Весь следующий день я провёл в палатке, работая над порталом, дело хоть и медленно, но двигалось, пришлось начинать всё заново, я нашёл ошибку в расчётах, которые делал впопыхах, а после проверки и новых расчётов продолжил работы. Так вот, один из трёх камней я вернул на место, осталось по завершению работ провести его проверку и юстировку.

Часов в шесть вечера, как раз только что прошёл ужин, борщ с макаронами и котлетами на второе, прибежал посыльный из штаба. Мик был на связи. Оставив портал, его охранял часовой, на нём же была и палатка с пленными, подстраховывал его часовой у складов, что находились рядом. Так вот оставив портал, я быстрым шагом направился следом за посыльным. Это был одиннадцатилетний паренёк в форме бойца Красной армии, с мосинским карабином на плече. Все кому было больше десяти лет, получили такие карабины и даже успели пострелять из них, привыкая к оружию. Война, мало ли что.

Выяснилось, что Мик за день набрал большое количество трофеев, захватив только что аэродром, и просил забрать эту связывающую ему ноги обузу. Подробного доклада не было, поэтому я решил узнать всё на месте.

— Самолёт к старту! — скомандовал я Вольту. — Вылетаем немедленно.

— Уже готов — кивнул он, выслушав связного. — Повара подготовили термосы с едой, их грузят в самолёт.

— Всё, я на взлётную площадку.

Бегом добравшись до поляны у озера, я сел на место пассажира, двигатель был уже запущен, и после короткого разбега гудя метром «Шторьх» стал подниматься в небо. Пилот всё делала уверенно, хотя я и заметил, что она нервничала. Ничего мне брать с собой было не нужно, безразмерная котомка на боку, оружие там же. При мне только пистолет на бедре и всё. Так же была вооружена и пилот, пистолет, трофейный «Вальтер» в кобуре вот и всё оружие. А из груза только четыре термоса с горячей едой в грузовом отсеке.

Через сорок минут мы были на месте, аэродром, что захватил со своими парнями Мик, находился в ста пятидесяти километрах от леса. Был он, к сожалению транспортным, но четыре истребителя на нём имелось, только они, ни штурмовиков, ни бомбардировщиков.

Сделав круг, мы сели на свободную площадку, после чего пилот остановила катившийся по инерции самолёт у «БМП». Она сразу же забегала, заставив бойцов начать заправку её машины, и выдала термосы с ужином, а я подошёл к борту и посмотрел на вмятину на броне.

— Кто это вас так? — спросил я Мика.

— Да когда один из гарнизонов зачищали, у них противотанковое ружьё оказалось, вот и словили подарочек в самое слабое место. Не пробил, но вмятину оставил. Жаль трофеем его взять не удалось, идущий следом танк Эриха уничтожил выстрелом вместе со зданием, а хотелось бы получить его в свою коллекцию.

— Что? — не понял я

— Да я и ещё несколько парней начали собирать коллекции из вооружения немецкой армии, флота и авиации. Каждый свою собирает. Только один Эрих тоже коллекцию собирает, но из тяжёлого вооружения.

— Откуда у вас такие идеи взялись?

— Вы, Учитель собираете себе коллекции, почему мы не можем?

— Подожди, сейчас разверну баул, техники я смотрю тут мно-о-о-ого, пока бойцы загоняют её внутрь, доложишь подробно, как прошёл ваш рейд и откуда у вас столько трофейных машин, а их явно больше твоего личного состава.

— Так аэродром мы ещё в обед захватили, а потом просто стаскивали всё сюда, добывая трофеи.

— Потом доложишь, умник.

— Есть, доложить — козырнул тот и стал наблюдать, как я направился в чистое поле, выбирая место для разворачивания баула.

Некоторые бойцы уже подогнали два тягача к транспортникам, готовясь их буксировать в баул. В стороне группой сидели пленные, как я и просил в основном техники. Некоторые бойцы ужинали, мой пилот, когда закончила с заправкой встала к черпаку и разливала борщ по котелкам, выдавая и второе с котлеткой. О мясе для котлеток и борща я узнал от пилота во время полёта. Там всё просто было, увидели на опушке бычок пасётся и увели, бычкокрады.

