Удар под водой

Перля З. Н.

Глава четвертая

Надводные корабли-минеры

 

 

Морской набег

После оккупации немецко-фашистскими захватчиками Северного побережья Черного моря базирование нашего Черноморского флота переместилось на восток, в южные кавказские базы.

Сотни миль отделяли советские корабли от вражеских берегов, от тех путей, по которым противник лихорадочно перебрасывал по морю войска и военную технику из своего тыла на южный фронт.

Путь вражеских транспортов пролегал вдоль занятых противником берегов. Все это вселяло в противника уверенность в безопасности морской «дороги», по которой шли его транспорты. По этой дороге и отправился очередной караван судов: два транспорта с вооружением, танкер-нефтеналивное судно под охраной канонерской лодки и нескольких сторожевых катеров. Вскоре густой туман спустился на море. Этот «враг» показался гитлеровцам опасным, ведь в тумане легко можно наскочить на собственные минные поля или плавающие мины. И тогда корабли каравана выбрали удобную стоянку под берегом между двух своих береговых батарей и под их надежной охраной бросили якоря, стали пережидать туман.

Не думал и не гадал командир каравана, что в это же самое время из базы за сотни миль от его стоянки вышли в море и направились к берегам противника два советских эсминца «Беспощадный» и «Бойкий» под командованием капитана 2 ранга Мельникова.

Скрытно подбирались советские эсминцы к берегам противника, так подбирались, чтобы не заметили их немецкие разведчики ни с моря, ни с воздуха. На рассвете вторых суток оба эсминца, оставив за собой 600 миль морского пути, внезапно появились у берегов неприятеля.

На подходе к побережью оба корабля попали в тот же туман, что остановил вражеский караван. Эсминцы пронизали сплошную полосу тумана, обнаружили укрывшиеся под берегом вражеские суда и ринулись вперед. Счет времени пошел на минуты и один за другим два торпедных залпа смертоносным «веером» охватили противника. В то же мгновение все орудия эсминцев открыли меткий огонь по каравану. Вихрем пронеслись «Беспощадный» и «Бойкий» мимо неприятеля и оставили за собой два потопленных транспорта и один сторожевой катер. Где-то сзади пропали во мгле остальные вражеские корабли.

Но как ни велик успех, как ни заслужена боевая слава советских моряков, как ни опасно промедление во вражеских водах, оба эсминца не уходят на восток, в свою базу. Врага необходимо добить. «Беспощадный» и «Бойкий» разворачиваются, выходят в ту точку моря, откуда они начинали нападение, и вновь атакуют насторожившегося противника. Еще один торпедный залп «Беспощадного», и танкер врага переламывается на две части и отправляется на дно морское. И снова на помощь торпедам приходит артиллерия обоих кораблей. Их снаряды точно обрушиваются на канонерскую лодку, на сторожевые катера. Вот уже клубы черного дыма и языки пламени над канонерской лодкой предвещают ее скорую гибель. Еще 2–3 катера противника идут на дно. И все это под бешеным огнем неприятельских береговых батарей, которые все же никак не могут накрыть стремительные, изворотливые, трудно уловимые советские эсминцы.

Так был уничтожен вражеский караван. Внезапный и смело нанесенный торпедно-артиллерийский удар скрытно подобравшихся советских эсминцев, кораблей-торпедистов, обеспечил успех.

В современной войне лихие рейды в морские тылы врага, набеги на его коммуникации, обеспечение своих путей сообщения, боевое охранение своих крупных кораблей и разведки, обстрел неприятельских баз, высадка десанта — вот те основные боевые операции, которые выполняются эсминцами.

Современный эсминец на полном ходу (вид сверху)

В ночь с 26 на 27 мая 1941 г. английские эсминцы своими торпедными атаками помогли уничтожению германского линейного корабля «Бисмарк». И после этого не раз эсминцы вносили свою торпедную «долю» в дело разгрома вражеских кораблей на море, а вскоре еще один германский линкор — «Шарнгорст» — почувствовал на себе силу торпедных ударов этих кораблей.

В последние дни декабря 1943 г. из бухты Альтенфиорда на севере Норвегии вышел германский линкор «Шарнгорст» и сделал попытку напасть на караван английских судов, шедший в северные порты Советского Союза. Воздушная разведка во-время донесла англичанам о приближении фашистских пиратов. Навстречу «Шарнгорсту» двинулись английские крупные корабли из состава конвоя, охранявшего караван. «Шарнгорст» попытался уйти с поля боя, но накрывший его залп орудий главного калибра английского линейного корабля «Дюк-оф-Йорк» и причиненные попаданиями повреждения через короткое время сказались на скорости пирата, не позволили ему оторваться от погони. Тогда пошли в атаку участвовавшие в преследовании английские эсминцы. Сгустившаяся темнота помогла им подойти на близкую дистанцию. Они окружили «Шарнгорст» по два с каждого борта, «обложили» его, как гончие раненого зверя, и их торпедные залпы тяжкими ударами обрушились на корабль. Три торпеды попали в «Шарнгорст», так попали, что корабль лишился хода. Эсминцы выпустили дымовые завесы, укрылись за ними от грозного артиллерийского огня могучего противника, оставили его за собой в беспомощном состоянии. И тогда снова на «Шарнгорст» обрушились артиллерийские залпы «Дюк-оф-Йорк», а мощные торпедные удары крейсеров и эскадренных миноносцев завершили его разгром.

Так сражаются эсминцы. Их основное оружие — торпеды и мины; торпеды раньше назывались «самодвижущиеся мины» или «мины Уайтхеда»; вот почему до сих пор эти корабли сохранили название миноносцев. Как зародились и развивались эти корабли?

 

Миноносцы

Около полувека назад в военном порту Шербурга (Франция) происходили морские маневры. Отряд миноносцев должен был совершить ночное нападение на стоявшие на рейде боевые корабли.

Устройство и вооружение современного эсминца Водоизмещение 1690 т, длина по ватерлинии 348 фут., мощность машин 40 000 л. с., скорость 36 узл., команда 218 чел.; основное вооружение — два пятитрубных торпедных аппарата, три двухорудийные башни

1 — передняя носовая двухорудийная башня; 2 — волнолом; 3 — задняя носовая двух-орудийная башня; 4 — мостик; 5 — пост управления огнем; 6 — треногая фок-мачта; 7 — место дальномера; 8 — дымовая труба обтекаемой формы; 9 — моторный бот; 10 — зенитные автоматы; 11 — радиоантенна; 12 — пятитрубный торпедный аппарат; 13 — вспомогательный пост рулевого управления; 14 — бомбомет (пушка) для стрельбы глубинными бомбами; 16 — кормовая двухорудийная башня; 16 — кормовой сбрасыватель глубинных бомб; 17 — глубинные бомбы; 18 — лебедка: 19 — буфетная; 20 — склады; 21 — каюты командного состава; 22 — люк; 23 — турбины; 24 — помещение для торпедного боезапаса; 25 — шлюпки; 26 — котельные; 27 — вельбот; 28 — помещения для команды; 29 — многоствольные пулеметы; 30 — сигнальные прожекторы

Все притаилось и насторожилось в порту. Вахтенные зорко вглядывались в темноту, артиллеристы кораблей подготовили орудия. Самое напряженное внимание царило на кораблях, и командиры неустанно повторяли свои приказания: «Ждать врага, следить за морем, готовиться к бою».

