам поняла, что ей никто не поверил.

— Рисса? — это Кас. Весь его вид говорил, что он не собирается отступать, пока не получит ответ. Поэтому она уже более уверенно произнесла.

— Правда, Кас. Всё в порядке. Просто брата вспомнила, — и, решившись, обратилась к советнику Лэардо: — Дан Айсар, могу ли я просить об одолжении?

— Конечно. Каком? — мягко спросил мужчина.

— Мне бы очень хотелось передать весточку, что… со мной всё в порядке. Только я не знаю, как это сделать, чтоб не привлечь нежелательное внимание. — Она умолкла, пытаясь подобрать слова, но это не понадобилось. Её и так поняли.

— Я подумаю, как это сделать, доэнни, — всё так же мягко улыбнулся ей хозяин дома.

— Спасибо, — она растроганно улыбнулась ему в ответ.

— Для вас всё, что угодно, — услышала сбивающий с толку ответ. Посмотрела на мужчину, неожиданно теряясь в тёмном пламени его глаз.

— А кто ваш брат? И почему он думает, что с вами не всё в порядке? — вернул её в реальность прозвучавший вопрос, и Рисса поняла, что совсем забыла о присутствии не посвящённого в её тайну князя Аданата.

— Пожалуй, ваше сиятельство, думаю, не имеет смысла скрывать от вас моё имя. Всё равно ведь узнаете. — Она снова мельком взглянула на дана Айсара и увидела согласную улыбку. — Позвольте представиться, Марджорис, принцесса Весторийская, дочь покойной королевы Фелисианны. А брат мой — король Фриделис.

Она даже почувствовала некоторое удовольствие, наблюдая как у Шэанарда распахиваются широко глаза и буквально отвисает челюсть. И всё это сопровождается громовым хохотом близнецов.

 

Глава 11

Весь ужин князь посматривал на неё с таким явным любопытством, что Рисса не сомневалась: её ждёт допрос. Не успев узнать какие-либо подробности у неё после такого впечатляющего признания, так как их всех пригласили к столу, Шэанард точно собирался подробно расспросить всё после ужина. Она опять сидела напротив хозяина дома и ловила на себе его нечитаемые взгляды, уже даже не пытаясь понять их смысл. Лишь осознала, что страха перед ним уже почти не чувствует.

А ещё принцесса наблюдала и слушала. Эти четверо мужчин производили впечатление именно что сплочённой крепкой семьи. Отец и сыновья. Она отчётливо чувствовала, что дан Айсар не делает различий между тремя молодыми оборотнями, сидящими рядом с ним. И по какой-то неведомой причине девушка тоже ощущала свою принадлежность к этой семье. И это странным образом согревало, хоть и вызывало недоумение пополам со смущением.

Когда после последнего блюда хозяин предложил всем переместиться в гостиную, а Шэн предвкушающе блеснул глазами, принцесса лишь убедилась в своих предположениях. Такой интерес был ожидаем.

— Позвольте… доэнни, — предложил ей руку князь. — Я ведь правильно понимаю, что ваше пребывание в моем княжестве вы желаете и дальше держать в тайне?

— Я буду безмерно вам благодарна за это, ваше сиятельство, — сдержанно улыбнулась она, опираясь на его локоть и позволяя увлечь вслед за, идущим впереди, даном Айсаром.

— Перестаньте. Можете звать меня Шэанардом, — обаятельно сверкнул он улыбкой. — А ещё лучше Шэном и на «ты».

— Но мы ведь, по сути, незнакомые чужие люди, — возразила Рисса.

— Ну во-первых, я уверен, что чужими мы будем недолго, а во-вторых — мне просто завидно.

— Завидно? — она удивлённо вскинула брови и взглянула на своего собеседника.

— Именно, что завидно. С Касом и Заком вы общаетесь без церемоний и выканья. Я тоже хочу слышать от вас, очаровательнейшая доэнни, своё имя.

— Не заслужил ещё, — хмыкнул идущий позади Зак.

— И чем же эти двое, заслужили ваше доверие? — спросил Шэн, заинтересованно сощурив глаза.

Они как раз вошли в небольшую уютную гостиную. Советник Лэардо направился к каминной полке, на которой стояли бутылки с разными напитками и несколько бокалов.

— Вина, доэнни? — спросил у девушки дан Айсар, протягивая ей наполненный бокал.

— Нет, благодарю, — она очень редко пила алкоголь, так как предпочитала не терять голову. Сейчас это казалось для неё особенно важным.

— Так, чем же братья заслужили ваше доверие, принцесса? — напомнил свой вопрос князь, подводя её к небольшому диванчику и устраиваясь в кресле напротив.

— Кас и Зак спасли мою жизнь в день знакомства, и были для меня опорой и защитой всю дорогу до Аданата, — серьезно посмотрела она на него. — Думаю это достаточно веская причина для доверия.

Шэанард в очередной раз изумлённо вскинул брови.

— Я очень прошу вас, принцесса, расскажите всё, что сочтёте возможным. Я хочу понимать, как так получилось, что сестра короля Вестории находится сейчас в доме моего дяди и первого советника, а её брат даже не знает всё ли с ней в порядке, — в голосе князя больше не было заигрывания, он говорил предельно серьезно, смотря ей прямо в глаза. И Рисса с недоумением почувствовала, что под этим пристальным взглядом готова довериться так же, как доверилась в своё время близнецам. Почему эти оборотни вызывают у неё такие странные чувства? У девушки даже мелькнула мысль, а не воздействуют ли на неё.

Впрочем, скрывать что-то всё равно уже не имело смысла. Она ведь уже рассказала и братьям Лэардо и их отцу. Так что пришлось ей ещё раз вкратце поведать всю историю о том, как и почему она отправилась в Аданат, и как познакомилась с Касом и Заком. Князь слушал так же внимательно, как его дядя. И даже вопросы задавал похожие. Отметив это, она мельком взглянула на дана Айсара. Тот стоял возле незажжённого камина, опираясь на полку и смотрел на неё. Близнецы же расположились в креслах неподалёку. Кас задумчиво крутил в руках бокал с янтарной жидкостью и посматривал то на неё, то на Шэанарда, то на отца. Зак же просто прикрыл глаза, откинув голову на спинку кресла, и казалось задремал, хотя Рисса очень в этом сомневалась.

Закончив свой рассказ, она умолкла, устремив взгляд в окно напротив, за которым сквозь тёмное кружево веток виднелся тонкий серп молодого месяца. Пыталась решить для себя, стоит ли чувствовать себя виноватой оттого, что боль стала немного утихать. Она всё ещё тосковала по родителям, но говорить о них действительно стало легче.

— Значит теперь, как я понимаю, принцесса, вы ждёте ответа на письмо?

— Да, князь.

— А что дальше?

— Не знаю, — она снова посмотрела на него, рассеянно улыбнувшись.

— Может всё-таки согласитесь обращаться ко мне по имени? — Шэанард как зачарованный наблюдал за ней.

— Может быть, — Рисса чувствовала странное спокойствие. Возможно, сказалась усталость, возможно, что-нибудь ещё.

— Значит Шэн, и на «ты»? — лукаво улыбнулся князь.

— Нет, Шэанард. На «ты» я пока не могу, — подавив зевок, поняла, как сильно ей хочется спать. — Извините меня, но я, кажется, слишком устала и хотела бы уйти к себе, если не возражаете.

— Что вы, Рисса! Как можно? Конечно идите. Спасибо вам за доверие, — мужчина снова завладел её рукой и поднёс тыльную сторону к губам. — Рад нашему знакомству.

— И я рада, — ответила она, внезапно поняв, что эти слова — чистая правда, а не просто дань вежливости. Князь Аданата ей действительно понравился. Она ещё не поняла в каком качестве, но симпатию он определённо вызывал.

— Рисса, позволь тебя проводить, — Кас поднялся с кресла и уверенно шагнул к ней. Зак открыл глаза, но остался на месте.

— Да, конечно. Спокойной ночи всем, — и Рисса, обведя оставшихся глазами, вышла из комнаты в сопровождении Каса.

Сначала они шли молча. Девушка вяло размышляла о странных превратностях судьбы. Если бы она не была уверена в случайности своей встречи с близнецами, у неё могли бы закрасться сомнения. Уж больно невероятным казалось то, что принцесса Вестории, в результате оказывается в доме родного дяди Аданатского князя, по сути, попадая в княжескую семью.

— Как ты, Рисса? — она даже не сразу услышала заданный ей вопрос.

— Всё в порядке. Правда, — грустно улыбнулась. — Вы меня точно не караулили там на постоялом дворе?

— Нет, конечно, — деланно возмутился Кас. Его глаза поначалу смеялись, но потемнели, когда мужчина вспомнил кое-что. — Если бы это было так, того ищейки бы не случилось. Ты же знаешь это? — теперь он посмотрел очень серьезно.

— Знаю. Просто всё происходящее порой кажется невозможным и нереальным.

— Хм. Почему же? Судьба — странная штука. Уж нам ли не знать, — он взял её за руку. — Не бойся ничего. Никто из нашего рода не причинит тебе вреда. Скорее наоборот сделает всё, чтобы уберечь.

— Почему?

Но Кас не ответил, улыбнувшись краешком губ. Они как раз проходили мимо портрета, на который она ещё утром обратила внимание.

— Кто это? Она очень похожа на вас с Заком. — Рисса даже приостановилась, рассматривая красивую шатенку на картине.

— Это — наша мама, — услышала ответ и вскинула взгляд на собеседника. — Тасирия Лэардо. — Кас тоже смотрел на портрет и в глазах плескалась грусть.

— А где она? — спросила, и тут же пожалела, уже предчувствуя ответ.

— Погибла. Княжеская чета отправилась с дружественным визитом в Сиональ. И мама сопровождала свою подругу, княгиню. Отец тогда остался замещать князя на время его отсутствия. Переносится в королевство фэйри нельзя, пришлось ехать конным кортежем и по пути на них напали ночью. Кто-то подло подсыпал отраву в воду на постоялом дворе, и все уснули, даже охрана. — Глаза Кассиана яростно блеснули. — Тогда погибли родители Шэна и наша мать. И у нас остался только наш отец, который был вынужден принять регентство и растить троих мальчишек.

Рисса мягко сжала ладонь мужчины, стараясь передать свою поддержку.

— Я сожалею, Кас, — что ещё можно сказать в данном случае она не знала. Слова ведь не помогут.

— Не переживай, — оторвался от созерцания портрета молодой оборотень и увлёк её дальше — Это произошло давно. Мы тогда были детьми.

Больше они не разговаривали. Кас провёл девушку до дверей её покоев и на прощание поцеловал руку.

— Спокойной ночи, Рисса.

— И тебе, Кас, — ответила она, открывая дверь.

В комнате её уже ожидала горничная. Зориша без лишних слов помогла раздеться и расплести волосы и, пожелав хороших снов, удалилась. А принцесса, спрятавшись под одеяло почти мгновенно уснула. И снились ей ласковые мужские глаза и чей-то низкий нежный шепот, но на утро она всё это забыла. Осталось лишь щемящее несмелое ещё ощущение чего-то хорошего.

Утро началось для принцессы с тихонького стука в дверь. Рисса, ещё не совсем проснувшись, неохотно открыла глаза. Занавески на окнах в этот раз были задернуты довольно плотно, поэтому понять, высоко ли уже поднялось солнце, она не смогла. Стук повторился и пришлось отвечать.

— Кто там?

— Рисса, это я Зак. Извини, что разбудил, к тебе тут посетитель пожаловал. Можешь спуститься?

Посетитель? К ней?

— Да сейчас, — сердце зашлось в тревожном ожидании. Кто о ней ещё мог знать, как не адресат маминого письма?

— Я подожду. Выходи, когда будешь готова.

Девушка суматошно вскочила с кровати, пытаясь сообразить за что хвататься в первую очередь. Потом заставила себя остановиться и медленно выдохнуть. Не стоит суетиться. Первым делом надо умыться и привести себя в порядок. Чем и занялась. Ну а выйдя из ванной, недолго думая, надела рубашку и штаны, а вместо сапог сунула ноги в мягкие домашние туфли. Провела пару раз расчёской по волосам и решительно направилась к двери.

В коридоре, подпирая стенку, ждал Зак. Увидев девушку, наигранно удивлённо вскинул брови.

— А ты быстро, как для девушки.

Рисса хотела было возмутиться от имени всего женского рода, но подумав, решила, что Зак, пожалуй прав и она действительно, как для девушки собралась довольно быстро. Сказывалась, успевшая выработаться в дороге, привычка. Раньше, пожалуй, бы так не смогла, хоть никогда копушей себя не считала. Поэтому лишь мило улыбнулась и всё ещё хрипловатым ото сна голосом поблагодарила.

— Спасибо. Мне приятно, что ты оценил.

Зак же в ответ кашлянул, пробормотав что-то себе под нос, но что именно девушка не услышала, а переспрашивать не стала. Он подхватил её под руку и они, не мешкая, двинулись к лестнице, шагая почти нога в ногу.

— Не расскажешь, что за посетитель? — решилась всё-таки спросить принцесса

— Увидишь, Рисса. Отец сразу велел тебя позвать, они беседуют в библиотеке.

— Дан Айсар знает этого человека?

— Насколько я понял, раньше лично они не встречались. Но ему известно, кто это.

В голове вертелось ещё куча вопросов, но, наверное, лучше подождать и задать их тому, кто сможет на них ответить. Спустились на первый этаж и свернули в тот же коридор, чтобы вскоре оказаться около уже знакомой гостиной.

Вспомнив минувший вечер, Рисса не удержавшись, спросила.

— А князь Шэанард тоже присутствует при беседе?

Сопровождающий её оборотень стрельнул в девушку глазами.

— Нет, Шэн здесь не живёт давно. Он вернулся к себе ночью. А почему ты спрашиваешь? — хитро щурясь, поинтересовался он.

— Мне просто стало интересно. — отчего-то смутилась она, видя такую реакцию.

— Просто, говоришь? Ну-ну. И как тебе наш князь, понравился?

— Он очень привлекателен, — честно призналась Рисса, не видя смысла отрицать очевидное.

— И?

— А что и?

Несколько секунд её буравили задумчивым изучающим взглядом.

— Да нет, пока ничего, — в конце концов усмехнулся Зак.

Они уже некоторое время стояли перед закрытой дверью. Не утруждая себя стуком, мужчина потянул её на себя, открывая, и ожидаемо пропустил девушку вперёд. Чего она не ожидала, так это опустившейся на плечи руки. Сразу же за дверью обнаружился второй близнец, который, стоило им войти, плавно шагнул навстречу и взял её за руку.

— Доброе утро, Рисса.

— Доброе, Кас, — недоумевая с происходящего, ответила девушка, осматриваясь вокруг. Братья же уверенно заняли позиции, по обе стороны от неё, то ли поддерживая, то ли защищая.

В дальней части комнаты она сразу обратила всё внимание на два глубоких кресла, повернутых сейчас так, что от двери было совершенно не видно, кто же там сидит. Впрочем, услышав её голос, из одного тут же поднялся дан Айсар и тоже направился навстречу. Почему-то девушку возникло стойкое ощущение, что мужчины создают вокруг неё своеобразную линию обороны.

— Здравствуй, девочка. Как спалось? — хозяин дома пристально взглянул ей в глаза и Рисса с облегчением заметила, что у неё уже не возникает желания поёжиться под этим взглядом. Наоборот, даже чувствует себя в безопасности.

— Спасибо, хорошо дан Айсар. Зак сказал, вы меня звали?

— Да, принцесса, — уже немного громче ответил он. — К вам тут с утра гостья пожаловала. И мне подумалось, что вы захотите с ней немедля пообщаться.

Рисса же в этот момент с некоторым волнением наблюдала, как из второго кресла поднимается высокая изящная женская фигура, облачённая в прямую тёмно-синюю юбку и строгий жакет зелёного цвета, из-под отложного воротника которого виднелась белая блуза. Что-то неуловимо знакомое сквозило в движениях этой женщины. Темные волосы, забранные в высокую прическу, наклон головы. Гостья медленно повернулась и на принцессу взглянули такие же сине-зеленые, как у неё самой, наполненные непролитых слёз, глаза. Девушка задохнулась, резко подавшись вперёд, неверяще вглядываясь в такие знакомые черты и борясь со вспыхнувшей дикой, всепоглощающей надеждой.

— Мама?!! — всхлипнула она, порываясь броситься в родные объятия, но её остановили. На плече сжалась крепкая рука Зака, Кас скользнул ближе, обхватывая за талию. А прямо перед ней непоколебимой стеной стал дан Айсар, закрывая собой гостью.

— Рисса, это — не Фелисианна, — спокойно выговорил он, вглядываясь в её лицо.

— Как? — непонимающе выдохнула девушка, обходя его, высвобождаясь из мужских рук, и всё-таки шагая навстречу, как она теперь уже видела, незнакомке. — Кто вы?

— Ты не знаешь? — голос такой похожий, но всё-таки другой. — Я твоя тётя. Младшая сестра твоей матери. Нианон. — женщина нерешительно двинулась навстречу, но остановилась, словно напоровшись на невидимую стену. Лицо исказила болезненная гримаса. — Уважаемый дан Айсар, я не причиню вреда своей племяннице.

Рисса непонимающе оглянулась и увидела у себя за спиной мощную темную фигуру. Чёрные хищные глаза смотрели на гостью с недоверием и даже угрозой. Девушка нахмурилась, пытаясь понять происходящее. А потом вспомнила разговор с ним, его вопросы и испуганно распахнула глаза. Похоже, он подозревает, что мамина сестра может быть замешана во всех этих страшных событиях.

— Я клянусь силой и жизнью, что не имею злого умысла против Марджорис, и ни словом, ни делом не причиню ей вреда! — чётко и раздельно произнесла женщина и принцесса ощутила, как в воздухе что-то всколыхнулось, как будто тренькнула натянутая струна.

— Я принимаю вашу клятву, данна Нианон, — голос мужчины прозвучал в наступившей тишине как рокот грома, припечатывая каждое сказанное слово.

Риссе даже показалось, что стоящая перед ней женщина дрогнула на мгновение, под прессом силы, бурлящей вокруг. Но это мгновение прошло и гостья, распрямив плечи, твердо взглянула на хозяина дома.

— Могу я теперь поговорить со своей племянницей наедине? — девушке почудилась в её голосе ироничная усмешка.

— Рисса?

— Мне бы очень этого хотелось, дан Айсар, — ответила она на невысказанный вопрос, жадно рассматривая такие знакомые черты.

— Хорошо. За дверью будет ждать Гастар, если что-то будет нужно сразу позови меня.

Позади раздались шаги, потом щёлкнул дверной замок, и они с гостьей остались одни.

— Ты очень похожа на мать, — прошептала данна Нианон.

— Не так сильно, как вы, — возразила Рисса. — Я ничего не знала о вас. Как так получилось?

— Это долгая история, девочка моя.

— И всё же? Мне кажется, я имею право знать, раз уж мама направила меня к вам.

— Ну ты и сама нашла сильных защитников, как я вижу, — усмехнулась женщина, посмотрев на дверь. — Готовых спрятать тебя даже от меня.

Возразить тут было нечего. И девушка сама не поняла почему вдруг зарделась. Она решительно прошла к креслу, которое занимал до этого дан Айсар, и села, жестом пригласив гостью занять второе. Затем всё-таки решила объяснить.

— Близнецы — мои друзья. Они спасли мне жизнь тогда, когда я с нею уже распрощалась. А потом нас объединила общая дорога.

— Даже так? — её собеседница удивлённо подняла брови. Открыла рот, намереваясь спросить ещё что-то, но в последний момент передумала. — Девочка моя, тебе нет нужды гостить в чужом доме, когда мой полностью в твоём распоряжении.

— Я вынуждена снова вам напомнить, что ничего о вас не знаю. И доверять пока не могу.

— Даже несмотря на то, что твоя мать сама доверила мне твою безопасность? — данна Нианон склонила голову набок, изучающе рассматривая юную принцессу.

— Моего отца убили, подло напав из засады на лекарский обоз, в котором он вёз лекарства больным северянам, моя мать пожертвовала собой ради страны, а брат доверил мою безопасность своим лучшим людям и те погибли, защищая меня. И вот скажите, как я могу быть в чём-то уверенна? Особенно узнав, что, оказывается, у матери есть сестра, о которой я раньше даже не слышала, а кто-то неизвестный рвётся к весторийскому трону, за которым стоит сила источника.

Высказывая всё это, Рисса была готова увидеть возмущение и праведный гнев. Но, к её удивлению, женщина не рассердилась, даже наоборот одобрительно улыбнулась.

— Я рада видеть, что от матери тебе достались не только потрясающие глаза, но и острый ум, Рисса. И была бы скорее разочарована, если бы ты безоговорочно мне поверила, — а потом, помедлив, спросила: — Хорошо, что бы ты хотела узнать?

— Кто вы? Это, пожалуй, самое главное.

— Сестра Фелисианны, я ведь тебе говорила, — терпеливо улыбнулась данна.

— Нет, я имею в виду, кто у вас общий родитель? Хотя и так понятно, что отец, скорее всего. Мужчинам никому не известным ребёнком легче обзавестись.

— Ты не угадала. Общие у нас и отец и мать, — произнесла женщина, заставив Риссу удивлённо распахнуть глаза и чуть не уронить челюсть.

— Но как? И я думала, бабушка давно умерла, ещё когда мама была маленькая.

— На самом деле наша мать умерла, когда Лисси уже была королевой.

— Но почему тогда, все думают иначе? Почему мама ничего о ней не рассказывала. Она ведь виделась с вами, я права?

— На то были причины, Рисса. Бабушка сбежала от мужа, будучи беременной мною, и спряталась в Аданате. Лисси она не смогла забрать, так как твоей матери предстояло наследовать трон. Король Валиар не особо и искал свою беглую жену. Они никогда не любили друг друга, он… тиранил её всю жизнь и был, возможно, даже рад, избавившись от обузы в её лице, тем более, что наследница у него имелась. Но это изменилось бы, стоило ему только узнать, что она с ребенком. Ведь я тоже могла бы стать наследницей. Хотя ни за что не хотела бы такой судьбы.

— Но как тогда королева узнала, где вы? — Рисса старалась не выдать бурлящих внутри чувств. Дедушка тиранил свою жену? Как это понимать? Почему? И как она могла бросить маму?

— Наша мать сама с ней связалась, когда умер Валиар. Она понимала, что вряд ли заслужит прощение дочери, но ей хотелось, чтоб мы могли стать настоящими сестрами. Ей хотелось хоть немного загладить свою вину перед Лисси.

— Мама простила? — девушка даже представить себе не могла, каково её матери было узнать такое.

— Не сразу, — грустно улыбнулась данна. — Но она постаралась понять.

— Так почему? Что заставило королеву Вестории бросить мужа и маленького ребенка и убежать в другую страну? — Рисса непонимающе уставилась на свою собеседницу.

— Она очень любила своего короля. Можно сказать, одержимо и слепо. Так сильно что прощала ему многое, грубость по отношению к ней, пренебрежение, даже физическое насилие. Но не смогла простить, когда узнала, что всё это время у него была любовница. Женщина, которую он на самом деле любил, тогда как законную жену всего лишь терпел как навязанную обузу. Это стало последней каплей, разрушило её до конца, и мама попыталась спасти хоть что-то от своей души и гордости.

— Этого не может быть, — принцесса откинулась на спинку кресла, прикрыв глаза. Ей не хотелось верить в такое, но чутьё подсказывало, что женщина говорит правду. Но тогда ведь…

Она резко вскинулась, впившись взглядом в собеседницу.

— Вы знаете, кто была эта любовница? У них могли быть дети? — почему-то она была уверенна, что нащупала правильную ниточку.

— К сожалению, я не знаю её имени. Моя мать никогда не называла его. Лисси тоже не знала, насколько мне известно. А дети… Не знаю. — Нианон вскинула бровь, взглянув на племянницу. — Ты думаешь, что у твоего деда были ещё дети?

Рисса рассмеялась и смех этот был уж очень похож на истерику.

— О, дражайшая тётя. Ещё вчера я думала, что это крайне маловероятно. Но теперь я вижу вас, и меня не оставляет мысль, что, если у доблестного короля Валиора обнаружился вдруг неизвестный никому ребёнок, то почему не может обнаружиться ещё один?

 

Глава 12

Они разговаривали ещё довольно долго. Принцесса не могла не отметить, что чувство настороженности по отношению к новоявленной родственнице понемногу утихало. Данна Нианон отвечала на её вопросы прямо, и не увиливая, вызывая желание если не доверять, то хотя бы принимать на веру сказанное. Она рассказала о детстве, в котором даже не знала о своём происхождении, считая свою мать вдовой, о том, как узнала правду и как не хотела поначалу знать ничего о коронованной сестре, воспитанной вероломным отцом. Женщина, грустно улыбаясь, поделилась воспоминаниями о знакомстве с Фелисианной, как отчаянно ей тогда хотелось показать, что она ничем не хуже, что ей безразлично, что подумает о ней эта, с виду высокомерная, молодая женщина, уже королева целой страны на тот момент.

Со слезами на глазах Рисса слушала о той части маминой жизни, которая ранее была ей неизвестна. Когда сестра предложила, Нианон отказалась возвращаться в Весторию. Тут у неё была своя жизнь, учёба, друзья, потом семья. Девушка с изумлением узнала, что у неё оказывается есть две кузины, Мелора и Феисия, а сама данна с недавних пор ни много ни мало декан одного из факультетов в Княжеской Академии магии и ведовства, что несказанно удивило принцессу. Она пообещала себе, что обязательно расспросит тётку о их родовой магии, может это прояснит её непонятный едва проявившийся дар.

Когда же разговор коснулся более недавних событий, и причин, по которым Рисса оказалась в Аданате, слёз не сдержали обе.

— Можно, я тебя обниму, девочка моя? Мне так жаль, — протянула к ней руки эта уже не чужая ей женщина, и принцесса не выдержала, позволив чувствам вырваться наружу, и когда вокруг неё сомкнулись объятия, рыдания сотрясли хрупкое тело.

Такими их и застал дан Айсар, видимо не дождавшись Риссы. Две женщины стояли, обнявшись оплакивая общее горе.

— Рисса, я прошу тебя, пошли со мной. Мой дом в твоём распоряжении. Моя семья с радостью примет тебя, — просила данна, прижимая к груди плачущую племянницу, и гладя растрёпанную голову.

— Данна Нианон, я…

— Доэнни пока не может принять вашего приглашения, — голос хозяина дома прозвучал рядом, как гром среди ясного неба, заставив девушку резко вскинуть голову.

— Я не думаю, уважаемый дан, что это вам решать, — ответила Нианон, гневно сверкнув глазами.

— Несомненно, данна. Но я хотел бы напомнить доэнни о просьбе, которую она мне высказала вчера, — и он пристально взглянул в глаза принцессе. — И которую я обещал выполнить. Если вы не передумали, конечно, доэнни? — и вопросительно изогнул смоляную бровь.

Риссе хватило мгновения, чтобы понять о чём речь. А когда вспомнила, все сомнения разом отпали.

— Нет, дан. Как я могла передумать? Это слишком для меня важно.

— Я и не сомневался, — уголок его губ отчётливо дрогнул, и в глазах мелькнуло одобрение. — А сейчас прошу вас, прекрасные дамы, присоединиться к нам за завтраком. Данна Нианон?

— Я вынуждена отказаться, — женщина с трудом изобразила вежливую улыбку. Она напряжённо вглядывалась в лицо главы Лэардо, а тот отвечал ей спокойным уверенным взглядом. И Риссе даже показалось, что между ними происходит ещё что-то помимо дуэли взглядов, противостояние, которого она не могла не почувствовать, но затруднялась понять. — Надеюсь мне не откажут в возможности видеться с Риссой?

— Конечно, данна. Приходите в любое время. Кроме того, думаю, у доэнни ещё остались вопросы, которые она может задать только вам. Ведь так? — и он повернул голову к Риссе.

Девушка смогла лишь кивнуть в ответ.

— Я так понимаю, вы перенеслись в Кастаду с помощью портального амулета, данна? — и дождавшись утвердительного кивка, предложил — Если желаете, я открою вам портал в Академию.

— Буду очень благодарна, дан, — дана Нианон говорила спокойно, а её взгляд не отрывался от лица племянницы. — Рисса, помни, ты можешь прийти ко мне в любой момент.

— Спасибо, данна…

— Тётя. Зови меня тётей, пожалуйста, — и женщина, ласково улыбнувшись, погладила девушку по щеке, словно запоминая её черты. — До встречи, дорогая.

— До встречи, тётя. — Рисса сглотнула, пытаясь спрятать волнение.

А в следующий момент дан Айсар небрежно повёл рукой и рядом с ним вспыхнула знакомая алая искра. Когда портал приобрёл нужный размер, данна Нианон уверенно шагнула в него, напоследок послав племяннице добрую улыбку.

Переход уже свернулся, а принцесса всё стояла, дезориентированная и немного оглушённая шквалом эмоций, вызванным неожиданным знакомством. В чувство её привели опустившиеся на плечи мужские руки, заставившие немного вздрогнуть.

— Не печальтесь, принцесса, — говоривший умолк, словно не зная, что ещё сказать. — Теперь, когда я знаю о вашей родственнице, перенести вас к ней не составит труда в любой момент. Как только пожелаете. Но пока я прошу побыть нашей гостьей.

Рисса неуверенно кивнула, с удивлением признавая, что её действительно опечалил уход ранее незнакомой женщины. Храбро развернулась с благодарной улыбкой встречая напряжённый взгляд угольно-чёрных глаз. Сейчас, когда мужчина стоял так близко, ей пришлось смотреть на него, сильно закидывая голову, так как иначе она бы уткнулась носом ему в грудь. Нервно поёжившись, сделала шаг назад, уходя от прикосновения больших рук. Никогда раньше она не чувствовала себя такой маленькой и уязвимой, но и защищённой тоже, как ни странно. Собравшись с духом, выговорила.

— Благодарю вас, дан. Наверное, вам моё поведение кажется глупым, — грустно улыбнулась она.

— Нет, доэнни, не кажется. Вы очень молоды и остались без родных людей, одна в чужой стране, вынуждены доверять чужим, ранее незнакомым мужчинам. А данна Нианон, она очень похожа на вашу мать.

— Да, очень. Но я понимаю, что это ровным счётом ничего не значит. Я её не знаю и доверять ей — это несколько преждевременно, учитывая обстоятельства.

— Но вам хочется узнать её ближе. Она вызывает у вас родственные чувства и желание довериться, снова почувствовать себя не одинокой, — неожиданно погладив её по щеке, закончил он.

— Да. Но как вы узнали? — девушка не знала, что ошарашило её больше. Такой точный вывод, или это прикосновение. И если слова еще можно было понять, то…

— Это несложно, доэнни, — краешком губ, мягко улыбнулся дан. — И ничего глупого в этом нет. Но прежде, чем принять решение, дайте мне время собрать на неё всю возможную информацию и удостовериться, что вам действительно ничего не будет угрожать рядом с ней.

— Дан Айсар, я…

— Не стоит, Рисса. Я дал слово. Вы под моей защитой, и я не могу позволить, чтобы с вами что-то случилось. — не дал договорить он ей. — А сейчас предлагаю отправиться завтракать. Иначе сейчас сюда заявятся мои сыновья выяснять, куда я подевал их драгоценную девочку. Прошу, — и он подал ей руку, которую она не без некоторого трепета приняла, смущённая последними словами. Они вместе покинули комнату. После некоторых колебаний принцесса всё же решила расставить все точки над і, чтобы не возникло недопонимания.

— Дан Айсар, мне очень нравятся и Кас, и Зак… — начала она.

— А Шэн? — нечитаемый взгляд в её сторону.

— Я его не знаю совсем, — выпалила девушка, сбитая с толку, но всё-таки продолжила: — Так вот, о Касе и Заке. Я не стану отрицать, что привязалась к ним и они дороги мне, но как друзья, как… братья, — смущённо закончила она.

— Я услышал вас, — и почему-то в его голосе ей послышалась усмешка. — Доэнни Рисса, я приглашаю вас в мой кабинет после завтрака, нам нужно обсудить вашу просьбу.

Они как раз подошли к распахнутым дверям столовой. За столом уже сидели близнецы и стоило Риссе в сопровождении их отца появиться, как на неё тут же уставились одинаковые выжидающие взгляды. Но дан Айсар одним взглядом пресёк все расспросы и помог девушке занять своё место. Затем сел сам и подал знак слугам подавать завтрак.

— Всё вопросы потом, — он вопросительно взглянул на неё, и Рисса благодарно кивнула.

Завтрак прошёл для неё как в тумане. Она что-то ела, что-то отвечала невпопад на реплики братьев. В голове вертелись отрывки из разговора с данной Нианон и мысли насчёт весточки Фриду. Она решала, что написать ему, а что не стоит. И когда услышала рядом голос дана Айсара даже не сразу поняла, что все уже наелись и лишь она с отрешённым видом ковыряется в своей тарелке.

— Доэнни, этот кролик уже мертв, — усмехаясь, сообщил хозяин дома. Она непонимающе взглянула на него, потом на кусок мяса на своей тарелке, который уже был разобран чуть ли не на волокна, и смущённо покраснела.

— Прошу меня извинить. Я задумалась.

— Бедный кролик, — сочувственно вздохнул Зак, щурясь лукавыми глазами. Даже Кас согласно хмыкнул.

— Если, вы закончили, Рисса, я предлагаю пройти в мой кабинет, — дан Айсар выжидающе смотрел на неё.

— Да, конечно, — она поспешно отложила приборы и поднялась из-за стола.

Мужчина снова предложил ей руку, и она уже автоматически приняла её, двигаясь вслед. Близнецы за ними не пошли, сообщив Риссе, что будут ждать её к обеду. Оказалось, что кабинет главы рода находится на втором этаже. Пропустив девушку вперёд, дан закрыл дверь и прошёл за большой массивный стол тёмного дерева.

— Присаживайтесь, доэнни, — он указал на кресло напротив. Принцесса нерешительно приблизилась к указанному предмету мебели и опустилась на самый краешек, стараясь держать спину прямо. — Девочка, я не собираюсь вас есть.

— Что? — она испуганно вскинула на мужчину глаза. Он смотрел на неё немигающим взглядом, в котором читалась некоторая досада.

— Вы в моём присутствии порой сжимаетесь от страха так, как будто я собираюсь вас тут же разорвать. Мне казалось, я не давал вам повода так думать, разве что при первой встрече. За что ещё раз прошу прощения.