Насчёт того что я предположительно могу разворачивать баулы и некоторые склады, но пока далеко не все, я не солгал. Когда работал с порталом, то пытаясь иглой работать с одним из плетений, мне нужно было петельку накинуть на сдвинувшейся камень накопитель, мне и пришла идея, как открывать и закрывать те склады и баулы, к которым у меня пока доступа не было. Опять такие это всё пока в теории, но я был уверен, что у меня получиться, хотя работа ожидалась кропотливая.

Способ ещё был сырой и не опробованной, а у меня была лишь теория, поэтому я и решил провести эксперимент с пустым складом. О том, как его создавал, я уже рассказывал, но повторю. Берётся пустой баул, внутрь помещается или снарядный ящик или из-под патронов, главное чтобы стенки ровные были. А то один раз вроде ровный ящик взял, развернул его в большой пространственный баул, зашёл внутрь, а там щели между досками чуть ли не четыре метра и скособочены они, рельсы не положишь, пришлось другой искать. Так вот, по способу создания. Когда ящик внутри, естественно крышка снимается, или лучше боковую стенку убрать, проводится установка плетений заклинаний безразмерности и сотни других, ну и камней накопителей, вот тогда баул и разворачивается в огромное хранилище способное вместить внутри от двадцати до двадцати пяти эшелонов. Я так у немцев три десятка их угнал, или чуть меньше, в записях смотреть надо. Это как создавать баулы для хранения наземной техники, для морской или речной немного другие принципы, а так всё схоже.

Такие баулы может разворачивать только маг, я только одному сделал ручное управление, морскому, тому, где эсминец Васильева стоит с другими кораблями. Вот сейчас я достал из безразмерной сумки один из таких пустых баулов, и задумчиво покрутив его в руках, пробормотал:

— Теория-теорией, посмотрим, как всё это выйдет на практике.

Положив баул на землю, я расстелил на пыльной траве плащ, сегодня был последний день мая, а жарило уже прилично, и лёг на него, достав из сумки комплект магических амулетов-инструментов ювелира. Дальше потекла очень тонкая, и главное не напрасная работа. Похоже, моя задумка, что пришла в голову во время работ с порталом была стоящей. Я за полчаса кропотливой работы смог запустить заклинание разворачивания баула без магических способностей, то есть мне хватило всего лишь трёх инструментов с иглой управления из арсенала ювелиров. Очень тонкая и главное ненапрасная работа.

Как только развернулся баул и показался огромный зев входа, я встал с плаща и вытер рукавом формы покрытый мелкими бисеринками пота лоб. Работа действительно была адова и я с содроганием думал о том, что мне его ещё придётся закрывать, а это практически та же работа, только в обратной последовательности. Хорошо хоть что я немного, но приобрёл практического опыта, так что думаю, справлюсь.

Как только баул был открыт, тягачи стали буксировать внутрь самолёты, поэтому я подхватил плащ, на ходу его отряхивая и отошёл в сторону. Инструменты я уже убрал в сумку. Ничего страшного если потеряю, у меня шесть запасных таких комплектов.

Один из офицеров встал у входа и руководил работами по парковке разнообразной техники, было видно, что он неплохо справляться со своей работой, лишь дважды ему пришлось выгонять обратно ту или иную технику, чтобы переставить другую. Это нужно было для компактного размещения, чтобы вся техника вошла, и ещё место сталось. Как раз внутрь загоняли местный топливозаправщик, на очереди стояли грузовики с аэродромным имуществом, а я направился к Мику. Пока я работал у бойцов прошёл ужин, так что бойцы и командиры успели покушать.

— Давай докладывай, откуда столько добра добыли — велел я капитану, мельком посмотрев, как небольшой аэродромный тягач буксирует за хвост один из истребителей.

— План рейда был разработан ещё в штабе. Заключался он в том, что совершить молниеносный рейд по местным оккупированным территориям, уничтожая те гарнизоны, какие мы видели на своём пути, одновременно направляясь в сторону аэродрома. Связь мы уничтожали, так что информация кто мы и куда движемся, шла с сильным опозданием, поэтому местные силы ничего и не смогли нам противопоставить, ну а когда мы уничтожили штаб полка охранной дивизии, то противопоставлять стало просто некому. У нас оператор с собой с видеокамерой, он всё снимал, можете посмотреть весь видеоархив записей. Там много что интересное есть.

— Будет время, посмотрю — кивнул я. — Ты от темы не уходи, подробно рассказывай, что и как происходило. Бойцам твоим ещё с полчаса работы по загрузке баула, так что успеешь.