Совершенно неожиданно на одном из кораблей появляется «чужой» лейтенант. Он подходит к командиру корабля, вытягивается, козыряет и докладывает:

— Честь имею донести, что на вверенном мне миноносце все благополучно.

— На каком миноносце? И кто вы такой?

— Я командую миноносцем, которому поручено взорвать ваш корабль.

— Но как вы сюда попали?

— Мой миноносец незаметно прошел через оборонительную линию и приблизился к вашему кораблю. Так как я убедился, что никто меня не видел и все ищут миноносец вдали, я счел полезным явиться и доложить вам об этом.

В свое время этот случай на маневрах еще раз показал, что только недавно появившиеся тогда новые корабли-миноносцы, специально приспособленные для торпедных атак, малозаметные, быстрые, юркие, сделались грозным противником больших военных кораблей.

Во все времена придавалось большое значение подвижности и скорости боевых кораблей.

Когда появились паровые бронированные корабли, скорость и подвижность их были значительно больше по сравнению с парусными. Но для быстрых нападений, разведки и связи нужно было создать новое, еще более быстроходное, чем броненосцы, паровое, легкое и подвижное боевое судно.

Такое судно лучше всего можно было приспособить и для минной атаки. Маленькие паровые суденышки не могли нести на себе пушки крупного калибра, такие пушки, которые пробивали бы броню больших кораблей. Лучшим оружием для них оказались шестовые мины. Они применялись для нанесения удара в подводную, не защищенную часть корабля. Так появились минные катера. Устройство этих суденышек всегда старались наилучшим образом приспособить к той мине, которую они несли.

Поэтому, когда появилась самодвижущаяся мина-торпеда, для нее пришлось создать специальный корабль, который наилучшим образом мог бы использовать новое оружие. Чтобы быстро подойти с торпедой на близкое расстояние к противнику, а затем также быстро уйти от него, этот корабль должен был отличаться большой скоростью. Чтобы снаряды броненосных кораблей не могли легко попасть в новый миноносец, этот корабль должен был отличаться небольшими размерами.

Как выглядит торпедный залп из двух пятитрубных аппаратов современного эсминца. В квадрате показано, что у корабля-цели почти не остается шансов избежать удара

Знаменитый в свое время судостроитель Торникрофт в 1873 г. построил для Норвегии первый такой корабль. Скорость его достигала 19 узлов и значительно превышала скорости крупных боевых кораблей. В то же время его водоизмещение не превышало 16 тонн. Этот корабль и оказался прародителем миноносцев и положил начало широкому использованию их в боевых действиях флотов.

Все морские державы начали соревноваться в постройке целых серий новых миноносцев. С течением времени в устройства этих кораблей вносились улучшения. Очень скоро выяснилось, что малые миноносцы не обладают необходимыми мореходными качествами, не приспособлены к длительному плаванию и к бурной погоде. Пришлось увеличить размеры и водоизмещение до 50, а позднее и до 100–200 тонн. Несмотря на то, что миноносцы еще нуждались в многочисленных улучшениях, эти суда все же сделались опасным врагом броненосных гигантов.

Для борьбы с миноносцами пришлось создавать специальные корабли. Это были контрминоносцы, или истребители, которые охраняли главные силы своего флота. Перед новыми боевыми кораблями была поставлена задача бороться с нападающими миноносцами и в то же время наносить минные удары большим кораблям противника. Поэтому нужно было сделать контрминоносцы более мощными по своему артиллерийскому вооружению и в то же время более быстроходными, чем обыкновенные миноносцы. Пришлось увеличить и водоизмещение, которое выросло до 250–300 тонн.

Боевое соревнование между миноносцами и контрминоносцами и успехи Машиностроения в конце прошлого и начале нашего столетия привели к еще большему росту водоизмещения, скорости и вооружения миноносных кораблей. После русско-японской войны (1904–1905 гг.) вместо миноносцев и контрминоносцев выработался один тип надводного миноносного корабля — эскадренный миноносец (так его стали называть в русском флоте). К началу первой мировой войны 1914–1918 гг. этот корабль вырос уже до 1000–1300 тонн водоизмещения при скорости до 37 узлов и обладал мощным торпедным и сильным артиллерийским вооружением. Одним из первых таких кораблей был знаменитый русский эсминец «Новик», вступивший в строй в 1912 г. и одержавший на Балтике за время первой мировой войны много побед над германскими кораблями. Миноносцы же водоизмещением в 500–600 тонн и с более слабым вооружением были оставлены для использования вблизи берегов в узких проходах, среди прибрежных островков.

Развитие миноносцев продолжалось во время мировой войны и после ее окончания. Усиливалось их торпедное и артиллерийское вооружение, увеличивалось водоизмещение. Современный эсминец представляет собой боевой корабль водоизмещением до 2000–2500 тонн при скорости до 40 узлов. С такой скоростью мчатся наши курьерские поезда. Эсминцы входят в тактические соединения. Во время атаки во главе соединения идет его «вожак» большой и хорошо вооруженный эсминец, имеющий специальное название — лидер. Водоизмещение лидера доходит уже до 3000–3500 тонн.

Пройдемся по современному эсминцу. От носа до кормы нам придется отмерить около 130 метров при ширине всего в 9—10 метров. Нетрудно представить себе длинный узкий корпус корабля, изготовленный из особо прочной, высококачественной стали. Весь контур эсминца рассчитан на то, чтобы при его движении вода оказывала наименьшее сопротивление.

Высокая передняя часть корабля (полубак) около первой мачты (фок-мачта) обрывается, и нам придется спуститься вниз. Отсюда от фок-мачты до самой кормы легла палуба корабля. На ней расположилось его основное-вооружение. От полубака до самой кормы по бортам идут рельсовые пути. Это — «минная дорожка». Она спускается за корму. По этой дорожке мины скатываются в море, когда производится постановка минного заграждения. Якорь мины скользит по рельсам на роликах.

Длинные трубы торпедных аппаратов заряжены торпедами, приготовленными к выстрелу. С тех пор как миноносцы развились в довольно крупные корабли и им стало трудно сближаться с противником на малую дистанцию, одиночные торпедные выстрелы по движущейся цели не могли быть меткими. Поэтому стали применять залповую торпедную стрельбу, а для этого понадобились многотрубные торпедные аппараты. Таких аппаратов на современных эсминцах несколько, каждый из них имеет три, а в новейших кораблях — по четыре и даже пять труб. На некоторых эсминцах торпедный залп означает одновременный прыжок в воду двенадцати и более стальных акул, скрывающихся под водой и с огромной скоростью устремляющихся в сторону намеченной жертвы. Четыре-шесть и даже восемь дальнобойных орудий калибром в 120–130 миллиметров разместились на палубе, в носу и корме, попарно в башенных установках. Но кроме этого на современных эсминцах есть еще сильная зенитная артиллерия. А на самой корме в специально приспособленных гнездах лежат глубинные бомбы, гроза подводных лодок. Сброшенные в том месте, где был замечен подводный хищник, они разрываются на глубине, уничтожая своим мощным ударом погрузившуюся лодку. Кроме кормового сбрасывателя, на строившихся перед войной эсминцах устанавливались в кормовой части по обоим бортам специальные бомбометы — пушки для стрельбы глубинными бомбами. Они стреляли глубинными бомбами на расстоянии до 40 метров и больше.

