6 июня 1944 г. союзники высадились в Нормандии. Недоукомплектованные дивизии Вермахта мало что могли противопоставить всем этим бесчисленным армадам танков, самолетов и обеспеченным всем необходимым армиям. Оставалось одно — с боями отступать все дальше и дальше к границам Германии.

Генерал-лейтенант Карл фон Шлибен сдается американской 9-й пехотной дивизии в Шербуре 26 июня 1944 г.

Фельдмаршал Эрвин Роммель (слева), командующий группой армий «Б» во Франции, во время инспекционной поездки по Атлантическому валу в 1944 г.

Роммель (справа) с фельдмаршальским жезлом в правой руке, при ордене «Пур-ле-Мерит» и Рыцарском кресте с дубовыми листьями и мечами на шее, во время инспекционного объезда немецких частей во Франции весной 1944 г. Вторжение союзников в Нормандию не за горами; судя по их решительному виду, эти солдаты готовы отразить неприятельский натиск.

Фельдмаршал Герд фон Рундштедт (1875–1953 гг.), главнокомандующий германскими войсками Германии на Западе, во время инспекционной поездки с офицерами по побережью Франции в 1944 г. Фон Рундштедт был убежден, что союзники начнут высадку в Па-де-Кале.

Летом 1944 года, в то время как части Вермахта отчаянно дрались в Италии и на Восточном фронте, для Германии загремели громы новой грозы. 6 июня союзные войска под верховным командованием генерала Дуайта Эйзенхауэра осуществили морские и воздушные десанты на побережье Нормандии с целью уничтожить немецкие войска на Западе и наступать затем прямо на Берлин. Если раньше ситуация складывалась для Гитлера плохо, теперь она стала близка к катастрофе. Это означало, что на западе Европы начиналась полномасштабная война, а также то, что не имевшему почти уже никаких резервов Вермахту придется еще сильнее дробить свои последние силы. Германия уверенно приближалась к моменту, когда ей будет просто неоткуда черпать живую силу. К концу 1944 г. свыше 10 миллионов человек сражались в немецкой военной форме, многие из них были набраны с негерманских территорий, военная промышленность тоже работала на полную мощность и давать больше просто уже не могла. Вскоре Вермахту предстояло вести действия по обороне собственно Германии и ради своего собственного выживания.

Все имевшееся в наличии вооружение отправлялось на укрепление Атлантического вала, однако, принимая во внимание потребности жадного до живой силы и техники Восточного фронта, Западу обычно удавалось заполучать лишь нечто второстепенное. Примером может служить эта 100-мм легкая полевая гаубица чешского производства le.FH-30(t).

Канадские солдаты вынуждены поднимать руки на берегу у Дьеппа после катастрофической высадки 19 августа 1942 г. Дьепп обошелся союзникам более чем в 1000 погибших, однако извлеченные из неудачного мероприятия уроки дали бесценный опыт, пригодившийся при планировании высадки в день «Д».

Немецкие артиллеристы заняты подготовкой 105-мм легкой полевой гаубицы le.FH-18 («Мюндунгбремзе») к боевым действиям на улице Шербура в июне 1944 г. Орудие представляет собой улучшенный вариант обычной гаубицы этого типа, снабженный усовершенствованным противооткатным механизмом и дульным тормозом, позволяющими увеличить вес заряда снаряда.

Немецкие солдаты оборудуют оборонительные позиции в Нормандии в 1944 г. 75-мм противотанковая пушка Pak-40 замаскирована, однако выбор дороги для размещения орудия кажется странным, что дает право предположить, что снимок сделан во время учений накануне вторжения союзников. При всех этих условиях расчет уязвим перед атакой с воздуха.

