Утром, в семь часов, зевая, я поднялся и после водных процедур, умывальники стояли неподалёку от кухни, направился к штабу. Там Вольт с красными от недосыпа глазами ставил задачу группе лётчиков. Они уже позавтракали, так что готовились вылететь бомбить фашистов. Мик вёл штурмовиков, а бомбардировщики мой зам по авиации, он же самый опытный пилот.

После моего напутствия лётчики побежали к самолётам, там им помогли надеть парашюты, после чего техники полезли на места стрелков и штурманов, нужные знания и даже личный опыт у них был.

Я стоял на опушке, оперевшись плечом о ствол дерева и наблюдал, как один за другим взлетают самолёты с немецкими нацистскими крестами на крыльях и фюзеляже, когда дверь одного из автобусов отворилась и оттуда буквально выкатился Антон Игоревич.

— Мне это не привиделось? — подбежав ко мне, спросил он.

— Вы мне вчера подали отличную идею, как заставить местных вояк и их хозяев нацистов испытать такого страха, которого они ещё не испытывали. Вы видите исполнение этой идеи. Жаль акция разовая, второй раз повеселится нам так не дадут. Да и эффекта такого уже не будет.

— А если их собьют?

— Ну вот это вряд ли, с теми амулетами защиты что висят на самолётах, это ещё постараться надо, так что они по головам противника ходить будут, и ничего.

Самолёты уже разделились на две неравные группы и направились каждый по своему маршруту, бомбардировщики к Киеву, штурмовики к позициям укровояк. Вели их наши по рации, наводя через спутник.

— Идите позавтракайте, вечером мы вас отпустим, домой поедете.

Вздохнув и почесав затылок, этот пожилой седой мужчина как-то растерянно потоптался рядом и, махнув рукой, направился сперва за своими товарищами, а потом все вместе к кухне. Я с ним немного слукавил, да, с Киевом налёт будет одиночной акцией, вот с передовыми позициями уже нет, два или три вылета успеют сделать, пока я не дам приказ отбоя. Именно поэтому оставшиеся техники готовили бомбы, перетаскивая их из штабелей на тележки и в кузова грузовиков, да и топливозаправщик был наготове.

До передовых позиций укропов было не так и далеко, поэтому я направился в штаб, узнать обстановку. Там царила деловитая суета работающего штаба.

— Что у вас? — спросил я, входя в палатку.

Пятеро радистов с наушниками на головах слушали эфир, программисты что-то там мудрили с нашим спутником, офицеры поглядывали на карту и ставили флажки. Похоже, дело шло.

— Командир, первое звено достигло передовых позиций и начало прицельную штурмовку. На позициях танкового батальона украинских войск пожары. Горит бронетехника и происходят подрывы боекомплекта. Сейчас они работают пушками по ближним складам. Остальные в данный момент тоже достигли передовых позиций и штурмуют их. Пока точных сведений нет, идёт штурмовка. Бомбардировщики на полпути к Киеву. Как вы и просили, скорость полёта снижена, чтобы в столице у нацистов успела подняться паника. Средства связи мы контролируем и не блокируем, информация уж пошла президенту Украины. Внятных приказов от него и министра обороны своим войскам пока не прозвучало.

— Держите меня в курсе — велел я и направился в столовую, пора позавтракать.

Парни и без меня справлялись, не стоит стоять у них над душой, а если что важное, мне сообщат. Когда дежурная по кухне поставила передо мной большую тарелку с супом, сидевший рядом Антон Игоревич спросил:

— Ну как там?

Остальные водители жадно прислушались. Они вообще были в ахуе. Десятилетние парни и девчата спокойно ходят в советской форме, причём с самыми настоящими карабинами «Мосина» за плечами, у некоторых, видимо старших, вместо карабинов были пистолеты. То есть малолетняя армия. Так ладно бы казалось, что они играют, так нет, они живут этим и для этих детей обстановка, одежда и оружие казалось нормой, это было видно по их поведению. Эти дети стояли на часах, работали на кухне и занимались малыми, правда, последние ещё спали, так как все почти взрослые, то есть подростки, улетели бомбить фашистов.

— Разбомбили позиции танкового подразделения укропов, штурмуют пехотные, в основном нацгадов, а одна тройка улетела на предельную дальность полёта, к Донецку, позиции укропов у аэропорта бомбить. Бомбардировщики до Киева ещё не долетели.

— Так вы и Киев хотите бомбить?! — ошарашено спросил один из водителей.

— Не мирное население, мы же не немцы в сорок первом. Раду, и так, на окраине, склады. Чтобы население не забывало, что война идёт и скоро она к ним придёт. С намёком вылет.

— Да-а — протянул Антон Игоревич. — Вроде и мечтаешь о подобном, а тут раз, исполняется всё, а как реагировать непонятно.

Водители отложили ложки и, приглянувшись, хором запели:

Двадцать второго июня, Ровно в четыре часа Киев бомбили, Нам объявили, Что началася война. Кончилось мирное время, Нам расставаться пора. Я уезжаю, Быть обещаю Верным тебе до конца…

Водители пели ту песню с чувством, было видно, что многие подзабыли слова, но другие напоминали, так она и текла над столом. Чистая спокойная и торжественная. А я сидел, улыбался и смотрел на голубое небо, что было видно через листву берёз над нами.

