Следующие две недели я плотно работал по порталу, с работами закончил, но никак не получалось провести юстировку, то одна проблема выскакивал, то другая. Однако сегодня, когда я после очень тонких настроечных работ провёл проверку, пробно запуская, портал вдруг засиял всеми красками, мне удалось его восстановить.

Тут же вызванный Мик забежал в палатку.

— Работает? — выдохнул он.

— Работает — довольно кивнул я.

За эти две недели Мик со своими парнями восстановил технику, со стороны гаража долго сверкала искрами сварка, стучали кувалды, и визжала болгарка, однако и «БПМ» и танк снова стали как новенькие. После этого, рейды возобновились, но теперь капитан и его взвод работал только по освобождению лагерей для военнопленных и к сегодняшнему дню я могу суверенностью сказать, что таких лагерей на территории Белоруссии не осталось. Штабные тоже учудили. Скучно им видите ли стало, операции рейдовые все спланированы, охрана лагеря налажена так что муха не пролетит, вот и вспомнила одна светлая голова о «БПЛА», ну и с моего разрешения устроили террор на железных дорогах и станциях. Даже в Литву гоняли его, на предельную дальность. Ну а когда у нас своя авиация появилась и четверо боевых лётчиков, тогда уж совсем развернулись. Кстати, где наш аэродром, немцы вычислили быстро. Прислали переброшенную с фронта бомбардировочную часть, ну а мы все восемнадцать бомбардировщиков и ссадили на землю. Те четверо летунов пересели на «мессеры», хотя конечно для их возраста выдерживать такие перегрузки проблематично, но я отобрал самых крепких. Часть незваных гостей посшибали «Иглами» — часть истребители. Так что у одного два сбитых на счету, у остальных по три. Так — то. Но всё же пора убираться, немцы к нашему лесу корпус стягивают и три дивизии из Франции и Италии перебрасывают. Мик вон из-за них уже второй день отдыхает, из леса выйти не дают. Да ещё артиллерия начал бить по квадратом. Наугад и далеко от нас, но ведь и случайно попасть могут.

— Ну что пробуем? — спросил я.

— Можно — кивнул Мик, отходя метра на три назад, к выходу. В пяти метрах от портала никого кроме меня не должно быть.

Затаив дыхание я запустил автоматический поиск следующего мира, две секунды все камушки завораживающе мерцали, пока не засветились координаты нового мира. Чувствуя, как улыбка наползает на лицо, я выдохнул:

— Я эти координаты никогда не забуду.

— Попадание? — с надеждой спросил Мик.

— Да, это Тория.

— Когда переходим? — деловито поинтересовался Мик.

— Не торопись, сегодня весь день ваш, закончите с делами и ремонтом техники, вам ведь там шесть танков осталось? Ну вот, а потом будем переходить. Назначаю дату завтра в обед. Можете пока по мелочи сворачивать лагерь, у вас будет время закончить завтра до обеда.

Последние недели, те которые Мик и остальные ученики провели в досуге по Белоруссии, они не только занимались работой по освобождению лагерей. Да и это у них уже было поставлено на поток. Пользуясь тем, что у них на руках высокоточное вооружение, сперва «БПЛА» уничтожал ракетами, наведёнными с земли казармы охраны, потом из снайперских винтовок уничтожали охрану на вышках, зачищали оставшихся, подгоняли к воротам два-три трофейных грузовика с оружием и продовольствием и, стараясь не контактировать с освобождёнными, отступали. Те дальше сами организовывались и решали, что делать дальше. Почти все уходили в сторону фронта.

По беспилотнику добавлю, что его использовали первое время, потом на себя это дело взяли лётчики на «лаптёжниках». Пилоты были с огромным опытом, бомбы в пикировании в бочку могли положить, но опыт был не их, а прошлых хозяев и даже не этого мира, а близнеца. Вот они по лагерям и нарабатывали свой опыт. Авиация у меня не только по ним работала, универсальной была, на бомбардировщиках ещё железнодорожные станции бомбила, мосты, всё, что представляло важность для немецкой военной машины, и на истребителях лётчики летали, и на разведчиках, где было установлено более совершенное оборудование. Правда вся авиация сейчас убрана в свёрнутые баулы, лишь «Шторьх» стоял на опушке, но его сегодня, как и большую часть техники, уберут в один специально для этого освобожденный склад.