Ошибки немцев в преддверии дня «Д»

Высадка союзников в Нормандии удалась отчасти потому, что Гитлер считал ее ложным отвлекающим маневром, за которым последует настоящий удар по французскому побережью в районе Па-де-Кале. В результате этого Нормандию обороняли не самые лучшие войска. За исключением только что вернувшейся с Восточного фронта 352-й дивизии, многие части комплектовались за счет ненемецкого личного состава и не дотягивали до среднего уровня, в то время как танковый резерв, который мог бы изменить ход событий, придерживался и не вводился в дело до тех пор, пока уже не стало поздно. Однако даже при всех этих условиях союзники не сумели достичь всех поставленных целей в день «Д», позволив Гитлеру двинуть в бой некоторые резервы и дав возможность имевшимся в наличии у противника войскам организовать упорную оборону. Тут им помогала местность, условия которой Вермахт так хорошо умел использовать, поскольку районы в глубь материка от береговых плацдармов, особым образом устроенные огороды под названием «бокаж», а плюс к тому разливающиеся устья рек и капитальные кирпичные здания сел и городков, предоставляли прекрасные возможности для сдерживания натиска союзников. Продвижение давалось очень непросто. Союзники располагали бесспорным превосходством в воздухе, что не позволяло немцам осуществлять передислокацию войск в дневное время без больших потерь, однако опыт Восточного и Итальянского фронтов, где немцы мастерски овладели техникой создавать помехи на пути рвущегося вперед неприятеля, заметно компенсировал материальные преимущества союзников. Бои в Нормандии не обещали превратиться в увеселительную прогулку.

Немецкие солдаты несут раненого товарища вдоль каменной стены к месту расположения перевязочного пункта в Нормандии в июле 1944 г. Фотография предоставляет возможность получить представление о специфических сложностях местности. Ряды высоких изгородей из грунта и дерева — «бокаж» — помогали немцам в Нормандии сдерживать продвижение союзников.

Танк PzKpfw-IVG на оборонительной позиции в небольшом городке в Нормандии в июле 1944 г. Дерево позволяет укрыть машину от воздушной разведки союзников, хотя, конечно же, наскоро собранные ветки и ставни дома вряд ли способны, замаскировать танк так, чтобы его не заметил противник на земле. Впрочем, у экипажа есть надежда, что это произойдет позже, чем заговорит их пушка.

В первые дни после начала вторжения, когда союзники сосредоточивались на береговых плацдармах и накапливали там силы, немцы часто просто ничего не могли сделать, чтобы помешать этому. К 12 июня пять первоначальных участков высадки — «Юта» и «Омаха» на западе, «Голд», «Юнона» и «Суорд» на востоке — соединились. Единственную контратаку 6 июня немцы предприняли силами 21-й танковой дивизии, которая выдвинулась к побережью из Кана, но была остановлена огнем морской артиллерии. Оказавшись перед сим свершившимся фактом, фельдмаршал фон Рундштедт, главнокомандующий войсками на Западе, попытался обеспечить передислокацию резервных частей для сдерживания действий противника с плацдарма. Несмотря на диверсии на железных дорогах Франции, осуществляемые бойцами Сопротивления, а также ударов по транспортной инфраструктуре авиации союзников, германское командование кое-чего достигло в данном направлении. Стремление британцев воспользоваться брешью в обороне в районе Вилер-Бокаж не увенчалось успехом в результате контрмер горстки бойцов 1-й танковой дивизии СС, возглавляемых оберштурмфюрером (лейтенантом) Михаэлем Виттманом, который 13 июня едва ли не в одиночку смог обломать острие наступления 7-й бронетанковой дивизии англичан.

Однако Вермахт располагал не такими уж большими преимуществами. Сконцентрировав резервы против британцев в районе Кана, который рассматривался как важный центр коммуникаций, немцы почти ничего не смогли отправить дальше на запад против американцев. В результате 18 июня последние смогли прорваться на Котантенском полуострове и спустя 11 дней овладели Шербуром.

