До нужно леса мы добрались благополучно, танк и бронемашины с десантом въехали в лес по старой заросшей дороге, прокладывая путь, следом и мы направились. Ехали долго, до пяти часов утра и встали только когда начало светать. Оказалось «БПЛА» летал и над лесом и офицеры видели это озеро, решив остановиться у него. Мне об этом не сообщили, не беспокоя, с одной стороны я их понимал, действенно был плотно занят работами по порталу, и даже радовался, у меня росли личности со своими характерами. Да и воспитывал я их так, чтобы каждый имел своё мнение, а не заглядывал мне в рот, ожидая приказов. Нормально парни отработали, я это им так и сообщил по рации, молодцы мол.

Когда колонна встала в лесу, вдали был просвет и виднелась гладь озера, я покинул машину и, осмотревшись, подозвал офицеров. Когда все собрались, я стал отдавать приказы:

— Одна, на тебе организация лагеря. Вольт, разворачивай штаб, на тебе обеспечение безопасности и обороны. Мик, на тебе война с немцами, нам нужны трофеи. Основное направление авиация, у нас её мало, всего один самолёт, нужно много.

— Есть куда грузить, товарищ майор? — удивился тот. — У нас же складов раз-два и обчёлся, да и те полны.

— Есть. Я пока с порталом возился, нашёл возможность открывать те склады, которые ранее не мог без своей магии. У нас есть два пустых баула приготовленных для эвакуации эшелонов, они вполне подойдут для авиации и всей её инфраструктуры. Действовать будешь так, захватываешь аэродром со всех техникой и обеспечением, можно и с техническим составом, этих знаний у меня нет, вызываешь меня, прилетаю на «Шторьхе», загоняем в баул всю технику, я возвращаюсь, вы работаете дальше. Нужна не только авиация, что захватите, то будет наше.

— Ясно — кивнул тот — разрешите выполнять?

— Выполняйте — кивнул я и посмотрел на остальных офицеров. — Есть вопросы?

Конечно они были, так что я стал спокойно отвечать на град вопросов, многие офицеры получив задания отходили. Кто присоединился к формирующейся группе Мика, кто начал работу по лагерю. Малышня и другие ученики, наконец, получили разрешение покинуть кузова машин, так что стоял шум и гам.

Одна озаботилась поиском места, где будет разбит лагерь, я отошёл в сторону и прямо в лесу развернул три склада. Бойцы сразу же стали их маскировать сетями, сюда же подъехали обе мои машины, из одной вытащили пленных, для них уже ставили палатку, из другой осторожно сняли портал, и его тоже поместили в палатку. В другую естественно. Всё, моё рабочее место на ближайшее время подготовлено, в этой же палатке была установлена койка. Но это ещё не всё, одну из девчушек четырнадцати лет, я отозвал в сторону и после её согласия внедрил в голову знания по пилотированию немецких самолётов. Пока у нас будет один пилот, но потом увеличим лётную группу. Через десять минут она очнулась и побежала принимать технику. Там же на складе ей должны выдать трофейный лётный комбинезон и шлемофон, и помогут выкатить самолёт. Комбез она сама ушьёт по размеру. Небольшая полянка у озера вполне вызволяла совершать взлёт и посадку на этом типе машин. Девчушка была бойкая, ранее она была при штабе радисткой, и тут же озаботилась топливом и моторным маслом для своего аппарата. К счастью на одном из складов, где имелся ГСМ, было то, что ей нужно, так что десяток парней из средней возрастной группы помогали ей перевести «Шторьх» из транспортного состояния до готового к полёту. Та придирчиво наблюдала за всеми работами, командуя ими.

Лагерь создавался на новом месте заново, ставились платки, организовывалась кухня, туалеты. Бойцы активно работали над обороной, делались засеки, пулемётные позиции, капониры для бронетехники.