Так вот, помимо того что парни работали по освобождению лагерей, а двигались они теперь только по воздуху, используя авиацию и высокоточное оружие, транспортников хватало, так они ещё гребли под себя всё что умудрялись захватывать. Да-да, та обмолвка Мика о том, что половина бойцов собирают коллекции, это было правдой. Тот же Мик, как оказалось, буквально балдел от ручного оружия Вермахта и собирал именно его, а ручным оружием он считал всё, что начиналось от пистолета, заканчивая противотанковыми ружьями. Причём, чтобы всё было рабочим, с боеприпасом и аксессуарами. Пока он развлекался на линии фронта, то изрядно пополнил свои запасы. Так вот, кто пистолеты собирал, кто знаки различия или пояса со всеми чехлами и плечевыми ремнями, но переплюнул всех Эрих, наш танковый ас, этот негодяй просто балдел от бронетехники и начал собирать коллекцию танков второй мировой войны. Так ещё ныл, что у него нет американских и японских машин, намекая на замену места нашего лагеря куда-нибудь в Китай или на острова Тихого океана, где идут бои и используется бронетехника. Что примечательно, некоторые французские и британские у него были, видать трофеи из Франции. Да-да, у него уже было восемнадцать машин разных моделей, правда, на ходу было всего двенадцать, остальные чинились в нашем гараже. Так ладно бы один Эрих этим занимался, он привлёк к своей коллекции энтузиастов и человек тридцать сейчас восстанавливали эти машины. До поздней ночи шум стоял от гаражей. Проблема была в том, что размещать мне эту коллекцию было негде. Ну да, часть, ту что была на ходу успели загнать в баул с авиационной техникой, но вот эти машины, на склад могут и не влезть, да и не хотелось, честно говоря, их брать. Но у нас с лейтенантом была договорённость, я забираю с собой его коллекцию, а он со своими энтузиастами-помощниками чинит другую повреждённую технику и он договор выполнил, два десятка мотоциклов изувеченных юными гонщиками, пяток легковушек и два грузовика были восстановлены и их уже загнали на один из складов. Так что сейчас они занимались именно танками. Кстати гонки на мотоциклах действительно устраивали, в основном на лёгких одиночках, были аварии, и много, ломались, что уж тут говорить, но погибших не было, спасибо нашим медиком и тому, как они виртуозно пользовались медицинскими магическими амулетами и артефактами.

— Понял, разрешите идти? — козырнул капитан.

— Свободен — кивнул я и двумя касания отключил портал.

Всё, теперь им гвозди можно забивать, вот такая вот не совсем совершенная конструкция. Разобрав портал, я убрал его в баул, после чего вышел из палатки и направился к той, где почти месяц содержались пленные. Их кормили, заставляли гулять по несколько часов в день, чтобы кровь не застаивалась, так что они были более-менее в норме. Осмотрев пленных, я привычно продиагностировал их медицинским амулетом, особенно своё будущее тело. Никаких нареканий их состояние у меня не вызвало, поэтому не обращая внимания на взгляды полные ненависти, покинул палатку. Один из часовых находился внутри, бдительно наблюдая за атмосферой среди пленных. Им уже стало известно, что самый молодой из них мне особенно нужен, вот и пытались его придушить, в результате все получили удары дубинки с электроразрядом и успокоились, а часовые теперь постоянно наблюдали за ними. Возможности держать их отдельно у меня пока не было, людей для охраны не хватало, сейчас с возращением группы Мика уже хватало, но теперь и охрана привыкла их так охранять, менять я ничего не стал.

Пройдясь по лагерю, я вышел к гаражу, он находился за складами. У ворот мастерской стоял полуразобранный «БТ-2», внутри сверкал сваркой паренёк с маской на голове, приваривая что-то в районе ходовой чешского танка. На его броне был фашистский крест, его сейчас как раз обновляли белой краской. Стремление учеников икать интересы, к которым у них лежит душа, мне нравилась, ну собирают они коллекцию и собирают, но вот танки… Луше бы лейтенант собирал фотографии с их изображением, они объёмом несколько меньше. У меня в принципе был такой же энтузиаст, Майор-голем, но эти его далеко переплюнули.

Эрих был тут, в гараже, на верстаке он заканчивал ремонтные работы с двигателем «бэшки», обещал сегодня же установить его, а завтра утром провести пробный прогон. Посоветовав ему не торопиться, доделать и позже можно, а ремонтируемую технику просто отбуксируем на склады, я направился мимо той техники, к ремонту которой ещё не приступили. Тут был и «КВ-2», его из болота вытащили, и монстр «Т-35», вот его на отстойнике немецкой ремонтной мастерской обнаружили и утащили с частью запчастей. Это по монстрам, отельные были куда меньше, «Т-1», какой-то чешский танк, башня лежала отдельно, и француз, он мне тоже был незнаком.