Вместе с тем, несмотря на этот успех, противнику удавалось долго сдерживать натиск союзников. Небольшие немецкие части, нередко вообще одиночные танки или штурмовые орудия, при поддержке пехоты очень эффективно использовали «бокаж», не давая союзникам прорваться. Генерал Монтгомери, командовавший десантными силами союзников до прибытия Эйзенхауэра во Францию в начале сентября, развернул ряд отдельных атак в районе Кана, чтобы ослабить давление на американцев и дать им возможность прорваться на своем участке, но также и с целью связывания немецких частей кампанией на истощение. На исходе июня британский 8-й корпус, действуя в рамках операции «Эпсом», нанес удар в районе Одноской долины; в середине июля Монтгомери сконцентрировал силы бронетанковых дивизий для броска по плану операции «Гудвуд», направленной на фланговый обход Кана с востока. В обоих случаях британцы располагали мощнейшей огневой поддержкой со стороны артиллерии, авиации и даже боевых кораблей, и в обоих случаях они понесли потери, сделав неоправданно малые территориальные приобретения.

К лету 1944 г. союзники достигли полного превосходства в небе над Нормандией, вынуждая немецких солдат к осторожности в дневное время. Вермахту приходилось зарываться в землю. В окопчике для индивидуальной защиты солдат не виден летчику, как этот молодой боец, который, похоже, успел усвоить формулу: «хочешь прожить подольше — окапывайся».

PzKpfw-II, за которым следует грузовик снабжения, объезжает попавший в аварию тяжелый танк на узкой дороге в Нормандии в 1944 г. PzKpfw-VI «Тигр-I» съехал в ров и теперь потребуются три тяжелых артиллерийских тягача (один из которых виден на снимке), чтобы вытащить его оттуда. Между тем в любой момент и танк, и его спасатели могут пасть жертвами воздушного налета.

Части Вермахта, закапываясь в землю и тем или иным способом удачно используя естественные укрытия региона, не просто смогли уцелеть под тяжелейшими обстрелами, но и сохранили боеспособность. И в этом им в немалой степени помогало вооружение, зачастую заново созданное или усовершенствованное для оборонительных боев на Восточном фронте. Танки «Пантера» и «Тигр» показали свое превосходство в броне и вооружении перед бронетехникой союзников — версия 88-мм зенитки, превращенная в главное вооружение боевой бронированной машины, еще лучше, чем прежде, справлялась с ролью противотанкового средства; пулемет MG-42 и многоствольные минометы «Небельверфер» давали пехоте возможность обеспечивать продолжительный огонь и срывать атаки противника. Так, например, только за два дня операции «Гудвуд» британцы потеряли свыше 400 танков в безнадежных боях, что обусловливалось слабым взаимодействием между родами войск и неразберихой, царившей среди командиров бронетанковых дивизий Монтгомери, характерной для подвижной войны, которую немцы успешно вели еще в 1940 г. и не разучились делать это спустя четыре года, даже находясь в обороне.

Монтгомери все же сопутствовал успех, по крайней мере, в одном. Пока вокруг Кана шли бои, немцы не могли посылать резервы куда бы то ни было еще, давая возможность американцам почти беспрепятственно готовить прорыв на западе. Генерал-лейтенант Омар Брэдли, американский командующий в этом районе, планировал крупномасштабное наступление к линии от Кутанса к Сен-Ло и Комону, после чего он мог бы начать массированный прорыв к Авраншу. Хотя ему и не приходилось встречать столь же упорного противодействия, как англо-канадским войскам восточнее, местность (да и погода) превосходным образом способствовали упорной обороне немцев. Вместе с тем попытки выбить их путем применения массированных ударов с воздуха оказались небезуспешными, что позволило 25 июля начать операцию «Кобра», однако бои за развитие темпа наступления выдались жаркие. Кутанс пал только 28 июля, затем спустя два дня — Авранш. В тех боях немцы потеряли 100 драгоценных для них танков.

