Эволюция Гвардиолы

Перарнау Марти

«Эволюция Гвардиолы» является продолжением монументального труда Марти Перарнау под названием «Пеп: конфиденциально». Но если в первой книге автор рассказывает о первом сезоне работы Пепа Гвардиолы в «Баварии», то на этот раз читатель получит возможность заглянуть за кулисы второго и третьего сезона работы каталонского тренера в мюнхенском клубе. Также «Эволюция Гвардиолы» дает развернутый ответ на вопрос по поводу выбора Гвардиолой своего следующего места работы — в «Манчестер Сити».

Перарнау пользуется благосклонным к себе отношением помощников Гвардиолы и самого Пепа и раскрывает читателю многие тактические секреты «Баварии» сезонов 2014/15 и 2015/16. Как Пеп готовил свою команду к матчам с «Ромой», «Ювентусом» и «Атлетико» в Лиге чемпионов? Как Германия изменила Гвардиолу? Каким образом он сам изменил весь немецкий футбол? Почему своим следующим местом работы он выбрал именно «Манчестер Сити»?

На эти и многие другие вопросы отвечает вторая книга Марти Перарнау «Эволюция Гвардиолы». Труд, который обязателен к прочтению каждому футбольному болельщику.

ISBN 978-966-03-8506-1

© МагИ Регагпаи, 2016

© Н. Черняк, И. Савченко, Ю. Шевченко, перевод на русский язык, 2019

© М.Мендор, художественное оформление, 2019

 

Вступительное слово

«Браво!» Это то, что я хочу сказать автору этой великолепной книги, а также людям, которые перевели ее. Думаю, читатель останется под таким же впечатлением после прочтения.

Благодаря «Эволюции Гвардиолы» мы имеем редкую возможность получить очень ценную информацию о многих вещах внутренней «кухни» Пепа — тренере с особым прогрессивным видением футбола; тренере, ближе остальных подошедшим к построению команды, играющей в идеальном стиле. Целью этого стиля является абсолютное управление игрой — постоянный контроль мяча ради создания брешей в обороне соперника; острые атакующие выпады; агрессивные действия при переходе из атаки в оборону, лишающие соперника возможности начать свою атаку... В этом гигантском труде Марти Перарнау описаны многие подходы, способы и средства, к которым прибегает Гвардиола, чтобы добиться успеха. При этом «успех» по Гвардиоле — не столько трофеи, сколько идеи. Идеи, которые позволяют грести эти самые трофеи чуть ли не пачками.

Лично мне в Хосепе очень импонирует тот факт, что он не старается добиться победы любой ценой и любым способом. Гвардиола постоянно стремится добиваться высочайших результатов в своем фирменном (и, на мой взгляд, идеальном) стиле. Примером является и то, что уже ставший величайшим тренером современности Пеп продолжает учиться и прогрессировать, а также пробовать что-то новое и смело экспериментировать.

Для меня важно, что в этой книге я нашел подтверждение тем многим вещам, о которых сам много думаю и над которыми работаю. Бесспорно, результат — главное в футболе. Если команда не играет ярко, действует в оборонительном и контратакующем ключе, но при этом выигрывает — это, в принципе, хорошо. И поставить такую игру команде способны многие тренеры. Совсем другое дело — научить команду управлять игрой, контролировать мяч, взаимодействовать, комбинировать, остро и результативно атаковать, прессинговать. Причем делать все это таким образом, чтобы она добивалась постоянных высоких результатов и доставляла при этом эстетическое наслаждение миллионам любителей футбола. На это способны только гении, каким и есть Гвардиола.

Отдельно мне бы хотелось выделить шестую главу «Эволюции Гвардиолы», в которой рассказывается о тактике, стратегическом планировании, игровых планах и моделях, сочетании определенных игроков. Она — жемчужина всей книги. Среди прочего в ней акцентируется внимание на том, что игра важнее результата: «команда может победить, но победа хуже поражения, если добыта не по плану». Победа действительно может создать иллюзию, будто у вас все хорошо. Но иной раз случается так, что команда побеждает благодаря случайным обстоятельствам — в этой ситуации важно отдавать себе в этом отчет и не думать, что все сработало по плану. Любую победу нужно анализировать.

Я бы посоветовал многим своим коллегам брать пример с Гвар-диолы.

Роман Григорчук

 

Предисловие

Пеп Гвардиола не читал книгу «Пеп: конфиденциально» — о своем первом сезоне работы в «Баварии», которая была опубликована в 2014 году. Как не читал и эту. Он предпочел не проверять, что было написано о нем до «Эволюции», и он не захотел читать книгу после ее выхода в свет. Даже из чистого любопытства. Вернувшись в Мюнхен, один из его друзей спросил почему. «Я не хочу их читать, — объяснил Гвардиола. — По крайней мере, не сейчас. Возможно, через 15—20 лет я усядусь в удобное кресло и буду наслаждаться воспоминаниями тех дней, проведенных в «Баварии». Но не сейчас».

Он необычный человек. Парень, который пускает писателя в святую святых — раздевалку и дает ему доступ к запретной зоне одного из крупнейших клубов мира, а также к шестеренкам своего разума; но при этом не проявляет интереса к тому, что о нем написано.

Подобное отношение объясняет его характер больше, чем тысяча слов.

Подобно подростку, впервые уходящему из дому, полученный в Германии опыт изменил Пепа, и эта книга является подробным описанием этой трансформации. Это новый, усовершенствованный Пеп Гвардиола, который перебирается в Манчестер для сложнейшего вызова во время третьего этапа своей тренерской карьеры.

Его первая тренерская работа, «сине-гранатовый» период, явила миру уникальную философию и неустанное стремление к совершенству. Его «красный» период в Мюнхене показал нам способность Гвардиолы адаптироваться к другой футбольной культуре, к процессу, в который он привнес свои сложные и, для некоторых, тревожные творческие идеи. Теперь, в начале «небесного» периода Гвардиолы, перед новым тренером «Сити» возвышается чистый холст. Это совершенно другой человек по сравнению с тем Гвардиолой, который был в «Барселоне», и тем Гвардиолой, который был в «Баварии», хотя в сущности он остался прежним.

Впервые в разговоре с Пепом я упомянул об этой книге в июне 2016 года, когда он попрощался с «Баварией» и ушел в отпуск непосредственно перед своей презентацией в Манчестере. Как обычно, он не был уверен в моем предложении.

«Когда я делаю следующий шаг, мне нравится начинать все с чистого листа, — сказал он. — Я очень счастлив в Мюнхене, у меня были хорошие отношения со всеми работниками клуба, но это все в прошлом. Не думаю, что стоит писать о двух последних годах здесь».

Тогда-то я и признался: «Вообще-то, Пеп, я уже написал. В течение последних двух лет я работал над этим время от времени».

«Что ж, в таком случае, возможно, вся эта работа не должна пропадать...»

Так эта книга и вышла в свет. У меня не было подробного плана, главный ее герой не сильно интересовался чтением, и я написал свой труд, не зная, будет ли он когда-либо опубликован.

Книга «Эволюция Гвардиолы» представлена четырнадцатью главами, в том числе пятьюдесятью рассказами и заметками из моего личного опыта, которые развивают и объясняют затронутые темы.

Все главы (за исключением последней) заканчиваются освещением конкретных матчей, а также тактическими подробностями и другими актуальными темами. Я назвал эти разделы «закули-сьями». Читатели вольны бродить по книге так, как им вздумается — можно совершить как «прямолинейную экскурсию», так и погрузиться в самые недра.

 

Глава 1. Хамелеон

Поздоровавшись с Гвардиолой, Вуди Аллен улыбнулся в своем типичном сухом стиле: «Рад приветствовать тебя, Пеп, но сегодня ты можешь очутиться в скучной компании. Никто из нас особо не интересуется футболом...»

«Никаких проблем, Вуди, я люблю кино. И потом, разве ты не поклонник баскетбола? Быть может, мы могли бы поболтать вместо этого о «Никс»?»

Следующие несколько часов пролетели в одно мгновенье: во время разговора о тяжелом подъеме «Нью-Йорк Никс» вино текло буквально ручьем. Пеп, преданный поклонник Грегга Поповича, находился в своей стихии. У каталонца репутация напряженного, самоуверенного и упрямого парня. На самом же деле все совсем наоборот. Настоящий хамелеон Пеп инстинктивно знает, как адаптироваться к любой ситуации. И эта природная способность оказалась важной для его успеха в Германии, где он быстро понял: для того чтобы навязать свое видение и идеи, ему придется адаптироваться. К клубу, к игрокам, к соперникам... В конце концов побеждают не самые сильные или умные, а те, кто готов адаптироваться.

В «Барселоне» мы восхищались страстью Пепа, его амбициями, талантом и упорной верой в самого себя. Затем в Германии мы увидели новую сторону упрямого, непреклонного и беспощадного испанца, поскольку врожденная эклектика и естественная адаптивность Пепа вышли на первый план.

Оглядываясь назад, становится ясно, что Пеп останется верным себе только в том случае, если пройдет эту эволюцию.

«Когда я впервые прибыл в Мюнхен, то подумал, что более-менее смогу передать «Баварии» игру «Барсы»; но на самом деле я объединил ее, — размышлял Гвардиола, когда разговор наконец-то зашел о футболе. — Я взял философию «Барсы» и адаптировал ее к «Баварии» и ее игрокам. И результат получился чертовски потрясающим! Однако для меня этот опыт стал новым. Я должен был научиться приспосабливаться, и нет сомнений в том, что я стал лучшим тренером. Это я и возьму с собой в следующий клуб».

Возможно, эта изменчивость делает Пепа кройфистой еще больше, чем когда-либо прежде, учитывая, что такая адаптивность является одним из главных принципов голландского «тотального футбола». Он приехал в Германию, чтобы играть в футбол Кройфа в команде Беккенбауэра, и, в конце концов, создал мощную смесь обеих философий.

После смерти Кройфа в марте 2016 года Пепа спросили, чем общество может отблагодарить великого человека. «Обратите внимание на то, чему он нас учил», — ответил Гвардиола. Капитан «Баварии» Филипп Лам, преданный ученик и непосредственный последователь Пепа на поле, подтвердил это: «Философия Кройфа состояла в том, чтобы играть в футбол. Ни больше ни меньше. Его игра заключалась не в контроле над соперником, а в контроле мяча — соответственно и игры. Это то, что мы делаем под руководством Пепа». Доменек Торрент, помощник Пепа, добавил: «Пеп, которого мы видим сегодня, синтезировал все, чему научился у Кройфа в «Барсе» с тем, что узнал в клубе Беккенбауэра».

И это крепкое сочетание футбольных идей породило уникальный вид мощного, подвижного и тотального футбола. Наставник «Вест Хэма» Славен Билич предсказывает, что «следующая революция похоронит схему», и Гвардиола, несомненно, окажется в авангарде этой революции. «Значение имеют идеи, а не схемы».

Гвардиола на сегодняшний день, несомненно, лучший тренер, несмотря на то, что он не смог привести «Баварию» к еще одно-

му треблу или к победе в Лиге чемпионов. Да, под руководством Гвардиолы «Бавария» не смогла попасть даже в финал Лиги чемпионов. Тем не менее, он выиграл с мюнхенской командой семь трофеев, побив все немецкие рекорды благодаря победам в трех чемпионатах кряду; причем сделал это, играя в доминирующий, элегантный и многогранный футбол. Возможно, он не покинул Германию в качестве непобедимого героя, чего желали болельщики; если вы измеряете успех только трофеями, то Пеп, конечно, не оправдал ожиданий многих. Гвардиола не выиграл всего в Германии. Но как же он преобразил их игру! Вот как выразился немецкий телеведущий Ули Кёлер: «Он оставил нам кое-что особенное — память об уникальном стиле футбола, в который «Бавария» никогда не окутается снова; футбола, который болельщики больше никогда не увидят».

«Я ЗДЕСЬ ОЧЕНЬ СЧАСТЛИВ»

Доха, 5 января 2016 года

Гвардиола только что объявил о том, что покидает «Баварию» по окончании сезона, и клуб получает это сообщение от болельщика Марко Тильша.

«Очень грустная новость, что вы уходите, хоть я и признаю, что вы не давали обещаний и всегда говорили, что навсегда останетесь маленькой частью истории нашего большого клуба. Я болею за «Баварию» более тридцати лет, и могу вас заверить, что еще никогда прежде не наслаждался футболом своей любимой команды так сильно, как в последние два с половиной года. Элегантный и развлекательный. Я не могу даже перечислить все те удивительные моменты, которые вы вместе с игроками нам подарили. Было очень приятно наблюдать, как моя команда играет в столь исключительный футбол; не сосчитать сколько раз я проронил слезу по этому поводу. Вы сказали, что многие будут рассматривать вашу работу наполовину, потому что вы не выиграли Лигу чемпионов, но я могу вас заверить, что многие из нас, болельщиков, видят вещи в совсем ином свете. Я хочу выигрывать все. Конечно, хочу. Но я хочу выигрывать, играя в вашем стиле. С помощью увлекательного и красивого футбола. Я не могу выразить словами то, насколько я люблю ваш футбол. И вне зависимости от того, что мы выиграем, ваше наследие будет жить в наших сердцах и воспоминаниях о прекрасных временах, которые вы нам подарили.

Вы — сущее вдохновение, и я благодарю вас от чистого сердца. Давайте в последние шесть месяцев сделаем все возможное».

Пеп был явно взволнован этим сообщением.

«Об этом и речь! Если моя работа здесь настолько тронула хотя бы одного болельщика, она определенно того стоила».

* * *

«Незаконченная симфония» Пепа в Мюнхене имеет кое-что общее с одним из самых больших разочарований в карьере Крой-фа — его поражением от сборной Германии Беккенбауэра в финале чемпионата мира 1974 года. Тогда Голландия уступила в Мюнхене, но по иронии судьбы стала победителем с точки зрения всемирного восхищения — благодаря продемонстрированной игре. Германия получила трофей, но победителем в глазах всего мира стал «Заводной апельсин».

Только время покажет, станет ли Гвардиола естественным наследником Кройфа; а его «незавершенная симфония» — его неизменным наследием. Только время покажет, превратятся ли его неудачи в прочные триумфы. Никто не может знать, насколько влияние Пепа окажет свое воздействие на будущую эволюцию немецкого футбола, но, несомненно, он уже стал важной частью истории Бундеслиги.

Доменек Торрент уверен, что Пеп оказал на немецкий футбол долговременное влияние. «Наследие Пепа — это сочетание его уникальных идей о футболе, его таланта и его универсальности. Карл-Хайнц Румменигге был прав, когда сказал, что со временем мы оценим оказанное Гвардиолой влияние. Я сбился со счета количества немецких тренеров, которые сказали нам об этом в течение последних нескольких месяцев. Пеп оставил в Германии целое изобилие футбольных знаний и идей».

Немецкий аналитик Тобиас Эшер среди всего прочего выделяет позиционную игру. «В Германии ничего не знали о позиционной игре вплоть до приезда Гвардиолы».

Да, в Мюнхене он выиграл меньше трофеев, чем в Барселоне (14 из 19 возможных в «Барсе» против 7 из 14 в «Баварии»), но сам Гвардиола считает, что стал более совершенным тренером, чем был в 2012 году, когда покидал «Барселону» ради «Баварии».

«Теперь я более совершенен, потому что в «Барсе» вся команда играла на Месси, и он забивал. В «Баварии» мне пришлось придумать множество вариантов: игрок икс должен был смещаться в эту зону, игрок игрек должен был двигаться позади него... Мне действительно нужно было закатать рукава и разработать большое количество альтернативных вариантов, и я почерпнул много знаний во время этого процесса».

В «Баварии» Пепу пришлось адаптироваться к сложным, а порой и враждебным ситуациям. Он столкнулся с бесконечными препятствиями и теми трудностями, с которыми никогда ранее не сталкивался. К счастью, его врожденный талант и естественная универсальность позволили ему развиваться и процветать, а Бун-деслига постоянно вносила в него свои изменения. Фитнес-тренер Лоренцо Буэнавентура заметил это на ранней стадии, всего за несколько месяцев до гегемонии Пепа: «Пеп меняет «Баварию», но Германия также меняет Пепа».

Парень, который прибыл в Англию в июле 2016 года, отличается от парня, который отправился в Германию в 2013 году. Его энтузиазм и амбиции остаются такими же сильными, как и прежде, но теперь он уже не выглядит бессмертным; он выглядит более приземленным; тем, кто состоит из плоти и крови. Манчестер получает не идеализированное полубожество трехлетней давности, а настоящего человека с изъянами и недостатками. Его работа в Германии, возможно, явила миру эти недостатки, но тем лучше для него самого.

Можете сравнить фотографии прибытия Пепа в «Баварию» в июне 2013 года с фотографиями его прибытия в Манчестер в июле 2016-го. В Мюнхене он был одет в безупречный серый костюм, серый галстук, итальянскую рубашку и шикарный жилет. Его туфли сияли до блеска, а из его верхнего кармана торчал блестящий белый носовой платок. Этот нарочито стильный Пеп, окруженный менеджментом «Баварии», выглядел как новый генеральный директор какой-то крупной мультинациональной корпорации.

Он был одет для фотосессии, и выглядел элегантно, изысканно, гламурно и совершенно.

Три года спустя перед камерами можно увидеть совершенно другой образ Пепа. Он одет в обычную повседневную одежду. В серую рубашку с короткими рукавами, в джинсы, кроссовки и спортивный жакет, который он быстро снимает. Это подвижный человек. Современный, расслабленный и чувствующий комфорт в своем одеянии. Человек, готовый к тяжелой работе. Человек, излучающий образ энергии, решительности и сосредоточенности, но который в то же время говорит: «Я обычный парень, такой же, как и вы». Фанаты могут быть спокойны, он — один из них.

Новая эра началась.

СПАСИБО, ПЕП

Мюнхен, 22 мая 2016 года

Игроки «Баварии» собираются на балконе мэрии Мюнхена, отмечая еще один дубль. Они выиграли не только свой четвертый кряду чемпионский титул, но вчера в Берлине взяли еще и Кубок Германии. Это был последний матч Гвардиолы. Никто не спит. Пеп одет в белую футболку и штаны спортивного костюма. Слово «дубль» отливается на его футболке. Сегодня утром он явно не брился, и в стране, которая так славится качеством своего пива, хватается за праздничный стакан белого вина. Он окружен персоналом и игроками, он один из них. Это воистину сплоченная команда. Он явно на эмоциях, полон благодарности и привязанности к окружающим его людям. Просто обычный парень. На [центральной площади Мюнхена] Мариенплац, где они отмечают свой дубль, глава болельщиков «Баварии» (Club Nr. 12) снял свою рубашку, чтобы все могли видеть надпись на его груди. «Danke Pep». «Спасибо, Пеп».

* * *

Гвардиола проявил большую изобретательность и устойчивость во время своего трехлетнего пребывания в «Баварии». Необходимость справляться с кажущимися нескончаемыми неудачами и проблемами дала ему жесткость, которой ему, возможно, не хватало по прибытии. Эффективное управление стрессом стало решающим фактором, и, рассматривая каждое новое препятствие в качестве возможности обучения, он избегал умственного и физического истощения, которые испытывал в прошлом. По-видимому, обожаемый игроками, сотрудниками клуба, директорами и болельщиками, Гвардиола покинул Мюнхен расслабленным и счастливым. Как говорит Бенджамин Цандер, если вы оцениваете успех по количеству слез, пролитых при вашем отъезде, то игроки «Баварии» явно считали своего уходящего тренера главным триумфом; в раздевалке на Зебенерштрассе было много длинных и эмоциональных прощаний.