Когда я заканчивал завтрак, поддерживая беседу с успокоившимися водителями, то слушал сообщения по рации о новых сведеньях. Бомбардировщики Киев разбомбили. Всё как и планировалось, в девять утра, восьмого мая в пятницу, то есть в рабочий день, над столицей Киева снова появились странные смутно знакомые самолёты. Четвёрка отделилась и ушла на окраину, откуда донеслись продолжительные раскаты грома сопровождаемыми подземными толчками и дымами, а один пролетел над центром и, сделав несколько кругов, полетел догонять своих. Было видно, что от него что-то несколько раз отделилось, да и толчки были, но взрывов не последовало. Это оказывается, в новостях через минуту после бомбардировки проскочило, оператор укроканала приблизил изображение уходящих самолётов, показывая кресты на крыльях. В общем, в радиоэфире царила полная паника и истерика. Тут вернулись штурмовики и после заправки и пополнения боезапаса пошли на второй взлёт, целей у них было много и в основном это были позиции националистических батальонов. Когда они вернулись со второго вылета, как раз заходили на посадку хорошо поработавшие бомбардировщики. Топливо и бомбы ещё были, поэтому я разрешил штурмовикам сделать третий и последний вылет.

Пока штурмовики работали по позициям укропов, добивая последние части которые они ещё в этом районе не посещали, я развернул баул, и туда начали загонять заправленные бомбардировщики, штаб сворачивал свою работу, да и лагерь тоже ликвидировался. Малыши завтракали и готовились садиться в автобусы, через час мы должны были покинуть этот лесок и поле.

Когда вернулись парни на «Лаптёжниках», склады уже были свёрнуты, все следы нашего пребывания кроме ям от складов были убраны, ученики сидели в автобусах и ожидали приказа выдвигаться. Потом была спешная буксировка самолётов в баул, его сворачивание, бойцы с самолётов переодевались в форму с нацистскими нашивками и занимали места на броне трофейных «бэтров» Через пару минут наша колонна по просёлочным дорогам стала удаляться параллельно передовым позициям в сторону Чёрного моря.

За время пути, укровояки нам встречались, они были изрядно растеряны, но остановить нас никто не пытался, наши бойцы казались спаянным подразделением. До обеда мы успели проехать значительные территории, вставали на обед, был сухпай, потом ехали дальше, пока неожиданно вдали не заблестело Чёрное море. Практически без остановок, даже неожиданно для себя мы проехали значительные территории, всего однажды заправляясь на заправке, я дал пяток золотых монет Антону Игоревичу и тот заправил из своих средств с карточки.

Приближаться к побережью мы не стали, а встали на отдых у небольшой посадки. Пока старшие отдыхали после тяжёлой работы, три вылета у некоторых были, малые играли у автобусов.

— Где мы? — поинтересовался я у Вольта.

Тот уже развернул штаб и мог дать ответ. Честно говоря, пока мы крутились по дорогам, я успел потеряться. Ладно, парни из штаба с помощью спутника держали всё под контролем и вели нас так, чтобы встречи с укропами были минимальными.

— Мариуполь в двенадцати километрах — указал рукой нужное направление начштаба. — Вблизи подразделений противника не имеется. У города серьёзные оборонительные укрепления, там же и сосредоточены основные подразделения.

— Понятно — задумчиво протянул я. — Значит так. Ожидаем до вечера, отпускаем водил, выдав им щедрую плату в золоте, потом на транспортниках вылетаем в Россию и там легализуемся. На тебе сделать фальшивые документы на спортивно-юношеский клуб из Ростова на Дону… э-э-э… «Звезда», а так же сопроводительные документы. Придумай сам причину, например оплаченные экскурсии по городам-Героям. Направляемся мы в Москву.

— Кого сделать старшим сопровождающим? — деловито поинтересовался Вольт.

— Эриха, этот командир танкистов в свои шестнадцать лет как двадцатилетний выглядит, настоящая белокурая бестия. Он и будет изображать старшего. Так же подбери ему помощников, что выглядят как взрослые и сделай соответствующие документы.

— Бланков паспортов нет — задумался на миг Вольт. — Склад нужно открыть со специмуществом, там спецпринтер, с помощь него можно напечатать любые документы.

— Работай, времени тебе до вечера — кивнул я. — Завтра Девятое мая, День Победы, так что мы в своей форме будем как раз в тему.

Развернув нужный склад, я оставил штабных быстро работать, подготавливая сопроводительные документы и всё остальное. Эриха и десяток парней и девчат уже вызвали в штаб и подготавливают их к работе, инструктируя. Чуть позже мне показали новенькие бланки паспортов с уже вклеенными фотографиями. Программисты нашли сайт, где было всё по этим документам, скопировали и сделали два десятка бланков, а десятерым так ещё и права на управление всеми видами транспорта выдали. Хорошо, что у нас было оборудование из спецчасти ФСБ Мёртвого мира для создания таких документов, да и один сержант из программистов имел нужные знания, вот и сделал документы. Молодцы.