В середине корабля возвышаются дымовые трубы. Между мачтами натянута антенна, от которой идет отвод к радиорубке. Там, где обрывается носовая, высокая часть корабля, впереди фок-мачты помещается высокий мостик. Здесь в боевой рубке — мозг корабля, все приборы и механизмы — помощники командира в управлении эсминцем.

Войдем во внутренние помещения. Здесь особенно не разойдешься. Эсминец все же сравнительно небольшой корабль, а машины и механизмы занимают много места — больше половины корпуса судна. Огромная скорость эсминца сообщается ему мощными паровыми турбинами в 30 000—50 000 лошадиных сил, помещающимися в машинном отделении. Это значит, что каждую тонну водоизмещения корабля передвигают по воде до 25 лошадиных сил (на линкорах только 3–4). Вот почему так быстро мчатся по морю эсминцы. Чтобы обеспечить такие турбины паром, нужно несколько (три-пять) высокопроизводительных паровых котлов, помещающихся в котельном отделении.

Кроме того, на корабле работает большое количество вспомогательных механизмов, которые нужно разместить. Корабль нужно освещать, нужно приводить в действие многие электромеханизмы, для чего необходим источник электроэнергии. Поэтому на эсминце работает несколько мощных динамомашин. Все же, несмотря на тесноту, на советских миноносцах имеются удобные кубрики для краснофлотцев и каюты для офицерского состава. В этих помещениях наши офицеры и краснофлотцы хорошо отдыхают, культурно проводят свой досуг.

До последнего времени все эсминцы не защищались броней. Тяжесть брони сотнями тонн легла бы на борты и палубу, как бы прижала корабль к воде и уменьшила бы его скорость. Ничто не мешает поэтому неприятельским снарядам проникать внутрь эсминца; на корабле возникают пожары, в пробоины устремляется вода. Для борьбы с огнем и водой на эсминце имеются мощные противопожарные и водоотливные средства, которые помогают личному составу бороться за живучесть, непотопляемость корабля. Но в самое последнее время на очень больших эсминцах и лидерах стали защищать броней рубку, посты управления огнем, пушки и торпедные аппараты, а в местах расположения наиболее важных жизненных частей корабля утолщают борты и палубу.

Как используется эсминец в бою? Чтобы успешно выпустить свои торпеды, миноносец должен сблизиться с противником и произвести торпедный залп. Но противник — большой боевой корабль, располагающий специальной противоминной артиллерией, — не будет бездействовать. На приближающийся эсминец обрушится град снарядов, огненная гроза, от которой нелегко уйти без больших повреждений. Только скорость в таких случаях может выручить. Развив наибольшую скорость, доведя ее до предела, миноносец выходит на необходимую дистанцию, выпускает свои торпеды и с такой же быстротой уходит из зоны обстрела. Проделать такую операцию днем трудно: при дневной обстановке современный эсминец представляет собой неплохую цель и даже скорость его не выручает.

В знаменитом Ютландском бою (31 мая 1916 г.) германскому флоту пришлось отступить. Для прикрытия отступления немцы послали в атаку свои миноносцы. Как ни пытались немецкие эсминцы приблизиться, снаряды английских кораблей огненной стрелой преграждали им путь. Пришлось выпустить торпеды с большого расстояния. Из ста семи торпед всего одна попала в английский линейный корабль «Мальборо» и нанесла ему незначительное повреждение. Все же эта торпедная атака заставила англичан произвести защитное маневрирование и потерять на это время.

По рельсовой дорожке мины подкатывают к корме и сбрасывают одну за другой в море

Ночная атака легче удается миноносцу. Обнаружив неприятеля, миноносец приближается к нему, с дистанции 2000–3000 метров выпускает торпеды, и полным ходом скрывается в ночной мгле. Но если миноносец во-время замечен, один, два, несколько неприятельских прожекторов обливают его ослепительным светом, и пушки открывают огонь. Однако чаще ночным атакам сопутствует удача, и единственная трудность заключается в том, чтобы найти врага. Так, например, ночью после Ютландского боя германские миноносцы, посланные для внезапной атаки против английского флота, не нашли его. Английские же миноносцы быстро нащупали германские корабли. Подойдя к ним на очень близкие расстояния, английские миноносцы своими торпедами потопили два легких крейсера и один линейный корабль.

Глубинные бомбы и специальные ныряющие артиллерийские снаряды вместе с большой скоростью хода делают миноносец опасным врагом подводных лодок.

На полном ходу проносится корабль над местом только что погрузившейся или ранее притаившейся и обнаруженной подводной лодки и усеивает глубину бомбами, разрывы которых опасны даже на расстоянии.

Основное боевое назначение миноносцев — торпедная атака. Но, кроме того, миноносцы могут быть вооружены запасом мин для постановки заграждений. Этот запас невелик — всего 40–80 мин.

Как атакует торпедный катер

Когда нужно поставить очень много мин за короткий промежуток времени, применяются специальные корабли — минные заградители.

* * *

Эти корабли ставили «великое северное заграждение». Его нужно было поставить очень скоро и по возможности незаметно. Понадобились специальные корабли — быстрые и в то же время берущие на борт помногу мин. На палубе такого корабля вдоль обоих его бортов укладываются минные рельсовые дорожки со скатом. В корпусе корабля оборудованы специальные минные погреба. В боевые дни любой крейсер или даже торговое судно можно приспособить в качестве минного заградителя с большим грузом мин.

В темную, безлунную ночь скользит по воде заградитель. По рельсовой дорожке подкатились к скату подготовленные мины. Корабль пришел на указанное в боевом приказе место. Отсюда нужно начинать постановку мин. Раздается команда. Огромные металлические шары скользят по рельсам, огибают скат и падают в море. Корабль продолжает двигаться с строго определенной скоростью, а мины сбрасываются через строго отмеренные, одинаковые промежутки времени. Эти промежутки очень малы — они измеряются секундами. Мины выстраиваются под водой на одинаковом, заранее заданном расстоянии друг от друга. Они подаются с обоих бортов. Все время слышны повторяющиеся слова команды: «правая», «левая», «правая», «левая»… Так вырастает гибельный подводный частокол.

Минные заградители щедро вооружаются минами. Количество мин на этих судах доходит до 1000. Но заградителям приходится защищаться против легких сил противника, которые могут помешать им при выполнении боевого задания. Поэтому заградители вооружены еще и артиллерией среднего калибра (от 4 до 9 орудий).