Пеп многое почерпнул для себя во время пребывания в Мюнхене. Его новый подход — учиться на своих ошибках и двигаться дальше — предотвратил «перегорание» четвертого сезона, как это было с «Барселоной», и Пеп решил покинуть «Баварию» после трех сезонов. Гвардиоле всегда было тяжело отказывать, но на этот раз он знал, что должен доверять своим инстинктам. Затем он смог возглавить «Сити», не нуждаясь в годовом отпуске. Последовал быстрый визит в Нью-Йорк вместе с семьей на финал НБА, а вслед за ним — перелет прямо в Манчестер. Пеп освежился и был готов приступать к работе. Если что Пеп и получил во время своего пребывания в Германии, так это трудные уроки о реалиях жизни на вершине, которые помогли ему созреть и вырасти как тренеру.

Заявление «Баварии» об отъезде Пепа было сразу же встречено изобилием критики в адрес тренера. Как-то пресса разъярилась, когда в состав не попал сначала Левандовски, затем — Мюллер, а затем — Гётце. Внезапно Гвардиола стал для СМИ тем, кто делает все наперекосяк, и решение покинуть клуб сделало его «мальчиком для битья». Если бы Гвардиола просто дал одному из СМИ персональный эксклюзив, он тут же попал бы под защиту, и тогда все критики просто умолкли бы...

Конечно, к концу своего пребывания в «Баварии» самой резкой критике Пеп подвергся за то, что не смог выиграть Лигу чемпионов. Громче всех «кричала» желтая пресса, которая, как и любая другая, наблюдавшая за футболом «Баварии» три года кряду, видела его не в чистом свете. Справедливости ради стоит отметить, что понять запутанную современную игру не так-то просто. Для этого требуется отчетливый, открытый разум и определенное смирение, чтобы можно было точно понять, что происходит на поле — будь то агрессивный и высокотемповой футбол Раньери в «Лестере», или же Гвардиолы в «Баварии». В противном случае ваши впечатления будут поверхностными, а анализ — небрежным.

Творчество — важная часть футбола. И я говорю не о том, что происходит на поле. Современный тренер должен быть таким же инновационным и творческим, как и любой игрок. Британский педагог Кен Робинсон говорит: «Творчество — это не создание одного экстравагантного произведения искусства за другим. Творчество — это высшая форма интеллектуального выражения».

Некоторые говорят, что футбол не имеет ничего общего с интеллектуальностью, если речь заходит о спортивном мастерстве и технических ноу-хау. Позволю себе не согласиться. Футбол — как раз это и есть, а также многое другое. Речь идет об идеях. Новые идеи игроков и тренеров всегда были двигателем, который стимулирует футбол и обеспечивает его эволюцию.

Несколько месяцев назад я прочитал интересную цитату голландского фитнес-тренера Реймонда Верхейжена, человека, с которым я редко соглашаюсь, но который в данном случае прав. «В футболе большинство людей предпочитают статус-кво, потому что боятся ошибиться. Это похоже на примитивную субкультуру, где критика не допускается, и люди оберегают и защищают сформировавшиеся идеи. Что касается игры, люди не любят тех, кто задает им вопросы, потому что спрашивающий ставит их в неловкое положение. Существует столько вещей, которые могут усовершенствовать футбол, сделать его гораздо лучше!»

Если мы готовы принять новые идеи, футбол может двигаться только вперед. Как говорит Кен Робинсон: «Каждая научная разработка начинается с идеи. С оригинальной, творческой идеи, порожденной критическим пониманием».

Однако, к сожалению, творчество остается для многих в футболе ругательным словом. Люди цепляются за устаревшие идеи и взгляды, решая остаться на якоре — для комфорта и безопасности прошлого. Футбольный мир имеет атавистическое отвращение к таким понятиям как новшества и перемены.

И теперь, со своей «незавершенной симфонией» за спиной Гвардиола принимает самый большой вызов в своей карьере. Он приехал на родину футбола, чтобы навязать свои идеи английскому футболу. Возможно, некоторые видят в нем некоего пропо-ведника-евангелиста. Доменек Торрент, правая рука Гвардиолы, настаивает на том, что подобные слова крайне далеки от истины. «Давайте проясним ситуацию. Пеп приехал в Манчестер не для того, чтобы устроить революцию в английском футболе, и не для того, чтобы научить людей играть как следует. Он привносит сюда свои идеи, свой собственный подход к игре, но он будет развивать и улучшать то, что уже здесь есть. Я не говорю о всеобщих изменениях или об обучении людей правильному подходу. Есть множество способов игры в футбол, и подход Пепа — всего лишь один из способов. Некоторым он нравится, некоторым — нет. Конечно, этот подход был успешен, но никто не утверждает, что это единственно верный способ игры в футбол.

Хочу повторить, чтобы ни у кого не осталось сомнений: Пеп — не Мессия, и не какой-то там евангелист-миссионер. Он здесь, чтобы предложить свое видение игры; учиться у тех, кто проповедует другие идеи; а затем — создать эффективный и развлекательный футбол».

Это будет нелегкая работа. Пеп унаследовал команду без какого-либо четкого и определенного стиля; команду, которой, похоже, не хватает амбиций и драйва, на которые он мог рассчитывать в «Барселоне» и «Баварии». Он понимает, что был нанят для того, чтобы улучшить игру и выступления, в то время как команда нуждается в серьезном обновлении состава (половина игроков предыдущего сезона достигла 30-летнего возраста). Пеп знает, что ему предстоит сражаться с выдающимися тренерами вроде Антонио Конте, Жозе Моуринью и Юргена Клоппа, а также с такими игроками мирового уровня как Генрих Мхитарян, Гранит Джака и Златан Ибрагимович.

И все это в уникальной футбольной среде, кардинально отличающейся от тех, с которыми Гвардиола ранее был знаком. Это будет гораздо больший вызов, чем «Барселона»-2008, когда он, неопытный, вернулся в клуб своего детства. Также этот вызов будет отличаться от «Баварии»-2013, когда у него за плечами уже был впечатляющий послужной список, а сам Пеп ожидал оформить свой второй требл. «Манчестер Сити» станет совершенно новым опытом. «Сити» — клуб без собственной футбольной философии/ футбольного бренда. Ключевым фактором станет качество подготовки и планирование. Как говорит сам Пеп: «Это самая трудная работа, с которой я когда-либо сталкивался».

Закулисье 1

ИЗО ВСЕХ СИЛ

Мюнхен, 10 сентября 2014 года

Прошлой ночью в Мадриде Испания играла с Францией в четвертьфинале баскетбольного чемпионата мира. Главное потрясение заключается в том, что Франция победила со счетом 65:52. Всего за неделю до этого испанская команда обыграла Францию со счетом 88:64, попутно разобравшись с Сенегалом, Бразилией и Сербией (которая в итоге заняла на турнире второе место). Испания вышла в четвертьфинал, добыв шесть побед кряду, поэтому поражение от Франции стало для команды сокрушительным ударом. Размышляя об этом поражении долгое время, Мануэль Эстиарте, самый успешный спортсмен в истории водного поло (Олимпийский чемпион и чемпион мира), который теперь является помощником Пепа Гвардиолы в «Баварии», подвел следующий итог: «Уже долгое время, когда я анализирую закономерности элитного спорта, меня беспокоит одна тема. Мне кажется, что собственное величие лучших команд может стать их ахиллесовой пятой. Не все с этим согласятся, но я считаю, что при достижении больших результатов, они уже не могут представить себя в качестве проигравших. Я не говорю, что это относится к каждой топ-команде, и что это будет происходить постоянно. Но если вы посмотрите на любой вид спорта, будь то баскетбол, футбол или гандбол, то увидите, что элитные команды, которые привыкли быть непобедимыми, могут быть настолько ошеломлены неожиданным движением соперника в атаку, что попросту окажутся не в состоянии на это отреагировать. Словно они не могут допустить самой мысли о поражении. Причина же поражения может крыться в чем угодно — в недостатке остроты, в потрясающей игре соперника, или же в плохой ночи главного судьи накануне матча.

Приведу несколько футбольных примеров. В 2009 году на «Сантьяго Бернабеу» в эль класико команда Пепа обыграла «Реал» со счетом 6:2, а затем год спустя «вынесла» мадридцев со счетом 5:0 уже на «Камп Ноу». К тому времени Мадридом руководил уже Жозе Моуринью, и у него была великолепная команда. Помнишь, как дортмундская «Боруссия» Юргена Клоппа разгромила «Баварию» Юппа Хайнкеса в финале Кубка Германии? Она выиграла со счетом 5:2, просто уничтожив «Баварию». Затем команда Хайнкеса разгромила «Барселону» с общим счетом 7:0 — Месси, Хави, Иньеста и компания были просто раздавлены. Или вспомни прошлый год, когда «Реал» Карло Анчелотти разорвал нас в Мюнхене (4:0), или когда Германия обыграла Бразилию на чемпионате мира на ее же поле со счетом 7:1... Подобные результаты наблюдаются все чаще и чаще. Когда встречаются две топ-команды, одна из них забивает, и вторая необъяснимо начинает разваливаться, пока не будет полностью разрушена». В течение нескольких недель после замечания Эстиарте появились несколько свежих примеров: «Бавария» обыграла «Рому» на ее же поле со счетом 7:1, а «Тоттенхэм» одолел на «Уайт Харт Лейн» «Челси» Жозе Моуринью со счетом 5:3.

«Это моя теория, — продолжает Эстиарте. — Успешные команды настолько привыкли побеждать, что победы становятся для них привычкой. Они выходят на поле в ожидании победы и даже не учитывают вариант с поражением. Нет, они не ждут легкой прогулки. Но, как правило, если их соперник ведет в счете, они уверены, что быстро могут вернуть все на круги своя. Но затем ты встречаешься с другим сильным соперником, и он берет инициативу в свои руки. Особенно неприятно, если внезапно вы пропускаете случайный мяч, или допускаете грубую ошибку, или если у судьи выдался плохой день, и он вас засуживает. Ты знаешь одно — вас застали врасплох, и теперь вы уступаете. Подсознательно команда, которая пропустила, внезапно понимает, что она уязвима. Затем соперник забивает второй мяч, и вы проигрываете уже со счетом 0:2. И это в матче, в котором «победа нужна позарез». Вы — «более классная команда», результаты говорят о том, что вы находитесь в гораздо лучшей форме, чем соперник, и вы распланировали этот матч до мельчайших деталей.

И вот вы находитесь в невыгодном положении и пытаетесь отыграться. Возможно, вы даже заслуживаете вести в счете! Но вот соперник наносит удар-другой, и вы оказываетесь в нокауте, не зная, как вернуть все обратно.

Маленькие команды привыкли проигрывать матчи. Они выходят на поле мысленно готовыми к поражению, и они привыкли справляться с этим. Элитные игроки, напротив, никогда не ожидают поражения. Они уважают серьезных соперников, но никогда не допускают мысли, что сами могут быть нокаутированы.

Как сказал Джо Луис: «У каждого есть план на бой, пока в него не попадут» [эта цитата часто ошибочно приписывается Майку Тайсону].

И вот внезапно вы проигрываете со счетом 0:1 или 0:2, неожиданно и, возможно, несправедливо, оказываетесь в нокауте, не зная, почему и как.

Итак, вместо того, чтобы просто вцепиться сопернику в глотку и не отпускать до тех пор, пока вы снова не восстановите дыхание и самообладание, как это делают боксеры, вы продолжаете играть как обычно, и вот тогда соперник действительно разгромит вас.

Я знаю, что это стереотип, и что есть ряд исключений, но я считаю, что мы потеряли часть некоего воинского духа прошлого. Этим духом обладали великие балканские команды из бывшей Югославии и ее стран-соседок. Я играл против них. Несмотря на то, что технически они нам уступали, они сражались изо всех сил — до финального свистка, а иногда даже после него.

Играя с преимуществом и ведя против них в счете, они цепляются и не отпускают — до тех пор, пока в их легких не останется воздуха. Или взять, например, футбол, в котором итальянские команды, поведя в счете, закрывались до такой степени, что вскрыть их было просто невозможно. Были и немецкие команды, которые знали, что если до конца матча остается две-три минуты, они могут свести матч к ничейному исходу или победить — в зависимости от цифр на табло. В легкой атлетике английские бегуны средних дистанций всегда демонстрировали подобное мужество и решительность. До финиша оставался метр-другой, но они по-прежнему имели все шансы опередить лидера.

Футбол нуждается в подобном отношении. Великим командам нужно работать над этим, чтобы вернуть свою прочность. Взгляни, что случилось с нами в прошлом сезоне в противостоянии с «Реалом» в Лиге чемпионов. Многое тогда пошло не так: мы страдали от травм, а результат 0:1 в первом матче воспринимался не иначе как бедствие. Мы играли хорошо и как минимум заслуживали ничьей. Мы покидали Мадрид, чувствуя, что упустили прекрасную возможность.

Если в ответном полуфинале Лиги чемпионов идет 70-я минута, и моя команда должна забить один мяч, чтобы перевести матч в овертайм, я не думаю, что это ужасная ситуация.

Но для «Баварии» этого недостаточно. Мы элитная команда. Мы нуждаемся в не меньшей славе и в ответном матче мы хотели играть от себя. Но внезапно они разыграли угловой, которого мы не должны были допускать, и Мадрид повел в счете.

По сумме двух матчей счет стал 0:2, и задача начала выглядеть немного сложнее. Затем они заработали штрафной удар, который, опять же, мы не должны были допускать. И они забили нам снова. Еще один огромный и неожиданный удар. И мы развалились. Такая команда как наша не привыкла к внезапным «сюрпризам». На самом деле такая команда как «Бавария» привыкла доставлять такие «сюрпризы» своим соперникам. Внезапно случается катастрофа неслыханных масштабов, и мы просто не можем ответить. Таким образом, эти удары становятся нокаутом.

Я думаю, есть что-то общее во всех вышеперечисленных футбольных примерах и баскетбольным результатом между сборными Франции и Испании. Испания вышла в четвертьфинал, логично полагая, что она может победить, и что она победит; но внезапно она получила по шапке и не смогла ответить.

Я не говорю, что это вина игроков, тренеров или их тактики. Просто сейчас команды достигли такого заоблачного уровня, что не могут терпеть неудачу. В наши дни великие футбольные команды, вероятно, лучшие в истории, поэтому в последние годы в Европе было установлено так много рекордов. Рекорды по количеству беспроигрышных матчей; по количеству очков в сезоне; количеству забитых мячей; наименьшему количеству пропущенных мячей... Но современные «величайшие в истории футбола» команды попадают в ситуации, которые не могут себе представить, и к которым не готовы, терпя в итоге сокрушительные неудачи. Когда что-то идет не так, у них не всегда есть ресурсы, чтобы сражаться и снова вступать в борьбу.

Возможно, я не прав, но я и в самом деле полагаю, что нам следует вернуть немного балканского боевого духа. Нужно составлять план на те случаи, когда все идет против тебя, и ты полностью ошеломлен. Тогда, когда ты пропускаешь удар, но остаешься на ногах. Ты сглатываешь кровь, проясняешь свои мысли, перестаешь думать о том, что «надо победить во что бы то ни стало», о предматчевых планах, о том, было ли судейство предвзятым, о заслуженности того или иного результата. Не думай в стиле «но мы же здесь фавориты!». Ты держишься, и время на твоей стороне, счет 0:1, и ты не бросаешь все под откос. Затем, возможно, за пятнадцать минут до конца матча ты по-прежнему будешь оставаться в игре — и вот тогда-то случиться может что угодно. Если ты не ошеломлен, то, с помощью удачи, возможно, найдешь прореху в стане соперника. Или, возможно, он сам выключится из игры. Поэтому если ты внезапно забьешь, то это благодаря тому, что соперник был шокирован и сбит с толку. И вот тогда-то ты можешь дожать его и выиграть встречу, хотя еще совсем недавно сам был готов сдаться.

Кто-то это осознает, кто-то — нет. Но я считаю, что в этом находится истина, и что «величайшим в истории» тренерам и игрокам нужно пересмотреть подход и готовиться более эффективно. Поэтому однажды, когда наша судьба в матче будет висеть на волоске, а все предматчевые расклады полетят в тартарары, мы сможем приложить все усилия и вызвать в себе «балканский дух».

 

Глава 2. Почему именно «Манчестер Сити»?

 

Почему Пеп Гвардиола покинул «Баварию» ради «Манчестер Сити»? Почему бросил замечательную жизнь в Мюнхене, а также легендарный европейский клуб с группой великолепных игроков, с которыми так много работал, которых формировал и развивал? Для человека, который работал только в клубах с богатой историей, «Манчестер Сити» может показаться действительно необычным выбором. Пожалуй, ответ кроется в самом вопросе. Пеп пришел из клуба-гиганта европейского футбола и чувствует, что его привлекает клуб, ограниченный в традициях и обычаях. В «Сити» он гораздо реже услышит фразу: «Но мы так всегда делали...»

И нам следует помнить: Пеп — довольно необычный парень. В отличие от большинства успешных тренеров, он, отработав свой трехлетний контракт с «Баварией», решил отказаться от крайне щедрого предложения о продлении соглашения. Его задание завершено, и ему нужно что-то новое: новый вызов — возможность расти и меняться.

Пеп держит слово. Он всегда будет выполнять данные обязательства, но не ждите, что он останется дольше оговоренного срока. Он видит вещи не так, как их видим мы. Почему еще он покинул Месси, когда тот находился в самом расцвете сил, а также помахал рукой завораживающему таланту Бускетса, Хави и

Иньесты, а затем, тремя годами спустя, проделал то же самое с Нойером, Ламом и Алабой?

Таков он. Создав в Барселоне лучшую команду в мире и, возможно, лучшую в истории, он понял: для него наступило время двигаться дальше. Когда его игроки в «Баварии» впитали и усовершенствовали его футбольный стиль, он ушел.

Пеп всегда принимал изменения. Для него жизнь заключается в обучении и росте. Каталонский архитектор Микель дель Посо характеризует его так: «Пеп похож на художника, который завершает свой шедевр, а затем движется дальше. У него такой же креативный подход. Для истинного художника важнее не готовая работа, а сам процесс ее создания. Он погружается в свою работу, но как только он ее завершает и готов представить миру, тут же теряет к ней интерес».

Это объясняет, почему он подписал с «Баварией» контракт только на три года и почему он теперь сделал с «Манчестер Сити» то же самое. Его подход напоминает подход венгерского тренера Белы Гуттманна, у которого был такой же нетрадиционный взгляд на жизнь: «Пребывание у руля команды третий сезон кряду обычно заканчивается катастрофой». Гуттманн, обладавший степенью в области психологии, был выдающимся тренером, который руководил сильнейшим «Гонведом» с Пушкашем и Божиком в составе. Он развил и видоизменил бразильскую схему 4-2-4 посредством использования фальшивой девятки, а также выиграл с «Бенфи-кой» два Кубка чемпионов кряду (а затем после своего увольнения позорно ее проклял, и это проклятие действует по сей день: «Никогда снова, даже через сто лет, «Бенфика» не выиграет Кубок чемпионов!»). Наверное, он первым понял, что краткосрочные контракты предотвращают «перегорание», вызванное годами интенсивной работы и огромным давлением. Как и Гвардиола, венгерский тренер был увлечен приобретением знаний, проникновением в разум игроков, а также извлечением их лучших качеств. Он обожал путешествовать и любил открывать новые понятия, новые способы создавать что-либо. Для него футбол тоже был страстью и всей его жизнью.

