Утром, когда я ещё в сумерках покинул палатку и натягивал влажных комбез и такие же влажные сапоги, только портянки сухие были, то стал готовиться к забегу. Это у учеников сегодня выходной, воскресенье, у меня же всё также, бег по пресечённой местности в надо сказать сырую погоду.

После пробежки, а вернулся я грязным как чёрт, снова умудрился трижды навернуться, да ещё свалился в тот проклинаемый учениками ручей. Ноги разъехались, и я окунулся чуть ли не с головой. Но добежал я до лагеря даже довольным, мне понравилась эта пробежка, жаль к завтрашнему дню всё возможно просохнет, вот в такую сырую погоду и нужно гонять учеников на тренировки. Те ученики кто не отдыхал, и не смотрели фильм в нашем импровизированном кинотеатре с экрана большого плазменного телевизора, с некоторым сочувствием смотрели на меня. Добежав до озера, я ухнул в него прямо в одежде и сапогах, зашипев, когда вынырнул от холода. Вода стала ещё холоднее. Похоже, пора завязывать с водными процедурами, моржом я никогда не было. Слегка отмывшись от грязи, я выбрался на берег, с помощью девчат разделся до исподнего и направился к себе в палатку. Девчата отмоют комбез с кирзами, высушив их, а мне нужно переодеться.

У меня была также ушитая современная цифровая форма, поэтому переодевшись, я покинул палатку и направился в столовую, там как раз заканчивался завтрак. После него, сытный, кстати, был, я прошёл в штабную палатку, где собрались по-моему приказу все офицеры.

— Значит так, товарищи офицеры — пройдя в палатку, сказал я. — Сообщаю вам, что я решил податься на ваши уговоры. Через неделю мы переходим в новый мир. Готовьте лагерь к сворачиванию… Теперь по вам, капитан, готовьте разведгруппу, завтра если погода нормализуется и земля высохнет, мы летим за пределы Дикого леса. Пора проводить мне пробуждение Дара, не будем тянуть время.

— А вам уже можно, Учитель? — тихо спросила со своего места Одна.

— Лучше бы конечно подождать — протянул я. — Но в принципе прогноз для инициации благоприятный, можно уже проводить. Так что готовьтесь. Каждый знает, что ему делать, Вольт старший при сворачивании лагеря и подготовки к переходу в другой мир, портал будем разворачивать у столовой. Там самое лучшее место. Это всё.

Офицеры довольные новостями, тут им уже приелось и хотелось чего-то нового, стали расходится, остался только координационный штаб, который начал готовить операцию по нашему уходу в следующий мир. Танкисты побежали к складам и гаражам, требовалось загнать внутрь шеренгу танков из коллекции Эриха, которые они всё это время холили и лелеяли. Те блестели как новенькие.

Конечно, можно было спустить вниз, сменив широту, куда-нибудь в тропики, но честно говоря, путешествовать по мирам мне больше нравилось, вот я и надеялся, что мы вернёмся в мир, где шла война. Уж я тоже поучаствую, а не как в прошлый раз всего в трёх стычках, хотя две и были довольно серьёзными с применением танков с обеих сторон.

— Командир — догнал меня Мик. — Только что пришла смена часовых, что охраняют технику на аэродроме. Они говорят, там совсем развезло, сохнуть несколько дней будет, да и то если дождей не будет. А тут вон, какая сырость.

— Есть предложение? — заинтересовался я.

— Скорее идея. Мы прогалину всю бульдозерами взрыхлили, равняя взлётную полосу, там сейчас не пройти, ноги по щиколотку вязнут, но есть поляна в восьми километрах на север, на «Шторьхе» там можно взлететь нормально, трава густая, площадка ровная.

— Хм, — на несколько секунд задумался я, капитан действительно предложил выход из ситуации, поэтому я кивнул. — Норма, летим двумя машинами. Подготовь ещё четверых, ты летишь со мной.

— Есть. Разрешите выполнять?

— Бегом. Через час отправляемся к той поляне.

Предупредив офицеров, колючая Вольта, об изменившейся ситуации, мы собрались и небольшой группой направились на нужную поляну. «Шторьхов» у меня было восемнадцать единиц, один разбили во время учебных полётов, он пошёл на запчасти, осталось семнадцать. Так вот, два трёхместных аппарата находилось на одном из складов в полной готовности, на них даже дополнительные топливные баки стояли. Этот склад был при мне, так что добираемся до места, разворачиваем его, выгоняем самолёты, сворачиваем и вылетаем в направлении обжитых земель. Но так как до края леса было чуть больше шестисот километров, мы действительно далеко забрались, а дальность «Шторьха» с дополнительным баком едва превышает пятьсот километров, нужно в пути будет поискать площадку для дозаправки, благо полян в лесу хватало.

Так всё и вышло. Дошли, подготовили самолёты и вполне благополучно взлетели, правда, разгонялись, на мой взгляд, излишне долго, но всё же поднялись в воздух. Причём оба. Потом на четырехстах километрах была дозаправка, бочку с топливом вытащили из моего баула, ширины горловины едва хватило, чтобы это сделать, мы взлетели и полетели дальше. Путь наш лежал к небольшому замку, что стоял в открытом поле. Мне уже было известно, что там жил маг. Во время дозаправки в этих окрестностях вовремя прошлых полётов, я успел пообщаться с крестьянами, так что информация точная. Причём маг был лекарем, стареньким, на пенсии, но лекарем. А мне нужен именно такой маг, чтобы мог в пентаграмме во время инициации отслеживать всё, что происходило со мной и моей аурой.

