— Это Второй. Наблюдаю автобус и две легковые машины сопровождения — пискнул динамик в ухе быстрой скороговоркой наблюдателя.

— Это те, кого мы ожидаем — подтвердил я. — Отсеките хвост, если он имеется.

— Принято — снова пискнул наушник в ухе.

Трасса была почти пуста, поэтому, когда появился автобус-иномарка, мне сразу сообщили. Доехав до поворота на второстепенную дорогу, сперва свернули обе легковые машины, джип Валентина и ещё одна, лишь потом неоплан.

Дорога тут бала хорошая, укатанная, так что все три машины спокойно выехали на поляну. Мы тут уже больше часа находились, так что успели подготовиться. На виду стояло два «дефендера» и один из «мерседесов»-микроавтобусов. Не на виду «БМП» и три бронетранспортёра, наш «девяностый» и два трофейных «семидесятых». Кстати по поводу них, состояние у них было удручающее, то есть требовался серьёзный ремонт обеих машин. Видимо нацгвардии выдавали всё то, что оставалось из хлама в отстойниках армейской техники, да и тем, похоже, всё равно было, оружие работает, машина хоть и кое-как двигается, вот и ладно. Ничего, запчасти на пока недоступных складах у меня были, потом проведём ТО и требуемый ремонт.

До полуночи, то есть до этой встречи, я успел многое. Пообщаться с излеченными, у нас, кстати, тогда вышел быстрый разговор. После вопроса учительницы, я тогда пожал плечами и сказал:

— В принципе можем, моим лекарям нужна практика, а то они порезы да растяжения в основном лечат, но без фанатизма. Ты Игорь можешь пяток знакомых привести, наверняка ведь общаешься через совет ветеранов, ну а вы Инга Петровна, тоже можете привести несколько человек. Вылечим. Однако повторю, это не профильная у нас работа, если тут будут стоять толпы страждущих, мы просто всех прогоним. Клятва Гиппократа для нас пустой звук, для моих медиков важна человечность.

Те сказали, что всё поняли, и после быстрого прощания покинули нас, машина такси действительно их ожидала у ворот. Я проверил как там малыши, прошёлся по комнатам, на первом этаже они там буквально вихрем носились, стоял визг, шум и смех. Воспитатели ходили из моих учеников и из местных. Вот те, кстати, были несколько удивлены, малыши почти все не говорили по-русски, а если и говорили, то плохо. Всё же сами учились, без магических средств обучения. Меня естественно поймали, уцепились за штаны и довольно улыбаясь, повели в довольно приличный зал в конце коридора, где были диваны и телевизор, скандируя «Сказку!», «Сказку!». Это слово они первым выучили.

Достав из безразмерной сумки купленную днём новенькую книгу со сказками, я расположился на стуле, малыши образовали тихую аудиторию, рассевшись на диванах и полу, и начал рассказ. Местные, которые уже привыкли к такому детскому шуму, впечатлились, полная тишина, внимательные мордашки детей и мой голос, в полной тишине рассказывающий сказку про Снежную Королеву.

Когда я закончил, то воспитатели начали разводить детей по комнатам, малыши где сами, где с помощью разделись и легли спать, у малых отбой был в девять часов, наверху, на нашем этаже на час позже.

Потом, переодевшись, я совершал привычную пробежку по лесу, тропки были, но я по нехоженым местам бегал, однако не заблудился и, намотав по врагам и бурелому десяток километров, уже возвращался обратно, когда на связь вышел Вольт. Остановившись на обушке соснового бора, вдали уже были видны корпуса санатория, я достал трубку и активировал её:

— Слушаю.

— Учитель, только что на связь вышла мать Игоря. Она сообщила, что их в подъезде дома встретила группа мужчин, их было пятеро. После недолго разговора они сильно избили Игоря. Его увезли на скорой в больницу, досталось и ей. Ещё эти неизвестные забрали деньги выданные Игорю на машину.

— Выяснили кто это?