Вечером после ужина мы отпустили водителей, я передал Антону Игоревичу мешочек с золотыми монетами в плату за их работу, тот золото уже получал, поэтому поблагодарил, им нужно было отчитаться за проделанную работу владельцу фирмы, и куда делся один из водителей. Ну а мы когда стемнело, убрали склад и развернули баул. Потом на пяти транспортных «Юнкерсах» совершили длительный перелёт к Москве без дозаправки, оставив Ростов на Дону по правому борту. Хорошо иметь магические амулеты, которые скрывают самолёты от всех радаров.

Это ещё не всё. Вольт доложил, что они наш клуб зарегистрировали на сайтах как положено, только сделали дату в год назад, а также подали заявку на участие в Параде Победы. Но это как бы неделю назад, а во вовремя полёта на телефон Эриха, трофей, снятый с тела бандеровца и перерегистрированного на него, пришёл звонок от комиссии что руководила и командовала Парадом Победы на Красной пощади. Распорядитель извинялся, что о них забыли, не включили в программу, но обещал всё исправить. Так же он уточнил, действительно ли будет со стороны нашего клуба участвовать военная техника тех времён. Эрих подтвердил и перечислил, какая техника и сколько членов клуба будет участвовать. Тот обещал всё быстро устроить. Я сидел рядом и слушал, так что был в курсе всего.

С этим Парадом тоже не всё так просто. Я не говорю про Парад, где идёт современная техника. Это совсем другое, я говорил о Параде реставраторов. Конечно, левых людей туда не пускали, но лет пять назад последовал указ о разрешении участвовать в продолжение главного Парада разным патриотическим клубам и школам конструкторов. Так что когда Парад Победы заканчивался, начинался второй, уже шоу реконструкторов с колоннами отреставрированной техники. Вот именно на него мы и записались. Руководил им уже не министр бороны, а один из старых маршалов, что давно был на пенсии. Мне это решение правительства нравилось, очень и я его ещё в прошлой жизни поддерживал. В первый год в нём участвовали ещё ветераны, маршируя, а сейчас им это было слишком тяжело.

Ничего ещё час полёта и будет окраина Москвы, там сядем, подготовимся и направимся в Москву. Нужно будет только обещанную технику со складов достать.

Конечно же, меня заинтересовало, почему ученики так легко смогли пробить наш клуб на участие в Параде Победы реставраторов. Ведь это не просто мероприятие. Это можно сказать символ страны. Список участников согласовывается за месяц, за недели до этого идут активные тренировки, для каждого участника своё место в шествии. То есть вот так вот пробиться в участие да ещё меньше чем за сутки это фактически нереально, это как с главным Парадом. Естественно меня интересовал этот вопрос, и я обратился с ним к Вольту. Пытаясь прояснить непонятный для меня момент. КАК они умудрились всё это сделать?

Тот несколько секунд удивлённо на меня смотрел, а потом пояснил. С тем чтобы пробиться в участие я был прав, без звонка это сделать было невозможно, но ученики перестраховались, даже два сделали. Они сперва узнали, кто главный по этому мероприятию, послушали с помощью телефона переговоры на проводимом совещании и сделали правильный вывод, что вот просто так их не допустят. Что они сделали? Узнали номер телефона президента России, смоделировали на компьютере его голос с характерными интонациями и набрали нужный номер. Вот «президент» и позвонил распорядителю, и лично попросил внести в список участников юношеский-спортивный клуб «Звезда». Тот покряхтел, всё в программе уже утрясли, состав участников был известен, но обещал выполнить. Не успел распорядитель положить трубку, как ему позвонил «министр обороны» и так же попросил похлопотать о своих подопечных, о тех же самых. Тот пообещал поставить нас в конец парада исторической техники, так как больше просто не куда. Потом он экстренно практически в панике позвонил Эриху, узнал количество техники с нашей стороны и состав участников, кто и как будет идти, а так же есть ли у нас запись тренировок. Огорчился тем, что нет, но парни отправили ему пачку фото с техникой и шеренгой моих учеников. Так же Эрих пояснил распорядителю как у них запланировано всё мероприятие, средневозрастная группа идёт маршем, на технике управляя и демонстрируя вооружение и элементы формы тех времён старшая возрастная группа, а малыши сидят в кузове «полуторок», «ЗИСа» и трофейных «Опелей». Так же с нашей стороны будет участвовать «БА-10» и «БТ-2». За «ЗИСом» на буксире будет катиться походная кухня, после Парада всех желающих могут покормить из неё пищей тех лет. Все документы на технику, подтверждающих, что она из тех или иных музеев, у нас на руках.

Потом распорядитель и его помощники несколько раз звонили Эриху и буквально на пальцах объясняли как и где следует им быть, более того обещали выдать на нашу группу специального человека, чтобы тот проинструктировал нас перед Парадом и проследил чтобы всё было хорошо и как надо.

Кто-то спросит, для чего это нужно, поэтому отвечу. Я своими ребятами и девчатами гордился, и лишать их участия в Параде Победы не собирался. Они участники боевых действий тех времён? Участники. Так что ещё надо? Ну и захотелось мне поучаствовать, в учениках я был уверен, вот и хотел их продемонстрировать. Это не было блажью, это было осознанное желание руководителя и воспитателя участвовать в этом знаменном для меня событии. А ветеранами что принесли нам эту победу, я гордился, ещё с дедами участвовал во всех Парадах, даже когда служил в армии, так что хотелось сделать им приятное.

