На авторынке мы пробыли до четырёх дня, фактически до его закрытия. За это время мы приобрели шесть «Дефендеров», два хозяева сами пригнали по звонку того перекупа, которого звали Михаилом. Сейчас пять из них находились в сервисе, что он же нам и посоветовал, там действительно специализировались на переделке любых внедорожников в охотничьи монстры. Шестая машина уже была готова к гонкам по бездорожью, и мой ученик отогнал её к той, что уже стояла на парковке у санатория, вернулся он вместе с парнем, что её перегонял. Я сдержал данное себе обещание и сообщил всем, что та первая машина подарена мной Мику за все его заслуги. Теперь она его собственность.

Так же мы приобрели пару микроавтобусов. Это были два двухлетних «мерседеса», один представительского класса, другой чисто пассажирский. Оба дизели. Фирма какая-то разорилась, вот и распродавали её имущество, мы взяли обе машины.

Кто-то скажет, что я со своими парнями могу набрать таких машин угонами или просто на гоп-стоп, как это мы делали в сорок втором. Однако разница с тем временем была велика, там мы воевали с противником, с врагом, а вот отбирать у обывателей технику, это подлостью попахивает. Я до такого опускаться не собираюсь, ученики не поймут. Я прививал им такие черты характера как порядочность, справедливость и уверенность в Учителе. Подводить их не хотелось совершенно.

На выходе мы попрощались с довольным перекупом, он на нас почти миллион поднял, правда, он не один работал, дал подзаработать товарищам, но всё же при расставании он пообещал завтра созвониться и ещё две подобные машины подогнать. А если будет возможность, то и четыре. По сервису скажу так, там обещали переделать машины, а мы доплачивали за срочность, за неделю, всё же пять штук. Да и ещё возможно прибавиться. Легковой транспорт отличной проходимости для наших будущих путешествий ой как пригодится. Беда была в том, что все склады у меня были под завязку, если только в один из баулов с авиационной техникой загнать, поработать там, более плотно всё поставить, чтобы освободить больше места и глядишь десяток легковушек и уместиться.

В общем, мы покинули авторынок и поехали в сторону соседнего района. Были у меня в столице ещё дела. В пустой подворотне, мы с Миком достали из безразмерных сумок комплекты вооружения, амуниции и формы, и все кроме меня переоделись. Теперь рядом со мной стояло восемь крепких парней, я вызвал дополнительные силы из санатория, в чёрных комбинезонах спецслужб, при разгрузках, наколенниках с налокотниками, бронежилетах, разгрузках и сферах, в руках были современные короткоствольные автоматы, которые в этом мире ещё не все спецподразделения получили. В общем, группа спецназа неизвестной принадлежности, так как нашивок и эмблем подразделения не было.

— Вы во вторую машину я в эту — скомандовал я.

Бойцы сели в ту машину, что была пассажирской, я же забрал себе ту, что представительского класса. Передвигались мы на двух чёрных микроавтобусах. Один боец сел за баранку моей машины, я прошёл в салон, Мик на место пассажира рядом с водителем, остальные устроились во второй машине. Ученики изображали группу охраны важного человека, то есть меня. В принципе они и так всё это время это делали, явно и не явно.

Мы покинули подворотню и, выехав на центральный проспект, направились к одному очень дорогому ресторану. Час назад, когда Вольт позвонил мне, и сообщил, что операция с ветераном прошла успешно, он сейчас экстренно наращивает массу, съедая всё что ему дают, я поблагодарил его за эти сведенья и попросил найти одного человека, дав его данные и номер телефона. Начштаба отзвонился спустя минуту и сообщил, что тот ведёт деловые переговоры в ресторане. В том самом. Направлялись мы к моему единственному тут другу, Валюхе.