Покинув территорию складов и гаража, я направился к озеру, основная молодёжь находилась там, оттуда же и доносился основной шум, который даже перекрывал визг болгарки из гаража. Малышня купалась. На воде плавали надувные круги, матрасы и просто накаченные шины, большая часть из них были заняты. Озеро было не сказать что таким большим, но всё же всех вмещало едва-едва. На другой стороне сидели два недовольных рыбака с удочками. Рыба в озере была, ловили они её, да и то не из-за улова, а больше из-за самого процесса, но сейчас у них шансов нет, малышня всю рыбу распугала. Озеро тут это было единственным на несколько километров вокруг, вот они и сидели с удочками именно на этом озере. С учётом того что малышня спала до десяти утра, а купалась до самой темноты, удовольствие они получали именно в самую рань когда тут никого не было.

Заметив как один подсёк и выдернул из воды небольшую рыбку, вроде краснопёрку, я улыбнулся, похоже, рыбаки пользовались тем, что рыбу согнали на их сторону вот и рыбачили.

До самого вечера я возился с малышнёй и более взрослыми учениками, даже почитал им на ночь сказку, было такое дело, потом все разошлись по палаткам, переговариваясь на ходу. Обычный день обычной жизни.

Утром я проснулся не в самую рань. Вчера приказал дежурному не будить меня до десяти, а сам проснулся до назначенного подъёма к девяти. Ещё немного полежав, я дотянулся до тумбочки и взял гарнитуру рации, связавшись с дежурным офицером. Тот доложил, что уже часть имущества свёрнуто и помещено на склады, столовая и кухня пока работали, их убирать будут последними. Начиналось сворачивание штаба и большей части обороны, вооружение откатывалось, уносилось и буксировалось на склады. Буксировались пушки и миномёты. У нас и они теперь были.

Приказав также сворачивать мою палатку и пленных, стал собираться. Когда вышел с личными вещами в руках, они находились в рюкзаке, который я закинул на правое плечо, то два бойца и четверо помощников из средневозрастной группы стали быстро выносить предметы мебели и уносить их на склад, они были рядом, потом и палаткой занялись. Пленные уже сидели кружком на траве у одного из деревьев, их палатка тоже сворачивалась. Убиралось всё, лишь палатки, где спали малыши, стояли на месте, а и все кто проходил мимо старались делать это как можно тише, малые действительно ещё спали.

Пройдя мимо квадрата на траве, где ранее стояла штабная палатка, штаб был перенесён на поляну, где я и собирался разворачивать портал, вышел к пустому озеру. Лишь привычные рыбаки сидели с другой стороны и удили, я быстро разделся и прыжком ухнул в воду, с этой стороны берега глубина сразу большая была, так что, нырнув с головой и проплыв часть подводой, я вынырнул в центре озера, отфыркиваясь. Радуясь молодости и здоровью, я сделал несколько заплывов и выбрался на берег. Там дальше понятно дал себе возможность высохнуть, оделся и направился к кухне, пора позавтракать. Обедать мы уже, похоже, будем на Тории.

Сегодня на завтрак был суп с вермишелью и курицей, очень вкусно, курицы мы покупали в деревнях во время рейдов Мика, так что раз в три-четыре дня у нас был такой суп, вчера например харчо было, я закончил с ним, и приступил к плову, на второе у нас был именно плов. Все блюда были такие, что я и не заметил, как поел, пребывая в нирване от приёма пищи, потом был чай с немецким печеньем, и всё, успел спокойно позавтракать до подъёма малых. Подъём прозвучал, когда я ещё пил чай, малых стройными, но шумными заспанными колоннами провели к озеру для помывки, то есть водных процедур. У всех были свои полотенца, но вот зубных щёток, а я был за гигиену, не хватало, для взрослых да, у каждого была своя зубная щётка и паста, они уже привычно чистили зубы по утрам и вечерам, следуя моему примеру. Врачи не раз проводили лекции о гигиене, включая полости рта, но вот для малых пока была одна щётка на десятерых, пользовались ими по очереди, да и те были для взрослых. Ничего, будет возможность, магия вернётся или ещё как, обеспечу всех средствами гигиены.