Пеп постоянно плюет на традиционные взгляды и следует своим собственным инстинктам. Он никогда не хотел становиться постояльцем в каком-то одном клубе, не хотел пускать корни в одном месте. Он жаждет новых впечатлений, путешествовать и учиться. В конце концов, все, что ему нужно — чувство свободы.

Изматывающий четвертый сезон в «Барселоне» научил Гвар-диолу тому, что трех сезонов для обучения, применения и совершенствования командой любой модели игры вполне себе достаточно. К концу четвертого сезона Пеп также чувствовал усталость, которая не могла не появиться после столь продолжительного и интенсивного периода работы. Стиль работы Гвардиолы не предусматривает поблажек, он требователен к остальным точно так же, как и к себе самому. Хаби Алонсо рассказывает: «Пеп и его помощники задали мне ускоренный курс футбольного магистра. Объем работы был невероятно тяжелым, и Пеп заставлял всех нас повторять одни и те же движения по кругу — до тех пор, пока мы не доводили их до автоматизма. В этом плане он настолько педантичен, что цепляется к каждой мелочи — и когда ты ошибаешься, и когда все делаешь правильно. Причем я говорю сейчас не только о тактике. В большей степени это связано со всей его философией. Нужно всегда быть внимательным и схватывать все на лету. В «Баварии» под руководством Пепа все мы должны были развивать в себе способность понимать новые концепции, и тут же применять их».

Такой способ работы дает исключительный результат, а методы Гвардиолы улучшают игроков, делают их более опытными. Но все это имеет большую цену. Как показывает практика, последствия такого подхода часто могут стать причиной износа и «перегорания» как тренера, так и его подопечных.

 

2.1. Влияние Чики и Сориано

Непосредственная близость Чики Бегиристайна и Феррана Сориано в «Манчестер Сити» стала еще одним важным фактором в решении Пепа. Это трио являло собой эффективную команду в Барселоне, парни полностью друг другу доверяли. Бегиристайн и Сориано радушно приняли своего нового тренера в клуб, который обладает богатой историей, но который при этом не будет обременять Пепа непреклонными вероучениями и традициями, равно как и не будет «давить» прошлыми триумфами.

Пеп принял предложение «Сити», потому что знал, что сможет работать без ощущения, будто он разрушает давно сложившиеся традиции и обычаи. «Сити» был чистым холстом, и Пеп может свободно создавать то, что посчитает нужным. Практически он сможет подписывать игроков по своему усмотрению, нанимать в свой штаб лучших и талантливейших помощников. Благодаря финансовым возможностям клуба Пеп сможет вносить решающие изменения в программу обучения клубной молодежи.

В мае 2016 года «Сити» достиг исторического полуфинала Лиги чемпионов, в котором уступил «Реалу». Однако мало кто утверждал, что попадание в четверку лучших соответствовало настоящему раскладу сил в турнире. Нет сомнений, что минимум три испанские команды («Реал», «Барселона» и «Атлетико»), две немецкие («Бавария» и дортмундская «Боруссия»), а также одна итальянская («Ювентус») были намного сильнее «Горожан». Президент клуба Халдун Аль-Мубарак в эфире клубного телеканала «Сити» назвал этот сезон «сезоном разочарования»: «Мы очень благодарны и признательны Мануэлю [Пеллегрини] и его команде за все то, что они сделали [за последние три года]. В то же время я не могу скрывать нашего разочарования, особенно касательно последнего сезона. В самом его начале у нас были большие надежды, и хотя в поражении от «Реала» нет ничего зазорного, я ожидал, что команда выложится на сто процентов. Но этого не произошло».

Итак, почему же Пеп покинул «Баварию» ради «Сити»? Этому есть пять причин:

— чтобы получить новый опыт и изучить другую футбольную культуру;

— в «Сити» Пепа будут гораздо меньше ограничивать в чем-либо, и у него будет больше свободы действий;

— у клуба есть необходимые финансы, чтобы произвести изменения, предусмотренные Пепом;

— Пеп, Чики и Сориано находились на одной волне, и Гвар-диола заручился поддержкой коллег на все время проекта;

— это хорошая возможность построить уникальное наследие в виде «футбольного языка «Сити».

Вне зависимости от того, что думает общественность о мотивах Гвардиолы относительно выбора «Сити», его решение привело его к решающему моменту в карьере. Пусть награда может стать большой, риск, тем не менее, очень высок. Гвардиола — тот, кто ищет изменения ради перемен; кто предпочитает покинуть свою зону комфорта ради новых знаний и открытий. Пеп мужественен и решителен, он никогда не жаждал легкой жизни. А посему он, безусловно, заслуживает всяческого уважения и восхищения.

Закулисье 2

ИДЕАЛЬНЫЙ ПЛАЧ

Рим, 21 октября 2014 года

Пока Филипп Лам и другие немецкие игроки «Баварии» в качестве чемпионов мира набирали форму после отпуска, Пеп начал думать о сентябрьских и октябрьских матчах чемпионата, а также о матчах Лиги чемпионов с «Манчестер Сити», московским ЦСКА и «Ромой». Он намеревался играть в четыре защитника, тогда как остальная часть схемы была адаптирована под соперников. В основном он был готов использовать схемы 4-2-1-3 и 4-2-3-1, но при необходимости переключался и на свои любимые 4-3-3 или даже 3-3-4. Он знал, что ключевым игроком, способным в один миг изменить систему, был Давид Алаба. Австриец станет своеобразным джокером — игроком, который будет «закрывать» различные позиции — центрального защитника, левого защитника, полузащитника-организатора или же атакующего левого полузащитника — в зависимости от необходимости; в Испании таких футболистов называют термином свтойт.

Перед матчем с «Ромой» «Бавария» одержала пять побед подряд, и при этом играла лучше от матча к матчу. Также 17 сентября она обыграла дома «Манчестер Сити» (1:0), а 30 сентября на выезде одолела ЦСКА (1:0).

Ротация касалась центра полузащиты, которая действовала эффективно вне зависимости от того, какой игрок помогал основной связке Хаби-Лам — будь то Гётце, Хёйберг или Алаба. Пеп регулярно менял игроков на атакующих позициях, ставя Берната, Гётце или Мюллера на левый фланг, и иногда просил Мюллера занимать позицию Левандовски в центре нападения (оказаться на которой рассчитывал также Писарро). Роббен всегда имел статус основного игрока, когда был здоров; Арьен всегда был ключевым игроком, любое действие которого могло перевернуть игру. Голландец постепенно возвращался на пик формы образца прошлой весны, когда был одним из самых опасных атакующих игроков в Европе. С каждым матчем он все чаще демонстрировал, насколько он важен для «Баварии».

Пеп не собирался относиться к матчу с «Ромой» как к «очередной игре». По этой причине 5 октября, вскоре после победы в чемпионате над «Ганновером» со счетом 4:0, Пеп, Эстиарте и Михаэль Решке покинули вечеринку «Баварии» на знаменитом Октоберфесте в Мюнхене, и полетели в Турин, где проводился матч между первой и второй командой Серии А. Матч выдался жестоким — три пенальти, три удаления и минимальная победа «Ювентуса» со счетом 3:2 благодаря голу Бонуччи на последних минутах. «Рома» играла хорошо и моментами превосходила «Юве», но поражение сломило ее моральный дух. Гвардиола был очарован: он пристально наблюдал за игрой команды Руди Гарсии, и тут же приступил к созданию плана, призванного ее победить. Несмотря на сложность регулярного посещения матчей, Пеп является сторонником вылазки на игру своего будущего соперника при первой же возможности.

В понедельник, 20 октября во время тренировки на Зебенер-штрассе Пеп объяснил своим подопечным, как они обыграют «Рому» на «Олимпико» на следующий день. Снова и снова он заставлял их работать над выходом из обороны при расстановке в три защитника, в которой Хаби Алонсо опускался из опорной зоны для помощи. Это была классическая тренировка Пепа: вратарь, Нойер или Рейна отдавал мяч одному из трех центральных защитников, которых прессинговали их товарищи по команде, воспроизводя стиль «Ромы». Задача игрока с мячом — найти один из трех вариантов для передачи, задача двух других центральных защитников и Алонсо — вырваться из-под прессинга. Гвардиола попросил Писарро притвориться Тотти и запрессинговать Алонсо, ожидая от легендарного игрока «Ромы» подобных действий в матче. Пепу было абсолютно понятно, как римляне будут атаковать, и он точно знал, что его команде следует предпринимать в ответ. Установка в день матча была интересной.

В шесть часов вечера в Риме Пеп показал игрокам вероятную позицию Тотти на видео, подготовленном Карлесом Планшаром.

«Итак, парни, смотрите: Тотти будет «закрывать» Хаби, но он не сможет делать это долгое время. Поэтому, Хаби, тебе не следует волноваться. В течение первых десяти минут Тотти будет прессинговать, а затем я гарантирую, что он прекратит это делать и оставит тебя полностью свободным. Вот почему мы можем сыграть в три защитника: Бенатья справа, Боатенг посередине и Алаба слева. Но Давид, я хочу, чтобы ты был защитником только во время их атак. В этом случае тебе придется справляться со скоростью Жервиньо. Но в остальное время ты должен стать дополнительным полузащитником. Другими словами, мы должны будем выглядеть командой, играющей в три защитника, но третьим защитником на самом деле будет Хаби, хотя будет казаться, что им будет Алаба. В изначальной схеме Хаби и Лам будут находиться в связке пивотов (двух полузащитников-организаторов).

Филипп, если им удастся закрыть Хаби, тогда ты возьмешь нити управления центра поля в свои руки и станешь организатором; убедись, что мы выходим в атаку через защитников.

Роббен и Бернат, ваша задача — находить свободное пространство непосредственно у боковых линий, по всей бровке. Другими словами, вы должны играть как [защитники, которые часто подключаются к атакам] вингбеки и вингеры. Арьен, сделай ровно то, что ты сделал в матче с «Манчестер Юнайдед» в прошлом сезоне — ты помнишь? Будьте практичны в использовании своей энергии, не «сжигайте» себя слишком рано. Я хочу, чтобы вы атаковали, но в то же время следили за обороной, и чтобы в случае чего вы были в состоянии помочь.

Вверху Гётце будет играть между полузащитой и нападением, но со смещениями влево — для связи с Ламом и Бернатом.

Мюллер и Левандовски, я хочу, чтобы вы постоянно двигались, потому что защитники «Ромы» это ненавидят. Находитесь все время в движении, иногда оставляйте зону центра нападения пустой, чтобы они не могли понять, кого следует прикрывать. Их центральные защитники очень статичны в своих позициях, они любят знать точно, с каким игроком они играют, и где этот игрок должен находиться. Не помогайте им, не дайте им делать свою работу, перемещайтесь. Прессингуйте их! Квартет защитников «Ромы» ненавидит, когда их прессингуют. Им ужасно трудно начать атаку из глубины, если соперник наседает на них. Поэтому прессингуйте их, не позволяйте им дышать! Отберите у них мяч, и я вам обещаю, что сегодня мы забьем им полную кошелку».

План был понятен, но Пеп хотел, чтобы у его игроков не возникло никаких сомнений. «Послушайте, вот что случится. Они думают, что Тотти сможет «закрыть» Хаби, но спустя десять минут после начала Франческо сдастся, и Хаби без проблем завладеет мячом. Лам останется без опеки, и Алаба предоставит нам преимущество на левом фланге — там, где они не будут его ждать, потому что левый центральный защитник в схеме с тремя защитниками никогда не побежит в атаку. Но Давид так и поступит, и тем самым поможет нам уничтожить их со своей левой бровки. Хаби доставит мяч в центр поля без каких-либо проблем, и как минимум с Бернатом, Алабой, Гётце и Левандовски на левом фланге мы получим невероятное превосходство в численном преимуществе. Мюллер уйдет от центральных защитников и присоединится к этой компании. Все мы знаем, что будет дальше, не так ли? Мы перегрузим их перепасовкой на левом фланге, их центральные защитники не будут знать, что делать, и тогда они сместятся на этот фланг. В это время у нас справа останутся только Лам и Роббен, которые будут делать вид, что не несут в себе опасность. Но именно оттуда мы и нанесем свой удар. Перегрузите их слева, вытяните на себя, а затем быстро переправьте мяч направо. Они не будут защищены и не смогут справиться».

«Бавария» разбила «Рому» в пух и прах. Менее чем через полчаса после стартового свистка мюнхенская команда разорвала хозяев на куски, к 35-й минуте счет был 5:0 в ее пользу. В своих девяти предыдущих матчах «Рома» пропустила только четыре мяча.

Теперь же прошло всего лишь полчаса. Как Пеп и предсказывал, высокий прессинг раскрошил итальянцев. Мюллер и Левандов-ски «связали» всех защитников римлян, и команда Руди Гарсии едва переходила центр поля.

Скорость Роббена на правом фланге и отказ Тотти от опеки Хаби стали одинаково важными единицами этого успеха. Все, что предсказывал Пеп, сбылось. «Бавария» сыграла по схеме 3-1-4-2: Алаба постоянно врывался в центр поля, Алонсо без проблем доставлял мяч со своей половины поля, а движение Гётце между линиями было исключительным. Бернат постоянно открывался слева, но вся опасность исходила от правого фланга, где Роббен только и ждал появления свободного пространства. Четвертый мяч, забитый голландцем на 29-й минуте, был оформлен по сценарию Гвардиолы с предматчевой установки, и когда Левандовски увел за собой итальянских защитников, а Роббен забил, Пеп в восторге схватился за голову.

Если годом ранее «Бавария» с апофеозом рондо-футбола и легендарным 3,5-минутным владением мяча сотворила шедевр на стадионе «Манчестер Сити» «Этихад», то это было другое произведение искусства в историческом месте — столице Италии. Команда Пепа подарила онлайн-поколению по всему миру еще больше волшебства.

Томас Мюллер подвел итог случившемуся: «Гвардиола показал нам, в чем именно состояла уязвимость «Ромы», и мы это использовали».

На следующий день Пеп обедал дома в одиночестве: его семья воспользовалась осенним праздником в Мюнхене, чтобы посетить Барселону, а помощники Пепа по тренерскому штабу проводили время вместе со своими семьями. За игрой «Байер» — «Зенит» (2:0) Гвардиола наблюдал сквозь пальцы, потому что он все еще думал об ошеломляющей победе в Риме со счетом 7:1.

«Я очень доволен вчерашней игрой, — поведал Гвардиола. — Мы играли намного лучше, чем в прошлом сезоне. Вы видели нашу позиционную игру, парни выглядели как машины. Сейчас они играют великолепно. Им больше не нужно думать о своих перемещениях, сейчас они делают все автоматически, и у человека с мячом всегда есть свободный вариант, чтобы сделать пас.

Хаби вдохнул в нас новую жизнь. Он полностью изменил кругозор команды, и благодаря ему мы можем задействовать столь высокий и свирепый прессинг по всему полю, какой мы показали в игре с «Ромой». Благодаря этому мы смогли использовать ее слабые стороны».

Пеп потягивает свое белое вино и продолжает: «Мне нравится, когда мы можем играть по схеме 3-4-3. Было чудесно прибегнуть к этой формации вчера в Риме. Бенатья «съел» своего вингера, Алаба разобрался с другим, а Боатенг командовал всем в обороне. Тотти, играя ложную девятку, не смог сделать ровным счетом ничего, потому что Алонсо следовал за ним по пятам. Лам и Гётце находили свободное пространство между линиями «Ромы». Было очень приятно наблюдать за тем, как они играют».

Вспоминая о решении сыграть в три защитника, Пеп отметил: «Когда мы перешли на схему с четырьмя защитниками, они создали три опасных момента, и мы потеряли контроль в середине поля. Наша защита находилась в большей безопасности в системе с тремя защитниками, чем с четырьмя!»

Еще одна вещь, которая не выходила у Гвардиолы из головы, — игра Алабы. «Он чертовски удивителен. Он начинает на позиции центрального защитника, а затем, спустя мгновенье, играет как великолепный левый вингер. Был момент, когда благодаря своему перемещению и скорости он стал центральным нападающим! Но я про себя подумал: «Пусть, пусть летает. Не стоит обрезать крылья такому игрочищу...»

 

Глава 3. Как Германия изменила Гвардиолу

 

Время, проведенное в Германии, помогло Гвардиоле созреть и вырасти как в профессиональном, так и в личном плане. Немецкий опыт дал тренеру ряд важных преимуществ, сделав его более совершенным тренером, и эти изменения частично объясняют, почему Пеп принял вызов, предложенный «Манчестер Сити».

Пеп остался таким же жестким и голодным спортсменом, каким и был. Человеком, который не дает никаких поблажек — ни себе, ни игрокам. «Я играю не для того, чтобы создавать красивый футбол. Я играю, чтобы победить», — сказал он однажды.

Он также сохраняет тот врожденный перфекционизм, из-за которого никогда не бывает полностью удовлетворен своей работой. Придирчивый голос критика, который раздается изнутри, всегда может найти ошибки — пусть и незначительные. Всегда есть что-то, что он мог бы сделать лучше; для него имеют значение даже малейшие детали. Он может быть излишне навязчивым в этом поиске постоянных улучшений, для Пепа его лучшая игра еще впереди. Он также обладает противоречивым сочетанием рационального и эмоционального, что порой создает определенные проблемы. Время от времени он может казаться холодным и суровым, иногда — чрезмерно эмоциональным. Ему не всегда удается балансировать между двумя этими настроениями. Этот парадокс сидит в его профессиональном персонаже, и в этом отношении я бы назвал его неисправимым романтиком, нацеленным на результат. Несмотря на то, что во главе угла всегда стоит результат, Пеп отталкивается от страсти. «Что для меня важно, так это увлеченность людьми игрой, которую мы демонстрируем».

Что интересно, в «Баварии» критический самоанализ Пепа помог ему, сделав его более смелым в своем инстинктивном страхе перед соперником. Используя свой страх как импульс для большего риска, он превратил потенциальный негатив в позитив. Столкновение футбольных культур, которое он испытал, расширило его арсенал оружия и познакомило с множеством новых концепций. Он стал еще более охотно идти на риск.

Руководитель «Барселоны» по фитнес-стратегии Пако Сей-рулльо объясняет, почему подобный культурный шок — отличный способ обучения. «Поначалу могут возникнуть проблемы, но, в конечном счете, это очень полезная штуковина, потому что мозг подсознательно изучает новые характеры взаимодействия. У мозга есть зеркальные нейроны, которые позволяют нам копировать то, что делают другие люди. Поэтому поведение других людей влияет на мое поведение. Раньше мы называли это «обучение посредством подражания», но сейчас мы понимаем, что именно нейроны помогают нам воспроизводить действия других, пусть и не сразу. Если ты увидишь, что все твои партнеры по команде бьют по мячу, как только его получают, ты поймешь, что при получении передачи нужно нанести удар по воротам как можно быстрее. Но если ты будешь наблюдать за тем, как твои партнеры контролируют мяч, возвращают его друг другу, бегут с мячом, делают передачи, используя одно/два/три касания, ищут свободное пространство и возможность для нанесения удара, ты поймешь, что наносить удар в спешке не следует. До тебя дойдет, что вместо того чтобы сразу бить по воротам, нужно сместиться на несколько метров вперед и найти того, кто находится в более выгодном положении, чем ты.

Продолжая так играть, ты увидишь, что твой партнер находит определенное пространство на поле и выдергивает на себя игроков соперника. Сыграв с ним в стеночку, ты получишь больше свободного пространства, что существенно облегчит твою задачу.