— Да. Инга Петровна сообщила, что они уже приходили к ним несколько раз, уговаривая сына работать на них. Похоже, бандиты, что курируют мафию нищих.

— Согласен. Значит так, отправь Олеха с восьмью бойцами на квартиру к пострадавшим, пусть опросят, кто, где, когда, выяснят хотя бы телефоны нападающих, у Игоря они должны быть, твои ребята их запеленгуют, и пусть прокатятся к этим наглецам. Олеху приказ, деньги вернуть, при возможности с компенсацией, всех кто участвовал в нападении ликвидировать. Уничтожить так же и тех, кто их отправил на встречу, то есть руководителей. Деньги вернуть пострадавшим, Игоря поднять на ноги.

— Принято, боевая группа формируется.

— Да, пусть под спецслужбы работаю, униформа и оружие. Они могут один микроавтобус взять.

— Через пять минут группа выдвинется к пострадавшим — подтвердил Вольт.

Убрав телефон обратно, я побежал дальше. В теле была лёгкость, такие пробежки были мне не в тягость, поэтому я подумал, что пора переходить на бег с грузом. Завтра велю подготовить десантный рюкзак с песком. Пока пяти килограмм хватит, а дней через десть и на семь перейти можно.

Вернувшись в санаторий, я узнал, как там идёт подготовка к отбытию на то место, где назначена встреча с богатыми людьми Москвы, что пожелали подлечиться и пройти омоложение. Парни и девчата Вольта, расположившись в трёх комнатах, пробросив длинные провода для соединения, активно работали. Оказалось Валентин им давно список переслал в электронном виде, его уже обработали, составили примерное состояние каждого клиента, по тем критериям, что я сообщил, передали Валюхе сколько с каждого возьмут и сколько можно ему взять. Причём одного из списка лечить они отказались. Когда я вернулся с пробежки и принял душ, то подтвердил их решение. Тоже либералов не люблю, где живут там и гадят. Он был не экранным либералом, что давали интервью газетам и телеканалам, выпячивая свою исключительность, а натуральным, о нём мало кто знал, но вреда от него даже было больше сотни экранных.

Местных работников и охрану мы уже давно подмазали, так что они стали закрывать глаза на нашу необычность, поэтому, когда шесть десятков детей в начавшей сгущаться темноте покинули территорию санатория, предпочли снова закрыть глаза. Деньги каждому были заплачены приличные, по три зарплаты получалось, так что с этой стороны проблем ожидать не стоило.

Ах да. Перед отъездом меня нашёл Вольт у одной из машины, тот видимо не стал пользоваться телефоном, и решил пробежаться, а то реально засиделся у себя в штабе, развеяться на свежем воздухе захотел. Так вот, он сообщил, что вечером к директору санатория позвонили из ФСБ, там искали большую группу детей. К счастью Вольт держал руку на пульсе и был в курсе, что наш бывший лагерь обнаружен, тот что с ямами от складов, вышли на него через распорядителя Парадом Победы. В котлованах даже сейчас работают эксперты. Ну и нас искали, а куда может деться такая прорва детей? Вот и обзванивали все госучреждения. В общем, штаб звонок перехватил, выведя к его к нам и там голосовым модулятором, полной копии директора, ответили, что детей с сообщёнными данными у них не было. Вот и всё.

Потом Вольту по рации пришло сообщение, что Олех с парнями уже добрался до хрущёвки, где жили пострадавшие и приступил к работе, поэтому Вольт извинившись, побежал обратно. У него там начиналась горячая пора. Ладно, хоть часть программистов он опустил отдыхать, спецслужбы прекратили взламывать мой телефон, так что активная оборона по их атакам прошла.

Мы же погрузившись во все машины, поехали к месту назначения. Кто-то спросит, почему нас так много. Так объясню, чуть меньше половины из шестидесяти учеников это бойцы, они должны проводить непосредственную охрану, а остальные это будущие лекари. Конечно, большая часть из них пока учила лишь теорию общего курса, но я приметил тех, что хотят стать медиками, вот и забрал их с собой. С первым клиентом работать я буду сам, но при этом с подробностями комментировать что делаю. Как я уже говорил, теорию они все прошли, так что будут понимать, что я им говорю. Теория теорией, но и практикой нужно учить своих учеников, вот я и решил устроить подработку и практику одновременно. Чего мне теряться, всё на пользу идёт.