Пока мы летели, штаб активно работал, формируя на лету, кто и где будет находиться, даже ролики прошлогоднего Парада просмотрели, вряд ли что-то там сильно измениться. О том, что нас вычислят, я не опасался, Вольт сообщил, что они держат под контролем все звонки президента и министра обороны, включая распорядителя, и если вдруг речь зайдёт о нас, будут обрыв сигнала связи, после этого они уже не смогут созвониться, случатся проблемы на АТС сотовой связи.

Когда мы были уже у Москвы, а летели на пятистах метрах, то лётчик сообщил, что вдали видна столица России и обнаружено удобное место для посадки рядом с трассой. Малые, да и большая часть пассажиров уже спали, лишь штаб работал, готовя наше участие в Параде с Семидесятилетием Победы над фашистскими захватчиками, и готовили они её как боевую операцию.

Посадка прошла штатно, всех пассажиров заранее разбудили, так что, как только сели, сразу же отогнал и машины на край поля, я стал разворачивать баул, куда мы технику и загнали. Самолеты, конечно же, были не видны на радарах, но вот их голоса прорезались рядом столицей и не засечь их не могли. Поясню, летели мы ночью с амулетами подавления шума на моторах, так что и неслышно нас было и радарами не засечь, а тут в конце полёта амулеты начали разряжаться и отключаться, слишком сильный был источник шума и амулеты работали на пределе. Вот такие дела.

Как только баул был свёрнут, я направился за бойцами, что провели разведку окрестностей. Буквально у посадки был глубокий овраг вот в нём я и развернул два склада. Задача бойцов вывести из складов боевую технику и подготовить её к Параду. Из другого склада требовалось достать комплекты формы и переодеться, все должны быть в форме красноармейцев периода начала войны со всей положенной амуницией, скатками, котелками и касками. Более того я приказал подготовить пять сотен пилоток с красноармейскими звёздочками на подарки ветеранам и всем желающим. Перед рассветом склады были свёрнуты, но заметить их можно было только с воздуха.

Когда уже рассвело, я ходил рядом с построенными в шеренгу учениками, отводил в сторону по очереди по одному и, используя амулет очистки одежды, приводил её в порядок. Так что она даже сверкать начала как новая. А то ведь знаете, дети, у них быстро всё марается. С другой стороны шеренги с таким же амулетом шла Одна, зеркально повторяя мои действия. То есть выводила ученика метров на десять, активировала амулет, и от того отлетали облачком пыль и грязь, после чего он бежал на место и выбегал следующий. Так и работали. Сам я был в форме бойца Красной Армии в пилотке, с карабином за плечом, сидором и скаткой, каска пока на поясе висела, сапоги тоже нашлись по размеру. Это были те самые кирзачи, в которых я совершал пробежки. Ничего другого не было. У малых обувь была самодельная, очень похожая на армейские сапоги того периода. Только очень маленькие. Было у нас трое, что умели их делать, да-да, я знания дал, так что всех их оснастили.

По остальным скажу так, десять учеников находилось в охране, другие занимались техникой. Эрих снова вёл разговоры с одним из помощников руководителя парада по телефону, он уже сообщил ему, где мы находимся, и попросил прислать пару автобусов и гаишную машину дал сопровождения. Всё же историческую технику погоним, тот обещал всё сделать.

Когда я закончил приводить себя в порядок, то отправил малышей к кухне, там уже был готов завтрак, выслушал Вольта, до начала Парада осталось несколько часов, и пошёл инспектировать технику, а завтракать собирался последним, когда малыши и средневозрастная группа поест, вместе со старшими учениками.

К моменту нашего завтрака к посадке подъехали два длинных автобуса-неоплата, как только с дороги съехали, и «форд» ДПС. Из переднего автобуса выскочил какой-то мужичок в костюме и, найдя Эриха, стал с ним о чём-то экспрессивно говорить. Тот кивал и улыбался.

Оказалось, выезжать нужно немедленно, иначе через закрытые дороги не проедем. Но лейтенант, выслушав куратора нашей группы, предложил пообедать, пообещав, что всё мы успеем. К кухне были приглашены и водители автобусов, и сотрудники ДПС. Пока они откушивали, с живым интересом разглядывая технику и детей, что играли рядом. Многие, обступив кухню, смущая гостей, смотрели на них, открыв рты, в большинстве это были малыши. Так вот пока часть гостей питалась, причём не без удовольствия, распорядитель облазил всю нашу технику, и был изрядно удивлён её состоянием, но дал добро в участии. Естественно боеприпаса в пушке и пулемёте не было, даже замки с них были сняты. Всё же должна быть проверка техники перед её выходом на Красную площадь, по этой причине ни у кого не было ни одного патрона, хотят всё оружие было настоящим. Но это не страшно, соответствующие бумаги на эту тему у нас были выправлены, как и разрешение подписанное министром обороны.