Так что мы с Вольтом были постоянно на связи, он информировал меня о действиях спецслужб. Их спецы уже все способы испробовали, чтобы взломать мой телефон и получить хоть какие-то сведенья. Начштаба и командир взвода радиоэлектронной борьбы были на седьмом небе от счастья, такой жёсткой работы у программистов штаба, не было никогда. То есть они работали на пределе, парируя все попытки местных хоть как-то выйти на меня. Где ещё будет такая возможность потренироваться и набраться опыта? Они даже не давали банально позвонить на мой номер, переводя его на телефон президента, да-да. На телефон президента этой страны. Больше таких попыток не было.

Наконец впереди показался нужный ресторан, что имел швейцара на входе, и мы припарковались. Бойцы покинули машину первыми и мгновенно влетели в ресторан, положив швейцара и охрану внутри на пол, дав мне возможность с Миком пройти внутрь. Один боец остался снаружи, стоял у швейцара заодно приглядывал за нашими машинами.

Пройдя в большой очень дорогой и красиво обставленный зал, народу хватало, мы остановились, осматривая посетителей. Те замерли за столами. Многие с поднятыми руками. Видимо грешки имелись, и ожидали, что будет дальше. Однако бойцы, рассредоточившись по залу, стояли молча, держа оружие наизготовку. Маски и надвинутые на лицо щитки сфер не давали возможности видеть их лица. Мик остался у входа, я его тихо попросил, после чего прогулочным шагом, что уж говорить, красуясь, больше сотни людей на меня смотрело, я прошёл в центр зала и, похлопав по плечу какого-то мужика, сказал:

— Место освободи.

За столом стояло шесть стульев все они были заняты, однако неизвестный посетитель ресторана и компаньон сидевшего напротив него Валентина, встать не успел, после незаметного знака распорядителя, подскочивший официант поставил ещё один стул, его-то я и занял. Кстати, на счёт компаньона я не ошибся, они тут собрались отужинать после долгих переговоров по слиянию какого-то концерна. То есть все кто сидел за столом держатели крупных пакетов акций. Как мне доложил Вольт, двадцать два процента принадлежали Валентину.

Расслаблено откинувшись на спинку стула, я с интересом осмотрел своего бывшего другана и что уж говорить работодателя, и сказал:

— Ну привет Валюха. Сколько лет, сколько зим не виделись.

— Ты кто? — прямо спросил он. В отличие от многих посетителей руки он не поднимал, но держал их на виду, положив на стол. Его партнёры последовали эго примеру.

— Даю намёк, думаю, догадаешься, котелок у тебя варит. Мы вместе росли в детдоме, но я был тебя младше на несколько лет. Потом после армии я работал с тобой. Можно сказать на тебя. Потом меня арестовали, подружка тварь сдала с любовником своим. Кстати, спасибо за них. Потом зона, там обнаружили, что у меня опухоль в голове, неоперабельная, ещё один год существования и махач с чёрными до моей смерти.

По мере того как я говорил на лице Валюхи начало проступать понимание.

— Ты говоришь о моём хорошем друге Морозе, тело которого привезли в Москву и похоронили на самом лучшем месте Новодевичьего кладбища. Ты говоришь о моём погибшем друге. Почти брате. И говоришь так, как будто ты это он.

— Я это я — широко улыбнулся я. — Ты на это тело не смотри, к твоему сведенью, оно у меня третье, если считать то, первое, о котором ты помнишь. Поясню проще, я научился менять тела, переселяя душу. Результат ты видишь.

— Ну что за чушь? — поморщился Валентин. — Я серьёзный деловой человек, депутат, а ты мне мальчик говоришь о невозможном.

— Ну хорошо. Когда я вернулся из армии, ты пригласил меня на рыбалку, где и сделал то предложение вступить в твою бригаду. Но не суть. Ты тогда присел в кустах, переел шашлыков, так тебя уж за правую ягодицу цапнул, и ты бегал по всему берегу со спущенными штанами и орал, что тебя укусила гадюка и тебе нужно отсосать яд из раны. Так и орал, пока я не поймал ужа, которому ты на хвост наступил, и что уж говорить, намарал.