— Хорошо… Шли мы просто отлично, немцам и уж тем более полицаям просто не было нам ничего противопоставить. Танк шёл впереди и сносил любой очаг сопротивления. Потратили половину боезапаса, но пока снарядов хватает. Так вот пока мы шли к аэродрому, то заглянули в два десятка сёл, городков и деревень. Трофеев было огромное количество, но чтобы не загружать бойцов, взяли только четыре грузовика с самым ценным. Это уж потом когда добрались до аэродрома и взяли его, местные даже ничего не подозревали, то стали всё грести под себя со всей округи…. О, наши возвращаются, похоже ещё что-то отбили. Там Эрих командовал. Способный парень и в танки просто влюблён. Он коллекцию танков собирает. Видите, на прицепе буксирует брошенный тут в прошлом году советскими войсками танк? Наверняка восстанавливать будет.

Мы оба посмотрели в сторону, где появилась колонна из танка с «БТ-2» на буксире, десятка грузовиков, часть были на жёсткой сцепке и замыкали колонну два «Гономага». С дороги технику сразу погнали к баулу. Вернувшись к разговору, я продолжил внимательно слушать рассказ Мика. Тот молодец, по моей просьбе докладывал не командирско-казённым языком, а обычным тоном, обычными фразами.

— … а так как этот штаб был у нас почти на пути, я заранее решил его уничтожить, чтобы убрать большую часть проблем. Теперь координировать наш отлов некому. После штаба мы заглянули к железнодорожному мосту, уничтожили охрану, взорвали мост, захватили четыре зенитки, все четыре «ахт-ахт» с солидным боезапасом, вон они стоят, их готовят буксировать в баул, и уже от моста никуда не заезжая двинули к аэродрому. Тут были лишь один «Ганомаг» и две зенитки, автоматические «эрликоны». Бронетехнику и зенитки взяли целыми, перебив расчёты. Охрану смели, обслугу частью перебили частью взяли в плен, лётный состав нашли в той деревушке, пленных не брали. Старались вести бой так чтобы деревенские не пострадали, но это не всегда получалось. Шесть погибли, пятерых нам удалось вытянуть с того света амулетами со «средним исцелением». Потом на том холме я поставил «БПМ» чтобы она контролировала округу, трёх бойцов оставил тут для охраны имущества и пленных, а сам на оставшейся бронетехнике стал объезжать ближние и дальние населённые пункты и собирать трофеи. Полицаи и немцы были этому против, пришлось их уничтожить.

— Ясно. Суть рейда я понял, потом запись посмотрю. Что там с трофеями?

— Трофеи… — задумчиво проработал капитан и достал из планшета блокнот и пару листов, ему только что принесли, свежий список с трофеями. — По трофеям вот что. Два транспортника «Юнкерс-Пятьдесят два», один чисто пассажирский той же модели, один дальний разведчик «Доронье До-двести пятнадцать» и простой разведчик «Хейнкель Н-семьдесят «Блиц»». Четыре «Мессершмита» модели «Ф». Теперь аэродромная техника и вооружение, есть и бомбы, подвески на истребителях имеются. Так вот…

Слушая, как Мик монотонно причисляет количество захваченного имущества, я изредка переводил взгляд на баул, в который потоком шла техника. Некоторые грузовики, когда были разгружены их кузова, выезжали обратно и следовали в сторону построек и складов аэродрома, где их дожидались грузчики из пленных. Вывоз всего аэродромного имущества шёл с размахом. В это время капитан закончил перечислять трофеи по аэродрому и перешёл к тому, что они захватили уже в окрестностях. Кстати, второй «Гономаг» был взят при штабе охранного полка. Был и третий но, к сожалению, он вместе с экипажем был превращён в лепёшку танком. Тогда рейдовая группа понесла первые потери, благо раненых быстро восстановили, вот танкисты и разозлились. Эти трофеи тоже впечатляли, двадцать семь мотоциклов, из них одиннадцать лёгких одиночек, захвачено имущество мотоциклетного взвода в том селе, где находился штаб полка, причём всё имущество было вывезено. Я отметил, что многие мотоциклы имеют отметки с инициалами. Их застолбили. Это было можно, я сразу сообщил, что желающие могут забрать себе в собственность то, что им понравиться. Были такие метки и на некоторых автомашинах, только на легковых.

