Удар под водой

Перля З. Н.

Глава пятая

Подводные корабли-минеры

 

 

Пигмеи против исполинов

Там, где извилины северных берегов Скандинавского полуострова поворачивают на юго-восток, начинается северный «морской дом» Советского Союза — Баренцово море. На подходах к нему советские корабли встречали и брали под свою защиту караваны торговых кораблей союзников, идущие к нашим берегам, не давали врагу нападать на эти суда и их конвой, зачастую предупреждали даже попытки такого нападения.

В самом начале июля 1942 г. большой союзный караван приближался к району Баренцова моря. Путь каравана лежал мимо многочисленных, глубоко вдающихся в сушу, извилистых норвежских фиордов. В них скрывались германские корабли, подстерегая удобный момент для выхода на морские пути сообщения из Америки и Англии в советские порты Баренцова и Белого морей. На этот раз добыча показалась немцам особенно заманчивой. Они решили направить для перехвата каравана крупные силы своего флота, новейший линейный корабль «Тирпиц». Этот корабль-исполин водоизмещением в 45 090 тонн и длиной в четверть километра незадолго до этого вступил в строй германского флота. Но «Тирпиц» вышел в море не один. Бывший «карманный» линкор, ныне отнесенный к классу крейсеров, «Адмирал Шеер», шел вместе с линейным кораблем. В помощь и для охраны обоих кораблей следовали с ними восемь эсминцев.

Это была грозная эскадра. 152 артиллерийских орудия было на ее кораблях, от малокалиберных зенитных автоматов на эсминцах до пушек-гигантов калибра 380 миллиметров на «Тирпице»; 16 четырехтрубных торпедных аппаратов эскадренных миноносцев могли встретить любого противника 64 торпедами. И все эти корабли обладали еще высокими маневренными качествами и большой скоростью.

Против всей этой эскадры, чтобы преградить ей путь к каравану, чтобы нанести ей поражение и заставить отступить, чтобы загнать хищника обратно в его глубокое логово, выступила советская подводная лодка «К-21» под командой прославленного Героя Советского Союза капитана 2 ранга Н. А. Лунина.

Лунин знал, откуда могут притти германские корабли. «К-21» встала на их пути, заслонила собой союзный караван. Насторожив свой механический «слух» — шумопеленгаторы, напрягая свои «глаза» — перископы, советская подводная лодка и ее команда терпеливо ждали врага. Они знали, против каких кораблей им придется сражаться. Мощь и многочисленность противника только еще более воодушевляли советских моряков на подвиг, заостряли их умение так подстеречь ненавистного врага, чтобы до последнего мгновения противник и не подозревал о присутствии подводной лодки. А этого было трудно добиться. Немецкие самолеты, тоже охотившиеся за караваном, то и дело пролетали над «К-21», приходилось быстро уходить под воду, умело прятаться от воздушного врага. Шесть долгих томительных дней медленно тянулись в непрерывном патрулировании у вражеских берегов, выслушивании шумов моря, наблюдении горизонта и неба. Наконец, 5 июля, в 16 часов 30 минут, шумопеленгаторы «услышали» неприятельские корабли, больше — они указали, откуда, с какого направления приближается еще невидимый в перископ противник. Только через полчаса на дистанции 50 кабельтовых линзы перископа уловили смутные очертания корабля, похожего на подводную лодку. «К-21» вышла навстречу противнику, на ней готовились к атаке. Скоро наблюдатели донесли, что замеченная подводная лодка оказалась эсминцем и что теперь на горизонте вырисовываются силуэты двух таких германских кораблей. Лунин продолжал маневрировать, чтобы занять выгоднейшую позицию для атаки. Прошло еще 18 минут, и тогда на горизонте показались сначала два дымка, а затем и верхушки мачт двух больших вражеских кораблей.

Подводная лодка нанесла торпедный удар по боевому кораблю противника

На «К-21» поняли, что именно эти корабли противника больше всего опасны для каравана, что их-то ни в коем случае нельзя пропустить туда, где проходят союзные суда, что надо во что бы то ни стало подобраться к этой новой, самой заманчивой для подводной лодки цели и наверняка поразить ее торпедами. «К-21» смело пошла на сближение с противником, и через несколько минут ее командир убедился в том, что перед ним целая эскадра противника — линейный корабль «Тирпиц» и крейсер «Адмирал Шеер» в сопровождении восьми эсминцев водоизмещением по 2400 тонн. С воздуха эти корабли прикрывались самолетом.

Казалось, что при такой плотной, надежной охране невозможно подобраться ни к линейному кораблю, ни к крейсеру. Но Лунин нырнул под вражескую эскадру с таким расчетом, чтобы очутиться в середине ее строя.

