— Командир, движение на одиннадцать — услышал я девичий голосок в динамике гарнитуры радиостанции вставленной в левое ухо. Это отвлекло меня от раздумий.

— Принято — машинально ответил я и, стряхнув задумчивое оцепенение, поднял бинокль и, отойдя к капоту машины, посмотрел сквозь просветлённую оптику в сторону, где одним из учеников было замечено движение. Кстати, на острове они меня звали Учителем, там я был им учителем, но тут в боевой операции, которая началась с начала высадки на побережье, я снова стал для них Командиром.

— Крестьяне — сказал Мик, опуская «Вал», что держал в руках. Неплохая оптика, что была на автомате, позволила ему рассмотреть неизвестных, однако мой морской бинокль был получше и дал возможность увидеть несколько больше чем рассмотрел Мик с помощью прицела.

— Крестьяне и охрана — кивнул я.

— Святоши? — сразу же зло усмехнулся Мик.

— Армейцы.

— Ах эти… — махнул рукой мой помощник и зам.

Да, кстати, именно на Мика и легла вся тяжесть моего замещения, именно он, пока я работал в лаборатории или в своём кабинете, руководил работами по восстановлению замка и почти во всём замещал меня. Что-что, а организаторские способности, помноженные на знания офицера-десантника, у него были на высоком уровне. Наберётся опыта, ещё меня переплюнет.

— Эти не эти, но лишние глаза нам ни к чему. Мы слишком быстро двигались и слух о нашем появлении до этих мест ещё не добрался. Этим и нужно пользоваться… Значит так, лейтенант — повернулся я к стоявшему в паре метров от меня Мику, отчего тот вытянулся преданно поедая меня глазами. — Слушай приказ. Берёшь двух бойцов, скрытно выдвигаетесь к обозу, там кажется восемь телег, и незаметно изымаете языка. Лучше всего солдата, ещё лучше, офицера. Потом доставляете его сюда. Всё ясно?

— Так точно — козырнул тот, бросив руку к форменной кепи. — Разрешите выполнять?

— Выполняй — кивнул я.

То, что мы перешли на устав, не было ничего удивительным. Все прошли обучение армейским знаниям Мёртвого мира, всем я присвоил воинские звания, кроме Мика, что получил лейтенанта, остальные были сержантами. Тем более мы находились на боевой операции, и так было проще. Чай не партизаны какие, все с боевым опытом. Теоретическим правда, но надеюсь, успеем набрать реального.

Взяв оставшихся двух пареньков, оставив девчушек-снайперов у меня в подчинении, они обе сидели на кунге, контролируя окрестности, Мик рванул в кустарник, парни последовали за ним и быстро исчезли из виду. Осмотревшись, я подошёл к кабине, и сел на подножку достав плитку с шоколадом. Машина наша стояла на холме, внизу с левой стороны на склоне был кустарник, именно там скрылись парни, справа шумел листвой лес, он уходил дальше и шёл рядом с дорогой что, спустившись с холма, убегала к перекрёстку полевой дороги. Именно там девчата и рассмотрели обоз, сообщив мне о нём. Обоз двигался по параллельной дороге и в нашу сторону не свернул, так что парням нужно было преодолеть порядка полутора километров, чтобы добраться до параллельной дороги и как-то выкрасть языка, причём, не поднимая тревоги. Пока сообщать о себе мне не хотелось. До того момента пока не найдётся подходящее тело, мне ведь тоже не все подойдут, лучше чтобы о том что я вернулся никто так и не узнал. Но время, меня поджимало время. Нет, тут дело не в моей торопливости, я опасался за детишек на острове. Взрослых там не было, Вольт и Белла, конечно, самые ответственные из моих учеников, но всё же тоже были детьми. Одним словом, я хотел побыстрее вернуться. Конечно, загадывать не стоит, кто его знает, как повернётся судьба, но посмотрим. Да-да, посмотрим. Главное я сделал первый шаг на пути к рангу архимага с последующим переходов в грандмастера, набрал учеников, то что во мне теперь нет ни капли магии, кроме тех амулетов, что навешаны на форму, меня волновало мало. Выход был найден, осталось решить, как всё провернуть. Была только одна проблема, магические ингредиенты. Они у меня были, но в недоступной пространственной сумке. Проблема да? Чтобы вернуть магию, мне нужны зелья, а они находятся в пространственной сумке, которую я без той же магии открыть не могу. Самое печальное, что части нужных ингредиентов мне просто достать неоткуда, ну не растут в этом мире нужные сорта трав и деревьев. Однако не всё так плохо, была у меня одна мыслишка как это всё исправить. Шанс один на тысячу, но я на него очень надеялся.