— Всё-всё, ты Олег, я уже понял — быстро остановил мой водопад слов Валентин. — Об этом случае действительно только мы знали, а из Мороза слова не вытянешь, не стал бы он её рассказывать.

Все кто сидели за столом с Валентином очень внимательно слушали нашу беседу. Да и за соседними столицами активно грели уши, поэтому всё слышали. Позади послышались смешки, а за этим столом тоже у многих пунцовели лица от сдерживаемого смеха. Та история действительно была и о ней кроме нас никто не знал, на той рыбалке мы были вдвоём, как в детстве во время жизни в детдоме.

— Конечно, мне не особо вериться, что ты действительно Олег, но факты говорят за себя — развёл руками Валентин. — Как так получилось, что ты жив?

— Сам не знаю, — пожал я плечами и взял большой стакан с соком, что принёс слуга. Понемногу посетители отошли от нашего внезапного появления и продолжили прерванный ужин, даже те, кто пытался уйти, вернулись за столики и терпеливо ждали пока я со своими бойцами уйду, их не выпускали. — Судьба, наверное. Я ведь тогда в душевой действительно умер, убили меня чёрные, но и я их там достаточно положил. Очнулся я потом в теле шестилетнего пацана. Оказалось, находился я не только в чужом теле, но и мире где властвовала не технология, а магия. У меня оказались способности, причём не слабые и я стал заниматься магией, пока не стал сильнейшим магом в том мире. Всё это мне удалось лет за десять. Потом я разработал заклинание техномагии, сделал портал и стал путешествовать по мирам. Но в одном я схлестнулся с противником, который применил подлый приём. Меня навсегда лишили магии и её было не вернуть. Но я нашёл способ. Был только один выход, поменять тело и я его применил, забрав себе тело одарённого. Вот так я и получил тело этого мелкого подлеца. Оно моё уже порядка пяти месяцев, даже чуть меньше.

Валентин сидел с несколько ошарашенным видом, впитывая то, что я говорю, да и остальные слушали с немалым интересом. На что мне, откровенно говоря, было плевать. Так вот, когда я прервался чтобы сделать ещё один глоток отличного свежевыжатого сока, молчавший мужчина, один из собеседников Валюхи, сказал с задумчивым видом:

— Не сходится молодой человек. Если вы в других мирах провели столько времени, то почему тут прошёл всего год? Я видел ваше надгробие, там была дата.

— Если бы была дата, то там должно было написано что погиб я не год назад, а раньше — хмыкнул я. — У меня нет адекватного объяснения этому феномену. Я уже думал об этом и предположил одно, мой материнский мир по сравнению с остальными мирами замедлен в скорости развития. Поясню. По сравнению с соседними мирами, тут идёт год за пятнадцать. Пока там проходит пятнадцать лет, тут у вас всего год. Это единственное объяснение. Я читал книги Древних магов, там было краткое описание нахождения подобных миров, но без подробностей. Просто феномен и всё.

— И во многих мирах ты побывал? — спросил Валентин.

— В пяти или семи, не считал. Не много если ты об этом. Последний был зеркальная копия Земли, только там шёл сорок второй год, и оказались мы в окрестностях Минка. Ох и повеселились мы в тылах немцев, даже до линии фронта доходили. Трофеев набрали прилично, даже авиацию с фронтовых аэродромов набрали.

— Украина — щёлкнув пальцами, сказал Валентин.

— Я же говорю ты сообразительный. Да, в этот мир мы вышли на территории Украины. Я честно говоря охренел от того беспредела что там шёл, мы значит дрались против фашистов, а они себе целую страну вырастили, вот и не удержался, повоевал там. Тем более буквально через час, когда мы в вашем мире оказались, в соседнюю деревню свернули два «броника» с айдаровцами на броне. Ну и начали грабить, и ветерана с наградами на груди прикладом по лицу ударили. Тот их пристыдить попытался. Думаешь, я терпеть стал? Мои ребята уничтожили банду, взяли трофеи из бронетранспортёров, а выживших повесили. Но они меня уже завели, так что я и устроил этот налёт.