Так и проходит этот процесс обучения, так ты больше узнаешь о футболе. И до тех пор, пока ты будешь предпочитать командную игру, будут возникать различные идеи игры в футбол, которые в свою очередь, будут обогащать как отдельного игрока, так и всю команду вместе взятую».

Сейчас, после погружения в немецкий футбол с головой, у Пе-па под рукой есть более широкий спектр инструментов, поэтому он с радостью принимает новые вызовы, появляющиеся на его пути. Я уже упоминал о его большой устойчивости, а также о недавно обнаруженной приспособляемости. Теперь он более гибкий, чем раньше, но его определяющая черта остается прежней. Пеп по-прежнему излучает страсть, страсть и еще раз страсть.

СТРАСТЬ И ЭНЕРГИЯ

Мюнхен, 19 апреля 2016 года

Только что «Бавария» выбила «Вердер» из Кубка Германии и тем самым обеспечила себе место в финале. Пеп выглядит измученным. Обеспокоенный, я решил поговорить с Эстиарте, одним из его близких друзей. Разве не было бы лучше, чтобы Гвардиола изменил подход к тренировкам и другим обязанностям? Неужели ему так сложно хоть немного экономить свою энергию, быть более сдержанным и в то же время менее одержимым в своей работе? Ведь это помогло бы избежать истощения и слишком быстрого перегорания батареек. Но Эстиарте вмиг открещивается от моего предложения. «Я бы предпочел, чтобы он ни на йоту не сбавлял обороты в уравнении страсти и энергии. Да, он бывает таким истощенным; но если он попробует сэкономить энергию, то может потерять часть своей страсти. А это не в привычке Пепа. Нет, абсолютно нет. Он не может и не должен меняться».

Четыре особенности, которые изменили Пепа за время, проведенное в Германии:

— делегирование полномочий;

— идеологический эклектизм;

— твердость суждений;

— инновационность (новаторство);

 

3.1. Делегирование полномочий

 

На отношение Пепа к работе влияют две вещи: воспитание его родителей и его собственное убеждение в том, что он на самом деле не обладает большим природным талантом. Он компенсирует эту нехватку врожденных способностей тяжелой работой.

Испанский философ Хосе Антонио Марина соглашается со взглядом Пепа на работу. «Талант — это не какая-нибудь подарочная штуковина, а процесс обучения. Нельзя родиться с талантом, его можно обрести посредством образования и обучения».

Или, как говорит Гвардиола: «Без практики все забудется». Основой всех достижений является тренировка и тяжкий труд. Хотя он недвусмысленно дает понять, что речь идет о качестве и концептуальном понимании, а не просто о количестве. «Концептуальные идеи важнее физической стороны вещей». Тренер объясняет свои идеи при помощи слов, но затем игрок в максимально приближенных к «боевым» условиям усваивает их при помощи многократной практики, руководствуясь установками. «Мы должны убедить игроков в полезности тактических концепций, которые они практикуют».

Важнейшее правило при обучении — игрок должен хотеть выполнять тренерские задания. Речь идет не о механическом повторении действий, а о понимании того, для чего они выполняются. «Очень важно, чтобы игроки принимали собственные решения во время тренировок, — объясняет Гвардиола. — Для того чтобы полностью понять, что они делают, они должны испытать это на собственной шкуре; просто сказать им — недостаточно. Для того чтобы избавиться от дефекта, нужно пострадать от его последствия». Ошибки и поражения стимулируют к прогрессу.

Все это требует от тренера огромной подготовки и планирования перед каждой тренировкой, все элитные футбольные тренеры нуждаются в большом количестве времени для подготовки. Однако, к сожалению, время — самый дефицитный ресурс. «Нет секретной формулы, — говорит Стив Керр, баскетбольный тренер

«Голден Стэйт Уорриорз». — Единственный способ выиграть — сосредоточиться, приложить все усилия и обратить внимание на каждую деталь». Но как можно сосредотачиваться на деталях в цейтноте? Для этого нужно расставлять приоритеты и в кратчайшие сроки увеличивать свои усилия до предела.

Пако Сейрулльо рассказал мне об этом конкретном смещении фокуса работы Гвардиолы: «В прошлом команды играли раз в неделю, пятьдесят матчей в год. Теперь они играют два-три раза в неделю, до семидесяти матчей в год. Это сущий кошмар. Поэтому ранее в «Барселоне» мы решили перенаправить рабочую нагрузку Пепа, чтобы он мог совмещать тренировки с подготовкой к матчам без риска перегорания. Фактически в течение недели он «пропадает». Ежедневно он посещает тренировки, не задумываясь о запланированных занятиях, потому что доверяет своей команде помощников (ассистентам, фитнес-тренерам, видеоаналитикам) в вопросе контроля исполнения привычного плана. Он присутствует на тренировке на протяжении 90 минут, исправляет ошибки игроков, подсказывает им, а затем отправляется на свою настоящую «мозговую» работу: к проектированию следующего матча. За день до игры и непосредственно в день матча Пеп испытывает напряжение и давление: он работает с командой, анализирует, готовится к матчу. Но остальные дни он проводит в относительно спокойном русле — за просмотром видеозаписей игры своей команды или прошлых матчей соперников. Это значит, что он придерживает коней и не использует всю свою энергию на тренировочном поле. Как я уже сказал, он начал применять этот метод в «Барсе», и теперь усовершенствовал его в «Баварии». Это единственный выход из ситуации, когда календарь забит до отказа».

Ближе к завершению своего цикла в Мюнхене Гвардиола постепенно продолжал менять свой стиль работы, решив пропустить три тренировки: 3 апреля, перед первым четвертьфиналом Лиги чемпионов с «Бенфикой», 20 апреля и 1 мая, перед ответной полуфинальной встречей Лиги чемпионов с «Атлетико». Учитывая, что все эти тренировки имели восстановительный характер [после матчей чемпионата и Кубка Германии], присутствие Пепа не было необходимым. Тем не менее, его решение было существенным, поскольку он принял его впервые в карьере. Доменек

Торрент взял на себя бразды правления, в то время как Пеп работал в своем офисе на Зебенерштрассе, анализируя своих следующих соперников и составляя план на следующую игру.

ОТБРАСЫВАЯ ЛИШНЕЕ

Мюнхен, 1 мая 2016 года

Во время ужина Гвардиола тихо произнес: «Я полностью опустошен. Я снова и снова пытался прокручивать в голове способы атаки и обороны против «Атлетико», и я полностью подавлен. Я не могу мыслить ясно. Мне нужно переспать с этой мыслью, и я надеюсь проснуться свежим и бодрым в надежде придумать две-три основные идеи, которые помогут нам победить».

Следующим утром опустошение словно рукой сняло, Пеп чувствует себя выспавшимся и готовым задать жару. Его сын Мариус бьет по мячу в направлении Лео, сына Давида Труэбы. Труэба — писатель и кинорежиссер, который тоже любит вникать в творческий процесс, чем бы ни занимался. Будучи близким другом Пепа, он рассказывает о том, как тренер «Баварии» провел последние три дня, загружая «ментальное программное обеспечение», придумывая разные способы обыграть «Атлетико». Он объясняет, как Пеп сумел избавиться от ментальной ловушки за столь короткий промежуток времени. «По мере приближения дня матча поведение Пепа напоминает поведение Боба Дилана в процессе сочинения песен. Дилан заполняет чернилами страницу за страницей, а затем избавляется от лишнего; оставшиеся стихи превращаются в песню. Он делает тысячи заметок, а затем подводит их к единому знаменателю — к сути стратегии».

Стратегический план Пепа является уединенным творческим процессом, и к воскресенью, за два дня до [ответного] полуфинального матча Лиги чемпионов он сократил его до одного выбора: «Бенатья или Боатенг. С десятью остальными я уже определился».

Он также по-прежнему немного переживает по поводу того, чтобы его игроки находили правильный баланс во время игры. «Нам нужен всего лишь один гол. Но если мы попросим игроков быть слишком спокойными с самого начала, это может смутить их. Но, опять же, если мы потребуем от них напора с первых минут, будет существовать риск того, что все обернется катастрофой. Нелегко получить правильный баланс между терпением и напором. Нам нужно найти золотую середину».

* * *

Как выглядит рабочий день помощников Гвардиолы за исключением трех тренировок, на которых Пеп отсутствовал? Штаб помощников готовит все необходимое. Доменек Торрент и Лоренцо Буэнавентура составляют план дневной работы, основанный на стратегических целях Гвардиолы. Отвечающий за анализ соперников Карлес Планшар имеет ключевое значение в этом процессе, поскольку каждая тренировка отталкивается от характеристики следующего соперника, а также тактике, которую Пеп будет использовать для его нейтрализации. Затем Торрент и Буэнавентура встречаются с Гвардиолой и в течение полутора часов предлагают на суд Гвардиолы свой план работы, который либо одобряется, либо правится и дополняется. Во время обсуждения учитываются все аспекты, способные повлиять на тренировку: погода, количество травмированных или отсутствующих по иным причинам, необходимость применения ротации или повторного включения в состав того или иного игрока. Также может возникнуть необходимость в подготовке персонального тренировочного плана для одного или нескольких игроков. Помимо этого они отслеживают такие аспекты как командный и моральный дух, а также любые личные проблемы конкретных игроков. План одобряется по истечении девяноста минут, и Гвардиола возглавляет тренировку.

Как объяснил Сейрулльо, подобный подход позволяет Пепу тратить только 90 минут своего времени на планирование тренировки, следовательно, он по-прежнему будет иметь достаточно творческой энергии, когда позже приступит к тактическому планированию. Тренировка завершается другим совещанием. На сей раз весь штаб помощников собирается вместе, чтобы подвести итог сессии и обсудить планы на следующий день. Затем Пеп проводит остаток дня за подробным планированием следующего матча.

Поиски большей энергоэффективности не были приоритетом ни для Гвардиолы, ни для его тренерского штаба, но более продуктивная работа помогла улучшить навыки каждого. Например, Доменек Торрент находился рядом с Пепом на скамейке более двухсот раз, участвовал в более чем двухстах установках, и вместе с Карлесом Планшаром подготовил более тысячи планов для атакующих и оборонительных стандартных положений. Сам Планшар может похвастать анализом более 1150 матчей в поисках слабостей соперников. За долгие годы Лоренцо Буэнавентура придумал множество технико-тактических и фитнес-упражнений для 835 тренировок «Баварии», возглавляемых Пепом. Все они признают положительное влияние процесса делегирования полномочий.

ПРАВИЛА РОТАЦИИ

Мюнхен, 14 августа 2015 года

Количество сыгранных минут в матче тем или иным игроком не случайно. Это часть аккуратно спланированной стратегии, которую Пеп объясняет мне за ужином в ресторане «Альянц-Аре-ны». Это происходит после того как «Бавария» одержала победу над «Гамбургом» (5:0) в первом туре чемпионата Германии.

«Мой подход к Хави [Мартинесу] будет очень похож на тот, который случился сегодня, — рассказывает Пеп. — Он будет играть около 60 минут, его задача — организовать игру, задать ритм и утомить соперника. Затем он должен быть заменен. Нам нужно, чтобы к апрелю и маю он находился в хорошей форме и не был переутомлен, потому что сейчас мы находимся в иной ситуации, нежели той, которая была в прошлом сезоне. Мне также следует быть осторожным с ротацией Лама и Рафиньи. Рафинья очень важен для команды, и я планирую выпускать его на поле на последние 35 минут, когда мы играем так, как сегодня. Когда наш соперник устает и становится более уязвимым, мы сможем эффективно использовать скорость и смекалку Рафиньи. С его появлением на поле Лам сместится чуть ближе к чужим воротам и превратится в атакующего полузащитника, что позволит команде

нанести сопернику еще больше урона. Надеюсь, к тому времени наш противник уже выдохнется, поэтому Рафинья, выйдя на замену, уничтожит его своей скоростью».

В футбол Гвардиолы играют 14 парней, и ничто не отдается на волю случая. Все — от роли каждого игрока до времени, проведенного ими на поле — является частью тщательно спланированной стратегии Пепа.

 

3.1.1. Подготовка и страсть к деталям

Гвардиола научился лучше управлять своей энергией, но это не означает, что его навязчивая страсть к деталям хоть сколь-нибудь уменьшилась. Он расставил свои еженедельные приоритеты, расходуя большую часть своей энергии на исчерпывающий анализ предстоящего матча. Его творческие инстинкты просматриваются в тщательном подходе к планированию, с которым он обходится так, как если бы это был один из знаменитых образцов тренкадис (мозаики, состоящей из тысяч крошечных осколков керамической плитки) Антонио Гауди. Он не может позволить себе положить не на то место хотя бы одну плитку, потому что каждая часть важна для красоты и художественной слаженности всей работы.

Приведу конкретный пример этого фанатичного внимания к деталям и тщательной подготовке. В среду, 18 мая 2016 года «Бавария», которая находится в восьмидесяти часах от финала Кубка Германии, собирается на Зебенерштрассе на поле № 1. Хави Мартинес, едва вернувшийся после операции, выбегает на поле. Он не поедет в Берлин на финал Кубка, лишив Гвардиолу возможности выпустить на поле своего самого стабильного центрального защитника. Остальные игроки, сыгравшие ключевую роль в спринте «Баварии» на финише сезона, находятся здесь; Хаби Алонсо и Марио Гётце — которые после повреждения ребер получили свои дозы обезболивающих инъекций — находятся среди них. В одной из комнат раздевалки Гвардиола разложил по полочкам ключевой фактор в предстоящем финале с дортмундской «Боруссией». Он полагает, что Томас Тухель будет следовать стратегии, которая предполагает точное соотношение нападающих «Боруссии» с защитниками «Баварии». При этом Пеп считает, что атакующие игроки Дортмунда будут прессинговать защитную линию «Баварии» лишь тогда, когда она будет располагаться высоко, оставляя много свободного пространства. А ведь «Боруссия» превосходит «Баварию» в темпе.

Пеп разрабатывал план целую неделю, и сегодня он сосредотачивается на одной вещи, которую считает решающим фактором для успеха «Баварии» в финале — необходимости постоянно поддерживать численное преимущество. Во что бы то ни стало.

На тренировочной площадке Пеп превращается в настоящий поток энергии, он в мельчайших деталях рассказывает игрокам о событиях, которые могут произойти во время игры. Он рассказывает о подходе «Боруссии» к игре, о том, как его парням следует нейтрализовать сильные стороны соперника и использовать его слабости. Все это происходит за закрытой дверью, внутрь не пускаются даже друзья и родственники игроков, присутствие которых на подобных «мероприятиях» обычно только приветствуется. Эта тренировка в разы важнее многих прочих, а потому план на предстоящий матч скрывается от посторонних глаз. Игроки выполняют серии коротких упражнений длительностью 10—15 минут каждое. Все полностью сосредоточены, атмосфера наэлектризована.

Сначала команда выполняет главное упражнение, во время которого Тиаго должен держать игрока, притворившегося Гон-сало Кастро, а Мюллер должен присматривать за своим партнером по команде, который притворился Юлианом Вайглем. Два футболиста из молодежной команды примеривают на себя роль игроков «Боруссии». Беспрерывно жестикулируя и выкрикивая инструкции, Пеп заставляет Мюллера закрывать пространство, имеющееся у «Вайгля», и в то же время дает Левандовски и Дугласу Косте установку, чтобы «Хуммельс» (роль которого выполняет Таски) не позволял себе долго находиться с мячом. Пеп дополняет план, крича в направлении Тиаго: «Тиаго, закрой «Кастро»! Расположись выше него и не дай ему развернуться!»

Это короткое и продуктивное упражнение является вступлением к полноценной тренировке. Непосредственно тренировка начинается с двадцати повторений упражнения на развитие взрывной силы; затем следует рондо и наконец — долгий матч, играющийся только на одной половине поля, в котором поочередно выступают три команды по шесть игроков в каждой. В заключительной части игроков ждет тактическая тренировка, но — только для игроков обороны: Видаля плюс четырех защитников. Хаби Алонсо и Гётце закончили тренировку, и по их гримасам можно понять, что они не примут участия в финале.

Все еще скрытый от посторонних глаз, оборонительный отряд Пепа проводит следующие десять минут, сосредоточившись на еще одной части стратегического плана: перекрытию Обамеянгу кислорода при помощи «персональщиков», а также гарантии того, что «Бавария» любой ценой достигнет численного преимущества.

По истечении десяти минут Гвардиола предстает в своем чистом виде. Его намерение заключается в том, чтобы Видаль, самый последовательный из его полузащитников, достиг тактической строгости Бускетса или Хаби Алонсо, и чтобы Артуро прочно удерживал позицию полузащитника-организатора, на которой ему предстоит сыграть, и вокруг которой, скорее всего, будет вращаться вся организация «Баварии». От того, насколько Видаль будет следовать тренерским инструкциям, во многом будет зависеть успех «Баварии» в финале.

Пеп требует, чтобы центральные защитники открывались — где Боатенг чувствует себя как рыба в воде, Киммих еще ненадежен. «Йос! — кричит Пеп, размахивая руками. — Играй шире, прямо на боковой линии! Не бойся играть шире, непосредственно на линии».

Нерешительность Киммиха понятна. Он — центральный защитник, тогда как тренер просит его играть прямо на боковой линии, будто он правый защитник. И не просто на линии, а в тридцати метрах от Нойера и в тридцати пяти метрах от позиции центрального защитника, где, как он чувствует, должен находиться. Юнец боится, что он в случае необходимости не сумеет вовремя вернуться назад, чтобы закрыть свою позицию. Но тренер непоколебим. Гвардиола хочет, чтобы Киммих расположился на боковой линии и открылся справа — так же, как слева открылся Боатенг.

Не говоря уже о том, что оба фланговых защитника — Лам и Алаба — расположились высоко в центре поля. В середине всего этого рискованного оборонительного преобразования находится Видаль, который должен выступить руководителем. Подобная тренировка ставит перед собой две задачи: усилить бдительность Видаля за Обамеянгом, если нападающий «Боруссии» опустится со своей позиции в глубину поля, а также научить четверку защитников быстрому возвращению в свою штрафную в случае дортмундской контратаки.

Чтобы достичь желаемой цели, Пеп занимает позицию Видаля. Он берет на себя роль полузащитника-организатора (которым в свое время и был) и объясняет чилийцу каждую деталь: где и как двигаться в зависимости от того, что попытается сделать девятый номер «Боруссии», игру которого имитирует другой игрок молодежной команды «Баварии». Если «Обамеянг» смещается на фланг, Видаль должен оставить его в покое, в этом случае отвечать за габонского нападающего будут Киммих и Боатенг. Но в этом случае Видаль должен опуститься вниз и занять позицию центрального защитника, который теперь отвечает за Обамеянга. «Артуро, смещайся вправо! Не беги за Обамеянгом!»

Видаль бежит и делает то, что ему велено. Если Обамеянг устремляется вниз, Видаль забирает его на себя и тем самым освобождает Киммиха с Боатенгом. Они конструируют эту ситуацию снова и снова, пробуют все варианты — и все это под нескончаемый поток указаний Пепа. Гвардиола кажется ненормальным, в такие моменты он излучает особую энергию. Представьте разъяренного Пепа у боковой линии. А теперь умножьте эти эмоции на десять! Этот парень похож на огнедышащего дракона.

В итоге Пеп уверен, что его парни понимают суть своей тактики на субботний матч в Берлине.