Пока я пил чай и освобождал место, помощники повара, то есть дежурные по кухне, забегали, расставляя тарелки с супом и нарезанным свежим хлебом. Не успел я отойти, как меня чуть не сбила орава голодной молодёжи, спешившие от озера к столам столовой. С улыбкой наблюдая за их отменным аппетитом, жизнь на природе этому способствовала, я направился к складам. Палатки малых уже начали сворачивать, вещи малых были сложены отдельно, у каждого была котомка или сидор.

Проследив за этими работами, я направился к складам. Пора заканчивать со сворачиванием лагеря. Как мы и рассчитывали, успели как раз к обеду. Пройдясь с Миком и несколькими офицерами по всему периметру, убедившись, что всё действительно убрано и свёрнуто, ничего нигде не оставлено, я прошёлся к складам и гаражу и убрал их, свернув в пакетики, а пакетики убрал в хранилище, которое поместил в мою безразмерную котомку, привычно висевшую на боку. Поправив ремень автомата, рюкзак у меня был за спиной, да и все имели рюкзаки и сидоры с личными вещами, даже малыши, мы стали сосредотачиваться у поляны. Дальше просто, я собрал портал, активировал его, убедился, что горят те цифры и буквы что нужно, то есть координаты мира Тории и, отступив в сторону, пропустил первыми через плёнку перехода бойцов вооружённых с ног до головы.

Дальше последовала обычная процедура, для учеников это не в первый раз, во второй, если быть точным, поэтому за бойцами последовали средневозрастная группа, за ними малыши стройными колоннами по двое, за этим бдительно следили их воспитатели, ну а я, убедившись, что остался один на поляне, шагнул следом. Как я уже говорил, портал был настроен на мою ауру, так что он сворачивался следом за мной.

Быстро осмотревшись, мы явно находились в голой степи, вокруг кроме высохшей травы ничего, я развернулся и, деактивировав портал, разобрал его и убрал в безразмерную сумку. Теперь всегда так делать буду. Пока я работал, рядом топтался Мик, поэтому, как только работы с порталом были закончены, он доложил:

— Вокруг никого, эфир чист.

— Хорошо, сейчас я разворачиваю баул, и мы достаём оттуда авиацию. Напомню, это мир с магами, а не с беззащитными немцами, поэтому защита и ещё раз защита, следите, чтобы накопители ваших амулетов защиты всегда были полны зарядом, как и накопители техники.

Пока парни организовывали выносную оборону, проще говоря, отступив метров на сто от лагеря, я стал разворачивать один из баулов с авиационной техникой. В этом, например, находилось помимо всего прочего семь транспортных самолётов. Пешком топать по степи, ну или ехать на машинах мне не хотелось, а хотелось быстрее понять, где мы находимся, сориентироваться, и направиться в империю Сауд, именно там были маги тех профессий, что мне были нужны, демонологи. Были они и в других государствах, но лучшие в империи. По сравнению с прошлым мной они, конечно же, и до магов едва дотягивали, так, подмастерья, но главное могли помочь. Если объяснить с подробностями, как и что нужно делать, то помогут, тут всё от платы зависит. А потренировать я их собирался на тушках пленных, у меня их пять, так что набьют руки, а потом и мою душу переселят в того пацанёнка. Ну а дальше я уже ничего сделать не смогу, да я буду в новом теле, но магии у меня от этого ни сколько не прибавиться. Там с этим сложные процедуры, пока она срастётся с моей аурой, там не месяцы, годы могут пройти, для меня главное возможность возвращения магии, а дальше разберёмся, я молодой… буду, подожду. Вот как с демонологами потом поступить, я не знал, вряд ли они такие дураки и не поймут, что я придумал способ продлить жизнь. Конечно, требуется поменять тело, но всё же душа хоть и в новом теле со всей старой памятью будет жить дальше. А это вторая молодость как не крути. Тут многие маги ищут возможность бессмертия, а я его фактически нашёл. Конечно это совместимая операция людская магия с магией эльфов, без неё ничего не выйдет, но главное в теории всё работало, осталось попробовать на практике.

Демонологов мне нужно минимум два, а лучше четыре, подстраховывать себя будут. Нужна средняя полная магическая лаборатория, но я не против и большой, там шансов больше, однако не припомню, чтобы она у кого-то была, только в Академии Магии имелась, посмотрим, может, и ею воспользуемся. По моим расчётам переселение душ будет длиться часа два, максимум два с половиной, так что всё сделаем, приберёмся за собой и смоемся, тайные ходы через стену у меня были.