— И бомбы на Киев сбросили, на которых краской было написано «На Киев» — буркнул один из компаньонов Валентина.

— Не знаю — отмахнулся я. — Наверное, кто-то из технарей, что бомбы снаряжал, постарался.

— В Киеве до сих пор паника, многие покидают город — вздохнул Валентин, и неожиданно усмехнулся. — А тот ролик в инете я видел. Эссэсовцы уничтожают эссэсовцев. Смешно… Подожди, так ты что, не один?

— Я же архимаг, предпоследняя ступень в ранге магов, мне положено уже учеников иметь, иначе я на следующий ранг не перейду. У меня ученики с собой, в большинстве случаев они и воевали, я лишь руководил.

— Ну и как это быть магом? — спросил тот же говорливый мужчина.

— Как президентом США. Чувствую себя чёрным властелином.

В этот раз смех мало кто сдерживал. Оказалось, и официанты нас слушали, трое с распорядителем, делая вид что работают, крутились рядом.

— А что ты вообще можешь? — спросил Валентин.

Я пожал плечами, не зная как даже отвечать на этот вопрос.

— Да практически… всё. С учётом того что маг обычно живёт от трёхсот до пятисот лет, всё зависит от его умений, мы в неравных условиях.

— Старость? — быстро спросил тот старикан.

— Без проблем — кивнул я. — Специальными артефактами можно остановить старение и повернуть его вспять, то есть старик начинает год за годом молодеть пока не доходит до двадцатилетнего возраста, тогда включается обратное, он начинает стареть. Среди дворян и очень богатых купцов это самый любимый способ, они так живут дольше. Да, это долгая процедура. Но ещё можно быстро скинуть тридцать лет, потом снова начинаешь стареть. Такие процедуры можно проводить не более трёх раз и они очень дороги. Намекну, у меня, из-за ненадобности, таких артефактов нет, а сделать я их пока не могу. В ближайший год точно. Магия этого тела мне пока ещё не доступна. Жду, пока прирастёт.

— Понятно — криво усмехнулся мужчина. — Я маг, но доказать пока не могу. Аферист ты паренёк.

— Вам доказательства нужны? — плотоядно усмехнулся я. — Будут вам доказательств… Капитан! Двух бойцов ко мне, быстро!

Почти сразу рядом возникли двое бойцов, сидевшие за соседним столиком пятеро парней даже не дёрнулись. Видимо это были телохранители присутствующих. Они замерли, подняв руки, их держали под прицелом, о чём недвусмысленно намекали направленные стволы остальных учеников и точки лазерных прицелов.

— Командир? — обратился ко мне один из учеников.

— Этому хмырю отрежьте голову — велел я, доставая амулет со «средним исцелением».

— Эй, не надо!.. — отчаянно воскликнул тот, но парни действовали уверено и жёстко, приказ есть, его надо выполнять.

С хрустом в шею вошёл клинок, после чего двумя движениями боец отделил голову и поставили на стол, марая белоснежную скатерть кровью.

— Как видите это не игра и не шутка — сообщил я шокированным присутствующим. — Если кто не верит и думает, что это фокус могут сделать копию записи, камеры я смотрю, тут работают.

Протянув амулет бойцу, и велел действовать дальше. Тот прижал голову к обрубку шеи и активировал амулет, после третьего облучения раны, «мёртвый» закашлялся, выхаркнув сгусток крови и заплакал. Он был жив, это все видели. Правда, многие попадали в обморок, некоторых стошнило, но мне было, как всегда плевать, большая часть посетителей этого ресторана разные гламурные дуры, а я их за людей не считал. Так, шелуха.

— Всё понятно, ты действительно говорил правду, — вздохнув, сказал Валентин, когда бойцы вернулись на место к станам, продолжая контролировать зал, а двое телохранителей того бедолаги повели его в туалет. — Зачем ты пришёл ко мне?

