В сентябре 1939 г. германской армии потребовалось меньше месяца, чтобы сокрушить своего польского оппонента, а к июню 1940 г. печальная судьба постигла Норвегию, Нидерланды, Бельгию и Францию, которые превратились в полигоны для практического воплощения идей теоретиков блицкрига.

Пехотный лейтенант приказывает остановиться своим солдатам. Место и время действия — Польша, сентябрь 1939 г.

1 сентября 1939 г.: Германские части переходят западные границы Польши, их колонны снабжения повсюду, где только видит глаз.

Германские войска при содействии пограничников крушат пограничный пункт между Германией и Польшей 1 сентября 1939 г. Свидетельства вроде этого убедили союзников Польши в том, что нацисты не шутят. Спустя двое суток Британия и Франция объявили Германии войну.

Лейтенант готовится инструктировать своих подчиненных накануне броска на оборонительные рубежи Варшавы в сентябре 1939 г. По лицам солдат, а особенно по их форме, потерявшей лоск мирных дней, можно понять, что война — не легкая забава.

Вторжение войск Гитлера в Польшу стартовало на рассвете 1 сентября 1939 г., когда немецкая авиация нанесла серию ударов по польским аэродромам с целью захватить господство в воздухе. Когда бомбардировщики и истребители-бомбардировщики возвратились на свои базы, через границу двинулись сухопутные силы, насчитывавшие свыше 1,5 миллиона человек при 2500 танках и около 10 тыс. артиллерийских орудий. Наступление предпринималось на двух основных направлениях: группой армий «Север» (генерала Федора фон Бока) из Померании и Восточной Пруссии, в задачи которой входило преодоление «Польского коридора» в направлении Данцига и создание угрозы Варшаве с севера, и группой армий «Юг» (генерала Герда фон Рундштедта) из Силезии и Словакии, которой предстояло разгромить польские части, оборонявшие подступы к Варшаве с запада и с юга.

Противостоявшая силам вторжения польская армия — 1 миллион человек при 475 танках и 2800 артиллерийских орудиях — была весьма неудачно дислоцирована в приграничных районах, к тому же не обладала должной степенью подвижности. Полякам ничего не оставалось, кроме как драться на своих позициях, понимая при этом, что новый союзник Гитлера, Советы, вполне может ударить им в спину с востока.

Колонна легких танков PzKpfw-IB из состава 1-й танковой дивизии движется на восток от западной границы Польши в начале сентября 1939 г. Белые кресты на броне танков характерны только для Польской кампании, скоро на смену им пришли более привычные черные с белой окантовкой (как оказалось, белые кресты превращали технику в слишком удобную мишень для противотанковой артиллерии).

Польским частям пришлось отступать, и, отступая, они отчаянно пытались задержать немецкий блицкриг, блокируя дороги. На снимке мы видим бронемашину SdKfz-231 и мотоциклистов, которые ждут, пока гражданские лица очистят им путь. Подобные препятствия доставляли мало хлопот немцам, бронетехника которых уверенно шла вперед, сметая все на своем пути.

Польская кампания

Первая кампания Второй мировой войны отличалась быстротой и решительностью. На севере немцы прорвали «Польский коридор» уже к 5 сентября, соединив Померанию и Восточную Пруссию впервые с 1920 г.; в тот же день они заняли Познань, открывая себе путь на Брест-Литовск. На юге фон Рундштедту, однако, пришлось преодолевать сопротивление поляков на реке Бзура, однако к середине сентября он окружил основные силы противника как на данном участке, так и около Кракова. Последние остатки польских войск были разгромлены с вступлением в войну Советов. 27 сентября пала Варшава, подвергнутая Люфтваффе «бомбардировкам устрашения», и Польша была поделена Германией и Советским Союзом по реке Буг. Прошло всего четыре недели, и Польша уже лежала поверженной в прах, а ее союзники, Британия и Франция (обе они объявили Германии войну 3 сентября), в изумлении взирали на деяния Вермахта, столь убедительно продемонстрировавшего свою мощь.

Победа вполне вписывалась в систему взглядов Гитлера на подходы к ведению войны. Хотя цена ее была довольно высока — около 15 тысяч немецких солдат сложили головы в Польше, авиация потеряла примерно 500 машин, включая и сильно поврежденные самолеты. Несмотря на то что боевые действия продолжались недолго и велись весьма решительно, все же на сей раз Вермахт не продемонстрировал, если так можно выразиться, блицкрига в чистом виде, поскольку бронетехника, например, действовала не отдельными сосредоточенными формациями, а по большей части использовалась для поддержки наступления пехоты.