— Это вы простите меня, дан Айсар, за то, что поддалась глупым детским страхам. Конечно же, вы не давали повода. Я постараюсь справиться с собой, — она несмело улыбнулась. — Вы пугаете меня уже значительно меньше.

— Я рад это слышать, — скупо улыбнулся он в ответ. — А теперь давайте-ка обсудим наш вопрос. Я так понимаю, вы хотели бы отправить брату письмо.

— Да, дан.

— Оно готово?

— Нет, к сожалению, я ещё не успела его написать.

— Нестрашно. Если хотите, можете сделать это прямо сейчас, — он вопросительно изогнул бровь.

— Сейчас? Здесь? — в замешательстве спросила она.

— Вас что-то смущает? — и такой неприкрытый вызов в насмешливом голосе. — Можете занять стол у окна, а я пока займусь своими делами. Когда закончите, тогда и продолжим. — И он показал ей на невысокий секретер, где уже лежали писчие принадлежности и несколько листов бумаги. С окна падал яркий утренний свет, создавая довольно уютный островок.

— Вы правы, дан Айсар. Незачем откладывать, — и она, поднявшись с кресла, решительно направилась к стулу, стоящему возле отведённого ей стола. Усевшись, притянула к себе чистый лист и постаралась отрешиться от окружающего. Взяла в руки перо, на мгновение задумалась и начала писать:

" Дорогой мой старший брат.

Спешу написать тебе, дабы уменьшить хоть немного твои тревоги. Хочу сообщить, что твоя младшая сестра благополучно добралась до места назначения несмотря ни на что.

Сейчас я нахожусь в безопасном месте, и мне ничего не угрожает. Единственное, о чём не могу не переживать, так это о тебе, мой дорогой Фрид, так как меня не оставляют мысли о том, насколько близок к тебе наш неизвестный враг.

Ты, наверное, уже знаешь, что на отряд, с которым я ехала, напали. Мне удалось сбежать благодаря капралу Сторха и остальным солдатам, принявшим бой. Помня о своем обещании, я, не щадя сил, гнала коня дальше. Однако, на следующий день меня выследили. Фрид, это был ищейка. Если бы не случайные знакомые, пришедшие мне на помощь, я бы точно погибла. В очередной раз с преследователями я столкнулась в Паонэше, но благодаря тем же попутчикам осталась незамеченной.

Сейчас я уже в княжестве. Письмо матери передала и уже даже получила ответ. Сегодня я виделась с леди, то есть данной Нианон. Фрид, знал ли ты, кто она? Если нет, то ты будешь так же потрясён, как и я. Это мамина младшая сестра. Оказывается, наша бабушка королева Аллерия на самом деле не умерла, а сбежала от мужа, будучи беременной. Данна принесла магическую клятву, что не замышляет против меня зла. А ещё рассказала, что у короля Валиара была любовница. Фрид, мне кажется, что должен быть кто-то ещё, способный наследовать трон и власть над Источником. Вполне возможно, ещё один ребёнок короля Валиала. Пожалуйста, будь осторожен. За меня не беспокойся, там, где я нахожусь, меня не достанут.

Я люблю тебя, мой дорогой брат. Твоя пуговка Рисса"

Она подержала немного лист, ожидая пока чернила подсохнут. Затем повернула голову, чтобы взглянуть на хозяина кабинета. Тот что-то читал, откинувшись на спинку своего кресла и держа перед собой какие-то документы. Наверное, почувствовав её взгляд, тоже поднял голову, встретив её взгляд.

— Вы закончили, доэнни?

— Закончила, дан Айсар. Могу я поинтересоваться, как именно вы отправите письмо?

— Всё очень просто, Рисса. Ваше послание отправится магической почтой вместе с княжеской корреспонденцией, с магической пометкой "строго в руки королю".

— Но так Фрид сразу же поймёт, что я у вас, — заметила она.

— Верно, — улыбнулся советник. — Вы в письме разве этого не написали, доэнни?

— Нет, — нахмурилась Рисса. — Я не уверенна в реакции брата.

— Ну что ж. Вот и узнаем. Рисса, это самый надёжный и простой способ доставить ему сообщение. Разве вся его корреспонденция не проходит через секретарей?

— Я не знаю. Скорее всего да. У мамы было так.

— А письмо от князя, особенно с такой пометкой точно сможет прочесть лишь король Фриделис. Так что тайна вашего нахождения станет известна лишь ему, — терпеливо объяснил ей мужчина.

— Пожалуй вы правы, дан. Благодарю вас.

— Не за что, девочка. Давайте сюда ваше послание.

Она свернула исписанный лист и протянула его мужчине, чтобы увидеть, как тот сразу же запечатал письмо, капнув сверху сургуч и приложив свою печать.

— Ну вот и всё. Что ж, доэнни Рисса. Предлагаю вам посвятить этот день отдыху. Уверен, мои сыновья с радостью составят вам компанию. Да и Шэн рвётся снова увидеться с вами. Никакие государственные дела его не удержат. А я, как только будет ответ, сразу же дам вам знать. Насчёт данны Нианон, тоже расскажу всё, что узнаю, тогда и будете решать, как дальше, — дан Айсар умолк, снова разглядывая её.

— Я, наверное, пойду, — она нерешительно попятилась назад.

— Идите, — хмыкнул он.

— Спасибо вам ещё раз.

Мужчина промолчал, безмолвно наблюдая, как она покидает его кабинет. Потом вздохнув, прикрыл глаза. Что же делать с этой малышкой? И ещё этот страх в её огромных сине-зелёных таких притягательных глазах. Надо попросить мальчишек показать ей своих зверей, может привыкнет и перестанет бояться. Потом взглянул на письмо в руках. Надо сегодня же отправить. Свержение Фриделиса не в их интересах.

Рисса же в это время вернулась в свою комнату. Чем заняться она пока не знала. Как-то не задумывалась до этого времени, что будет делать, когда наконец-то доберётся до Аданата. Главное было выжить. Села в уютненькое золотисто-кремовое кресло у окна и, уставившись куда-то вдаль, крепко задумалась. Можно, конечно, принять приглашение данны Нианон. Но дан Айсар прав. Конечно, та принесла клятву, но всегда можно найти обходные пути, ведь правда? И она ничего не сказала про Фрида и не клялась насчёт него. Интересно, как там брат? Только бы с ним всё было в порядке.

А что делать, это не такой уж сложный вопрос. Надо учиться магии, раз уж она у неё пробудилась. Как вариант можно пойти в эту княжескую академию, но это после того, как Лэардо проверят её родственницу. Рисса хмыкнула. Интересно ведь получается. Почему-то этим оборотням она верит, даже главе рода. Иногда побаивается, но всё равно верит. А вот кровной родственнице нет. Хочется, но не верится.

Ну а пока ничего не известно, она может почитать. Наверняка ведь в библиотеке в этом доме найдётся что-то про магию. И почему она дома не учила этого? Но её дар спал и необходимости изучать теорию магии у неё не было, тем более хватало других предметов изучения. Приняв решение, подхватилась с кресла и решительно направилась в библиотеку. Выйдя из комнаты, зашагала по коридору, погружённая в свои мысли настолько, что не сразу заметила выходящего из соседних покоев дана Айсара. Лишь налетев на мужчину, испугано выдохнула и дернулась назад, путаясь в собственных ногах. Большие руки снова легли ей на плечи, удерживая от падения. Щёки тут же вспыхнули досадливым румянцем, ей претила мысль о собственной неуклюжести.

— Осторожней, доэнни.

— Простите, я задумалась и не заметила вас, — она смущённо улыбнулась, пытаясь загладить свою реакцию.

— Я вижу. Куда-то спешите, Рисса?

— Да, — и тут она вспомнила, куда направлялась — Дан Айсар, я хотела попросить у вас разрешения воспользоваться вашей библиотекой? — она осторожно шагнула назад, и он отпустил её, опустив руки.

— Вас интересует что-то конкретное? — мужчина с интересом наблюдал за ней.

— Да. Что-нибудь из общей теории магии для начала.

— Вот как?

— Я ведь вам рассказывала про свой пробудившийся дар. Ну по крайней мере близнецы утверждают, что он у меня есть. Но я сама ничего о нём не знаю. И вообще магию не изучала.

— Дар у вас есть. Я это отчётливо вижу. И его действительно нужно развивать. Потенциал очень хороший.

— Так я могу пользоваться вашей библиотекой? — спросила она снова, с надеждой

— Да, конечно, — кивнул хозяин дома, увлекая её в сторону лестницы. — Вы ведь помните, где она расположена? Я сейчас отправляюсь во дворец, буду только поздно вечером, так что, если возникнут какие-либо вопросы можете смело обращаться к близнецам, они с удовольствием помогут. Ваше письмо будет отправлено уже сегодня.

Признательная улыбка сама собой расцвела у неё на губах. А ещё внезапно подумалось, что хорошо вот так быть рядом с большим и сильным мужчиной, на которого можно смело положиться. И его рука на талии не вызывала никакого неприятия. Скорее, наоборот приятное волнение. Они спустились на первый этаж, и девушка уже более уверенно направилась в нужную ей сторону, пожелав дану хорошего дня. Тот же, проводив её задумчивым взглядом, шагнул в собственный портал.

Библиотека впечатляла размерами и количеством книг и рукописей. Множество полок, уходящих к высокому потолку, уютные кресла возле небольших столиков, и мягкий свет, льющийся из стрельчатых окон. На одном из таких столов она увидела несколько увесистых широких книг и, предположив, что это каталоги, с удовольствием обнаружила, что не ошиблась. Пролистав несколько страниц и разобравшись с общим принципом, быстро нашла интересующий её раздел и выбрала несколько книг, которые показались ей подходящими. Затем дело стояло за малым. Ей повезло и даже не пришлось карабкаться на специальную передвижную лесенку, нужные книги нашлись на нижних полках. Перенеся все на один из столиков, с удовольствием уселась в глубокое кресло и открыла первый учебник по базовым основам и принципам магии. Поначалу чтение давалось с трудом, то и дело отвлекали различные мысли, в основном о брате и его реакции на её письмо, потом почему-то о дане Айсаре и том, как часто он на неё смотрит, но вскоре Рисса полностью сосредоточилась и даже увлеклась, не замечая, как летит время. Молодой пытливый ум с удовольствием впитывал новые знания и девушка, расслабившись, с удовольствием привычно погрузилась в учебу.

 

Глава 13

В столице Вестории, Бастэне, было неспокойно. Молодой король, принявший власть у пожертвовавшей собой матери, не щадил тех, на кого падало подозрение в заговоре против королевского дома. На площади болтались висельники, да и гильотина не стояла без дела. Запах тлена и смерти преследовал прохожих, забивался в ноздри, выворачивал на изнанку, не позволяя забыть о трагедии в королевской семье. Люди ходили по улицам, втянув головы в плечи, придавленные витающей в воздухе магией, отдающей перчинкой безумия. Король мстил.

Нашли виновных в смерти лорда-консорта Дагаста. Дознаватели лорда Рикса денно и нощно пропадали в пыточных, ведя допросы, но, к сожалению, все эти мелкие сошки не знали даже, на кого работают. Когда стало понятно, что ничего важного от них не узнать, король приказал всех вздернуть. Та же участь постигла группу магов, которые оказались замешаны в создании выкосившей стольких людей чёрной гнили, правда до виселицы дожили не все. Пожелавший лично присутствовать на допросе Фриделис не сдержался и порешил как минимум двоих самолично на месте. Многие потом шептались, что король сошёл с ума в своём горе и ярости.

Не добавило ему милосердия и известие о том, что его любимая младшая сестра пропала, а весь сопровождавший её отряд погиб. Осмелившийся сообщить дурную новость агент, едва унёс ноги, когда взбесившаяся мощь Источника вырвалась из-под контроля разъярённого монарха. Никто не знал, какой ценой давался молодому правителю контроль над собой и доставшейся ему силой. Лишь глубокое внутреннее ощущение, что хотя бы последний родной человек, его маленькая сестра жива, удерживало его в здравом рассудке. Но об этом он тоже никому не говорил. Рисса должна выжить! Фрид даже не допускал мысли о другом исходе, понимая, что это его доконает.

Посланные на место сражения люди изучили все следы и пришли к выводу, что принцесса сумела уйти. Пытались отследить её путь и даже нашли постоялый двор, где она останавливалась. Допросили хозяина и прислугу. Те описали всех постояльцев и, хотя девушек среди них вроде бы не было, агентам не составило труда вычислить принцессу. Но дальше её след терялся.

Фриделис выслушивал доклады ищеек с промораживающим до костей взглядом, сжимая кулаки, и заставляя бывалых агентов службы безопасности внутренне мертветь от ужаса. Безумно тяжело королю было удерживать в узде силу Источника, когда в душе бушевали ярость, злость, тревога и разъедающее внутренности чувство вины. В ледяных синих глазах плескалась необузданная и сумасшедшая мощь, которая, казалось, вот-вот вырвется из-под власти своего носителя и снесёт всё и всех на своём пути.

Прошло уже две недели с тех пор, как Марджорис уехала из Бастэны. Фриделис стоял возле окна в своём кабинете, том самом, который раньше служил его матери. Кроме рабочего места от королевы Фелисианны ему досталась и помощница. Леди Амиррэя Тэнард одна из немногих, кто осмеливался показаться королю на глаза даже с плохими новостями. И пускай вымораживающий взгляд молодого правителя и её порой пугал до дрожи, она привычно прятала это чувство под маской сдержанной невозмутимости. Вот и сейчас в приёмной дожидался очередной ищейка и девушка, собравшись с духом, постучала в двери королевского кабинета.

— Войдите.

— Ваше величество, к вам посетитель. Ищейка, говорит — есть новости о вашей сестре.

Король обернулся и посмотрел на своего секретаря. Холодные глаза сузились в гневном прищуре.

— Я ведь приказал остановить поиски, — ровный и лишённый эмоций голос подсказал Ами, что магу вряд ли поздоровится, какие бы сведения он не принёс. Девушка постаралась ответить так же ровно.

— Я знаю, ваше величество. Что мне ответить?

— Пускай зайдет, — и снова уставился в окно.

— Слушаюсь, ваше величество, — она с показным спокойствием вышла, тихо прикрыв за собой двери.

приёмной сидел невзрачного вида русоволосый мужчина, нервно постукивающий пальцами по коленям. Стоило Ами выйти он тут же поднял на неё белесые глаза. Она с некоторым злорадством отметила судорожно-сжатые бледные губы. Почему-то именно ищейки вызывали у неё острую неприязнь.

— Его величество примет вас. Прошу пройти в кабинет.

— Благодарю, леди, — маг подорвался со своего стула.

Девушка посторонилась, пропуская неприятного субъекта к двери. Тот, постучав, скрылся в кабинете. Ами же сразу села за свой рабочий стол и занялась корреспонденцией, поневоле прислушиваясь к происходящему за дверью.

В это время Фрид с некоторым чувством презрения рассматривал нервного человечка, склонившегося перед ним. Ощущалось что-то гнилое и скользкое в том, как подобострастно кланялся он и смотрел на своего монарха, пряча животный страх за лживой улыбкой.

— Моё глубочайшее почтение, ваше величество. Это огромная честь для меня видеть вас лично…

— К делу, ищейка, — грубо оборвал его король, скривившись. — Какие сведения о принцессе ты мне принёс? И откуда они взялись, если я приказал прекратить поиски?

— Ваше величество, я чисто случайно нашёл следы её высочества и, конечно же, не мог не сообщить вам.

— Говори.

— Принцесса направлялась на восток. Останавливалась на небольшом постоялом дворе в половине дня пути от Паонэша.

— Это мне и так известно, — холодно бросил Фрид, чувствуя, как глухо ворчит голодным зверем внутри сила Источника. Этот маг ему очень не нравился. Всё отчётливей чувствовалась в нем мерзкая гнильца.

— О да, конечно, ваше величество, — подобострастно поклонился тот. — Но я наткнулся на следы принцессы на пути к Паонэшу. Она почему-то свернула с тракта в лес. И там на приличном расстоянии от дороги в овраге на неё похоже напали. Я нашёл следы её крови.

В следующее мгновение король молниеносно преодолел расстояние между ними и на горле ищейки сомкнулся стальной захват судорожно-сжатых пальцев, поднимая никчемного человечишку над полом.

— Что ты сказал? — в синих глазах полыхал бешеный огонь.

— Я просто нашёл следы… — прохрипел ищейка, бесполезно барахтаясь в беспощадной хватке.

— А саму Маррджорисс? — прорычал Фриделис.

— Нет. И на этом месте её следы исчезли, — маг уже синел, выпучивая глаза, неспособный вырваться.

— Кто тебя послал? — синее пламя закручивалось в вихри.

— Никто. Я сам…

— Не ври! Кто приказал искать? — магия начала выходить из-под контроля. По рукам побежали тёмно-синие всполохи.

— Никто, — беспомощный хрип вызвал лишь новую волну ярости.

— Врёшь! — рычание сотрясло грудную клетку, ищейка конвульсивно задергался в его руках, когда его кожа начала плавиться и гореть под беспощадными потоками силы Источника. Из глотки несчастного вырвался истошный хриплый крик, раскаленным ножом врываясь в мозг короля и разрушая последние бастионы самоконтроля.

— Ваше величество, — испуганный шепот откуда-то из стороны на миг отвлёк мужчину от пожирающего его изнутри пламени, заставив оглянуться на звук.

Прижавшись к двери и судорожно сжимая руки, на него смотрела леди Амиррэя. Моргнул, пытаясь вернуть контроль, сжал зубы, сосредотачиваясь на испуганных голубых глазах.

— Ваше величество, я могу вам чем-нибудь помочь? — он прекрасно видел, чувствовал, что девушка боится, но тем не менее она храбро встретила его взгляд.

— Я не знаю, Ами, — в его голосе всё так же звучало хриплое рычание. Но она слышала и нестерпимую муку.

— Может вы выбросите это? Мне кажется, он мёртв, — она кивнула на обмякшее тело в его руках. Фрид тоже перевёл взгляд на осмелившегося принести ему дурные вести. Почерневшее лицо и в ужасе выпученные, застывшие, глаза не оставляли сомнений в данном утверждении.

— Ами тебе не стоит здесь находиться. Это опасно, — он попытался разжать сведённые в судороге пальцы. Внутри всё ещё бушевала необузданная бездна, голодная и злая, недовольная тем, что кто-то посмел вмешаться и остановить. Остатки контроля трещали под сокрушительным напором. Но рядом с этой девушкой он находил ещё силы держаться. Что-то в ней всегда звало его пропащую душу обратно.

— Ваше величество, я верю, что принцесса жива. Вы ведь чувствуете это, правда? — тихо проговорила Амиррэя, сама не веря своему безрассудству. Она была слабеньким магом, и бурлящая вокруг короля магия больно жалила кожу, поднимала волосы дыбом не оставляя сомнений, что с ней случится, если он сорвётся. — Вы ведь нужны ей. Вы нужны нам, ваше величество. Она жива. Я верю.

— Я знаю, — прохрипел Фриделис, всё-таки разжимая пальцы. Обожжённый труп ищейки с глухим стуком упал на пол. — Но мне так тяжело удерживать это в себе. — он пошатнулся, и девушка инстинктивно дернулась к нему, но остановилась, когда он вскинул руку. — Не подходи. Я ещё не контролирую себя. Позови коммодора Макки.

Больше книг на сайте -

— Хорошо, ваше величество, — она развернулась к двери, чтобы покинуть кабинет, но в последний момент остановилась и посмотрела на склонившего голову молодого мужчину, придавленного непосильной ношей. — Я верю в вас, мой король.

Фрид дёрнулся, но не поднял глаз, лишь зажмурился, загоняя внутрь жалящие потоки взбесившейся магии. Сегодня он сумел остановиться. Но что будет завтра? Слишком сокрушённым и раздавленным он был, когда пришлось принимать Источник. Смерть матери и отца сделали его беззащитным перед этой мощью и теперь он вынужден был сражаться каждый день, каждый час, каждую минуту за контроль над дарованной ему силой и за собственный рассудок. Скольких он уже убил и приговорил к смерти? Но у него в душе не оставалось места сочувствию. Смерть предателям! Рычание снова вырвалось из груди.

Нет! Лучше вспомнить о сестре. Его маленькая Рисса. Где-то там она сражается за жизнь. Она жива. Это правда. Чувствует это своим нутром. Но в безопасности ли? Может её поймали, чтобы использовать против него? Может она в плену? Перед глазами снова поплыли синие всполохи. Тряхнул головой, прогоняя страшные картины измождённой замученной сестры.

"Я верю в вас, мой король". Если бы он ещё мог поверить. Мать тоже в него верила. Он не имеет права подвести её. Он обещал, что справится. У него нет другого выхода.

Щёлкнул замок.

— Что случилось, Фрид?

Его единственный друг Йен смотрел на него, не пряча тревоги. Потом перевёл взгляд на тело у его ног.

— Кто это?

— Тот, кто рискнул ослушаться моего, а потом ещё и сообщить мне дурные вести, — криво ухмыльнулся король.

— Расскажешь?

— Сейчас. Дай, приду в себя.

— Опять сорвался? — скорее констатировал, чем спросил Йен.

— Если бы я сорвался, ты бы это знал, — рыкнул в ответ Фрид, буравя друга предостерегающим взглядом.

— Ты знаешь, что я имею в виду, — Йен встретил этот его взгляд спокойно.

— Знаю, — Надо взять себя в руки. Надо. Нельзя становиться безумцем, сносящим головы направо и налево за один кривой взгляд. А может он уже таким стал.

— Так кто это? — повторил вопрос коммодор.

— Ищейка. Пришёл рассказать мне, что случайно обнаружил следы Риссы. Утверждал, что там была её кровь.

Йен помрачнел. На лице заиграли желваки.

— Где?

— В нескольких часах езды от Паонэша, — пальцы сжались конвульсивно, в мыслях замелькали страшные картины. Мотнул головой, прогоняя их.

— Соврал?

— Насчёт этого нет, — Фрид зашёл за свой стол и опёрся в столешницу кулаками.

— А насчёт чего тогда?

— Насчёт того, что его никто не посылал.

— Ты смог узнать кто? — заинтересованно вскинулся коммодор.

— Нет. Сила вышла из-под контроля. Ты прав, я сорвался. От одной мысли, что Рисса где-то там одна ранена и беззащитна у меня снесло крышу, — он з силой впечатал кулак в темную древесину. Все они сдыхали, держа язык за зубами. Кто же ими управляет?

— Понимаю, — выговорил Йен, мрачно рассматривая почерневший труп. — Надо позвать Рикса. Старый лис может найти какие-то ниточки, которые помогут нам. Может кто-то из его ищеек знает этого.

— Да. Ты прав. Скажи Ами пускай вызовет его, — Фрид устало уселся в кресло. Потёр глаза и запустив руку в волосы обречённо вздохнул. — Йен, я, кажется, не справляюсь. Источник рвёт меня на куски.

— Фрид, должен ли я тебе напомнить, что у тебя нет выбора? Вся Вестория зависит от твоей способности обуздать Источник. Или ты предлагаешь переложить эту ношу на плечи Риссы?

— Я боюсь за неё, Йен. Не нужно было её отсылать, — молодой король горько усмехнулся. — Я самонадеянно думал, что так уберегу сестру, а на самом деле подверг её ещё большей опасности. И теперь я не знаю, где она, что с ней, и это выворачивает мне кишки наизнанку.

— Рисса — сильная девочка. Она должна справится. И если ты сорвёшься окончательно, этим ты ей никак не поможешь.

— Я знаю, друг, — Фрид поджал губы, а затем решительно заявил. — Иди вызывай Рикса. Жаль у нас некроманта нету, чтобы допросить эту гниду.

Йен, кивнув, вышел в приёмную, где на него выжидающе уставилась леди Амиррэя. Красивая у Фрида помощница. Не Рисса, конечно, но тоже ничего. Среднего роста, стройная с пышными формами в нужных местах, голубоглазая и с густой копной длинных русых волос. Успокаивающе улыбнулся испуганной встревоженной девушке.

— Всё в порядке, уважаемая Ами. Гроза миновала. Король велел вызвать лорда Рикса.

— Хорошо, коммодор. Сейчас позову, — она облегчённо улыбнулась и быстро подхватилась со своего места, спеша выполнить поручение. Король в очередной раз справился с собой и на душе у неё полегчало. Когда леди Тэнард спешила по коридорам дворца в поисках главы службы безопасности на лице у неё блуждала почти счастливая улыбка.

Лорд Рикс явился в королевский кабинет так быстро, как только мог. Обозрев картину на полу, деловито уточнил детали произошедшего, кое-что даже записал в свою неизменную записную книжку, затем вызвав парочку своих агентов, велел унести тело в подвальные помещения, где у службы безопасности имелись прекрасные условия для изучения тел и прочих улик.

— Ваше величество, у меня к вам настоятельная просьба постараться оставлять в живых таких вот субъектов. Хотя бы до тех пор, пока они не поделятся с нами всей доступной информацией.

— Я учту, лорд Рикс, — криво улыбнулся Фриделис.

— Я так понимаю, вы считаете, что этого человека к вам послали с определенной целью?

— Я в этом уверен. Меня провоцируют.

— Если это была провокация, то она почти удалась, — констатировал главный безопасник, пристально изучая своего сюзерена. — Может всё-таки стоит продолжить поиски принцессы? Мне кажется, для вашего спокойствия и самоконтроля будет не лишним знать, что она в безопасности.

— Нет, — король, обхватив голову руками, на мгновение сжал волосы в кулаки, не обращая внимания на болезненные ощущения. — Я не хочу никого пускать по её следу.

— А если её высочество уже нашли и ей требуется помощь? — прищурившись, спросил лорд Рикс.

— Если бы её нашли, мне бы уже точно предъявили мою сестру живую или мёртвую. Ведь цель — я, мой трон. Им нужно чтобы я сорвался, — прорычал Фрид, с трудом сохраняя концентрацию.

— Вы так в этом уверены?

— Иначе я не вижу в этом смысла.

— Ну что ж. Если это ваше окончательное решение, мне остаётся только работать с тем, что есть. Позвольте удалиться.

— Идите. Лорд Рикс, я к вечеру ожидаю увидеть доклад на своём столе.

— Конечно, ваше величество.

Седовласый мужчина, поклонившись, покинул кабинет. На минуту задержался в приёмной возле стола секретаря, с интересом рассматривая Амиррэю.

— Я слушаю вас, лорд Рикс, — девушка вопросительно подняла взгляд.

— У меня сложилось впечатление, что именно вы смогли привести в чувство его величество.

— Вы преувеличиваете, лорд, — Ами не смогла сдержать смущённого румянца.

— Отнюдь. Вы поступили очень храбро, вмешавшись в происходящее, — он одобрительно улыбнулся. — Могу ли я рассчитывать, что вы и дальше не бросите своего короля на растерзание собственным демонам?

— Конечно, лорд, — постаралась не выдать своих чувств голосом девушка.

— Я рад, — затем склонился в вежливом поклоне. — Моё почтение, леди Тэнард.

— Всего доброго, лорд Рикс.

Ами проводила безопасника задумчивым взглядом. Затем опустила голову, не сдержав расстроенного вздоха. Ей не хотелось думать, что её чувства настолько очевидны. Даже самой себе она не признавалась, насколько небезразличен ей её король. Притом уже давно. Ещё работая с королевой Фелисианной, она украдкой любовалась часто приходящим к матери принцем, тайком вздыхая и иногда позволяя себе помечтать о несбыточном. Сейчас же, будучи его личным секретарём, она получала удовольствие хотя бы от того, что была рядом и могла хотя бы помогать и, что уж там таить, видеть его каждый день.

Разбирая бумаги, девушка не сразу обратила внимание на мелодичный перезвон, доносящийся от небольшой почтовой шкатулки, которая стояла на отдельном столе в углу комнаты. Удивлённо подняла брови. Этот артефакт принимал магическую почту от правителей из соседних держав. Большей частью из Аданата. Его величество, насколько ей было известно, не ожидал никаких вестей. Интересно что же там такое срочное?

В шкатулке лежало три письма, все помеченные " срочно, лично в руки…". Даже не раздумывая, направилась к королевскому кабинету. Вскрывать и читать такие точно не её дело, даже если бы не было магической защиты. Постучать даже не успела. Дверь распахнулась, пропуская коммодора Макки.

— Моё почтение леди Тэнард, — поклонился мужчина, уступая ей дорогу, а сам покидая кабинет.

— Ваше величество, вам письма из Аданата с пометкой "срочно и лично в руки", — она застыла перед столом, рассматривая хозяина кабинета. Даже запавшие глаза и растрёпанные волосы не портили его. Поймала себя на желании пригладить непокорные кудри. И поспешила спрятать эту мысль за опущенными ресницами.

— Давай сюда. Что это Шэанарду неймётся? Или это Лэардо? — устало откинулся Фриделис на спинку кресла.

— Не знаю, ваше величество. Здесь три письма, — она положила запечатанные послания перед ним на стол.

— Спасибо, Ами. Можешь идти, — он уже распечатывал первое.

Девушка, кивнув, развернулась уже к выходу, когда её остановил его голос.

— Спасибо, Ами. Что вернула меня. Но ты не должна была так рисковать, — оглянувшись, она встретилась взглядом с его синими, сейчас такими безжизненными, глазами.

— Я не могла иначе, мой король. — ответила она спокойно, строго следя за своим голосом. И поспешила выйти, надеясь, что это не выглядело, как бегство.

Фрид задумчиво проводил девушку глазами и с удивлением отметил крохотную теплую искорку, зажёгшуюся у него в груди. Грустно улыбнулся. Пока что у нет права на чувства и привязанности. Нельзя давать врагам ещё один рычаг давления на него. Мотнул головой, прогоняя ненужные мысли, и сосредоточился на письме. Шэанард заверял его в своей полной поддержке и предлагал прислать в помощь магов. Об этом нужно подумать. В Аданате маги сильнее и есть даже некроманты. Может действительно воспользоваться предложением. Шэн ему нравился. Немного напрягал его первый советник Айсар Лэардо. Они встречались несколько раз, и от чёрных провалов этих глаз пробирала дрожь. Тут Фрид скривился. Его самого сейчас пугаются ничуть не меньше, если не больше. Бывший регент княжества Аданат хотя бы контролирует свою силу, не то, что он.

Второе письмо было от этого самого советника, а вот третье никак не подписано, но ему неудержимо захотелось взять его в руки. Что-то такое родное почудилось в этот момент, что молодой король, не теряя времени, вскрыл конверт и неверяще уставился на такие знакомые ровные изящные буковки. Никогда и ни с каким другим он не спутает почерк сестры. Выйдя из оцепенения, начал лихорадочно вчитываться в ровные аккуратные строчки. По мере прочтения еле сдерживал шквал рвущихся наружу эмоций. Значит, на неё действительно напали. Ищейка. И кто же эти случайные знакомые? О леди Нианон он ничего не знал. Мать уверила его, что ей можно доверять, и у него тогда не было оснований не верить. Вот значит как? Сестра не признавалась, где именно сейчас находится, но способ, которым пришло её послание весьма неоднозначно намекал на личности её спасителей. Детское же прозвище, которым Рисса подписалась не оставило сомнений в подлинности данного письма. Закончив, перечитал ещё раз, неосознанно поглаживая пальцами лист бумаги и даже не осознавая, насколько легче ему стало дышать. Словно непомерная тяжесть упала с плеч. Нет, полностью тревога о сестре не исчезла, но теперь он хотя бы знал, что Рисса жива и в относительной безопасности, как она сама утверждает.

Спустя некоторое время вспомнил о третьем письме и нетерпеливо схватился за него. Шэанард ничего не писал о Риссе. Может хоть дан Лэардо прольёт свет на происходящее. Его ожидания оправдались. Княжеский советник подтвердил, что принцесса Марджорис сейчас в Аданате и является гостьей в его доме, а также он сообщил, что ей обещана защита всего его рода. Эта новость вызвала недоумение у читающего Фрида. Оснований не верить у него не было. Другое дело, что его сильно заинтересовали причины, по которым этот жуткий оборотень принимает такое живое участие в судьбе весторийской принцессы. Айсар не из тех, кто делает что-то просто так. Какой же у него интерес?

Почему-то вспомнился давний разговор тогда ещё регента и королевы Фелисианны о возможном браке между Риссой и князем Шэанардом. Неужели в этом всё дело? Не уверенный в своём отношении к такой возможности, Фриделис решил для начала разобраться в ситуации. Поэтому немедля придвинул к себе писчие принадлежности и взялся за ответное письмо. Единственное, что не вызывало у него никаких сомнений, это то, что никому говорить о прочитанном он не будет. Когда на карту поставлена жизнь сестры, доверия нет ни одному человеку.

 

Глава 14

За неожиданно увлёкшим её процессом учёбы, Рисса даже не заметила, как пришло время обеда. Базовый учебник, с которого она начала, оказался весьма доступно и понятно написанным. Возможно, сыграло роль то, что она с младенчества общалась с братом-магом, но теория давалась ей легко. Практика же совсем другое дело. Ощущать магические потоки у неё пока получалось спонтанно, тогда, как сознательно, сколько она не сосредотачивалась, ничего не выходило. Разочарованно вздохнув, девушка решила спросить совета у близнецов попозже и продолжила чтение. За разбором классификации магических способностей время пролетело стремительно.

Отвлекла её служанка, заглянувшая в библиотеку. Принцесса даже не сразу услышала, что к ней обращаются. Рассеянно подняла голову и непонимающе взглянула на молоденькую горничную в форменном платье.

— Доэнни, обед готов. Где вы желаете, чтобы вам накрыли стол?

Рисса удивлённо подняла брови.

— А разве я одна буду обедать?

— Да, доэнни. Доннэ Кассиан и доннэ Закариан ещё не вернулись. А хозяин будет только вечером.

— Тогда, наверное, в малой столовой, — неуверенно выбрала принцесса. Ей как-то неудобно было распоряжаться в чужом доме.

— Хорошо, доэнни. Через четверть часа всё будет готово.

Рисса взглянула на большие напольные часы, стоящие возле двери, и кивнула. Горничная сразу же ушла, а она перевела взгляд на книги, решая, убирать их на полки, или оставить. Поскольку близнецы не объявились, после обеда лучше всего продолжить учёбу, всё равно интересней занятия у неё нет. Поэтому аккуратно сложив учебники, предварительно заложив страницу, на которой остановилась, девушка решила сначала сходить в свои комнаты и освежиться.