— Как ни странно ты у меня тут единственный близкий человек, которому я реально должен и я этот долг хочу вернуть — честно ответил я, отпивая соку, в этот раз принесли грушевый. — У тебя есть два выбора, быстрое возвращение молодости до двадцатилетнего возраста, тебе ведь за сороковник, пятьдесят скоро, ну или богатства. Станешь ещё богаче.

— Я и так не бедствую — криво усмехнулся Валентин. — Время дашь подумать?

— Ты никогда не торопишься. Теперь ты похож на себя, все решения принимаешь хорошо их обдумав. Захочешь со мной связаться — вставая со стула, сказал я. — Просто набери любой номер и скажи, что хочешь поговорить со мной, тебя свяжут.

— Как к тебе сейчас обращаться, ты ведь уже не ходишь с погонялом Мороз?

— Теперь я дворянин из высшей знати. Граф Арни Ки Сон, архимаг боевой магии.

— Молодой человек — поспешил обратиться ко мне один из компаньонов Валентина. — Сколько стоят у вас услуги по возвращению молодости?

Мне кажется, весь зал затаил дыхание, да и мужчина, а ему явно было за шестьдесят, нервно покусывая губы, ждал ответа.

— Это зависит от человека. Приведу пример, сегодня я заметил парня, ветерана одного из вооружённых конфликтов. Он просил милостыню, работал на эту мафию, но собирал деньги на лечение матери, вынужден был. Его я вылечу, вернее даже вылечу бесплатно, и мать его подниму, не взяв ни копейки, её уже к нам везут. Потому что они достойны этого, потому что они люди, которых я уважаю. Он повоевавший за своё государство инвалид, о котором это государство поспешило забыть, платя ему нищенскую пенсию, она учительница математики, надорвавшая свои силы, выхаживая сына. Денег я с них не возьму, и с других похожих с ними характерами. Все силы приложу, а на ноги поставлю. Вот если ко мне обратится такой человек как вы, я сперва узнаю, кто он, достойный ли человек, а потом или прогоню или назову сумму. Она может достигать и половины вашего состояния, но деньги мне не нужны. Я товаром возьму. Так же меня интересуют природные драгоценные камни, алмазы, и чем крупнее, тем лучше. Если интересует, обращайтесь через Валентина.

Развернувшись, я направился к выходу, но замер и снова обернулся к Валентину:

— А когда я погиб?

— Двадцать седьмого июля — ответил тот.

Кивнув с невозмутимым видом, я развернулся и направился к дверям, прощаясь на ходу. Я не ошибся, это мир феномен и мой мир. Я действительно погиб в конце июля. Мелькнула у меня мысль, что это отражение моего мира, но нет, дата точная. Да и в истории я кроме беспорядков на Руине никаких отклонений не обнаружил. Мой это мир.

Страхуя друг друга, держа зал на прицеле, ученики последовали за мной. Потом мы погрузились в машины и, заехав в пару магазинов, я сделал мелкие покупки, набрав три десятка планшетов, даже накупил зарядники к ним, настоящие солнечные батареи. Это подарок всем из старшей возрастной группы, остальным завтра куплю. Потом мы вернулись в санаторий. Ужин мы пропустили, как и обед, но дважды покушали на рынке, вполне неплохими шашлыками и в кафе полные блюда брали, так что были сыты.

На полпути парни переоделись в цивильную одежду. Так что к санаторию мы приехали уже нормально. Там на парковке стояло два наших монстра на внедорожных шинах, эти микроавтобусы мы припарковали рядом. Парни поспешили с коробками в санаторий в штаб, Мик засуетился у своего джипа, охранник на воротах пропустил нас. Планшеты Вольтом уже были распределены, он себе выбрал самый крутой девайс, да и слабые я не брал. Ну а я направился в комнату, где у нас была организована санчасть, то есть где жили медики. Обе девушки-педиатра.