Это было смело задумано и точно выполнено. И когда «К-21» высунула свой «глаз» — перископ, ее командир увидел, что находится между обоими большими кораблями противника и может выбирать любой из них. Лунин выбрал линейный корабль. Командир «К-21» знал, что восемь быстроходных эсминцев — это сильная стража. Стоит только ей заподозрить присутствие лодки, и десятки глубинных бомб взроют морскую глубину, сорвут атаку. Надо было не обнаружить себя до мгновения торпедного залпа. Только один залп из двух торпед, повторить его не удастся. Поэтому залп должен быть точным, чтобы наверняка поразить линейный корабль. Нельзя было ожидать, что две торпеды потопят такой огромный, хорошо защищенный от подводного удара корабль. Но они могли надолго вывести его из строя, лишить германский флот его лучшего, сильнейшего корабля. Игра стоила свеч, стоила риска, стоила напряжения всех сил и умения командира-героя и его героической команды. Лунин занял позицию для атаки, невидимые линии торпедного треугольника соединили «К-21» с «Тирпицем» и той точкой, в которой торпеды должны были его поразить. И тогда короткая команда… Две торпеды несут к противнику свои смертоносные заряды. Дистанция так мала, что никакие маневры не помогут. Подводная лодка быстро прячет свой перископ. Лунин и его люди ждут, напряженно прислушиваются. Проходят секунды, еще и еще. Наконец, два торпедных взрыва доносят героям, что кораблю-исполину нанесены две тяжелых раны, что теперь и на линкоре, и на крейсере, и на эсминцах много хлопот, надо как-то довести пораженный корабль до базы. Эскадре противника уже не до нападения на караван. Фашисты поражены дерзкой внезапностью атаки и ждут новых подводных ударов.

«К-21» уходит от заметавшихся в тревоге немецких кораблей; эскадра фашистов поворачивает на обратный курс, скорее, скорее назад в свою базу.

Так советская подводная лодка обратила в позорное бегство сильную эскадру фашистов и на много месяцев вывела из строя самый мощный немецкий корабль.

Победа «К-21» над «Тирпицем», «Шеером» и их охранением— это только одно звено в длинной цепи побед советских подводников. Везде, где на морях у наших берегов пролегали пути немецких боевых кораблей и транспортов, их подстерегали меткие торпеды советских подводных лодок. 450 кораблей и транспортов врага отправили на дно морское советские подводники только за первые три года отечественной войны.

«К-21» — это большая подводная лодка, но в сравнении с исполином «Тирпицем» ее можно назвать пигмеем. В строю советского подводного флота немало подлинных кораблей-пигмеев, небольших подводных лодок. Их называют «малютками». И эти подводные лодки стали грозой фашистского флота, на их боевом счету много потопленных вражеских кораблей.

Их боевая роль отлично оценена в стихотворении поэта Лебедева-Кумача.

«Под скромной и ласковой кличкой «малютки» Слывут наши лодки во флоте родном, Но грозные шутки умеют «малютки» Шутить с обнаглевшим врагом».

Как случилось и почему подводные лодки завоевали себе такое большое, важное место в морской войне?

 

Невидимый враг

После попыток Бушнелла и Фультона мысль о создании подводной лодки была подхвачена многими изобретателями, зачастую не имевшими никакого отношения к флоту, к морю. Эти люди создавали одну конструкцию за другой. Многие терпели неудачи, другие достигали частичного успеха, им удавалось построить свою лодку, испытать ее. Русские изобретатели внесли свою долю в дело создания практически пригодной подводной лодки (Шильдер, Джевецкий, Александровский). Но даже самые удачные решения задачи в конце концов оказывались неудовлетворительными — испытания показывали много недостатков, часто кончались авариями, были опасны для команды. Идея подводной лодки опередила производственные возможности ее постройки, еще нельзя было изготовить столь совершенные машины и механизмы, которые нужны были для устойчивой, надежной эксплоатации подводного корабля.

Только в конце прошлого столетия возможности машиностроения позволили создать, изготовить необходимые устройства. К этому времени и к началу XX века относится и появление первых практически пригодных подводных лодок, сконструированных и построенных французскими и американскими изобретателями. Но столько было неудач и разочарований до этого успеха, что по-прежнему велико было недоверие к подводной лодке во флотах всех стран.

К началу первой мировой войны подводные лодки были в загоне во всех флотах, в том числе и в Германии.

В первые же дни войны 5 сентября 1914 г. немецкая подводная лодка «U-21» открыла счет, потопив английский крейсер «Патфайндер».

Военные моряки всех стран насторожились, но все еще не приняли всерьез этого предупреждения.

22 сентября 1914 г. устаревшая германская подводная лодка «U-9» отправила на дно морское один за другим три английских крейсера («Абукир», «Хог» и «Кресси»).

На этот раз не оставалось никаких сомнений: новая грозная сила появилась на море и с ней приходилось очень и очень считаться.