Совершили посадку мы в трёхстах метрах от стен замка, там было удобное поле, которое к счастью никогда не видело плуга. На дорогу не сядешь, её тоже развезло после ливня, но устойчивый ветерок, что нам помог сесть, начал подсушивать её.

Оставив двух бойцов у самолётов, в обоих авиационные «МГ» стояли, если что прикроют, я в сопровождении своих людей направился к воротам замка. Один из них сбегал к воротам и сообщил часовым, что прибыли гости к хозяину, поэтому там уже поднялась кутерьма, готовясь к приёму гостей. Мы даже шаг замедлили, чтобы дать им время. Рва вокруг замка не было, так что ворота открылись, и мы прошли внутрь прямо по дороге, а не по настилу моста. Церемонии встреч гостей, особенно одарённых, тут знали, слуги были на высоте. Так что встретили как надо, даже сам хозяин, мастер магии, вышел нам на встречу. Глядя на этого сухонького старичка с умными глазами я коротко, но искренне поприветствовал его, чуть позже сообщив по какой нужде явился. Мы в это время уже находились в обеденном зале, так что согласно традиции причину, по которой я тут оказался, сообщил после обеда.

— Простите молодой человек — промокнув губы салфеткой, сообщил маг — но я уже не беру учеников. Возраст. В сорока двух километрах от моего замка стоит особняк моего бывшего ученика. Может он вас примет?

— Мне не нужен учитель — улыбнулся я. — Мне просто нужно пройти инициацию и открыть свой Дар.

— Хм, вот как? — несколько секунд маг пристально разглядывал мою ауру «истинным зрением», после чего вздохнул. — Я не вижу в вас ни одного зачатка магии.

— Это можно увидеть только магическими артефактами — приоткрыл я тайну. — Для магов моя аура обычного человека. А в действительности я одарённый с неплохим потенциалом. Это редкость, понимаю, но это действительно так.

— Это большая редкость — согласился хозяин замка. — Я могу вспомнить только три таких случая, да и то один из одарённых погиб несколько месяцев назад. Читал некролог в газете.

— Я тоже, — кивнул я с невозмутимым видом.

— Хорошо, инициация меня ни к чему не обязывает — согласился хозяин замка. — Давайте поговорим теперь о плате, что вы предлагаете. Небольшой рубин?

— Именно.

— Что ж, я согласен.

— Плата как всегда после работы — показав камешек, сообщил я.

— Это обычные условия договора. Идёмте ко мне в подвал, где у меня мастерские. Пентаграмму будем использовать мою, я к ней привык.

— Хорошо.

Мы покинули обеденный зал и все вместе спустились вниз. Хозяин замка довольно долго собирал пентаграмму, я следил за этим с помощью амулета-ювелира, к сожалению «истинное зрение» мне пока было не доступно. Тот всё делал правильно и никаких нарушений в работе пентаграммы я не заметил.

После его знака я прошёл внутрь, он её активировал и мы начали работу. Когда Дар проснулся, я едва успел его удержать, иначе он бы сжёг все камни пентаграммы, и так хозяин запричитал, когда те едва сдерживая напор моего Дара, ярко засияли. С трудом удерживая, ману, я быстро стал вязать сетку. Как при отсутствии работающего «истинного зрения» я это делал? Так пентаграмма как раз и была нужна для того чтобы магически давать видеть что я плету, так сказать огромный амулет-ювелира. С сеткой я закончил за пять минут, накинул её на себя и всё, Дар был под контролем, но вот хозяин замка был не особо рад, два драгоценных камня рассыпались пылью. Именно поэтому я и не сообщал ему уровень своего Дара, старик бы отказался меня инициировать. Дело тут даже не в рассыпавшихся пылью камнях, все кто находился в подвале, могли погибнуть, да и я, честно говоря, едва удержал ту Силу, что пёрла из меня.

Когда я вышел из пентаграммы тот, поджав губы, сообщил:

— Вы не сказали что уровень вашего дара такой высокий, никак не меньше второго. Я едва удержал выброс вашей маны в пентаграмме. Уничтоженные камни нужно возместить, молодой человек.

— Конечно — согласился я.

Передав ему сперва оплату за работу, я добавил три камня.

— Почему три? — спросил старик, придирчиво их изучив.

— Два пылью рассыпались, один треснул — указал я.

— Плата принята — снова недовольно пожевав губами, кивнул хозяин замка.

В принципе тот был доволен, камни возместили, заработал ещё, но он старался этого не показывать. Нас проводили к выходу, и мы направились к самолётам. Оставшиеся тут бойцы уже заправили обе машины, бочка стояла в стороне, но я не стал от неё избавляться, тара хорошая, поэтому убрал её в сумку. Только после этого мы взлетели и направились обратно. Сидя в кресле пассажира, я использовал разнообразные амулеты и артефакты, разглядывая себя со стороны.

— Какие-то проблемы, Учитель? — спросил сидевший за штурвалом капитан.

— Гляжу. Может этот мастер мне магического жучка подсадил. В пентаграмме это было просто.

— И что, есть?

— Всем оборудованием прошёлся и не обнаружил, только сетка и грозовые облака ауры под ней. Ладно, хоть хорошо видно как мана там бурлит, значит, всё хорошо сработало, без осложнений.

Вернулись мы без проблем, как ни странно ещё до наступления темноты. Приземлились на той же поляне, я убрал самолёты обратно на склад, их предварительно заправили, и в уже сгущающейся темноте мы направились к лагерю. Подошли к нему, когда малых укладывали спать. Поужинав и сообщив, что завтра в обед мы переходим в новый мир, разошлись по палаткам. День сегодня насыщенным был.