Мы отъехали подальше. Парни отвели меня вглубь леса, там был обнаружен овраг и в нём, подрезав и склоны, я и поставил склады. Из них выгнали технику, внутри загнали на освободившееся место часть «Дефендеров», после чего я свернул склады и бойцы, а чтобы котлованы не были обнаружены, натянули над ними маскировочные сети. Это чтобы с воздуха их было не обнаружить, а я был уверен, что их будут искать. Это было логично.

Потом мы небольшой авто и бронеколонной направились к месту встречи и там ученики под моим командованием принялись готовить место для проведения омоложения. Там ничего сложного, длинный стол, самодельная душевая с баком наверху. Как раз бойцы бегали от недалёкого озера с вёдрами и заливали его, а мыться прошедшим омоложение придётся, ещё как придётся. Да и пара вёдер стояло поблизости, и резиновый коврик там, где они предположительно должны стоять. Бронетехника была укрыта в лесу с большей частью бойцов, остальные с автоматами были на виду. Это чтобы клиенты особо не наглели. Поляна была освещена светом автомобильных фар, да и рядом гудел генератор, давая свет на подвешенные лампочки, так что мы подготовились. Меня лишь пару раз отрывали от командования всеми этими приготовлениями, Вольт выходил на связь с новостями, оба раза по пострадавшим Игорю и его матери. Да и были там лишь доклад о данных нападающих и о благополучном завершении операции, Олех ехал с парнями обратно.

По докладам Вольта я понял вот что, руководители нищими очень не обрадовались потерей перспективного добытчика денег, а суммы там ходили огромные, настоящая мафия нищих образовалась, вот и решили проучить его за отказ по договорённостям. Направленные на разборки костоломы на месте их не нашли, стали ожидать и дождались. Сломали Игорю нос, за то что тот в ответ сломал челюсть одному из нападающих, но силы были не равны, пятеро против одного. Повезло, что на первом этаже день рождения справляли, да ещё дворовые друзья Игоря, ну и те отбили их, не дали забить. Так что Игорь ещё хорошо отделался, сломанный нос, перелом руки, это он закрылся от удара обрезком арматуры, ну и множественные гематомы. У Инги Петровны, обширная гематома на пол лица, и вывих руки, но его уже вправили медики из приехавшей кареты скорой помощи. Один из убегающих костоломов подхватил выпавший пакет с деньгами, так бандиты их и получили.

Игоря отправили в больницу, выписать обещали завтра, как только гипс наложат, а Инга Петровна поднялась к себе, ей помогали соседи. Ну и успокоившись, позвонила нам. Приехавшему Олеху она передала телефон Игоря, тот раздавленный во время драки остался лежать на лестничных ступеньках, и записную книжку. По ним парни Вольта и вычислили, кто к ним приезжал, сперва руководителя, потом и костоломов. Олех поехал именно к руководителю, владельцу небольшого ресторанчика. Тот был там, отмечал что-то несущественное для нас, поэтому когда в зал ворвался спецназ в масках, то как и положено поднял руки. Ну его к стенке и прикладами сломав обе руки, быстро допросили. Тот вообще не понимал, что случилось, мол, это их местные разборки, не наше дело. Три костолома оказались тут же в зале, поэтому им и их руководителю выстрелили в голову, особо не обращая внимания на довольно большое количество зрителей, после чего Олех покинул ресторан и поехали по адресам, что им дали. Главный что отвечал за тот район у авторынка, вообще был не в курсе, что один из его людей подобрал тот пакет с деньгами, видать, он не сообщил никому об этом. По первому адресу удалось застать того что имел перелом челюсти, он только что из травмпункта прибыл. Быстрый допрос, и снова пуля в голову, пусть скажет спасибо, что семью не тронули, мои парни солдаты, а не чудовища. Только после этого они поехали к тому, что и скрысятничал, однако на квартире его не оказалось, один из свидетелей из зала ресторана слышавший допрос руководителя, предупредил его, вот тот и рванул в бега. Хоть бы телефон выключил идиот. Его перехватили у входа на станцию метро, запихнули в машину на глазах наряда полиции и увезли подальше, там забрали и пакет и дополнительную пачку личных сбережений этого урода. А потом труп с пулей в голове выбросили на дороге. Заехав в больницу к Игорю, там уже был отбой, проплатили медсестре за вход, и прямо в палате Олех вылечил руку и все повреждения Игоря медицинским амулетом. Потом вернув деньги, а так же то, что взяли сверху как моральную компенсацию, отвезли его домой. Ну а когда парни возвращались, то подрезали и остановили такси, с тем языкастым свидетелем. Сломали ему руки, чтобы телефон в руки не брал, и щипцами выдрали язык, чтобы болтал поменьше. Естественно навели на него парни Вольта по телефону. Вроде всё, все долги розданы.