Германское командование, которое до этого времени ни во что не ставило военные возможности подводных лодок, начало лихорадочное строительство этих кораблей.

Свой план морской войны на коммуникациях противников и, главным образом, на морских путях из Америки в Англию, оно построило на боевом использовании подводных лодок. Немцы объявили беспощадную подводную войну. Они вели эту войну, как и в наши дни, также и против женщин, детей, стариков, раненых и больных. В 1915 г. немецкая подводная лодка «U-20» намеренно и хладнокровно потопила пассажирский пароход «Лузитания» и вместе с ним сотни женщин, детей, безобидных пассажиров. Вот как впоследствии командир германской подводной лодки, потопившей «Лузитанию», описывал картину ее гибели.

«… Корабль остановился и очень быстро свалился на правый борт, в то же время погружаясь носом. Похоже было на то, что он вскоре перевернется. Шлюпки, полностью забитые людьми, падали в воду носом или кормой и затем опрокидывались…»

Потопление «Лузитании» немецкой подводной лодкой в 1915 г. Судно идет ко дну носом через 18 минут после взрыва

«Лузитания» поглощена океаном. На поверхности остались одни обломки, опрокинутые шлюпки и тонущие, еще борющиеся за жизнь люди

«Корабль тонул с невероятной быстротой. На палубе наблюдалась ужасная паника. Спасательные шлюпки падали в воду. По палубам вверх и вниз бегали обезумевшие люди. Мужчины и женщины бросались в воду и пытались плыть к пустым перевернувшимся спасательным шлюпкам…»

Германская подводная война стала символом безудержного морского разбоя.

Вместе с тем немцы наносили болезненные удары по снабжению Англии и Франции, и это намного ухудшало военное положение союзников.

Понадобилось огромное напряжение всех сил, всех технических возможностей Америки и Англии, чтобы найти средства защиты от подводной опасности, победить ее.

Союзники нашли эти средства. Они создали морские конвои из быстроходных сторожевых кораблей. Они вооружили корабли конвоев приборами, улавливающими приближение подводных лодок, и глубинными бомбами, поражающими их под водой.

В свою очередь подводные лодки союзников наносили удары по германской торговле. Отважные русские моряки смело действовали на вражеских путях сообщения на Балтийском и Черном морях, расстраивали снабжение армии противника.

Немцы проиграли битву за коммуникации. Но когда через четверть века они снова ввергнули мир в еще более кровопролитную вторую мировую войну, они начали ее там, где кончили первую. Большие надежды они возлагали на свой подводный флот, который до объявления военных действий вышел в море и океаны, где могли проходить пути кораблей противника.

Через девять часов после объявления войны огромный пассажирский пароход «Атения» был первой жертвой фашистских пиратов — его потопила торпеда германской подводной лодки. Началась подводная война на морских путях, непрерывная атака фашистов на основную артерию, по которой шло снабжение Англии и ее союзников из Америки, началась «битва за Атлантику». Это было одно из решающих сражений второй мировой войны. Но на этот раз противники Германии не были застигнуты врасплох. Они сумели быстро и решительно мобилизовать все средства борьбы с подводными лодками. Те же конвои, но вооруженные еще более совершенным противолодочным оружием, оказались надежным средством для борьбы с подводной опасностью. Позицию за позицией теряли фашисты в новой битве за Атлантику. Все меньше и меньше становились потери союзных конвоев. И, наконец, наступило время, когда зачастую без всяких потерь следовали корабли из далекой Америки в порты Англии и Советского Союза. А с другой стороны, все более и более потерь нес подводный флот фашистской Германии. Союзники топили больше подводных лодок, чем германские верфи были в состоянии вновь построить.

Но подводная война шла не только на коммуникациях союзников. Эта борьба велась также и на германских коммуникациях. Подводные лодки Америки, Англии, Советского Союза успешно топили боевые корабли и военные транспорты фашистов на морских путях их снабжения. Все пути германских кораблей на севере Европы, вдоль атлантического ее побережья, в Средиземном, Балтийском и Черном морях находились под ударами союзных подводных лодок. Точно в железном объятии душили они германские военные силы там, где немцы или их союзники ждали помощи с моря. Как же устроены, чем вооружены эти грозные корабли?

 

«Наутилусы» XX века

Около восьмидесяти лет назад гениальная фантазия Жюля Верна создала «Наутилус» капитана Немо — фантастический подводный корабль водоизмещением в 1500 тонн, передвигающийся со скоростью до 80 километров в час.