Там я застал такую картину, женщина лет пятидесяти на вид, на коленях загнала нашего Гошу в угол и его смущённого и густо краснеющего целовала в руки, видимо это была мать того парня-инвалида. Сам он сидел на кровати, штанины его камуфлированных брюк были закатаны до колен, показывая хоть и бледные, но совершенно целые ноги. Он умудрялся улыбаясь, жевать, уничтожая бутерброд. Заметная худоба вот что отличало его от того инвалида что я помнил. Ну и выращенные ноги ещё.

— Что тут происходит? — громко спросил я, проходя в комнату.

— Учитель — сразу с облегчением вздохнул Гоша. — Лечение пациентов закончено. Оба приведены в порядок. Никаких медицинских противопоказаний не наблюдается. У нас разряжены половина накопителей, но пациенты совершенно здоровы.

— Вот и хорошо — посмотрел я на обоих излеченных. — Такси, вызванное вам, уже подъехало, счётчик оплачен. Можете идти.

— Так это вы спасли моего мальчика — тут же переключилась на меня женщина, к огромному облечению Гоши и под хихиканье наших двух медичек-педиатров, на коленях пошла ко мне.

Поморщившись, я подошёл и поднял её на ноги.

— Вы не волнуйтесь, если ваш сын не потеряет голову от излечения, не запьёт или ещё что, то всё с ним будет в порядке. Вам идти пора, у нас ещё есть дела.

— Ещё раз спасибо — та неожиданно схватила меня за кисть и поцеловала в руку. Мне от этого искреннего чувства женщины действительно было неудобно, но я старался этого не показывать, а протянул женщине носовой платок.

— Игорь — обратился я к вставшему на ноги парню. — Сейчас выйди из комнаты, пройди до следующей двери слева, там тебя встретит Мик. Он выдаст тебе обувь по размеру, кирзачи. Думаю, ты не будешь против. Так же он даст тебе номер телефона. Общаться ты будешь с Вольтом, он и будет давать тебе задания. Ничего сложного, нужно купить на своё имя грузовую машину, денег тебе дадут, и будешь доставлять сюда оплаченные заказы. Как видишь реально ничего сложного. Мы тут будем неизвестное время, неделю может три, машину потом оставишь себе. Это будет платой за работу. Это всё, иди.

Игорь вместе с матерью покинул санчасть, не успел я последовать за ними, как зазвонил телефон в кармане. Это был Вольт, Валентин желал пообщаться со мной.

— Соединяй — велел я ему, знаками попросив медиков, задержатся в комнате. — И снова здравствуй Валентин, я так понял, ты принял решение стать молодым?

— Это было очевидно. Можно даже не иметь твою догадливость — хмыкнул тот в трубку. — Твой глупый демарш в ресторане привёл к тому, что за эти полтора часа мне позвонили уже тридцать не самых простых человек и просили похлопотать перед тобой за них и их близких, сулили любые деньги, чтобы я договорился. Ты понял, что ты сделал? Слух разнёсся мгновенно. Ты знаешь, сколько в Москве богатых людей готовых на всё, чтобы вернуть молодость? Они же меня порвут.

— Не только знаю, я тебе точную цифру назвать могу, — засмеялся я.

— Ты всё знал — констатировал Валентин. — Ты всё рассчитал и именно поэтому пришёл в ресторан, и общался со мной там, не особо понижая голоса. Тебе нужны клиенты.

— Ты прав, в этом мире долго задерживаться я не собираюсь, так что перед уходом хочу изрядно подняться. Ты кстати тоже не теряйся, сам процедуру омоложения бесплатно пройдёшь, а с этих тряси по полной. За работу я тут с них сам возьму сколько надо. Посредником поработаешь.

— Это не проблема для тебя? Когда можно приехать и сколько людей можно привезти?