Наконец все начали собираться, повар и её помощники уже закончили мыть котлы кухни и заливали новую воду, готовясь приготавливать походные блюда для всех желающих. Дальше просто, всю малышню загнали в автобусы, я с ними ехал старшим, а всю средневозрастную группу и старших рассадили по грузовикам, и колонна направилась к трассе. Она тут недалеко была, в километре за второй посадкой.

До города было порядка восьми километров, но скорость пришлось держать по самой медленной машине, «БТ-2», который едва развивал скорость в сорок километров в час. Эрих боялся разуться.

Однако мы всё же успели. Въехали в город, постовые в парадной форме, что регулировали движение, пропускали нас без остановок, перекрывая параллельные улицы, так что мы встали на нужной улице в очереди и наш куратор куда-то убежал. Выбравшись из автобуса, те дальше не идут, я выяснил у Эриха в чём дело. Радиостанций мы не использовали, палиться не хотелось. Оказалось, распорядитель убежал за теми, кто должен проверять технику перед выходом её на Красную площадь, а так же узнать, как там формируется группа, что должна маршировать по площади. У нас ведь две заявки, на марш и на проход бронетехники.

Поглядывая на других участников я довольно кивал, у меня ученики полностью соответствовали виду бойцов и командиров того периода войны. Парни в красноармейской форме со всеми знаками различия, девчата в длинных юбках и беретах. Всё как и положено. Это и у малышей, и у средневозрастной группы, и у старших, разве что у двух последних групп ещё и оружие было на плече. В основном карабины, но у части ещё и «ППД». Для антуража некоторые предлагали ещё перебинтовать часть учеников, для красоты, но я попросил без перегибов.

Через пяток минут прибежал куратор и привёл несколько людей, двое были в форме. Те, что в форме полезли осматривать технику, остальные направились к нам, я стоял в группе руководителей клуба. Оказалось, один из мужчин отвечал за проход маршем колонн в старой советской форме, то есть реконструкторов из разных клубов, он то и пришёл за нами. Два парня вроде как наши воспитатели, собрали в шеренгу средневозрастную группу, а командовать ими на Параде должен был я и повели по тротуару дальше, на соседнюю улицу. Уже были слышны звуки марша, видно шла современная бронетехника, похоже, Парад начался, но особо мы не спешили, нам выходить не скоро. Эрих остался командовать остальными. Ну ему было проще всего, сам он был в форме танкиста-лейтенанта, с кубарями в петлицах, в комбинезоне танкиста и шлемофоном, он был командиром «БТ-2», экипаж «БА-10» тоже был в комбезах и шлемофонах тех лет. Малые должны сидеть на скамейках грузовиков и махать руками всем зрителям улыбаясь, их уже проинструктировали, да и воспитатели что будут ехать с ними, напомнят. А если кто захочет во время ожидания в туалет, то тут рядом были организованы кабинки.

Нас провели на соседнюю улицу, где стояли колоннами в ожидании выхода реконструкторы. Я снова убедился, что мои на высоте, да и реконструкторы оборачивались и с немалым удивлением и интересом рассматривали нас.

По прибытии я скомандовал встать в шеренгу по четверо, отчего услышал лязг подошв по брусчатке, мои ученики как единый организм выполнил приказ, отчего у многих реконструкторов отвисли челюсти. А то, могём. Конечно же, дело тут было в том, что все ученики, что готовились к маршу, некоторые нервничали, я видел, прошли обучение армейским знаниям и боевому опыту, так что строевая у них не хромала, да и так Мик пару раз в неделю проводил муштру. Сам он изображал командира разведвзвода на автомашинах и бронетехнике. Именно там были в основном автоматы и автоматические винтовки.

Откуда-то издалека неразборчиво бормотал комментатор, видимо перечисляя технику и часть, что шла в тот момент. Было видно взлетающие воздушные шары, ну а мы стояли и ждали. Мои ученики нервничали всё больше и больше, всё же для них такое событие да ещё с таким количеством народа и зрителей с трибун это из ряда вон выходящее, поэтому мне приходилось ходить и успокаивать их, этим же занимались и воспитатели, подбадривая участников парада.

— Вы бегите, а то опоздаете. Тут я сам — велел я парням-воспитателям.

Дело в том, что оба они были включены во взвод Мика, так что, быстро пожелав успеха, придерживая висевшие за спиной автоматы, они быстро исчезли дальше по улице. Ничего, дорогу, которой нас сюда вели они запомнили, найдут как вернуться. Пару раз приходил местный распорядитель, тот, что за реконструкторов отвечал, удивился, что нет более старших, вёл разговоры со мной, убедился, что я в теме и убегал. Но всё же видно сомнения у него были, и с нашим отрядом он общался дольше всех.

Наконец двинули вперёд первые реконструкторы, пока не дошла очередь до нас. Волновался ли я? Пожалуй да, было такое состояние бодрости и полёта, однако после первой команды это всё прошло. Да и многие сделав первый шаг, тоже заметно пришли в себя, и уже дальше маршировали, уверенно выходя на площадь. Впереди парни, бойцы двух стрелковых взводов, там было по два сержанта, потом девчата в тридцать голов, образующих один взвод.