Спустя четверть часа Рисса зашла в малую столовую, где для неё уже накрыли стол. Возле стула ожидал невозмутимый камердинер. Лакей приготовился подавать блюда. Обедать одной в чужом доме ей ещё не доводилось, и принцесса не могла отделаться от неожиданного чувства одиночества. Видимо она слишком привыкла к присутствию близнецов, вот теперь и не хватает чего-то. Хотя, если уж быть честной с собой, она была бы очень рада и дану Айсару, и даже князю Шэанарду.

Затягивать обед девушка не стала. Быстренько поела и, поблагодарив слуг, поспешила вернуться в библиотеку. Она как раз остановилась на разделе о провидцах и даре предвидения и ей не терпелось продолжить чтение. Книги ждали её там же, где она их оставила, поэтому Рисса немедля снова уселась и открыла массивный учебник.

Оказывается, чисто провидческий дар встречался довольно редко, хотя многие маги обладали усиленной интуицией и слабыми способностями к предвидению. Рисса задумалась действительно ли она потенциальный провидец или это всего лишь крохи, прилагаемые к какому-то другому дару. И может ли она узнать что-то о ком-то другом, или только о себе? Прислушалась к внутреннему чутью, пытаясь расширить своё восприятие. Если верить ощущениям, ей сейчас точно ничего не угрожало, хотя в этом она и так особо не сомневалась.

Села поудобней и закрыла глаза, решая, кого выбрать для своего эксперимента. Сначала подумала о брате, но пришло опасение, что ей не преодолеть такое расстояние. Поэтому остановилась на близнецах, как самых близко знакомых ей здесь. Не уверенная, что именно нужно делать, постаралась успокоить мысли и представить Зака и Каса. Поймав картинку, сосредоточилась, стремясь почувствовать, где они и что с ними сейчас. Сначала ничего не происходило. Но она упёрто держала перед собой их образы, открывая своё восприятие по максимуму. И ей удалось. Сначала даже не поняла, что именно ощущает. Это было несколько по-другому, чём девушка привыкла, никакой тревоги, или страха, больше похоже на азарт… охоту, желание настигнуть и уничтожить. Ей показалось, братья преследуют кого-то, идут по следу. Рисса дернулась назад, ощутив щекочущее чувство опасности, и всё тут же исчезло. Досадуя на саму себя, попыталась ещё раз, но больше ничего не получалось.

Потёрла виски пальцами, осмысливая то, что удалось почувствовать. Интересно, это правда? Был лишь один способ проверить. Как только близнецы вернутся домой, она спросит у них. А пока что оставалось лишь читать дальше. Чем и попыталась заняться, но её прервал стук в дверь. Повернув голову, увидела на пороге Гастара, держащего какое-то письмо. На миг сердце зашлось в отчаянном ожидании, ей подумалось, что это ответ от брата. Но в следующее мгновение она уже поняла, что ошиблась. Почему-то пришла уверенность, что ответ ей может вручить только дан Айсар лично.

— Доэнни Рисса, вам пришло послание, — сообщил слуга и, подойдя, протянул запечатанный конверт.

— Спасибо, Гастар, — девушка повертела в руках письмо, пытаясь угадать от кого оно может быть. Пока ещё неясная тревога заставила её неосознанно нахмуриться.

Камердинер же вместо того, чтоб покинуть библиотеку, отошёл обратно к двери и замер там невозмутимым изваянием. Принцесса удивлённо вскинула брови. Мужчина же, заметив её взгляд, как ни странно, соизволил прояснить.

— В отсутствие хозяина и его сыновей, я отвечаю за вашу безопасность, доэнни.

— Вы думаете, письмо может быть опасно? — спросила с недоумением.

— Моё дело предупредить любые варианты событий. — сухо ответил Гастар.

Рисса снова перевела взгляд на конверт в руках. Сосредоточилась. Ну, для неё опасности, кажется, нет. Но тревога всё равно зудела где-то на краю сознания. Может из-за содержания? Решив больше не тянуть, вскрыла послание и принялась читать.

" Рисса, девочка моя, вынуждена тебя предупредить, что нам сейчас опасно встречаться. Мне кажется, за мной следят, и я рада, что ты находишься в безопасном месте. Постараюсь разобраться с этим, а пока будь осторожна, пожалуйста.

Данна Нианон."

Девушка судорожно вздохнула. Нет, нет только не это! Неужели из-за неё теперь в опасности мамина сестра? Она даже не заметила, как судорожно сжала побелевшими пальцами злополучный клочок бумаги. Ужасная догадка обожгла страхом. Неужели близнецы?..

Нет! Не может быть! Попыталась вспомнить, что именно почувствовала, когда настраивалась на них.

— Доэнни, с вами всё в порядке? Вы побледнели, — оказывается, она даже забыла о присутствии мажордома.

— Гастар, а скажите, когда вернутся доннэ Кассиан и доннэ Закариан? — постаралась говорить спокойно она.

— Они должны были вернуться к обеду, доэнни. Видимо задержались, — ровно ответил Гастар.

— Ясно, спасибо, — она сделала глубокий вдох, прогоняя неприятные подозрения. Это ведь ни о чём не говорит. Просто совпадение. Так успокаивая свои тревоги, Рисса заставила себя разжать сведённые в судороге пальцы и расправить скомканный лист бумаги. — Гастар, будьте добры сообщите пожалуйста, когда они вернутся. Мне очень нужно поговорить с ними. А сейчас я хотела бы побыть одна.

— Вы уверены, что вам больше ничего не нужно? — спросил слуга, с подозрением поглядывая на письмо.

— Уверенна. Пожалуйста… — она вымученно улыбнулась, пытаясь показать, что у неё всё в порядке.

— Хорошо, доэнни, — мужчина чинно поклонился и наконец-то покинул комнату.

Рисса облегчённо вздохнула и, откинувшись на спинку кресла, закрыла глаза. Сейчас ей уже было легче думать, и паника начала отступать. Даже если слежка, которую заметила данна Нианон, это действительно близнецы, это не означает, что женщине угрожает с их стороны опасность. В конце концов дан Айсар сам говорил, что соберёт всю информацию. И тут ей пришла в голову другая мысль. Она вспомнила дорогу и насколько легко братья скрывали своё присутствие. Конечно, ей были неизвестны способности тётки, но почему-то пришло понимание, что слежку со стороны Зака и Каса та бы просто не заметила. Кроме того, являясь в дом первого советника князя и раскрывая свою личность данна не могла не осознавать, что ею заинтересуются и будут проверять.

Поэтому Рисса вернулась к другим вариантам и тут снова почувствовала паническую дрожь. Если это не Лэардо, значит её настоящий враг. Теперь она уже готова была молиться всем богам, чтобы оказалось, что за её родственницей действительно следят либо близнецы, либо агенты советника.

Как ни пыталась принцесса избавиться от пугающих мыслей, тревога снедала её. Она боялась не за себя, а за неожиданно не чужого человека. Попыталась отвлечься, погрузившись в учёбу, но поняла, что читает одно и то же предложение по кругу. Вздохнула, признавая поражение, и закрыла книгу, заложив нужную страницу. Убрала на место учебники, рассудив, что сегодня уже вряд ли будет заниматься, и направилась к выходу, сунув мятую записку в карман штанов.

Стоило ей поднять руку к ручке, как та повернулась сама. Дверь распахнулась и на пороге показались близнецы собственными персонами.

— Рисса, солнышко, как ты тут? — заулыбался Зак. — Сильно соскучилась?

— Извини, мы неожиданно задержались, — добавил Кас, тоже глядя на неё с улыбкой.

Увидев их, Рисса неожиданно почувствовала огромное облегчение. Поддавшись минутному порыву, шагнула навстречу и уткнулась лбом в грудь стоящего впереди Зака. Оборотень на миг замер ошарашенно, затем обнял её за плечи.

— Эй, малышка, что случилось? — растерянно произнёс он.

— Скажите пожалуйста, где вы были сейчас? — она умоляюще посмотрела сначала на одного, потом на другого.

— Э-э-э… — замялся Зак.

— Рисса… — неуверенно начал Кас, но девушка тут же перебила его, опасаясь отказа.

— Пожалуйста, мне очень важно это знать, — она умоляюще сложила перед собой руки.

— Важно? Зачем Рисса?

— Я всё расскажу, только ответьте.

— Ну ладно, — вздохнул Зак. — Тем более, это всё равно тебя касается, — добавил он, заставив девушку побледнеть.

— Вы пытались отследить Нианон? — не выдержала она, сама не зная, какого именно ответа ждёт.

— Что? Зачем? Мы и так знаем уже кто она, где живёт и работает, — удивлённо вскинул брови Зак.

— Но ведь ваш отец сказал, что соберёт всю информацию на неё… — уже неуверенно продолжила Рисса.

— Ну и что? Для этого её не нужно отслеживать, — улыбнулся Кас, хотя его глаза оставались серьёзными, как всегда, подмечая больше, чем она хотела показать.

— Тогда кого же?

— Нам доложили, что в Кастаде появились неизвестные личности, которые задают интересные вопросы и кое-кого ищут.

— Меня? — девушка невольно вздрогнула.

— Ну-у, у нас есть все основания так считать, — Зак снова притянул её к себе, в намерении поддержать, одновременно с этим увлекая обратно в библиотеку. Кас прошёл вслед за ними, закрывая дверь. — Не бойся, Рисса, здесь ты в безопасности.

— Мы пытались отследить одного из ищеек. Надеялись, что удастся узнать от него, кому именно так приспичило принцессу найти, — хищно оскалился Кас.

Девушку усадили в одно из кресел, а сами устроились напротив. Две пары серых внимательных глаз уставились на неё, не оставляя иллюзий насчёт возможности скрыть обуревающие её чувства.

— У вас получилось?

— Не совсем, — поджав губы, ответил Кас.

— Что значит, не совсем? — удивилась Рисса.

— Когда он понял, что уйти не получится, проглотил какую-то дрянь и скончался.

— О боги! — девушка зажала рот рукой, пребывая в полном ужасе. — Это не укладывается у меня в голове.

— Видимо, перспектива сдать хозяина пугала его больше, чем собственная смерть. — Зак зло скривился.

Рисса опустила дрожащие руки на колени и замерла так, заставляя себя выровнять дыхание. Нет, она не поддастся страху!

— Что тебя беспокоит, девочка? — Кас потянулся и взял её за руку.

— Помимо охотящихся на меня ищеек, готовых на смерть ради своего хозяина? — она скептично и горько усмехнулась.

— Рисса, ты обещала рассказать! Помнишь? — мужские пальцы мягко сжали её ладонь.

— Да уж помню, — она вскинула голову и на миг прикрыла глаза, собираясь с мыслями. — Я сегодня пыталась почувствовать кого-то ещё, кроме себя… — умолкла, не зная, как отреагируют братья на её откровения. Запоздало подумала, что вряд ли им понравится, что кто-то может вот так видеть их действия.

— И что? — поторопил её Зак.

— Я настроилась на вас.

— Почему на нас? — в голосе Каса ей почудилась усмешка.

— Вас я лучше всего знаю здесь, — призналась, следя за выражением лиц оборотней.

— Ну в общем-то логично. И как, получилось? — с интересом спросил Зак.

— Да, ненадолго. Я почувствовала, что вы охотитесь за кем-то… — и она в подробностях рассказала свои ощущения.

— Хм-м. Интересно, — протянул Кас, продолжая держать её за руку. К своему облегчению девушка не услышала в его голосе признаков недовольства. — Ты поэтому испугалась?

— Не… нет, — она достала свободной рукой из кармана письмо от Нианон и протянула Касу — Вот.

Оборотень взял клочок бумаги и его ноздри дрогнули. Развернул, быстро пробежался глазами, отдал Заку. Тот тоже прочитал, но возвращать ей не стал.

— Покажем отцу. Интересно, как на неё вышли?

— Я не хочу, чтобы она из-за меня пострадала, — принцесса нервно сжала руки.

— Рисса, ты ни в чём не виновата. Данна Нианон, как сестра твоей матери, тоже может считаться препятствием на пути к вашему трону… точно так же, как и ты. — Кас говорил, не отводя от неё серьёзных серых глаз. — Мы приставим охрану к твоей родственнице и её семье. Кроме того, это возможность взять-таки кого-то из этих гнид, — хищно оскалился он, заставив её зябко поёжиться.

Зак же в этот момент повернул голову к двери и насмешливо вскинул брови.

— Кто бы сомневался, — пробормотал он непонятно о чём. — Вот неймется кому-то.

Кас же усмехнувшись уголком губ, хитро посмотрел на девушку.

— Рисса, а как тебе Шэн?

— Что? — непонимающе спросила она, сбитая с толку резкой сменой темы.

— Я спрашиваю, понравился ли тебе наш князь? — лукаво улыбаясь, повторил вопрос Кассиан.

— Вы что сговорились? — подозрительно прищурив глаза, она посмотрела на одного, потом на другого.

Зак состроил невинное выражение лица, которое совершенно с ним не вязалось. Его брат посмотрел на него сначала удивлённо, потом понимающе хмыкнул.

— Зак, чего я не знаю?

— Ну что ты, братишка? — хитро оскалился тот. — Я просто уже спрашивал у Риссы то же самое.

— Да? Как интересно. — и снова взгляд на неё. — Ну и?

— Что ну и? — притворилась она непонимающей, о чём идёт речь.

— Шэн тебе как? — терпеливо повторил Кас, уже не сдерживая веселья.

— Не знаю я! — с досадой выкрикнула Рисса. — При чём тут Шэн? Не до него мне!

— Вы убили меня наповал, принцесса! — услышала она и ошарашенно повернулась на голос.

Прислонившись к дверному косяку и сложив руки на груди, на неё возмущённо взирал тот самый Шэн. Девушка в ужасе почувствовала, как бледнеет. Она подхватилась с места и склонила голову в церемониальном поклоне.

— Ваше сиятельство, прошу меня простить за эту грубость. Мои слова были непозволительны, — ровным тоном произнесла, кусая губы от досады. Не хватало ей ещё нанести оскорбление правителю Аданата.

— Шэанард, Рисса. Мы ведь договорились, — князь хищно скользнул к ней и, аккуратно взяв за подбородок, заставил посмотреть себе в глаза, смеющиеся голубые озера. — Хотя, наверное, за ту рану, что вы нанесли моему сердцу, стоит потребовать от вас другого обращения. Что скажете, принцесса? — он лукаво подмигнул. — Шэн и на «ты».

— Я не могу… — смущённо пробормотала девушка, застигнутая врасплох.

— А я настаиваю, — улыбнулся мужчина и у неё даже дыхание перехватило. Всё-таки, он был очень хорош.

Но Рисса заставила взять себя в руки. Изящно шагнула назад, уходя от захвата его пальцев, и вежливо улыбнулась, стараясь не обращать внимания на предательский румянец.

— Шэанард, я польщена вашим предложением, но не думаю, что это уместно.

— Почему же? Чем я хуже близнецов? — сделал вид, что обиделся, этот рыжий обольститель. Но теперь она уже видела, что всё это лишь баловство.

— Ну что вы? Разве речь идёт о том, что кто-то хуже? — решила поддержать игру и посмотрела на него из-под ресниц, мягко улыбаясь. — Просто я не могу так фамильярно обращаться к малознакомому мужчине.

— Я был бы счастлив познакомиться с вами ближе, милая принцесса, — буквально мурлыкнул мужчина, делая шаг к ней и пытаясь взять за руку. Но Рисса снова ускользнула, спрятавшись за креслом. Так и застыла, настороженно поглядывая на князя. Как-то не по себе ей стало от его горячего взгляда.

— Кхе-кхе, — подал голос Зак. — Мы вам не мешаем?

— Нет, — вспыхнув ещё больше, воскликнула принцесса.

— Да, — одновременно с ней ответил Шэанард, хищно блеснув глазами.

— Какое поразительное «единодушие», — расхохотался Кас, рассматривая их застывшие фигуры. — Шэн, а как ты из дворца улизнул? Я думал у тебя дел невпроворот.

Князь, моргнув, перевёл взгляд на братьев. Затем, склонив голову, снова посмотрел на девушку, теперь уже без голодного блеска в глазах. Улыбнулся как-то рассеянно.

— У меня заслуженный перерыв, — сообщил он близнецам. — Кстати, Рисса, сегодня мы с дядей отправили письма вашему брату. Уверен, скоро будет ответ.

— Спасибо большое, Шэанард, — радостно улыбнулась девушка, сморгнув внезапно набежавшие слёзы, — Вы даже не представляете, как я вам благодарна.

— Да? — тут же заинтересовался мужчина, хитро прищурившись. — Может я даже могу рассчитывать на благодарный поцелуй… — и видя, как возмущённо вспыхнули её глаза, добавил: — В щёку?

Рисса негодующе уставилась на этого невозможного мужчину. Он же смотрел в ответ весело, по-мальчишески улыбаясь, и она не выдержала, почувствовав, как поневоле сама начинает улыбаться.

— Ну же принцесса! Всего лишь дружеский поцелуй в щёку, — подначил её рыжий.

— Ладно. — сдалась девушка, не устояв перед этой обаятельной улыбкой. — Будет вам поцелуй в щёку.

— И перейдём на «ты»? — решил не останавливаться на достигнутом хитрый князь.

— Хорошо, — лукаво улыбнулась принцесса.

— Ну вот! Я так и знал, что он своего не упустит, — вздохнул Зак. — Рисса, будь осторожна с этим ловеласом. Не заметишь даже, как охмурит тебя.

— Завидуй молча, — не остался в долгу Шэн и обратился уже к принцессе, показывая на свою правую щёку: — Я весь в ожидании, прекраснейшая.

Девушка, недоумевающе покачивая головой, вышла из-за своего ненадежного укрытия. И как её угораздило согласиться? Нерешительно приблизилась и посмотрела снизу вверх на замершего в ожидании мужчину.

— Шэанард… склонись пожалуйста, — попросила смущённо.

— Всё что угодно, принцесса, — заговорщически подмигнул и немедля наклонился к ней, сверкая белозубой улыбкой.

Рисса, не позволяя себе струсить, быстро поцеловала бородатую щёку и хотела уже шагнуть назад, но оказалась в плену сильных рук.

— Ах, принцесса, не могу устоять, — коварно улыбнулся князь, поднося её руку к своим губам.

— Шэанард, ты перегибаешь палку, — холодный голос дана Айсара заставил девушку резко дёрнуться из рук застывшего князя, словно её окатили ледяной водой из ушата. К счастью, тот не стал удерживать и Рисса буквально отпрыгнула от него, как можно дальше. Спрятавшись, на этот раз за спинами поднявшихся близнецов, осторожно посмотрела на князя и его советника.

— Дядя? — вопросительно изогнул бровь Шэанард.

Дан Айсар стоял в дверях и от его огромной фигуры веяло такой опасной тёмной силой, что испуганная девушка, зябко съёжилась, непроизвольно обхватывая себя руками. Раздался чей-то тихий всхлип и, только, когда все взгляды обратились к ней, она ошеломлённо поняла, что этот звук принадлежит ей.

— Простите… — она умолкла, наткнувшись на полыхающий тьмой взгляд.

— Не стоит, доэнни, — хозяин дома как-то криво усмехнулся. — Прошу прощения, что опять напугал. У меня для вас письмо. — Он протянул ей запечатанный конверт.

Девушка, вздохнув, с опаской пошла к нему. Мужчина же молча следил за каждым её шагом и в чёрных глазах ей чудилось ожидание хищника в засаде. Подойдя на расстояние вытянутой руки, остановилась и, не скрывая дрожи в руках и отчаянного волнения во взгляде, потянулась за таким желанным конвертом.

— А как же благодарственный поцелуй? — иронично спросил дан.

— Что? — Рисса непонимающе подняла на него глаза.

— Вы поблагодарили моего племянника. Мне кажется, я тоже заслужил… вашу благодарность, — лукаво улыбнулся мужчина — Разве нет? Или я слишком страшный для вас?

Девушка даже забыла, как дышать. Поцеловать дана Айсара? И снова этот вызов в его взгляде, словно он считал её недостаточно храброй для такого вроде бы несложного поступка. За спиной раздался чей-то смешок. Не став оглядываться, она дерзко шагнула вперёд. Глава клана Лэардо без просьб склонился к ней, мягко улыбаясь, и Рисса прижалась губами к смуглой коже его щеки.

— Благодарю вас, дан Айсар, — шепнула она, не обращая внимания на бешено колотящееся сердце.

— Я польщён, доэнни, — мужчина распрямился. Его глаза больше не пугали холодной тьмой, теперь в них плясали теплые искорки чего-то незнакомого и многообещающего. — Держите письмо. Думаю, вам не терпится прочитать ответ от брата. — Он вручил ей конверт и перевёл взгляд на Шэанарда и близнецов. — А мне нужно поговорить с племянником и сыновьями. Парни, жду вас в своём кабинете.

С этими словами дан развернулся и покинул библиотеку. Девушка трясущимися руками вскрыла послание и жадно уставилась на такой родной почерк. Как осталась одна, она даже не заметила, читая пляшущие перед глазами строки.

" Рисса, сестрёнка моя дорогая. Мне очень трудно выразить словами, насколько я рад был получить твоё письмо. Всё это время, не имея ни малейших сведений, где ты, как ты, жива ли, здорова, я держался лишь на вере в твою силу и способность справится с трудностями, постигшими тебя, родная. Я горжусь тобой, Рисса.

Теперь об остальном. О маминой сестре я ничего не знал. О любовнице Валиана и возможных бастардах тоже, но теперь докопаюсь до правды. Не беспокойся обо мне, я буду осторожен.

Мне бы очень хотелось узнать, как так получилось, что ты живёшь в доме Айсара Лэардо? И кто те спасители, о которых ты упоминала? Сестрёнка, будь осторожна. Оборотни, это не те, кто делает что-то просто так. У меня есть кое-какие предположения, почему княжеский советник так в тебе заинтересован. Возможно, он питает надежду на ваш брак с князем Шэанардом. Не буду давить на тебя своим мнением. Уверен ты способна самостоятельно принять разумное решение. Знай, я всегда на твоей стороне и желаю тебе счастья. Уверен, ты сможешь разобраться и в окружающих, и в себе. Верю в тебя, моя Пуговка.

С любовью твой старший брат."

Рисса перечитала письмо ещё раз, старательно пытаясь понять и прочувствовать все, что не договорил Фрид. Погладила пальцами бумагу, зажмурилась, настраиваясь и сосредоточенно вызывая перед глазами образ брата. Долгие мгновения ничего не было, а потом полыхнуло болью, безумием, яростью, горем, и таким почти болезненным облегчением, что она, всхлипнув, покачнулась и осела на пол, глотая горькие слёзы. Как же ему плохо! Бедный Фрид! Такой сильный и благородный! Что же с ним стало?!! Зачем всё это?!! Рыдания сотрясали её хрупкое тело, и принцесса закрыла глаза дрожащими руками, не способная справится с потоком разрушающих ощущений, хлынувших на неё. Как же он живёт с этим?

То ли хрип, то ли вой сорвался с её губ. Девушка начала заваливаться набок, теряя сознание, но её подхватили большие сильные руки.

— Что же ты делаешь, глупая? — удушающий поток чужой реальности резко прервался и она прерывисто вдохнула полной грудью. — Зачем лезешь туда, если ничего ещё не умеешь?

Всё ещё дезориентированная, она почувствовала, как её поднимают, бережно прижимая к себе. Тепло от большого сильного тела и внезапно оглушившее её чувство безопасности, после изматывающего, переполненного тревогами дня, вызвали непреодолимое желание свернуться клубочком в этих надёжных и нужных, как воздух, сейчас объятиях и наконец-то забыться крепким сном.

— Спи, малышка, — хриплый голос и невесомый поцелуй на волосах, это последнее, что ей запомнилось перед тем, как погрузиться в блаженную темноту.

 

Глава 15

Данна Нианон Сэйрано устало опустилась в любимое кресло в кабинете мужа. До чего же сложный выдался день.

— Что с тобой дорогая? — мягко спросил массивный темноволосый мужчина, сидящий за столом, поднимая на неё глаза, — Неужели студенты так замучили? Тогда мне, наверное, стоит вмешаться.

Женщина покачала головой, нежно улыбаясь.

— Ну что ты, Кираш! Кто меня после этого уважать будет? — затем на её лицо снова набежала тень — Дочь Фелисианны сейчас в Аданате.

Ректор Княжеской Академии магии и ведовства дан Кираш Сэйрано удивлённо вскинул брови.

— Принцесса Марджорис?

— Да. Я виделась с ней сегодня утром.

Губы на грубо высеченном лице недовольно поджались.

— Почему я узнаю об этом только сейчас, Нони?

— Ты бы меня одну не отпустил, — прямо посмотрела она ему в глаза.

— К племяннице? Ты меня совсем за зверя считаешь? — обиделся мужчина, потом задумчиво пожевал губу — А почему кстати она здесь, Нони? Я уверен, что не ошибусь, предположив, что девочку решили спрятать. Кто? Мать? Брат?

— Оба. Ну если уж быть точной, то всё-таки Лисси. Она дала дочери письмо, чтоб связаться со мной. Ни Марджорис, ни Фриделис обо мне даже не подозревали, — печально улыбнулась данна Нианон. — Такая вот последняя воля моей сестры. Она попросила защитить её ребенка.

— И где же она сейчас? В нашем доме? Наверное, девчонки в шоке, — иронично хмыкнул ректор.

— Нет. Рисса испугана и решила довериться другим защитникам. Оказывается, на неё дважды нападали по дороге в княжество, и девочка чудом осталась жива. — Нианон сжала на коленях руки. — В Вестории кто-то пытается захватить власть, Кираш. Дагаста убили не просто так, целью была моя сестра.

Мужчина помрачнел. На лбу появилась хмурая складка.

— И где же сейчас твоя племянница?

— Не поверишь. В доме Айсара Лэардо.

Глухой рык раздался в кабинете, мужчина резко подорвался с места, сжимая огромные кулаки.

— Что? Какого демона? — гаркнул он.

— Вот видишь, я же говорила, что ты не отпустил бы меня одну, — ничуть не испугалась этой вспышки женщина.

— Что она там делает? — попытался взять себя в руки ректор и говорить более спокойно.

— Её спасли твои племянники, — с нескрываемой иронией сообщила Нианон. — Собственно, они и доставили её в Аданат, попутно завоевав доверие и предложив защиту рода.

Кираш Сэйрано запустил пятерню в темно-каштановые волосы, неверяще качая головой.

— Вот же! — не сдержал одобрительного хлопка ладонью по столу. — Удачливые щенки! Как они там оказались, интересно? Хотя, что это я спрашиваю? Наверняка шпионили для своего отца. И конечно же эта хитрая сволочь не упустит своей выгоды.

— Ты немного несправедлив к нему. У меня сложилось впечатление, что Айсар вполне искренен в своём стремление оберегать девочку, — возразила Нианон, более известная как Нони Сэйрано, декан факультета ментальной магии Княжеской Академии и по совместительству жена ректора этого самого учебного заведения. Она вспомнила, как заботливо и мягко вел себя с маленькой принцессой зловещий оборотень, которого все боялись до дрожи. — Я не почувствовала в нём фальши.

Она не стала говорить, что эмоции, которые читались в сознании княжеского советника в присутствии юной Марджорис были очень далеки от безразличия или корысти.

— И всё равно, я считаю, что твоей племяннице там нечего делать, — бросил всё ещё разозлённый мужчина. — Нужно убедить её переехать к нам. Это будет более разумно, чем оставлять её на попечение Лэардо.

Нони глубоко вздохнула, собираясь с мыслями. То, что она собиралась сказать, скорее всего разозлит её любимого мужа ещё больше. И обеспокоит. Но скрывать нельзя. Опасность угрожала не только ей, но и их девочкам.

— Кираш, это ещё не всё. Думаю, Риссе пока что безопаснее оставаться там, где она сейчас находится.

— Почему? — насторожился мужчина.

— Мне сегодня показалось, что за мной следят, — ну вот, она призналась. Теперь с тревогой наблюдала, как сжались огромные кулачища и яростно сверкнули карие глаза. И хоть злился он не на неё, но всё равно стало не по себе.

— Ты уверена? — обманчиво спокойный голос.

— Настолько, насколько я могу быть уверенна в своих силах.

— Лэардо? — спросил, он, подняв бровь.

— Нет. Точнее от него тоже были, но от них не чувствовалось угрозы. Скорее всего, советник просто приказал собрать обо мне всю информацию, после моего визита, что было вполне ожидаемо, — она поморщилась. — Тут другое. Я чувствую опасность.

— Ох детка. И почему ты мне сейчас только это говоришь? Когда ты научишься доверять мне решение своих проблем?

— Прости, — вымученно улыбнулась данна деканнэса.

— Ладно. Раз так, тогда действительно, племянницу пока оставляем на попечении Лэардо, — не скрывая раздражения, выдал дан Сэйрано. — Какие твои мысли насчёт причины слежки? Думаешь это связано с Фелисианной?

— Уверена.

— Интересно, как о тебе узнали? За принцессой вряд ли смогли проследить, если она ехала с близнецами. Мальчишки реально сильны. Значит, кто-то из окружения твоей Лиссы пронюхал., - ректор, сложив руки на груди, начал расхаживать туда-сюда по кабинету. Была у него такая привычка. — Пожалуй, надо спрятать девчонок. И тебя желательно, — он бросил на неё быстрый взгляд.

— Даже не думай! — вскипела женщина, поднимаясь на ноги. — Им нужна дочь моей покойной сестры, а ты предлагаешь мне отсидеться в укрытии, когда на девочку охоту открыли?

Мужчина тут же оказался рядом, сгребая сопротивляющуюся жену в охапку.

— Тише, Нони. Не бузи! Я всего лишь предложил. У меня не вызывает сомнений, что ты не бросишь Риссу в беде. Только вот, что нам делать, чтоб помочь ей, уберечь тебя и не навести на её след преступников? Прежде всего, нужно предупредить…

— Я уже отправила ей письмо, — успокаиваясь, пробурчала женщина, положив голову на грудь мужчине.

— Умница, — большая рука легла на голову. — Сейчас мы порталом уйдём домой и немедля отправим Мелору и Феисию в Сэйрат.

— Они будут в ярости, — хмыкнула Нони, представив, как их дочери отреагируют на новость, что придётся пожить в уединённой крепости, расположенной на принадлежащем мужу скалистом острове. Хорошо, если Мелора не разнесёт дом. Темпераментом она явно в отца пошла.

— Ничего, потерпят, — ректор всё так же сильно сжимал в объятиях жену, успокаивая свои нервы, даже не пытаясь унять бушевавшую внутри тревогу за неё, всё равно не поможет. — Сейчас позову Бэзара, пускай откроет нам портал домой. Мне потом ещё придется основательно выложиться на переход для дочек.

— Угу. Зови, — но она продолжала стоять, прижавшись к мужу, заряжаясь его силой и поддержкой.

— Хм, — ласковые руки пробежались по напряжённой спине. — Мне начинает нравится мысль побыть дома одним без девочек, — сильные пальцы зарылись в густые чёрные волосы, заставив жену мурлыкнуть от удовольствия. Другой рукой поднял за подбородок и склонился к приглашающе распахнутым губам.

Поцелуй заставил супругов на некоторое время забыть обо всём. И оторваться друг от друга стоило труда.

— Кираш, нам пора. — прошептала Нони, как всегда, не в силах справится с желанием к этому мужчине. Её руки продолжали сжимать могучие плечи.

— Если бы не это, крошка, ты бы уже лежала на моём столе с поднятой юбкой. Так что цени мою сдержанность, — хрипло сообщил ректор, оглаживая аппетитные формы любимой женщины. — И как мне теперь подчинённым на глаза показаться?

— Давай я сама Бэзара позову, — понимающе хмыкнула она.

— Зови, — дан Сэйрано неохотно разжал руки, позволяя жене отстраниться. Та же, словно невзначай, скользнула рукой по выдающемуся твердому бугру, поднимающему его брюки, и довольно улыбнулась, услышав рычащий выдох.

Улыбка всё ещё блуждала на её губах, когда данна Нони выглянула в приемную и попросила секретаря позвать заместителя ректора. Видимо, дан Тарэш был в своём кабинете, так как вошёл спустя всего несколько минут. Ректор Сэйрано, не вдаваясь в подробности, объяснил, что ему нужно, и вскоре этот худощавый жилистый маг уже делал соответствующие пасы руками, открывая портал.

Супруги Сэйрано, оказавшись дома, первым делом позвали своих дочерей, чтобы сообщить им, что в целях безопасности, они немедленно отправляются в родовое поместье. Вдаваться в подробности и рассказывать о грозящей опасности и, тем более, о Марджорис, пока не стали. Девочки даже не представляли, кем являлась, пару раз навестившая их тётя Лисси. Четырнадцатилетняя Мелора и двенадцатилетняя Феисия, красивые своевольные девочки, так похожие на свою мать, выслушали отца с нескрываемым возмущением.

— Но отец, зачем нам это? Там невообразимо скучно, — начала старшая, поджав капризно губы. — Здесь тоже безопасно. Да и мы не беспомощные дети.

— Мела, это не обсуждается, — строго рыкнул дан Сэйрано. — Сейчас берёте самое необходимое и я открываю вам портал. Всё остальное вам доставят позже. Марш собираться!

— Мама, скажи же что-то, — взмолилась Мелора, смотря на данну Сэйрано большими несчастными синими глазами, тогда как более сдержанная Феисия взяла её за руку, пытаясь увести из комнаты.

— Извините девочки, но я полностью поддерживаю отца, — возразила Нони, стоящая немного позади мужа.

— Так нечестно! — рыкнула строптивица.

— Я всё сказал! — припечатал Кираш, сложив огромные ручищи на груди.

— Ну пойдём уже, Мела, — потащила сестру младшая. Она-то прекрасно видела, что с отцом сейчас бесполезно спорить. — Когда ты уже научишься держать свой норов в узде? — добавила она, когда они уже покидали комнату.

— Дерзкая девчонка, — вздохнул глава семейства — И в кого только такая? — многозначительно посмотрел на жену.

— Ну мне всегда казалось, что как раз в тебя, — лукаво улыбнулась та. — Пойду прослежу, чтобы быстрее собрались.

— Иди, кошечка моя, — рыкнул на этот раз игриво дан ректор, слегка шлепнув супругу по аппетитной ягодице, когда та проходила мимо. В ответ довольно услышал её низкий грудной смех.

Данна Нианон поднялась на второй этаж их дома и тихонько подошла к двери Мелориной комнаты, откуда доносились голоса дочек.

— Фэй, это несправедливо. Почему он нас отсылает, мы ведь способны постоять за себя, — продолжала злиться старшая дочь, вытаскивая из гардеробной вещи и яростно бросая их на кровать. — Да и неизвестно угрожает нам действительно что-то, или родители просто решили перестраховаться.