Корабль имел форму сигары длиной в 70 метров и диаметром в центре 8 метров. В «Наутилусе» были намечены многие устройства, которые позднее появились на современных подводных лодках. Жюлю Верну за восемьдесят лет удалось предсказать и размеры, и главнейшие особенности устройства, и боевое значение этих кораблей. Только оружие осталось для него тайной. Самодвижущаяся мина — торпеда — появилась всего через десять лет после выхода романа «20 000 лье под водой». Такой снаряд во времена Жюля Верна казался настолько неосуществимым, что даже богатейшей технической фантазии Верна не удалось вооружить им подводный корабль далекого, как тогда казалось, будущего. При выборе оружия для «Наутилуса» романист обратился… к старинному тарану.

Несколько лет назад на одной из американских верфей спустили на воду довольно большой военный корабль водоизмещением в 2730 тонн. Длинная — 100 метров — и очень узкая палуба корабля не имела надстроек. Только в середине высилась невысокая башня — боевая рубка корабля. По обеим сторонам рубки — два среднекалиберных орудия на тумбах, направленные стволами на нос и корму.

С командного мостика легкими трапециями спускаются книзу антенны радиостанции. Нет ни обычных корабельных мачт, ни труб. Странный корабль! Наблюдатели на берегу теряются в догадках, пытаясь угадать назначение корабля. Может быть, это подводная лодка? Но никто не верит, что могут существовать такие гигантские лодки. И даже выведенное на борту большими буквами название корабля — «Нарвал» (гигантское морское животное из семейства китов, вооруженное длинным и острым бивнем) — не помогает решить задачу.

Корабль идет в открытое море. Командир отдает короткую команду, и… корабль начинает погружаться в воду. Наверху уже нет людей, они спустились внутрь. Захлопнулся выходной люк.

Оказывается, это, действительно, подводная лодка, только огромных размеров. Погружение продолжается. Размещенные по всей длине подводной части корпуса крышки-кингстоны открыты и жадно «пьют» мутно-зеленую воду. За десятки секунд сотни тонн воды врываются в специальные цистерны корабля. «Нарвал» тяжелеет. 2730 тонн — это его вес в надводном положении, вес без воды. Чтобы погрузиться, корабль поглощает 1230 тонн воды, и его вес — водоизмещение — вырастает до 3960 тонн. В этом особенность подводных кораблей. Каждый из них имеет два водоизмещения — надводное и подводное. 1500 тонн — это подводное водоизмещение «Наутилуса». Оказывается, из «Нарвала» можно было бы выкроить два с половиной «Наутилуса». Но в 1934 г. в строй французского флота вступила подводная лодка «Сюркуф», которая, хоть и немного, все же была больше «Нарвала».

Прошло всего 30 секунд, и погружение кончилось. Это значит, что вода заполнила цистерны и вытеснила из них через выходные клапаны весь воздух. Лодка плавает под водой. Теперь она напоминает огромное морское животное. Над поверхностью моря торчат только верхушки двух перископов — «глаз» лодки. Один из них служит для наблюдения за поверхностью моря, другой — зенитный — стережет небо, выслеживает самолеты. Таких глаз не было у «Наутилуса» капитана Немо.

Все машины, механизмы, приборы, все запасные части, материалы, запасы провизии, пресной воды, оружие и, наконец, люди подводной лодки — все это размещено в ее корпусе. А ведь подводная лодка, уходя от врага, спасаясь от артиллерийского огня или от глубинных бомб, опускается на большую глубину. На корпус давит огромная толща морской воды. Если лодка находится на глубине в 10 метров, то на каждый квадратный сантиметр поверхности корпуса давит столб воды силой в 1 килограмм. Когда глубина увеличивается до 20 метров, давление увеличивается до 2 килограммов на квадратный сантиметр. Примерно каждые 10 метров глубины прибавляют 1 килограмм давления на крошечное пространство, величиной меньше копеечной монеты.

Поперечный разрез современной подводной лодки по центральному посту управления

1 — зенитный перископ; 2 — перископ атаки; 3 — штурвал: вертикального руля; 4 — место орудия калибра 102 мм; 5 откидное сиденье; 6 входной рубочный люк; 7 — проницаемая надстройка; 8 — бортовые цистерны главного балласта; 9 — магистрали воздуха высокого давления; 10 — часть центрального поста; 11 — диферентовочный трубопровод; 12 — топливные цистерны; 13 — водоотливная магистраль; 14 — перископная лебедка; 15 — штурвал вертикального руля; 16 — трубы осушения цистерн; 17 — баллоны сжатого воздуха; 18 — аккумуляторная яма; 19 — вентиляционный трубопровод

Может случиться, что подводной лодке придется нырнуть на глубину в 100–120 метров, тогда давление на квадратный сантиметр вырастет до 10–12 килограммов. Но корпус подводной лодки представляет собой очень большую поверхность — несколько миллионов квадратных сантиметров. Умножьте эти миллионы на 10–12 килограммов, и получится чудовищное давление, в десятки миллионов килограммов или десятки тысяч тонн. Корпус подводного корабля должен быть настолько прочным, чтобы выдержать такое давление. Поэтому для изготовления корпуса применяются самые прочные, самые высококачественные материалы.