Инженерно-саперные части являлись жизненно важными участниками блицкрига, особенно когда на пути наступления появлялась водная преграда. Здесь мы видим мост, в кратчайшие сроки наведенный саперами через Вислу около Быдгоша в сентябре 1939 г. На зад нем плане виднеется мост, разрушенный немецкой авиацией.

Немецкие солдаты угощаются горячим обедом на одной из полевых кухонь, повсеместно прозываемых «Гуляшка-ноне», или «Гуляшная пушка». Фотография сделана, по всей видимости, в Польше где-то на исходе сентября 1939 г., когда погода ухудшилась, и солдатам пришлось облачаться в шинели и плащ-палатки.

Пехотинцы со своим командиром в звании унтер-офицера (слева) наслаждаются передышкой, возможностью покурить, в один из дней в начале Польской кампании в сентябре 1939 г. У всех солдат за поясами готовые к применению ручные гранаты М39.

И все же стремительность атаки немцев произвела шокирующее впечатление на поляков, не сумевших организовать соответствующей обороны. Нет ничего удивительного, что в конце 1939 г. Гитлер, готовясь к броску на Запад, распорядился увеличить количество танковых дивизий в составе Вермахта.

При этом по иронии судьбы бронетехнике не пришлось играть столь уж большой роли в немецком вторжении в Данию и Норвегию в апреле 1940 г. — операции под кодовым названием «Везерюбунг», первой кампании, в которой все рода Вооруженных сил Германии (флот, авиация и сухопутные войска) действовали координированно в далеко идущих устремлениях обеспечить более прямой доступ к портам Северной Атлантики, где подводные лодки и надводные боевые корабли нацистов уже наносили удары по караванным путям союзников. Операция потребовала развертывания довольно крупных сил — использования основных ресурсов надводного флота Кригсмарине (военно-морских сил), 28 подлодок, свыше 500 самолетов и 8 армейских дивизий, — а кроме того, применения новых методов, включая планерные и парашютные десанты с целью овладения аэродромами и другими ключевыми участками обороны противника в попытке подорвать ее на самом раннем этапе.

Поначалу все разворачивалось гладко. 9 апреля Дания капитулировала, главным образом из страха перед беспощадными бомбардировками Копенгагена, и германские войска почти без противодействия заняли ряд важных норвежских объектов, включая Нарвик, Тронхейм, Берген, Ставангер и Кристиансан. Однако эти немецкие анклавы были изолированными, и, поскольку Британия и Франция направили войска в помощь норвежцам, положение сил вторжения осложнилось. Морские потери у немцев начали быстро расти, и если бы не удачный захват парашютистами аэродромов, позволивший транспортным самолетам доставлять все необходимое прямо с севера Германии, проблема снабжения сильно повредила бы немцам.

Польский штабной офицер (слева) за обсуждением условий сдачи Варшавы с немцами 26 сентября 1939 г. Присутствие гражданского представителя говорит об окончании боевых действий в Польше. По прошествии всего лишь менее месяца с ее начала первая кампания блицкрига фактически уже завершается.

Гитлер с триумфом въезжает в Варшаву 5 октября 1939 г. В составе его эскорта впереди на снимке видна разведывательная бронемашина SdKfz-222 — свежевыкрашенная по такому торжественному случаю. Фюрера горячо приветствуют, но не местное население, а его собственные войска. На командире эскорта довольно любопытный черный берет, вышедший из употребления в начале 1940 г.

Унтер-офицер (справа) готовится отдать приказ своим солдатам в пригороде Варшавы в сентябре 1939 г. Если приглядеться, можно рассмотреть на заднем плане радиовышку. Однако гораздо лучше видны штыки к 7,92-мм винтовкам 98К на поясах у солдат.

Немцы обосновываются в Норвегии

Так немцам удалось укрепиться на юге Норвегии, соединив свои анклавы в Бергене и Тронхейме и захватив Осло. 14 апреля британские части высадились в Намсусе, а спустя четыре дня в Ондальснесе с целью удержать центральную часть страны, однако вскоре под напором противника им пришлось отступить. К началу мая немцы прочно укрепились всюду, кроме самого севера — Нарвика и его окрестностей, откуда союзники выбили их запоздалой атакой, начавшейся 13 мая. Однако британцы и французы не смогли удержать Нарвик и 9 июня оставили его, позволив немцам завершить захват страны.

Как и в Польше, потери Вермахта в этой операции не были такими уж незначительными — 5700 убитых, плюс к тому потеря 13 боевых кораблей и 6 подлодок.