Одного неплохого демонолога краем знакомого с магией эльфов я знал, он поможет мне найти остальных, но вот что делать потом? Чем больше я думал, тем более понимал, что демонологов после операции требуется ликвидировать как ненужных специалистов. Пока точных мыслей на этот счёт нет, посмотрим по сути дела, в принципе можно и не уничтожать их, а взять магическую клятву о том, что дальше них эта информацию не уйдёт, а они для себя могут применять её, то есть искать подходящие тела и переселяться. Да, это лучший вариант.

Всё это я обдумывал пока лежал на плаще, расстеленном на траве, и работал с магической иглой ювелира, пытаясь открыть баул. Мысли летели как птицы, я даже как-то незаметно, хотя и сосредоточился на работе, открыл баул, даже не за привычные полчаса, а минут за двадцать пять. Похоже, мысли подстегнули мои руки, и работал я быстрее. Да и о набранном опыте по открытию и закрытию этих баулов стоит вспомнить, не раз это делал, так что руки фактически сами выполняли нужные работы.

Когда баул развернулся, авиационные техники и лётчики с частью бойцами-водителями сразу же прошли внутрь. Баул был набит плотно, так что следующие сорок минут сперва из него выгоняли большую часть авто и мототехники, потом небольшим аэродромным тягачом выкатили первый транспортник и начали выкатывать остальные. Ими сразу же занимались техники, проводя профилактические работы, заправляя баки с помощью подъезжающего топливозаправщика, тот трижды пополнял свою бочку, часть баков у самолётов были пусты. Наконец все семеро стояли в линейку готовые принять на борт первых пассажиров и груз, а оставшуюся технику стали загонять обратно в баул. Потом я снова лежал на плаще и работал иглой, закрывая его. Работа спорилась, так что, свернув баул, я убрал его в безразмерную сумку и, подняв плащ, отряхивая, поспешил к крайнему транспортнику. Все пассажиры уже расселись, лишь двое бойцов стояли у открытой дверцы. Пройдя внутрь, мне выделили пассажирский вариант, я прошёл по узкому коридорчику в кабину. Из-за того что лётчиков нам не хватало, одну машину предстояло вести мне. Нужно провести всех своих старших учеников через процедуру обучения, а то всего шесть лётчиков и я седьмой. Сделаю из них так сказать полных универсалов, профи во всём.

Пока я устраивался в кабине, оставив рюкзак на входе, бойцы закрыли дверцу и заняли оставшиеся свободные места. То есть один расположился на полу в коридоре, второй устроился рядом в кресле второго пилота. Транспортник был загружен до предела, но со мной были в основном малыши, а весили они не так и много, многие сидели в креслах по двое, так что взлётная масса не была перегружена.

Запустив моторы, я дождался, когда все приборы покажут что всё в порядке и, удерживая тормозами машину, стал увеличивать обороты, после чего отпустил их. Четыреста метров разбега и транспортник, ревя моторами, оторвался от поверхности степи, повезло, тут было достаточно ровно для взлёта, и мы стали подниматься в чистое без единого клочка облака небо. Я не стал делать круги, чтобы дожидаться остальных, мы все были на связи, поэтому я полетел на север на малой скорости, давая возможность остальным догнать нас. Судя по докладам, транспортники благополучно отрывались от поверхности и шли следом за нами, пристраиваясь в группу, а когда все собрались, я прибавил скорость полёта до среднего крейсерского. Так клином мы и летели.

Если это степи ханства, то ещё ничего, а если другой континент, придётся постараться, пока мы доберёмся до империи. К счастью мы лишь потеряем время, все средства для пересечения океанов у нас были.

Дальность у этого типа машины была чуть больше тысячи километров, и честно говоря, нам пришлось лететь на полную дальность, но к счастью за время полёта, а шли мы на тысяче метров, смогли распознать местность, в которой находились. Вернее я смог разобрать, где мы летели. Всё же это оказалось ханство, внизу мелькнула река, которая была границей между ханством и империей, и я вздохнул свободнее. Мы были на том континенте, где и нужно, даже пересекли границу империи, но направлялся я не в сторону столицы, ага нашли идиота, меня тут с собаками ищут, а в сторону огромного лесного массива прозванного Диким. Да и учеников я показывать не хотел никому. Для местных магов это всё равно, что показать красную тряпку взбешённому быку, столько детей-одарённых и все среднего уровня силы, сабосилков практически не было.

Именно поэтому я и направлялся в тот лесной массив, где можно организовать лагерь, а потом сам, переодевшись в местные одежды, прихватив с собой пяток старших учеников, направлюсь в столицу, решать свои дела. Вот такие у меня были планы, которые я формировал во время полёта.

