В Италии Вермахт вел упорную и мастерскую кампанию против неприятеля, значительно превосходившего его как численно, так и по оснащению. Однако это была сугубо оборонительная кампания и мало что в ней напоминало о великих временах блицкрига.

Молодой лейтенант (слева) отдает команды своему унтер-офицеру, стоя на фоне итальянских гор.

Колонна штурмовых орудий StuG-IV, вооруженных 75-мм пушкой StuK-40, в Неаполе в сентябре 1943 г.

Солдаты оборудовали себе из непромокаемой плащ-палатки нехитрое укрытие среди камней и скал в Италии в 1944 г. Эта плащ-палатка была универсальна: каждый солдат мог носить ее поверх формы как плащ, а соединенные вместе, эти плащи образовывали тент.

Немецкие солдаты при содействии военно-морского флота высаживаются на юге Италии в августе 1943 г. после эвакуации из Сицилии. Фотография довольно редкая, потому что на ней мы видим немецкое десантное судно из тех, которые не использовались практически нигде, кроме Средиземноморья.

Расчет 75-мм противотанковой пушки Pak-40, занятый оборудованием оборонительной позиции рядом с домом в итальянской деревне в 1944 г. Когда работа закончится, позиция будет походить на обыкновенную пристройку к зданию и станет сюрпризом для наступающих танков союзников.

Установленный на станок-треногу пулемет MG-42 готов к бою. Южная Италия, 1943 г. Звук MG-42, известного войскам союзников как «Шпандау», из-за темпа огня напоминал при стрельбе стук дятла.

Весной 1943 г., когда стала очевидной близость победы в Северной Африке, руководители западных союзников, премьер-министр Уинстон Черчилль и президент Франклин Рузвельт, встретились для обсуждения дальнейших шагов. В то время как американцы высказывались за немедленную высадку на берегу Ла-Манша с целью освобождения Северо-Западной Европы, британцы осторожничали, сознавая потенциальную опасность отправлять неопытных солдат против войск Вермахта во Франции. Черчилль выступал за продолжение операций в Средиземноморье, отчасти чтобы войска могли попрактиковаться в морских десантах, но также и потому, что понимал слабость Италии как главного партнера немцев по альянсу стран «Оси». Называя Италию «мягким подбрюшьем» Европы, он предлагал начать кампанию в Сицилии, а затем перенести военные действия на территорию Апеннинского полуострова, что, как он считал, привело бы к крушению власти Муссолини и позволило бы открыть новый фронт, который бы стал притягивать ограниченные ресурсы немцев. Так пугавший Гитлера кошмар одновременной войны на востоке и на западе Европы вот-вот должен был стать реальностью.

Противотанковая пушка 75-мм Pak-40 в бою в Центральной Италии. 1944 г. Пушка не спрятана в орудийный (жоп, даже не замаскирована (ее расположение возле заметного издалека дерева говорит о неудачном выборе позиции). Судя по всему, на подготовку просто не оставалось времени — пушку пришлось вводить в бой с ходу.

Группа немецких пехотинцев, возглавляемая офицерами и унтер-офицерами, шагает к передовой в Италии в 1944 г. Судя по отсутствию у них напряжения, предполагается, что войск союзников поблизости нет; тот же факт, что они идут маршем в дневное время, говорит об отсутствии в воздухе вражеской авиации.

Американские военнопленные, захваченные в начале 1944 г. под Анцио, доставленные в пригород Рима с целью провести их по улицам города и продемонстрировать тем самым населению немецкую мощь. Танк в правом углу снимка — очевидно, привлекающая всеобщее внимание «Пантера».

Первым шагом предстояло спланировать и осуществить вторжение на Сицилию силами американской 7-й и британской 8-й армий из Северной Африки. Получившее название операции «Хаски», наступление началось в ранние часы 10 июля 1943 г. высадкой с моря по побережью от Сиракуз на востоке до Ликаты на западе при поддержке авиации с территории Африки и воздушного десанта, призванного захватить ключевые мосты и прочие объекты на пути продвижения союзников. Разведка точно выявила места дислокации 315 тысяч итальянских и 50 тысяч немецких солдат на острове, в состав контингента последних входили и те, кого вывезли из Северной Африки перед тем, как союзники овладели Тунисом. Одним из наиболее мощных соединений была дивизия «Герман Геринг», сухопутная часть Люфтваффе, укомплектованная танками «Тигр». Некоторые из разработчиков планов союзников предсказывали, что кампания будет жаркая.