— Ой перестань, Мела. Ты же видела взгляд отца. Это точно не тот случай, когда с ним нужно было спорить. Ты ведёшь, себя как маленькая, — спокойно заметила Феисия, бросив на сестру хитрый взгляд.

Нони, наблюдающая за девочками, нежно улыбнулась, любуясь дочерями. Кираш прав. В Сэйрате они будут в безопасности.

— От маленькой слышу. Я старше, Фэй, и больше твоего имею право на своё мнение.

— Конечно имеешь, — мягко произнесла их мать, входя в комнату. — Но помимо мнения, я надеюсь, у тебя имеется ещё и здравый смысл.

— Мама, неужели это так нужно? — спросила Феисия.

— Да, девочки, нужно.

— Мам, а что случилось? — от проницательного взгляда младшенькой не укрылась тревога в родных глазах.

— Потом. Я расскажу вам всё потом. Сейчас нет времени. Фэй, иди тоже собирайся, я сейчас помогу Мелоре и приду к тебе.

Девочка кивнула, нахмурив брови, и о чём-то задумавшись отправилась в свою комнату. Старшая же сестра, уже немного остыв, тоже присмотрелась к матери.

— Прости, я снова погорячилась, — поколебавшись, выдавила из себя.

— Ничего, родная, — улыбнулась женщина. — Давай, помогу отобрать вещи. Сейчас придёт Сора и сложит всё.

— Мама, я чувствую, тебе больно. Что случилось? — Мелора упрямо сдвинула брови и попыталась отпустить на волю свой пока ещё нераскрытый дар.

— Мела, не надо. Ты будешь сильным эмпатом, но контролировать это пока не умеешь, и мои чувства, это не то, с чем ты сможешь сейчас справиться, — Нианон подошла и ласково обняла дочь.

— Скажи мне. Пожалуйста, — девочка прижалась в ответ, обхватив её руками за талию и положив голову на плечо.

— Ладно, — устало вздохнула Нианон. — Погибла моя сестра. Перед смертью она попросила защитить свою дочь Риссу…

— Тётя Лисси? — дернулась в испуге Мелора, слёзы навернулись ей на глаза — Дочь? У нас есть кузина?

— Да. Ей сейчас угрожает смертельная опасность и я хочу помочь, и отец тоже. Но нам будет трудно это сделать, если мы будем переживать о вас.

— А почему за нас нужно переживать? — спросила девушка.

— Тот, кто ищет Риссу, не остановится ни перед чем и может навредить вам, — всё-таки объяснила Нони — Поэтому мы с отцом решили спрятать вас временно, пока это всё не решится. Мы очень любим вас и не можем допустить, чтобы что-то случилось с вами. Ты понимаешь меня?

— Да, мама, — вздохнула Мела. — Я понимаю и больше не буду по этому поводу спорить. Ты познакомишь нас с этой кузиной?

— Обязательно. Она очень хорошая и я уверенна, что вы подружитесь. А теперь собирайся. Я позову Сору. И пожалуйста, никому, слышишь никому не говори, куда вы отправляетесь. Хорошо?

Нианон, дождавшись утвердительного кивка, в последний раз провела по темным волосам дочери и вышла из комнаты, прикрыв за собой двери. Когда обернулась, увидела, что к ней спешит молодая женщина. Миловидная невысокая оборотница-кошка уже несколько лет служила в их доме и для девочек была скорее старшей подругой, чем горничной.

— О, Сора, я как раз хотела тебя позвать. Моим дочерям нужно срочно собрать вещи в дорогу. Помоги Мелоре, потом приходи к Феисии.

— Хорошо, данна, — служанка не смогла скрыть мелькнувшее в глазах удивление. — Как много вещей нужно?

— Самое необходимое, остальное потом. — Данна ощутила слабый укол тревожного предчувствия, мимолётный и слишком короткий, чтобы разобраться в нём. Нахмурив брови, попыталась вернуть ускользнувшее видение, но ничего не получилось. Перед ней всё ещё стояла Сора, ожидая дальнейших указаний. Рассеяно произнесла. — Это всё. Можешь идти, — и отправилась к младшей дочери.

Фэй, как оказалось, уже успешно справилась со своей задачей. На кровати лежала аккуратная стопка отобранных вещей, а сама Феисия собирала в специальный деревянный чемоданчик свои художественные принадлежности. Девочка с раннего возраста увлекалась живописью. Не став мешать, Нианон напомнила дочери, что они с отцом ждут их в большой гостиной, и отправилась к Кирашу.

Тот сидел в своём любимом кресле, держа в руках стакан любимого виски и задумчиво рассматривая янтарную жидкость. Увидев жену, ласково улыбнулся и поманил её к себе, и как только она подошла, ухватился за изящную руку и потянул любимую к себе на колени. Нианон позволила себе скользнуть в родные объятия и свернуться в надёжных руках, прижимаясь к твёрдой груди.

— Девочки собираются, — произнесла, целуя его шею.

— Хорошо, — голос мужа звучал устало. — Может пойдёшь с ними? — спросил с ноткой надежды.

— Нет, Кираш. Я не могу, — она вздохнула, понимая, что своим отказом, заставляет его чувствовать себя плохо, но иначе действительно не могла.

— Я понимаю, любимая, но мне сейчас очень хочется связать тебя и запихнуть в портал вместе с девчонками, — он хищно рыкнул, зарываясь носом в её волосы.

— Ты этого не сделаешь, — усмехнулась она.

— Не сделаю, — согласился он — А зря. Я боюсь за тебя, Нони.

— Всё будет хорошо, Кир. Никто до меня не доберётся, — она очень хотела в это верить.

Мужчина крепко сжал её в объятиях, в безмолвной нужде защитить и спрятать от всего мира. Так они и сидели, пока не появились девочки, таща за собой увесистые сумки. За ними шла Сора, неся в руках этюдник Феисии. Кираш помог жене встать на ноги и поднялся сам.

— Девочки, вы готовы?

— Да, отец, — за обеих ответила Мелора.

— Замечательно. Сора, ставь вот здесь этюдник и можешь идти, — велел дан Сэйрано, не желая кому-либо выдавать, куда именно отправляются дочери.

— Хорошо, дан, — учтиво поклонилась служанка.

Когда за ней закрылась дверь, глава семейства по очереди обнял обеих своих девочек и, уступив место супруге, которая принялась давать им последние наставления, сосредоточился на создании портала. Так легко ходить сквозь пространство, как это делает Лэардо и его щенки, ему, к сожалению, не дано. Расстояние огромное и сил придётся затратить немеряно. Схлопнул ладони и, резко выкинув руки вперёд, развёл, разрывая пространственные нити. Между скрюченных пальцев начал расти портал. Растянул его до человеческого роста и бросил через плечо.

— Девочки, давайте.

Сестры, ещё раз обняв мать, решительно потащили свои вещи в арку перехода. Когда их стройные фигурки скрылись в мерцающей дымке, дан ректор натужно вздохнул и позволил порталу свернуться. Устало пошатнулся и ему под руку тут же нырнула жена.

— Давай я прикажу подать ужин. Тебе нужно восстановить силы, — она заботливо погладила его по плечу.

— Не откажусь. Мне ещё нужно проверить защиту дома, — ответил мужчина, прижавшись губами к тёмной макушке любимой женщины.

Остаток вечера пролетел за тихим семейным ужином. Супруги неспешно ели, пили вино, обсуждая нейтральные темы. Говорить о неприятном и грустном в этот вечер больше не хотелось. Потом после того, как Кираш проверил и обновил охранные заклинания, они вместе, держась за руки, поднялись в свою спальню. Там же отрешились от всего мира, дав волю чувствам. Большой сильный мужчина бережно и трепетно обнимал свою женщину, стирая тревоги жадными губами, ловя ртом тихие гортанные стоны, вызванные глубокими ритмичными толчками. Подрагивающими пальцами гладил изящные скулы, гибкую шею, тонкие ключицы, и в который раз благодарил богов и мироздание за то, что подарили ему встречу с той самой единственной, его половинкой. Уснули они спустя часы так и не разомкнув объятий.

Нианон проснулась резко, как от толчка. Болезненное чувство тревоги накатило удушающей волной. Дернулась рукой к горлу, пытаясь сделать нормальный вдох, и не смогла пошевелиться. Не позволяя себе паниковать, напрягла руки и в ужасе поняла, что они связаны.

— О, я вижу, вы проснулись уважаемая данна, — прозвучал рядом насмешливый женский голос.

Нианон мотнула головой на звук и недоверчиво уставилась на ту, что сидела в кресле в углу комнаты.

— Сора, что это значит? — холодно спросила у нахально улыбающейся служанки.

Та лишь презрительно хмыкнула, поднявшись на ноги, и теперь стало видно, что выглядит она совершенно по-другому. Вместо форменного платья, узкие темные штаны и кожаный коричневый дублет поверх черной рубашки, а в глазах, вместо привычной спокойной вежливой улыбки, холодный расчётливый блеск.

— Не сомневайтесь, данна, сейчас всё узнаете, — и та, которую они все считали просто служанкой, легко, словно куклу, вздёрнула испуганную женщину на ноги, которые тоже были связанными. Затёкшие мышцы дрогнули, и Нианон едва смогла сохранить равновесие.

Происходящее казалось каким-то нереальным кошмарным сном. Может, она до сих пор всё ещё спит в надёжных руках мужа, а это ей просто снится? Кираш! Нони в панике попыталась развернуться, чтобы увидеть его. Мужчина лежал на спине и казался мирно спящим, пока она не заметила, как блестят на его коже бисеринки пота и как бегают глаза под закрытыми веками.

— Что с ним? Отвечай немедленно! — женщина яростно задергалась, пытаясь освободить руки.

— О, не переживайте, он всего лишь спит. Пока что, — оскалилась её собеседница — А мы поговорим. Правда ведь, данна? — и оборотница схватила Нианон за горло, выпустив острые когти. Женщина почувствовала, как вспарывается её кожа и горячие струйки бегут по коже.

— Хорошо, поговорим, — прохрипела она, прекращая вырываться. — Чего ты хочешь?

— Угадай! — оскалила клыки Сора. — Я хочу кое-что знать, Нони. И ты мне это расскажешь. Иначе твой благоверный больше не проснётся.

— Что узнать? — мертвея, спросила женщина, уже догадываясь, какой будет ответ.

— Мне нужна твоя племянница. Где она? — когтистая рука чуть сжалась, почти перекрывая дыхание.

— Какая племянница? — хрипнула, сдерживая панику.

— Не вр-р-ри мне, Но-о-они, — мурлыкнула оборотница и пальцем свободной руки провела между её обнаженных грудей вниз по животу, чертя острым когтем кровавую полосу. — Я знаю, что дочь твоей обожаемой сестры, маленькая принцесса Мар-р-рджорис уже в Аданате и ты с ней виделась. Ведь так?

— Не знаю, о чём ты, — выдавила Нианон, с ужасом встретившись с холодными бездушными глазами Соры.

— Виделась, — снова блеснули клыки в уверенной ухмылке. — Но почему-то девчонка не пришла в твой дом, как я ожидала. Почему, а? Не доверяет тебе, Нони? — когти вонзились под ребра, потянув вверх, заставив несчастную женщину привстать на цыпочки захлёбываясь от боли.

— Нет у меня племянницы, — сухие рыдания сжимали грудь болезненными спазмами.

— Правда? — почти весело спросила, та, что заплетала её дочерям волосы и ласково журила их за проказы.

— Кто ты такая? — яростно рыкнула данна. — Как ты смогла нас провести?

— Ты имеешь в виду, как я обманула такого сильного эмпата, как ты? — мурлыкнула самозванка — О, это не так уж и сложно, дорогая. У меня есть свои секреты. Так что насчёт маленькой принцессы? А?

— Не знаю о ком ты? — ухмыльнулась беспомощная женщина, не желая сдаваться.

— Я же просила не врать мне, — прошипела оборотница, ещё глубже погружая когти в судорожно дёрнувшееся тело. — Жаль конечно, что твои девчонки далеко. Я бы с ними с удовольствием поиграла. — Она посмотрела на спящего Кираша, и ледяные глаза блеснули в жестокой усмешке. — Но ведь твой любимый муж с нами. Что скажешь, Нони? Кто тебе дороже? Муж или девчонка, которую ты почти не знаешь?

— Не смей, тварь! — дернулась Нианон, почти теряя сознание от боли. Яростная пелена застлала глаза, лишая остатков самообладания, и она плюнула в лицо своей мучительнице, на что та в ответ зашипела и швырнула её словно поломанную куклу, приложив об висящее слева на стене зеркало.

Женщина почувствовала, как от бешеной силы удара треснули её ребра. Голова безвольно мотнулась, когда она свалилась на пол. Сверху посыпались острые осколки, вонзаясь в обнажённую кожу. Почти теряя сознание, сквозь мутную пелену увидела, как к ней приближается её палач.

— Ну что? Решила? — почти ласково спросила Сора, погладив костяшками пальцев её щёку. — Помочь тебе? — и её снова подняли на ноги. Оборотница подтащила свою жертву к кровати, заставив стать на колени, а сама двинулась к спящему мужчине.

Нианон в отчаянье увидела, как Кираша уже трясёт и как закатываются его глаза, а изо рта вырывается низкий хрип.

— Хм. Сильный. Всё ещё способен сопротивляться, — почти в восхищении промурлыкала убийца, склоняясь над её мужем и проводя ладонями вверх по груди. Когтистая рука легла на горло, слегка сжав, вспарывая кожу, пока не потекла кровь. — Как думаешь, я смогу вырвать ему глотку, а Нони?

— Не-е-ет!!! Не смей!!! — Нианон дернулась к любимому, падая на кровать лицом, рыдая и извиваясь, пытаясь избавиться от веревок.

— Я жду, Нони! Где принцесса?

Ярость боль и отчаянье сплавились в ней в обжигающую до агонии, бурлящую и сметающую все преграды волну. Женщина пронзительно закричала, отпуская на волю всю мощь поднявшейся в ней силы, нанося сокрушающий ментальный удар. Оборотницу откинуло на пару метров, впечатав в стену. Но она всё равно поднялась, пошатываясь и вытирая хлынувшую из носа и ушей кровь.

— Ах ты, тварь. Сильная сволочь, — оскалилась и двинулась снова к ним.

Нианон снова ударила, выплескивая последние силы и понимая, что этого всё равно мало, из груди вырвался хриплый крик и глаза начали закатываться. Оглушающий рык большого зверя показался ей галлюцинацией. Как сквозь пелену, она ещё успела увидеть огромного мощного медведя, свирепо метнувшегося навстречу убийце.

— Кираш… — шепнула, улыбаясь, и сознание окончательно её покинуло.

 

Глава 16

Посреди ночи Рисса проснулась, задыхаясь от страха и боли. В груди горело так словно у неё треснули все рёбра, и голова раскалывалась, зажатая в раскалённых тисках чужого страдания. Хрипло воя на одной ноте, она схватилась за виски, не в силах справится со шквалом ощущений. Когда дверь с треском распахнулась, она даже не обратила внимания. Лишь когда её плечи обхватили мужские руки, поняла, что в комнате не одна.

— Рисса, посмотри на меня. Давай девочка, — чьи-то пальцы крепко ухватили её подбородок, и она послушно подняла голову, встретившись взглядом с чёрными глазами дана Айсара.

Мужчина обхватил её лицо обеими руками, лишив возможности отвернуться и девушка утонула в этих темных омутах. Всхлипнув, умолкла, ошарашенная осознанием, что испытанные чувства принадлежали не ей.

— Что со мной? — хрипнула, содрогаясь в мучительном ознобе, — Я ничего не делала.

— Ш-ш-ш. Дай посмотрю, — шершавые пальцы погладили её скулы, удерживая на месте, и девушка замерла, как кролик перед змеёй. — Я улавливаю всплеск твоей силы. Но не только твоей, есть ещё другая, родственная. Ты только принимаешь. Что ты чувствуешь?

— Боль, так много боли! Страх, отчаянье… — она задышала глубже, пытаясь отстраниться от пугающих её ощущений.

— Нет. Не прячься. Нужно понять с кем это происходит. Если ты так остро чувствуешь, значит этот кто-то связан с тобой. Возможно кровно.

— Я не могу. Мне так плохо. — она захныкала, хватаясь руками за его запястья.

— Прости, маленькая, но нужно. Не бойся, я с тобой. Я держу тебя, — в его глазах снова мерцали алые сполохи, но на этот раз они не пугали её, а наоборот заставили почувствовать себя в безопасности. — Давай, девочка, я знаю, ты сильная. Дыши глубже. Откройся этим чувствам, не сопротивляйся, но и не сосредотачивайся на них, пропускай через себя. Представь, что они просто уходят, не задевая тебя саму, — его глубокий низкий голос ввел её в состояние, похожее на транс. Рисса не отводя взгляда, делала всё, что мужчина говорил и вскоре поняла, что ей действительно становится легче. — Дыши, маленькая. А теперь потянись к источнику этого потока. Постарайся понять, кто это. Не забывай, я держу тебя.

Девушка представила, как через нее протекает волна чужих чувств и эмоций, уплывая, не задерживаясь дальше. У неё же была задача найти откуда она пришла. Потянулась сознанием, перестав видеть что-либо кроме всполохов пламени в глазах напротив. Где-то там кто-то сражался за свою жизнь. Кто? Уцепилась за затухающее сознание измученной женщины. И охнув, дернулась назад, не в силах совладать с собой и невольно обрывая создавшуюся связь.

— Ну всё, тише-тише. Ты молодец. Расскажи мне, кого ты почувствовала.

Рисса всхлипнула и свернулась клубочком, уткнувшись лбом в колени. Постаралась сосредоточится и осмыслить, и тут же вскинулась, осознав наконец-то чью боль уловила.

— Нианон. На неё напали. У неё дома. Скорее! Нужно спасти! — слёзы градом покатились по щекам, она попыталась вскочить на ноги, но её удержали сильные руки, обхватив и прижав к большому горячему телу. Только теперь девушка поняла, что сидит уже не на кровати, а на коленях дана Айсара в его крепких удерживающих объятиях. — Пожалуйста! Спасите её. — прошептала она, заглядывая ему в лицо, растеряв весь страх перед этим огромным мужчиной.

Я постараюсь, девочка, — он странно смотрел на неё мерцающими глазами, затем коротко приказал. — Кас, остаёшься с ней. Зак, идёшь со мной.

Рисса непонимающе оглянулась и увидела, что на пороге её комнаты, судя по всему, уже давно стоят близнецы. Они ничего не сказали, лишь коротко кивнули, давая понять, что услышали. Кассиан всё так же молча двинулся к ним и её буквально передали с рук на руки. Пребывая в некотором оцепенении, девушка судорожно вздохнула, разжимая сведённые пальцы, которыми, как оказалось, она держалась за мужскую рубашку, не отпуская советника. Смущённо вспыхнула, наблюдая как дан Айсар поднимается на ноги, не отводя от неё глаз и нежно погладив её по волосам и по щеке. И лишь после этого мужчина решительно развернулся к двери и стремительно покинул комнату. Зак, наблюдающий всю эту картину, удивлённо вскинул брови и, послав девушке сочувствующую улыбку, вышел вслед за отцом. Она же осталась наедине с Касом.

— Как ты, Рисса? — молодой оборотень участливо заглянул ей в глаза.

— Мне… мне уже лучше. Правда. Можешь отпустить меня, — выдавила из себя тусклую улыбку принцесса.

— Уверенна? — и столько заботы в голосе.

— Да. Всё в порядке, Кас.

— Ну ладно, — но вместо того, чтобы поставить её на ноги, он шагнул к столику возле окна, вокруг которого стояли удобные кресла. В одно из них и усадил девушку.

— Вы… — она запнулась, подбирая слова.

— Да мы всё слышали, — Кас вернулся к её кровати и сдёрнул одеяло, чтобы завернуть её, как она поняла вскоре.

Укутавшись и понемногу согреваясь, Рисса поймала себя на странном ощущении, словно ей не хватает чего-то. В сознании всплыло воспоминание о том, как тепло, уютно и защищённо она себя чувствовала в кольце мускулистых мужских рук. Мотнула головой, прогоняя неуместные мысли и подняла глаза на сидящего напротив оборотня.

— Что со мной было? — решила прояснить для себя происходящее.

— Ну, судя по всему, ты довольно сильный эмпат. И если не ошибаюсь, твоя тётя тоже. Наверное, когда на неё напали, она, отбиваясь, нанесла ментальный удар, а ты, как её близкая родственница, да ещё и со схожим даром, уловила её чувства. Но это лишь мои предположения, спроси лучше у отца. Уверен он сможет объяснить тебе более подробно, — молодой мужчина ободряюще улыбнулся.

Девушка же зябко обхватила себя за плечи. Воспоминания всё ещё были такими реальными, что её ребра до сих пор ныли.

— О боги, Кас, я так боюсь, что её убили. Ей было так больно, — рыдания сдавили грудь и на глаза навернулись слёзы. — Это всё из-за меня.

— Перестань. Мы уже говорили об этом. Ты ни в чём не виновата. Иди сюда, — он обхватил её за плечи и притянул к себе на колени. Обхватил руками и положил подбородок ей на макушку.

Рисса хотела было сначала высвободиться, но тепло его объятий прогнало сотрясающий её озноб, и она позволила себе расслабиться. Вот только не примет ли он её поведение за что-то большее.

— Кас, я хочу тебе признаться, что вы с Заком стали мне очень близки, но….

— Как братья? — закончил он за неё с ироничной ухмылкой.

— Да. Откуда ты…

— Насчёт нас можешь не переживать, солнышко. Ты очень привлекательная девушка, но, к нашему с братом сожалению, не Пара ни мне, ни ему. Мы чувствуем к тебе такую же привязанность, как и ты к нам, как к сестрёнке, — он отклонил её в сторону и заглянул в глаза. — Не обижаешься?

— Нет, ты что! Я рада, что ты сказал. Мне бы не хотелось терять нашу дружбу, — она улыбнулась и теперь уже с чистой совестью прижалась к его груди, потом что-то царапнуло её в сказанных им словах и она опять отклонилась так, чтоб видеть серые глаза. — А о ком мне нужно переживать?

Кас весело рассмеялся и притянул девушку обратно, сжимая как можно крепче.

— Ничего я тебе не скажу, Рисса. Пускай всё идёт, как идёт.

— О чём ты? Объясни!

— Тш-ш-ш, маленькая. Когда надо будет сама всё поймёшь, — и он снова положил свой подбородок ей на макушку. — Согрелась хоть немного?

— Да, спасибо, — она затихла в его руках. — Поговори со мной, пожалуйста. Мне страшно думать о Нианон.

— О чём ты хочешь поговорить?

— Не знаю. Может расскажешь, что вы с братом делали в Вестории?

Кас на миг замер, а потом расхохотался.

— Ох, принцесса, знаешь ты, что спросить. А сама-то, как думаешь?

— Ну у меня есть кое-какие предложения, — улыбнулась она. — И мы ведь уже выяснили, что вы с братом, страшно сказать, шпионили на благо княжеской разведки.

— Всё, раз ты, такая умная, нас раскрыла, злой оборотень сейчас тебя скушает, — и весьма достоверно зарычал, вызвав у неё испуганный писк и попытки спрыгнуть с его колен. Правда тут же снова рассмеялся и Рисса стукнула его кулаком по плечу, раздосадованная своим испугом. — Ну всё-всё, не дерись. Я пошутил. Что ты хочешь знать?

И они действительно поговорили. Кас рассказал ей об их поездке, делясь впечатлениями о её родной стране, о людях и их настроениях. А она слушала и потихоньку засыпала в его руках, утомлённая всеми тревогами и переживаниями, не замечая как мягко окутывает её его магия, погружая в спокойный сон.

В это время Айсар Лэардо, взломав весьма серьёзную защиту, наложенную на жилище Сэйрано, быстрым шагом поднимался на второй этаж, туда, где всё ещё чувствовались отголоски ментальной магии. За ним следом, прикрывая спину, скользил его сын, хищно осматриваясь и наматывая на руку огненную плеть. Дом казался неестественно тихим, словно вымершим. Лишь внизу где-то мерно тикали часы. Не позволяя себе ни малейшего шороха, мужчины преодолели последние ступеньки и замерли прислушиваясь. Скорее всего, Нианон вместе с супругом находились в своей собственной спальне, когда на них напали. Интересно, как кто-то смог так близко подобраться к такому параноидальному мудаку, как Кираш Сэйрано? Айсар мысленно оскалился, представив, как отреагирует высокомерный ублюдок, когда они заявятся спасать его задницу. Если, конечно, он ещё жив. Справа по коридору послышался звук более всего напоминающий предсмертный хрип.

Не тратя времени на лишние жесты, дан Лэардо двинулся в ту сторону, не сомневаясь, что Зак следует за ним. Остановились перед закрытыми дверями, скорее всего ведущими в хозяйские покои. Да, это действительно тут. Магия всё ещё звенела в воздухе, поднимая дыбом волосы на загривке и царапая чувствительное осязание. Запах крови и боли, обнажает все инстинкты. И снова этот хрип.

— Приготовься! — бросил через плечо и резким ударом ноги вышиб дверь.

Комната выглядела, как пристанище свихнувшегося психопата. Вспоротая окровавленная постель, багровые брызги на стенах, осколки стекла и мерзко-сладковатый дух смерти в воздухе. Первой, кого они увидели, была обнаженная и окровавленная Нианон, безвольной куклой застывшая на краю кровати со стянутыми за спиной руками. Жестом велев Заку проверить, кто ещё есть в комнате, сам направился к истерзанной женщине. Как можно деликатнее обхватил израненное горло и прислушался. Жива. Едва ощутимое биение пульса под пальцами наполнило его облегчением. Хорошо! Иначе девочка страдала бы.

— Отец. Сюда! — окликнул его Зак.

Влив каплю своей силы, достаточную чтобы поддержать несчастную, выпрямился и направился к сыну.

— Что тут?

— Сам посмотри. Я не справлюсь, — голос молодого оборотня звучал преувеличенно ровно.

Возле стены полусидела темноволосая женщина. Голова болталась под неестественным углом и из разорванного горла по коричневой коже дублета всё ещё струилась темная кровь. Но внимание Зака было приковано не к ней. Рядом лежал изогнувшийся в судороге и застывший в полуобороте Кираш Сэйрано. Именно он издавал тот хрип, который они услышали ещё в коридоре.

— Он жив, но я не знаю, что с ним, отец.

Айсар присел рядом с сыном и положил руку на исполосованную следами когтей грудь. Однако. Какое интересное воздействие. Магические потоки буквально порваны и нарушена связь между ипостасями. Оборотень боролся из последних сил, но жизнь в нем медленно угасала. Ну уж нет. Сегодня подыхать никто не будет.

— Уноси Нианон. Передай её Кассиану. Он справится. Сам немедленно возвращайся и обыщи дом. Здесь ещё должны быть девчонки, их дочери.

— Сделаю, — Зак мгновенно подхватился на ноги и через минуту уже бережно поднимал на руки израненное женское тело. Ещё миг и они исчезли в алом всполохе портала.

Айсар же сосредоточился на лежащем перед ним бывшим другом. Окружающее поблекло, когда он полностью погрузился в магический транс, и перед его глазами теперь распростёрлось не материальное тело, а переплетение энергетических нитей и потоков. Ну что ж, приступим! Спустя часы, или дни тонкой ювелирной работы он устало отклонился и сфокусировал взгляд. В комнате ничего особо не изменилось. Разве что исчезла мёртвая незнакомка. Тело Сэйрано вздрогнуло и начало медленно меняться, полностью возвращая человеческий облик.

— Никогда не устану смотреть, как ты работаешь. Нам с Касом, наверное, никогда не достичь такого мастерства. — Зак сидел в кресле в дальнем углу и задумчиво рассматривал возвращающегося к жизни оборотня.

— Не прибедняйся, сын. Сколько я с ним возился?

— Не очень долго. Всего пару часов. Уже утро.

— Что с Нианон?

— Жива. Кас подлатал и накачал силой, так как она полностью исчерпала себя.

— Девочек нашёл?

— Нет. Их комнаты пусты. Судя по всему, их не было в доме.

— Хорошо. Думаю, Сэйрано их спрятал. — Айсар на его месте точно бы так сделал. — Что ещё?

— В доме нашли мажордома и кухарку. Оба под воздействием снотворного. Мы привели их в себя, и они опознали убийцу. Оказывается, она уже несколько лет служила здесь горничной.

— Так вот как она пробралась сквозь защиту. Изнутри.

— Да.

— Что по ней выяснили?

— Пока ничего важного. Работаем.

— Хорошо. Сэйрано в госпиталь. Жить будет. Я пока вернусь домой. Нужно привести себя в порядок. Остаёшься вместо меня.

— Конечно, отец, — Закариан согласно склонил голову.

Дан Лэардо поднялся на ноги и повёл плечами, расслабляя мышцы. Когда уже собрался открывать портал, остановился, услышав хриплый рык.

— Нони!.. — тело Кираша напряглось и по коже побежала рябь оборота.

— Вот же медведь упрямый! — раздражённо рыкнул Айсар и снова склонился к хозяину дома. Положив руку на лоб, послал ментальный импульс, резко приводя в сознание.

Карие глаза с лопнувшими сосудами распахнулись и тут же бешено завращались, озираясь вокруг, пока в поле зрения не попало лицо саркастически ухмыляющегося Лэардо.

— Ну здравствуй, Кираш! Как поживаешь?

— Пошёл ты…! — зарычал дан ректор, скаля огромные медвежьи клыки. — Что ты делаешь в моём доме?

— Спасаю твою задницу, как видишь.

— Что?!! — и тут в его взгляде промелькнуло осознание — Нони! Где моя Нони? — мышцы взбугрились, и огромный оборотень рванулся вперёд, выпуская длинные острые когти и стремясь вцепиться в горло своему противнику. Однако Айсар без труда перехватил его руку, безжалостно выворачивая, при этом наступив сапогом на вторую. Чёрные глаза полыхнули недобрым огнём.

— Жива твоя Нони! Сейчас она в безопасности в моём доме. Успокойся и не заставляй меня тебя калечить.

Кираш тяжело дышал, пытаясь прийти в себя и осмыслить услышанное. Постепенно его взгляд прояснился, и он откинулся обратно на пол, признавая преимущество противника.

— Отпусти. Я всё понял.

Лэардо ещё раз смерил его пристальным взглядом и отступил.

— Где твои дочери? Мы не нашли их.

— В безопасности, — коротко рыкнул Сэйрано.

— Хорошо. Раз уж ты пришёл в себя достаточно, чтобы бросаться на меня, предлагаю отправиться со мной. Придётся тебе побыть гостем в моем доме. Заодно убедишься, что с женой всё в порядке.

— Я согласен, — угрюмо буркнул дан ректор.

— Не сомневался, — хмыкнул Айсар. — Только штаны хотя бы натяни. В нашем доме гостит девушка, которая возможно ещё твоей студенткой будет.

— Знал бы ты, как мне сейчас хочется тебе врезать, — устало проворчал уже успокоившийся Сэйрано.

— Взаимно, друг, взаимно, — и дан Лэардо протянул руку, помогая Кирашу подняться на ноги.

На этот Рисса проснулась уже поздним утром и не сразу поняла, как так получилось, что она лежала завернутая в одеяло, как в кокон. Немного повозилась, пока смогла высвободиться, и села в кровати. Горло саднило, и девушка недоуменно прокашлялась, вспоминая, где могла простыть. И тут в сознании вспыхнуло воспоминание, как она выла, захлёбываясь от боли, а дан Айсар обнимал её и успокаивал. Первой реакцией стала волна смущения, а потом накатил страх и сердце зашлось в груди, панически громыхая, когда остальные события ночи всплыли в её памяти. О боги! Нианон! На неё напали! Как она могла просто уснуть?!

Рисса вскочила и бросилась из комнаты, рывком распахнув дверь и выбежав в коридор. На миг остановилась, решая куда идти. Ей нужен дан Айсар, или Кас, или Зак, хоть кто-нибудь, лишь бы ответил, что с её тётей. О боги, она даже не знает, где чьи комнаты. Всё больше паникуя, двинулась к ближайшей двери, вспомнив, что вроде бы видела, как оттуда выходил хозяин дома. Дрожащей рукой постучала и облегчённо всхлипнула, когда послышались чьи-то шаги. Дверь распахнулась и на пороге застыл тот, кого она искала. Мужчина стоял перед ней в одних брюках, вытирая мокрые волосы полотенцем. Недоуменно вскинул брови, увидев её, заламывающую руки. В тёмных глазах полыхнул пугающий огонёк.

— Рисса?

— Дан Айсар, извините, что врываюсь, — она сглотнула внезапно пересохшим горлом, изо всех сил стараясь не смотреть на его полуобнажённое тело. — Скажите пожалуйста, что с данной Нианон?

— Она жива. Благодаря тебе, мы успели вовремя. Ранена, магически истощена, но всё будет в порядке.

Чувство облегчения, обрушившееся на неё, было таким сильным, что она буквально покачнулась, вынужденно хватаясь за стену.

— Спасибо! Я так вам благодарна! — Риссу ощутимо потряхивало от переполняющих чувств, и она даже не заметила, что по щекам снова текут слёзы. Лишь когда мужчина шагнул к ней и потянул на себя, заключая в утешительные объятия, она всхлипнула и поняла, что снова плачет. — Простите. Вам, наверное, надоело постоянно утешать меня. Я никогда раньше столько не плакала.

— Не говори глупости, — одна его рука легла ей на голову, ласково поглаживая волосы, а вторая обхватила за плечи. — На тебя слишком многое свалилось, девочка. И ты не обязана справляться в одиночку. Можешь рассчитывать на меня, котенок, в любое время.

Рисса так и стояла, прижавшись к большому надёжному мужчине, согретая его теплом, пока не поняла, что её ладони поглаживают обнаженную горячую кожу. Щекой почувствовала удары его сердца и резко вдохнув тёплый и немного терпкий мужской запах, заставила себя отстраниться, заливаясь жгучим румянцем. Дан Айсар разжал руки давая ей возможность вернуть дистанцию.

— Простите… — она снова запнулась, затем собравшись с мыслями спросила. — А где сейчас данна Нианон? Могу ли я ее увидеть?

— Твоя родственница вместе с мужем на данный момент мои гости. Кас залечил всё что возможно и сейчас она, скорее всего, спит в выделенной им комнате. Вскоре ты сможешь её навестить.

— Спасибо… — досадуя на собственное косноязычие, она заломила на груди руки, и взгляд чёрных глаз тотчас же устремился туда, мгновенно загораясь обжигающим пламенем. Рокочущий и хриплый голос мужчины пробрал её до дрожи.