Перелетев границу и определившись, где примерно мы находимся, я свернул в нужном направлении. Но так как мы пролетели больше тысячи километров, то пора было садиться на дозаправку. Благо это было быстрое дело, в двух самолётах были не пассажиры, а бочки с топливом.

Заметив в стороне замок, я разглядел рядом с ним длинный луг, причём по первому взгляду казалось, что он ровный. Первым по моему приказу пошёл на посадку транспортник с топливом, рисковать пассажирами я не хотел. Тот совершенно нармально и благополучно совершил посадку и лётчик, выйдя на связь, подтвердил, что поверхность превосходная.

После него по очереди последовали на посадку остальные самолёты. Когда я последним, коснулся колёсами шасси уже примятой другими самолётами травы, то почувствовал небольшую болтанку, но сели мы действительно нормально. Мик уже организовал оборону, а техники доставая из транспортников бочки, перекатывали их под крылья самолётов стоявших с заглушёнными моторами. Шланги и насосы у них были.

Подогнав свою машину поближе к одному из транспортников с топливом, я заглушил моторы и через внутреннюю связь скомандовал:

— Давайте этих засранцев на выход, тут речка рядом, пусть отмоются.

Мне ещё в начале полёта доложили, что пленные, те самые недопаладины, когда мы взлетели, к немалому возмущению всех остальных маленьких пассажиров, обделались от страха, двое из шести. Вот как мы приземлились я и велел выводить их и отмывать. Время было, пока шла дозаправка.

Покинув салон самолёта последним, малым тоже хотелось в туалет и воспитатели их выводили, я осмотрелся и направился на встречу бегущему ко мне Мику.

— Командир — подбежав, сообщил он. — От замка отъехала кавалькада всадников, направляются к нам. Одежды местные, но у четверых современное оружие и форма. «Калаши» и старые десантные разгрузки.

— Да? — удивился я. — Идём, посмотрим.

Мы обошли крайние машины, откуда уже стало видно всадников и замок, после чего я взял протянутый мне Миком бинокль, штатовский, с умной электроникой и стабилизацией изображения, приблизил изображение всадников и усмехнулся.

— Знакомые всё личности.

— Вы их знаете? — поинтересовался Мик.

— А то, это переселенцы из Мёртвого мира, часть знаний, вооружения и амуниции что вы используете, я получил от них в качестве платы за переселение в чистый мир, в данном случае этот. Похоже, они выкупили местные земли и замок. Впереди скачет полковник… э-э-э… забыл фамилию. Командир полка десанта, у которого я выменял всю инфраструктуру полка с вооружением за возможность уйти сюда.

— Они предъяву нам не кинут за это?

— Думай что говоришь — покосился я на капитана. — Там почти все плакали от счастья, когда в этом мире оказывались. Ладно, идём встречать. Предупреди пулемётчиков, чтобы нас прикрывали. Мало ли что, всё же несколько лет в этом мире не был.

— Уже. Позицию «Корда» сменили, чтобы он контролировал также эту зону и если что поддержат три «ПКМа» — кивнул тот.

Офицеры, да и сам полковник узнали меня издалека и заулыбались, подскакав ближе. Они покинули сёдла, и произошла наша встреча. Это были мои старые знакомые, так что я был не против обнимания с похлопыванием по спине. Мик стоял позади меня с невозмутимым видом, наблюдая за нашей встречей.

— Я когда увидел самолёты в воздухе, а в бинокль разглядел знакомые по хроникам силуэты и ненавистные кресты, так даже сбледнул с лица, думал нашествие фашистов — улыбаясь, сообщил полковник, когда встреча с обнимашками закончилась.

— Я вас тоже не ожидал здесь встретить, товарищ полковник.

Тот был в десантном комбезе с погонами, всё как положено, да и часть его сопровождения были в форме, остальные уже были в местных одеждах. Они все с интересом поглядывали на моего зама, особенно на его погоны с капитанскими звёздочками, не понимая, как может совмещаться такое звание и молодость.

— Откуда вы тут взялись и откуда у вас подобная техника? — начал задавать вопросы полковник.

— Путешествую по мирам — улыбнулся я. — Трофеи из мира, где идёт Великая Отечественная война. Там шёл сорок второй год, мои парни хорошо там повоевали и набили нацисткой нечисти. Все звания и должности ими были выслужены в кровавых боях с немцами.

— О-о-о — протянул полковник. — Вы об этом обязательно должны рассказать. Приглашаю вас в мой замок.