Закончив с шоколадом, подкрепившись высококалорийным продуктом, судя по шуршанию наверху, девчата тоже перекусили, я подошёл к борту, у которого стояло пять канистр, парнишки как раз заправляли машину, когда их отозвали с новым заданием и, подхватив одну из канистр, стал заправлять бак.

Снимая полные и убирая в держатели пустые, я залил бак до верха, когда одна из девчат, старшая в паре, Одна, сообщила, что к нам со стороны спины приближается всадник. По виду он был похож на курьера.

— Сбей его с лошади, но не убивай, мне нужен язык — велел я ей, убирая последнюю пустую канистру в держатель на борту.

— Хорошо — кивнул та и с позиции сидя, произвела выстрел из своего «Винтореза». Вдалеке раздался вскрик и послышалось лошадиное ржание.

— Дистанция триста двадцать пять метров, подранок лежит на дороге неподвижно, лошадь отбежала — сообщила наш штатный старший снайпер.

— Принято — кивнул я.

Поправив ремень автомата на плече, я поспешил к раненому, подготавливая на ходу амулет с «малым исцелением». Стреляла Одна в плечо, так что думаю рана серьёзная.

Так и оказалось, болевой шок и сильная кровопотеря, вот что было у солдата-курьера, который лежал на пыльной дороге. Странно, что он вообще двигался следом за нами, чёткий отпечаток протекторов «Урала» был отчётливо виден на дороге. Ранее мы пытались его скрыть, привязывая деревца, но пыли было слишком много, да и не помогало это особо. Двигались мы быстро, пятьдесят-восемьдесят километров в час.

Трижды использовав амулет, остановив кровь и убрав болевой шок, я склонился над раненым и, похлопав его по щекам, приводя в сознание, спросил:

— Кто такой и куда следуешь?

К моему удивлению, не смотря на ситуацию, курьер оказался крепким орешком, отвечать он категорически отказался. Это был солдат в форме армейца королевства Белона, что радовало, значит, мы достигли нужных земель, но сам курьер, было видно, имел боевой опыт. Ему было лет двадцать пять, однако он уже имел застарелый сабельный удар на щеке, и уверенность в себе опытного солдата. Такой взгляд бывает именно у ветеранов, что побывали в сече.

Пришлось использовать амулет для допроса пленных и заключенных из арсенала Магов Древних мира Тории. Так что через десять минут я знал всё, что мне нужно. Мне было жаль курьера, парень действительно был ветераном, поэтому я использовал заклинание стирания памяти, так что эти сутки просто вылетят у него из головы. Убивать мне его не хотелось, хорошие люди были редкость, а парень был именно такой. Его моральные принципы мне импонировали и лишать его жизни было глупым решением. Генофонд местного мира и так шёл к упадку, а тут уничтожать не многих правильных людей — это неправильно. Так что, стерев памяти и усыпив, я направился обратно к машине. Всё что нужно я узнал, осталось дождаться парней и можно выдвигаться к дальнему аббатству. Храмы были и вблизи, но они меня волновали мало, так как именно в аббатство и свозили детей Проклятых, готовя их к ритуальному сожжению. Я даже дату знал, через неделю к какому-то празднику.

О курьере я не беспокоился, рана у него конечно серьёзная, но кровь я остановил, шок убрал, через час придёт в себя, думаю, сможет взобраться на коня, тот не отходил от хозяина, хотя меня и шугался и двинет дальше, где ему окажут помощь.

Поднявшись на холм к машине, я снова в третий раз попробовал связаться с Миком, в этот раз канал был устойчивый и велел ему сворачивать операцию, нужные сведенья уже были получены. Тот сообщил, что будет ждать нас на перекрёстке. Согнав девчат с кунга, они вернулись в бронированный кузов «Покемона» я запустил остывающий дизель и, скатившись с холма, сразу врубил третью, покатившись дальше петляя по полевой дороге, пока вдали у перекрёстка не обнаружил тройку бойцов. Все трое были в пятнистой форме, в брониках, разгрузках, и с автоматами. Только «сфер» на головах не было, тяжеловаты они для них были. Да и как иначе, Мику пятнадцать исполнилось на днях, остальным по двенадцать лет.

Подхватив парней, Мик сел в кабину, я свернул вправо, в ту сторону, откуда двигался обоз и, слушая доклад лейтенанта, они едва-едва не уволокли офицера, что отошёл по нужде в сторону, когда я дал отбой, прояснил ситуацию. Тот выслушал сообщение о курьере, довольно кивнул и вернулся к наблюдению за дорогой, моя была левая сторона и дорога, его правая сторона и тоже дорога. Так и ехали.

Время уже было вечернее, до темноты оставалось часа три, когда мы поднялись на тот холм, так что вся эпопея с попыткой захвата офицера охраны и допросом курьера забрала у нас слишком много времени, поэтому, когда мы успели проехать километров семнадцать начало темнеть.