Генерал Эдуард Дитль (1890–1944 г.), командующий немецкими горными стрелками, принимавшими активное участие во вторжении в северные районы Норвегии, как видно, выговаривает оператору. Нарвик, июнь 1940 г. Небольшая железнодорожная платформа на гужевой тяге не слишком привычный, но зато весьма практичный способ передвижения.

Горный стрелок преодолевает водную преграду на сильно пересеченной местности в Северной Норвегии, 1940 г. Применение велосипедов имело целью увеличение подвижности, хотя в данном конкретном случае наличие подобного средства передвижения скорее способствует обратному. Обратите внимание на характерные высокие горные ботинки.

Горные стрелки в Норвегии ведут по позициям противника огонь из 80-мм миномета GrW-34. Погода холодная, а местность неровная, последнее отчасти служит причиной, которая заставила расчет установить опорную плиту миномета прямо на дороге, что не самым лучшим образом способствует поглощению отдачи при выстреле.

Между тем стратегические выгоды кампания принесла ощутимые, несмотря на то что продолжалась всего несколько недель. Стремительные атаки, решительные наступления начали становиться своего рода визитной карточкой Вермахта, солдаты которого с каждым разом все сильнее верили в себя и внушали все больше страха врагу.

Однако если кампании в Польше и в Скандинавии произвели сильное впечатление на мир, то, что случилось в мае — июне 1940 г. во Франции, Бельгии и Нидерландах, повергло его в шок. Никто в сентябре 1939 г. не осмелился бы предположить, сколь уязвимыми окажутся британцы и французы перед лицом немецкой атаки. Франция чувствовала себя в безопасности за грозными укреплениями линии Мажино, протянувшимися по границе с Германией, к тому же она располагала значительными войсковыми ресурсами для ведения операций на любых фронтах, не говоря уже о том, что сразу же после начала войны во Францию направились британские экспедиционные силы. Надо заметить, что. несмотря на свою относительную малочисленность (девять дивизий), контингент этот был, в отличие от Вермахта, полностью моторизованным.

Всего же к весне 1940 г. союзники могли противопоставить агрессору свыше 100 дивизий, более 2000 танков и 4000 боевых самолетов, при этом они не сомневались в отношении того, что маршрут немецкого наступления будет пролегать через Бельгию и Нидерланды в обход как линии Мажино, так и труднопроходимой местности Арденн. План их был прост: дождаться, когда немцы нападут на Бельгию и Голландию, и бросить на север свои мобильные колонны, чтобы преградить путь силам вторжения.

Британские солдаты, взятые в плен во время боев в районе Тронхейма в апреле 1940 г., под конвоем направляются на корабль, который отвезет их в лагерь военнопленных в Германии. Этих несчастных жертв пагубной стратегии союзников в Норвегии ждет пять долгих лет неволи.

Немецкий солдат укрепляет нацистский флаг на обелиске, отмечающем линию Полярного круга в Северной Норвегии в мае 1940 г. Пистолет у него на поясе предположительно польский ViS (или «Радом») Р35(р) калибра 9 мм, вероятно, трофей сентября 1939 г. Немцы обычно не гнушались пускать в дело доставшиеся им в боях оружие и технику.

Нарвик после ухода союзных войск в начале июня 1940 г. Потеря этого важного порта, через который шла доставка шведской железной руды, стал болезненным, ударом для дела союзников, но куда худшее ждало их впереди — оккупация Нидерландов, Бельгии и Франции.

Изъяны в тактическом подходе союзников

Сами по себе выводы эти представлялись довольно логичными. между тем союзные армии не были сильны настолько, насколько это могло казаться. Взаимодействие между авиацией и сухопутными войсками оставляло желать лучшего, танки распределялись как средства непосредственной поддержки пехоты и, таким образом, наблюдалось распыление ударных сил, механизм координации действий между союзниками практически не работал, а кроме того, поскольку полная томительного ожидания зима 1939–1940 гг. прошла в бездействии. боевой дух личного состава заметно снизился. Оживление наступило только в январе 1940 г., когда в нейтральной Бельгии потерпел аварию самолет Люфтваффе, вследствие чего союзники получили сведения о схеме немецкого вторжения в Бельгию и Нидерланды — план «Гельб» (т. е. «Желтый»). Официальные лица Бельгии вернули план владельцам в том виде, в котором он им достался, хотя союзникам, разумеется, стали известны детали, которые только укрепили военное руководство Британии и Франции в правильности их оценок.

Деморализованные бельгийцы сдаются немцам в мае 1940 г. Плохо подготовленная к войне бельгийская армия не могла серьезным образом противостоять наступлению группы армий «Б», несмотря на поддержку, оказанную ей французской армией и британскими экспедиционными силами. 28 мая Бельгия капитулировала.