Хотя нет, назад парни ехали на приличной скорости и на посту ДПС их остановили, тем более машина была без номеров, но сразу отпустили. Когда водитель открыл окно и сотрудник увидел бойца при форме и оружии, то только махнул рукой, мол, проезжайте. Только через полчаса на пост поступили данные о поиске микроавтобуса и подозрительного отряда спецназа неизвестной принадлежности, что спокойно расстреливает людей, вот этот сотрудник и вспомнил о проехавшем микроавтобусе. Сейчас Вольт отслеживает, что там происходило. К этому посту уже опера выехали, что занимались делом о бойне в ресторане.

Но это так, дела мирские, мы же занимались добычей легального бабла, и этого бабла в автобусе, что сейчас медленно въезжал на поляну хватало. Один из бойцов, повесив автомат на плечо, двумя светящимися палочками руководил заезжающими машинами. Оба джипа он отправил в сторону, а автобус, отходя назад, заставлял следовать за собой, пока не скрестил руки над головой. Потом этот боец подошёл к окну водителя и велел оставить ближайший свет и без команды пока никого не выпускать.

Конечно же, было опасно везти людей, причём не самых бедных и довольно известных, что мелькали на кранах телевизоров не раз, неизвестно куда, да ещё при таких деньгах, но гарантом тут выступал Валентин, он уже понял, что это действительно я и подтверждал что моё слово как кремень.

Чтобы клиенты в салоне автобуса особо не наглели и не дёргались, в полосе света от одного края поляны к другой, урча мотором, поехал бронетранспортёр, «девяностый», что заметно впечатлило всех гостей. Как только машины встали, я направился к Валентину, что покинул свой джип.

— Сегодня виделись, а столько всего прошло, на месяц бы хватило — обнявшись, хлопая его по спине, сказал я.

— Ты бы знал что со мной было — хмыкнул тот, наблюдая как я здороваюсь с его водителем, тот мне тоже не чужим был. Все мы были как одна семья.

Антон, водитель Валюхи, с интересом осмотрел меня, а смотреть было на что, поверх одежды у меня был новенький медицинский халат, с завязками на спине, но пошитый старым способом. Проще говоря, это халат с медскладов сорок первого года, один из моих многочисленных трофеев. Это ещё не всё, все мои будущие лекари были в таких же халатах. Их отсюда хорошо было видно, они заканчивали последние приготовления.

— Да я в курсе, мои люди наблюдали за тобой — кивнул я. — Ну что тянуть не будем, пусть клиенты пока в автобусе сидят, я специально поставил его так, чтобы они всё видели, ну а мы начнём с тебя и Антона.

— Антона тоже? — удивлённо спросил Валентин.

— Так не чужой же. Всё давай, раздевайся и за мной.

— Верхнюю одежду снимать? — не уверенно спросил тот.

— Донага. Если стесняешься, могу начать с Антона, чтобы ты посмотрел.