Так вот, помимо мотоциклов было захвачено пятьдесят три грузовика, спасибо автороте полка, двенадцать легковых автомобилей, включая одну «эмку», бронетранспортёр, броневик с автоматической пушкой, он сейчас на холме стоял вместо «БМП», даже велосипеды были захвачены. Пока только восемь единиц, но и это хлеб. Будет на чём гонять подросткам, правда я им и мотоциклы собирался отдать, пусть учатся гонять по просёлочным дорогам. Но мотоциклы дам только тем, кому старше одиннадцати, остальные пусть велосипедами довольствуются. Когда Мик закончил перечислять трофеи, баул уже был полностью загружен.

— Броневик перегонять не будете? — указал я на холм. Оба «Ганомага» уже загнали в баул.

— Да, сейчас спустят — пробормотав в микрофон гарнитуры несколько фраз, кивнул капитан.

С ним оставался только танк и «БМП», именно такой группой надеясь на трофеи, они и выдвинулись из леса. Трофеев хватало, это хорошо, теперь можно броневзвод сформировать из трофейных бронетранспортёров. Это проблема Эриха подыскивать им экипажи, как я уже говорил, он отвечал за всю бронетехнику.

Дальше была суета по сборам, я прошёлся к толпе пленных и, выбрал там пятёрку самых опытных немцев. Допросить мне их ничего не стоило, немецкий я знал, вот мне и выдали этих пятерых. Я снял у них слепки памяти, благо все нужные артефакты для скачивания знаний у меня были, и подготовил их к загрузке, перелив на пустые амулеты. Это заняло у меня порядка часа, управился до темноты, после этого немцев отпустили, нам они были не нужны, как на свидетелей нам на них было плевать. Эти немцы с нами сотрудничали, охотно шли на контакт, так что как мы им и обещали, отпустили живыми. После этого я за двадцать восемь минут свернул баул, разворачивание длилось дольше, тридцать три минуты, после чего я попрощался с Миком, у них большое количество работы, в данный момент им предстоял рывок на сто километров, сел в самолёт и мы вылетели в сторону нашего леса, где находился лагерь. При подлёте окончательно стемнело и Вольту пришлось организовать освещение места посадки, он подогнал туда две машины и осветил поляну фарами, так что сели мы благополучно. Похоже, знания и опыт что я передал девочке, принадлежали настоящему асу, потому как она произвела посаду просто ювелирно, да и было видно, что она уже не так нервничала. Ничего, наберётся опыта, будет летать аки Икар. Ой, нет, не так сказал, как очень хороший лётчик.

Мик в данный момент ночными дорогами удалялся в сторону фронта, ему была поставлена задача захвата фронтовых аэродромов, а я, поблагодарив и похвалив нашего первого и пока единственного пилота за работу, направился в свою палатку. Кстати, по капитану. То, что он плакался о большом расходе боеприпасов не нужно слушать всерьёз. Напомню, что у него была безразмерная сумка подаренная мной. В неё он перед рейдом поместил пять десятков бочек с дизтопливом, десяток с бензином, все они местной выделки, последние на всякий случай, ну и ящики со снарядами, боеприпасами и продовольствием, про это тоже стоит упомянуть, так вот, пока он всё это не потратит, возвращаться я ему не велел. Ну, или пока у него есть возможность свободно совершать рейды по тылам немцам. В следующий раз я к нему полечу уже не на «Шторьхе» он может выйти за то расстояние что может пролететь этот моноплан, а скорее всего на транспортном «Юнкерсе». Наш пилот, как и я сам, умела им управлять, я уже интересовался. Да и баул надо будет завтра открыть, достать часть техники, вооружения и игрушек для молодежи, вроде великов и мотоциклов. Пусть осваивают, знания немецких мотоциклов у меня были, там не только умение водить их, но и ремонтировать, что важно. Пока ремонтируется портал, мне нужно было чем-то занять их. Ну и не стоит забывать, что пора создавать подразделение лётной обслуги. Авиация у нас теперь есть. Да и из парней десантников нужно отобрать тех, что по крепче и не бояться высоты. Лётчики мне нужны.

Выслушав доклад Вольта о том, что в лагере всё нормально, порадовал его, что завтра мощность обороны у него повыситься, и узнал от него, что готовиться к показу запись рейда отряда капитана. Обещал быть к началу показа. Искупавшись, я переоделся в свежую форму и прошёл в штабную палатку. Портал и пленных я уже навестил, узнал, что с ними всё в порядке.