— Девочка, думаю, тебе стоит сейчас вернуться к себе и одеться. Иначе маленький котенок может пробудить охотничьи инстинкты одного из живущих здесь больших и отнюдь не железных волков.

— О-о-о, — она взглянула на себя и только теперь поняла, что выбежала из комнаты в одной ночной рубашке, тонкая ткань которой мало что скрывает. Испуганно пискнув, обхватила себя руками, пытаясь хоть немного прикрыться, и, сгорая от смущения, выдавила: — Простите, я не нарочно. — после чего развернулась и быстро зашагала к своей комнате, стараясь не сорваться на бег. Вслед ей раздался низкий мужской смех.

Захлопнув за собой дверь, Рисса прижалась к ней спиной, пытаясь унять бешеное сердцебиение. Щёки буквально пылали, и она прижала к ним ладони, в надежде охладить хоть немножко. Как можно было так себя вести? Вломилась к хозяину дома, глазела на него, рыдала у него на груди, да ещё ходила полураздетая. Что он мог о ней подумать? Ещё никогда ей не было так за себя стыдно. Её учили всегда вести себя с достоинством, а тут такое. Девушка зажмурилась и внезапно у неё вырвался смешок. Потом ещё один, и ещё, пока она не зашлась в истерическом хохоте, усевшись на пол. Боги, что подумал бы о ней Фрид, узнав, что она тут своим расхристанным видом дана советника соблазняла. Это она-то, которая от взглядов Йена, как от огня шарахалась. Но те взгляды ей были неприятны. А когда на неё смотрел дан Айсар, тело отчего-то наливалось странным томлением и ожиданием. Это и пугало, и волновало одновременно, заставляя желать чего-то… большего. Что же это с ней? Как с этим бороться и нужно ли?

Когда истерика наконец-то схлынула, принцесса поднялась на ноги и первым делом отправилась в ванную комнату. Если данна Нианон спит после лечения, то у неё точно есть время привести себя в порядок.

Через час Рисса вышла из комнаты, одетая в серебристо-голубое изысканное платье с красиво уложенными, не без помощи Зорины, волосами. Горничная сообщила, что её уже ждут за завтраком и девушка спешила, чтобы скорее узнать подробности происшедшего. Тревога за мамину сестру немного улеглась после разговора с даном Айсаром, но её сердце всё равно сжималось от жалости и сочувствия.

За столом в малой столовой сидели все трое Лэардо и незнакомый ей мужчина, поражающий необъятным размахом плеч и резкими, немного грубоватыми чертами лица. Стоило Риссе войти, как его карие глаза с интересом уставились на неё. Впрочем, не только его.

— Доброе утро всем, — она учтиво склонила голову, стараясь не смотреть на дана Айсара, всё ещё смущённая после их утреннего разговора.

— Доброе утро, Рисса, — хозяин дома ответил за всех, и ей-таки пришлось взглянуть на него. В чёрных глазах плясали смешинки. — Мы ждем только тебя. Прошу, садись. — и когда она послушно заняла уже привычное ей место напротив него, продолжил. — Хочу познакомить тебя с даном Кирашем Сэйрано, мужем данны Нианон. Он, кстати, является ректором Княжеской Академии магии и ведовства, о которой мы с тобой говорили.

— Мне приятно познакомиться с вами, дан Сэйрано. Но и несказанно жаль, что это происходит при таких обстоятельствах, — она грустно улыбнулась выглядящему очень усталым мужчине.

— Я прекрасно вас понимаю, доэнни. И хочу поблагодарить вас.

— За что?

— Дан Лэардо рассказал мне, что вы почувствовали, когда на нас с моей женой напали, и попросили его помочь. Это спасло нам жизни. Так что я в долгу перед вами, — оборотень склонил перед ней голову.

— Разве я могла поступить иначе, дан? Не представляю, как можно остаться равнодушным, чувствуя такое, и не попытаться помочь? Но это нисколько не умаляет моей вины перед вами. Не могу не думать, что вы с данной Нианон пострадали из-за меня, что это я привела к вам опасность, — она с горечью опустила глаза, сжимая руки в кулаки.

В ответ на её слова раздались возмущённые вздохи от обоих близнецов, и раздражённый рык их отца, сопровождаемый скрипом отодвигаемого стула. Но все возможные слова и действия опередил дан Кираш.

— Доэнни, вы не правы. Наверное, вам ещё не сообщили, но на нас напала женщина, которая уже несколько лет работала служанкой в нашем доме. Возможно, ваш приезд и спровоцировал ситуацию, но не случись его, возле моих девочек и дальше бы находилась убийца, и неизвестно как бы повернулось всё. Так что прекратите себя винить. Вы такая же жертва, как и мы.

Рисса вскинула голову, с надеждой всматриваясь в его глаза, и, осторожно подбирая слова, произнесла.

Спасибо. Я… я в ужасе от того, что происходит, но мне легче… — она помедлила, но все-таки договорила: — Мне хочется верить, что не я виновата.

— Конечно не ты, Рисса. Что за глупости ты говоришь? — не выдержал Зак, хмуро взирая на неё.

— Я ей ночью ещё пытался это донести, — сообщил Кас, кладя себе на тарелку большой кусок мяса.

— Кстати, это случайно не благодаря тебе, я так крепко уснула? — она осуждающе посмотрела на молодого целителя.

— Именно. Посчитал бессмысленным, чтобы ты полночи переживала о том, что изменить всё равно бы не могла. Кроме того, тебе нужно было выспаться, — он посмотрел на нее, нахмурив брови. — А накрутить себя ты и так успела.

— Предлагаю все разговоры отложить на потом, — вмешался в разговор дан Айсар, играя желваками. — Думаю у всех сегодня ожидается напряжённый день. Рисса, я своё мнение по поводу твоего самобичевания уже высказывал, но могу ещё раз, более доходчиво: твоей вины в том, что кто-то свихнулся на желании поиметь власть, переступая через трупы, нет, и думать так — большая ошибка. Я считаю тебя очень умной и сообразительной девушкой, так что перестань маяться глупостями. Всё. Давайте завтракать.

Никто спорить с ним не стал, и за столом воцарилась тишина, нарушаемая лишь звоном столовых приборов. Каждый думал о своём, но молчание не было гнетущим. Рисса мельком поглядывала на хозяина дома, переваривая его несколько резковатую отповедь, вынужденно признавая, что он, как ни крути, прав и его тон её не обидел, а привёл в чувство. Согревающее ощущение привязанности и доверия прочно засело в эмоциях девушки, вызывая недоумение. Но отрицать его у неё не было ни малейшего желания.

 

Глава 17

— Дан Айсар, не могли бы вы уделить мне немного своего времени? — после завтрака девушка решилась подойти к мужчине, игнорируя собственное смущение. Слишком много вопросов у неё накопилось, на которые мог ответить лишь он. Близнецы, казалось, хотели с ней поговорить, но услышав её слова, Кас ухватив брата за плечо, потащил того куда-то, заведя какой-то малосодержательный разговор. Дан Кираш тоже ушёл, видимо спеша вернуться к супруге. Так что Рисса внезапно оказалась наедине с даном Лэардо.

— Да, конечно, доэнни, — на его лице отобразилось удивление. — Чем могу помочь?

— Я бы хотела кое-что спросить, — она застыла перед ним и, нервничая, опустила глаза. — О своём даре и произошедшем… Кас сказал, что я — эмпат и поэтому смогла почувствовать то, что случилось. Но мне раньше казалось, что у меня дар прорицания и теперь я совершенно запуталась. Можете объяснить мне?

— Хм. Могу, конечно. А почему ты не хочешь спросить об этом данну Нианон?

— Я… я не знаю. Почему-то не подумала про неё даже, — ей показалось, что он так деликатно намекает на своё нежелание отвечать ей и Рисса сама не поняла, почему вдруг так сильно огорчилась. Ей хотелось… его внимания, если уж быть честной с самой собой. Но это не значит, что у мужчины есть время и желание с ней нянчиться. Опять. — Вы, наверное, очень заняты и, если вам некогда, я понимаю… и так много вашего времени отнимаю своими проблемами. Я дождусь, когда данна Нианон сможет со мной поговорить… Извините, что побеспокоила. Пожалуй, пойду пока к себе.

Девушка попыталась проскользнуть мимо него к выходу, разочарованно кусая губы, но была остановлена крепкой рукой, ухватившей её за локоть.

— Постой, Рисса. Я не отказываюсь объяснять тебе, просто мне стало интересно, почему ты обратилась именно ко мне?

Она замерла, чувствуя на себе его пытливый взгляд, не смея поднять глаза, захваченная врасплох тем удовольствием, которое вызвало в ней это прикосновение.

— Я доверяю вам, — прошептала девушка и услышала его удивлённый вздох.

— Я… польщён. И очень рад это слышать, — мужчина переместился на шаг, внезапно оказавшись у Риссы за спиной, всё ещё не отпуская её руку, и теперь возвышался над ней так близко, что дыханием шевелил волосы на макушке. — Этот разговор может занять время. Давай пройдем в библиотеку, там и поговорим.

— Я была бы очень вам благодарна. — Рисса усердно уговаривала себя игнорировать бегущие по коже мурашки, немного испуганная собственной реакцией, но вместо того, чтобы отодвинуться, продолжала стоять на месте.

— Хорошо, пойдем тогда, — дан Айсар, отпустив её локоть, показал на дверь, пропуская вперёд.

До самой библиотеки они шли молча. Рисса впереди, чувствуя затылком его взгляд, не в состоянии избавится от странного впечатления, что её преследует и вот-вот настигнет голодный хищник. Только вот вместо страха, это ощущение вызвало волнение, незнакомое предвкушение и предательскую дрожь в коленках. Возле нужной двери она замешкалась, и мужчина подошёл вплотную, почти касаясь её спины.

— Позволь, я открою, — он потянулся рукой, чтобы толкнуть массивную створку, и Рисса вздрогнула, услышав его хрипловатый низкий голос возле уха. По коже снова побежали мурашки.

Дверь распахнулась, давая ей возможность ускользнуть от такой смущающей её близости.

Девушка торопливо прошла в библиотеку к уже облюбованному ею креслу. Дан Айсар последовал за ней и сел напротив. Понимая, что нельзя так откровенно избегать его взгляда, она подняла глаза, надеясь, что выглядит спокойной.

— Так о чём ты хотела спросить? — он пристально рассматривал её и в слегка поджатых губах ей почудилась досада.

— Расскажите мне, пожалуйста, о моём даре, — Риссе удалось произнести это ровным голосом.

— Ну то, что ты эмпат, уже не подлежит сомнению, — криво улыбнулся мужчина. — И потенциально очень сильный. Насчёт прорицания, вполне возможно, это часть твоего дара. Парни рассказали, что ты чувствовала опасность в дороге. Мне кажется, ты улавливала направленную на тебя угрозу. Можешь уточнить, что конкретно тебя интересует?

Он подался к ней всем телом, уперевшись локтями в колени и склонив голову набок. Раньше она бы постаралась отодвинуться, избегая его подавляющей ауры. И сейчас первым порывом было бегство, но пугало её теперь собственное желание подчиниться сильному хищнику.

— Я не обучалась магии, — начала объяснять, вспомнив зачем она сюда с ним пришла. — Вообще не знала, что у меня есть способности. И теперь не знаю, что мне делать. Это всё… пугает меня. Так чувствовать… страшно. Я не уверенна, что хочу этого. Может можно как-то контролировать себя? — девушка сосредоточенно нахмурилась.

— Ты замечательно справляешься, девочка, — мужчина твёрдо смотрел ей в глаза, словно пытался вложить эту мысль в голову, — Прошлой ночью тебе удалось взять свои ощущения под контроль. Ты смогла отстраниться. Это единственная возможность остаться в здравом рассудке. Эмпатия — очень сложный дар. Я владею им лишь в мизерном количестве, по сравнению с тобой или данной Нианон, но мне и этого достаточно, чтобы понять, как тебе тяжело.

— Что я могу? — она горько усмехнулась: — Раз уж избежать этого нет возможностей.

— Улавливать чувства, намерения, эмоции. Особенно направленные на тебя. С близкими, или родственниками это легче всего. А ещё, если достаточно раскроешь дар, сможешь не только получать, но и внушать.

— Как это? — её брови удивлённо поползли вверх.

— Ты сможешь проецировать другим нужные тебе эмоции. Опять же с близкими это работает проще всего.

— Я не думала, что это возможно.

— Это довольно редкая способность. Но в твоём роду она встречалась, — краешек его губ изогнулся в улыбке и Рисса поневоле засмотрелась. — Такой дар, конечно, тяжёлая ноша. Но подумай, что бы случилось, если бы ты не узнала, про нападение на твою тётю? Она бы не выжила. А ещё ты сможешь всегда позвать на помощь. Своего брата, или Каса и Зака, например… ну или меня. Теперь понимаешь, как важно развивать его?

— Я понимаю, — прикрыла глаза в немом смирении, по-видимому выбора у неё действительно не было. Внезапно на её руки, сложенные на коленях, легла его большая ладонь и девушку даже тряхнуло от жарких искр, пробежавших по венам, заставив испуганно встрепенуться.

Дан Айсар мгновенно отстранился, уловив её реакцию, улыбка исчезла из его глаз, сменившись сначала досадой, а потом неприятно, царапнувшей её, отстранённостью.

— Извини. Не хотел тебя напугать, — и не дав ей даже слова вставить, продолжил: — Думаю, тебе нужно обратиться за помощью к данне Сэйрано, как только она поправится. Уверен, лучше неё никто не сможет тебя обучить контролировать свою силу, — теперь его голос звучал сухо и даже равнодушно.

— Я так и сделаю, спасибо за совет, — медленно выговорила Рисса, чувствуя себя неуютно рядом с таким Айсаром.

— У тебя есть ещё какие-нибудь вопросы ко мне?

— Нет… то есть да. Зориша как-то мельком упомянула, что у меня запах не совсем человека, а объяснить толком ничего не смогла. Посоветовала обратиться к вам, заверив, что вы всё-всё знаете, — девушка улыбнулась, в надежде вернуть ту лёгкость, которая присутствовала в их разговоре поначалу.

— М-да. Лестное мнение, — немного смягчился его взгляд — Ну что ж. Далеко не всё. Но это могу объяснить. Что ты знаешь о своих предках? Откуда в вас появилась такая способность управлять Источником?

— Мне рассказывали, что Источник — это дар Светлого Созидателя. Так же, как и способность управлять ним. — Рисса честно попыталась вспомнить, всё, что знала об этом, но больше ничего не приходило на ум.

— А почему? Не знаешь?

— Нет, — девушка с интересом взглянула на своего собеседника. — А вы знаете?

— Ну…вкратце, если честно.

— И почему же?

— Не поверишь. Светлый подарил Источник своему сыну Стэфару Вэстори, чтобы помочь отвоевать спорные земли у Вэльдегарда.

— Сыну? Светлого? Вы уверены? — изумлённо выдохнула девушка. — Он же бог.

Дан Айсар хмыкнул, забавляясь её реакцией.

— И что же, милая Рисса, по-твоему, бог не может зачать ребёнка? Чем он хуже, например… того же демона?

— Но ведь демон, это всего лишь пришелец из другого измерения. А бог это… — она помолчала, подбирая слова, пока не сдалась. — Я не знаю.

— Рисса, боги этого мира такие же пришельцы, как и демоны. Просто гораздо более развитые и могущественные по сравнению с жителями нашего измерения.

— Так это, что получается? Король Стэфар был полубогом? — шокировано спросила принцесса.

— Да, твой предок был сыном Светлого Созидателя. Леди Арасия Вэстори, его мать, как пишут летописи, была невероятной красавицей. Даже бог не смог устоять, — криво улыбнулся полудемон.

— А вы уверены? — как-то это всё не укладывалось в голове.

— Вполне. Именно поэтому ты не совсем человек, Рисса. Конечно, вас разделяют поколения, но как ты, наверное, сама понимаешь такая кровь — не вода. Отсюда и магия в вашем роду, и способность обуздать Источник.

— Когда я задавала вам этот вопрос, как-то совсем не такой ответ ожидала услышать, — приглушённо пробормотала девушка.

— Охотно верю, — на губах мужчины снова появилась улыбка, а в глазах заплясали весёлые искорки. — Ну что, есть ещё вопросы?

— Наверное, нет, — девушка никак не могла прийти в себя, и улыбка вышла немного кривоватой. — Мне ещё как-то эту информацию надо переварить. А вы не знаете когда можно будет увидеться с данной Нианон?

— А вот об этом спроси лучше у Каса. Он, как её целитель сможет ответить тебе точно, — дан Айсар откинулся в кресле, сложив перед собой пальцы. Его чёрные глаза пристально наблюдали за ней, снова заставляя нервничать.

— Спасибо. Я тогда пойду. Поищу Каса, — она неуверенно поднялась из кресла. Нехотя призналась себе, что уходить не хочется.

— Скорее всего они с Заком сейчас в тренировочном зале. Я слышал, они договаривались там встретиться.

— О-о. Тренировочный зал? Дан Айсар, вы не возражаете, если я тоже буду там заниматься, а то мои учителя, наверное, шкуру с меня спустят, когда узнают, как сильно я всё забросила? — Рисса умоляюще посмотрела на него из-под ресниц.

Мужчина изумлённо вскинул брови.

— О каких занятиях ты говоришь, принцесса?

— Фехтование, конечно. Хотя это будет проблематично без противника, — девушка нахмурилась — Как думаете Кас или Зак согласятся мне помочь?

— Девочка, ты не перестаешь меня удивлять. И давно ты занимаешься?

— С шести лет. Но я не очень хороший боец. До брата мне очень далеко, — смущённо призналась девушка. Ей было приятно видеть восхищения в его глазах. Что уж лукавить, ей было приятно даже просто находится рядом с этим мужчиной, ещё никто и никогда ей настолько не… нравился. Неужели она… влюбляется? Эта мысль застала её врасплох, заставив глаза испуганно распахнуться.

Наблюдавший за ней дан Айсар задумчиво прищурился.

— Рисса, могу я тоже задать тебе вопрос? — тихо произнёс он.

— Да, конечно, — она с готовностью кивнула, не готовая сейчас думать над своими такими внезапными и непонятными чувствами.

— Девочка, ты всё ещё боишься меня? — спросил мужчина отстранённо.

— Нет. Разве что совсем чуть-чуть, — смущённо пробормотала она.

— И сейчас?

— Нет.

— Тогда почему я чувствую твой страх? — в чёрных глазах полыхало настоящее пламя.

— Это чувство не относится к вам, дан Айсар, точнее… меня пугают собственные мысли… а не вы, — ей показалось, что сердце сейчас выпрыгнет из груди, и на щёки снова вернулся предательский румянец.

— Не хочешь поделиться, что же тогда тебя так пугает в твоих? — спросил с улыбкой.

— Нет, — буквально пискнула она.

— Жаль. Провести тебя к тренировочному залу?

— Да, конечно. Буду очень благодарна, — она поспешно вскочила с места, с радостью воспользовавшись возможностью сменить тему.

— Тогда может тебе стоит не терять время и начать тренироваться уже сегодня? Можешь сходить переодеться. Я подожду.

— Вы уверены, что это не затруднит вас? — с сомнением уточнила она. — Я могу попросить Зоришу показать мне.

— Уверен, Рисса, уверен. К тому же я надеюсь посмотреть, что ты можешь. Мне, как отвечающему за твою безопасность, будет нелишним это знать.

— Ну хорошо. Тогда я постараюсь не задерживать вас.

— Не волнуйся об этом, — мягко улыбнулся он ей. — Иди переодевайся.

Девушка больше не спорила и поспешила к себе, оставив мужчину одного.

Айсар задумчиво проводил глазами тонкую девичью фигурку, заставив напряжённые мышцы расслабиться. Контролировать себя рядом с ней становилось всё сложнее. Вот и сейчас тело буквально звенело от острой потребности схватить, прижать, поглотить, погрузиться. Сжав зубы, откинул голову назад, сглатывая и стараясь думать о чём-то другом. Например, о Кираше в его доме. Но даже эта мысль не смогла отрезвить и изгнать из его головы образ хрупкой черноволосой девочки. Хорошо ещё китель достаточно длинный и она не замечает его почти не проходящий каменный стояк, иначе даже такая невинная крошка, как Рисса всё бы поняла. Потребность в ней выбивала почву из-под его ног. Ему до боли, до зубовного скрежета хотелось обладать ею, держать в своих руках, не отпуская, целовать эти пухлые губы, погружаться между изящных ног, брать её маленькое тело снова и снова. Но ещё больше хотелось видеть в её лазурных глазах улыбку.

Никогда ещё мужчина не чувствовал себя таким беспомощным. Один взгляд из-под густых ресниц, мог в одно мгновение поставить его на колени. Знала бы она, какой властью над ним обладает. Сомнений больше не было. И если поначалу он ещё не верил, не допуская даже мысли, что способен встретить свою истинную пару, больше века прожив, веря в обратное, то сейчас сил противиться чувствам больше не было. Малышка победила его, не пошевелив и пальцем.

Но принятие истины лишь полбеды. Слишком хорошо он запомнил панический ужас на её лице в день их знакомства. Тогда, будучи в звериной ипостаси, почувствовав её одуряющий запах, он мало о чём мог думать, одержимый лишь одним желанием — настичь и схватить во что бы то ни стало. Хорошо хоть его парни вовремя вмешались. После он ещё много раз чувствовал её страх, видел как расширяются от испуга её зрачки и вздрагивают хрупкие плечики, и каждый раз мужчине казалось, будто кто-то вгоняет зазубренный клинок ему в сердце, для верности ещё и проворачивая.

Так что спешить он точно не будет. Пока что всё складывается так, как ему нужно. Рисса в его доме, под его защитой. Она даже начала ему доверять и уже не так сильно боится. И он ей уже точно не безразличен. По крайней мере её тело реагирует на него так, как надо. Воспоминание о том как утром он прижимал к себе гибкое девичье тело, ощущая ладонями её тепло, и как скользили по его коже маленькие ладошки, как сладко пахло её возбуждение, с новой силой послало волну желания, отзываясь уже привычной ноющей болью в паху.

Закрыл глаза, усмиряя свой голод. Как раз вовремя, потому что со стороны лестницы уже слышались её лёгкие шаги. Терпение. Маленькая принцесса даже не подозревает, что судьба её уже решена. Он никому её не отдаст. Ни Шэну, ни тем более кому-то другому. Она будет принадлежать лишь ему. Он подождёт, приручит и овладеет и душой, и телом, взамен отдав себя без остатка.

Дверь в библиотеку распахнулась и на пороге появилось его личное наваждение. Длинные изящные ноги, обтянутые узкими штанами, и молодая упругая грудь под тонкой рубашкой и камисолью не прибавили ему спокойствия. В руках девушка держала перевязь с клинком, и он представил, как бы он сам обучал её драться. Член болезненно дернулся под тесно сидящими брюками. Надо будет эту мысль воплотить.

— Я готова, дан, — и такой невинный взгляд в его сторону.

— Хорошо, Рисса. Идём, — Айсар пожелал сам себе как можно больше терпения, поднимаясь и следуя за своей такой желанной добычей.

Девушка же, даже не подозревая, какие чувства вызывает в этом суровом мужчине, размышляла о том, кого из близнецов попросить потренироваться с ней. А ещё очень надеялась, что вскоре сможет увидеть данну Нианон. Возможно, женщина сможет пролить свет на то, кто же за ней охотится. Поравнявшись с лестницей, остановилась, не зная куда дальше идти.

— Тренировочный зал находится в правом крыле дома, — сообщил сопровождающий её мужчина, равняясь с ней и беря аккуратно под локоток. — Ты только мечом владеешь, или ещё каким-то оружием?

— Ещё неплохо метаю кинжал. Но у меня его нет с собой.

— Я подберу для тебя, — заверил оборотень, смерив её нечитаемым взглядом.

С верхних ступенек лестницы донёсся мужской голос.

— Дан Лэардо, будьте добры, уделите мне немного своего времени.

Рисса вскинула голову и увидела мужа данны Нианон.

— Кираш, я занят, — рыкнул хозяин дома, заставив девушку нервно поёжиться.

— И всё-таки я настаиваю. Это касается моей жены, а значит и меня, поэтому тебе придётся меня выслушать, — заявил Сэйрано, бросив странный взгляд на девушку.

Дан Айсар явно нехотя остановился и смерил второго оборотня раздражённым взглядом.

— Хорошо. Я проведу доэнни Риссу и уделю тебе время, — и уже совершенно другим тоном обратился к девушке, увлекая её дальше. — Пойдём, котёнок.

Принцесса в некотором недоумении пыталась понять, что же зацепило её в этом кратком разговоре. И лишь когда они свернули в короткий коридор, скрываясь от глаз дана Сэйрано, в голове что-то щёлкнуло и встало на место.

— Дан Айсар, у меня сложилось впечатление, что вы с даном Кирашем знакомы давно. И между вами существует какая-то неприязнь. Я права?

Мужчина повернул голову и взглянул на неё немного удивлённо.

— Ты очень наблюдательна, принцесса. Да, права. С ректором Сэйрано мы очень давно знакомы и действительно не питаем друг к другу добрых чувств. Хотя когда-то я считал его лучшим другом.

— И что же случилось? — спросила девушка, прежде чем успела задуматься об уместности такого вопроса.

— Кираш не одобрил мой брак, — кратко ответил дан Айсар.

— Почему?

— Моя жена приходилась ему младшей сестрой.

— И отчего же он не одобрил ваш с ней союз, если был вашим другом? — Рисса даже сама не поняла, что затаила дыхание в ожидании ответа.

— Потому, что мы с ней не являлись истинной парой, — ответил мужчина, внимательно наблюдая за ней.

Чувство, вспыхнувшее у неё в груди, очень сильно напоминало радость. Девушка, слегка нахмурив брови, умолкла, пытаясь понять, чему именно так неожиданно обрадовалась. Выходит, тому, что дан Лэардо до сих пор ещё не встретил свою пару. Признаться себе в той робкой надежде, которая затеплилась на донышке души, принцесса не осмелилась. Тем более они, по-видимому, как раз пришли, куда направлялись, что спасло её от смущающих душу и сердце размышлений.

Перед ними оказалась плотно закрытая дверь, из-за которой к её разочарованию не доносилось никаких характерных звуков. Однако это изменилось, стоило дану Айсару толкнуть тяжёлую створку. Рисса сразу же услышала звон мечей и недоуменно смерила взглядом дверной проем, вызвав смех у своего сопровождающего.

— На зале стоит куча заклинаний, в том числе и глушилки, — пояснил он девушке.

— А зачем? — не могла она не поинтересоваться.

— Здесь можно тренироваться не только бою на мечах, но и магическому. Мои сыновья очень сильны в боевой магии и, если бы не эта защита на стенах зала, они бы его просто разнесли, пока взрослели.

— А защиту ставили вы? — девушка пытливо подняла на него глаза.

— Да, впрочем, как и на весь дом, — его рука потянулась к её щеке и заправила за ухо выбившуюся из косы прядь. Мужчина смотрел на девушку испытывающе, словно оценивая её реакцию на его прикосновение. И когда она, зардевшись, не отпрянула, шагнул к ней ближе, вторгаясь в личное пространство. В чёрных глазах бушевала огненная буря, завораживая и не отпуская её взгляд. Рисса замерла с неистово колотящимся в груди сердцем, наблюдая, как медленно склоняется к ней его лицо. Взгляд поневоле прикипел к твёрдой линии губ и её собственные разомкнулись в прерывистом вздохе.

Мужская ладонь нежно легла на её шею и большой палец погладил алеющую румянцем скулу, посылая обжигающие искры в затуманенное сознание, и девушка поневоле закрыла глаза, наслаждаясь незнакомыми ощущениями. Нежный поцелуй в уголочек рта, словно её пробуют на вкус, а затем он накрыл её губы своими и язык мягко скользнул внутрь. Дыхание перехватило. Она, застонав, пошатнулась, чтобы тут же почувствовать на талии сильную руку. Внутри разливалось тягучее, как патока, тепло, сворачиваясь в тугой узел где-то внизу живота. Мужчина целовал с иступлённой нежностью, лаская языком глубины её рта, выпивая её дыхание, выжигая искры неспешной лаской, прижимая к себе бережно и властно.

Сколько длилось это сумасшествие, Рисса не знала. Дан Айсар отстранился первый, как-то рычаще выдохнув и притягивая её к себе ещё ближе. Девушка безмолвно позволила заключить себя в кольцо рук и положила голову на широкую твёрдую грудь, ошеломлённая произошедшим. К её макушке прижались мужские губы, а под щекой быстро билось его сердце, показывая, насколько он не остался равнодушным. И даже не имея никакого опыта в интимных отношениях, Рисса прекрасно поняла, что такое твёрдое прижимается к её животу, вызывая волну горячих мурашек и болезненное томление между ног.

— Извини, если напугал, маленькая, — шепнул куда-то в её волосы, продолжая просто обнимать, не предпринимая больше никаких действий.

— Я не боюсь, — так же шёпотом ответила она.

— Это хорошо. Мне больно чувствовать твой страх, — признался тихо, с неохотой отстраняясь. — Не хочу тебя отпускать, но… Я должен идти, девочка.

— Угу, — Рисса заторможено кивнула, вызвав его довольный смех.

— Иди, маленькая. У тебя к близнецам просьба была, — он развернул её к двери, нежно подталкивая вперёд.

— Да, точно, — девушка усиленно пыталась сообразить о какой просьбе сейчас речь. Вспомнила, что вроде как потренироваться хотела, и смущённо вздохнула, представив, как сейчас выглядит. Потрогала пальцами распухшие губы и неожиданно для самой себя счастливо улыбнулась.

Когда она обернулась, чтобы взглянуть на мужчину, подарившего ей её первый поцелуй, то увидела лишь удаляющуюся широкую спину. Рисса никогда не была склонна врать самой себе и вынуждена была признать, что дан Айсар ей очень глубоко небезразличен. Все эти чувства требовали детального осмысления, и девушка пообещала себе обязательно разобраться, что же между ними происходит. Именно с этой мыслью, она шагнула в тренировочный зал, и улыбка ещё долго играла у неё на губах.

 

Глава 18

Близнецы ожесточённо рубились на мечах. По крайней мере, именно так это выглядело со стороны. Молодые оборотни двигались с такой скоростью и запредельной ловкостью, что Рисса как-то разом погрустнела, понимая, как далека она сама от такого мастерства. Сложнейшие выпады и блоки, шаги и молниеносные повороты, которые она даже взглядом отследить не могла. М-да, просить их о помощи, это всё равно что неоперившемуся воробышку учится летать у хищных соколов.

Она так и стояла возле порога, любуясь, и на время даже забыв о губах дана Айсара, пока Кас, проведя серию смертоносных выпадов, так же ловко отбитых Заком, не обратил на неё внимание. Отступив, поднял руку, давая понять брату о перерыве, и направился к ней. Оценивающе осмотрел её одежду и ножны с мечом и вопросительно взглянул ей в лицо.

— Я так понимаю, ты хочешь потренироваться? — спросил, вытирая платком лоб.

— Хотела, да, — Рисса утвердительно кивнула.

— А почему в прошедшем времени? — подключился к разговору Зак, тоже подойдя к ней.

— Да я как-то остро поняла, что у нас с вами слишком разные категории, — призналась она.

— Так это разве плохо? — улыбнулся Кас. — Значит, мы сможем научить тебя чему-то новому. Тем более, мы видели тебя в бою, ты держалась очень хорошо. Пошли, Рисса. Начнём с разминки, — и он, ухватив её за руку, потащил на середину зала.

Следующие два часа запомнились девушке, как сплошная пытка. Братья, погоняв её по различным тренажёрам и оценив общую физическую подготовку, принялись девушку тренировать. Оба. По очереди. И вместе. Они показывали движения и приёмы, потом заставляли это всё до бесконечности отрабатывать, повторяя снова и снова. И в финале Кас предложил ей тренировочный бой. И она прекрасно понимала, что он дерётся с ней даже не в пол силы, тогда как сама выкладывалась на грани своих способностей. Когда близнецы решили, что с неё на сегодня достаточно, девушка дышала как загнанная лошадь, преодолевая тошноту и устало склонившись, чтобы опереться дрожащими руками в подгибающиеся колени. Нещадно болело всё, и ей уже было страшно представить, что она почувствует завтра.

— Ты молодец, Рисса. Завтра продолжим, — весело сообщил Зак, заставив её испуганно вскинуть на него глаза.

— Завтра? — О боги! Эта пытка повторится?

— Конечно. У тебя неплохие задатки и из этого можно выжать хороший результат.

— А может не надо? — жалобно попросила она, теперь уже жалея о своём поспешном решении. Братья доказали, что раньше она даже представления не имела, как по-настоящему можно выкладываться на тренировке.

Близнецы, не сговариваясь, весело рассмеялись.

— Извини, крошка, но надо. Нам будет спокойней знать, что ты можешь постоять за себя, — Кас ласково похлопал её по плечу.

— Если буду лежать бревном от усталости, ни за кого постоять я не смогу, — мрачно пробормотала девушка, вызвав у своих мучителей новый взрыв смеха.

Так их и застал, внезапно появившийся в зале Шэн.

— Ух-ты! А что вы здесь делаете? — спросил князь, с интересом рассматривая живописную композицию из веселящихся Зака и Каса, и согнувшейся в три погибели девушки.

— Уйди, рыжий. Мы тут Риссу тренируем, — выдал Зак.

— О, я тоже могу поучаствовать.

— Нет! — дружный тройной возглас, вызвал у Шэанарда насмешливое хмыканье.

— Мы уже закончили, — поспешила заверить принцесса, выравниваясь, в ужасе представив, что мучителей станет больше.

— И без тебя справимся, — оскалился Кас.

— У-у, какие вы недружелюбные, — протянул Шэн, весело сверкая голубыми глазами. — Обидеться, что ли?

— На здоровье, — заухмылялся Зак. — Ты что здесь делаешь?

— Не смог противиться желанию увидеть прекрасную Риссу. Здравствуй, принцесса, — мурлыкнул молодой князь, подходя к ним и прожигая её пламенным взглядом. Потянулся в явном намерении завладеть рукой девушки, но она ухитрилась вовремя отступить.

— Здравствуйте, Шэанард, — пробормотала в ответ.

Почему-то сейчас от одной мысли, о его прикосновениях становилось неловко. Она видела, что заинтересовала этого оборотня, но сама не имела ни малейшего желания подпускать его к себе ближе. Особенно теперь. Вот и отодвинулась ещё дальше от него, по сути, спрятавшись за Заком.