Каждый корабль во время своего хода как бы режет воду. Вода оказывает сопротивление такому резанию. Существуют уже изученные кораблестроителями наивыгоднейшие контуры — формы для носовой части и всего корпуса корабля, при которых вода оказывает самое меньшее сопротивление движению. Оказалось, что подводная лодка-«сигара» очень прочна и хорошо ходит под водой, но очень плохо выдерживает малейшую непогоду на поверхности. Волны и ветер легко кренят такую лодку, заливают ее водой и не дают совершить сколько-нибудь большой переход.

Нужно помнить, что подводные лодки погружаются только во время военных действий, в опасных районах, недалеко от противника, во время атаки или ухода от преследования; большую же часть переходов они совершают в надводном положении. Поэтому пришлось и подводные лодки строить в виде надводных кораблей. Тогда решили сохранить обе формы и начали строить подводные лодки с двойным корпусом. На прочную стальную сигару надевают второй, более легкий, но зато мореходный корпус. Бывает, что этот второй корпус не полностью окружает прочный корпус подводной лодки — тогда лодка относится к полуторакорпусным.

Расположение торпедного вооружения в носовой части подводной лодки

1 — торпедный отсек с шестью запасными торпедами; 2 — водонепроницаемые люки в переборке для погрузки торпед в аппараты; 3 — баллон со сжатым воздухом для стрельбы торпедами; 4 — сжатый воздух выбрасывает торпеду из аппарата; 5 — труба торпедного аппарата; 6 — резервуар со сжатым воздухом; 7 — гидрофон; 8 — брашпиль для подводного якоря; 9 — подвесной рельсовый путь для погрузки торпед; 10 — запасные торпеды, приготовленные к погрузке в аппараты; 11 — привод для открывания крышек торпедных аппаратов; 12 — передние крышки торпедных аппаратов

Прочность сигары рассчитана так, что ее стенки могут выдержать давление воды на глубине 100–120 метров. По длине она разделена поперечными переборками на отдельные помещения — отсеки. В них размещены все механизмы, аккумуляторные батареи, торпедные аппараты, основные запасы горючего, смазочного масла, пресная вода, провизия, команда подводного корабля. Между обоими корпусами оставлено пустое пространство. Оно также разделено переборками на отдельные помещения. Часть этих помещений служит цистернами для воды, которую поглощают кингстоны при погружении; другая часть хранит запасы жидкого топлива для дизелей надводного хода.

«Нарвал» движется под водой. Теперь его винты вращаются от электромоторов подводного хода. Его движения направляются рулями: вниз и вверх — двумя горизонтальными (носовым и кормовым), в стороны — одним вертикальным (сзади). Рули перекладываются вниз, вверх, вправо, влево, и лодка маневрирует, послушная воле своего командира. В центре лодки находится помещение, которое называется «центральный пост управления».

Этот пост расположен под боевой рубкой корабля, и именно с него мы начнем свое знакомство с внутренним устройством современного «Наутилуса».

В помещении поста в строгом порядке размещены маховички, рукоятки, рычаги, всевозможные приборы. Между ними вьются лабиринты трубок, проводов. Их множество, и все они имеют свое назначение. Все это — пути, по которым передается команда — словесная, электрическая, механическая. Сюда же спускаются сверху трубы перископов. Командир и его помощник не отрываются от стекол оптических глаз корабля и отдают приказания. У борта три штурвала; поворот каждого из них влечет за собой перекладывание одного из рулей. У штурвалов стоят рулевые.

Чтобы повернуть штурвал, рулевому приходится произвести довольно большое усилие. Поэтому существует еще и электрическая передача к рулям. Стоит повернуть небольшую ручку контактора, и рулевой электромотор заставит свой руль повернуться так, как приказал командир корабля. И только если случилась авария с электромеханизмами, на помощь приходят ручные штурвалы.

Тут же сгрудились большие циферблаты со стрелками. Они висят над штурвалами, и каждый из них непрерывно сообщает очень важные сведения. Это — приборы управления, ведущие корабль во тьме его подводного плавания.

Вертикальный руль, как и в торпеде, управляет ходом лодки по направлению; поэтому около штурвала вертикального руля приютился компас — путеводитель по морским просторам.

Горизонтальные рули заставляют корабль либо погружаться на глубину, либо всплывать. Поэтому около штурвалов горизонтальных рулей расположились три прибора. Один из них — глубомер — показывает, на какой глубине идет корабль; другой — креномер — сигнализирует, насколько корабль наклонился вправо или влево около своей продольной оси; третий — диферентомер — тоже показывает наклон, только уже около поперечной, горизонтальной оси (на корму или на нос).

Подводный корабль имеет механические «уши», так называемые шумопеленгаторы. Чувствительные пластинки-мембраны улавливают далекий шум винтов и механизмов приближающегося корабля.