Мик пока отправляться в рейд не спешил, он просто не знал куда. Беспилотник с поляны, где стоял «Шторьх» просто не взлетит, длины полосы не хватит, поэтому капитан отправил пару машин с операторами на опушку леса, там с поля те подняли аппарат и до вечера он крутился над окрестностями, делая съёмку на триста километров во все стороны, пришлось опять использовать ретранслятор на шаре. Но зато в штабе теперь была вся информация, которая позволяла планировать дальнейшие шаги. Кто-то спросит, зачем я так свечу свои подразделения, но о первой причине я уже сообщил, тренировка, жёсткая, в боях, но тренировка для набирания опыта. Ну и второе, чего им тут скучать в лагере, пусть развеяться, на мир посмотрят, себя покажут. Многие из бойцов читали мемуары Рокоссовского или Жукова и хотели повоевать с немцами. Да и художественную литературу читали и, что уж говорить, фильмы смотрели. Да-да, ещё в замке я сделал кинотеатр с большим плазменным телевизором, и там крутились фильмы. Пиндосовские я не показывал, там выс*р мозга, а вот советские комедии и фильмы о войне крутил постоянно. Так что о Великой Отечественной войне бойцы и другие ученики знали много, это держало их в возбуждении. Ну как я им не дам повоевать, раз такая возможность есть? Так что моё решение было хорошо продуманным. Кстати, на заметку, когда под вечер беспилотник возвращался, его атаковала сверху пара истребителей, это были «мессеры». Видать система воздушного наблюдения у немцев сработала как надо и на «БПЛА» натравили истребители с ближайшего аэродрома.

Оператор беспилотника получил уникальный опыт, он сбил оба «худых». Естественно он издалека их заметил, а так как из вооружения были только пушки, ракетами он до этого расстрелял паровозы двух войсковых эшелонов, это чтобы зря не возить с собой ракеты, то во время атаки увёл беспилотник в сторону и сел на хвост паре. Те пытались разделиться, но это не помогло, была разница в скорости. Сперва он сбил один «мессер», потом догнал и второй вогнал в землю. Вот так вот. Правда, после этих кульбитов у него едва хватило топлива вернуться.

Я же до самого вечера просидел в палатке на стуле у портала, прерываясь лишь на завтрак обед и ужин. Да пару раз заходил дежурный офицер, приносил самые важные новости. О сбитых истребителях он тогда же сообщил. Работал весь день я не зря, не смотря на то, что глаза после беспокойной ночи слипались, я уже сделал первый шаг к восстановлению. Тронул длинной магической иглой один из камушков и, стараясь не задеть другие, сместил его в то место, где он ранее был, дальше придётся очень осторожно по микрону двигать его с места на место пока он не встанет там, где нужно. Самое обидное, что на портал защиты не навесишь, не будет она работать, излучение от него не даст, поэтому-то и произошёл такой казус с шишкой. А когда портал отключён и разобран его частями в футбол можно играть, ничего ему не будет.

Часов в семь вечера я выходил из палатки, просто пройтись, узнать как там пленные, да осмотреть лагерь. С ним уже закончили, была организована столовая, там под натянутой между деревьями маскировочной сеткой стояли столы и лавки, повара отмывали котлы кухни после ужина, туалеты в кустах, плетённые из камыша кабинки, ну и длинные ряды десятиместных палаток, где разместились все мои ученики, от стара до млада. Ну кроме тех что на часах стояли конечно.

Пообщавшись с уставший Одной, сегодня отбой будет раньше, я поблагодарил её и похвалил за проделанную работу. На берегу озера был даже организован пляж, а на поляне волейбольная площадка с уже натянутой сеткой, для взлёта самолёта она не мешала, убиралась быстро. Оборона тоже была закончена, я за это поблагодарил часть бойцов. Ту, что бодрствовала. Часть отсыпались вместе с офицерами в палатках. Мик решил сегодня ночью покинуть лес и совершить марш-бросок на максимальное от этого леса расстояние, работать он собирался именно там. А вызывать для вывоза трофеев собирался по радиостанции, самолёт к этому был уже готов, да и пилот хоть и нервничала перед первым вылетом, но всё же уверенно пообещала, что доставит до места. Я ей не говорил, что тоже владею навыками пилотирования немецкой авиационной техники, так что если что подстрахую. Пора из средневозрастной группы готовить будущих лётчиков и технический персонал. Девчата будут только техниками, парни лётчиками. Только так и никак иначе. Если из девчат кто захочет стать пилотом, неволить не стану, выдам нужные здания, но это зависит от личного желания.

Изучив лагерь и пообщавшись с малыми, как только прозвучал отбой, я сходил к озеру, искупался в пока прохладной воде. Судя по следам на берегу, купальщик я был отнюдь не первым и направился в палатку. Очень сильно хотелось спать.