Дальше мы шли в ногу, а я командовал, глядя перед собой. Шёл я сбоку от шеренги моих учеников, что уверенно маршировали по Красной площади. Привычно отдав честь сидевшим в первых рядах ветеранам, мы маршировали мимо них. Глядя на этих стариков и старушек у меня наворачивались слёзы, те смотрели с гордостью, в них был внутренний дух, ни у одного погасшего взора, все смотрели на нас, некоторые даже плакали.

Как-то быстро закончилась площадь, а раньше она мне казалась большой. Но нет, раз и всё. Следом за той группой реконструкторов что шла перед нами, мы ушли в одну из улиц. Зрители махали нам руками и приветливо кричали, а мы шли мимо невысокой ограды, которую охраняли сотрудники полиции в парадной форме пока не вышли за пределы площади и я не скомандовал «Вольно».

Остановив колонну, я распустил учеников, пусть постоят, ноги разомнут, а сам, достав трофейный сотовый, их три десятка сняли с тел уничтоженных нами бандеровцев, позвонил Эриху. Оказалось, что и военная техника тех времён пошла, но до них пока не дошло, через пару минут двинутся. Успокоив его, что у нас всё прошло отлично, я подтвердил, что встречаемся там, где и запланировано.

После этого снова построив учеников, повёл их дальше на соседнюю улицу. Распорядитель, отвечающий за Парад, именно там нам выделил место рядом с площадью, чтобы народ с нами общался, фотографировался на фоне технике ну и питался из армейских котлов. Вот так вот.

Дошли мы быстро и заняли требуемый участок, после чего с моими парнями и девчатами сразу появилось огромное количество желающим пофотографироваться, а я ожидал, когда на улице появиться наша техника. Видеть, как она пойдёт по площади я не мог, потом в интернете посмотрю, так что, я присматривал за своими учениками, и ожидал. Некоторые на нервах в туалет хотели, он был дальше по улице, так что группами, минимум по двое я отправлял их к туалетам.

Через час, наконец, показались и наши. Дальше стандартно, встали в длинную колонну и общались со зрителями и любопытными. Со мной, наверное, сотня человек успела сфотографироваться, и это я ещё не был таким популярным, вот малыши, с ними да, очередью выстраивались. Кстати, у нас крутилось куда больше зрителей и любопытных чем у других отрядов, мы больше привлекали, чем они. Проработка деталей этому обязывало. Естественно мы кормили с кухни с помощью настоящих армейских котелков. Их мыли на кухне в соседнем кафе, с хозяином мы уже договорились, всего две золотых монеты. Так что работа кипела. Мои все тоже подкрепились, повара повторно заложили блюда в котлы и готовили обеды. Так что парад у нас прошёл очень неплохо, ученики делились впечатлениями. Все были бодры и улыбались, а также просматривали, как они шли. Это штаб Вольта постарался, развернулся в «полуторке» и на нескольких экранах с открытого борта всем любопытным из наших крутил ролики. Он же сообщил, что записал на диски весь Парад, они быстро разошлись среди моих учеников.

Те пилотки, что мы набрали, так же расходились. К нам подходили ветераны, здоровались, расспрашивали кто мы и откуда, фотографировались конечно же, и получали в подарок пилотки. Это их очень трогало. За час все пилотки разошлись по ветеранам.

Когда прибыла колонна, я дал Вольту несколько заданий, так что пока мы развлекали своим видом зевак и зрителей, тот выполнил поручение. Подойдя к нему, я задал вопрос:

— Ну как?

— Ваш приказ выполнен Учитель — кивнул он, спрыгивая с кузова «полуторки». — Анонимно был арендован в Подмосковье целый корпус детского оздоровительного санатория. Нам там вполне хватит места. Оплачено на две недели вперёд, сегодня вечером въезжаем. Мы воспользовались платёжной картой одно из уничтоженных в деревне бандеровцев, отследить платёж не получиться, мы его по разным банкам погоняли, прежде чем перевести на счёт санатория.

— Хорошо, что по безопасному отходу? Вполне возможно, что скоро выясниться, что мы не совсем законными методами участвовали в Параде.

— Мы и так слишком привлекаем внимание — оттянув ткань гимнастерки, сказал Вольт. — Нужно переодеться. Мои парни проверили склады и магазины, которые можно посетить и быстро закупить всё, что не обходимо. Интересовали нас детские костюмы под военных, охотников или для туризма, чтобы для каждого было по два-три комплекта. В одном месте всё это не купить, придётся поездить по городу. Но обнадёживает, столько комплектов одежды по размеру что нам надо, в Москве имеется. Так же мы заказали два автобуса. Сейчас с этим трудно, заказов много, пришлось платить по тройному тарифу, бандеровецы за всё платят. Автобусы будут нас ждать в трёх кварталах через два часа. Ближе им просто не подъехать, всё перекрыто.

— Молодцы — кивнул я. — Всё сделали правильно. Значит так, готовьтесь, скоро мы покинем улицу. Пора заметать следы.