— Шэн, нам нужно поговорить, — бросил Кас, наблюдая за её манёврами.

— О чём? Говори, — от князя тоже не укрылось стремление девушки оказаться как можно дальше.

— Наедине.

— Так, Рисса, пойдём, я проведу тебя к твоей комнате. Тебе ведь нужно привести себя в порядок, перед встречей с данной Сэйрано? — Зак ухватил её за руку, увлекая к двери.

— Да, конечно, — девушка без возражений пошла за ним, поборов любопытство, о чём же таком Кас с Шэном будут говорить. — Ах, да! Кас, а когда она проснётся?

— Я разбужу её, как только ты будешь готова, — целитель посмотрел на неё с улыбкой. — Иди с Заком, девочка. Встретимся позже, например в гостиной.

— Хорошо, Кас. До встречи, Шэанард.

Кассиан дождался, когда дверь закроется за братом и их маленькой принцессой и лишь тогда повернулся к кузену.

— Давай начистоту, Шэн. Что у тебя к Риссе?

— Ого, вопрос, — рыжий оборотень хохотнул в ответ. Хотя глаза смотрели серьёзно. — А почему спрашиваешь, брат?

— Ответь сначала.

— Она мне очень нравится. Будит определённые желания, особенно, когда так мило смущается и пытается убежать. Приятное разнообразие после на всё готовых придворных дан и доэнни. Так, что я не против присмотреться к ней поближе.

— Это всё? — Кас без улыбки смотрел на князя.

— А что ты ещё хочешь услышать?

— Ты просто начал проявлять определённую настойчивость, вот я и интересуюсь.

— Ты хочешь спросить, насколько я серьёзен? — хмыкнул Шэн. — Вот уж не ожидал. Для себя бережёшь? Неужели Пара?

— Не мне.

— А кому? — не упустил главное рыжий.

— Мне кажется, отцу, — хмыкнул Кас.

— Не может быть, — вот теперь Шэн точно был удивлён. — Ты уверен?

— Почти, — улыбка стала шире, когда он вспомнил, как бережно отец укачивал на руках их юную гостью сегодня ночью, и какими больными глазами смотрел на неё, когда думал, что никто не видит. Да и припухшие губы девушки, когда она вошла в зал, не остались им незамеченными.

— Вот это поворот! Честно говоря, никак не ожидал. Тем более, мы не раз с ним обсуждали возможность нашего с ней брака. А оно вот как получилось.

— Да мы тоже как-то такого не ожидали. Но отец сделал на неё стойку, как только увидел. И девочка, хоть и побаивается немного, тоже к нему тянется. Зак вот до сегодняшнего дня не верил.

— Вот так Вечная странница завернула! Это что теперь получается? У вас будет мачеха младше вас? Ой умора, не могу!

Князь заливисто расхохотался, хлопая кузена по плечу.

— Смейся, смейся, — добродушно ответил Кас, успокоившись теперь, когда понял, что интерес Шэна далеко не заходит. Теперь осталось лишь наблюдать. Интересно как долго отец будет круги наматывать вокруг своей зазнобы?

Они с Шэанардом двинулись к выходу.

— Ах да! Вот ещё хотел спросить, как там Сэйрано? — князь вспомнил, ещё одну причину, по которой пришёл сегодня.

— Кирашу ничего не сделается. Отец подлатал его ещё ночью. Данна Нианон хуже, но поправляется. Её изрядно потрепали.

— Узнали что-нибудь?

— Девку звали Сора. Она проработала у них шесть лет служанкой и ни разу не вызвала каких-либо подозрений. Наши дознаватели пытались выяснить, откуда она взялась, но вся её история оказалась липовой.

— То-есть кто-то уже давно знал, что данна Сэйрано — сестра Фелисианны и внедрил её заранее? А кстати, дядя знал? Я всё забываю его спросить, — Шэн не скрывал своей заинтересованности.

— Нет. Они ведь с Кирашем давно не пересекались. Даже когда мама ещё была жива. А уж потом и подавно. Так что с его женой отец был незнаком. Если бы увидел, то конечно бы догадался. Рисса поначалу даже приняла её за мать, так они похожи.

— А чего хотела от них эта лазутчица? Наверняка требовала выдать Риссу. Ректор не говорит?

— Он в отключке был. Выложился, открывая портал дочерям, а потом ему ещё и снотворное подсыпали и приложили очень интересным заклинанием, или даже воздействовали артефактом. Отец в трансе почти три часа распутывал. Так что вся надежда на данну Нони. С убийцей общалась только она, — Кас устало потёр глаза. Они как раз шагали по коридору.

— М-да. Всё интересней и интересней. Я так понимаю, она ещё спит? — Шэну явно не терпелось узнать подробности, слишком уж он любил разгадывать загадки.

— Да. Женщина всю силу выплеснула в ментальный удар. На Риссу ночью было больно смотреть, а ведь это даже не на неё направлено было. Так что я специально продлеваю Нианон сон, давая время восстановится не только физически.

— Ясно. Я хотел бы присутствовать при разговоре, когда она проснётся.

— Тут уже с Сэйрано разбирайся. Он над женой как коршун кружит.

— Разберусь, — самоуверенно заявил князь.

— Не сомневаюсь. И Шэн, действительно, прекращай уже к Риссе подкатывать. В прошлый раз я думал, отец тебя на ленточки порежет, — Кас иронично хмыкнул.

— Ну нет! Так не интересно. Он мне её столько сватал, значит, а тут сам же и уводит? Просто так не уступлю, — лукаво улыбнулся Шэанард.

— Ты — труп, — сочувственно вздохнул старший из близнецов.

— Посмотрим, — подмигнул рыжий.

В это время Рисса, быстро ополоснувшись, переоделась в лёгкое васильковое платье, не став звать Зоришу. Мягкая ткань красиво льнула к телу, и девушка поймала себя на том, что никогда раньше не уделяла столько внимания своему внешнему виду. От одной лишь мысли о том, как полыхнут чёрные глаза при взгляде на неё, внутри снова стало тепло. Да она действительно рассчитывала увидеть дана Айсара, хотя и смущалась дико.

Повернулась перед зеркалом, придирчиво разглядывая себя. Волосы решила собрать в низкий пучок, убрав от лица, небрежными на первый взгляд, косами. Да так действительно хорошо. Выглядит красиво, но при этом не создаётся впечатления нарочитости. Пока она ещё не решила, как быть с такими неожиданными для неё чувствами, так что показывать их виновнику собственного душевного смятения, не собиралась. По крайней мере, откровенно стараться ему понравиться она не будет. Другое дело, если не откровенно. На это её смелости хватит. Улыбнулась, сама себе не веря.

Но тут же нахмурилась, вспомнив предстоящий разговор. Острыми когтями на сердце сжалось чувство вины, стоило ей представить, что пришлось пережить маминой сестре. А она тут о поцелуях думает. Раздосадованная душевным раздраем, мотнула головой и отвернулась от зеркала. Мышцы отозвались тяжестью и ноющей болью. Стиснула зубы, чтобы не застонать в голос. Подумаешь, перетрудила. Не в первый раз. Правда никогда ещё настолько сильно, но она справится. Близнецы правы. Ей нужно стать сильнее, а то что-то сильно она расслабилась, позволяя другим защищать и беречь себя. Глупить и лезть на рожон, конечно, не будет, но и сидеть сложа руки, тоже для неё неприемлемо. А значит учится, учится и ещё раз учится.

Именно с таким настроем девушка вышла из комнаты, чтобы встретиться с близнецами в гостиной, как они договорились. А когда открыла дверь в пристанище книг, едва подавила разочарованный стон. Она надеялась, что князь уже отбыл по своим важным делам, тем более что у него, как и у Лэардо, не было проблем с созданием порталов. Но её надеждам не суждено было сбыться. Рыжий нахал сидел в гостиной вместе с Заком и, стоило ей войти, сразу же устремил на неё взгляд своих голубых глаз.

— Рисса, ты обворожительна, — расплылся он в широкой улыбке. Хорошо хоть не бросился ей на встречу.

— Спасибо, князь, — смогла она выдавить из себя.

— Шэанард, а ещё лучше Шэн. Мы же договорились.

— Да, конечно, Шэанард, простите, — бросила уже даже немного раздражённо.

— Прощаю, — великодушно кивнул князь, лукаво щуря глаза. Забавляется значит?

Девушка поджала губы, решив не обращать внимания, и перевела взгляд на Зака.

— Кас ещё не пришёл? — спросила первое, что пришло в голову.

— Как видишь. Скоро будет. Как ты себя чувствуешь?

— Терпимо, — улыбнулась. — Думаю, вы правы. Привыкну.

— К чему? — не мог не вмешаться в разговор, Шэн.

— Рисса попросила, чтобы мы её тренировали, — поделился Зак.

— А-а-а. Точно не хотите, чтобы я присоединился? Я тоже хорошо владею мечом, — игриво подмигнул девушке Шэн, заставив непроизвольно покраснеть.

— Спасибо, но я не справлюсь с тремя тренерами. Так что вынуждена отказаться, — отрезала сухо, на что тот лишь шире улыбнулся и протянул.

— Жаль, очень жаль. Уверен, я — очень хороший учитель.

Ответить Рисса ничего не успела. За спиной щёлкнул замок и раздался голос Каса.

— О, вы все здесь. Замечательно. Рисса, данна Нианон проснулась и уже просила тебя зайти. Где-то через полчаса.

— Как она? — тут же встрепенулась девушка.

— Неплохо. Думаю, быстро восстановится. Так что можешь выдохнуть. Всё с ней будет в порядке.

— Я очень, очень рада это слышать. Спасибо!

— Да не за что, — слегка смущённо улыбнулся Кас. — Кстати. Когда поговоришь с тётей, она согласилась ответить на наши вопросы относительно нападения. Я отцу уже сообщил, он тоже будет. — на последнем предложении мужчина как-то странно и изучающе на неё взглянул, наталкивая на подозрение, что для него не осталась секретом её симпатия.

— У-у-у. Значит мой мучитель скоро явится, — горестно вздохнул князь. — Нигде от собственного советника не спрячешься.

— А ты лучше место не мог придумать, чем его собственный дом? — хохотнул Зак.

— Если хочешь что-то спрятать, положи на виду, — глубокомысленно изрёк погрустневший Шэн.

— Ты сам в это веришь?

— Нет, конечно. Ладно, пойду я к себе. Может разминёмся как-то, — он поднялся из кресла и стряхнул ладони, готовясь магичить.

— Надейся, — насмешливо протянул Кас. — Я так понимаю, присутствовать при разговоре с супругами Сэйрано, ты передумал.

Шэанард явно задумался, разрываясь между желанием скрыться и стремлением поучаствовать в расследовании.

— Чем это отец так тебя нагрузил, что ты бегаешь от него, как заяц? — поинтересовался Зак.

— Да чем он только меня не нагрузил? Я уже загибаюсь под этим гнетом государственных дел. Хотя теперь-то я хоть понимаю его мотивы, — Шэн переглянулся с Касом. — Я всё-таки предпочту избежать встречи с дядей. Расскажете мне потом, что там и как, — и князь открыл портал, в который поспешно шагнул.

— М-да, — усмехнулся Зак. — А я ещё сомневался.

— Вот-вот, — совсем уж непонятно добавил Кас.

— Могу я поинтересоваться, о чём вы? — надоело Риссе пытаться понять этих оборотней.

— А? — братья, как будто, только теперь вспомнили о её присутствии и смотрели с недоумением.

Девушка тяжело вздохнула и приготовилась повторить вопрос, но её снова прервали. На этот раз в библиотеку заглянула служанка и сообщила, что данна Сэйрано готова встретиться с доэнни Риссой.

— Вот и хорошо, — явно обрадовался Кас. — Пойдём. Нужно разобраться в этом деле побыстрее.

И оборотни, подхватив её под локти, бесцеремонно уволокли из комнаты.

Супругов Сэйрано, оказалось, поселили на третьем этаже. Как объяснил ей по дороге Зак, это было пожеланием дана Кираша, который не хотел лишний раз пересекаться с хозяином дома.

Уставшая после тренировки, девушка уже едва дышала, когда, увлекаемая Касом, преодолела последние ступеньки. До дверей комнаты они уже двигались не так стремительно, и она постаралась прийти в себя. Перевела дыхание и вежливо постучала. Услышав мужское "Войдите", нерешительно толкнула тяжёлую дверную створку.

В комнате первое что бросалось в глаза, это хрупкая темноволосая женщина в глубоком кресле. Данна Нианон с последней их встречи изменилась разительно. Под глазами залегли глубокие тени, а взгляд стал каким-то стеклянным, словно выгоревшим. Услышав, как она вошла, женщина повернула к ней голову и её лицо немного смягчилось.

— Девочка моя, я так рада тебя видеть.

— Данна, мне так жаль, — Рисса бросилась вперёд и опустилась на колени рядом с маминой сестрой. Бережно взяла за руку, стараясь не расплакаться. Краем глаза заметила дана Сэйрано стоящего возле окна, рядом с портьерой.

— Ну что ты. Успокойся. Тебе нужно гордиться. Благодаря твоему дару мы с мужем остались в живых. Ты ведь понимаешь это? — Нианон ласково погладила её по голове. — И зови меня пожалуйста тётя Нони. Мне это будет очень приятно.

— Хорошо, тётя, — всё же не удержалась от всхлипа девушка.

— Скажи, пожалуйста, давно проснулся твой дар?

— Нет. После маминой смерти.

Значит, ты ещё не умеешь управляться с ним. Наверное, тебе было очень плохо сегодня ночью, — сочувственно вздохнула женщина, утверждая, а не спрашивая.

— Да, но это всё неважно. Мне помог дан Айсар. Он объяснил, что нужно делать, чтобы стало легче.

— Ясно. Это хорошо, — задумчиво произнесла Нианон. — Скажи, ты хотела бы развивать свои способности?

— Пожалуй, у меня нет выбора, — грустно улыбнулась девушка.

— Тут ты права, — ласково погладила её по голове женщина.

— Вы поможете мне? — девушка с надеждой взглянула на родственницу.

— Это будет честью для меня, — тепло улыбнулась ей та улыбкой так похожей на мамину.

— Спасибо.

Они ещё немного поговорили, стараясь не касаться темы нападения. Риссе не хотелось, чтобы тётя Нони рассказывала о произошедшем больше раз, чем это было нужно. Всё равно ведь ей придётся это сделать, когда все соберутся. При мысли о дане Айсаре, девушка поневоле задержала дыхание.

Когда раздался стук в дверь, она уже знала, кто за ней стоит. Сердце в груди всполошилось и забилось пойманной птицей. И снова предательский румянец вспыхнул на щеках, что не осталось незамеченным для Нианон. Женщина удивлённо подняла брови и перевела взгляд на двери.

— Войдите, — за неё снова ответил дан Сэйрано, всё это время стоявший молча. Теперь же он подошёл к жене и замер за её спиной, явно показывая, под чьей она защитой.

Дверь открылась и в комнату вошёл дан Лэардо. За ним следовали его сыновья.

— Приветствую вас, данна Сэйрано, — учтиво склонился он в вежливом поклоне. — Как вы себя чувствуете? Могу ли я рассчитывать на обещанный разговор?

— Благодарю, дан. Вполне сносно. За что очень признательна вам и вашему сыну. Доннэ Кассиан, очень вам благодарна. Конечно, я готова ответить на ваши вопросы.

— Не за что, данна. Я рад был помочь, — Кас тепло улыбнулся.

— Доэнни, Рисса, рад вас снова видеть, — формально обратился к девушке Айсар, видимо для Сэйрано, тогда как взгляд чёрных глаз прошёлся мягкой лаской по её фигурке.

— И я, — девушка сообразила, что до сих пор стоит на коленях возле тётиного кресла. Хотела было подняться, но охнула от боли в онемевших ногах.

— Что с вами? — обеспокоенно спросил мужчина, шагая к ней.

— Ничего страшного. Просто перетрудила мышцы. Пройдёт.

— Перетрудила значит? — Айсар недобро оглянулся на сыновей. Те же изобразили сплошную невинность. — И почему, позвольте спросить, наш целитель не помог?

— Так я не знал, что всё настолько плохо, — оправдываясь, поднял руки Кас. — Рисса, ты почему мне не сказала? — и такой возмущённый взгляд на неё бросил.

— Я с вами потом поговорю, — зловеще пообещал глава рода и, мгновенно смягчаясь, обратился к девушке: — Позвольте помочь, доэнни. — Девушка даже пискнуть не успела, как её бережно подхватили на руки и усадили в одно из кресел.

— Благодарю. — Рисса признательно улыбнулась мужчине. Болезненные ощущения в мышцах помогли ей справится со смущением и не выдать себя ещё больше, чем уже успела.

— Всегда рад помочь, — И хоть голос дана Лэардо звучал невозмутимо, взгляд согревал ласковым теплом. Мужчина, выпрямившись, обратился к остальным: — Ну что ж, не вижу смысла дальше откладывать неприятный разговор. Данна Нианон, нам уже известно со слов вашего мужа о том, кто на вас напал, и какие события этому предшествовали. Но хотелось бы услышать от вас другие подробности. Как вы понимаете, с убийцей общались только вы. Так что расскажите, пожалуйста, всё что сможете вспомнить.

— Да, конечно. — Нианон тяжело вздохнула, словно собираясь с силами. На её плечи легли огромные ладони её мужа в поддерживающем жесте. — Слушайте…

И она рассказала. Всё, что произошло ночью. В малейших подробностях, начиная с момента как проснулась и увидела в кресле их служанку Сору и заканчивая тем, как вырвалась из-под контроля её сила, превратившись в мощнейший ментальный удар. На этих словах бледная и потрясённая Рисса сильно вздрогнула, невольно вспомнив свои собственные ощущения.

— Последнее, что я помню, это рёв Кираша, — закончила свой рассказ данна. Её сочувственный взгляд остановился на племяннице. — Девочка моя, наверное, не стоило тебе всё это слушать. Прости, что не сообразила сразу.

— Нет, тётя. Я не имею права не знать, — хрипло выдохнула Рисса. — Это меня тоже касается.

— Ты права, конечно, но мне очень жаль, что тебе приходится держать такой удар.

— Я справлюсь, тётя Нони, — девушка грустно улыбнулась, стараясь не показать, как сильно на неё подействовал этот страшный рассказ. На плечо легла теплая большая ладонь. Даже не поворачивая голову, она по терпкому волнующему запаху и волне обжигающих мурашек поняла, кто именно стоит рядом. Раздавшийся над ней низкий голос вызвал легкую дрожь, и отнюдь не от страха.

— Данна, Нианон, благодарю вас за откровенность. Мне искренне жаль, что вам пришлось такое пережить. Обещаю, что сделаю всё возможное и невозможное, чтобы найти виновных.

— Я знаю, дан, — улыбнулась Нианон.

— Тогда не будем больше утруждать вас своим присутствием. Отдыхайте, набирайтесь сил. Можете оставаться нашей гостьей столько, сколько пожелаете. В этом доме вам ничего не угрожает.

— Благодарю вас, дан Лэардо. Мы с мужем очень вам признательны.

И только слепой бы не заметил, как передёрнуло дана ректора от её последних слов. Айсар же смотрел на свою юную гостью.

— Доэнни Рисса, позвольте, — к ней протянулась его рука, чтобы помочь встать, и девушка не мешкая её приняла.

Братья тоже вежливо раскланялись с супругами Сэйрано, и они все вместе покинули комнату.

 

Глава 19

Как только дверь захлопнулась за их спинами, на талию Риссы тут же легла рука дана Айсара.

— Как ты, девочка? — он развернул её к себе, чтобы заглянуть в лицо. Мгновение, чтобы оценить бледные щёки и закушенную губу, и решительное: — Иди сюда, маленькая!

Девушка с огромным облегчением шагнула к нему. Прижалась к груди, чувствуя, как вокруг неё смыкаются такие надёжные и необходимые ей объятия. С затаенным удовольствием вдохнула пряный запах и зажмурилась, наслаждаясь звуком его сердца под щекой. Что же с ней делается? Как так получилось, что тот, кто раньше вызывал лишь страх и настороженность, теперь пугает её разве что её же собственными желаниями и чувствами.

— Мне жаль, что ты всё это слышала. Я должен был запретить…

— Не надо мне запрещать. Это — моя тётя. И это — мой враг. — Хоть как она не старалась, голос прозвучал обиженно. Неужели он её ребенком считает?

— Ну нет, Рисса. Враг точно уже не только твой и разбираться ты с ним не будешь, — жёстко отчеканил дан.

Девушка резко отстранилась, чтобы взглянуть на мужчину. Глаза её метали гневные молнии, и сейчас она, как никогда, была похожа на свою мать-королеву.

— Дан Айсар, как мне понимать ваши слова?!! Не то чтобы я собиралась лезть на рожон, но тем не менее ваш тон…

— Успокойся, девочка. Я не собираюсь тебя ни в чём ограничивать, — тут же смягчился дан Айсар. — Лишь хочу уберечь, — его рука легла ей на щёку. — И мне приятно видеть, что ты настолько уже перестала меня бояться, что готова выпустить коготки. Такой ты мне нравишься ещё больше.

И столько бархатистой ласки было в его голосе, что Рисса поневоле снова вспыхнула румянцем. И теперь не только смущение было тому причиной. Ей снова до дрожи захотелось почувствовать его рот на своих губах. Она, не осознавая, что делает, положила свои ладони ему на грудь, непроизвольно сжимая пальцы и сминая ткань чёрного кителя.

— Кхм, — рядом прозвучало многозначительное покашливание. — Отец, Рисса, извините конечно, что мешаю, но я всё-таки хотел бы спросить, не нужна ли моя помощь? Рисса, как твои мышцы?

— Кас, не будь ты моим сыном… — рыкнул дан Айсар, закрывая глаза. — Не беспокойся. Я сам позабочусь о нашей гостье, раз ты не додумался до этого раньше.

Говоря это, он чуть-чуть отстранил от себя ошеломлённую девушку, ровно настолько, чтобы удобно было согнуться и подхватить её на руки. Дальше, не обращая внимания на её испуганный выдох, решительно зашагал прочь. Рисса, обняв его за шею, спросила.

— А куда вы меня несёте?

— В твою комнату. Лечить буду, — лаконично ответил оборотень.

— Это так необходимо? Лечение? — почему-то ей показалось очень важным уточнить.

— Если сегодня твоим мышцам не помочь восстановиться, завтра ты не сможешь нормально двигаться.

— А-а-а. Ну ладно, — по правде говоря, ей действительно было плохо. Тело нещадно болело, особенно ноги и плечевой пояс. А если завтра ещё снова тренироваться, то отказываться от помощи точно не стоит.

Всю дорогу до своей комнаты Рисса молчала и просто наслаждалась ощущением какой-то правильности того, что происходит. Похоже её сердце действительно сделало свой выбор. Теперь бы ещё решить, что с этим делать. Сильно не хватало опыта, чтобы разобраться в своих и, что не менее важно, его чувствах. Ей казалось, что мужчина тоже к ней неравнодушен. Но уверенности в этом не хватало. К тому же девушка побаивалась той остроты чувств, что обрушились на неё, так как теряла способность здраво рассуждать.

Дверь в её комнату закрылась за ними с каким-то роковым щелчком. Дан Айсар опустил её на ноги и произнёс как-то подозрительно хрипло.

— Тебе нужно сначала принять горячую ванну. А потом я займусь… твоим лечением. Позвать Зоришу, чтобы помогла тебе?

— Нет. Я сама, — девушка смущённо взглянула на мужчину. Неужели она правильно поняла, и он сейчас не собирается уходить из её комнаты. Замирая в душе от собственной смелости, Рисса медленно двинулась к ширме, стоящей возле шкафа, стараясь при этом не охать и не кривиться от боли.

— Я наберу тебе ванну, — сообщил Айсар, наблюдая за ней потемневшими глазами. Мотнул почему-то головой, и хрипло выдохнул. И этот звук прошёлся огненной волной по её взвинченным нервам. Он уже скрылся за дверью ванной комнаты, а она всё ещё смотрела ему вслед широко распахнутыми глазами.

Принцесса отчётливо понимала к чему может привести данная ситуация. Несмотря на всю свою невинность, на отсутствие теоретических знаний она пожаловаться не могла. Во первых мама давно уже обстоятельно просветила её на тему интимных отношений между мужчиной и женщиной, во вторых у неё был старший брат, который вёл далеко не монашеский образ жизни, и в третьих, её однокурсницы совершенно не стеснялись делится деликатными подробностями своих отношений. Так что знаний юной Риссы вполне хватало, чтобы понять, чего именно так сильно хочет этот большой мужчина. Но отчего-то она была уверенна, что с ним в полной безопасности и большего, чём она позволит, он от нее не возьмёт.

Все эти размышления не мешали ей раздеваться, и когда дан Айсар вышел из ванной, она уже тянулась к тонкому белоснежному пеньюару из нежнейшего шёлка. Мягкая ткань невесомо скользнула по обнажённой коже, и девушка непослушными руками завязала поясок. Нерешительно выскользнула из-за ширмы, из-под ресниц наблюдая за мужчиной. Его взгляд тут же прикипел к её не особо прикрытой фигурке. Обжигающей лаской прошёлся по гордо торчащим грудкам, скользнул по животу и остановился на угадывающихся под тонкой тканью темных завитках в развилке ног. Огромный оборотень шумно сглотнул и мученически прикрыл глаза.

— Иди в ванную, Рисса. Я подожду тебя здесь.

— Хорошо, дан Айсар, — шепнула она оглушённая собственными чувствами и странным удовольствием, вызванным мужским взглядом.

Словно в тумане, девушка сделала, как он велел. Погрузившись в горячую воду, не сдержала стона, расслабляя ноющие конечности. Спустя некоторое время действительно почувствовала, что становится намного легче. Намылив мочалку, принялась неспешно мыться и отчего-то её не покидала мысль об ожидающем её мужчине. Дыхание стало прерывистым и частым, грудь потяжелела и внизу живота свернулся тугой тянущий узел. Прикосновение мочалки к чувствительной коже стало почти невыносимым. Откуда-то появилась мысль, что было бы, если это его руки скользили сейчас по её телу. Между ног буквально свело от болезненного ожидания.

Девушка откинула голову назад, зажмурившись, и пытаясь прийти в себя. Что с ней? Она ли это вожделеет близости? Никогда она ещё такого не чувствовала. Да что там, раньше её вообще ни парни, ни мужчины не интересовали. Теперь же она сходит с ума от одной только мысли об этом оборотне. И плевать насколько он жуткий, плевать что намного, намного старше, и она младше даже его собственных сыновей. Можно, конечно, трусливо спрятаться от самой себя, но Рисса так не умела. Она предпочитала смотреть правде в глаза. А правда была в том, что она хотела дана Айсара Лэардо. И внутреннее чутьё подсказывало, что никто другой ей уже будет не нужен. Неужели это то, о чём мама говорила? Её единственный?

Боль почти ушла, и медлить она больше не стала. Поднялась из уже остывающей воды и быстренько вытерлась полотенцем. Задержалась немного, смотря на пеньюар и решая дилемму — одеть, или нет, но подумала, что так откровенно предлагать себя не осмелится. Поэтому натянула на влажное тело шелковую ткань и пошла в спальню.

Айсар сидел в кресле и гипнотизировал взглядом дверь в ванную. Стоило ей показаться, как он весь подобрался, словно готовясь к прыжку. Девушка застенчиво улыбнулась и спросила, притворяясь, что не понимает его взглядов.

— Я сделала, как вы велели, дан. Что дальше?

— Ложись на кровать. Лучше на живот, так будет удобней делать тебе массаж, — от его голоса по её коже побежали мурашки.

Девушка послушно выполнила распоряжение, следя, чтобы не скомкалась ткань на бедрах. Повернула голову, чтобы посмотреть на мужчину. Тот неспешно встал и почему-то направился в ванную комнату. Вернулся оттуда со стеклянной баночкой, в которой плескалось ароматическое масло. Подошёл к ней и присел рядом, обжигая прикосновением мускулистого бедра.

— Мне нужно будет обнажить твои плечи. Не испугаешься?

— Нет, — и почему это её голос стал таким хриплым.

— Хорошо, — она не видела, но ей показалось, что он улыбнулся.

В следующее мгновение на её плечи легли нежные руки и деликатно повели, стягивая ткань вниз на спину. Рисса даже забыла, как дышать. Прикосновение его ладоней к обнаженной коже превратило её в жидкую патоку. Хлопнула крышечка и на обнажённую кожу закапало что-то тёплое. По запаху поняла, что это масло. А дальше она пропала. Сильные ладони сначала поглаживали, затем мяли её тонкие плечи, спину, руки, разминали натруженные мышцы, находили какие-то чувствительные точки, и девушка таяла под этими прикосновениями, не сдерживая вздохов и стонов. Ей ещё никогда не было так хорошо.

— Где ещё болит, маленькая? — хриплый шёпот возле уха заставил её сжать бёдра от внезапного всплеска ноющей потребности.

— Ноги, — брякнула, не задумываясь.

А в следующий миг его руки перенеслись на её правую ступню. Снова масло, снова массаж. Никогда даже представить не могла, что её ноги настолько чувствительные. Мужские пальцы месили её мышцы, как тесто, но несмотря на некоторые болезненные ощущения поначалу, ей всё равно было приятно. Истома поселилась во всём её теле, и девушка даже не сразу поняла, что его руки гладят сейчас гораздо выше коленей.

Горячие ладони скользнули по бёдрам и замерли на девичьих ягодицах, словно давая ей время осознать. Она затихла, почти не дыша, но остановить его не смогла себя заставить. Видимо посчитав, что у неё было достаточно времени на то, чтобы прекратить это безумие, Айсар продолжил. Теперь он мял её попу, иногда словно невзначай скользя пальцами между упругих полушарий. В тишине комнаты она отчётливо слышала его тяжёлое дыхание. А сама буквально горела в этих руках, прогибаясь и бесстыдно подставляясь под прикосновения. В какой-то момент он слегка раздвинул её ноги и его палец скользнул между невинных складочек, заставив её тихо всхлипнуть.

— Девочка, ты сводишь меня с ума. Позволь мне хотя бы прикоснуться к тебе, подарить тебе удовольствие, — прошептал он ей на ухо, склонившись над ней и продолжая гладить между ног. Рисса, в ответ, смогла лишь шире развести ноги.

Твердый, слегка шершавый палец обводил её маленькую дырочку то с одной стороны, то с другой, заставляя плавится в чувственном пожаре. Затем нашел крошечный бугорок и закружил вокруг него. Девушке показалось, что она сейчас умрёт от сводящего ноги желания. Прогнулась ещё сильнее и в тот же миг он обрушился с поцелуем на её шею. Горячий язык скользнул по коже, вырвав у неё из груди протяжный стон. Она, наверное, сходит с ума. Ощущение его рта на шее, обжигающая ласка языка, жалящие покусывания, и одновременно с этим мужская рука на самом сокровенном. Вот он сжал ее клитор и слегка покатал между подушечек пальцев, высекая искры в её затуманенном сознании, повторил это снова, и жажда неведомого освобождения заставила её буквально захныкать.

— Чего ты хочешь девочка? — и его губы сомкнулись на её мочке. Язык поиграл с мягкой плотью, затем обвел ушную раковину.

— Я не знаю, — всхлипнула она, подаваясь бедрами навстречу его руке.

В ответ услышала тихий довольный смех. И тут он запустил пятерню ей в волосы, повернул к себе её голову и захватил рот в сокрушительном поцелуе. Сейчас это было совершенно не нежно, он буквально брал её рот, кусая за губы, вторгаясь языком в сводящем с ума ритме. В какой-то момент Рисса почувствовала, как что-то твердое скользнуло в неё и низко застонала ему в рот, испуганно дернувшись. Не сразу она поняла, что это его палец, который, обведя узкую щёлочку, вышел и вошёл обратно. При этом другой палец продолжал теребить её чувствительный бугорочек.

— Тсс. Тише, маленькая. Ты такая узкая, такая сладкая. Нет сил сдержаться… не касаться тебя…

Теперь на месте одного, скользили два пальца. Выходили из неё почти полностью и погружались обратно, не прекращая ласкать клитор. И снова порабощающий поцелуй, и язык, двигающийся в том же ритме. Девушку потряхивало мелкой дрожью, и она уже безостановочно стонала, погружаясь в пучину ослепляющего удовольствия. Внутри что-то росло, распирало и наконец-то взорвалось сокрушительным наслаждением, сотрясая её всю, прижатую его телом.

Мужчина далеко не сразу прервал поцелуй и замер, хрипло дыша и прижавшись лбом к её плечу. Пальцы вышли из её лона и пропутешествовали вверх, проведя между ягодиц и остановились на копчике. Ладонь легла на поясницу, нежно поглаживая, влажную от пота кожу.

— Не испугалась?

В ответ на этот вопрос она смогла лишь истерично хихикнуть.

— Нет, дан Айсар. Не успела.

— Может просто «Айсар»? — поцеловал он её в основание шеи.

— Не знаю, смогу ли.

— Ох, девочка. Ты такая непоследовательная. После того, что ты позволила мне с тобой делать, неужели так сложно обращаться ко мне просто по имени? Пожалуйста, малышка, я так хочу, — его улыбающиеся губы щекотали чувствительную кожу за ухом.

— Я попробую, — послушно прошептала она.

— Вот и хорошо. Давай завтра поужинаем вместе, — и почему-то ей показалось, что ответа он ждёт напряжённо, словно опасаясь отказа.

— Хорошо, Айсар, — улыбнулась, прищурившись.

— Ты ведь понимаешь, что я тебя теперь никуда не отпущу? И никому не отдам.

— Не отдавай, — согласилась покладисто, в душе млея от удовольствия. Неужели все её надежды небезосновательны?

— Мне очень не хочется от тебя уходить, но, к сожалению, я должен. — Айсар провел рукой по её спине. Затем помог перевернуться, обхватил ладонями её лицо и запечатлел на губах нежный поцелуй. — Сегодня ужинайте без меня, мне придётся задержаться во дворце. Я буду скучать без тебя, моя девочка. Мне хочется верить, что и ты без меня.

Рисса думала, что после пережитых сегодня ощущений, краснеть уже не сможет. Однако его слова заставили её снова зардеться, и она смущённо призналась.

— Я тоже буду.

И снова поцелуй, и его стон, переходящий в рычание.

— Не могу оторваться от тебя, — чёрные глаза полыхали безумным пламенем, но ей совершенно не было страшно. Возможно, даже если она его увидит сейчас во второй ипостаси, то сможет не испугаться. — Всё, я ухожу, — и он таки заставил себя от неё оторваться. Видимо, чтоб не передумать, открыл портал сразу из её комнаты. — До завтра, Рисса.