 

Малые, быстрые, смелые…

Высоко над полярным морем плывет в воздухе советский самолет-разведчик. Пытливо вглядывается летчик в расстилающуюся внизу гладь моря, высматривает, нет ли кораблей противника, не пытаются ли немецкие транспорты проскочить во тьме полярной ночи в одну из своих северных баз. Трудно разглядеть врага, когда днем — ведь еще только четыре часа дня — темно, как в сгустившиеся сумерки. И все же не ускользнули от острых, цепких глаз советского разведчика один, два, несколько дымов, появившихся на горизонте. Вот они все ближе и ближе. Теперь их много, сразу и не скажешь, сколько, приходится считать. Прежде всего бросается летчику в глаза три больших транспорта. Но, видно, очень ценный груз лежит в их трюмах, так много морской «стражи», такой сильный конвой придали этим кораблям фашисты. Вон хлопотливо и быстро «петлит» на воде миноносец; точно часовые на постах, окружили транспорт шесть кораблей-сторожевиков, а кругом снуют беспокойные катера — «морские охотники» — и, наконец, впереди — четыре тральщика, точно дозорные, помогают конвою и в то же время очищают путь каравана от мин. Сильная «стража» — семь боевых кораблей на каждый транспорт.

Как прорваться сквозь строй такой стражи, как нанести удар по транспортам? Пожалуй, такая задача под силу только подводным лодкам или, еще лучше, самолетам. Но разведчик не теряет времени на размышления. По радио он доносит в штаб, и там решают, какие корабли следует направить против вражеского конвоя.

Вечером 22 декабря 1943 г. в кают-компании пловучей базы советских торпедных катеров Северного флота текла спокойная деловая беседа. Офицеры делились опытом проведенных боев.

Торпедный выстрел из двух аппаратов большого торпедного катера (снято во время боя в Ла-Манше в начале второй мировой войны)

Воспоминания, живые рассказы освежали в памяти эпизоды боевых столкновений с упорным и коварным врагом. И особенно часто упоминалось имя офицера Шабалина, командира одного из торпедных катеров. Его не было в это время на базе, и товарищи восторженно еще и еще раз вспоминали о его пяти победах, пяти нанесенных им торпедных ударах, о пяти потопленных фашистских кораблях. Красивая, тщательно вырисованная пятерка украшала рубку Шабалинского катера. Боевые товарищи Шабалина мечтали о том, чтобы и им представился случай заслужить у родины такой же великий почет. И, точно подслушав их мечтания, судьба войны прервала беседу офицеров: из штаба пришел «приказ — старшему лейтенанту Паламарчуку и еще трем командирам срочно приготовиться и выйти в море, преградить путь замеченному воздушным разведчиком вражескому каравану и разгромить его.

Двумя парами направились катера к району встречи с противником. На первой паре — офицеры Паламарчук и Холодный. Вот уже близки неприятельские корабли, вот уже вырисовались впереди конвоя силуэты четырех тральщиков, за ними эсминец. Но и враг заметил советские катера. Все двадцать кораблей конвоя, все их орудия, автоматы открыли бешеный огонь. Снаряды орудий падают в воду на пути катеров и образуют заградительную огненно-стальную стену. Прорвать, пробить эту стену кажется невозможным. А прорвать ее необходимо, — лишь там, за этой стеной корабли противника окажутся настолько близко, что торпедный залп наверняка поразит врага. Нельзя терять ни мгновения, каждый миг дает в руки противника новые шансы избежать удара, защититься от него. И под неистовым огнем автоматов Паламарчук направляет свой катер сквозь огневую завесу между тральщиками и эсминцами, вихрем прорывает ее… и точный удар его торпед разламывает вражеский эсминец на две части. А сзади проносится катер Холодного, и новый торпедный удар отправляет на дно еще один немецкий транспорт. Теперь надо уходить: осветительные снаряды врага прогнали темноту и лишили катера скрытности. Советские катера так же искусно, так же мужественно выполнили операцию отхода — раненный в обе ноги Паламарчук не покинул своего поста, пока не привел свой катер на базу.

Бой кончился, умолкли орудия немцев, погасли шары осветительных снарядов. Снова темнота воцарилась на море. Морские охотники донесли, что путь свободен и вражеские корабли снова легли на свой курс. Немцы все же осторожны. Теперь впереди идут сторожевые корабли. Правда, советские катера еще только что ушли, еще не скоро можно ожидать новой встречи с ними, но все же лучше быть наготове. И вдруг, совсем неожиданно, точно из-под воды или с воздуха, сквозь строй сторожевых кораблей проносится еще один советский торпедный катер. Прежде чем немцы успели открыть огонь, две торпеды уже начертили свой светлый след на воде, их пенистые линии протянулись к двум сторожевым кораблям и два взрыва известили фашистов о новых двух потерях. А советского катера уже нет; малый и стремительный он уже растаял во мгле, ушел далеко. Откуда же он появился?

Тот самый Шабалин, подвиги которого вдохновили Паламарчука и его товарищей, вернулся на базу как раз в момент выхода в море четырех катеров. Отстать от товарищей в бою — Шабалин и не допускал такой мысли. Он настойчиво просил разрешения выйти в море и участвовать в операции. Но пока было принято на борт горючее, пока — пусть и быстро — были закончены необходимые приготовления, четыре катера ушли далеко. Когда Шабалин подходил к врагу, бой уже был в разгаре и на его глазах кончился, он видел, как пошли ко дну немецкие корабли — эсминец и транспорт. Тогда опытный офицер притаился. Он позволил врагу успокоиться, дождался момента, когда спала боевая напряженность противника, когда немного притупилась бдительность его охранения, и тогда лишь пронесся метеором в его рядах. А на другое утро на рубке его катера вместо пятерки красовалась победная семерка. Прошло немного времени, и страна узнала о том, что еще два имени — Александр Шабалин и Георгий Паламарчук — украсили славный список Героев Советского Союза, а не так давно вторая медаль Дважды Героя Советского Союза увенчала новые подвиги первого из них.

 

«Москиты» моря

(Торпедные катера)

Долгое время люди считали, что всякое оружие тем сильнее, чем оно больше. Пушки-гиганты, плавающие крепости — сверхдредноуты (линейные корабли), летающие крепости — многомоторные бомбардировщики, ползущие крепости — огромные танки и, наконец, все растущие в размерах миноносцы и подводные лодки — все это составляло главную силу армий и флотов. Но еще во время первой мировой войны стало ясно, что и «москиты» войны сделались грозной силой. На земле — это легкие стремительные танкетки с малокалиберными, но скорострельными пушками и пулеметами; в воздухе — маленькие, легкие, но юркие и сверхскоростные истребители, гроза бомбардировщиков и, наконец, на воде — это торпедные катера, налетающие, как вихрь, смертельно ранящие противника и также быстро ускользающие.

Мы уже знаем, что еще около семидесяти лет назад корабли-москиты, вооруженные минами, были широко использованы нашими моряками в русско-турецкой войне 1877–1878 гг. С. О. Макаров первый понял боевую ценность небольших минных катеров, доставляемых на кораблях-матках поближе к врагу, затем незаметно подбирающихся к нему и представляющих собой очень плохую мишень для его пушек. Тактическую идею и боевой опыт Макарова применили флоты воюющих стран в 1918 г. и широко развили к началу и во время второй мировой войны.