— Да, так будет лучше — с заметным облегчением кивнул тот.

Всё же Валентин был довольно известным человеком, подбор клиентов, что сидели в автобусе это подтверждал, так что если это чудовищный розыгрыш, то это будет удар по его репутации, и фактически с ним никто не будет иметь дела. Вообще удивительно, что Валюха сразу согласился приехать, он обычно два-три дня берёт на раздумья, похоже прав был Вольт, на него серьёзно насели такие же серьёзные люди, и часть этих людей сидели в автобусе.

— Олег, что делать нужно? — спросил у меня Антон, снимая пиджак под которым была сбруя я с пистолетом.

— Сейчас объясню, что тебя ждёт — сказал я, Валентин придвинулся поближе, внимательно слушая. — Ты раздеваешься донага, вещи в машину можешь сложить, потом идёшь на тот освещённый со всех сторон участок, думаю, не застесняешься, встаёшь на резиновый поддон, и мы приступаем к таинству магии. Приготовься, тебя будет серьёзно рвать, ты покроешься слизью, это будет выходить излишки жира, и тебе будет плохо, но длиться это будет недолго, меньше минуты. Потом тебя будет мутить, и присутствовать серьёзное обезвоживание, бутылки с водой уже приготовлены. Вот пачки с минералкой стоят. А также нужна глюкоза, то есть сладкое, там «чупа-чупсы» лежат, их хватит. Дальше под душ, моешься и всё, свободен. Ты уже двадцатилетний парень. Как видите всё просто. У женщин процедуры те же, никакой разницы нет.

— Всё понятно — кивнул Антон и пошёл раздеваться к машине, а мы с Валентином неторопливо отправились к процедурной.

— Кто во второй машине? — поинтересовался я.

— Очень серьёзный человек — вздохнул тот. — У тебя в списках он имеется. Сперва он посмотрит, как все пройдут это лечение, а потом уж и сам выйдет.

— Серьёзный человек? — пробормотал я задумавшись. — Да у тебя там половина списка таких же серьёзных… Хотя подожди, Лев Валерьянович что ли?

— Он.

— А, ну я его бесплатно проведу через процедуру. За одну песню Дня Победы он этого достоин. Сам маршировал по Красной площади и слушал его голос. Веришь нет, от его харизмы и голоса аж слёзы наворачивались. Хороший исполнитель.

— Да ты говорил, что там был, но я не успел осмотреть копию записи Парада, потом посмотрю.

— Давай-давай — покивал я, оборачиваясь и глядя на подбегающего Антона. Тот был в семейниках, но перед тем как вступить на резиновый коврик-поддон, снял их и отбросил в сторону.

Дальше мои ученики окружили место процедурной с трёх сторон, оставив место, чтобы из автобуса всё было видно, и я приступил к уроку. Да-да уроку. Перешёл я на язык Древних магов, который знали уже все ученики, там больше слов и понятий, чтобы объяснить, что именно я делаю. В течение десяти минут я просто говорил, пока Антон мёрз, было немного прохладно, изредка тыкая в его ауру, многие ученики вставали на цепочки и щурились, «истинным зрением» разглядывая ауру, особенно те области, которые подвергнуться лёгкому изменению. Ну а дальше последовала сама процедура. Используя двенадцать артефактов, за сорок три секунды, я превратил Антона из тридцатисемилетнего мужчины в молодого двадцатилетнего паренька.

За его метаморфозой было интересно наблюдать, всё как я и говорил, рвало его так, что даже страшно становилось, он покрылся сантиметровым слоем жира, однако заметно похудел и действительно стал молодым. Изменения клеток это серьёзный процесс, но к счастью артефакты его контролировали, и всё прошло нормально. Ученики, как и зрители-клиенты, были впечатлены.

— Давай к столу — велел я Антону и посмотрел на Валентина. — Ты следующий. Раздевайся.