— До аббатства осталось километров пять — сообщил я, сворачивая с дороги на обочину и глуша двигатель. Уже совсем стемнело, хотя одна из лун и стояла на небосклоне, но света от неё было очень мало. — Сейчас разворачиваем склад, берем «БМП» и «БТР». Выдвигаемся на ближние подступы, там маскируемся, амулет шумоподавления я установлю на машины, чтобы они не выдали нас рёвом моторов, отсыпаемся и с завтрашнего утра начинаем проводить разведку. В аббатство пойду я. Магии нет только у меня, так что не засекут. Связь будем держать по радиостанции. Ты в лагере за старшего.

— Понял — кивнул Мик.

Приборы на панели неярко светились, так что я мог видеть лицо лейтенанта, тот очень внимательно и серьёзно слушал меня. План был неплох, но следовало поторопиться, вряд ли у нас будет больше одного двух суток. Яму-то из-под склада не замаскируешь, нет у меня такого амулета, так что вооружаемся серьёзным оружием и выдвигаемся к аббатству.

Снаружи было темно, однако запустив двигатель и направив машину дальше в поле, я примерно знал местные окрестности со слов курьера. Мик кстати внимательно прослушал запись допроса курьера по диктофону. Да-да, языком я не владел и мне пришлось обучить курьера русскому. Со слов пленного местные территории выглядят так, лес, в центре которого и находилось аббатство, а это целый комплекс храмов и разнообразных строений, а также две деревушки, что находились рядом и поставляли святошам продовольствие. В деревнях было по несколько постоялых дворов, чтобы там жили паломники. Рядом было озеро, снабжавшее святош и деревенских водой. Вокруг леса были бескрайние поля с четырьмя деревушками, и несколько дорог, что вились в сторону леса. У реки город, но он уже стоял не на землях аббатства. По одной из дорог как раз мы и ехали пока не свернули в чистое поле с убранным урожаем. Видно недавно был дождь, поэтому машина шла с некоторым трудом, набирая на колёса влажную землю.

Далеко я от дороги отъезжать не стал, операцию мы проведём или завтра вечером или послезавтра утром, так что думаю, наше появление не сразу обнаружат. Тем более скоро праздники и местное население к ним готовилось, на дорогах кроме того обоза и пары конных нам так никто и не встретился. К сожалению, конники, кроме того курьера уже никому ничего не скажут, снайперы поработали. Свидетели нам были не нужны.

Не глуша машину, я покинул кабину, остальные тоже спустились на несколько рыхлое поле, где были видны стебли скошенной пшеницы. Открыв склад, я дождался, пока парни выгонят бронетехнику, и загнал внутрь «Урал». Это ещё не всё, машине был проведён осмотр, заправлен бак и канистры. Только после этого склад был свёрнут и мы забрались на броню, я занял место командира в башне «бэтра» у него ход помягче, а Мик занял место командира в «бээмпэшке». Экипаж тоже был подобран, парни на место мехводов, девчата наводчики. Так и покатили обратно прямо по полю в сторону леса. «БМП» шла впереди, порыкивая мотором, моя машина следом. Я подумывал взять танк, но его мощность, на мой взгляд, была избыточна.

Добравшись до опушки, не останавливаясь, мы стали углубляться в лес. То, что двигались мы не по дороге, волновало нас мало, мелкие деревья «БМП» сносила на раз, подминая под себя или наоборот, заваливая на себя, крупные объезжая. Но как бы то ни было, к полуночи мы прошли порядка двух километров и встали на крохотной полянке, где сверкал в лучах местной луны небольшой ручеёк. Пока Мик организовывал лагерь и расставлял посты, я пробежался к аббатству и, используя амулет «Глаза», «осмотрелся», прикидывая, как буду действовать завтра.

Допрошенный курьер не соврал, да и не мог он это сделать под воздействием заклинания допроса, и хотя он тут бывал всего раза три, но опытный взгляд солдата приметил всё что надо. Аббатство и одна из деревень располагались по одну сторону озера, вторая деревня по другую, так что тут было действительно две деревни, каждая жителей на сто-сто пятьдесят. Деревни были обычные, деревянные срубы, из-за недостатка места небольшие огороды, ну и хозяйства. Обе деревни принадлежали святошам. Четыре постоялых двора им же.