— До завтра, — шепнула она, лелея в душе несмелые ещё росточки счастья.

После ухода Айсара девушка ещё некоторое время полежала, смакуя невероятное чувство удовлетворения. Тело было расслабленным и ничего не болело. Наверняка он ещё и магией свои действия приправил. Тут она пораженно хмыкнула, настигнутая невероятной догадкой. А ведь ему не обязательно было делать ей массаж. Скорее всего Айсар мог убрать все болевые ощущения магией. Вот только разозлиться она не смогла. Слишком уж ей понравился тот способ лечения, который избрал мужчина.

День закончился без каких-либо происшествий. Девушка спустилась к ужину, за столом её уже ждали братья, которые посматривали на неё с нескрываемым интересом. Правда, расспрашивать ни о чем не стали, ограничившись лёгким разговором на отвлечённые темы. Потом Рисса вернулась к себе и легла спать. Несмотря на все надежды, ночью ей никто не приснился. Зато утром она чувствовала себя хорошо отдохнувшей и полной сил. У явившейся на её звонок, Зоришы спросила, дома ли хозяин и собирается ли завтракать вместе со всеми, на что горничная ответила утвердительно, вызвав тем самым радостную улыбку у юной доэнни.

— Зориша, помоги мне пожалуйста. Я хочу сегодня выглядеть как можно лучше, — попросила, не особо скрывая предвкушающий блеск своих глаз.

— Хорошо, доэнни, — служанка посмотрела слегка удивлённо, но с радостью и энтузиазмом взялась помогать.

Так что к завтраку Рисса спускалась во всеоружии. Голубое с лиловым оттенком платье мягко облегало тонкий стан и красиво струилось вокруг ног. Волосы же Зориша подняла ей наверх, закрепив шпильками с жемчужинами и добавив маленьких лиловых роз. В столовой, как оказалось, уже все собрались. Присутствовали даже супруги Сэйрано. Девушка, поздоровавшись, сразу направилась к своему месту, всем своим существом ощущая на себе жаркий взгляд, сидящего напротив неё мужчины.

— Доброе утро, Рисса. Ты сегодня невероятно обворожительна, — первым заговорил хозяин дома и она довольно зарделась.

— Благодарю вас… Айсар, — и подняла на него сверкающие глаза.

Мужчина смотрел на неё с одобрением и нескрываемым голодом в темных глазах. На губах играла едва заметная улыбка. Их общение взглядами прервало не деликатное покашливание с боку близнецов.

— Рисса, мы рады видеть, что тебя сегодня не беспокоят перетруженные мышцы, — вмешался Кас, сверкая лукавой ухмылкой, и добавил: — Надеюсь, ты не забыла о тренировке с нами?

— Нет, конечно. Я всё помню. — затем перевела взгляд на мамину сестру — Тётя Нони, я очень рада видеть, что вам уже лучше. Как вы себя чувствуете?

— Хорошо, девочка. Мы с мужем решили не злоупотреблять больше гостеприимством дана Лэардо и сегодня возвращаемся домой, — она взяла за руку сидящего рядом хмурого дана Кираша.

— Я очень рада за вас. — Рисса мягко улыбнулась — А как там ваши дочери? Достаточно ли надёжно их укрытие?

— Раньше я думал, что да, — ответил дан ректор — Но после того, как в собственном доме обнаружилась подосланная убийца, начал сомневаться. Так что девочки возвращаются домой, где будут под моим присмотром. И вся прислуга пройдёт детальнейшую проверку.

— Можете рассчитывать на помощь моего ведомства. Мы разузнаем всю подноготную каждого. — предложил Зак, до этого молча слушавший.

Кираш Сэйрано смерил своего племянника хмурым взглядом.

— Не стану отказываться, доннэ Закариан. Для меня безопасность семьи превыше всего, — и выразительный взгляд на Айсара. Правда, тот почти никак не отреагировал, лишь слегка прищурил глаза.

— Я надеюсь, дан Сэйрано, ваше стремление обезопасить свою семью достаточно сильно, чтобы принять ещё и мою помощь? Мне хотелось бы поставить на ваш дом дополнительную защиту, вашу я без труда взломал, — и уже стоящему у дверей мажордому отдал распоряжение, не обращая внимания на скрежет зубов своего бывшего друга. — Гастар, вели подавать завтрак. Все уже собрались.

— Я не уверен в необходимости этого, — справившись с собой, возразил ректор. — Эту защиту мог взломать только такой как ты.

— Поставишь на это жизни своих женщин? — поинтересовался Лэардо, холодно блеснув глазами.

— Нет! Но я не понимаю в чём твой интерес?

— О, мой интерес весьма прост. Доэнни Рисса находится под моей защитой. И поскольку ваша супруга является её родственницей, а в скором времени станет ещё и наставником, скорее всего, моя подопечная будет довольно часто посещать ваш дом. И моя обязанность убедится, что ей там ничего не угрожает.

— Подопечная, всего лишь? — криво улыбнулся Кираш.

— Нет. Но это не ваше дело, дан Сэйрано, — отрубил Айсар ледяным тоном.

Слуги как раз подали на стол, и перепалка двух мужчин временно прекратилась. Девушка же сидела молча, переваривая услышанное.

После завтрака, когда все встали из-за стола, к девушке подошла данна Нианон.

— Рисса, если ты не возражаешь, предлагаю завтра начать заниматься. Мне мой начальник дал отпуск в связи с состоянием здоровья, — иронично взглянула она на мужа. — Так что я абсолютно свободна весь день. И мне бы очень хотелось познакомить тебя с моими девочками. Думаю, вы поладите.

— Это было бы замечательно, — обрадовалась Рисса и слегка вздрогнула, почувствовав на талии мужскую руку.

— Я тоже считаю, что ваша племянница должна как можно быстрее освоить свой дар, — прозвучал за её спиной голос Айсара. — Со своей стороны, обязуюсь доставить её к вам, скажем, к обеду.

— Мне это подходит, дан, — улыбнулась Нианон, с интересом поглядывая на его руку, уверенно обосновавшуюся на животе Риссы. Девушка же смущённо опустила глаза, но даже не подумала отстраниться. — Что ж. Ещё раз благодарю за помощь и гостеприимство. Рисса, жду тебя завтра.

Портал супругам Сэйрано открыл Зак. Когда они отбыли, Айсар, не скрываясь, привлёк девушку к себе и зарылся лицом в волосы на макушке.

— Ты ведь помнишь, что обещала поужинать со мной?

— Конечно, помню, — прошептала она, млея от удовольствия.

— Я так понимаю, Шэну ничего не светит, — изрёк Зак, рассматривая их с изумлённо вскинутыми бровями.

— Я же говорил тебе, — довольно улыбнулся Кас. — Тебя можно поздравить, отец?

— Можно, можно, — в голосе мужчины сквозило полное довольство ситуацией.

— А с чем? — рискнула спросить Рисса.

— Я тебе обязательно расскажу, но позже, маленькая. А сейчас, к сожалению, я опять вынужден тебя оставить. Кстати, твой брат принял предложение Шэна о помощи. И сегодня мы отправляем в Весторию отряд боевых магов и парочку некромантов.

— Правда? — она встрепенулась и развернулась в его руках, чтобы взглянуть в глаза. — Шэанард предложил Фриду помощь?

— Что тебя удивляет, девочка? Мы все хотим защитить тебя, — он обхватил пальцами её подбородок. — Твоя безопасность для меня превыше всего. Веришь? — и не дожидаясь её ответа, поцеловал.

И девушка снова потерялась в ощущении его губ, языка, ласкающего её рот, сильных рук, сжимающих её безвольное тело. Забыла обо всём, и о близнецах, которые их видели, и о том, что хотела сказать. Осталось лишь чистое пьянящее удовольствие и сладкая нега, растекающаяся по телу.

— Кхм. Ладно, мы, наверное, пойдём, да, брат? — краем уха она уловила понимающие смешки.

— Не стоит. Я уже вынужден уходить, — с сожалением оторвался от её губ Айсар, и прижал к себе, поглаживая по спине. — До встречи, моя драгоценная малышка. Парни отвечаете за неё головой.

С видимым усилием над собой разомкнул руки, отпуская девушку. Смерил сыновей суровым взглядом, и, создав портал, решительно в нём скрылся. Рисса же осталась стоять на подгибающихся ногах, с пылающими губами и полной дезориентацией в голове. И тут раздался наигранно изумлённый голос Зака.

— С ума сойти! Кажется, у нас будет крошка-мачеха.

 

Глава 20

Фрид мрачно следил, как раскрывается пространственный портал и из него выходят высокие и, пожалуй, какие-то хищные фигуры оборотней. Обещанные Шэанардом маги, дюжина боевиков и двое некромантов, прибыли в точно оговоренное время в тронный зал королевского дворца. За спиной монарха застыли личные гвардейцы, под предводительством коммодора Макки. Присутствовал также лорд Эсджэралт Рикс, под чьё начало и должны были поступить новоприбывшие. Переход обеспечивал сильнейший портальщик княжества, дан Айсар Лэардо собственной персоной, чему король несказанно обрадовался, надеясь получить информацию о сестре из первых рук. Княжеский советник шагнул из портала последним. Сразу же направился к встречающим, оценивающе буравя своими жуткими глазами.

— Приветствую, ваше величество, — ровный, уважительный тон и протянутая рука. Как от равного к равному.

— И я вас, дан Лэардо. Рад возможности пообщаться с вами лично. — Фриделис уверенно пожал крепкую ладонь — Надеюсь, вы не откажете мне в приватной беседе?

— Конечно. Постараюсь ответить на любые ваши вопросы.

— Тогда прошу за мной. — Фриделис удовлетворённо кивнул и произнёс, повернувшись к застывшим в ожидании оборотням: — Господа маги, позвольте представить вам лорда Эсджэралта Рикса, главу Службы безопасности Вестории и вашего начальника на время пребывания здесь. И благодарю за помощь.

Дальше король не стал задерживаться, уверенный, что безопасник разберётся сам, и покинул зал, сопровождаемый Лэардо. Мужчины быстро миновали анфиладу комнат, свернули в нужный коридор и вскоре Фрид распахнул двери собственной приёмной. За столом всполошились Ами, собираясь встать.

— Ами, сколько можно вскакивать? Сиди! — привычно буркнул на секретаршу — У меня с даном Лэардо важный разговор. Никого не пускай.

— Как скажете, ваше величество.

Пропустив в кабинет аданатца, Фрид зашёл сам и закрыл дверь. Сделал пас рукой, активируя глушилку. Оборотень наблюдал за ним с непроницаемым выражением лица.

— Не возражаете, если я добавлю? — спросил, вопросительно прищурив глаза.

Даже так?

— Нет, конечно, — не стал он отказываться и прошёл за свой стол.

И теперь уже король смотрел, как его гость добавляет в магическую защиту кабинета новые плетения. Уважительно присвистнул, оценив сложность и мощь вложенных заклинаний.

— Благодарю, конечно. Но чем обязан?

Закончив, Айсар Лэардо повернулся к брату Риссы, пристально рассматривая и отмечая изменения, произошедшие с молодым человеком с последней их встречи. Бледная кожа, угрюмая складка между бровями, и глаза, раньше сверкающие молодым задором, а теперь подёрнутые пеленой контролируемого безумия. Нелегко даётся королю контроль над полученной силой. Сел в предложенное кресло, напротив рабочего стола.

— Я буду откровенен, ваше величество. Вы мне ничем не обязаны. Все мои действия продиктованы желанием обезопасить вашу сестру и уберечь её от переживаний за родного человека.

Брови Фрида непроизвольно поползли вверх.

— Почему?

— Что вы скажете, если я сообщу, что она Пара одного из Лэардо? — испытывающе глянул на собеседника оборотень.

Фрид шумно выдохнул. Он был прекрасно осведомлён об особенностях заключения брака в соседнем княжестве.

— Неужели Шэанард?

— Нет, — улыбнулся советник.

— Тогда кто? Один из ваших сыновей?

— Вы не ответили на вопрос, ваше величество, — чёрные глаза полыхнули весельем.

— Я скажу, что желаю своей сестре только счастья. Но я сотру в порошок её так называемую Пару, если узнаю, что её к чему-либо принудили или как-то надавили. Я достаточно исчерпывающе ответил?

— Вполне, — удовлетворительно кивнул Лэардо.

— Теперь ответьте вы мне. Кто?

— Я.

— Что?!!

Фрид даже вскочил, пребывая в полном шоке. Его маленькая хрупкая Рисса и этот, пугающий даже его, жуткий гигант, о демоническом происхождении которого не догадывался разве что слепой. Представив их вместе, почувствовал, как всколыхнулась внутри Сила, подстёгнутая его яростью.

— Не стоит, ваше величество. Мне бы не хотелось вас калечить. Рисса расстроится, — поморщился Айсар — Уймите своё негодование.

— Если ты её обидишь, убью!!! — прорычал молодой король, сжимая кулаки и загоняя внутрь выходящие из-под контроля потоки магии.

— Если я это сделаю, даже не буду тебе препятствовать, мальчик, — спокойно сообщил оборотень. — Раз уж мы перешли на ты, Фриделис, хочу уверить, что я никоим образом не принуждаю твою сестру быть со мной. То, что она моя Пара, означает лишь, что для меня она самое дорогое и бесценное существо во всех мирах и я намотаю кишки на глотку любому, кто посягнёт на её жизнь, безопасность, или спокойствие.

— Хочешь сказать, что ты не собираешься быть с ней? — криво ухмыльнулся правитель Вестории.

— Нет, не хочу. Я сделаю всё, чтобы добиться её и, как ты говоришь, быть с ней. Но решение принимать будет она, — заверил спокойно Айсар.

Фрид заставил себя сесть обратно в кресло. Ярость понемногу улеглась. По крайней мере, во всём этом была положительная сторона.

— Что ж. Это пока тяжело укладывается у меня в голове. Но теперь, я хотя бы уверен, что она под надёжной защитой, — вынужденно признал обеспокоенный брат.

Мужчины на некоторое время замолчали, буравя друг друга испытывающими взглядами.

— Ваше величество, могу я поинтересоваться деталями расследования заговора против вашей семьи? — вернулся к официальному обращению дан Лэардо. — Как вы понимаете, я теперь крайне заинтересованная сторона.

Дальше разговор протекал в более спокойном русле. Фриделис рассказал о тупике, в который зашли подручные Рикса. Задержанные сошки, попросту не знали своего нанимателя. Найти сведения о любовнице короля Валиора, пока, тоже не получалось. Дед был осторожен. Да и сама дама, видимо, не спешила кичиться своим романом. Вполне возможно она была замужем и, если родила королевского бастарда, то скорее всего выдала его за ребёнка своего мужа. А долгожителей среди знати хватало.

Айсар же, в свою очередь, поделился подробностями случившегося с Нианон, попутно рассказав всё, что удалось о ней узнать. А ещё ошарашил будущего шурина известием об открывшемся у Риссы даре.

Договорившись и дальше делиться информацией, расстались вполне довольные друг другом. Фрид провёл гостя в приёмную и с нескрываемой завистью пронаблюдал, как легко, словно играючи, тот открывает портал на такое огромное расстояние.

— Я рад, что мы нашли общий язык, ваше величество. Приятно было с вами пообщаться, — вежливо улыбнулся напоследок дан Лэардо и шагнул в пылающую арку.

— Взаимно дан, взаимно, — пробормотал ему вслед Фрид, растерянно запуская пятерню в волосы.

Затем его взгляд упал на застывшую в своем кресле помощницу.

— Всё в порядке, Ами. Можешь выдохнуть.

— Простите, ваше величество, — девушка выдавила из себя вежливую улыбку. — Этот дан Лэардо необычайно жуткий тип и аура у него страшно подавляющая.

— Правда? — почему-то развеселился молодой король. — А у меня?

— И ваша, но… Я привыкла, — шепнула девушка, на чём свет костеря себя за то, что подняла эту тему. С тех пор, как он получил те три письма из Аданата, её начальник стал значительно спокойней и срывов почти не было. — Ваше величество, позвольте спросить. С принцессой ведь всё в порядке?

Взгляд Фриделиса мгновенно потяжелел. Он хмуро смотрел на свою помощницу, словно решая что-то.

— Зайди ко мне, Ами, — и, развернувшись, скрылся в своём кабинете.

Девушка, обмирая, последовала за ним. Закрыла плотно дверь, почувствовав, как замкнулся охранный периметр, отсекая пути к отступлению. Король стоял возле окна и не смотрел на неё.

— Ами, ты знаешь, что Риссу хотят убить?

— Да.

— Ты знаешь, почему мы с моей покойной матерью отправили её из дворца?

— Королева не обсуждала со мной это.

— Так знаешь, или нет? — этот холодный голос пробрал её до костей.

— Догадываюсь.

— Знаешь, что будет, если её найдут?

Девушка испуганно кивнула. Ей отчаянно хотелось заплакать. Такой Фриделис пугал её ещё больше, чем черноглазый оборотень.

— Я не слышу, Ами! — он развернулся к ней, и девушка испуганно всхлипнула, встретившись с голодной синей бездной его глаз.

— Я догадываюсь, мой король. Я ни за что не причинила бы ей вреда. Простите, что спросила. Я больше не буду. Никогда не буду, — она лихорадочно замотала головой, делая невольный шаг назад, упираясь спиной в дверь.

Король неспешно, крадучись, подошёл к ней. Застыл совсем рядом. Положил ладонь на хрупкую шею, приподнимая за подбородок голову и заставляя смотреть себе в глаза. Девушка часто задышала, неспособная вырваться из плена его рук и бушующего пламени взгляда.

— Я чувствую, что ты не лжешь, — шепнул он так близко от её губ, и вместо того, чтобы отпустить, шагнул ещё ближе, вжимаясь всем телом и склоняясь к запрокинутому лицу. Провел носом от скулы до уха, делая шумный вдох.

— Ваше величество, — испуганно пискнула Ами.

— Тш-ш-ш. Я сейчас отпущу. Это сильнее меня, — он погладил изогнутую шею и скользнул рукой на затылок. — Знаешь ли ты, как искушаешь меня одним своим существованием? Я чувствую на себе твои взгляды и голод во мне ревёт безумным зверем. Я запрещал себе даже думать о тебе, но ты сама попала в мои руки. Боишься меня, Ами? — и замер, почти касаясь губами её губ.

— Да, — шепнула и подалась навстречу, сама преодолевая расстояние между ними и прижимаясь губами к такому желанному рту.

Мужчина на миг замер, а в следующее мгновение с обречённым рычанием смял её податливые уста в голодном, жаждущем поцелуе. Его пальцы сжали русые волосы, не позволяя отвернуться. Впрочем, она и не собиралась. Слишком долго давила в себе чувства к тому единственному, что заставлял её сердце биться быстрее. Девушка потерялась в обжигающем наслаждении и бастионы её самоконтроля падали один за другим, не оставляя другого выбора кроме, как сдаться, отдаться дикому желанию, подстёгнутому чувством беззащитности перед его волей. Он же пил её стоны, и вжимался своим, во всех отношениях, твёрдым телом всё сильнее, буквально распластав по двери. Когда мужская рука легла ей на грудь, как-то забравшись под молочно-белую блузу, Ами, всхлипнув, прогнулась навстречу обжигающему прикосновению, зажмурившись до чёрных точек перед глазами.

Девушка не знала, сколько прошло времени, полностью выпав из реальности. И неизвестно чем бы закончилось их взаимное безумство, если бы у неё над головой не раздался настойчивый стук. Фрид резко оторвался от её припухших губ и застыл, прижавшись лбом к её лбу, хрипло дыша и продолжая удерживать на месте. Она же медленно возвращалась в реальность, осознавая в какой провокационной позе находилась. Его пальцы всё ещё поглаживали твердую горошину соска, вызывая в её теле неконтролируемую дрожь. Вторая же рука оказалась на её ягодице, обжигая даже через ткань строгой юбки.

— Прости, — шепнул ей в висок. — Я пойму, если ты убежишь от меня подальше. Я не должен был…

— Не надо, — возразила она, сминая пальцами темную ткань его форменного кителя. — Мой король, я не могу об этом жалеть.

Стук опять раздался, теперь сопровождаясь ещё и голосом Йена Макки.

— Фрид, ты там? Твоей Ами нет на месте, извини если отрываю от разговора, но дело важное.

Девушка почувствовала, как отстраняется от неё любимый, оставляя ощущение пустоты и потери, там, где раньше был жар его тела. Фриделис же отступил на шаг, разрывая контакт их тел и, как заворожённый, смотря на обнажённую вершинку груди под задранной блузой. Ами под этим взглядом внезапно смутилась и начала лихорадочно поправлять одежду, но у неё мало что получалось, так дрожали руки.

— Позволь я, — хрипло произнёс он, отстраняя тонкие пальцы. Оправил тонкую ткань, проведя по торчащим вершинам, потом уверенным жестом заправил блузу за пояс туго сидящей юбки, скользя пальцами по обнажённой коже под ней. — Оставайся здесь. Сейчас я выйду к нему, а ты выжди время, потом можешь выходить. Защитные заклинания активируешь сама, я тебе показывал как. Не хочу, чтобы ещё кто-то видел тебя такой.

— Растрёпанной? — спросила с досадой.

— Нет, искушающей и горячей, — улыбнулся и погладил по нижней губе, заставляя вспыхнуть смущённым румянцем.

Ами провела вспотевшими ладонями по бёдрам, отступая от двери, давая возможность Фриделису выйти. Запретила себе смотреть на него, понимая, что взглядом выдаст все свои чувства и малодушно радуясь возможности остаться наедине с собой и спрятать, убрать из глаз свою безответную, болезненную любовь. Замерла, ожидая, когда же раздастся звук открываемой двери.

— Ами, посмотри на меня. — Этот голос. Как же она его любит.

— Не надо, ваше величество. Вас ждут, — сдавленно прошептала, отрицательно мотнув головой.

— Ладно. Ты права. Но мы обязательно поговорим, когда я вернусь. Ведь так?

— Конечно, ваше величество, — улыбнулась дрожащими губами.

И он вышел наконец-то, быстро прикрыв за собой дверь, оставляя незамкнутой охранную сеть заклинаний. А она подняла к лицу ладони и вытерла выступившие на глазах слёзы. Как бы ей не хотелось верить в обратное, она прекрасно понимала, что не имеет права надеяться на что-либо. Слишком незначительной персоной она была в социальном плане, чтобы всерьёз полагать, что может рассчитывать на что-то большее, чем служебный роман со своим возлюбленным. Она всего лишь младшая дочь погибшего на службе короне офицера, получившего когда-то титул за верную службу, Амирэя Тэнард, сумевшая, благодаря острому уму и хорошему образованию, однажды обратить на себя внимание королевы Фелисианны и стать её верной помощницей. А он — король, единоличный правитель огромной страны, на плечи которого возложен непомерный груз ответственности и долга.

Нет, между ними ничего не будет. Скорее всего, всё это сумасшествие стало следствием его очередного срыва, а она просто подвернулась под руку. А даже если это не так, она больше не поддастся своим желаниям. Быть любовницей не сможет, чтобы потом молча страдать, когда он женится на ком-то более подходящем ему по статусу. Так что сейчас она спрячет свои чувства и вернётся на своё законное место, сядет на стул за рабочим столом королевского секретаря.

Убеждая саму себя подобным образом, девушка сделала глубокий вдох, затем шумно выдохнула и направилась к двери, надеясь, что её силы хватит, чтобы замкнуть периметр. Не хватало ещё, чтобы его кабинет стоял без защиты. Взявшись за ручку, тихонько провернула её, медленно открывая дверь, неуверенная, что мужчины ушли из приёмной. Ей даже показалось, что она услышала какой-то шорох, но, осмотревшись, никого не увидела. Решив, что это игра её взбудораженного воображения, осторожно шагнула из кабинета. Фриделиса и коммодора действительно не было. Облегчённо выдохнула и уже увереннее развернулась к двери, намереваясь закрыть её и активировать охранку. И тут за спиной ей снова почудилось какое-то движение. Девушка испуганно начала разворачиваться, но не успела. Горла коснулось холодное лезвие, а в волосах на затылке сомкнулась чья-то рука, запрокидывая голову назад.

— Не рыпайся! — прошипел незнакомый голос на ухо. — Отойди от двери.

Нет! Нет! Только не это! Она не может позволить, чтобы в кабинет Фриделиса проник враг. Там может быть информация про Риссу. Он никогда ей такого не простит.

— Я кому говорю? Шевелись! — и лезвие сильнее надавило на кожу. По шее потекло что-то теплое.

Девушка сделала маленький шажок назад, понукаемая кинжалом. Что же делать? Кровь стучала в висках набатом, усугубляя панику. Думай Ами, думай! В голове прозвучал далёкий, родом из детства, голос отца: "Вдох, плечо, захват, давай девочка!". Страх отошёл на задний план. Осталась лишь решимость не подвести своего короля. Не позволить причинить вред милой доброй принцессе Марджорис. Она расслабилась и шагнула ещё назад, приближаясь к нападающему. Сделала глубокий вдох, одновременно откидываясь назад и уходя от прикосновения стали. При этом её левое плечо подскочило вверх, сдвигая руку с кинжалом и позволяя захватить её. Ударила затылком назад, с удовлетворением почувствовав, как хрустнуло что-то и грязно выругался преступник. Тело же, вспомнив крепко вбитую в нее в детстве науку, сразу же нырнуло вниз. Жаль, что ударить ногой узкая юбка не позволит. Вместо этого она крутанулась и нанесла удар локтём, целясь в солнечное сплетение.

От неё явно не ожидали такого сопротивления. Противник крякнул, сгибаясь и выпуская её волосы из захвата. А ей только этого и надо было. Ами стремительно бросилась к всё ещё открытой двери.

— Стой, тварь!!! — что-то обожгло правое плечо, но она, не обратив внимания влетела в кабинет и немедля закрылась там, одновременно активируя защиту и поднимая тревогу.

Дверь за её спиной содрогнулась от мощного удара, и в тот же миг девушка услышала дикий вой. Закрыла уши и сползла на пол, сотрясаясь всем телом. Накатила запоздалая реакция и теперь её мутило от пережитого ужаса. Леди Амирэя беззвучно заплакала, сидя на полу в королевском кабинете и понимая, что чудом избежала смерти.

Фриделис следовал за Йеном, слушая его в пол уха. Мысли короля то и дело возвращались к тому, что произошло между ним и Ами недавно в кабинете. Острое чувство вины терзало его сердце, тогда, как тело жаждало довершить начатое. Руки всё ещё чувствовали шёлк нежной кожи, а на губах сохранился её вкус. Сжал кулаки, прогоняя шальные мысли.

— Ты меня слушаешь, Фрид? — раздражённо спросил коммодор.

— Извини, отвлёкся. Повтори, пожалуйста.

— Говорю, некромант поднял того ищейку, которого ты порешил пару дней назад. Рикс приказал поместить его в стазис, когда узнал, что из Аданата прибудут слуги Тёмной.

— И что? Удалось что-нибудь узнать?

— Да. Я подумал, что ты точно захочешь это услышать.

— Назвал имя?

— Не только. Не знаю, как ты добился от князя Шэанарда и его советника сотрудничества, но эти маги точно лишними не будут, особенно некроманты. — Йен заинтересовано посмотрел на друга, видимо желая знать подробности, но Фрид не собирался раскрывать секрет, кто именно поспособствовал сближению правящих домов.

— Мы всегда поддерживали с Аданатом дружеские отношения, — отделался он общей фразой, мыслями опять возвращаясь к своей голубоглазой помощнице. Только бы не ушла от него после того, что он натворил. Как он мог набросится на неё, словно голодный зверь?!! Хотя, таким он и был. Не позволяя себе обращать внимания на растущую внутри симпатию и подавляя желания, которые она в нём будила, он поневоле сам довёл себя до этого срыва. Вот только, что теперь делать? Если она испугается и уйдёт, он… А что он? Фрид, правда, не представлял.

Внутри внезапно, словно натянулась и лопнула струна, послав по нервам болезненный звон. Кто-то пытается проникнуть в кабинет! Сносящая разум смесь ярости и страха за русоволосую нимфу, мгновенно привела его на грань потери контроля. Йен тоже почувствовал сигнал тревоги, так как резко остановился.

— Не суйся! Мы не знаем, кто там! — гаркнул Фриду, бросаясь обратно к кабинету.

— Иди к демонам!!! — рыкнул в ответ взбесившийся маг, вокруг которого уже свивались ледяные плети жуткой силы.

— Как знаешь, — коммодор метнул взгляд на своего друга и сдался, понимая, что того сейчас ничего не удержит.

Они стремительно пронеслись коридорами, никого не встретив по пути, кроме караульных, и ворвались в приёмную, почти снеся двери, вслед забежали гвардейцы, который позвал жестом коммодор. Первое, что услышали, это страшный хрип, доносящийся от бесформенной кучи, валяющейся на полу, возле входа в кабинет. Йен успел подскочить первый и ногой перевернул изломанное тело незнакомой женщины в мужской одежде. Её словно смял в кулаке неведомый гигант, оставив покалеченной куклой.

— Что это с ней? — поражённо спросил Йен. Гвардейцы принялись обыскивать прийомную.

— Защита сработала, — коротко бросил Фрид, сражаясь с вышедшей из-под контроля силой.

— Я и не знал, что охранка твоего кабинета такое может! — в голосе Йена явно слышался шок.

— Подарочек от Лэардо. — Магия внутри бунтовала, требуя выхода.

— М-да. Тогда ясно. Всегда знал, что он жуткий тип, — коммодор оглянулся вокруг. — А где же Ами?

— Наверное спряталась в кабинете, — Фрид заставил себя сосредоточится и деактивировать защитные плетения. Он знал, что она там. Чувствовал её страх.

— Как она смогла туда попасть? — удивлённо посмотрел на него друг.

— Я разрешил. Йен забери эту падаль с пола и сдай безопаснику. С Ами я сам разберусь, — голос уже срывался на злобный рык.

— Рикс захочет обследовать место происшествия.

— Йен, оставь меня, или я за себя не ручаюсь! И Риксу скажи! — Фриделис едва держал себя в руках. Там за дверью испуганно билось сердечко его голубоглазой Ами и ему до судорог хотелось сжать её маленькое тело в своих руках.

До Макки наконец-то дошло и он, осуждающе взглянув на него, приказал одному из подчинённых взвалить на плечо уже затихшее тело злоумышленницы, и они наконец вышли из приёмной. А Фрид дрожащей рукой потянул на себя дверь.

Она сидела на полу, обхватив руками колени и раскачиваясь взад-вперёд, издавая тихие всхлипы и вздрагивая тонкими плечиками.

— Ами, — хрипнул он, шагая к растрёпанной девушке. Присел, подхватывая под спину и колени и прижимая к себе, как самую большую драгоценность. Девушка сначала испуганно дернулась, вскинула заплаканные глаза, но увидев его, разом успокоилась. Прижалась к нему всем телом, обхватив руками за шею.

— Я справилась и не пустила никого в ваш кабинет, — прошептала куда-то ему в ключицу, заставив вздрогнуть всем телом. Дикая ярость, бушевавшая в нём, не найдя выхода, преобразовалась во что-то ещё более необузданное.

— Ты умничка, Ами, — прошептал в её волосы, изо всех сил пытаясь заставить себя отпустить это прекрасное создание, боясь сокрушить и сломать своей безумной страстью. Но вместо этого прошёл за свой стол и уселся в кресло, умостив её у себя на коленях.

— Я сначала думала только о том, чтоб не дать зайти сюда, — она чуть-чуть повернула голову, теперь касаясь губами его шеи, сметая остатки самоконтроля. — А потом я поняла, что едва не погибла. Лезвие было так близко, — девушка вздрогнула, ещё больше вжимаясь в его тело.

С прерывистым вздохом прижалась губами к бешено бьющейся жилке и, повинуясь инстинктивному порыву, лизнула солоноватую кожу, вызвав мучительный стон в его груди.

— Что же ты делаешь, маленькая?!! — безумие вырвалось на свободу, и он, опрокинув её на свой рабочий стол, прижал всем телом и обрушился, как одержимый, на сладкие порочные губы, стремясь поглотить её до конца.

 

Глава 21

Ами не сразу осознала, что больше не одна. Фрид пришёл и держал её в своих руках. И ей стало всё безразлично, кроме ощущения его рядом. О боги! Неужели она могла умереть и больше никогда его не видеть, не чувствовать его прикосновений? Девушка безропотно позволила усадить себя на колени, желая лишь быть ещё ближе к любимому. А потом мир сошёл с ума. Как она оказалась распростёртой под ним на его столе, её перестало волновать, как только жёсткий рот сомкнулся на её губах. Мужские руки легли на бедра, сминая юбку, задирая её вверх, обнажая дрожащие ноги. И тут же между них вклинилось твёрдое напряжённое тело, раздвигая, прижимаясь и вдавливаясь в изнывающее лоно. В рот ворвался его язык, лаская в сводящем с ума ритме. Горячие руки скользнули по животу, рёбрам и подхватили упругие холмики, обжигая даже через ткань, потом рванули полы блузы, рассыпав вокруг жемчужные пуговицы.

— Ами, ненаглядная моя, — прохрипел он, отрываясь от её губ, чтобы тут же припасть к груди. Прихватил зубами сморщенный сосок, вырывая у неё грудной стон, и тут же зализал, ударяя языком по твёрдой горошине. Пальцами сжал второй, посылая обжигающие искры прямо вниз живота, туда, где всё уже горело и пульсировало.

— Фри-и-д, — срывалась прерывистая мольба с её губ, и она сама не знала, чего больше просит. Казалось, что ей не выдержать эту жажду, так остро, на грани ощущалось каждое касание, тяжесть мужского тела, почти грубые ласки. Но и прекратить это не было никаких сил. Не сейчас. Не тогда, когда его голод к ней, его безумная жажда заставила наконец почувствовать себя желанной для любимого. Пускай ненадолго. Пускай на один всего лишь раз. И она плавилась в его руках, сгорая вместе с ним, желая так же неистово, отрицая собственный страх. — Фрид, пожалуйста.

— Да моя хорошая, всё что хочешь! Только не проси остановиться, — миг и его руки перевернули её безвольное тело, укладывая животом на прохладную столешницу, подняли юбку ещё выше, затем скользнули по бедрам, снимая последнюю преграду. — Держись за край, любимая, — и он сам уложил её ладони, куда надо, сжимая тонкие пальцы. Шелест срываемой одежды и к её спине прижимается его обнажённый торс, а между ягодиц упирается каменно-твёрдый член. Руки снова находят соски, перекатывая, потягивая, играя, а рот припадает к основанию шеи, заставляя дрожать и толкаться бедрами ему навстречу. — Вот так, моя девочка. Скажи, что хочешь этого так же сильно, как и я.