— Ваш?

— Именно мой, все земли тут мои. Я теперь не а бы кто, а барон Ди Каприо. Сам себе титульную фамилию отбирал.

— Я уже понял — хмыкнул я, но всё же отрицательно покачал головой. — Извините полковник, но нам уже нужно отправляться дальше. Время не терпит.

— Куда вы спешите? — удивился тот. — Вечер уже, через пару часов окончательно стемнеет.

— Мы летим с той скоростью, что догоняем солнце, так что на всё время пути мы будем лететь днём. Да и ночь нам не критична. Видите этих детей? Все, от стара до млада мои ученики, а это ценный ресурс, сами должны понимать. Меня местные маги на клочки порвут, когда узнают о них. Рисковать я не хочу и собираюсь укрыть их в надёжном месте пока я тут решаю свои вопросы.

— Да, вы ещё числитесь в розыскных листах и как офицер пограничной стражи я вас должен задержать, но не буду, мне это ничего не даст. Понимаю вашу ситуацию, и пока есть время можно пообщаться, ваших техники только-только начали заправлять ещё два самолёта и думаю, у нас есть время.

— Почему нет? — согласился я.

Мы с полковником отошли чуть в сторону, и тот прояснил мне ситуацию, почему он тут оказался. Виноват, конечно же, был я. Причина банальна, большой поток эмигрантов из Мёртвого мира, что чуть не захлестнул империю. Ещё в начале этого потока, всё правильно сообразивший полковник собрал все свои средства, купил себе баронство вместе с титулом, покинул столицу и теперь проживал тут. А так как баронство было приграничным, всего в двенадцати километрах от ханства, то его назначали офицером и дали участок который он должен сторожить. Опытный офицер очень быстро взял этот участок под контроль, и его солдаты сторожили его. Примеру полковника последовало много офицеров разных родов войск, так что почти все соседи были ему земляками, или одномирцами. Сосед слева, например генерал армии Франции, справа полковник ракетных войск России. Все бароны. Постепенно империя оправилась от того потока эмигрантов и расселила их на пустующих землях, но те кто прошёл первыми успели снять сливки и выкупить лучшие земли и замки. При этом у полковника оставался в собственности дом в столице, куда он изредка ездил отдохнуть и пообщаться с друзьями на очередном императорском балу. Семья его в данный момент как раз находилась в столице. Все слуги и солдаты в замке были его одномирцами, крестьяне в деревнях частью местные частью также одномирцы. Вот такие дела.

Я тоже частично прояснил свою ситуацию и более широко рассказал, как мы путешествовали по мирам и особенно, откуда у меня взялись эти дети. О том что я лишился магии даже словом не обмолвился. Слушая, как я вызволял детей из темниц святош и что там с ними делали, полковник играл скулами и сжимал кулаки. В это время к нам подкатился мяч, и подбежавшая девчушка лет пяти на вид подняв его, убежала обратно. Малые играли, пока была возможность. Пока мы общались, их успели покормить бутербродами.

— Её тоже освободили? — спросил полковник глядя как девчушка убегает, на её волосах были видны седые пряди.

— Да, это был практический макет для студентов, будущих паладинов. Например, её они учились пытать, для них она не считалась человеком, так, зверёк. Ей выжигали глаза, отрезали руки-ноги, потом палачи медицинскими амулетами приращивали всё обратно и отправляли обратно в камеру до следующих практических уроков. Она полгода была подопытным экспонатом, так что думаю, вы понимаете через что она прошла. Мои врачи в основном работают именно с такими детьми. Илия, эта девочка, только недавно перестала шугаться всех незнакомцев, начала играть и веселиться, но всё же на всех поглядывает с настороженность. Врачи и сейчас с ней работают.

— И много их среди этих детей? — дрогнувшим голосом спросил полковник.

— Почти треть — честно ответил я. — Врачам много с ними работы, но уже видно, что они справляются, меньше детей с криками ужаса просыпаются по ночам. Да и детская пластичная психика им помогает. Сам стараюсь побольше с ними время проводить, играю с ними, показываю, что они мне не безразличны, я всегда рядом и надёжен как скала, за которой можно спрятаться от всех невзгод, это очень помогает наладить с ними контакт. В общем, повеселились с ними святоши. Вернусь в тот мир, поплачут они у меня крокодильими слезами. Пленных брать не буду.

— Послушай, граф, от всего сердца прошу. Будете возвращаться в тот мир, возьмите меня с моими парнями, вечно благодарен буду. Хочу поучаствовать в уничтожении этих нелюдей. Как только их земля носит?