Забравшись в кузов «Опеля», он один имел тент, у остальных кузова были открыты, и быстро переоделся. Переоделся в современную цифру, только кирзу оставил на ногах, не было другой подходящей обуви. Нам нужны наличные, ею я и собрался заняться. После себя в машину я загнал Мика и двух парней по крупнее. Так сказать силовая поддержка. Я собирался навестить пару крупных ломбардов и продать золото, а они помогут мне всё вынести. Нам нужно много денег в маленьких купюрах на карманные расходы ученикам, а так же крупные для закупок всякой техники. Да-да, я ещё и электронику собирался закупить, чтобы у всех моих учеников был хотя бы планшет, эти девайсы среди моих ребят очень ценились, разобрались они с ними быстро и пользовались как настоящие спецы. Так что порадую за отличное выступление.

Оставив Эриха, его помощников и помощниц продолжать руководить учениками, любопытных только прибавлялось, мы ушли в сторону и быстрым шагом направились по улице подальше, до ближайшей станции метро. Вольт уже дал адреса всех ближайших ломбардов, вот я и собирался их навестить. До ближайшего от нас всего пять минут ходу. Центр, похоже, их отсюда повывели, остались только те, кто имел связи.

Первый ломбард находился в подвальном помещении. Стильно оформленное помещение, неяркий свет, было видно, что тут всё дорого и сюда приходят не нарики сбыть награбленное, а вполне солидные люди с некоторыми жизненными ситуациями. Ну и отлично.

— Добрый день, молодой человек — поздоровалась со мной пожилая женщина, неожиданно за прилавком оказался не мужчина, а именно женщина. — Что вас привело в такой праздничный день к нам?

— Мне нужна вся ваша наличность — улыбнулся я ей, после чего достал из кармана пяток монет и положил на прилавок.

Та всё сделала правильно, покапала на них чем-то, один даже посверлила, не забыв собрать стружку, после чего спросила:

— Сколько ещё монет у вас есть молодой человек, и есть ли у вас документы?

— У брата есть — указал я большим пальцем правой руки за спину.

— Мне не известно государство, что выпускало такие монеты, но мы их берем по весу. Вы согласны?

— Согласен. Цены золота на мировом рынке я знаю. Да и у вас прайс вон на стене висит, расхождения не сильные и они меня устраивают. Сколько вы можете купить монет за наличные?

— На пять миллионов шестьсот семьдесят три тысячи двести рублей — улыбнулась дама.

— О как? — удивился я. — Это я удачно зашёл. Сколько это будет в монетах?

Мы быстро подсчитали, и я выложил на прилавок мешочек, потом было взвешивание, определение примерного состава золота в монетах и наконец, цена. Всего полтора часа, дама повесила на входную дверь табличку «закрыто» и мы работали спокойно. Получив несколько пачек с деньгами, там и крупные купюры были, пятитысячные, мы поблагодарили даму, и направились было к выходу, как она нас окликнула и протянула паспорт одного из парней, на которого и оформляли продажу. Мы его забыли.

Покинув ломбард, мы заторопились обратно, тут недалеко был охотничий магазин, там же продавалась и одежда для детей. Магазин был открыт, несмотря на всеобщий праздник, и мы прошли внутрь.

— Что-то интересует? — подскочил к нам скучающий продавец.

Парни сразу отошли к стойкам с военной амуницией, тут и она была, придирчиво всё изучая, поэтому с продавцом общался я.

— У вас есть одежда под охотника, в которой и по улицам города можно ходить спокойно?

— Я понял, о чём вы — улыбнулся продавец. — Прошу за мной в тот отдел. Там мы вам всё подберём.

Тот не солгал, и одежда для подростка была в стиле милитари и по улицам города пройтись не стыдно, множество накладных карманов смотрелись красиво, и на охоту или на пикник можно выехать. Да и обувь мне понравилась, спортивные кроссовки и даже детские берцы пошитые с отличным качеством в наличии имелись. В общем, я купил для себя три комплекта одежды, включая спортивную, тут она тоже была и четыре комплекта обуви, две пары на размер больше. На вырост. Парни тоже приоделись, взяв несколько комплектов одежды. А потом продавцу велел нести всё, что есть и мы это убирали в наши с Миком безразмерные сумки, видя, как глаза продавца превращаются в блюдца. В общем, мы выкупили всю детскую униформу в магазине. Правда и было там чуть больше пятидесяти штук, но и цена была ого-го, почти два миллиона. Короче говоря, в магазинах больше не покупаем, только склады и оптом.

Покинув магазин мы направились к нашим. Те уже стояли под парами, поэтому я повёл пешком средневозрастную группу, а малыши в кузовах направились туда же под присмотром Эриха и Вольта. Сперва я увёл пешую колонну, потом через полчаса выехали машины, но всё равно из-за заторов и толп народа на проезжей части, мы успели первыми.

Автобусы нас уже ждали, припарковавшись на обочине, поэтому сообщив, что это нас нужно везти, водители пропустили ребят внутрь. Чуть позже подъехали остальные и мы колонной направились дальше. Возглавляла колонну бронетехника, так что регулировщики пропускали нас, не обращая внимания на цвет светофора. Хорошо, это они молодцы.

Покинув город, мы доехали до того же места откуда выехали сегодня рано утром на Парад. Потом мы отпустили автобусы, они выполнили заказ, а сами вернулись к месту стоянки. Там я прямо в тех двух ямах снова развернул склады, и мы загнали внутрь хорошо послужившую технику.