— Сколько привезти? Ну давай сегодня в полночь на пустыре у трассы. Я тебе потом скину подробный маршрут. Привези человек тридцать. Больше не нужно. Намекни им, что в качестве платы мне нужны драгоценные камни, плевать, что не обработанные. Ну или услуги, но услуги мне мало требуются, больше камни. Постарайся ещё их привезти на одном транспорте. Чтобы моя охрана не нервничала, а то постреляет часть, там ведь наверняка у половины телохранители.

— Почему в полночь?

— Время как песок утекает сквозь пальцы — намекнул я.

— Не проблема, уже всё организовывается, к назначенному времени мы будем на месте… Слушай а ты всё лечишь?

— Вообще всё — подтвердил я.

— СПИД, Рак?

— Даже за болезнь не считаю, лечиться за минуту даже запущенные случаи.

— А перелом позвонков?

— Говорю же без проблем. Всё лечим, вообще всё… Кроме умственных, я не спец мозгоправ. Не моё это.

— Понял, жду координат куда ехать.

— Всё тогда. Через полчаса позвони на этот номер. Ответит мой ученик, Вольт, сообщи ему по списку, кто ожидает лечения, он их пробьёт по базам и через полчаса сообщит, сколько с каждого мы собираемся стрясти, чтобы они были наготове и тебе посоветует сколько брать.

— Оперативно. Ладно, сделаю.

— Тогда отбой.

— Отбой.

Вольт слушал нашу беседу и был в курсе, поэтому, когда Валентин положил трубку, подтвердил, что всё сделает и уже нашёл нормальное место для встречи, поляну в лесу неподалёку от трассы. Мик уже предупреждён и собирает бойцов, в охране будет участвовать двадцать пять учеников, планируется применение бронетехники, нужно склады чуть позже развернуть. В общем, убрав телефон в карман, я посмотрел на медиков.

— Всё поняли?

— Так точно — кивнул Гоша. — В полночь планируется провести несколько десяток операций от сложных до особо сложных.

— Всё правильно, но в этот раз я буду вести все операции, а вы смотреть и набираться опыта. Это не плёвая операция по отращиванию конечностей или оздоровлению сердца и всех органов как у прошлых пациентов. Этой полночью потренируетесь под моим присмотром, дальше сами будете работать. Амулетами это делать не так сложно, вот сами амулеты создавать, куда сложнее.

— Да мы только рады получить дополнительного опыта — улыбнулся Гоша, обе его помощницы активно закивали.

— На двух клиентов проходящих процедуру омоложения мы потратим по одному комплекты полностью заряженых накопителей, будет тридцать человек, плюс Валентин. Значит нужно шестнадцать комплектов. Сколько у нас в наличии имеется запасных?

— Восемнадцать.

— Хватает. Бери всё.

— Сделаем.

— Сегодня ночью работаете, завтра до обеда отсыпайтесь, я предупрежу местный персонал, чтобы вас не беспокоили. А пока ожидайте звонка от Вольта со списком болячек наших будущих пациентов. Потом покажите мне его.

— Хорошо.

Мы покинули комнату, медики направились дальше в сторону общей душевой, а я вниз, нужно посмотреть, как там малыши устроились, судя по шуму и гаму хорошо, но всё же. На лестничной площадке меня перехватили Игорь и его мать, оказалось, они ещё не уехали.

— Извините, как вас по батюшке? — обратилась ко мне учительница.

— Граф Арни Ки Сон, архимаг боевой магии — слегка поклонился я явно растерянным слушателям. — Можно просто Арни, я не обижусь.

В действительности моя аура немного изменилась после переселения в это тело, местный Дар постарался, поэтому к метках на документах выданных мне, шло несовпадение и я физически не мог подтвердить что я этот самый граф. Наверно придётся вернуться на Торию и заново выкупать патент. Я привык быть графом.

— Хорошо, Арни — кивнула учительница. — Позвольте мне ещё раз поблагодарить вас за сына и поинтересоваться. Вы будете ещё лечить людей?..