К тому моменту оборона Вермахта в Нормандии начала постепенно разрушаться, отчасти из-за упорного натиска союзников на оба фланга, но в немалой степени и по причине ряда командных перетасовок. 1 июля Гитлер освободил от обязанностей командующего фон Рундштедта, заменив его фельдмаршалом фон Клюге; 17-го числа фельдмаршал Роммель, возглавлявший группу армий «Б» в Нормандии, подвергся налету неприятельской авиации и с тяжелейшими ранениями был отправлен в тыловой госпиталь. Тремя днями позже, 20 июля, Гитлеру посчастливилось пережить покушение — взрыв бомбы в его ставке в Растенбурге. Поскольку выяснилось, что заговор — дело рук разочарованных его руководством армейских офицеров, он инициировал серию чисток, лишив командных постов многих способных офицеров Вермахта, и лишь усугубил проблему, еще больше ослабив командные структуры, и так уже понесшие огромные потери на фронтах.

Это обстоятельство, вкупе со способностью промышленности союзных держав заметно обгонять немцев в темпах производства вооружений, означало, что исход битвы в Нормандии предрешен. После овладения Авраншем командующий вновь сформированной американской 3-й армией генерал-лейтенант Джордж Паттон смог быстро продвинуться в глубь материка, а затем развернул основные силы своих войск в северо-восточном направлении к реке Сена, создавая угрозу окружения немецким частям в районе Кана. Скованные на позициях атаками англо-канадских войск из Кана и Фалеза, основные силы немецкой 7-й армии и поддерживающей ее 5-й танковой армии оказались вскоре под ударами со всех сторон, попав в так называемый Фалезский мешок. Хотя горловина мешка окончательно закрылась не ранее 20 августа 1944 г., в нем на тот момент осталось около 60 тысяч измученных солдат Вермахта, а вместе с ними тысячи грузовиков и 500 единиц бронетехники. Сражаясь в безнадежной битве под адским огнем авиации и артиллерии, свыше 10 тысяч человек лишились жизни, остальные же сдались в плен.

Немецкие артиллеристы за работой во Франции в августе 1944 г. Они вставляют назад в бетон сошники станин своей 105-мм легкой полевой гаубицы le.FH-18 («Мюндунгбремзе»), которые вырвало оттуда силой отдачи от выстрелов.

Солдаты загружают 88-мм противотанковые гранатометы «Ракетенпанцербюксе» 54 в закамуфлированную штабную машину в Нормандии в июле 1944 г. RPzB-54, прозванный «Панцершрек» (т. е. буквально «ужас для танков». — Прим. пер.), представлял собой версию американской «базуки», однако более эффективную. В условиях местности Нормандии он стал идеальным оружием для действия из засад.

Американский солдат (слева) изучает остатки немецкой колонны, подвергнувшейся сокрушительному воздушному удару союзной авиации в так называемом Фалезском котле в августе 1944 г. Обломки искореженной техники сдвинули на обочину, чтобы не задерживать продвижения — война ведь еще продолжается, — однако тела погибших еще предстоит предать погребению.

Франция освобождена

К тому времени союзники открыли еще один фронт в Европе, начав операцию «Дрэгон» — морские и воздушно-десантные высадки на юге Франции, где немцы оказали лишь слабое сопротивление, что привело к быстрому продвижению союзников по долине реки Рона. На севере 25 августа наступающие части освободили Париж, и, когда союзники выступили на территорию Бельгии, стремясь к границам Германии, когда соединились на юге с войсками, участвовавшими в операции «Дрэгон», почти вся Франция была очищена от немецких оккупантов.

Перенапряжение — огромная усталость, вызванная непрерывными тяжелыми боями. Немецкий военнослужащий, прижимая к себе винтовку, жует яблоко, сорванное в саду в Нормандии. Август 1944 г. Посмотрев в его глаза, американец скажет «что-то он там такое видит, в 1000 ярдах отсюда».

Когда союзники прорвались с береговых плацдармов Нормандии в августе 1944 г., немцам пришлось отходить. Погодные условия, а также сложности на линиях коммуникаций у союзников позволили их врагу перевести дух и прийти в себя.

Немецкие пехотинцы устанавливают свой 80-мм миномет GrW-34 на позицию в нормандских живых изгородях в июле 1944 г. GrW-34 представлял собой надежное и точное оружие, способное в руках опытного расчета развивать темп огня 25 выстрелов в минуту. В условиях Нормандии он показал себя очень эффективным средством поражения.