— Да без проблем, я и ученикам своим это же обещал, но вернусь я не скоро, года через два, а то и три.

— Ничего. Я подожду, со своими знакомыми и людьми поговорю, может ещё кто с нами захочет отправиться. Ты как не откажешься от дополнительных добровольцев?

— С чего это? Хоть всю империю на это с агитируйте, только рад буду.

— Ответь мне на один вопрос, ты местных священников перебил? — спросил полковник, мельком глянув в сторону самолётов, там техники, закончившие с заправкой, откатывали бочки в сторону. Полковник уже договорился со мной, что заберёт пустые ёмкости, самолёт я ему дарить отказался.

— Конечно я. Между прочим, я этого и не скрывал. Они с маниакальной упорностью пытались меня очень больно убить, я вернул им за это ответку. Не делай зло людям, оно вернётся к тебе в троекратном размере.

— Что есть, то есть — согласился полковник, протягивая руку.

Пассажиры уже грузились в самолёты, пора было взлетать, наступал вечер, и близилась ночь. Он сообщил мне координаты как мне его найти, после чего мы попрощались и разошлись. Полковник со своими людьми отошёл на край луга, наблюдая за всеми нашими действиями, а мы разошлись по самолётам. Кстати, пока мы с полковником общались, остальные офицеры, познакомившись с Миком, насели на него с вопросами о том, где мы приобрели «Юнкерсы». Тот охотно рассказывал и прокручивал ролики на планшете, так что с той стороны была мёртвая тишина, опытные и повоевавшие офицеры с некоторой оторопью смотрели на экране планшета, как совсем ещё мальчишки воевали, правда, на современной технике, с немцами, с теми сами немцам, с которыми воевали их деды и отцы. Было видно, что уважения к Мику прибавилось. Он не раз мелькал в роликах, в одном месте так и до рукопашной дошло, где он раскидал трёх полицаев-здоровяков, потом перезарядился и длиной очередью прибил их пулями к земле. Пленных предателей мои парни не брали, даже если они поднимали руки.

Погрузившись в машину, я убедился, что пассажиры занимают свои места, включая засранцев, прошёл в рубку и, запустив двигатели, проверил все системы, после чего снова первым пошёл на взлёт. Дальше всё тоже-самое, на медленном ходу дождался, когда нас догонят остальные транспортники и построятся в клин и, прибавив скорости, полетел дальше. Я не ошибся, когда говорил полковнику, что мы обгоним надвигающуюся ночь, так и оказалось, она осталась за хвостом, медленно удаляясь.

С ещё одной посадкой на дозаправку мы, наконец, добрались до нужных земель, где и был этот Дикий лес. Мы долго летели над ним, пока не обнаружили достаточно большую и длинную просеку, чтобы она приняла все наши машины. Топливо было на исходе, поэтому после проведённой разведки, одна машина спускалась к самым верхушкам деревьев, и пилот осматривал поверхность, он же и дал добро, пошли на посадку. Конечно, поляна была так себе, кочки имелись, но сесть было можно и мы благополучно совершили посадку. Как ни странно не смотря на тряску ни одно шасси не было поломанным.

Пока летуны отгоняли самолёты в стороны, я отошёл в краю просеки, а она явно возникла после пожара и, осмотревшись, выбрал место, где развернуть склады. Правда, сразу не стал этого делать, Мик пока просил меня обождать, так как высланные в разные стороны разведчики ещё не обнаружили удобное место для лагеря с близким источником воды, поэтому я не торопился этого делать. Лишь вызвал один склад, откуда техники и их помощники стали выкатывать бочки с авиационным топливом. Все наши запасы давно подошли к концу, и требовалось их пополнить и залить топливо в баки.

— Есть. Нашли в трёх километрах от поляны озеро, правда там полян рядом нет, но место вполне нормальное, лагерь разбить можно, и для обороны он очень не плох.

— Хорошо, отправляй туда всех учеников, я сейчас разверну баул, нужно убрать транспортники кроме одного, мы на нём к столице полетим, и последую за вами.

— Есть — козырнул тот и, придерживая офицерский планшет, висевший у бока, побежал командовать отправкой всех учеников вглубь леса, отдельно сидели пленные паладины.

Закончив с баулом, заправленная техника, которой был проведено полное ТО, отправилась внутрь, я последовал по натоптанной тропе вглубь леса. Меня сопровождали только технари, лётчики, водители, что загоняли технику в баул, и охрана из пяти бойцов.