Запись мне понравилась, как и другим бойцам и офицерам, парни действовали уверенно, жёстко, профессионально и нагло. Пока о них никто не знал, после первого рейда в окрестностях Воложина только-только слух пошёл, вот они и резвились. Да и сейчас ушли из зоны начавшихся поисков. Ночь не такая и длинная, поэтому я надеялся, что они уйдут как можно дальше. Именно поэтому Мик и не задействовал трофейную технику, а только танк и «БМП» где стояли штатные приборы ночного виденья. До Вязьмы, в районе которой держат оборону советские войска, было чуть больше пятисот километров, думаю, они доберутся до неё дня за три. Идти Мик должен был тихо, таясь, и только на месте развернуться во всю и изредка вызывать меня, для вывоза трофеев. Наверное, как раз в это время мне лучше постоянно быть с ними, чтобы не терять время на перелёты. Портал на это время может подождать, трофеи это святое.

Недельку он там порезвиться, на третий день нужно будет доставить ему смену бойцов, забрав повоевавших, провести так сказать ротацию, и можно будет его возвращать. Не по земле, транспортником бойцов привезём и вывезем, а технику в баул загоним. Это не придумка что мне пришла в голову только что, это разработанная штабом операция ещё перед первым рейдом. На трофеи глубокие тылы немцев небогаты, вот я и решил перекинуть наших к линии фронта, а штаб уже подробно разработал эту операцию. Конечно, можно было и по воздуху их перебросить, что было бы куда незаметнее, потом развернуть баул, выгнуть современную технику и дать им поработать, но я занят был порталом, это раз, во-вторых им нужно получать бесценный практически опыт. Пока они не проведут рейды и броски по дорогам, засыпая за рычагами и прицелами пушек от усталости, они не поймут что это такое. Я прогонял моих малолетних бойцов через кровь и ужас войны, запах крови товарищей, через вонь сгоревшего пороха или тротила разорвавшегося снаряда, через силуэт противника в прицеле их оружия. Я прогонял их через нестоящую войну и надо сказать бойцы старались повысить свой профессиональный уровень. День ото дня они становились всё крепче и спаяннее, настоящее боевое подразделение и боевое братство. До этого они были разрозненной группой мальчишек и девчонок волей судьбы сведённые вместе, сейчас же любой за своего боевого товарища горло недругу перегрызёт. Именно этого я и добивался, мы должны стать семьёй. Именно поэтому я лично собирался участвовать в нескольких схватках. Не стоит им давать повод, что я бросаю их под огнь противника, а сам в тылу отсиживаюсь — мы одна семья.

Наблюдая на экране телевизора за скачущей съёмкой оператора, он как раз под обстрел попал и перебегал на другую наблюдательную позицию, так что мелькали земля, небо и траки пролетевшего мимо «БМП», судя по матерку тринадцатилетнего оператора, он чуть не попал под гусеницы бронемашины, я продолжил размышлять. Завтра на поле, на опушке леса разверну баул, на поляне не получиться, места очень мало, мы выгоним изнутри всё, что нам понадобиться, сверну и продолжу работу с порталом, пока не придёт вызов от Мика. Радиостанция у него была с собой хорошая. Так что он и от линии франта сможет держать с нами постоянную связь, а если учесть что связь будет шифрованная, которую ни немцам, ни советским радистам ни в жизнь не взломать, общаться нам можно будет свободно.

После просмотра фильма, некоторые самые интересные моменты прокручивались дважды, а то и трижды, я поблагодарил всех за отлично проведённую работу и, напомнив, что уже час как прозвучал сигнал отбоя, направился к себе. Зрителей в палатку набилось человек сорок, там были и взрослые и из средневозрастной группы, уверен завтра, диски накопируют и разойдутся по всем лагерю. У меня на складе было около пятидесяти коробок с ноутбуками. Половина ушла в штаб для координационного центра, операторы-программисты, молодцы постарались, остальные были на руках у детей. В основном у старших отделений или у их начальства, так что современная электроника не была чем-то удивительным в лагере, за три недели, что прошли с момента нашего прибытия на остров, все научились ею пользоваться, да и планшеты у некоторых были на руках, правда их было меньше, всего восемнадцать. Я жлобом не было, надо, давал. Пока не было возможности обеспечить всех детей электронными девайсам, но когда смогу, сделаю это.

Ну ладно, эта неделя, похоже, будет тяжёлой, пора баиньки, отдых мне действительно требовался.