Антон не успел сойти с коврика, как его ополоснули мыльной водой из ведра, я и ученики отошли, чтобы не обрызгало. После этого ему вручили литровую бутылку с водой без газа, которую тот выдул в момент, потом взял вторую и сладость на палочке. Дальше Антон с палочкой конфеты торчащей изо рта прошёл к душу и, намылив шампунем голову, стал тщательно мытья. Всё это понятное дело на виду и под нескромными взглядами зрителей из автобуса. Когда Валентин уже разделся и направлялся к нам, Антон закончил, вытерся поданным полотенцем и подобрал свои семейники с травы. Правда, одев их, обнаружил, что те спадают, велики на несколько размеров, вот так вот поддерживая их двумя руками, он и направился обратно к машине одеваться. Подозреваю, что и одежда на нём теперь как на пугале будет смотреться. Да и Валентин усохнет, похоже, он это тоже понял, когда поглядывал на прошедшего мимо Антона. В подмену тот явно не верил. Во-первых, всё происходило на его глазах, и из поля зрения своего водителя он не терял, к тому же, он его в молодости знал, так что сходство на лицо.

С Валентином происходило практически всё тоже-самое, только лекцию я уже не читал, и не сам делал операцию, просто следил как Гоша начал использование первого артефакта. Следил естественно с помощью артефакта-ювелира, комментируя все действия Гоши. Валентин, судя по ауре, серьёзно нервничал, похоже, его напрягло, что я не сам им занимаюсь, но чуть позже уверенные действия моего главного врача его под успокоили. Так что Валюха полностью выдержал процедуру. А там дальше всё штатно, прямо на коврике его окатили мыльной водой, потом дали напиться, сунули конфетку в рот и под душ.

Следующие полтора часа мы работали как на конвейере, и все действия были как под копирку. Лишь трижды мы споткнулись, вылечили сломанный позвоночник двадцатишестилетней женщине, дочери одного из клиентов, вылечили СПИД у сына другого клиента, и восстановили зрение и кожный покров у сына третьего клиента, тот в пожаре пострадал, глаза лопнули и вытекли от чудовищного жара, как сам остался в живых не понятно. Ещё ему и по внутренним органам прошлись, восстанавливая, даже сожжённые лёгкие привели в порядок. Только в отличие от Валюхи и Антона, перед операциями мы принимали плату. Наш штатный бухгалтер со счётной машинкой считала деньги, много было пачек, не все драгоценные камни привезли, потом убирала их в специально приготовленные мешки. А камни в мешочки. У всех брали по разному, хотя операции проведены были одинаковые, но никто не возмущался, цену назначали мы и они могли её заплатить. Многие после процедур и душа гуляли на поляне, не веря в то, что снова стали молодыми, особенно две бывшие семидесятилетние старухи, не особо стесняясь, сверкали своими теперь упругими прелестями, а потом с визгом кружились, взявшись за руки.

Короче говоря, с ними, наконец, всё было закончено, и радостные клиенты, многие подходили и благодарили, на автобусе отправились обратно. Мне кажется, больше всех был шокирован водитель нанятого автобуса, что следил за всем, что происходило, по-моему, он чуть не свихнулся от рухнувшего мироздания.

Так вот, как только задние габариты автобуса исчезли вдали, к нам подошли Валентин и Лев Валерьянович. Я честно сказал ему, что денег не возьму, да и говорил уже, ещё когда списки просматривал, так что добро пожаловать на коврик. Его уже привычно помыли и ополоснули, как это делали после каждого клиента. В этот раз я так же не участвовал, сейчас была очередь одного из наших медиков-педиатров, поэтому, когда пациент разделся, одежду на руках держал Валюха, то она сразу приступила к процедуре.

Надо добавить, что работали с этими артефактами и делали клиентов молодыми только три моих ученика, те, что со второго курса, Гоша и два его подчиненных. Остальные были просто зрителями, наблюдая за операциями, им это было полезно для личного опыта. И в этот раз всё прошло штатно, клиент сбросил возраст до двадцатилетнего и с конфетой во рту, сладкого после процедур действительно очень хотелось, начал принимать душ.