В двух словах: Видаль не должен покидать свою позицию, не должен отрываться от центра треугольника, суть которого — организованность «Баварии»; ему нужно обращаться с центральным нападающим «Боруссии» двумя абсолютно противоположными способами — в зависимости от того, какие решения Обамеянг будет принимать. Остальная четверка игроков обороны при начале атаки должна открыться подобно лепесткам розы, и закрыться во время контратаки соперника подобно боксерскому кулаку.

Во время атакующих действий им позволено рисковать в силу своих желаний и возможностей, но только при одном условии — в обороне «Бавария» всегда должна сохранять численное превосходство над соперником.

В этих размытых очертаниях динамики и действия кроется подлинная суть Гвардиолы.

В течение последующих нескольких дней он донесет до своих игроков суть всего стратегического плана. Появятся новые упражнения, станет больше объяснений, групповых бесед и видеоанализа. Все это завершится в субботу в 17:30 в берлинском отеле Regent, когда Пеп представит своим подопечным три альтернативные игровые схемы, которые «Боруссия» может использовать, и объяснит, как «Бавария» должна иметь дело с каждой из них. Он не знает, какую систему игры Дортмунд точно будет использовать, но это не имеет значения. Его команда полностью подготовлена и точно знает, как противодействовать любой схеме.

«Я не просто рассказываю им, кто и где должен находиться на поле. Я объясняю, как и кого они должны прессинговать; кому и как следует оказывать на игроков «Боруссии» давление на конкретной стороне поля, когда соперник будет пытаться начинать свою атаку от ворот. Говорю, чтобы они действовали в унисон: поддерживали своего прессингующего партнера и менялись местами при прессинге со стороны соперника».

Эти тактические установки — не более чем наглядная реализация всех тактических упражнений, над которыми команда пыхтела со вторника. Только теперь команда видит всю картину целиком — всю и сразу.

Этот план учитывает все возможные тактические варианты, которые Тухель может использовать. Также план содержит все ответы, которые придумал Пеп. Все варианты изучены, испытаны, проверены и вызубрены.

Во время финала инструкции едва ли нужны. Лам, Киммих, Боатенг и Алаба моментально определяют, какая схема используется Дортмундом, и мгновенно адаптируются под новую ситуацию — после указания своего капитана. В подсказке со скамейки нуждается один лишь Видаль, и Пеп кричит ему с бровки, чтобы чилиец не покидал свою позицию. Во что бы то ни стало.

 

3.2. Идеологический эклектизм

Я уже упоминал важность включения Гвардиолой новых концепций в свою футбольную библию, и сейчас я хотел бы поведать о мыслительном процессе, который привел Пепа к усовершенствованию своей идеологии. Вернемся в февраль 2014 года. Я сижу в мюнхенском офисе на Эхренгустштрассе, смотрю на реку Изар и слушаю Романа Грилла, агента Филиппа Лама. Но я нахожусь здесь не для того, чтобы обсуждать профессиональные качества капитана «Баварии». Грилл — главный правдоруб и самый светлый ум из тех, кого я встречал в немецком футболе.

Это было зимой 2014 года, команда Гвардиолы сделала только первые шаги под его руководством. Но Грилл уже тогда понял намерения каталонского наставника: «Я абсолютно уверен, что Пеп Гвардиола не ездит по миру с мыслями вроде «Здесь я сделаю копию «Барсы». Он в Мюнхене всего несколько месяцев, но уже сейчас ясно, что сейчас он только анализирует свою команду и строит стратегию, основываясь на имеющемся подборе игроков. Думаю, у Пепа есть план по развитию своей карьеры, и «Бавария» — первый шаг к тому, чтобы доказать миру свою универсальность. Словно он говорит: «Погляди, я могу работать где угодно».

Мы увидим его истинный замысел в течение следующих нескольких лет, пока неясно, какова будет его тактика. Уже сейчас он время от времени экспериментирует, абсолютно не создавая копию «Барселоны». Я уверен, что прежде чем принять предложение «Баварии», он проанализировал команду, и пришел к выводу, что «Бавария» — тот клуб, с которым у него есть наивысшие шансы добиться успеха. Еще до его прибытия в Мюнхен «Бавария» была талантливой командой со своей идеей, и обладала огромным потенциалом. Идеальные условия для него, чтобы продвинуть образ тренера, который может приспособиться к любой ситуации».

Оглядываясь назад и наблюдая за работой Гвардиолы в Мюнхене, эта оценка в исполнении Грилла кажется удивительно точной как для человека, который изъяснился зимой 2014 года. В то время все по-прежнему считали Пепа «футбольным диктатором», стремящимся навязывать свою философию и идеи, где бы он ни оказался.

Эволюция Гвардиолы, возможно, сделала Пепа более радикальным, но в то же время заставила его избавиться от догм. Он по-прежнему придерживается философии Кройфа с точки зрения основ игры (владение мячом, передачи, расположение на поле и атака), но избавил себя от ограничений и принципов. Приблизительно половину из 161 матча во главе «Баварии» он играл в четыре или пять нападающих; он отправлял в оборону двух/трех/ четырех и даже пятерых игроков; использовал одного/двух/трех или четырех центральных защитников. Однажды его команда играла без центральных защитников вовсе, и еще раз — с четырьмя фланговыми защитниками одновременно.

За три сезона в «Баварии» Пеп использовал двадцать три разные игровые модели; он использовал пятерых полузащитников или только одного; в одном матче он использовал симметрию, в другом — полную ей противоположность; он предпочитал комбинационный стиль, а также чтобы вингеры играли широко и подавали с «рабочей» ноги на головы нападающим. Он был убежденным гвардиолистой, и в то же время порвал с канонами, которые были его отличительной чертой в «Барселоне».

ИГРА В ПЯТЬ НАПАДАЮЩИХ

Мюнхен, 13 марта 2015 года

«Посмотрите на меня! — воскликнул Пеп. Его глаза буквально горели, а улыбка растеклась по всему лицу. — Я полузащитник до мозга костей, и играю с пятью нападающими! Всю свою жизнь я отстаиваю идею, согласно которой полузащитник — ключ к победе, потому что именно парни в середине поля контролируют всю игру. И теперь я делаю ставку на нашу атакующую линию — из-за имеющегося у нас количества нападающих.

Но, понятное дело, я использую такое количество нападающих не по этой причине. Это не имеет отношения к нашему поражению от «Реала» со счетом 0:4 в полуфинале Лиги чемпионов. В тот вечер я использовал четырех нападающих в схеме с «оголенными» флангами обороны. Я тогда напортачил, потому что мы оборонялись двумя центральными полузащитниками и двумя центральными защитниками, из-за чего не смогли противостоять мадридским контратакам. Теперь же все иначе, потому что все зависит от двух фланговых защитников, которые во время владения нами мяча смещаются к полузащитнику-организатору и формируют линию из трех игроков, которая призвана противостоять контратакам.

При помощи этой «системы безопасности» мы можем использовать пятерых нападающих, потому что парни правильно выстроили редуты».

Роббен и Рибери неизбежно будут проявлять себя в роли инсайдов.

«Хорошо, двое из этих пяти нападающих будут действовать как инсайды — Роббен и Рибери являются нашими лучшими дриблерами. Мы не привязываем их к флангу, потому что таким образом они лишились бы пространства на одном фланге, а также потому что наши соперники приставили бы к ним дополнительного «персональщика» — не только флангового защитника, но и атакующего флангового полузащитника. Нет, все, что им следует сделать — обойти опорника и выйти на ударную позицию, потому что остальные четыре защитника соперника будут держать наших нападающих».

«Но ты был королем полузащитников, — говорю я. — Был парнем, который сказал, что играл бы по схеме «хоть в тысячу полузащитников».

«Верно, — признается Пеп, и снова расплывается в улыбке. — Раньше я был таким. Но эта работа, эта команда превращают меня в тренера, который использует пятерых нападающих. Я знаю, что это непривычная тактика, ей я обязан полученному опыту в Германии. Честно говоря, в выездных матчах Лиги чемпионов я, вероятно, буду использовать пятерых полузащитников, но не дома. Дома я буду использовать пятерых нападающих. На выезде мы пытаемся контролировать игру при помощи перепасовок, но в Мюнхене мы несемся вперед — как в матче с «Шахтером» (7:0).

Я спрашиваю: «Значит, эта команда под твоим руководством должна была стать командой полузащитников, но стала командой фланговых защитников и нападающих?»

«Фланговые защитники могут уходить в атаку, но только при одном условии — мяч в это время должен находиться на чужой половине поля, и риск его потерять должен быть сведен к минимуму, — отвечает Пеп. — Идеальным вариантом было бы убежать по флангу и подать, потому что в штрафной и около нее находятся пятеро наших нападающих. Но называть четкое амплуа того или иного игрока нужно осторожно. Является ли Лам фланговым защитником? И если да, почему? Почему он не полузащитник? А Алаба? А Рафинья? Или возьмем Роббена — он нападающий? Почему он не полузащитник? Я бы легко назвал его хавбеком!»

* * *

Этот отказ от догматизма и готовность принять и объединить новые идеи — самые важные изменения, которые произошли с Пепом на сегодняшний день. Теперь он гораздо более открыт для прежде чуждых взглядов, уверен в своей способности использовать их для улучшения, а не для разбавления своих собственных убеждений.

Грилл признал это еще в 2014 году. «Своим футболом Пеп Гвар-диола произвел фурор в «Барселоне», и это совпало со временем Жозе Моуринью в «Реале». Вне зависимости от того, где Моуринью оказывается — в «Челси», «Интере» или «Порту» — стиль игры его команды подразумевает организованность и ставку на оборону. Однако что представляет собой стиль игры Гвардиолы нам еще только предстоит увидеть — его футбол еще не достиг своего апофеоза».

Другими словами, более двух лет назад Роман Грилл сразу увидел, что на Гвардиолу нельзя навешивать ярлык. Не будучи упрямым приверженцем какой-то одной концепции, каталонец решил найти и дополнить свой уже богатый арсенал целым рядом новых идей и методов.

Увлекшись, я спросил у Романа, насколько это для любого элитного тренера практично — охватить такое эклектичное сочетание игровых стилей в ожидании успеха? Ведь более целесообразной была бы одна последовательная игровая модель.

«Философия Гвардиолы гораздо менее жесткая, чем философия Моуринью — несмотря на то, что кажется с точностью наоборот. Принято считать, что он более креативен в своем подходе, но также он менее принципиален. Конечно, у него есть собственные теории, и он всегда будет выбирать команды, которые, как он полагает, смогут приспособиться к его стилю, основанном на владении мячом, целью которого является доминирование в центре поля посредством превосходства в количестве. Пеп никогда не переберется в клуб, который будет ждать от него серьезных изменений. И хотя ему нравится приспосабливаться к сложившимся традициям и убеждениям, Гвардиола всегда будет настаивать на своих собственных принципах и стиле футбола. В общем, я бы сказал, что его переезд в Мюнхен — это первый шаг к созданию «стиля Гвардиолы», и Пеп ясно дает понять, что контроль мяча и перепасовки являются основой этого стиля. Вот почему он видит свое будущее в тех клубах, которые любят подобный стиль футбола. Этот парень точно знает, чего хочет от своей карьеры, и поэтому прежде чем сделать в тренерской карьере следующий шаг, он тщательно все проанализирует.

Я думаю, что Пеп очень четко ставит перед собой личные задачи. Он хочет помогать своим игрокам расти и развиваться, работать с ними, а не против них. Но в то же время у него есть свои собственные приоритеты и личные цели».

Должен признаться, что Роман Грилл был первым, кто навел меня на мысль об эклектичной эволюции Гвардиолы. В «Барселоне» каталонец имел славу упрямого педанта, мастера позиционной и комбинационной игры, который был доволен лишь тогда, когда статистика владения мячом его командой была не менее 73%. Имел славу человека, влюбленного в мяч, чья знаменитая, но в то же время неверно названная тики-така быстро превратилась в легенду.

В то время Гвардиола лично отверг термин «тики-така», который считал неточным и редукционистическим. «Тики-така?

Полное дерьмо. Это бессмысленное понятие, которое описывает пас ради паса без какого-либо намерения».

Пеп отвергнул термин «тики-така», поскольку подобное название не соответствовало описанию сложной игровой модели. Более того, по его мнению, этот термин издевался над футболом, который демонстрировала его «Барселона». Но у Гвардиолы были причины невзлюбить подобное название. Я уже отмечал, что у Гвардиолы нетрадиционный взгляд на жизнь. Почему же он тогда уперто настаивал на своей собственной игровой модели? Почему он отверг новые идеи, которые Германия могла ему предложить? Подобное упрямство не присуще открытому и любознательному человеку, который всегда находится в поисках новых идей, позаимствованных из других видов спорта (шахмат, гандбола, регби... этот список можно продолжать) или из мира искусства и культуры. Если один из внутренних механизмов Пепа нуждается в изменении, тогда почему тренер отвергает захватывающие новые идеи, только потому что они отличаются от его собственных?

ЭДДИ ДЖОНС И ПЕРЕМЕЩЕНИЯ

Мюнхен, 19 сентября 2015 года

Они только что вернулись из Дармштадта, где «Бавария» разбила команду хозяев со счетом 3:0, и Эстиарте подбросил Пепа домой на машине. Но не проходит и пяти минут, как он звонит Гвардиоле по телефону.

«Пеп, ты читал новость про Эдди Джонса и сборную Японии по регби?»

«Нет, а в чем дело?»

Только что чемпионат мира по регби потряс всех самым неожиданным результатом в истории. Япония обыграла ЮАР 34:32 благодаря набранным очкам на последних секундах. Пеп онемел. Никто не мог предсказать подобный результат, даже самые фанатичные японские поклонники регби. Японцы продемонстрировали потрясающую силу воли, они сражались за каждый клочок поля и ни разу не позволили южноафриканцам (двукратным чемпионам мира 1995 и 2007 годов, сборной с приставкой «топ» в этом виде спорта) уйти в серьезный отрыв (к перерыву японцы уступали со счетом 10:12).

И вот за пять минут до конца матча команда, тренируемая Эдди Джонсом (который родился на Тасмании в семье японки и австралийца) и отстающая в счете на три очка, обосновалась в 22-метровой зоне. Япония получила право на штрафные удары, благодаря которым команда получила возможность сравнять счет. Ничья для нее тоже была бы почетным и историческим результатом. Но честолюбивые японцы, проникшись необычайной силой духа, решили играть на победу. Раз за разом они «месили» южноафриканцев, вгрызались в защиту соперника, продвигаясь вперед благодаря постоянным перепасовкам. В конце концов, парни Джонса стремительно переправили мяч с правого фланга на левый, что и позволило Карну Хескету установить окончательный триумфальный счет.

Любители регби по всему миру воссоединились в праздничном экстазе. Давид свергнул Голиафа.

Гвардиола не мог в это поверить.

Но он знал, насколько значима эта победа, потому что еще в декабре 2014 года провел с Джонсом целый день. Японский тренер (который сейчас тренирует сборную Англии) приехал на Зебенер-штрассе, чтобы оба наставника могли пообщаться и поделиться опытом.

«На самом деле с точки зрения поиска пространства и перемещений мяча регби и футбол очень похожи, и я хотел встретиться с Пепом Гвардиолой, чтобы он показал мне, как сделать свою команду более гибкой с тактической точки зрения, — рассказал Джонс. — В каждой игре у нас должна быть возможность варьировать нашу тактическую схему в зависимости от ритма и необходимости».

Так оба гениальных тренера и познакомились.

* * *

Когда Пеп впервые прибыл в Мюнхен, его намерениями было привить «Баварии» игру Кройфа и «Барсы». Однако почти сразу после официальной презентации Гвардиолы в баварском клубе, стало ясно, что тренеру придется идти другим путем. Он передумал по двум причинам: во-первых, он сразу осознал, что у него недостаточно игроков «барселонского типа» для воплощения своих идей; во-вторых, большое количество талантов открывало новые возможности со стратегической и тактической точек зрения.

Считавшийся лучшим шеф-поваром мира в течение многих лет, а также самым инновационным и креативным среди великих шеф-поваров Ферран Адриа с удовольствием поделился своими наблюдениями о Гвардиоле. Особенно проницательными были его суждения о необходимости личного развития и образования. «По-моему, Пеп слишком рано отправился в «Баварию». Ему было бы лучше взять отпуск не на год, а на два-три года, чтобы путешествовать и заняться самообразованием. Понятное дело, такому клубу, как «Бавария», сложно отказать, в мире есть не так много клубов со столь впечатляющей историей и трофеями, и ему действительно нужно было пользоваться возможностью. Но все же, мне кажется, было бы лучше, если бы он потратил какое-то время на расширение своих горизонтов. Я объясню, почему. Пеп в принципе никогда не разрабатывал свою научную методологию. Вот почему я убедил его посетить МТИ (Массачусетский технологический институт) во время его пребывания в Нью-Йорке. МТИ — самый главный центр инноваций в мире, и я хотел, чтобы Пеп встретился с исполнительным вице-президентом Исраэлем Руисом и посмотрел на работу лаборатории технологий и дизайна MediaLab. Я просто чувствовал, что это поможет ему разработать свою собственную методологию.

Одно дело быть футбольным экспертом, просматривающим тысячи игр, другое — научиться применять научные принципы в своей работе. Это так, будто твои игроки — роботы, на которых ты проверяешь свои идеи. По крайней мере, этот сценарий был бы идеальным в научном контексте. Пеп всегда говорит: «В «Барсе» моя тактика состояла в том, чтобы доставить мяч к Месси». Ты никогда не поймешь, как Пеп оценивает свою собственную работу. Мы хорошие друзья, и мне кажется, я знаю его довольно хорошо. Но я не вижу, чтобы он применял какой-то проверенный научный подход к своей работе. Это сложный вопрос, подразумевающий уход из футбола на несколько лет. Но это единственный способ получить «ментальное пространство», необходимое для «расшифровки» игры и для выстраивания правильной методологии. Я прошел через это. Я закрыл свой ресторан el Bulli, дистанцировался от работы, а затем начал «расшифровывать» кулинарию».

Все это в точности совпадает с тем, что говорил сам Гвардиола: «В «Барселоне» моей работой было следить, чтобы команда делала правильные вещи в нужное время — доставлять мяч Месси именно в тот момент, когда это было необходимо. И тогда Месси забивал».

В «Баварии» требовался иной подход к делу. В мюнхенской команде не было ни Месси с его уникальным магическим качеством, ни игроков, которые обучались бы применению барселонской философии с ранних лет. Поэтому тренеру пришлось применить в «Баварии» другой подход, отличительный от барселонского — во многом, потому что ему не хватало столь чудесного бомбардира, как Месси.

Адриа находит похожую ситуацию в баскетболе. «Фил Джексон говорил, что Скотти Пиппен из «Чикаго Буллз» позволил Майклу Джордану стать Майклом Джорданом. Так и с «Барсой»: Хави и Иньеста позволили Месси стать Месси». «Бавария» не могла предложить Пепу Месси или Хави, но именно это в итоге и стало для тренера стимулом придумать новые, более изощренные способы победить.

Адриа утверждает, что осознанное решение Пепа проверить свои собственные возможности послужило катализатором быстрого прогресса, который мы наблюдали. «Почти сразу Пеп понял, что «Бавария» не может быть второй «Барсой». У него не было ни Месси, ни Хави, ни Иньесты, а без этих трех ключевых игроков невозможно было воссоздать монстра, которого он произвел в столице Каталонии. Поэтому он поступил умно, решив полагаться на свои собственные инстинкты и ресурсы. Он проверял себя. Неужели его успех в «Барсе» был случайным? Был только один способ узнать это. Как мы уже знаем, успех Пепа в «Барселоне» не был случайным, потому что в «Баварии» ему удалось воспроизвести ту же модель, но с модифицированными концепциями и различными интерпретациями. Некоторые концепции были изменены, потому что они были неприменимы в изначальном виде, другие — потому что были более подходящие способы их применения... И только отсутствие Месси (а также Хави и Иньесты) помешало ему воспроизвести ту волшебную игру и результаты, которыми радовала «Барселона». Но он доказал, что его модель работает. Он выиграл достаточно, и сделал это без особой магии Месси».