— Хочу-у-у, — неужели этот хриплый стон её?

— Ты моя, Ами. Слышишь? — его ноги разводят её бедра, и головка упирается в мягкие складочки, неумолимо раздвигая их. — Скажи, Ами, чья ты?

— Твоя, только твоя! Всегда!

Мужская рука наматывает на кулак давно растрепавшиеся русые волосы и тянет назад, заставляя прогнуться, открываясь ему ещё больше.

— Источник мне свидетель, я беру то, что ты добровольно отдаёшь.

И в её невинное тело врывается его возбуждённая плоть, заставив вскрикнуть от резкой боли. Фриделис замер над ней, хрипло дыша, давая возможность привыкнуть к чувству наполненности и растянутости. Снова целует её шею, лаская языком чувствительную кожу, прикусывает мочку уха и шепчет, вызывая новою волну дрожи.

— Я беру тебя Амирэя Тэнард, твоё тело, твою душу, всю тебя, чтобы беречь, любить и заботиться, а взамен отдаю своё сердце и всего себя. Принимаешь ли ты меня, Ами? — и языком обводит ушную раковину, срывая с её губ хриплый стон.

— Да-а-а-а! — это чувство единения, принадлежности ему, беспомощности перед ним отодвигает на задний план физический дискомфорт.

Довольный мужской смех тонет в девичьих стонах, потому, что он начинает двигаться в её теле, сначала медленно, словно извиняясь за причинённую боль, а потом всё быстрее, вколачиваясь в тугое лоно, заставляя кричать от нарастающего удовольствия, пока в последних мощных толчках, не взрывает её сознание на миллион сверкающих осколков, заставив корчится от нестерпимого и болезненного наслаждения. Последний рывок, так глубоко, и сильно, и он изливается в её нутро.

— Теперь ты моя, Амирэя. Моя половинка и возлюбленная. А я — твой. Муж и господин, навеки. Силой Источника, клянусь.

Немного позже девушка с трудом приоткрыла слипающиеся веки, пытаясь понять, что не так? Кажется, Фриделис что-то такое сказал, про то, что она его, а он её. А она согласилась, готовая до неба допрыгнуть, если он попросит. По её спине пробежались ласковые пальцы. И она вяло подняла голову со скрещённых рук. Между лопаток почувствовала его обжигающие губы.

— Как ты? — никогда она ещё не слышала столько удовлетворения и нежности в его голосе.

— Хорошо, — осторожно оттолкнулась руками от стола, пытаясь встать.

— Тш-ш-ш. Не спеши, сладкая, — он начал покрывать лёгкими невесомыми поцелуями линию позвоночника, поясницу. Между всё ещё разведённых ног скользнула его рука, накрывая ладонью пухлый холмик. — Сильно болит?

— Нет, — она помотала головой, пытаясь избежать его прикосновения, до невозможности смущённая теперь.

— Врёшь ведь, — хмыкнул. — Сейчас станет легче, — и она почувствовала его магию, осязаемую и покорную ему.

— Вы обуздали Источник? — восхищённо воскликнула, пытаясь так извернуться, чтобы его увидеть.

Но Фрид снова рассмеялся и прижал ладонью её поясницу.

— Лежи. Вот неугомонная. Обуздал. Благодаря тебе.

— Что? Как это?

— Долго объяснять. Если вкратце, Источник снова взбунтовался, когда я испугался за тебя. А потом он подтолкнул меня взять то, что я больше всего хотел, но запрещал себе.

— И что это? — спросила, замирая в ожидании ответа.

— А ты не догадываешься? Тебя. Я уже давно хотел лишь тебя.

— Ваше величество… я не смогу быть вашей любовницей. — Сказанные им слова задевали самые глубокие струны её любящей души, но Ами решила расставить все точки, опасаясь, что ещё немного и передумает, не способная отказаться от него. — То, что случилось, больше не повторится.

— О, ты ошибаешься, моя нимфа голубоглазая. Это повторится прямо сейчас. А потом ты оденешь мою запасную рубашку, я отнесу тебя в свою кровать и буду повторять до самого утра. И завтра тоже. И послезавтра. Теперь ты от меня никуда не денешься. Сама дала согласие. А я… Я мечтал нагнуть тебя над этим столом слишком долго. Так что, придётся терпеть, жена моя.

Девушка, слушая его бесстыжие планы на её тело, уже открыла возмущённо рот, чтобы высказать всё, что думает по этому поводу, но последнее слово вышибло из неё всё мысли.

— Кто? Как вы меня назвали?

— Женой я тебя назвал, — она почувствовала звонкий поцелуй на ягодице.

— Но этого не может быть. Вы жестоко шутите надо мной, — её голос сорвался.

А король за её спиной поднялся на ноги и, наконец-то, позволил подняться ей. Правда, отпускать и не думал, держа обеими руками за бедра. Синие бездонные глаза уставились на неё предельно серьёзно.

— Никаких шуток, Ами. Я принёс клятвы, призвав Источник в свидетели. И ты приняла их, приняла меня. Теперь ты связана со мной, хочешь того… — и, спустя миг, мрачно добавил — или нет.

Она же потрясённо смотрела на него, не веря своим ушам. Неужели это правда? Боясь надеяться, спросила.

— Почему?

Король закрыл глаза и прислонился головой к её лбу.

— Потому, что я люблю тебя. И потому, что эгоистично лишил тебя права выбора, неспособный отпустить и остаться без тебя. Теперь надеюсь, ты не возненавидишь меня за это.

Ами зажмурилась, сдерживая нежданные слёзы. Прикусила нижнюю губу, чтобы не вырвался всхлип.

— Прости меня, девочка. Я сделаю всё, чтобы ты была счастлива со мной, и готов всю жизнь добиваться твоей любви.

Она лихорадочно затрясла головой, уже не пряча слёз. Фрид с потемневшими от боли глазами отступил на шаг, сжимая побелевшие кулаки.

— Не надо. Не нужно ничего делать. Я уже люблю вас, мой король.

Мужчина шумно выдохнул, и в этом звуке было столько облегчения, что она открыла глаза, встречая его взгляд.

— Почему же ты тогда плачешь?

— От счастья? — она улыбнулась ему сквозь слёзы.

— Бессовестная девчонка, — король резко притянул её к себе сжимая до хруста костей в своих объятиях.

Потом он её снова поцеловал, и снова дал волю рукам, изучая такое желанное тело. Не отпуская от себя, подсадил на стол, раздвигая ноги и вжимаясь между них возбуждённым телом. И снова был извечный танец двоих, сплетающиеся губы, ласкающие друг друга руки, глубокие сильные толчки, её задыхающиеся всхлипы и его рычание.

Когда они после этого раунда лежали в обнимку на широком столе, Фрид покаянно улыбнулся.

— Прости за это, Ами. Ты, наверное, не о такой первой брачной ночи мечтала.

Девушка иронично хихикнула.

— Ну, благодаря вам, мой король, я не в претензии. Кроме того, ночь ещё впереди.

— Мне нравится, когда ты меня так называешь, — мурлыкнул он выцеловывая огненные дорожки на её шее. — Но мне бы хотелось услышать своё имя из твоих уст. Скажи: "Фрид, я люблю тебя"

— Фрид, я люблю тебя, — послушно повторила она, поглаживая его мускулистую спину. — Что теперь с нами будет? Ты не должен быть брать меня в жёны. Я не самая подходящая пара для короля.

— Глупости не говори. Только я решаю, кто мне пара, а кто нет. И если бы не страх причинить тебе вред, или навлечь на тебя внимание своего пока неизвестного врага, я бы уже давно дал тебе это понять, моя королева.

— Ну какая из меня королева? — криво улыбнулась Ами.

— Самая любимая, так точно. И почему мне кажется, что ты напрашивается на комплименты? — Фрид оторвал голову от её груди и поднялся, но только для того, чтобы усесться в кресло. И девушку потащил за собой. Умостил её к себе на колени, обнял и обречённо заявил. — Ладно, давай свои вопросы.

— Что, прямо любые?

— Да. Мы теперь связаны неразрывно и скрывать от тебя что-либо я не собираюсь.

— Хорошо, мой король. Я уже спрашивала, что будет с нами?

— Мы будем вместе. Я назначу торжественное бракосочетание и твою коронацию где-то через полгода. Думаю, нам хватит этого времени, чтобы прижать к ногтю подонка, затеявшего всё это и навести порядок в стране. А пока придётся держать наши отношения в секрете. И, предупреждая твои сомнения, нет я не хочу тебя прятать и скрывать, что ты моя жена, но я не могу допустить, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Иначе повторю судьбу своей матери. Поняла?

Ами поспешно кивнула. Ей до сих пор не верилось, что всё это взаправду.

— Почему ты так уверен, что полгода хватит? Мне казалось, что у вас нет никаких зацепок.

— О, а вот это будет неприятным сюрпризом для всех недоброжелателей нашей семьи. — оскалился Фриделис — У меня появился неожиданный, но очень сильный союзник.

— И кто это? Шэанард? — она вспомнила о присланных аданатским князем магах.

— Лучше, Ами, намного лучше. И тем хуже нашему с сестрой врагу. В игру вступил Айсар Лэардо.

— А зачем ему это? — осторожно спросила девушка, ей всё казалось, что он сейчас снова разозлится и скажет, что это не её дело.

— А вот тут самое интересное. Этот нагоняющий жуть оборотень, встретил свою единственную, свою Пару и готов, как он сам выразился, намотать кишки на глотку любому, кто посягнёт на её жизнь, или безопасность.

— Я не совсем понимаю, как это связано? Кто его Пара?

— Рисса.

Ами в шоке распахнула глаза и даже оторвалась от его груди, чтобы взглянуть в лицо и убедится, что ей не послышалось.

— Рисса и Лэардо? Но он ведь намного, намного старше. Если мне не изменяет память, его сыновьям уже где-то около двадцати пяти. И самое главное, он действительно очень страшная личность.

— Я тоже был шокирован, когда он мне это заявил. — Фрид скривился, вспомнив тот разговор. — Разница у них, конечно, колоссальная, но он ведь не человек и даже не простой оборотень. И так получилось, что она сейчас живёт в его доме, под его защитой. Айсар поклялся, что ни к чему её принуждать не будет. Несмотря ни на что, для этого мужчины честь не пустое место, так что слову его я верю. А Марджорис достаточно разумна, чтобы понять, чего хочет.

Ами сидела ещё некоторое время, ошарашенно хлопая глазами, переваривая полученную информацию.

— Ну что, у тебя уже закончились вопросы? — его рука поползла вверх по внутренней стороне её бедра.

— Ваше величество, имейте совесть. Я так скоро ходить не смогу, — она возмущённо сжала ноги.

— Я тебя вылечу, — шепнул он ей на ухо. — Представь, ты ещё полгода будешь изображать моего секретаря. Знаешь, как часто я фантазировал о тебе на этом столе, или на этом кресле верхом на мне, или перекинутую через его спинку, открытую и доступную для меня. О да, маленькая, боюсь у меня бурная фантазия и найдётся очень много поводов, чтобы заманить эту сладкую попку в мой кабинет и отлюбить тебя до беспамятства. Думаю, эти месяцы запомнятся нам надолго.

Его губы снова начали свою бессовестную игру, вырывая обречённый стон из её груди. Ами с внутренним смирением поняла, что просто не способна противостоять ему. Поэтому лишь покорно вздохнула и откинулась головой на его плечо, подставляя беззащитную шею под обжигающие поцелуи.

— Правильно, жена. Не спорь со мной, — хрипло рассмеялся её — О боги! Это правда! — муж

Внезапный стук в дверь вырвал их из сладкого дурмана. Ами разочаровано всхлипнула, а Фрид раздражённо ругнулся.

— Ваше величество, будьте так добры, явите свою персону пред очи своего верного пса, дабы я убедился, что с вами всё в порядке, — раздался злой голос Йена Макки.

— Иногда я готов его самолично казнить, — обречённо заявил король.

— Фрид, открой дверь, или я начну её ломать и стану бесполезным куском мяса, как та баба.

— Какая баба? О чём он?

— На тебя женщина напала, ты разве не видела, — он неохотно поставил её на ноги. Посмотрел на безнадёжно испорченную блузу и прижался лицом к мягкому животу.

— Нет, она со спины напала, я вырвалась и бросилась в кабинет, спеша закрыть дверь. Рассматривать не было времени.

— Ясно, — он тоже поднялся и направился к шкафу возле стены. Открыл дверцу, постоял, что-то рассматривая, и достал белую рубашку. — Держи. Не хочу убивать своего коммодора за то, что он тебя раздетой видел. Лучше убью за умение приходить не вовремя.

Девушка послушно принялась одевать то, что он дал. Вещь конечно же оказалась на неё велика, но она заправила низ под пояс юбки, рукава подкатала и решила, что большего добиться уже не сможет.

— Он всё поймёт, когда нас увидит, — констатировала спокойно, как только привела себя в порядок, наблюдая, как он застёгивает уже надетые штаны и тянется к рубашке. Неужели этот умопомрачительный мужчина теперь принадлежит ей?

— Несомненно. Тут бы и дурак понял, а Йен не дурак. Но ему я доверяю. Так что не волнуйся.

— Как скажешь, Фрид, — улыбнулась мягко, не показывая, насколько смущена данной ситуацией.

Мужчина взглянул на неё и в его глазах загорелось жаркое пламя.

— Почаще говори так. Мне определённо нравится, — подошёл и быстро чмокнул в улыбающиеся губы.

Йен снова постучал, и Фриделису ничего не оставалось, кроме, как пойти открывать. Коротким жестом деактивировал защиту и распахнул дверь, загораживая собой проём.

— Йен, если бы ты не был моим другом, я бы тебя сейчас убил. Ты один, или сейчас сюда ещё старый лис Эсджералт явится?

— Один. Фрид, имей совесть. Ты сам себя не видел. А потом закрылся тут. И Ами нету. Что с ней, кстати?

— Всё хорошо с ней. Заходи. Вякнешь что-то, пеняй на себя, — и посторонился, пропуская коммодора в кабинет.

— Ты о чём это? — вскинул брови Йен, перешагивая порог. Его взгляд тут же натолкнулся на застывшую возле стола девушку. — Здравствуйте, Ами.

— Здравствуйте коммодор, — улыбнулась она смущённо.

— У вас всё в порядке? — от его глаз не укрылись, ни растрёпанные волосы, ни распухшие губы, ни мятая юбка, что уж говорить о рубашке с мужского плеча.

— Да, спасибо. — Ами переступила с ноги на ногу, не зная куда себя деть, и робко взглянула на Фрида. Тот правильно понял её взгляд, тут же подошёл и обнял, укрывая в своих руках.

— Это ведь не то, что я думаю? — нахмурился Макки, прищурив глаза на своего друга — Ты ведь не…

— Нет, я не насиловал её в приступе бешенства, — раздражённо рыкнул Фрид, заставив девушку вздрогнуть. — Прости, любимая, — поцеловал в макушку, успокаивая.

Кх-м-м. Значит у вас всё по обоюдному было? — свёл брови Йен, не сводя с девушки серьёзных изучающих глаз. Отмечая и то, как она смущённо краснеет, и то, с каким доверием прижимается к своему мужчине.

— Не нарывайся, друг, — предупредил король, сверля того недобрым взглядом.

— Да ладно вам! — в конце концов облегчённо хмыкнул коммодор. — Я рад, что вы наконец-то решили прекратить облизываться друг на друга и тоскливо вздыхать, когда никто не видит.

— Что? — Ами в ужасе смотрела на него. Неужели её чувства были настолько заметны? И неужели Фрид тоже…

— Нет-нет, никто ничего не заметил, кроме меня, ну ещё, может быть Рикса. — веселясь успокоил её несносный блондин. — Просто, я немножко эмпат, что очень помогает мне по службе. Так что ваши чувства не были для меня секретом. И что, когда свадьба? Она ведь будет? — и снова испытывающий взгляд на Фрида.

— Будет, будет. Через полгода, когда разгребёмся с этим проклятым заговором, а пока про наши отношения никто не должен знать, — предупреждающе сузил глаза король.

— Полностью согласен, — кивнул коммодор. — Ну, предлагаю продолжить разбираться. Нас там зомбик в подвалах ждёт. И эта сломанная кукла. Целители её немного собрали, держат в отключке, тебя ждут. Пойдём, друг.

— Ты прав, Йен, — тяжело вздохнул, Фрид. — Сейчас проведу Ами в комнату, чтобы её никто не увидел, и присоединюсь к тебе. — Можешь идти. Обрадуй Рикса, что я сейчас приду.

— Хорошо. Тебя все ждут, помни об этом. Хотя я, конечно, понимаю, что вы дорвались, но пожалейте безопасников, они этих оборотней-некромантов и так боятся, — послал он им широкую усмешку.

— Иди уже, — буркнул Фрид раздражённо.

Когда за Макки, закрылась дверь, он с наслаждением зарылся лицом в её волосы.

— Пойдём к тебе. Можешь сегодня не возвращаться сюда. Отдохни, — поцеловал сзади шею. — Очень советую поспать, потому что ночью тебе пощады не будет. Я приду за тобой, и мы подумаем, как тебя переселить ко мне, чтобы никто не знал.

Он уверенно увлёк её к двери. Как замыкал двери и запечатывал приёмную, она как-то пропустила мимо себя, оглушённая всем произошедшим.

— Ты не сказал ему, всю правду. — заметила тихонько.

— Да, не сказал.

— Значит, всё-таки не доверяешь до конца?

— Доверяю, но допускаю мысль, что могу ошибаться, — грустно сжал губы. — Нас связал Источник, Ами. Убьют тебя — я уйду за тобой. Ставить твою жизнь на кон, рисковать, что тебя попытаются достать из-за связи со мной, я не стану, даже в угоду вере в нашу давнюю и проверенную дружбу с Йеном. Не тогда, когда на меня и мою семью идёт охота. Пускай лучше думает, что пока мы только помолвлены. Мне так спокойней будет. От этого ведь ничего не изменится. Ты всё-равно уже моя, — и, помедлив, добавил как-то даже со злостью. — Да и не все мои предки приносили такие клятвы. Они только для тех, кто искренне любит. Вот мой дед, король Валиор, например, точно жене не клялся в любви. А мы вот теперь разгребай это всё после него.

— Ты о чём? — заинтересованно подняла на него глаза.

— Да так. Это длинная история, а мне уже бежать надо. Расскажу позже, — они как раз остановились возле дверей её комнаты. — Беги, моя сладкая. И готовься к брачной ночи. — Фрид, притянул её к себе за бедра, игриво целуя в нос. — Я приду, как только смогу.

— Я буду ждать, — шепнула ловя ртом его губы и вкладывая в поцелуй всю свою любовь.

 

Глава 22

Айсар устало помассировал пальцами переносицу. Не нравилось ему это всё. Откуда взялась эта Сора Яшвар? Вся её история оказалась ловко состряпанной обманкой. Нашли и её так называемую семью, престарелую пару оборотней котов, которые называли её дочерью, но когда копнули глубже, оказалось, что им это внушили, наложили на реальные воспоминания о дочери, которая на самом деле жила в совсем другом месте и даже не знала ничего о самозванке. А больше ничего узнать не удалось. И это бесило.

Ещё выловили парочку ищеек, но те дохли, как мухи. Глотали какую-то дрянь и дохли. Кто же охотится на его девочку? Оставалось надеяться на его людей в Вестории. Лично отбирал лучших. И парочку менталистов среди боевиков не постеснялся отправить. Да и Фрид, кажется, неглупый мальчишка. Интересно, почему так плохо силу контролирует? Пока не подчинит Источник, брат Риссы весьма уязвим, а значит и Рисса, как его слабое место, под угрозой. Надо бы ещё раз наведаться к весторийцу. Тем более, что ему теперь не составит труда явиться прямо в кабинет, не привлекая внимания к своей персоне.

Размышления прервал стук. Дверь рабочего кабинета первого советника открылась и в комнату заглянул его секретарь Лигар.

— Дан Лэардо, вас просит зайти князь. Говорит дело срочное.

— Иду. — По правде, Айсар удивился. Шэн должен был сейчас собираться на встречу с торговыми представителями Сионаля. Зачем он там? С такими делами мальчишка прекрасно сам справляется.

Чтобы не терять время, привычно раскрыл портал.

— Что ты хотел? — спросил, едва ступив из перехода.

— И тебе день добрый, дядя, — усмехнулся Шэн.

— Ты позвал меня, чтобы поздороваться? Так мог бы не прятаться от меня, ещё утром бы увиделись, — скривился советник.

— Ну а ты мог бы мне сказать, что девочка — твоя Пара, а не делать из меня каторжника на княжеском кресле? — не остался в долгу князь.

Айсар хмыкнул. Запустил пятерню в иссиня-чёрные волосы, с досадой растрепав.

— Ладно, ты прав. Но ведь вон сколько дел переделал, — и уже более серьёзно уточнил: — И всё же, зачем звал?

— Из Вестории письмо. С пометкой тебе. От Фриделиса.

Мужчина удивлённо вскинул брови. Что там успело стрястись?

— Давай сюда. Давно пришло?

— Нет. Я сразу за тобой послал, — Шэанард протянул ему конверт.

Письмо оказалось коротким, но содержательным. Айсар задумчиво нахмурился.

— Что там?

— В кабинет короля пыталась пробраться какая-то неизвестная наёмница, напала на его секретаря. Сработала моя охранка. Фрид приглашает на разговор.

— Ого. Пойдёшь? — вскинул брови князь.

— Да. Возможно, это ниточка.

— Понимаю, — племянник смотрел на него умильно-насмешливым взглядом.

— Шэн, убери это выражение с лица, — поморщился Айсар.

— Ты о чём, дядя? Я просто радуюсь за тебя, — примирительно поднял рыжий князь руки, продолжая посмеиваться.

— Угу. Я так и подумал.

Покачав головой, Айсар решил не задерживаться с визитом к будущему шурину. Открыл портал и просто шагнул прямо в кабинет Фриделиса.

— Приветствую ещё раз, ваше величество.

Фрид смотрел на него ошарашенно.

— Вы теперь вот так легко можете явиться в мой кабинет?

— Даю слово, что без приглашения не стану этого делать, — отмахнулся оборотень, присматриваясь к молодому правителю. Что-то в нем изменилось. Сила больше не бурлила взбешённым неконтролируемым зверем. Аура стабилизировалась. А ещё в кабинете витал вполне определённый запах. — К-хм. Так кто, вы говорите, на вашу секретаршу напал?

Фрид скрежетнул зубами, раздражённо прищурив глаза.

— Постоянно забываю, с кем имею дело, — огрызнулся он. — Попрошу вас не поднимать эту тему. Мои отношения с моей помощницей вас не касаются.

— Я хотел бы согласится. Но интересные изменения вашей ауры говорят мне об обратном. Когда вы успели женой обзавестись? Утром, вроде бы, холостым ещё были?

Фрид поражённо откинулся на спинку кресла.

— Вы видите ауры?

— Да. Наследство от отца, — криво улыбнулся Айсар. — Итак, кто напал на вашу секретаршу и как так получилось, что в результате она стала вашей женой? И прежде, чем начнёте плеваться, напомню, это вы меня на беседу позвали.

— Ладно, — смирился брат Риссы. — Ваша правда, дан Айсар. Слушайте…

Через пару часов Лэардо вернулся порталом в княжеский дворец. Голова раскалывалась. Всё-таки и его силам был предел. Но он не жалел о внеплановом визите к соседям. Поломанная охранкой лазутчика всё-таки была жива и скоро сможет говорить. Это хорошо. Фриделис обуздал Источник — это тоже очень хорошо. Теперь можно заканчивать с делами здесь и отправляться домой. А там его ждёт ужин с его девочкой.

Воспоминание о том, как она вчера стонала и изгибалась в его руках, как сжималась вокруг его пальцев её тугая плоть, огненной волной промчалось по венам, болезненным жаром отозвавшись в паху. Слишком сильно он хотел её, слишком долго сдерживал себя, боясь испугать. Но эта крошка стоила того, она стоила любой боли. И он потерпит ещё, столько сколько надо.

Лигар поднял на него глаза, стоило только выйти в приёмную.

— Будут какие-то распоряжения, дан?

— Да. Скажешь князю, что я на сегодня закончил. Буду завтра. Ты тоже можешь быть свободен.

— Будет сделано, — помощник кивнул с довольным видом и, не откладывая, отправился к Шэанарду.

Айсар же снова открыл портал, на этот раз домой. Мотнул головой, прогоняя чёрные мушки, заплясавшие перед глазами, и шагнул через огненную арку в собственную комнату.

Рисса снова едва могла шевелиться. Правда сегодня ей было всё-таки немного легче. По крайней мере она себя в этом убеждала и крепилась изо всех сил. После тренировки поплелась к себе, рассеянно размышляя, будет ли её сегодня лечить Айсар, и чем это всё закончится. Готова ли она пойти до конца? С этим мужчиной, пожалуй, готова. Когда-то мама ей говорила, что она поймёт, когда встретит того самого единственного, что в их роду любят только один раз и на всю жизнь. И сейчас все её инстинкты кричали, что это Он. Сердце сделало свой выбор, а у разума не нашлось доводов против. Так что несмотря на вполне ожидаемое волнение, вечера она ждала с томительным предвкушением.

Когда, спустя пару часов, Зориша передала ей приглашение от дана Айсара, девушка была уже готова приплясывать от нетерпения. Наконец-то они увидятся.

— А где он меня ждёт? — спросила у горничной, пока та заплетала её волосы в красивую сложную косу. У самой не хватило сил держать руки на весу, чтобы что-то с ними сделать.

— О, хозяин приказал не говорить вам. Мне кажется, он хочет сделать вам сюрприз, — заулыбалась служанка. Она сегодня очень много улыбалась и поглядывала как-то так многозначительно. — Вы прекрасно выглядите, доэнни.

— Спасибо, Зориша. — Рисса покосилась на сверкающую улыбкой девушку. — Что-то случилось? Ты какая-то очень радостная сегодня.

— О нет, доэнни. Ничего такого, — ещё шире заулыбалась та.

Выспрашивать, что же так впечатлило горничную, принцесса не стала. Её мысли были заняты совершенно другим. Пальцы слегка подрагивали, а дыхание то и дело перехватывало от волнения, когда они спускались по ступенькам и потом шли коридором. Она попыталась отвлечь себя, но не особо получилось. То и дело вспоминала, как горело её тело от его прикосновений, и что творили с ней эти большие руки. Служанка открыла перед ней очередную дверь и это оказался выход в сад. Дальше вела мощеная белой плиткой дорожка, и, посмотрев вперёд, она увидела красивую беседку, возле которой ждал её Айсар. Высокая фигура буквально излучала силу и мощь, тогда как глаза горели страстью и восхищением.

Стоило ей шагнуть на дорожку, как он пошёл ей навстречу и быстро преодолел расстояние между ними.

— Здравствуй, моя хорошая, — на талию скользнули мужские руки и её оторвало от земли, чтобы в следующий миг на губах сомкнулся его жаждущий рот.

Рисса, застонав, тут же обвила руками мощную шею, прижимаясь как можно ближе и отвечая на поцелуй со всей жаждой к этому мужчине. Тонкие пальцы зарылись в темные волосы на затылке так, как ей хотелось. Он в ответ сжал её ещё сильнее. Потом перехватил одной рукой под колени и уже так понёс к беседке.

Сколько они так целовались, она не знала. Очнулась лишь, когда он с хриплым рычанием оторвался от её губ. Осоловевшими глазами наблюдала, как мучительно сжались его челюсти и закрылись темные глаза в нечеловеческом усилии над собой. Почувствовала на обнажённой кожи груди прикосновение шершавых пальцев и удивлённо опустила взгляд, чтобы увидеть приспущенный расстёгнутый лиф платья и мужскую ладонь, накрывшую её возбуждённые вершинки. Айсар сидел на резной скамейке, а она у него на коленях, и вторая его рука уже проникла под юбку и прочно обосновалась на девичьем бедре.

— Прости, маленькая. Когда я вижу тебя, у меня отказывает разум. Особенно теперь, когда я узнал, как сладко ты можешь стонать в моих руках, — прошептал он ей в губы, продолжая поглаживать чувствительную кожу груди. — Я очень скучал по тебе сегодня, Рисса.

— Я тоже, — тихо призналась она, млея от ласки и тяжело дыша.

— Ты голодна? Повар сегодня особенно расстарался, — с сожалением убрал мужчина руку от манящих вершинок и принялся поправлять платье.

— Да, наверное, — признаться, ей было сложно сосредоточится на чём-то ещё, кроме ощущения его прикосновений.

— Тогда давай ужинать. — Айсар уже открыл глаза и смотрел на неё пылающим взглядом, заставляя дрожать и таять от распирающих изнутри чувств.

— Давай, — прошептала она.

Дальше он бережно усадил её за щедро накрытый столик. Щёлкнул пальцами и в сгущающихся сумерках вспыхнули свечи, отбрасывая причудливые тени. В их мягком свете она восхищённо огляделась вокруг. Белую ажурную беседку оплели розы, и роскошные соцветия персикового цвета радовали глаз, одновременно наполняя воздух приятным сладковатым ароматом.

— Тебе нравится? — мужчина сел рядом и наполнил бокалы вином.

— Очень. Я и не знала, что тут такая красота есть. Теперь жалею, что не напросилась в ваш сад раньше.

— Тут безопасно. Можешь гулять, когда захочешь. Эту беседку мой отец поставил для матери. Она любила отдыхать здесь.

— Демон беседку? — удивлённо вскинула брови Рисса.

— Когда речь заходит о его драгоценной супруге, он может и не такое сделать, чтобы её порадовать. Теперь я его понимаю. — Айсар погладил её пальчики, доверчиво лежавшие в его ладони.

— А где они сейчас? — поинтересовалась осторожно.

— Ушли в его мир. Отец посчитал, что нашему измерению счастья в его лице уже достаточно перепало. У него там тоже обязательства. А я всегда могу его призвать при желании.

Ого. О таком она даже подумать не могла. Значит ли это, что у неё есть все шансы познакомиться с настоящим демоном. Жутковато как-то. Но может он не так уж и страшен. Как Айсар. Девушка взяла предложенный бокал и пригубила ароматный напиток, не в силах отвести взгляд от его лица.

— Я хотела спросить. Есть ли какие-то новости от моего брата? — решила она сменить тему.

— Есть, — улыбнулся мужчина. — Скажу больше. Я виделся с ним сегодня дважды.

— Что? Как? Он здесь? — Рисса изумлённо вскинулась и даже не заметила, как впилась ногтями в его руку.

— Нет. Успокойся, девочка. — Айсар рассмеялся и поднес к губам её руку, поцеловав по очереди каждый пальчик. — Я открывал переход в Весторию для отряда магов, которых мы с Шэном отправили твоему Фриду в помощь. Ну и сопроводил их лично, пользуясь этим предлогом, чтобы встретиться с ним. Подумал, что тебе захочется знать, как там он.

— Очень хочется, — потрясённо прошептала девушка. Он для неё ходил порталом в Весторию к брату. Это не укладывалось в голове. Сколько же силы он вложил в этот переход?

— Мы пообщались с ним. Поделились подробностями расследований. Он своими, я своими, — мужчина, рассказывая, накладывал ей в тарелку всякие вкусности. — Он просил беречь тебя, как зеницу ока, пригрозив братским гневом, если обижу. Потом я вернулся в Аданат.

— И это всё? Фрид так просто тебе доверился? — неверяще сощурила она глаза. Как раз в это мгновение Айсар поднёс к её губам вилку с кусочком сочного мяса и, стоило ей открыть рот, чтобы продолжить, вложил туда еду, заставив удивлённо распахнуть глаза.

— Нет, не всё, — рассмеялся он, наблюдая как она возмущённо сопит, пережёвывая угощение. — Ещё я рассказал ему, что его сестра — моя Пара, объяснив этим насколько я заинтересованная сторона.

— Что? — Рисса вскинула на него глаза, боясь, что ей послышалось. Неужели…

— Ты — моя Пара, Марджорис Весторийская, — ответил он, перестав улыбаться, вышибая из неё дух этими словами. — Я понимаю, что ты скорее всего не такого спутника жизни себе представляла. Я, наверное, слишком стар для тебя. Ещё недавно ты панически боялась меня и, наверное, будешь дальше бояться, стоит тебе ещё раз увидеть моего зверя, — он перевёл дыхание и продолжил, не обращая внимания на её ошарашенное выражение лица. — Но я не смогу отказаться от тебя. Не смогу отпустить. Поэтому сделаю всё, чтобы ты сама захотела остаться.

— Э-э-э… — начала она, не способная сформировать нужную мысль. Неужели он не видит, что она чувствует к нему?

— Я знаю, Рисса. Ты, наверное, шокирована моим признанием, — он пристально взглянул на её лицо с удивлённо распахнутыми глазами. — Ты — невинная светлая девочка, такая сладкая и соблазнительная, а я к тому же ещё и полудемон. Могу ли я рассчитывать, что ты хотя бы попробуешь принять меня и нашу связь?

Она смогла лишь кивнуть, не в силах подобрать слова, так удивил её этот монолог.

— Спасибо, моя хорошая, — он снова принялся целовать её руку.

Некоторое время после его признаний они ели молча. Айсар отбирал самые лакомые кусочки и подносил к губам Риссы, жадно наблюдая, как они исчезают в её рту, и каким удовольствием она ест. Девушка же пыталась осмыслить услышанное. Она даже не надеялась… Ладно! Она очень надеялась, что может быть для него Парой. И сейчас счастье распирало её изнутри, заставляя сердце трепетать и заходится в бешеном ритме. На щеках опять алел румянец, но она не придавала этому значения.

— Тебе ещё интересно услышать про брата? Это ведь не все новости, — лукаво улыбнулся мужчина.

— О-о-о. Да, конечно. Ты, кажется, говорил, что видел его дважды, — и тут до неё дошло. — Постой, ты ходил в Весторию дважды?

— Да, пришлось, — он долил вина в её опустевший бокал. — Фриделис прислал мне письмо, сообщив, что в его кабинет пытались проникнуть.

Рисса испуганно выдохнула.

— Никто не пострадал?

— Кроме лазутчицы, кажется, никто. По крайней мере, я бы не назвал то, что случилось с его секретаршей впоследствии, страданием.

— А что случилось с Ами. У него ведь Ами осталась помощником?

— Кажется, она. Ну, насколько я понял, у твоего братца н