Так же, как в телефоне, эти звуки, воспринятые мембранами, обращаются в колебания электрического тока и по проводам попадают в наушники слуховой трубки. Приборы так устроены, что по силе звука можно определить, где и на каком расстоянии и даже в каком направлении находится услышанный корабль. Чем ближе этот корабль, тем сильнее слышен этот шум.

При помощи специальных звуковых приемников и передатчиков можно наладить связь между кораблями, между двумя подводными лодками или между подводной лодкой и надводным кораблем.

Еще очень много других приборов, циферблатов, шкал сигнализируют командиру о том, как работают машины, механизмы, аппаратура внутри корабля, в его помещениях и отсеках.

Все эти приборы требуют внимательного, любовного отношения к себе, точного знания, как с ними нужно обращаться, чтобы правильно «слышать» или «читать» их ежесекундные донесения.

В носовой и кормовой частях в корпус корабля жестко заделаны трубы торпедных аппаратов. На «Нарвале» их всего шесть, но существуют подводные лодки с десятью-двенадцатью аппаратами. Тут же, за торпедными аппаратами, хранятся запасные торпеды. Как только торпедный залп освободит трубы аппаратов, новые торпеды, уже подготовленные, займут свое место для следующего выстрела.

В последние годы торпедные аппараты стали размещать и вне корпуса подводной лодки, снаружи и не только жестко закреплять их, но и делать их поворотными.

В кормовой части корабля приютились электромоторы подводного хода. Далее, по направлению к центральному посту — машинное отделение. Здесь расположились мощные дизели надводного хода и динамомашины. Еще ближе к центру лодки — помещения офицерского состава и радиорубка. Отсюда подводный корабль посылает в эфир свои донесения. На пути к носовой части корабля нам придется снова посетить центральный пост. Внизу под ним установлены аккумуляторы электрического тока, питающие электромоторы подводного хода. От носовых торпедных аппаратов, у которых заканчивается короткая экскурсия по подводному кораблю, нас отделяет только помещение для команды.

По пути мы прошли мимо приютившихся около аккумуляторов баллонов со сжатым до 225 атмосфер воздухом. Роль сжатого воздуха на подводной лодке велика и очень разнообразна. Когда лодка погружается, давление сжатого воздуха открывает кингстоны. Выпущенный из баллонов сжатый воздух устремляется в цистерны и «выгоняет» воду из корпуса корабля. «Нарвал» становится все легче и легче. 1230 тонн воды, «выпитой» кингстонами при погружении, уходят обратно в море. Корабль быстро всплывает на поверхность и продолжает свой путь в крейсерском положении. В баллонах пусто, запас сжатого воздуха исчерпан. Тогда начинает работать компрессор высокого давления. Эта машина засасывает наружный воздух, сжимает его до необходимого давления и подает в баллоны лодки, в воздушные резервуары торпед, создает новый запас сжатого воздуха.

Еще большую работу выполняет электрический ток. Ведь электромоторы вездесущи на подводном корабле, они приводят в движение все механизмы. На большой подводной лодке работает несколько десятков электромоторов. Все они, как и главные электромоторы подводного хода, питаются от аккумуляторов. В подводном корабле вес аккумуляторов составляет около одной десятой части веса всего корабля.

На пути к моторам электрический ток перехватывается главной электростанцией корабля. Здесь установлен щит управления. Поворот рубильника — и ток идет к вспомогательным маленьким станциям, размещенным в отдельных помещениях корабля. На ответственности электриков подводной лодки лежит забота обо всем сложном электрохозяйстве, забота о десятках моторов, о сотнях элементов в аккумуляторной батарее, о километрах проводов, извивающихся по всем помещениям корабля.

 

Подводные лодки в бою

Подводные корабли выполняют различные боевые задачи, поэтому они подразделяются на три типа. Каждый тип имеет свое назначение.

Так, например, существуют подводные лодки большого типа. Это большие корабли от 1000 до 3000 тонн надводного водоизмещения. Они способны проходить в надводном положении огромные расстояния — до 18000 миль — и ведут операции на океанских просторах далеко от своих баз. Их основное оружие— торпеды, но вооружены они еще и артиллерией. На очень больших лодках устанавливаются даже крупнокалиберные орудия. Их снаряды могут причинить большие повреждения неприятельскому надводному кораблю.

Лодка большого типа самостоятельно борется против неприятеля, подстерегая его корабли на путях. Месяц-полтора такой подводный корабль может не покидать своего поста. Как говорят моряки, такая лодка обладает высокой автономностью. Это значит, что она может надолго оторваться от своей базы, не нуждается в заходе в свой порт. Конечно, чей больше запасов на лодке, тем больше ее автономность. Лодки большого типа быстроходны, их надводная скорость достигает 22 узлов, а подводная — 11 узлов.