После трехлетнего наблюдения за работой Гвардиолы в «Баварии» я осознал, что теперь новообразованный эклектизм является стержнем его характера. Он успешно совместил фундаментальную философию кройфиста (владение мячом, передачи, атака, высокая линия обороны) с немецкими качествами — скоростью и вертикальной игрой, размещением мяча в свободных зонах, навесами в штрафную и массивными атаками.

В действительности истинным мерилом тренера являются не столько его убеждения, сколько его способность обучать им и внедрять их даже в менее идеальных условиях. Хороший тренер должен постоянно пересматривать свои убеждения, исправлять и адаптировать их для достижения идеального взаимодействия между своей собственной философией и клубом, который он представляет; система убеждений никогда не должна становиться «догматичной смирительной рубашкой». Теперь Гвардиола воспринимает свою философию просто системой координат, в которой он может развиваться и расширяться. Нужно отметить, что несмотря на многочисленные улучшения, достигнутые Пепом в отношении его личной игровой библии, а также в отношении чемпионов Германии, в нескольких областях он не смог добиться существенного прогресса. Я имею в виду его управление контратаками «Баварии», а также контролем ритма игры команды.

Остановлюсь сначала на контратаках. Хоть Пеп постоянно подчеркивал, что ему нравится контратаковать, его решимость доминировать в игре на чужой половине поля практически исключает возможность контратак. За три года во главе с Гварди-олой «Бавария» забила в контратаках только девять мячей. Если команда владеет мячом 75% игрового времени, ее цель состоит в как можно дальнейшем продвижении к воротам соперника. В этом случае у нее попросту не будет пространства для создания контратаки. Для создания этого пространства нужно позволить сопернику завладеть мячом, или же можно схитрить и отступить назад. Ярким примером за последние пару сезонов была «Барселона», которая возвела применение этой тактики в ранг искусства; трио Месси-Суарес-Неймар организовали бесчисленное количество успешных контратак. Но в то же время верно и то, что отказ от тотального владения мячом и игры, которую команда демонстрировала под руководством Гвардиолы, увели «Барселону» в более «защитные дебри».

До сих пор Гвардиола предпочитал не создавать условия для совершенствования тактики контратак, а делать акцент на владении мячом как можно дальше от своей штрафной площади. Он не хочет, чтобы его команда потеряла статус доминирующей и самой надежной в обороне.

«Я спрашиваю своих игроков: «Какая ситуация опаснее: когда мяч приближается к нашим воротам, или когда он находится вдалеке?» Конечно, ответ на этот вопрос — когда мяч находится далеко. И никто не убедит меня в обратном».

ГОЛ В КОНТРАТАКЕ

Мюнхен, 7 ноября 2015 года

В тренерской комнате Пеп восхищается просмотром видео, на котором шесть игроков «Баварии» подобно стаду буйволов летят на ворота «Штутгарта», чтобы открыть счет в матче. Этот забитый мяч делает весь тренерский штаб очень счастливым по одной простой причине. «Гол в контратаке!», — орет Пеп, находясь в восторге от забега своих парней.

«Штутгарт» разыграл угловой, но спустя всего 17 секунд после этого пропустил — Роббен отправлял мяч в сетку своим животом. За этим взятием ворот стоит анализ, подготовленный Карлесом Планшаром. «Мы их изучили, поняли, как им противостоять, и все сработало».

Доменек Торрент, отвечающий за планирование стратегии на все предстоящие матчи, подчеркнул эту уязвимость соперника красной ручкой — «Штутгарт» не изменил своей привычке. Швабы имели тенденцию разыгрывать угловые накоротке, после чего Инсуа передавал мяч партнеру, который находился в более выгодном положении. При этом «Штутгарт» рисковал, потому что сзади для разрушения возможной контратаки оставался один только опорник Серей Дье. Утром на установке Торрент сказал игрокам, что если им удастся быстро перехватить пас Инсуа, они почти наверняка убегут в контратаку.

Сказано — сделано. На одиннадцатой минуте матча «Штутгарт» заработал угловой и выставил вокруг и в самой штрафной площади «Баварии» восьмерых игроков. Инсуа находится в ожидании короткой передачи, и только Дье остается страховать команду сзади.

Но Инсуа делает слабую и низкую передачу. Видаль легко перехватывает пас, и «Бавария» галопом мчит к владениям Тытоня. Шестеро против одного, и все это на высочайшей скорости. Восемь касаний за одиннадцать секунд — и тренерский штаб чувствует, что их работа того стоила.

* * *

Управление ритмом и темпом игры, особенно после пропущенных мячей — еще один аспект игры «Баварии», в котором Пеп так и не преуспел. В этом «Бавария» была непоследовательна, что признал и сам Гвардиола.

«В матчах случались моменты, когда мы теряли контроль, но ведь это следствие нашего стиля. Мы постоянно бежим вперед, без устали атакуем, сокрушаем соперника до такой степени, что у него нет времени даже на раздумья. Невероятно сложно изменить эту динамику в разгар матча. Я потратил много времени на то, чтобы найти решение этой проблеме. Как я могу сказать парням, чтобы они перестали прессинговать, бежать вперед, уничтожать соперника? Особенно тогда, когда нам нужно сравнивать счет. Найти правильный баланс чертовски сложно. Я провел три года, рассказывая им, чтобы они безостановочно атаковали, атаковали и еще раз атаковали. Как, черт возьми, я могу сказать им, что теперь нам нужно действовать в более спокойном темпе?»

Привожу аналогию: «Это словно попытаться заставить бегущего льва сбавить обороты».

«Именно, — продолжает Пеп. — Слишком часто мы оказывались неустойчивы после пропущенного мяча или после голевого момента у наших ворот. «Устойчивость» означает возможность защищаться, словно ничего не случилось; чтобы все успокоились, нужно сделать двадцать передач подряд. Но парни полагают, что должны немедленно ответить. Поэтому они отбирают мяч и сломя голову несутся вперед, играя вразнобой. Это вызвано схемой команды — при наличии пяти нападающих на поле присутствует искушение доставки мяча в переднюю линию для восстановления в счете статуса-кво. Но что в такие моменты действительно нужно, так это менталитет полузащитника: получить мяч и сделать пятьдесят передач. Благодаря этому накал страстей снизится, а соперник «остынет». После этого можно будет прикинуть, как действовать дальше. Но если взять мяч и понестись вперед сломя голову, потери не избежать. И тогда его снова придется отбирать. Причем если это произойдет сразу после пропущенного мяча, есть шанс, что соперник подловит нас еще раз. Так что нет, этот подход неправильный. Завладейте мячом, сделайте двадцать передач и охладите свой пыл».

Эта дилемма с пометкой «не завершена, требует доработки» до сих пор ждет своего часа.

 

3.3. Твердость суждений

Определенная доля сомнения всегда будет преследовать Гвар-диолу, но в течение последнего сезона в Мюнхене я наблюдал за тем, как его склонность к колебаниям постепенно превращалась в решительность. Пеп считает сомнения положительным качеством, которое, скорее, усиливает, а не принижает его аналитические способности. Подобно шахматисту, оценивающему все возможные ходы, Пеп мысленно прикидывает, насколько сильно сработает его план.

Он считает, что ни одна стратегия в футболе не может считаться надежной, и что любой соперник может доставить проблемы. Раньше некоторые воспринимали чересчур восторженные отзывы Гвардиолы о соперниках попыткой задействовать «игры разума». Правда же звучит гораздо проще. Пеп никогда не испытывал чувства превосходства и всегда обнаруживал в своих соперниках — кем бы они ни были — потенциальные угрозы. В своей работе он стремится изучить все детали, с помощью которых визави может вставить его команде палки в колеса.

Анализ соперника оголяет недостатки, которыми и следует пользоваться. В результате появляется основной план на игру. Следующий шаг — разработка тактических подходов, которые можно использовать для нейтрализации любых потенциальных угроз. Это сложный и трудоемкий процесс, который оставляет тренеру на выбор целый список всевозможных стратегий и альтернативных составов. Все варианты разложены, и ни одна из идей не вычеркивается, какой бы сумасшедшей она на первый взгляд не казалась. Результат этого процесса привел к решению Пепа отправить Лама на позицию вингера в ключевом матче Лиги чемпионов, а Роббена и Рибери превратить в атакующих полузащитников в других, менее важных матчах.

Эта неустанная, навязчивая решимость изучать план игры со всех ракурсов является одной из самых сильных сторон Гварди-олы. Но вплоть до последнего сезона Пепа в «Баварии» эта решимость была также его ахиллесовой пятой — столько драгоценного времени она у него отнимала! Мне приходилось видеть, как яростно Пеп вносил изменения в план на игру буквально в последнюю минуту. Подобные попытки Пепа совладать с закравшимися сомнениями и изучить все варианты развития событий могли навредить каталонцу, делая его нерешительным.

Но теперь все изменилось. Пеп больше не колеблется. Он по-прежнему тасует гипотезы, анализирует, цепляется к каждой детали, но теперь он принимает решение и придерживается его. Никаких задних мыслей. По крайней мере, в течение весны 2016 года Пеп шесть раз смог описать мне план за несколько дней до игры — вплоть до последней детали, до последнего игрока. И я могу подтвердить: в день матча план был реализован на все сто.

«ВОТ КАК МЫ СЫГРАЕМ»

Мюнхен, 5 апреля 2016 года

Оба четвертьфинальных матча Лиги чемпионов демонстрируют существенные изменения, которые произошли в Гвардиоле: Пеп по-прежнему придирчив в вопросе анализа соперника, но на сей раз он не является жертвой внутренних сомнений. Только что «Бавария» обыграла «Бенфику» со счетом 1:0, и Гвардиола уже знает, какой ему следует выбрать подход к ответной выездной встрече. За ужином он обсуждает стратегию со своим отцом Валенти, а также со своим сыном Мариусом.

«Мы наполним полузащиту Хаби Алонсо, Видалем, Тиаго и Ламом. Этот квартет выстроится в середине поля в форме алмаза и будет получать мяч из глубины поля. Впереди мы сыграем в три игрока, а не в четыре. Один из центральных нападающих останется в запасе — либо Лева, либо Мюллер. Два вингера, один нападающий, четверка полузащитников.

План таков, потому что против «Бенфики» мы не можем растягиваться по всей вертикали поля или снабжать вингеров мячами для широких атак — ведь противник быстро накрывает наших вингеров тремя своими игроками. Поэтому нашим фланговым игрокам после получения мяча нужно возвращать его в середину поля, и таким образом искать место для прорыва по центру. Затем кому-нибудь удастся за счет хорошего дриблинга обыграть своего оппонента один в один. И тут мы рассредоточимся по всей ширине поля. Когда мы их растянем, они не успеют отреагировать и «закрыть» наших вингеров. Завершать атаки должны незакрытые соперником полузащитники, которые прибегут в чужую штрафную специально под навес. Вместо того чтобы толпиться в чужой штрафной в ожидании мяча, я хочу, чтобы наши игроки появлялись там только в нужное время. Таков план».

В течение следующих семи дней Пеп продолжит изучать альтернативы, но в день матча он решает довериться своим инстинктам и сыграть в «алмазную» схему с четырьмя полузащитниками и одним нападающим. Эта обновленная версия Гвардиолы от 2016 года дает своему штабу помощников гораздо меньше поводов для удивлений.

* * *

Только время и полученный в «Манчестер Сити» опыт Пепа ответит на вопрос, является ли эта обнаруженная решительность естественным следствием процесса роста Гвардиолы, или же она следствие того, что проект каталонского тренера в «Баварии» завершился весной 2016 года.

Как бы то ни было, я хорошо помню совет Гвардиолы, адресованный Патрисио Ормасабалю, бывшему футболисту, а теперь тренеру молодежной команды чилийской «Универсидад Католики». «Нужно следовать своим инстинктам несмотря ни на что. До тех пор, пока ты считаешь, что это может сработать, что это не полная ерунда, нужно пробовать. Если идея оказалась абсурдной, пересмотри ее, но если она удачная — прибегай к ней и пожинай плоды. Возможно, ты что-то попробуешь — скажем, новый способ построения атаки из глубины поля — и потерпишь в этом неудачу. Даже в этом случае не следует отказываться от этой идеи — вернись к ней и переделай ее на другой лад. Никогда не копируй действия своих оппонентов только потому, что они обыграли тебя. Следуй своим инстинктам».

Я никогда не слышал, чтобы Пеп говорил кому-либо о том, что его идеи лучше, чем идеи любого другого тренера. Он никогда не утверждал, что позиционная игра более эффективна, чем футбол, построенный на лонгболах или чем оборонительный/контратаку-ющий футбол. Пеп верит в свои идеи, и всегда будет работать над их совершенствованием. Он хочет делать все как можно лучше, но это далеко не означает, что его подход к делу единственно верный. Наоборот, я уже упоминал о том, как Пеп принимает во внимание футбольные модели других наставников (это относится даже к таким антагонистам как Раньери или Клопп, которых Гвардиола безмерно уважает), и подстраивает чужие модели под свое видение.

Злоупотребление клише и стереотипами — привычное дело для футбола. Плохо сведущие в этом виде спорта люди готовы налево и направо выражать свои собственные ошибочные взгляды, и затем оправдывать их, навешивая ярлыки. Столь недалекий подход создает несуществующие концепции — такие как гварди-олизм и антигвардиолизм.

На деле же понятия гвардиолизм не существует. Гвардиола всегда будет стремиться к совершенствованию, и я уже описал пережитую им эволюцию, а также врожденную заинтересованность в экспериментах. Пеп никогда не утверждал, что создал некую идеологию, или что его подход к делу является истиной в последней инстанции. Он настойчиво отвергает любые упоминания о гвардиолизме и воспринимает многие неточные утверждения своих поклонников не более чем смешными клише.

 

3.4. Инновационность

 

Среди многих определений термина «инновация» есть предложенный Ферраном Адриа необычный вариант, идеально подходящий под определение работы Гвардиолы: «Инновации — то, чем люди всегда зарабатывали себе на жизнь». Но как насчет инноваций в футболе?

В этом виде спорта процесс создания проявляется на поле, именно игроки являются «новаторами». Конечно, тренеры тоже прибегают к применению чего-то нового, но только в вопросе управления и применения своих ресурсов новыми способами. Строго говоря, тактические перемещения не являются тренерскими «творениями», и мы называем их «инновациями», потому что они предполагают новый подход в использовании существующих ресурсов.

Профессор Хулио Гарганта объясняет это с помощью музыкальных терминов: «Музыка существует уже давно, и все мы знаем, что есть разные ноты, ритмы и такты. Ничто из этого не изменилось с течением времени, но каждый день на свет появляются новые композиции, новые музыкальные интерпретации. Почему? Потому что музыканты по-новому используют эти ноты, ритмы и такты — так и создаются новые комбинации. Все это полностью применимо и к футболу. Только здесь для внедрения инноваций необходимо знать, как их применить к своим идеям».

Гвардиола внедряет в футбол инновации не потому, что обладает новаторским, авантюрным и творческим духом, нет. Он делает это из необходимости. Сумасшедшая решимость Пепа обыграть соперника стимулирует его творчество в необходимости придумывать новые способы победы.

Как описать идеальную игровую систему Гвардиолы? Одним словом: изменением. Подход, который дает результат сегодня, завтра уже не сработает. В этом смысле творческий процесс каталонского тренера прост. Есть работа, которую ему необходимо выполнить — для победы в матче нужно определить все потенциальные угрозы, исходящие от соперника. Пепу необходимо проанализировать своего противника, а затем разработать новые и лучшие способы использования своих ресурсов (игроков, позиций и ролей) для достижения оптимальных результатов. В конце этого процесса у него останется «продукт», который часто, хоть и не всегда может быть описан как инновационный.

Эта необходимость в совершенствовании стала движущей силой работы футбольных тренеров на протяжении всей истории. Взглянув на карьеру любого великого наставника, вы увидите тренера, который всегда искал новые способы использования существующих ресурсов; многие из «новаторских» тактик современности уходят корнями в прошлое.

Посмотрите на различных ложных девяток в историческом разрезе, и вы увидите определенное совпадение в использовании Хуго Майзлем, Карлосом Пеуселье, Густавом Шебешем, Хосе Ви-льялонгой, Йоханом Кройфом, Лучано Спаллетти и Пепом Гвар-диолой подобных игроков. Это одна и та же идея, которая была реализована в абсолютно разных контекстах. Сравните использование Кембриджским университетом схемы 2-3-5 в 1880 году с тем, как Гвардиола использовал структуру «пирамиды» в 2015 году — и вы увидите много сходств. «Пирамида» возникла из желания найти новые способы использования игроков.

Это касается и большей части того, что мы называем прогрессом и изобретениями современной игры. На самом деле они являются не «изобретениями», а разными способами использования одних и тех же ресурсов.

Поэтому история тактики представляется мне серьезным источником вдохновения для современных тренеров. Когда Хуанма Лильо предложил Пепу использовать в определенных играх схему 4-2-1-2-1, то вызвал серьезные дебаты между Гвардиолой и его помощниками: «Играть в пять нападающих? Это же самоубийство!» В итоге спор привел к системе 2-3-5, которую тренерский штаб «Баварии» использовал в Лиге чемпионов сезона 2015/16 — чтобы разгромить «Арсенал» и отыграться в матче с «Ювентусом».

Пако Сейрулльо проливает больше света на вопрос инноваций в футболе. «Футбол эволюционировал меньше, чем другие командные виды спорта, такие как баскетбол или гандбол. У этих видов спорта есть два преимущества — игроки задействуют руки и действуют на небольших площадках, что значительно облегчает новые взаимодействия. Мы же, футболисты, играем ногами, и должны перехитрить своих соперников на гораздо большем участке поля. Поэтому нам для экспериментов и изобретений нужно улучшить технический уровень самих игроков. Следовательно, если мы хотим, чтобы футбол продолжал развиваться, мы должны продолжать совершенствовать тренировочный процесс. Одного понимания того, как нужно играть, недостаточно.

Есть игроки с развитой интуицией, есть просто талантливые парни. Один из игроков во время дриблинга сместится в правую сторону после того, как увидит, что опорная нога его соперника — левая; он поймет, что его соперник не сможет быстро отреагировать на движение. Но другой игрок никогда в жизни не придет к такому же умозаключению, и будет продолжать ограничивать себя, делая пас на кого-то другого, вместо того чтобы брать инициативу на себя. Но это происходит не только потому, что этот парень не может разобраться в этой ситуации самостоятельно, но и из-за того, что его никогда этому не обучали.

Правда же заключается в том, что игроки вне зависимости от внешних факторов (конкретных тренеров и команд, в которых они находятся), способны придумывать новые приемы самостоятельно. И тогда тренеры и партнеры этих футболистов, если они умны, «присваивают» эти приемы и подстраиваются под них. Это и называется эволюцией. Вот почему люди говорят, что соль футбола — в конкретных игроках, и это отчасти так. Игроки помогают игре развиваться, но я думаю, правильнее будет сказать, что соль футбола — в командах. Эволюцию в футболе делали успешные команды: «Араньчапат» [венгерская «Золотая команда» 50-х], «Заводной апельсин» [сборная Голландии 70-х], «Милан» Сакки, «Барселона» Гвардиолы...».