Дальше просто, развернули палатки, повар на кухне готовил ужин, время было третий час, большая часть легли отдохнуть, многие были морально уставшие, а мы, оставив в лагере Вольта с его штабом, направились к проезжей части. Парни-программисты заказали три маршрутных такси-микроавтобуса, так что когда мы вышли на трассу, те нас уже ждали. Мы погрузились, мест как раз всем хватило, и поехали в город. Чуть отстав за нами ехал «Урал»-«Покемон». Парни что там сидели, были форме и при оружие, в общем, со стороны казалось армейцы едут, гаишники их не тормозили, главное на ВАИ не нарваться. Эта машина единственная у нас была грузовой, которую можно было применить для вывоза купленной одежды.

Причина таких вот ухищрений была в том, что в санаторий мы должны прибыть тремя разными группами, да ещё одетыми в местную современную одежду, по крайней мере малые. То есть нас не должны связать с тем юношеским-спортивным клубом «Звезда», под которым мы выступали. Вольт уже подготовил документы, что мы из разных городов приезжали на Парад Победы, а теперь будем отдыхать в оздоровительном детском санатории под присмотром воспитателей-кураторов от администрации тех городов, из которых мы приехали сюда. Я, например, был из Севастополя, у меня и документы имелись, справка выданная в администрации города. Ну, якобы выданная. Подделка рулит.

Поехали мы прямо на склады, Вольт уже созвонился с управляющим, они был закрыты из-за праздника и тот нас ждал. Дальше просто. Такси мы отпустили, лишь «Урал» стоял неподалёку, и стали отбирать детскую одежду. С нами прибыли десяток девчат разных возрастов, на их плечи и лёг выбор одежды для малышей. Думаю, если бы мы каждые полминуты их не поторапливали, до темноты тут бы задержались, а то и до утра, показали кошкам сливок. А уж когда они нашли коробки с дешёвой девчачьей бижутерией и всякими браслетами и другой мелочью, то только шипели вцепившись в коробки. Так и не отпустили, пришлось вместе с коробками их к машине перетаскивать. Но всё же, всё что нам нужно мы отобрали. Тут в наличии было всё, одежда разного типа и для дома, и для походов, и для улицы, детское нательное бельё, носки, даже обувь имелась. После этого на счёт управляющего легла крупная сумма, спасибо тем бандеровцам, они были богатенькими буратинами, мы погрузили челночные сумки с покупками в «Урал». Треть ушло к нам в безразмерные сумки, к нам это в мою, Одны и Мика. Он был с нами.

После этого «Урал» должен был выехать за город к лагерю, и ученики распределят одежду между собой. Потом Вольт сформирует из них первую группу на отправку в санаторий. И те не дожидаяся нас уедут, автобусы им уже были заказаны. Так что так в три этапа мы и заселимся в комнаты санатория, а там, наконец, отдых… Детям. Не мне, у меня ещё планы были.

До вечера мы успели посетить ещё один склад, а так же склад с аптечным товаром. То есть купили около тысячи зубных детских и взрослых щёток и около двух фур зубной пасты. Туалетную бумагу и всё остальное тоже купли. Часть мы убрали в свои безразмерные сумки, часть на двух нанятых грузовичках вывезли к нам в лагерь. Там уже стоял грузовик и из него выгружались сумки, небольшие такие спортивные сумки количеством чуть больше двух сотен. Это Вольт через интернет купил и оплатил доставку. Мы же вроде как отдыхающие, значит, у нас должны быть сумки. Поэтому сумки да ещё разных фирм производителей и разных расценок и были заказаны. Мы быстро разгрузили машины, часть товара ушло на склады, и отпустили их. Потом долго освобождали свои безразмерные сумки.

За сорок минут в каждую сумку поместили по зубной щётке, пасте, рулону туалетной бумаги и белью по размеру, после чего они вручались новым хозяевам и те уже туда складывали то, что им было дорого, то есть свои личные вещи. Всем хватило, и взрослым и детям. Только потом мы тремя группами и начали выезжать в санаторий. Склады я свернул, предварительно убрав в них палатки и хорошо отмытую кухню.

Последняя группа, в которой был и я, заселялась в санаторий совсем поздно, в девять вечера, перед самым отбоем. Встретили нас спокойно, также спокойно распределили по комнатам и выдали постельное бельё, сообщив, что на ужин мы опоздали, столовая закрыта, но булочки и пакеты с кефиром дожидаются нас в холодильниках. На каждом этаже было по холодильнику. Комнаты были в основном трёх и четырёхместными. Были и одноместные, но мало. Едва хватало для старших учеников, изображавших наших сопровождающих и для меня. Да-да, у меня была своя комната с мини-холодильником и телевизором, и отдельным санузлом с душевой. Так что, приняв душ, я проверил, как устроились ученики, после тяжёлого дня многие после душа сразу же ложились спать. Штаб Вольта так вообще дрых без задних ног, фактически два дня подряд они работали не покладая рук, ну и потом, пообщавшись с Миком, сообщив ему, планы на завтра, я отправился к себе и лёг спать. А праздничный салют мы так и не увидели, устали, а потому спали.