В действительности же победа далась союзникам довольно легко, несмотря на отдельные кровопролитные бои. Вермахту приходилось разрываться на части, чтобы выполнить все приказы Гитлера, который с марта 1943 г. готовился к Курской битве, а чего ожидать от итальянцев — никто не знал. Последнее, впрочем, более или менее прояснилось в день высадки, когда итальянские части в Ликате обратились в бегство, и спустя две недели, когда в Риме решили свергнуть Муссолини. Однако к тому времени армии союзников прочно закрепились на побережье Сицилии и начали продвижение к главной цели наступления, к Мессине, точке в наиболее близко расположенной к материковой Италии оконечности острова. Осознав реальность угодить в ловушку, германское командование испросило разрешения (и получило его) на вывод своих войск на континент. К 17 августа 1943 г. союзники овладели Сицилией в результате кампании, продлившейся 38 дней, между тем 40 тысяч немецких и 60 тысяч итальянских солдат с большей частью своего снаряжения благополучно избежали плена. Если рассматривать этот эпизод во взаимосвязи с событиями на Восточном фронте (см. главу 8), нельзя не отметить того, что силы Вермахта были на пределе.

Политические события в Италии вынудили Гитлера обратить более пристальное внимание на Средиземноморье. Свержение Муссолини 25 июля привело к власти маршала Пьетро Бадольо, который приступил к обсуждению с союзниками условий капитуляции Италии. На тайных переговорах удалось достигнуть договоренности о том, что это произойдет в сентябре, как раз во время высадки союзников в Реджио, Таранто, Бриндизи и Салерно. Итальянские войска не станут препятствовать высадке и откроют союзникам дорогу на Рим, а затем и в Австрию. Реализация подобных планов означала бы катастрофу для Германии, южный фланг которой оказался бы открытым и которая не смогла бы отдавать все силы сдерживанию советского продвижения на востоке.

Танк PzKpfw-VIH «Тигр-I» из состава 508-го батальона тяжелых танков, сфотографированный на пути в Априлью в Италии в 1944 г. «Тигр-I» представлял собой грозную боевую машину, вооруженную 88-мм пушкой KwK-36 и защищенную 110-мм броней. Он превосходил любой из танков союзников как по вооружению, так и по броневой защите.

Тяжелое 170-мм артиллерийское орудие К-18 перед тем, как приступить к стрельбе по войскам союзников под Анцио в начале 1944 г. К-18 поступила на вооружение германских войск в 1941 г.; обладая дальнобойностью в 28000 м при темпе огня 1–2 выстрела в минуту, под Анцио она показала себя как весьма сокрушительное оружие.

Немецкий артиллерист тщательно наводит свою 210-мм тяжелую мортиру перед тем, как открыть огонь по позициям войск союзников в Центральной Италии в 1944 г. Хотя в 1942 г. приоритет был отдан 170-мм К-18, 210-мм Mrs-18 находила применение на протяжении всей войны. Темп огня ее достигал одного выстрела в минуту при максимальной дальности 18700 м.

Двое защитников Анцио в начале 1944 г. Оба солдата постарались сделать свою форму более подходящей для местности и позаботились о маскировке, что дает основания предположить, что они ветераны. У солдата слева итальянский 9-мм пистолет-пулемет «Беретта» М38А, числившийся по инвентарным спискам Вермахта как MP-38(i).

Вермахт принимает оборону на себя. Однако разведка снабдила Гитлера сведениями о возможности капитуляции его союзника, и как только он получил подтверждение, то отреагировал немедленно (итальянцы предполагали подписать тайную капитуляцию на Сицилии 3 сентября). Фельдмаршал Роммель, командующий немецкими войсками на севере Италии, разоружил итальянские дивизии в своем секторе, тогда как фельдмаршал Альберт Кессельринг проделал то же самое в районе Неаполя, поблизости от места предполагаемой высадки в Салерно.

Таким образом, когда части союзников в начале сентября в рамках операции «Аваланш» высадились в Салерно, их встретила 10-я армия генерала Генриха фон Фитингофа, наскоро переброшенная на юг Италии, и союзным дивизиям из состава американской 5-й армии генерал-лейтенанта Марка Кларка (включавшей американский 6-й корпус и британский 10-й корпус) пришлось в тяжелых боях захватывать береговой плацдарм, на котором им пришлось отражать удары танков фон Фитингофа. В период между 10 и 18 сентября операция по высадке в районе Салерно находилась под угрозой срыва. Кризис удалось преодолеть только после того, как Кларк получил подкрепление и на соединение с ним со своего плацдарма на юге устремилась 8-я армия генерала Монтгомери. 5 октября 1943 г. союзники овладели Неаполем.