Вечером 9 июня 1918 г. два австрийских линейных корабля вышли из гавани Полы в Адриатическом море и направились к югу. На линейных кораблях знали, что море кишит неприятельскими кораблями, знали, что быстрые миноносцы и притаившиеся в глубинах подводные лодки стерегут удобный момент для нанесения подводного удара. Австрийцы приняли меры предосторожности. Впереди, сбоку и сзади линейных кораблей, близко и поодаль шло их охранение.

Вахтенные на линейных кораблях и судах охранения с напряженным вниманием наблюдали за горизонтом, старались пронизать глазами вечернюю темноту и беспокойно следили за ищущими лучами прожекторов. Все было совершенно спокойно: на горизонте не видно неприятельских судов и не обнаружено ни одного перископа подводной лодки.

Быстро надвинулась южная темная ночь. Уже два часа. Сменилась вахта. Минер головного линейного корабля «Сцент Истван» вышел на мостик. Здесь и командир корабля. Его не покидает тревожное ощущение опасности. Горизонт на востоке заалел первыми признаками зари.

«Все спокойно», — рапортует минер. А через мгновение «Сцент Истван» испытал два мощных удара, два взрыва потрясли плавающую крепость. Они были настолько неожиданными, что в первый момент на мостике не подумали о торпедах. Решили, что издалека, из-за горизонта, противник открыл артиллерийский огонь и два снаряда попали в корабль. Но вскоре выяснилось, что победителем «Сцент Иствана» оказался всего только катер, вооруженный торпедой. Линейный корабль слегка накренился. В две пробоины врывались массы морской воды. Никакие насосы и другие средства не могли остановить эти потоки. Крен корабля все увеличивался; через два с половиной часа после взрыва гигантский корабль перевернулся и пошел ко дну.

Но почему нужно было обращаться к катерам? Ведь у моряков были и быстрые миноносцы и скрытные подводные лодки! Но мы уже знаем, что современные эскадренные миноносцы выросли в девяносто-сто раз по сравнению с первыми миноносцами; они приобрели большую скорость, но потеряли важное достоинство — малую видимость. Эсминец уже не может приблизиться к врагу незамеченным. Даже ночью ему трудно это сделать.

А подводная лодка? Этот корабль отличается другим недостатком — в сравнении с надводными быстроходными кораблями он имеет сравнительно небольшую скорость даже в надводном положении. Подводная лодка не может догнать и атаковать надводный корабль. Так получилось, что два качества, необходимые для успешной торпедной атаки, — скорость и скрытность, — оказались разделенными между двумя классами кораблей — между эсминцем и подводной лодкой. Поэтому появилась потребность в таком надводном корабле, который был бы и быстрым и малозаметным. Вот почему моряки вспомнили о катерах.

Во время первой мировой войны и особенно во второй мировой войне боевые столкновения часто происходили у берегов, в многочисленных бухтах, в фиордах, у островов, около отмелей, в таких местах, где большим кораблям, даже эсминцам, или негде, или очень трудно маневрировать. И по этой еще причине понадобились такие суда, как торпедные катера, которые могли бы проникать во все извилины изрезанного берега. А дешевизна и скорость постройки таких судов, возможность их переброски по суше и по морям — все это еще больше содействовало широкому применению катеров.

Новейшие мощные и в то же время небольшие по размерам двигатели сделали эти легкие суденышки более быстроходными, чем миноносцы, а малые размеры самого катера делают его незаметным, особенно ночью, в сумерки или во время тумана. И, наконец, даже если такой «москит» замечен, очень трудно попасть в него из корабельных орудий: суденышко действительно напоминает молнию на воде. Даже ливень снарядов, стена из огня и стали не могут остановить его.

Торпедные катера показали себя как очень эффективное боевое средство только в конце первой мировой войны. Но даже за это короткое время их победы произвели большое впечатление. Моряки поняли, что эти малые корабли в будущих войнах окажутся очень большой силой. Поэтому после войны все улучшалось устройство торпедных катеров, усиливалось их вооружение, увеличивалась скорость.

В наше время торпедный катер мчится со скоростью до 55 узлов, около ста километров в час — это скорость автомобиля.

Длина катера всего 18–20 метров, 2000 лошадиных сил в его моторах вращают винты, увлекают катер вперед. Если выстроить в одну линию автомашины «М-1» с такой же общей мощностью моторов, получилась бы вереница длиной в четверть километра! Обычно катер вооружен двумя торпедами и двумя-тремя пулеметами. Благодаря огромной скорости катера его торпеды приобретают новую, добавочную силу — от них трудно, почти невозможно, увернуться.

Как же атакует торпедный катер?

Катер — очень узкое суденышко. На его ширине нельзя уложить торпеды поперек. Их укладывают вдоль корпуса и в таком положении сбрасывают в море. Представим себе, что катер на полном ходу выбрасывает вперед торпеду. Скорости катера и торпеды примерно одинаковы, но в момент выбрасывания торпеда еще не развивает полного хода. Легко может случиться, что катер наскочит на хвост своего собственного снаряда. Чтобы этого не произошло, катер на полном ходу выбрасывает торпеду назад.

Делается это следующим образом. Торпеда на катере укладывается так, что ее передняя часть — зарядное отделение — обращена вперед к носу катера. Катер устремляется на неприятельский корабль, приближается к нему настолько близко, чтобы выстрелить наверняка. В эти секунды командир катера должен успеть решить торпедный треугольник и выбрать момент выстрела. Направление катера это и есть направление выстрела. Торпеда сбрасывается назад, ее двигатель начинает работать. Миг… и подводный снаряд на полной скорости уходит от выстрелов своего противника (см. рис. на стр. 120–121). Бывает так, что вахтенные на корабле еще только заметили идущий в атаку торпедный катер, не прошло и минуты, а суденышко уже исчезло, выпустив свою торпеду.

В последние годы появились и такие катера, которые выбрасывают свои торпеды вперед.

Неопытному человеку трудно распознать несущийся в море торпедный катер. Непривычные глаза замечают вздыбленный нос без кормы, вместо кормы бурун из пены, а сзади след, раздвоенный и пенистый, «седые усы», как часто называют этот след моряки. Так выглядят торпедные катера во время атаки.

В сумеречной или предрассветной мгле, в ночную темь или из-за дымовой завесы одиночками, парами или целыми отрядами, точно рой москитов, налетают они на неприятеля, смертельно ранят его и также молниеносно скрываются.

Отряд торпедных катеров получил задание атаковать неприятеля. На малом ходу подбираются катера к противнику. Если сразу дать полный ход, море вскипит бурунами взъерошенной воды, и вахтенные на неприятельских кораблях издалека заметят катера. «Москиты» прячутся в полосе тумана или дымовой завесы. Необходимо строго держать то же параллельное друг другу направление, ту же скорость, что и при входе во мглу. Стоит только слегка повернуть, отстать или вырваться вперед, и может случиться, что неосторожный катер налетит на своего соседа.

Катера выходят из тумана. Все их движения рассчитаны с математической точностью, и теперь «москиты» как раз там, откуда ближе и удобнее всего ринуться на врага. Теперь нельзя терять даже мгновений. На кораблях противника уже заметили катера. Ураган артиллерийского огня вот-вот обрушится на дерзких карликов, снаряды взроют море, настигая быстрые, юркие мишени. Люди на катерах — командир и боцман, мотористы и радист — напрягаются, как струны. Из моторов выжимается вся их мощность. И, как стрела из лука, катер летит на врага.