«ВИДЕЛИ ЛИ ВЫ ХОТЯ БЫ ОДНУ ИГРУ КРОЙФА?»

Мадрид, 9 января 2015 года

«Я помню, как Месси, Хави и Виктор Вальдес пришли ко мне однажды в е1 ВиШ, и я спросил у них: «Вы когда-нибудь видели в действии «Аякс» 70-х, команду Кройфа?» На что они ответили: «Нет», — улыбается Ферран Адриа. — Я не мог в это поверить.

Теперь игру того «Аякса» можно увидеть сейчас, это удивительно. Посмотрите на бразильскую сборную времен Пеле — она кажется такой старомодной! Но тот «Аякс» 70-х не таков. Его футбол выглядит современным. И эти трое никогда не видели ни одной из его игр! Ни Хави, ни Месси, ни Вальдес!

Но так уж ли важно им смотреть игры того «Аякса»? Возможно, нет. В конце концов, они игроки, а не тренеры.

Теперь что касается инноваций... Во-первых, нам нужно точно определить, что такое инновации в футболе. В конце концов, мы измеряем успех голами. Итак, кто истинный новатор — тот, кто изобрел новый трюк, или же тот, кто придумал «удар-свечу» или удар через себя? Также нужно решить, где можно внедрить инновации. И для этого сначала нужно расшифровать футбол.

Инновации можно внедрять в различные области футбола, не только в индивидуальной работе с игроками. Можно, например, произвести какие-то изменения на скамейке запасных, поменять людей местами, чтобы какой-то футболист смог оказывать конкретное влияние на другого. Но сначала нам нужно расшифровать используемую методологию.

Пеп всегда мне говорит: «Кройф был лучшим. Просто лучшим». А я отвечаю: «А как же Ринус Михелс?»

Похоже, все сводится к одному из двух вариантов. Либо люди продолжают изобретать новые методы, либо они совершенствуют то, что было изобретено уже до них. Даже если вы подходите к футболу крайне творчески, ваш подход — не что иное, как плод эволюции».

 

3.4.1. Препятствия в инновационности

Вероятность того, что конкретная инновация станет популярной и будет скопирована, напрямую зависит от сложности своего внедрения. К примеру, легче всего скопировать систему защиты с четырьмя игроками (для этого просто нужны четыре футболиста, умеющие обороняться). А вот создать организованную, скоординированную защитную структуру, в которой будут задействованы все одиннадцать игроков, гораздо сложнее. Сама постановка сложной системы позиционной игры, в которой игроки защиты и игроки атаки становятся неразличимыми, а каждое индивидуальное и коллективное движение подразумевает совершенствование, существенно повышает уровень сложности.

Уровень сложности и определяет то, как система может быть скопирована. В случае с позиционной игрой, самой сложной и продуманной футбольной философией, условной команде кажется, что она использует ее, но на самом деле она просто копирует некоторые элементы этого стиля, игнорируя при этом базовые понятия. Таким образом, ей удается получить определенный эффект, но не более того.

В таких ситуациях ясны причины провала, внедрение подобной модели футбола требует определенных условий. Тренерский штаб и главный тренер в частности должны отлично понимать суть позиционной игры, ее характеристики, причины и знать ответы на все «почему» для каждой позиции, каждого движения и каждого решения. От футболистов также требуется хорошее тактическое мышление и готовность изучать сложную модель.

Сложность этой модели объясняет, почему принять и освоить ее смогло столь небольшое количество команд. К настоящему времени это удалось сделать только «Барселоне», «Баварии» и дортмундской «Боруссии». Другими командами, которые подошли близко к освоению этого подхода, являются сборные Чили, Германии, Испании, Италии, Перу, а также такие команды как «Хоф-фенхайм» Юлиана Нагельсманна, «Райо Вальекано» Пако Хемеса и «Лас-Пальмас» Кике Сетьена. Летом 2016 года «Севилья» Хорхе Сампаоли и Хуанмы Лильо тоже начала погружаться в эту сложную тактическую структуру. Как и «Манчестер Сити», конечно же.

Но, возможно, это еще не все препятствия в «постановке» этой модели игры, объясняет Лильо.

«Те, кому удалось поставить подобную игру, также преуспели в том, чтобы заставить большинство людей поверить в то, что для успеха в позиционной игре нужно иметь футболистов топ-класса.

Но это не так! Люди путают теоретическую возможность с реальной. Футбол устроен так, что в нем кто угодно может обыграть кого угодно. Особенно сейчас, когда правила изменились и при розыгрыше мяча с центра поля больше не обязательно переходить центр поля. Можно повести в счете, даже не пересекая среднюю линию.

Тренер может учитывать статистическую вероятность успеха и работать в этом направлении. Но как быть с фактором случайности? То, что осел может летать, теоретически возможно, но крайне маловероятно. И есть еще тысячи примеров того, что возможно, но очень маловероятно. Пока мы говорим, я могу вырасти под два метра. Это возможно, но маловероятно».

Я спросил: «То есть стиль той позиционной игры, которой ты пытаешься добиться, увеличивает вероятность выигрыша?»

«Верно, — ответил Лильо. — Но его можно применить не только к командам с классными футболистами. Это также относится и к гораздо более скромным коллективам. Но поскольку позиционная игра стала отождествляться с лучшими футбольными командами, такими как «Дрим тим» Йохана Кройфа или «Барсой» Пепа, люди делают вывод, что успех от ее внедрения зависит от качества футболистов. Понятное дело, что с отличными игрокам можно и нужно добиваться успехов, применяя позиционную игру. То же самое можно сказать и о других моделях, которые полностью зависят от наличия топ-игроков. Выиграть в условиях, когда центральный защитник, используя два касания, отправляет мяч центрфорварду на третью четверть поля, действительно сложно. Победа менее вероятна, если только два игрока из всей команды используют два касания каждый — вместо позиционной игры. По крайней мере, если за твою команду не играют два игрока по фамилии Марадона — один в центре поля, другой — на позиции нападающего. В противном случае забить будет очень сложно».

По мнению Лильо, это объясняет нехватку футболистов-прак-тиков позиционной игры.

«Вместо того чтобы нести весть о том, что позиционная игра увеличивает вероятность победы, люди говорят, что внедрить эту систему можно только с помощью топ-игроков. Но это совершенно не так, и я буду говорить об этом на каждом углу. Моя концепция заключается в попытках выиграть матч только с двумя или тремя игроками, участвующими в каждой атаке, каждый из которых использует только два или три касания. Да, это будет чудо. Но это возможно! И если мне скажут, что на поле случились чудеса, я соглашусь. Я скажу, что если обе команды возложили надежды на эти «чудеса», то они могут достичь их.

Каждый, кто утверждает, что позиционная игра срабатывает только в том случае, если ее проецируют только топ-футболисты, тот заинтересован только в избегании сложной реализации этой комплексной философии».

Закулисье 3

«ВЫЖИВАНИЕ» СО СХЕМОЙ 3-5-2

Дортмунд, 4 апреля 2015 года

На календаре 2 апреля, и Пеп уже принял решение, которым первым делом поделится со своими помощниками утром. Без непредсказуемых навыков Роббена и Рибери, уникальной вездесущности Алабы и чувства предвосхищения Бадштубера (все они получили травмы) кадровая ситуация выглядит паршиво. Тренер понимает что Лам и Тиаго еще не готовы на все сто процентов, а потому в ближайшем матче 27-го тура чемпионата Германии его команда и близко не сможет предстать в идеальном сочетании. Пеп не может делать вид, будто все замечательно, и отправлять своих подопечных в Дортмунд на «Сигнал Идуна Парк» а-ля ягнят на заклание. Поэтому он решает прибегнуть к формации 3-5-2, которую использовал в финале Кубка Германии 2014 года: в ущерб двум игрокам в атаке Гвардиола добавляет по одному дополнительному игроку в защитную и среднюю линии. Все по канонам библии Пепа.

Тренировки последующих двух дней сфокусированы на наигрывании этой схемы. Вингбеки Рафинья и Бернат должны играть как аккордеон, складываясь и разворачиваясь вокруг тройки центральных защитников. Хаби Алонсо придется серьезно попотеть, чтобы между ним и центральными защитниками не было свободного пространства; у полузащитников Дортмунда не должно быть ни единого шанса обуздать эту зону и нанести удар. Лам и Швайнштайгер будут играть в качестве инсайдов, в сферу их задач будет входить прессинг и создание моментов. Однако только один из них сможет отрываться от Алонсо, другой в этой ситуации всегда должен будет находиться плотно по отношению к испанцу. У нападающих Мюллера и Левандовски будет самая сложная задача: они должны будут стягивать на себя четверых защитников «Боруссии», чтобы не позволять им играть высоко. По задумке Пепа, форварды «Баварии» должны будут помогать своим партнерам во владении мячом, но при этом они должны строить атаки практически в одиночку. Инструкции Гвардиолы были ясны и основывались на «нулевом риске». Левандовски и Мюллер в атаке одни-одинешеньки.

В самый тяжелый момент сезона единственным планом является выживание.

И Пеп не уверен в том, сможет ли он задействовать этот план в конце апреля/начале мая. Дело в том, что все планы, которые он доселе разработал, были разбиты травмами игроков. Он начал сезон со схемой 3-4-3, но Хави Мартинес угодил в лазарет. Затем с подписанием Хаби Алонсо тренер подумал, что сможет использовать более стандартную форму своей позиционной игры, в рамках схемы 4-3-3. Однако и этим задумкам не суждено было воплотиться в жизнь — старые проблемы Тиаго со здоровьем вновь дали о себе знать, к тому же повреждение получил еще и Лам. Третий вариант стратегии Гвардиолы в рамках схемы 2-3-2-3 сосредотачивался вокруг пяти нападающих и был довольно успешным, но как только Роббен и Рибери начали выходить на пик формы, травмы снова ударили по «Баварии» — оба игрока были заменены в ответном матче 1/8-й финала Лиги чемпионов с «Шахтером». Эта ситуация в четвертый раз вынудила Пепа искать вариант с новой формацией...

Но сейчас начало апреля, а потому сейчас попросту нет времени для применения и совершенствования абсолютно новой идеи. Теперь каждый матч спустя каждые три дня сродни финалу. Логика подсказывает, что возвращение из лазарета Лама и Тиаго после их 18-месячного суммарного отсутствия предоставляет Пе-пу большую широту выбора. Казалось бы, все просто: ставь этих двоих рядом с пивотом Алонсо или Швайнштайгером — и только и делай что наблюдай за тем, как «возвращенцы» снабжают идеальными голевыми передачами нападающих. Но реальность гораздо более жестока: Лам работает на дизельном двигателе. На него можно полагаться больше, чем на любого другого игрока, но ему требуется время, чтобы полностью восстановиться. Слишком долго он был вне игры... А ведь цейтнот никто не отменял. Что касается Тиаго, то он последний раз выходил на поле 371 день назад. Может ли Пеп основывать свою стратегию на двух игроках, которые далеки от своей лучшей формы? Его ответ — неохотное «нет». Команде важнее выжить, чем Гвардиоле — разработать новую, уже четвертую тактическую схему.

Поэтому в der Klassiker «Бавария» выстраивается по схеме 3-5-2. С самого начала «Боруссия» начинает угасать перед этой плотной и компактной схемой, которая не оставляет ей свободного пространства между линиями, лишая тем самым дортмундскую команду того, что ей больше всего необходимо. Впервые в этом сезоне подопечных Гвардиолы не интересует ни владение мячом (в итоге статистика владения будет равна — по 50%), ни доминирование на чужой половине поля. Инструкции тренера очень ясны: компактные линии; численное превосходство в обороне и центре поля, чтобы максимально уменьшить потери мяча; мгновенные передачи на двух нападающих.

Дортмунд играет с присущей ему яростью, но спустя десять минут после стартового свистка начинает проседать. Сегодня «Бавария» напоминает римских легионеров, применяющих «Черепаху» [боевой порядок римской пехоты, предназначенный для защиты от метательных снарядов во время полевых сражений и осад] — непроницаемую и защищенную со всех сторон.

На фоне остальных выделяется игра трех центральных защитников, Бенатья, Боатенга и Данте. Швайнштайгер, несмотря на то, что статистика матча говорит об обратном, хорош как никогда и проводит потрясающую встречу. Как и Бернат. Мюллер с Левандовски на сто процентов следуют инструкциям, стягивая на себя защитную линию «Боруссии» и организуя единственный гол. Особенно классный матч проводит Левандовски, который не только забивает победный мяч, но и бьет несколько рекордов «Баварии» в Бундеслиге. В частности поляк выигрывает 30 из 63 единоборств, десять из которых становятся верховыми. В этот день команда Пепа играет в несвойственный для себя футбол, но Мюллер и Левандовски проводят свою лучшую игру в сезоне. И этому есть простое объяснение. Как правило, «Бавария» предпочитает «прессовать» своих соперников высоко, но сегодня на поле находится много свободного пространства. Оба мюнхенских нападающих оказались в своей стихии.

Юрген Клопп сбит с толку. Похоже, наставник «Боруссии» ожидал увидеть в исполнении «Баварии» ее привычную позиционную игру — с большим количеством передач в полузащите, призванную дезориентировать соперника и покинуть свои позиции. Клопп и его подопечные кажутся смущенными этой компактной и закрытой «Баварией», которая не заинтересована во владении мячом и территорией. Они ожидали, что Гвардиола явит традиционный стиль взрывного и динамичного футбола, и вместо этого вынуждены сражаться с этой осторожной и неторопливой альтернативой. Уже не первый раз «Бавария» разделывается с «Боруссией» при помощи схемы 3-5-2, в финале Кубка Германии 2014 года Дортмунд уже пережил подобное.

Позже Пеп скажет мне: «Здорово, что Тиаго вернулся. Он вдыхает в команду новую жизнь».

Остальные игроки, похоже, согласны с этим утверждением, и Хаби Алонсо добавляет: «Волшебник вернулся».

Тиаго играет только двадцать минут, появляясь на поле вместо капитана Лама, который вновь оказался в составе, несмотря на то, что еще не набрал лучших кондиций. Пропустив целый год, Тиаго впечатлил уже в первые пять минут после своего выхода на поле. Ведомый какой-то внутренней силой, испанец, как может показаться, играет в каком-то другом виде спорта. Он требует мяч, открывается между линиями, демонстрирует дриблинг, извивается вокруг игроков соперника и выдает своим нападающим передачи через такие зазоры, которые может видеть только он. В течение пяти поразительных минут Тиаго полностью монополизирует игру, однако затем начинает сказываться его не лучшая физическая готовность. Пеп выпускает на поле Марио Гётце, чтобы предоставить Тиаго поддержку, но испанец уже начал угасать и в итоге закончит эту встречу в полном истощении.

Тем не менее «Бавария» одолела «Боруссию», и этот результат сделал команду на шаг ближе к третьему чемпионскому титулу кряду.

Все находятся в экстазе. Это большое событие для команды, у которой теперь есть два повода, чтобы отметить: сегодняшняя победа и возвращение волшебника Тиаго. В раздевалке партнеры испанца воспевают его имя, и это трогает Алькантару до слез. Мрачный год уже позади, и теперь его переполняют эмоции. В объятиях своих товарищей по команде он не сдерживает слез.

«Это было отличное выступление в нашем исполнении, — говорит Хаби Алонсо. — Кто-то может думать, что раз «Боруссия» находится в турнирной таблице столь низко [перед 27-м туром Бундеслиги Дортмунд занимал десятое место в турнирной таблице; в итоге команда финиширует седьмой], нам было легко. Но это была очень сложная игра. Сегодняшний матч был похож на полуфинальную встречу Лиги чемпионов».

Юрген Клопп, всегда искренний в своих выражениях, подводит итог: «Бавария» заслужила эту победу».

На этот момент Гвардиола выиграл в чемпионате Германии 50 матчей из 61 возможного, и сделал это раньше, чем кто-либо до него. Он продолжает устанавливать рекорды, и он знает, что сделал еще один шаг навстречу своему второму кряду чемпионскому титулу. Но уйдя с финальным свистком в раздевалку самым счастливым, он завершит день послематчевым анализом, будучи огорченным и расстроенным.

Однако перед этим он обнимет каждого из своих игроков. Особенно Пеп не сдержан рядом с Ламом и Тиаго; также Пеп громогласно поздравляет Данте, который последние несколько недель находился в унынии. Тренер очень доволен своей командой и горделиво отмечает, что они «сыграли как настоящая команда». Все гордятся достижением, которое случилось в особенно сложные времена. Они могут страдать от травм, но подопечные Пепа едины в своей решимости преодолеть неудачи и продолжить победный путь. Моральный дух выше, чем когда-либо.

Однако за закрытыми дверями Пеп не излучает счастья. Его внутреннее состояние противоречит проявлениям эйфории в конце матча, когда он обнял Лама за тридцать секунд до финального свистка. У Гвардиолы есть ряд причин, чтобы быть веселым: только что его команда обыграла гранда Бундеслиги последних лет, двукратного чемпиона, финалиста Лиги чемпионов, победителя Кубка Германии и двукратного победителя Суперкубка Германии... Но Пеп все равно недоволен.

«Мы выиграли. Мы сделали то, что должны были сделать. Я составил план, и парни выполнили его просто идеально. Но дело в том, что мой план был полным дерьмом. Он заключался в выживании. Чтобы двигаться дальше во всей этой дерьмовой ситуации нам нужно было остаться в живых».

Будучи в подавленном состоянии, Пеп глух к любым аргументам о том, что сегодня он был вынужден сыграть именно в таком стиле. «Так мы ничего не добьемся. Конечно, мы добыли три очка, но это не тот футбол, в который мы должны играть».

Я упоминаю Тиаго с Ламом и указываю на количество травм, которые тренеру приходится принимать во внимание, но он меня не слушает. В глубине души он знает, что у него нет выбора; в конце концов, он сам принял это решение. Но как только победа добыта, наружу вылазит упрямая нонконформистская сущность Гвардиолы. Сегодняшняя игра «Баварии» находится в миллионах километров от той игры, в которую его команда должна играть. Поэтому Пеп несчастен.

 

Глава 4. Что делает его лучшим?

 

Пеп покинул барселонскую «зону комфорта» и вырос тактически — Германия помешала ему встать на якорь. Обнаружив невозможность наложения системы одного клуба на другой, Гвардиола понял, что ему придется меняться, в частности — придумывать множество новых подходов к игре.

Пеп быстро понял, что его выживание в немецком футболе зависит от приспособления его собственного видения к футбольной культуре, которая в целом всегда отдавала предпочтение силовой манере игры и (несмотря на обманчивую внешность) делала ставку на оборону и контратакующую игру, не задумываясь о возможных негативных последствиях. Вот почему бундесли-говый футбол еженедельно может предложить самые быстрые и тщательно выстроенные контратаки в Европе. В то же время вследствие неточной/поспешной игры или же небольшой паузы эти контратаки не всегда эффективны.

Гвардиола постоянно говорит об опасности лонгболов и регулярно использует высказывание Хуанмы Лильо, которое идеально объясняет этот способ игры: «Чем быстрее мяч «ходит», тем быстрее он возвращается».

«Это одно из лучших высказываний Лильо, в которое вложено много смысла. Я часто использовал это выражение, когда работал с игроками в «Баварии», но мне понадобилось какое-то время, чтобы найти точный перевод. Я говорил им: «Ладно, вам нравятся лонгболы? Нет проблем. Но вы должны понимать: чем быстрее мяч «ходит», тем быстрее он возвращается». И это чертова истина футбола. В восьми случаях из десяти после вашего выноса центральный защитник соперника добирается до мяча и возвращает его обратно. Пока вы бежите за ним вперед, он уже летит в обратном направлении.