Наскоро организованная Фитингофом оборона господствовавших над Салерно возвышенностей стала первой демонстрацией того, какого рода проблемы будут ждать союзников в Италии.

Когда они перешли в наступление с берегового плацдарма, немцы принялись планомерно отходить, используя любое как естественное, так и искусственно созданное препятствие для замедления продвижения неприятеля. 13 октября 5-я армия с боями форсировала реку Вольтурно, однако тут же путь наступлению преградила другая река, Гарильяно. Восточнее 8-й армии пришлось столкнуться с аналогичными сложностями на берегах рек Триньо и Сангро. На обоих участках положение еще более осложнилось с началом осенних дождей, к тому же союзники приближались к горным хребтам полуострова. Немцы не были лучше подготовлены или экипированы для горной войны, чем их противники, однако они быстро научились выбирать ключевые позиции для организации обороны на них. На исходе декабря 1943 г. наступление союзников забуксовало, что дало Кессельрингу как главнокомандующему всей обороной завершить оборудование так называемой линии Густава, протянувшейся от одного берега до другого через практически непроходимые горы. Кампания, начавшаяся для союзников в ожидании легких побед, быстро превратилась в изнурительную войну на истощение.

Линия Густава представляла собой самое неприступное укрепление на западе, прикрывавшее подступы к Риму по долине реки Лири. Центральным пунктом служила гора Монте-Кассино, возвышавшаяся на 520 м над городком Кассино с расположившимся наверху Бенедиктинским монастырем, однако и это была лишь часть обороны. Повсюду вокруг во множестве опорных пунктов расположились солдаты 14-го танкового корпуса генерал-лейтенанта Фридо фон Зенгера унд Эттерлина.

Название не дает правильного представления о характере соединения, поскольку танков в его составе насчитывалось очень мало, в действительности оборона находилась в руках пехоты, включая и парашютистов Люфтваффе, готовых блокировать любые передвижения союзников и наносить им ущерб. С этим они вполне справлялись.

Немецкие саперы готовят к взрыву мост в Италии с целью замедлить продвижение союзников, 1944 г. У солдата справа Железный крест 1-го класса и серебряный знак за ранение — символ проявленной в бою храбрости. Инженерно-саперные войска были незаменимы в оборонительных боях Итальянской кампании.

Немецкие пехотинцы на коротком привале по пути на передовую в Италии в 1944 г. Мотоциклист и велосипедист, вероятно, связисты, которые перевозят донесения и доставляют приказы. Все солдаты выглядят должным образом экипированными и готовыми идти в бой.

Немецкий мотоциклист остановился, чтобы перекурить с итальянскими солдатами, сохранившими верность Бенито Муссолини. 1944 г. После капитуляции Италии в сентябре 1943 г. некоторые ее части продолжали воевать на стороне стран «Оси», тогда как другие присоединились к союзникам. Непростой момент для Италии.

Как только Гитлеру доложили о готовившемся дезертирстве итальянцев из военного альянса с Германией в сентябре 1943 г., он немедленно приказал окружить и разоружить итальянские части. Спустя некоторое время колонна итальянских военнопленных наблюдает за тем, как немецкие солдаты распаковывают снаряжение. Предмет в центре на треноге — артиллерийский дальномер.

Мины служили важнейшим вооружением на всех ТВД, но особенно во время боев в Италии. Здесь немецкие саперы заняты установкой противопехотной мины Smi-35; они вкручивают взрыватель. Осколочная мина Smi-35 срабатывала при нажиме или при нарушении целостности провода растяжки.

Сражение при Кассино

Первое сражение при Кассино проходило в период с 17 января по 11 февраля 1944 г. Генерал Кларк подготовил фронтальное наступление, призванное служить маневром для отвлечения внимания немцев от морского десанта в тылу линии Густава под Анцио, назначенное на 22 января, и приказал британскому 10-му корпусу создать плацдармы на противоположной стороне реки Гарильяно, а американским 34-й и 36-й дивизиям — сделать то же самое на реке Рапидо. Обе реки были широкими и труднодоступными, и обе защищали окопавшиеся на северном берегу солдаты Вермахта. Фон Зенгер намеревался задержать противника, пока его войска разместятся на позициях ближе к самому Кассино, что ему удалось проделать с изрядной долей успеха. Хотя оба союзнических удара достигли цели — несмотря на ужасные погодные условия, плацдармы были созданы, — потери вынудили Кларка приостановить операцию до прибытия подкреплений.