Теперь по самому аббатству. Все окрестные земли и деревни принадлежали ему, так что святоши тут были полноправными хозяевами. На это намекало всё, что я видел. Правда сейчас была глубокая ночь и все спали, но моему опытному глазу всё было видно. Аббатство к моему удивлению было больших размеров и что важно, каменным. Было видно, что строили его маги, иначе, откуда тут столько камней, каменоломней тут рядом не было, и почему стены не имеют кладок, а выглядят монолитными. Я бы даже предположил, что это некогда была летней резиденцией одного из погибших магов этого мира. Большое здание ранее явно было дворцом, сейчас это главный храм. Переделки были заметны, но основа-то осталась старая. Остальные здания были ранее флигелями и хозпостройками. Во флигеле жили святоши-монахи, да и в храме у них, похоже, были кельи. Но вот забор вокруг этого комплекса зданий, забор остался от прежних хозяев. Это был длинный, огибающий всю округу зданий железный художественно кованный забор на каменном фундаменте. Даже по виду он был очень крепок, видимо, поэтому монахи и не стали его сносить и переделывать. Острые колья наверху не давали возможность пролезть через него. На территории старой усадьбы был фруктовый сад, и было видно, что монахи его холили и лелеяли, очень уж он был облагорожен. А так за забором находилось восемь строений разного назначения.

Сбоку от забора у одних из въездных ворот притулилась одна деревушка, про вторую я говорил, она находилась с другой стороны озера. Три постоялых двора находилось у аббатства, один у другой деревни.

Изучение мне дало возможность прикинуть, как попасть на территорию аббатства, но где содержались дети-пленные, я не знал. Не мог запустить сканирование, на храме был сигнальный амулет, он сразу засечёт моё сканирование и поднимет тревогу, а мне этого было не нужно. Если бы не пропажа магии я провёл бы настройки амулета «Глаза» и тот незамеченный просканировал бы мне все территории, но магии у меня не было, это печалило. Так что за полчаса изучения, ничего особенного я не обнаружил, хотя нет… что-то интересное всё же было.

— Это ещё что такое? — пробормотал я себе под нос.

«Глазом» я пользовался в режиме записи, чтобы мои ученики-бойцы, что подготавливали лагерь в трёхстах метрах у меня за спиной, тоже могли изучить зону будущих боевых действий. Так что заклинание чтобы его не обнаружили, висело на трёх тысячах метров, и просто в режиме прямого наблюдения и записи показывало мне всё, что происходило на территории аббатства, ну и естественно режим ночного вида был активирован, так что запись была качественная. Этот столб, врытый в землю неподалёку от жилого флигеля, я заметил сразу, но только сейчас обнаружил, что он отнюдь не пуст. К нему был привязан пленник. Парнишка лет пятнадцати на вид. Увеличив изображение, я почистил его, и хмуро изучив потерявшего сознание паренька, констатировал, что он привязан к столбу уже дня два. В двух метрах от него стояло полное воды ведро. Видимо ему не давали пить, и полным ведром истязали. Нехорошо поступают святоши, очень не хорошо. Пленных я и так не собирался брать, а тут только утвердился в своём решении. Оставив «Глаз» висеть над озером, так он охватывал все строения, включая дома обеих деревень, я покинул опушку и направился к лагерю. Он тут рядом, как я уже говорил, в трёхстах метрах от опушки. Двигались мы под прикрытием амулетов «Скрыта» и «Тишины», поэтому о нашем появлении пока ни одна собака не знала.

— Отставить отбой! Стройся! — приказал я, вернувшись в лагерь, и как только ученики собрались и построились в одну шеренгу, продолжил. — Слушайте боевой приказ. До опушки триста метров, ещё столько же до окраины деревни. Вам нужно незамеченными пройти или обойти деревню, проникнуть на территорию аббатства и выкрасть пленника, которого святоши привязали к столбу. С учётом того что он у столба находится явно не один день, обратно его придётся нести, «среднее исцеление» тут не поможет. Выкрасть его нужно так, чтобы святоши подумали, что он сам сбежал, никаких следов. Есть вопросы?

— Когда выдвигаться и какая там охрана? — первым задал вопрос Мик.

— Я сделал запись «Глазом», так что как только изучите её и скоординируете действия каждого бойца, тогда выдвинитесь. Охрана есть, двое часовых у ворот, оба из святого воинства, это значит, там есть боевое подразделение. Так же по территории бегают три пса, но пленника они не трогают.

— Ясно — кивнул Мик.

Получив запись, он отошёл в сторону и, достав самый обычный земной планшет, естественно из Мёртвого мира, перекинул на него запись и стал просматривать со своими ребятами, прикидывая, как они будут действовать. Сам я решил в операции не участвовать, пусть учатся работать и воевать без пригляда сверху. Мику это точно надо, повзрослел он очень быстро. Тем более операция не была сложной.

Про планшет и перекачку записи с магического кристалла объяснить было просто, я смог сделать магический переходник, что преобразовывал сигнал на понятный микросхемам планшета.

Я их даже подстраховывать не стал, забрался в десантный отсек бронетранспортёра и спокойно уснул. А чего мне волноваться? У каждого знания и опыт офицеров Мёртвого мира, так что нужно только применить знания на практике. Парни и девчата недолго пошумели на броне, снимая некоторые ящики и вооружение, а потом всё стихло, отчего я окончательно провалился в сон.