Как устроен современный большой торпедный катер

1 — антенна; 2 — верхний мостик; 3 — нижний пост управления; 4 — сигнальный фонарь; 5 — телескопическая мачта; 6 — пулеметы, предназначенные главным образом для стрельбы по воздушному противнику; 7 — радиорубка; 8 — торпедные аппараты, размещенные вдоль борта катера, для выстрела отклонены в сторону на небольшой угол; 9 — противопожарные средства; 10 — глубинные бомбы; 11 — аппаратура для создания дымовой завесы; 12 — мощные моторы авиационного типа, сообщающие катеру скорость до 60 узл.; 13 — баки с горючим; 14 — кубрик; 15 — машинное отделение

В последние годы «москиты» моря начали все же расти в размерах. Дело в том, что малые катера не могут уходить далеко от своих берегов: у них мало горючего, мало торпед, они не выдерживают даже не очень большой волны в море. Такие «москиты» моря — это, по сути дела, оружие береговой обороны. Но ведь и в открытом море, далеко от своих берегов, в бою с неприятельским флотом неплохо обладать таким смертоносным помощником, как торпедный катер. Чтобы приспособить «москиты» для такой боевой задачи, начали увеличивать их размеры. В некоторых зарубежных флотах появились торпедные катера водоизмещением в 50–60 тонн, своего рода крохотные моторные миноносцы. Уже не две, а до пяти торпед составляют боезапас такого катера. Такие катера уже не так быстроходны.

Торпедные катера бывают не только торпедоносцами, но и миноносцами. Правда, они принимают на борт только 2–4 мины (вместо торпед). Поэтому они могут выполнять операции не по постановке минных заграждений, а только по «подновлению» уже поставленных минных полей или постановке минных «банок».

Глубинные бомбы делают торпедный катер (при его большой скорости) особо опасным врагом подводных лодок.

Люди на катере должны быть особенными людьми. Смелость и энергия, беззаветная преданность своему делу, прекрасное знание своего маленького корабля и оружия — торпеды, точность и решительность во всех действиях — вот качества моряков на катерах. Таковы люди на советских торпедных катерах. Их высокие боевые качества, помноженные на безграничную любовь к нашей родине, делают наши торпедные катера грозной силой в боях с кораблями фашистов.

 

Заоблачные рейдеры

В январе 1944 г. отважный летчик-торпедоносец Северного флота Николай Зайцев получил задание вылететь в крейсерский полет на поиск вражеских кораблей.

В предутренней мгле, усиленной плотным туманом, самолет Зайцева оторвался от взлетной дорожки родного аэродрома и пошел на запад, туда, где берега противника исчерчены прихотливо-извилистыми линиями многочисленных бухт. В них укрываются неприятельские корабли. Скоро стена тумана, пробитая летчиком «вслепую», осталась позади, и самолет точно вышел к месту своей «охоты». Деловито и осторожно, искусно прячась в хмуром северном небе, как будто перебегая от облака к облаку, проскальзывая за низко стелющимися тучами, летчик упорно ищет свою «дичь». Там, внизу, и не подозревают о том, что над морем проносится советский сокол-торпедоносец, заоблачный рейдер, гроза немецких транспортов. А Зайцеву видно далеко и море и берега с их излучинами, бухтами. Одно за другим «обследует» он эти логова врага. Летчик ищет достойную для его торпед цель. Такая «дичь» попалась только при третьем обследовании, когда Зайцев приблизился к очередному порту противника. Навстречу шел вражеский караван — 4 транспорта и 14 конвойных кораблей. Зайцев прячет свой самолет за снежным «зарядом» и стережет удобный момент для атаки. И когда этот момент наступил, самолет вышел в атаку.

Немцы сначала и не поняли, что случилось, так неожиданно и стремительно появился воздушный рейдер. Но тут же пришли в себя и начали поливать самолет пулями и снарядами, заграждать ими путь к своим кораблям.

Зайцев неуклонно вел свой самолет к цели, выбрал танкер, шедший вторым в линии транспортов, и, когда наступил наиболее благоприятный момент для выстрела, точно сбросил свою торпеду. Летчик ведет самолет вперед, вдоль каравана и скоро уходит от вражеских снарядов. А танкера уже не видно на поверхности моря.

Меткий торпедный удар с воздуха — это грозная сила в руках наших славных героев-летчиков Северного, Балтийского и Черноморского флотов. Непрерывно держали они под ударом коммуникации противника и уничтожали боевые корабли и транспорты.

В течение второй мировой войны самолеты-торпедоносцы союзников сыграли значительную роль не только в борьбе против морских караванов противника, но и в боевых столкновениях с крупными кораблями итальянского и германского флотов, нанося им большой урон.

В ночь с 11 на 12 ноября 1940 г. на главную итальянскую военно-морскую базу Таранто налетели английские бомбардировщики.

Силуэты самолетов-торпедоносцев, принятых на вооружение флота в разных странах.

Сверху — американский торпедоносец Дуглас ТВД, ниже — английский «Бофор», далее — английский «Суордфиш», затем — германский Хейнкель-115КГ и внизу — итальянский Савойя-Маркетти М-94

Все средства противовоздушной обороны базы были брошены для отражения этого нападения. А тем временем к Таранто подлетали больше двадцати английских самолетов — торпедоносцев. Ночь была лунной, но бомбардировщики постарались обеспечить торпедоносцы добавочным освещением и сбросили осветительные бомбы. На небольшой высоте и с другого направления незаметно подошли торпедоносцы к базе, внезапно появились над четко выделявшимися на рейде итальянскими кораблями и сбросили свои торпеды, точно нацелив их на неподвижные корабли. Когда английские самолеты исчезли в ночном небе, они оставили за собой картину подлинного разгрома. Три могучих линейных корабля, два крейсера, два вспомогательных судна были выведены из строя.

Почти при всех боевых встречах с кораблями союзников итальянские и германские корабли не принимали боя, стремились ускользнуть в свои базы. Боевая роль самолетов-торпедоносцев в этих столкновениях часто выражалась в том, что они преследовали, находили противника, своими торпедными ударами уменьшали или вовсе лишали его скорости и этим давали возможность своим крупным надводным боевым кораблям догонять фашистов и топить их. Так было 28 марта 1941 г. в бою у м. Матапан (Средиземное море), так было и при потоплении новейшего германского линейного корабля «Бисмарк».

Когда «Бисмарк» 24 мая 1941 г. уже чуть было не ускользнул от погони и от расплаты за потопленный им английский линейный крейсер «Худ», за ним, точно гончие по следу, устремились в погоню самолеты-торпедоносцы, поднявшиеся с палуб авианосцев. Первый удар был нанесен в ночь на 25 мая. Скорость «Бисмарка» резко упала, но все же корабль еще не потерял возможности прорваться сквозь блокаду к своей базе.