Есть еще подводные лодки среднего типа. Такие лодки предназначены для несения позиционной службы на менее протяженных морских просторах. Их водоизмещение колеблется между 500 и 1000 тонн. Запасы топлива, пресной воды, провизии и торпед на них меньше. Двигатели надводного и подводного хода менее мощны, чем у больших подводных лодок, они проходят расстояние до 5000 миль. При этом их надводная скорость 14–18 узлов, а подводная 8—10 узлов. Эти подводные лодки уже менее автономны, они уходят от своих баз на 20–25 суток.

Существуют еще подводные лодки малого типа. Их водоизмещение — до 450 тонн. На воде они передвигаются со скоростью 13–14 узлов, а под водой 6–8 узлов. Такие подводные корабли берут с собой мало запасов и торпед. Поэтому они уходят недалеко от базы и не надолго.

Не у всех подводных лодок торпеда главное оружие. Есть и такие подводные лодки, у которых главное оружие мина. Это подводные заградители. Незаметно забирается такая лодка в неприятельские воды и усеивает их подводными «сюрпризами» — минами. Всякий раз, когда особенно необходимо сохранить в секрете минное заграждение, приходит на помощь подводный заградитель (см. также рис. на стр. 168–169). Водоизмещение подводного заградителя 1000–1500 тонн и выше, бывают заградители и в 2000 тонн. Они набирают на своей базе несколько десятков мин, ставят их в назначенном месте и возвращаются за новым запасом. Подводные заградители тоже вооружены торпедными аппаратами для стрельбы торпедами.

Подводная лодка выпустила торпеду (вид под водой)

Подводный минный заградитель ставит мины из наклонных шахтных аппаратов.

Первый подводный заградитель появился во время мировой войны 1914–1918 гг. в русском флоте. Эту подводную лодку — ее назвали «Краб» — сконструировал русский инженер-кораблестроитель Налетов для скрытной постановки активных минных заграждений в Черном море у выхода из Босфора.

Скрытность делает все подводные лодки прекрасными разведчиками для тех случаев, когда необходимо подробно и незаметно разведать, что делается у самых подходов к базам противника.

Мы интересовались устройством подводного корабля, его машинами и приборами. Но механизмами управляют люди — командиры и экипаж.

Людей на подводном корабле немало. Уже не один, не четыре человека составляют его экипаж. На такой лодке, как «Нарвал», восемьдесят восемь человек команды, на «Сюркуфе» — сто пятьдесят. Это наибольшее число людей на подводной лодке; на меньших лодках это число уменьшается до двадцати пяти — тридцати человек.

Что видно в перископ подводной лодки, когда прицеливаются и выпускают торпеду по кораблю противника

Самые точные и безотказные механизмы нуждаются в тщательном, квалифицированном обслуживании. Малейшая неисправность машины, прибора может повлечь за собой опасность в плавании, в бою. Поэтому люди подводного корабля — это его важнейшая сила. Это особые люди — исключительно смелые, решительные, очень внимательные к своей работе. На подводной лодке не может быть лишних людей; каждый человек на строгом учете. Ему доверяется ответственная работа по обслуживанию какого-нибудь механизма; от его работы зависят успех плавания, победа в бою. Зазевается или нечетко знает свое дело рулевой, и подводный корабль, скрывающийся от близкого надводного врага, вдруг окажется на поверхности. Пусть это длится недолго, какую-нибудь долю минуты, все равно, удачным выстрелом или ударом своего корпуса враг может нанести смертельную рану.

Если не любит, не знает свою машину моторист, не уследит за подачей топлива, за смазкой, за подшипниками и температурами, в равномерное биение сердца корабля, в шум его дизелей ворвутся стуки перебоев.

Сигнальщику, несущему вахту на боевой рубке корабля, необходимо быстро разбираться в обстановке на море, охватить глазом воду и небо, близь и даль, не упустить ничего подозрительного, пусть это будет пока еще только безобидная на вид точка. Здесь выручают слух и зоркость, внимание и наблюдательность. Острая и напряженная бдительность, чеканная четкость в работе, строжайшая дисциплина, безупречная организованность — вот те качества, которые необходимы каждому подводнику.

Все эти качества высоко развиты у наших краснофлотцев и офицеров. Поэтому они стоят в первых рядах героев, защитников родины, поэтому мы часто узнаем о награждении их орденами Союза ССР, поэтому вся страна, стар и млад, проявляет особую любовь и уважение к славным морякам-подводникам советского Военно-Морского Флота.

В чем же секрет успеха подводной лодки? В том, что ее очень трудно обнаружить даже среди бела дня; в том, что она исключительно быстро уходит под воду, скрывается от противника и в таком положении наносит удар; в том, что надводный корабль не ожидает, не видит опасности или замечает ее в самый последний момент, когда невозможно или трудно избежать удара. Все это дает подводной лодке большое преимущество перед надводными кораблями. Благодаря скрытности, подводная лодка может подстеречь врага на его пути, заранее занять удобную позицию для боя и на близком расстоянии внезапно послать в него торпеды.