Тем временем в соответствии с согласованными планами стартовала высадка в Анцио, получившая кодовое название операция «Шингл». Замысел операции был прост: если бы части союзников смогли высадиться в тылу линии Густава, немецкие позиции оказались бы под угрозой окружения. Перед лицом атаки с юга и с севера фон Зенгеру пришлось бы отходить, открывая дорогу на Рим. Однако механизм реализации планов оставлял желать лучшего.

Штурмовое орудие StuG-III открывает огонь по приближающимся танкам союзников где-то в Центральной Италии в 1944 г. Из-за своего низкого силуэта штурмовое орудие прекрасно подходило для действия из засад, хотя в данном случае ему приходится вести бой на открытой местности. Пыль поможет его бегству.

Немецкие солдаты ведут огонь из MG-42 на оборонительной позиции в горах Италии летом 1944 г. Пулеметчик использует цилиндрические магазины на 60 выстрелов каждый, а не ленту. Подобная местность типична для береговых районов Италии, в центре горы куда круче.

Солдаты итальянских фашистских войск, сохранивших лояльность Муссолини, убирают камни с пути танка PzKpfw-III, запечатленного на заднем фоне снимка. Осень 1944 г. Камни, вероятно, подбросили сюда итальянские партизаны, действия которых доставляли немало хлопот войскам стран «Оси», отвлекая их от боев на передовой.

22 января 1944 г. солдаты 1-й британской и 3-й американской дивизий, составлявших острие наступления американского 6-го корпуса генерал-майора Джона Лукаса, осуществили высадку без противодействия со стороны противника, однако не развивали успеха, а остались неподвижными. Какое-то время Рим лежал перед союзниками как на ладони, однако возможность была упущена. Части 14-й армии генерала Эберхарда фон Макензена устремились в район Анцио, демонстрируя, что Вермахт не утратил своей подвижности и гибкости. Немцы быстро заняли оборонительные позиции для сдерживания союзников на их береговом плацдарме. Итак, вместо многообещающего флангового маневра операция превратилась в кровопролитное противостояние.

В конце концов, 30 января Лукас решился наступать, отдав приказ об атаке двумя клиньями через Чистерну и Камполеоне. Его солдатам пришлось столкнуться со значительным противодействием. К тому же противник не только оборонялся, но и нападал: 16 февраля фон Макензен бросил вперед танки и пехоту, которым удалось прорваться едва ли не до самого побережья и пробить брешь между британским и американским участками. Вмешательство авиации и морских сил союзников спасло положение, но стало очевидным, что надежды на скорый успех у частей под Анцио нет. Лукаса отстранили от командования, заменив генерал-майором Люсьеном Траскотом, хотя шансов на то, что ему удастся изменить положение, было мало. Вермахт показал себя вполне компетентным и в обороне.

Справедливость данного утверждения немцы лишний раз доказали под Кассино, где превратили горы в грозную крепость. Хотя фон Зенгер намеренно не стал размешать войска в историческом Бенедиктинском монастыре, его парашютисты заняли сильные позиции в городке Кассино и на окрестных высотах. 15 февраля 1944 г., в канун второго сражения под Кассино, Кларк дал согласие на бомбардировку монастыря, поскольку считал его важным узлом обороны, после чего новозеландский корпус пошел в лобовую атаку, тогда как французские части отправились в обход для удара на Монте-Бельведере. Фон Зенгер, которого союзники освободили от ответственности за монастырь после того, как превратили его в руины, продлил линию своей обороны, включив в него и этот объект, и бросил имевшиеся у него немногочисленные танки против новозеландцев. 20 февраля союзники свернули наступление, не достигнув с военной точки зрения почти ничего.

Нечто подобное произошло и месяц спустя, во время третьего сражения под Кассино. 15 марта союзная авиация превратила Кассино в руины, после чего Кларк вновь послал в бой новозеландцев. Результат был вполне предсказуем. Союзникам удалось немного продвинуться в окружавших горах, где их войска в ряде отчаянных рукопашных схваток с немецкой пехотой и парашютистами, готовыми заставить противника дорого платить за успехи, ценой большой крови захватили несколько опорных пунктов неприятеля. К 25 марта сражение пришлось прекратить.