К вечеру 26 мая торпедоносцы снова нашли и атаковали вражеский корабль. Две торпеды попали в среднюю и кормовую часть корабля. От этого удара «Бисмарк» почти вовсе лишился хода и управления. В ночь на 27 мая подошедшие надводные корабли добили линкор и отправили его на дно Атлантического океана.

Так самолеты-торпедоносцы еще раз и в очень важном случае, успешно выполнили свое новое боевое назначение — обнаружить, найти на огромных морских пространствах ускользающего противника и задержать его до подхода главных сил. Самолеты-торпедоносцы успешно участвовали еще и в других крупных сражениях с боевыми кораблями и на Средиземном море, и в Атлантике, и на Тихом океане.

Гигантский американский четырехмоторный самолет-торпедоносец

Из отдельных сообщений зарубежной печати видно, что торпеды, сбрасываемые с самолетов, нашли объекты для ударов не только на морях и океанах, но и на… суше. Английские летчики еще в первые годы войны в Италии пытались сбрасывать торпеды в озера и водоемы у крупных гидроэлектростанций и направлять их удары против важнейших сооружений — плотин. Английские же летчики разрушили важнейшие плотины Мене в Германии и нанесли этим удар большой силы по промышленности и хозяйству гитлеровского тыла.

Наряду с торпедой и мина успешно применяется во второй мировой войне как оружие самолетов. Воздушные миноносцы лучше надводных кораблей справились с задачей постановки активных минных заграждений у берегов противника.

Когда и как впервые появились воздушные корабли-минеры, как они ведут бой?

 

Воздушные миноносцы

В ясный солнечный день, когда морскую гладь не шелохнет даже небольшая рябь, а на горизонте не видно никаких признаков неприятеля, не верится в опасность торпедной атаки. В самом деле, чего бояться? Даже подводной лодке трудно скрыть свой перископ на ровном сине-голубом фоне моря. Если все же ей удается выпустить торпеду, пенистая дорожка на спокойной поверхности моря четко покажет путь опасности, кораблю будет легко увернуться. Так рассуждали до 16 августа 1915 г. В этот день, в яркий солнечный полдень, среди спокойного Мраморного моря шло турецкое транспортное судно водоизмещением в 5000 тонн, груженное боеприпасами. Неожиданно для турок в ясном небе показалась быстро увеличивающаяся точка. Прошла минута, две. Точка росла, и было уже отчетливо видно, что это самолет, вернее — гидросамолет.

Турецкий офицер на транспорте на секунду отрывается от наблюдения и коротко бросает: «Бомбардировщик!» Это слово пугает. На судне засуетились, заволновались. Но что это? Гидросамолет вовсе и не летит к кораблю. Он явно снижается к поверхности моря в 2,5–3 километрах от судна. И, кроме того, что за странная бомба подвешена под фюзеляжем? До сих пор турецкие офицеры не видели таких длинных бомб. Под самолетом подвешена всего одна бомба. Офицер снова отрывается от наблюдения и недоуменно уступает свое место командиру корабля.

Величина угла падения торпеды в воду очень важна для успеха выстрела

Сверху — торпеда падает слишком наклонно и идет на дно; в середине — торпеда падает почти горизонтально и рикошетирует; внизу — торпеда правильно вошла в воду, сделала лишь небольшой «мешок», выравнялась и мчится к цели на заданной глубине

Орудия открывают огонь. Гидросамолет почти вовсе снизился, идет низко-низко над водой. Теперь его уже хорошо видно. Самолет держит курс прямо на транспорт. Неужели он будет лететь так и дальше? Ведь еще полминуты, и машина разобьется о борт корабля. Осталось еще 1000–1200 метров.

В последний момент происходит нечто неожиданное. Самолет теряет свою бомбу, роняет ее в море. Длинный снаряд слегка наклонно падает вниз и исчезает в воде. Самолет резко взмывает кверху и уходит от корабля и его снарядов. Но на море, на зеркальной его глади, появляются пузырьки хорошо знакомого, страшного следа торпеды, несущейся к транспорту. На его палубе паника. Слова команды, обгоняя одно другое, бегут по проводам в машинное отделение, к рулевому. Поздно! Опасность замечена слишком близко. Судорожное маневрирование не спасает корабль, торпеда настигает свою цель и подводный удар отправляет транспорт на дно. Невиданная бомба оказалась торпедой, сброшенной английским самолетом, специально приспособленным для этой цели.

Так случилось, что торпеда перекочевала на самолет. За время мировой войны новые торпедоносцы несколько раз участвовали в морских боях. Среди бела дня сброшенные с воздуха торпеды вернее, чаще настигали корабли противника. Скорость самолета, еще большая, чем скорость торпедного катера, сделала торпеду еще более меткой и неотразимой. И можно было ожидать, что там, где даже торпедным катерам трудно будет настигнуть противника, трудно будет найти его на великих водных пространствах, самолеты-торпедоносцы легко и быстро найдут противника, прорвутся сквозь огневую защитную стену кораблей и нанесут свои неотразимые удары, окажутся легчайшей и самой опасной кавалерией моря. Вот почему в период между первой и второй мировыми войнами шло неустанное изучение боевых возможностей этих новых кораблей-минеров, непрерывное улучшение и самолетов и торпед, предназначенных для нанесения торпедного удара с воздуха.

Вместе с воздушным торпедометанием начала развиваться и постановка самолетами минных заграждений с воздуха. В 1917 г. германские самолеты впервые поставили 70 мин в районах Рижского залива. Во вторую мировую войну, начиная с ее первых же дней, самолеты — минные заградители — начали наступление на неприятельские прибрежные и внутренние воды и засоряли их несметным количеством мин.

В устройстве самолета-торпедоносца и его оружия — торпеды времен первой мировой войны — не было ничего особенного. Это был боевой самолет-бомбардировщик с обыкновенной торпедой малого калибра (450 миллиметров), подвешенной под фюзеляжем с помощью специального пояска — бугеля. В торпеде внутри ее корпуса делались незначительные дополнительные крепления механизмов, чтобы они лучше переносили удар при падении в воду. Бугель торпеды соединялся с расцепляющим устройством. Стоило пилоту потянуть ручку, бугель раскрывался и освобождал торпеду. Торпеда падала в воду с небольшой высоты (не больше 5—15 метров) и шла под водой на цель.

За четверть века, прошедшую со времени появления минно-торпедной авиации, и самолеты и торпеды были значительно усовершенствованы.

В наши дни новейшие типы самолетов-бомбардировщиков успешно атакуют корабли противника и торпедами. Эти самолеты вооружены преимущественно двумя торпедами калибра 450 миллиметров или одной торпедой калибра 530 миллиметров.

Некоторые самолеты-торпедоносцы попрежнему несут свою торпеду под фюзеляжем, в других — торпеда подвешивается под крылом или внутри фюзеляжа, а в третьих новейших — торпеда прячется в обтекаемый раскрывающийся капот в нижней части фюзеляжа самолета. Новые торпедоносцы несут свое оружие с огромной скоростью за сотни миль от своей базы.