Они мне отвечали: «Да какая разница! Мы получаем мяч и сразу бьем его вперед».

Я бился головой о стену, но объяснял своим игрокам эту прописную истину снова и снова. И, конечно, я буду продолжать делать это и в Англии».

Хуанма Лильо сыграл существенную роль в карьере Гварди-олы. Если Йохан Кройф дал Пепу возможность стать игроком и сделал его капитаном «Барселоны», то именно Лильо помог каталонцу совершить переход от игрока к тренеру. Если Кройф благодаря своей неординарной интуиции внушил свою идею позиционного футбола в голову Пепу, то именно Лильо помог Гвардиоле разложить всю эту концепцию по полочкам. Гвардиола, который как и Кройф обладает высокой интуицией, также нуждался в более дидактическом подходе Лильо, чтобы полностью постичь эту модель и научиться ее использовать.

Кройф и Лильо являются двумя наставниками Пепа, и не проходит ни дня, чтобы он не упомянул одного или другого. «Как говаривал Хуанма...»

Пеп считает, что сейчас Лильо в качестве тренера сильно недооценивается, но сам Гвардиола совершенно ясно осознает его огромный талант. «Когда он тренирует, все зависит от того, что он делает, а не от того, сколько он говорит». Для Пепа гений Лильо кроется не в используемых словах, а в таланте обучать концепциям посредством их повторного применения на практике. На основании этого подхода Лильо и строит игру своей команды.

Мне удалось пообщаться об этом непосредственно с Лильо. «В случае медленного построения атак вы наверняка окажетесь под прессингом. Но если ваш футбол будет очень быстрым, вы практически мгновенно получите мяч обратно в случае его потери. Чтобы плотно осесть на чужой половине поля нужно, чтобы мяч двигался в основной части поля. Только движение самого мяча определяет, согласованно или хаотично действуют футболисты. Поэтому я хочу, чтобы наши игроки не только объединялись в различные связки, но и играли широко на разных участках поля. Если мы будем точно пасовать, соперники будут метаться по всему полю, и нашим игрокам будет легко освобождаться от опеки. Соперники будут вынуждены либо ломать собственные игровые связи, либо рассредотачиваться по полю.

Если игроки не будут уделять время организации атаки, возникнут сложности с доставкой мяча в нужные участки поля и захватом преимущества. Если вы постоянно суматошно загружаете мяч вперед лонгболами в одно касание — мяч будет прилетать обратно за считанные секунды. Туда-сюда, туда-сюда... Пасовать нужно только в нужный момент и нужному игроку. Иначе ваши лонгболы будут только на радость соперникам — они перехватят и сами пойдут в атаку большими силами».

А теперь позвольте мне прерваться и окунуться в историю футбола. Вот что в 1901 году писал в своей книге «Футбольная ассоциация» тогдашний капитан «Шеффилд Юнайтед» Эрнест Нидхэм: «Иногда (и я хотел бы особенно выделить это слово) взаимовыручка защитников и полузащитников является хорошим решением. Защитник может сделать пас полузащитнику и, не колеблясь ни на секунду, бросить свою позицию и открыться выше — вместо того, чтобы тупо запускать мяч вперед. Этот подход намного более успешен, чем тот, который обычно применяют команды. На поле находится слишком много защитников, и всякий раз, когда у них есть возможность, они попросту лупят по мячу вперед что есть силы, и считают себя героями. Но они забывают, что девять раз из десяти мяч пролетает над головой их партнера по команде, играющего в нападении, и приземляется в ногах соперника, который, благодаря такой щедрости, организует контратаку».

Думаю, Лильо и Гвардиола хорошо бы поладили с Нидхэмом и Джимми Хоганом, еще одним бывшим английским тренером-еди-номышленником, о котором Норман Фокс писал: «Хоган утверждал, что лучший и безопасный способ игры состоял в том, чтобы начинать атаки при помощи коротких передач. Он не имел ничего против лонгболов, однако ставил точность передач во главу угла. В действительности лонгболы никогда не были частью его тактического плана».

Прежде, чем перейти к урокам прошлого, я считаю важным подчеркнуть, что сегодняшний футбол движется в противоположном от рекомендаций Нидхэма и Хогана направлении.

СОВМЕСТНОЕ ДВИЖЕНИЕ

Мюнхен, 1 февраля 2016 года

Ноэль Санвисенте отмечает: «Самое поразительное — то, как «Барса» возвращала себе мяч. Она делала это удивительно быстро».

Гвардиола соглашается: «Это стало возможным благодаря совместному движению всех игроков команды. Наши игроки плотно располагались на поле, поэтому зачастую мы быстро возвращали мяч после его потери. Если при потере мяча вингеры остаются открытыми, а двое нападающих располагаются неподалеку от мяча, вернуть мяч гораздо проще. Мы начинаем двигаться вместе с мячом: пас-совместное движение, пас-совместное движение. Это делает процесс возврата мяча наиболее практичным.

«Барса» была не самой сильной командой с точки зрения физики, Хави и Андрес [Иньеста] были под метр семьдесят. И тем не менее она быстро возвращала мяч, потому что играла компактно.

Но нужно быть очень внимательным: много игроков располагается во время атаки выше мяча, и если мяч будет утерян, вы будете отыграны. Отрезаны. Если вы играете с двумя нападающими и двумя открытыми вингерами, и позволяете себе терять мяч, то учтите, что ни один из этой четверки игроков не поможет остановить контратаку и вернуть мяч обратно. Даже самая сильная в мире команда с точки зрения физики не сможет вернуть себе мяч в подобной ситуации. Даже немцы, настоящие «звери». В данном случае речь идет не о силе, а об эффективном использовании пространства — поле огромно. Поэтому если вы не сыграете так, как я предлагаю — все, вы «приплыли».

 

4.1. Прощай, догма

Во время своего пребывания в Германии Пеп ищет и пробует формулы, которые помогли бы его команде справиться со скоростным ритмом лиги. Он осознает, что пока обучает своих игроков концепциям Кройфа, ему необходимо приспособиться к конкретным требованиям Бундеслиги. В результате ему удалось замедлить своих соперников вне зависимости от скорости игры своей команды.

В результате этой работы возникает парадокс: «Бавария» Гвар-диолы становится лучшей командой Европы с точки зрения обороны, и это несмотря на высокую линию защиты (50 метров от своих ворот) и с двумя детьми в ее центре — Киммихом и Алабой, которые не являются номинальными центральными защитниками. Подопечные Пепа совершают от 170 до 240 ускорений за игру и почти всегда опережают своих соперников, но все равно действуют спокойно и сосредоточенно. В 53 матчах сезона 2015/16 «Бавария» позволила соперникам нанести по своим воротам лишь 161 удар, в среднем три удара за игру.

Пеп: «Если вы действительно хотите понять, что мы делали все это время, я объясню вам в двух словах. В основном в центре обороны мы играли с [номинальными центральным полузащитником и фланговым защитником] Киммихом и Алабой; мы располагали их в пятидесяти метрах от Нойера, что позволяло нам доминировать на чужой половине поля так сильно, что за весь чемпионат мы пропустили лишь 17 мячей в 34 матчах».

При этом Гвардиола изначально и представить себе не мог, что ему придется адаптироваться к Германии так сильно. Вскоре он понял, что его «Бавария» не сможет играть как его «Барселона», местные игроки, за исключением одного футболиста, не обладали необходимыми для этого характеристиками. Этим исключением стал Тиаго, который обучался в «Ла Масии» и прошел 6000-часо-вый курс обучения позиционной игре.

Пеп мог научить игроков «Баварии» основам и дать базовые инструкции игры в этом стиле, но он не мог компенсировать им годы интенсивного обучения в «Барселоне». «Барса» была симфоническим оркестром, почти полностью состоящим из скрипачей, в то время как в «Баварии» музыканты были менее опытны в игре на этом инструменте, но были более опытны в игре на других инструментах. По этой причине «Мюнхенский филармонический оркестр» интерпретировал бы одно и то же музыкальное произведение иначе по сравнению с «Барселонским симфоническим оркестром». Игроки «Баварии» были более разноплановыми, к тому же клубное руководство «Баварии» не было заинтересовано в слепом копировании Гвардиолой «Барселоны» — об этом свидетельствует решение Хённеса и Румменигге продать Тони Крооса против воли Пепа.

Спустя некоторое время Пеп осознал новую реальность и отвергнул идею о воспроизведении в Мюнхене модели «Барселоны». Он решил идти в другом направлении и знал, что для достижения поставленных целей ему понадобится время. Он не изменил свои фундаментальные идеи: тотальное владение мячом, доминирование над соперником, высокий темп и непрерывные атаки. Он будет продолжать стремиться к замедлению игры соперника и нейтрализации контратак. Также он постоянно будет перемещать своих игроков на поле подобно фигурам на шахматной доске без потери качества. Но с этого момента он отказывается от догмы, которая была ему присуща в период работы в «Барселоне». Вместо этого Гвардиола создает версию позиционной игры «Баварии», основанную на высокой скорости и вертикальной игре.

23 различные схемы

Ничто не объясняет немецкой трансформации Пепа лучше, чем количество игровых схем, которые он использовал. В «Барселоне» его игровая стратегия, как правило, ограничивалась формациями 4-3-3 и 3-4-3. В «Баварии» же он задействовал в общей сложности 23 различные игровые модели — почти 29 схем (по мнению Марсело Бьелсы, это максимальное количество игровых формаций в природе). Я классифицировал все эти формации в три разных блока — в соответствии с тем, как часто и каким образом Пеп их использовал: «основные», «альтернативные» и «от случая к случаю».

Основные:

4-3-3

4-2-3-1

4-2-4

3-4-3 2-3-5

2-3-2-3

Альтернативные:

4- 4-2 (как в форме алмаза, так и без нее)

4-1-4-1

4-2-2-2

4-2-1-3

4-1-1-4

3- 5-2 (включая оборонительный вариант 5-3-2)

3-3-1-3

3-2-3-2

2-3-3-2

2-4-4

От случая к случаю:

3-6-1

3-2-5

3-1-4-2

3-1-2-1-3

3-3-4

5-4-1

2-3-1-4

 

4.2. Швейцарские ножи

В первом своем мюнхенском сезоне Пеп убедительно выигрывает чемпионат, но с треском проваливается в Лиге чемпионов. В мае 2014 года, потерпев поражение на пути к важнейшей цели, он говорит мне: «Я должен убедиться, что управляю командой. Мне нужно больше времени. Просто чуть больше времени. Мы уже одержали много серьезных побед, и, разумеется, мы в восторге от этого. Каждый выигрыш открывает дорогу к следующему. Чем больше трофеев — тем больше времени для работы и планов на будущее. Но по-настоящему тренер может быть доволен только тогда, когда чувствует: команда слушается его и играет именно так, как он хочет. Чтобы добиться этого, нужно время. «Бавария» — еще не моя команда. Еще не совсем. Почему я так говорю? Потому что мои указания противоречат той футбольной культуре, к которой привыкли игроки. Не забывайте, перед этим те же самые футболисты, играя в привычной манере, оформили требл. Теперь я должен сделать так, чтобы они восприняли мои идеи, хотя это, конечно, обоюдный процесс. Игроки идут мне навстречу, но и я иду навстречу им. Нужно просто найти компромисс, а для этого я должен их убедить».

Во втором сезоне Гвардиолы изменения происходят с еще большей скоростью — хотя это не сразу заметно по результатам «Баварии».

Отдав Хаби Алонсо ключевую позицию в центре, тренер стремится объединить мюнхенскую любовь к вертикальному футболу с собственными принципами игры в пас, владения мячом, согласованности линий. Кроме того, игроки учатся использовать время, иногда замедляя события на поле для достижения выигрышной ситуации (это и есть «pausa» из испанского футбольного лексикона). Если в первом сезоне ключевым элементом в мозаике Гвардиолы был Лам, то теперь эту функцию берет на себя Алонсо. Однако на этот раз эпидемия травм мешает «Баварии» полностью раскрыть свой потенциал, и команда вновь спотыкается на финишной прямой, в полуфинале Лиги чемпионов.

В третьем сезоне Пепа пасьянс наконец-то складывается. Никто из футболистов не выделяется на общем фоне, потому что в потрясающей форме находится вся команда. «Бавария» возмужала, овладела новым стилем игры и способна менять тактику в зависимости от ситуации и соперника. Гвардиола стал настоящим хамелеоном, как и его игроки. На протяжении одного матча многогранная «Бавария» может применять два, три, четыре разных игровых сценария — каждый плавно переходит в следующий, дополнительные подсказки от тренера почти никогда не требуются.

Футболисты Пепа становятся универсалами. Хави Мартинес способен играть в центре полузащиты или на левом фланге; Алонсо — в опорной зоне или в центре обороны. Дуглас Коста одинаково эффективен как слева в атаке, так и справа в полузащите. Киммих играет то левого защитника, то центрального, то вообще правого нападающего... В Барселоне Пеп хотел, чтобы каждый футболист умел играть на трех разных позициях, но в Мюнхене он поднимает планку. Рафинья перемещается между пятью позициями, Алаба блистает на шести позициях, а Киммих и Лам способны взять на себя сразу восемь различных ролей.

Это поражает воображение. Сам Гвардиола раньше мог о таком только мечтать — каждый из его ключевых игроков теперь «человек-оркестр». Прежде футбольный мир считал, что стиль Пепа основывается на четкой специализации, но в «Баварии» его футболисты, наоборот, многофункциональны. Каждый из них — как швейцарский нож, подходит для целого ряда ситуаций и совершенно не уступает специфическим инструментам. Тренеру понадобилось много времени и терпения, чтобы добиться этой метаморфозы. Но нельзя не отметить и самих футболистов, их ум, целеустремленность и упорство.

Гвардиола словно рисовал тактическую картину, а потом взял и провел по ней рукой. Все линии смазаны, все роли и позиции, прежде столь четкие, теперь переходят одна в другую. В прошлом его идеи работали только для изначально восприимчивых игроков, вроде Киммиха или Лама. Но теперь по лекалам Пепа могут играть даже Видаль и Роббен — казалось бы, совершенно не годящиеся для футбола «по-гвардиоловски».

На протяжении всей работы Пепа в «Баварии» проявлялись характерные черты его стиля: доминирование во владении мячом, позиционные атаки, тщательная подготовка, высоко расположенные защитники (команда всегда больше всех забивает и меньше всех пропускает), прессинг и постоянные изменения позиций... Однако «Бавария» Гвардиолы применяла и многие новинки, ранее несвойственные для тренера: вертикальный футбол, высокий темп перемещения (не только мяча, что уже было в «Барселоне», но и игроков), длинные передачи в свободное пространство, упор на фланги, массированные атаки и дальние удары...

«Если бы мне самому не пришлось адаптироваться, я бы очень многое потерял, — размышляет Пеп. — Это чертовски полезный опыт. Я узнал здесь столько нового!»

 

4.3. Адаптация и обучение

 

Говоря об изменениях, Пеп представлял себе обоюдный процесс: игроки подстраиваются под него и наоборот. Реальность, однако, оказалась совсем другой.

Будучи тренером, Пеп постепенно приспосабливал свои идеи под команду, но вскоре понял, что со стороны игроков наблюдает не столько адаптацию, сколько понимание и обучение. Он — дирижер, которому надо привыкнуть к новой группе музыкантов и инструментов, тогда как сами музыканты в первую очередь хотят выучить незнакомое сочинение. Да, обе стороны открыты для новых идей, и это делает честь как тренеру, так и футболистам — но в большей степени все-таки футболистам. Об этом упоминает немецкий футбольный журналист Рональд Ренг: «Игроки «Баварии» меня по-настоящему удивили. Даже больше, чем сам Пеп. Они проявили такую скромность и усердие в обучении, просто поразительно!»

Венгерский психиатр Томас Сас объясняет, что «каждый сознательный акт обучения подразумевает понижение нашей самооценки». И то, что баварские звезды: Лам, Нойер, Алаба и Бо-атенг — пошли на этот шаг, многое говорит о широте их взглядов. Раньше я не видел, чтобы футболисты такого калибра столь легко и честно соглашались быть скромными учениками. Вот они — элита, чемпионы, которые выиграли все, что только можно — покорно «садятся за парты» и усваивают новые, ранее чуждые им идеи футбольной игры. Это впечатляет. Они с головой ушли в обучение, и стоически набивают неизбежные шишки — к ним наверняка относятся и удары по самооценке, о которых говорит Сас. Но и тренер обнаружил, что извлекает выгоду из процесса, ведь растут знания и умения самого Пепа. Видимо, это правда: лучший способ углубить собственные знания — учить других тому, что уже сам знаешь.

Вот как весь процесс запомнился Доменеку Торренту: «Поначалу игроки несерьезно относились к рондо, но Пеп сразу объяснил им, как важен будет этот элемент тренировки. Я считаю, пример с рондо лучше всего иллюстрирует ту адаптацию, через которую прошли все «баварцы». На первых порах это была для них скорее забава, хороший способ начать и завершить разминку. Мяч мог оказаться в десяти метрах от окружности рондо, так ни разу и не коснувшись земли. Но Пеп все время настаивал, чтобы игроки следили за своими позициями, за приемом мяча, за задействованной ногой... С точки зрения Пепа, это упражнение играет ключевую роль в развитии любого футболиста. Оно тренирует правильный выбор позиции, учит дольше владеть мячом, эффективно принимать пас и быстрее работать с мячом. И игроки «Баварии» быстро это осознали. Рондо приобрел для них смысл — потому, они стали быстро прогрессировать. Однажды я сравнил, как они выполняли рондо на первых занятиях и как выполняют его теперь. Контраст был потрясающий. Словно два совершенно разных упражнения. К концу нашей работы в Мюнхене мяч у них просто летал».

Кроме того Пепу пришлось учить футболистов позиционной игре. «Да, он должен был и этим заниматься, потому что «баварцы» так ни разу раньше не играли и вообще не понимали, чего от них хотят. Для Пепа и «Барсы» позиционная игра была в порядке вещей, но в Мюнхене по-прежнему думали, что это просто такой стиль игры, основанный на долгом владении мячом. Чушь! Суть в правильном выборе позиции, а не во владении! Суть в том, как ты располагаешься на поле по отношению к партнерам, когда у тебя мяч. И где ты должен быть, чтобы продолжать прессинг, когда мяча у тебя нет. В терминах тренировочного процесса — это тактическое упражнение с физической составляющей. И когда Лоренцо Буэнавентура в конце мерял пульс игрокам, показатели всегда были очень высокими. Это универсальное упражнение, исключительно важное с точки зрения Пепа, потому что игроки должны очень быстро и действовать, и думать».

Футболисты быстро поняли, что смысл был не в том, чтобы держать мяч — а в том, как с ним обращаться и как учитывать позиции партнеров. «И тогда никаких сложностей у них уже не возникало. Особенно в восторге от этого упражнения был Лам. Он даже жаловался, когда мы не включали позиционную игру в программу тренировки!»

«Другим фанатом оказался Ману Нойер. Он понял, что упражнение улучшает его игру ногами, и всегда просил присоединиться к нашим тренировкам, даже когда у него был выходной. Да все футболисты осознали, что тренировка позиционной игры помогает им. Во всем, что мы делали, был смысл. Все было направлено на лучший результат в день матча».

«Безусловно, позиционная игра воплощает все достижения Гвар-диолы в «Баварии».