Как же использует подводная лодка свою скрытность?

Раннее утро. Море как будто пусто. Даже далеко на горизонте не видно никаких дымков — признаков приближающихся кораблей. Одинокая подводная лодка плавает на поверхности в так называемом крейсерском положении. Это значит, что на поверхности видна значительная часть корпуса лодки по всей ее длине, от носа до кормы. В таком положении подводные лодки делают обычные переходы, если поблизости нет вражеских судов.

Все спокойно на лодке. В машинном отделении работают мощные дизели — они приводят в движение лодку на поверхности, а сейчас заставляют работать динамомашину, накапливают в аккумуляторах электроэнергию для моторов подводного хода.

«На горизонте дым!» — доложил командиру наблюдатель в боевые трубки. Немедленно раздается команда: «Все вниз! Стоп дизеля! Срочное погружение!» Лодка быстро скрывается в воде и не задерживается даже в позиционном положении, когда на поверхности видна только боевая рубка. (В таком положении подводные лодки обычно подстерегают противника на его вероятной «дороге», а командир следит из рубки за движением показавшегося неприятеля.)

Замеченный дым быстро приближается. Подводная лодка немедленно погружается глубже, в боевое положение. На поверхности остается только перископ. Прекратился шум дизелей. Эти двигатели не могут работать под водой, для их работы необходим воздух. Слышно гудение электромоторов. Электрический ток от заряженных аккумуляторов течет в обмотки этих моторов, вращаются валы, а с ними вместе и винты подводной лодки.

Еще раз раздается команда: «Аппараты приготовить к выстрелу».

Командир лодки не отрывается от перископа и внимательно наблюдает за дымом. Черные облака подымаются все выше, а под ними все яснее вырисовываются контуры вражеского корабля.

Винты лодки вращаются быстрее, корабль скрытно подбирается ближе к противнику. Приготовлены торпедные аппараты, установлены приборы и механизмы торпед. Лодка легла на боевой курс. Если начертить курс противника в виде прямой линии впереди корабля, то лодка приближается к ней по перпендикуляру. Все ближе и ближе враг. Нужно только правильно выбрать момент выстрела. Командир настороженно ждет. Он уже определил курс корабля, определил его скорость. На стекле перископа, в самом центре, нанесен крест с делениями. Командир ждет того мгновения, когда корабль — та его часть, где расположены машины, — пройдет через крест.

Теперь и цель и торпеда находятся на определенных расстояниях от заранее выбранной командиром точки их встречи. В это мгновение достаточно выпустить торпеду, и через очень короткое время — через десятки секунд — произойдут столкновение и взрыв.

Звучит команда: «Аппарат, пли!»

Легкий толчок покачивает лодку. Из носового аппарата вырывается продолговатая тень и мчится вперед. На поверхности моря появляется светлый прямой след. Это путь торпеды. Лодка прячет свой перископ, на поверхности уже ничто не выдает ее присутствия. Командир ждет, напрягая слух. И когда звук глухого удара врывается в тишину лодки, перископ снова вылетает на поверхность. В нетерпеливом волнении командир нащупывает своим оптическим глазом вражеский корабль и находит его в тот миг, когда он кренится набок и затем идет ко дну.

 

Подводные «москиты»

На севере Норвегии в ее берега особенно глубоко, извилисто врезаются воды Альтенфиорда. Там, в этом фиорде, немцы устроили стоянку для своих линейных кораблей. Внутри Альтен-фиорда, еще глубже, еще извилистей в сушу вдается бухта Ко-фиорда, окруженная горами. Сюда, в этот узкий, но глубокий водный закоулок, немцы спрятали свой линейный корабль «Тирпиц». Больше всего немцы боялись нападений подводных лодок и торпедных ударов с воздуха. Два ряда противолодочных сетей перегородили узкий проход в бухту, где стоял «Тирпиц». Эти сети всегда охранялись сторожевыми кораблями. А сам «Тирпиц» был окружен специальными противоторпедными сетями, опускающимися на глубину до 15 метров. Как будто никак нельзя было проникнуть сквозь эти подводные, к тому же очень опасные стены, во всяком случае так думали фашисты.

Стоянка германского линкора «Тирпиц» в Ко-фиорде

1 — поврежденный германский линкор «Адмирал Тирпиц»; 2 — противоторпедные сети — подводные «стены» «Тирпица»; 3 — пловучая база эсминцев; 4 — следы нефти с поврежденного линкора; 5 — дежурный эсминец у сетей противолодочной обороны (ПЛО); 6 — танкер; 7 — противолодочные сети