Для примера познакомимся с одним из новых американских торпедоносцев. Это — одномоторный моноплан. 2000 лошадиных сил его моторов могут развить скорость 270 миль в час. Его торпеда калибра 530 миллиметров помещается в обтекаемом раскрывающемся капоте под фюзеляжем. Такое устройство обеспечивает торпедоносцу два важных преимущества. Первое — самолет лучше преодолевает сопротивление воздуха, второе — до последнего момента противнику трудно догадаться, что кроется в «брюхе» торпедоносца, торпеда или равное ей по весу некоторое количество бомб. Самолет — трехместный и основательно вооружен артиллерией и пулеметами. Дальность полета торпедоносца измеряется сотнями миль. Такой самолет используется с кораблей-авианосцев.

Так вырос самолет-торпедоносец за 25–30 лет в сравнении с маломощными, тихоходными машинами времен первой мировой войны. Одновременно увеличилась и высота сбрасывания, которая колеблется от 20 до 50–60 метров.

Самолет сбросил торпеду в направлении на цель. Все ли это? Достаточно ли этого, чтобы торпедная атака была успешной? Нет, недостаточно! Оказывается, очень важно, как торпеда падает, под каким углом войдет она в воду. Если торпеда будет падать горизонтально или под слишком малым углом, так, что всем или почти всем своим корпусом ударится о поверхность воды, ее механизмы наверняка не выдержат сотрясения и повредятся. Кроме того, торпеда может при этом несколько раз «прыгнуть» по поверхности воды, пойти «рикошетом» так же, как прыгает по воде плоский камень, запущенный под малым углом к ее поверхности.

Если торпеда будет падать слишком наклонно, под очень большим углом, она сразу же глубоко «зароется» в воду. Она может из-за этого удариться о грунт и тогда уж никакие рули ее не «поправят».

Торпеда должна падать вниз и входить в воду под определенным углом. Тогда она делает лишь небольшой «прыжок» в воде, «мешок», как его называют торпедисты, быстро выравнивается и идет дальше на заданной глубине. В наше время авиаторпеды оборудованы специальными устройствами, которые помогают им правильно входить в воду. Это специальный гироскоп, управляющий дополнительными стабилизирующими рулями, и особый стабилизатор, который крепится к хвостовой части торпеды и который автоматически отделяется от торпеды, как только она вошла в воду.

Теперь мы знаем все особенности воздушного торпедоносца и его оружия — торпеды. Как же ведет бой самолет-торпедоносец?

Разведчики обнаружили корабли противника в море, указали их местонахождение и курс. Тогда торпедоносцы вылетают целым соединением. И когда это соединение подходит к месту боя, его командир может по-разному атаковать неприятеля. Он может направить свои самолеты «звездой», так, чтобы они по одному со всех сторон налетели на противника, чтобы их торпедные удары исчертили море вокруг вражеского корабля, чтобы противнику было некуда податься, некуда сманеврировать и уйти от этих ударов. Он может направить свои самолеты звеньями и так, чтобы каждое звено одно за другим через 10–15 секунд обрушивалось на неприятеля, не давая ему передышки.

Бывает и так, что гидросамолеты-торпедоносцы садятся на воду недалеко от вероятных путей движения неприятельских кораблей, притаиваются в засаде и ждут донесений своих разведчиков о появлении противника. Получив данные разведки, торпедоносцы идут в район обнаружения неприятельских кораблей и атакуют их.

Но может случиться и так, что самолет-торпедоносец не ждет разведчиков, а сам выискивает противника на морских и океанских просторах, «охотится» за ним. Такой поиск так и называется «свободной охотой» торпедоносца. Честь и слава особо успешного применения этой тактики принадлежит советским летчикам. В охоте участвуют обычно один-два торпедоносца. Они отправляются на поиск к берегу противника, искусно прячутся в облаках, за снежными зарядами, в тумане и внезапно появляются над вражеским кораблем, подходят к нему на 5—10 кабельтовых, иногда еще ближе, и сбрасывают свою торпеду. Корабли противника не бездействуют. Их артиллерия ведет заградительный зенитный огонь, осыпает торпедоносец градом пуль и снарядов. Снаряды попадают в воду, вздымают кверху высокие водяные смерчи. Летчику надо остерегаться такого фонтана: удар самолета о такой смерч погубит машину. В последнее время появились сообщения об особых снарядах, специально предназначенных для стрельбы по самолетам-торпедоносцам, снизившимся к воде. Такие снаряды ударяются о воду перед самолетами и рикошетируют кверху.

Но вот торпеда выпущена. Как можно быстрее торпедоносец уходит из зоны артиллерийского огня.

Если торпедоносцы атакуют заранее намеченного противника, им очень часто и успешно помогают самолеты-бомбардировщики. Они налетают на врага немного раньше, отвлекают на себя все его внимание и артиллерию, дают возможность торпедоносцам приблизиться незаметно, атаковать внезапно. Другие самолеты ставят дымовые завесы вокруг корабля-цели, мглой окружают его наблюдателей и артиллеристов и этим также помогают торпедоносцу неожиданно вынырнуть из завесы в непосредственной близости от корабля, когда уже поздно маневрировать или отбиваться артиллерийским огнем.

Как атакует самолет-торпедоносец

1 — пикирующие и горизонтальные бомбардировщики отвлекают на себя артиллерийский огонь атакуемого корабля противника; 2 — скоростные самолеты ставят дымовые завесы для прикрытия подходящих самолетов-торпедоносцев; 3 — самолет-торпедоносец проходит сквозь дымовую завесу для внезапной атаки; 4 — второй атакующий самолет-торпедоносец; 5 — первый самолет-торпедоносец, сбросив свою торпеду, уходит от цели; 6 — торпеда, сброшенная первым самолетом, приближается к атакуемому кораблю; 7 — второй самолет снизился к поверхности моря и сбрасывает свою торпеду

До сих пор речь шла о так называемом «низком» торпедометании. Но возможно и высотное торпедометание, когда торпеду сбрасывают с очень большой высоты, которая измеряется даже не сотнями, а тысячами метров.

Конечно, нельзя сбрасывать торпеду с большой высоты таким же способом, как и при низком торпедометании. Удар отпадения в воду был бы так силен, что торпеда превратилась бы в обломки. Поэтому в таких случаях торпеду в сущности не сбрасывают, а спускают на парашюте. Нельзя и думать, чтобы такой торпедой можно было прицелиться в какой-нибудь корабль противника. Пока торпеда будет спускаться, она много раз изменит свое положение в стропах парашюта. Как же решили минеры задачу высотного торпедометания?

Не один, а несколько самолетов-торпедоносцев одновременно сбрасывают свои парашютные торпеды. Они прицеливаются не в определенный корабль, а в линию курса одного или, еще лучше, целой группы кораблей противника.

Как только торпеды опускаются в воду, парашюты автоматически отделяются и начинают работать двигатели. К рулям торпед прилажены особые устройства, которые действуют так, что стальные акулы начинают описывать под водой спиральные круги.

Задача летчиков заключается в том, чтобы эти спирали последовательно, одна за другой, охватывали линию курса кораблей. В таком случае одна или несколько торпед по всей вероятности попадут в цель. До сих пор нет сколько-нибудь достоверных сведений о применении высотного торпедометания во второй мировой войне.