Пока он его принимал, мы быстро сворачивались, подъехал «Урал, из леса начала выезжать бронетехника, впечатлив и Валюху, и клиента с его телохранителем, она хоть и не пригодилась, но как сдерживающий фактор очень помогла. Так что поляну мы покинули практически вместе, Валюха с клиентом на второй машине отправились в столицу, а мы к складам, нужно убрать технику и вернуться в санаторий. Время три часа, всем кто участвовал в операциях, я велел отсыпаться до обеда.

Честно говоря, я лишь веселился от всех этих процедур. Как они будут объяснять родственникам и знакомым эту метаморфозу? В принципе деньги на счетах у них имелись, наверняка сами разберутся, но проблемы с этим у них ещё будут.

Мы добрались до нужного места в лесу, там парни убрав маскировочные сети дали мне возможность в тех же котлованах развернуть склады. Мы загнали внутрь часть техники и убрали имущество, включая те халаты. Потом снова сворачивание складов и натягивание маскировочных сеток. Так как бронетехника на склады не вошла, места уже не было, я решил оставить её с нами. Пригодиться. Во время пробежки я уже приметил малохоженые места, поэтому пока основная группа ждала нас у дороги, мы загнали четыре единицы бронетехники и «Урал» в сосновый бор и оставили одного часового, сменят его утром. Тут до санатория два километра, радиостанция при нём, если что, докричится и вызовет дежурную группу. Ну а мы пешком все вместе отправились к санаторию. Часовой в полной форме и амуниции вроде солдата местной армии, так что прикрытие идеальное. Мало ли что военные тут проводят.

Пока мои ученики, а они уже все переоделись в цивильную одежду, проходили через ворота, в полголоса обсуждая, что мы успели сделать за ночь, четверо несли следом за кассиром мешки с пачками денег, мешочки с камнями и драгоценностями я убрал в свою безразмерную сумку. У меня Гоша спрашивал, зачем мне их столько, так я и объяснил, не мне надо, им. Как они собираются учиться создавать артефакты без практического материала? Это сразу сняло все вопросы. Надо, значит надо. Школы магии действительно тратят огромные средства для закупки практического материала, а я вот заранее запасы делаю. Раньше я вообще думал, что не потяну такое количество учеников, а сейчас нет, уже уверен что потяну, и ведь тянул, учил, развивался, новые методики разрабатывал, причём без единой капли магии. Посмотрим, что будет, когда ко мне магия вернётся.

Так вот пока мои ученики колонной втягивались через открытые сонным охранником ворота, я остановился и посмотрел на трёх мужчин, что осматривали один из наших микроавтобусов. Кажется тот, на котором Олех с парнями ездил вечером в город. Второй с нами был.

Остановившись, я с прищуром их осмотрел, похожи на ментов, да и машина у них стояла неподалёку с работающим движком. Как только нашли, тут же дорог и населённых пунктов полно? Затеряться парни должны были.

Быстро вызвав часового у бронетехники, и отдав ему пару приказов, я вызвал дежурного по штабу, Вольт и большая часть его подчинённых уже давно спали.

— Дежурный по штабу, сержант Костих на связи — услышал я девичий голос.

— У наших машин трое возятся, похоже на полицейских. Вам что-нибудь об этом известно? — коротко поинтересовался я.

— Такая информация нам не поступала. Хотя мы слушаем дежурных всех ближайших полицейских участков. Известно, что две машины с оперативниками направились по трассе следом за нашим микроавтобусом, но пока информации от них не поступало.

— Похоже, нашли они парней. Тёртые опера.

— Поднять дежурную группу? — забеспокоился дежурный.

— Сам справлюсь, но держи их наготове. Отбой.

Оставив гарнитуру рации в ухе, я направился к операм, а это явно были они. Те конечно нас видели, как мы проходили на территорию санатория, да и то, что я стоял у будки охранника, а потом направился к ним, тоже приметили.

— Доброго утра — поздоровался я с ними, действительно уже наступало утро. — Что-то интересное ищите?

Подойдя я обнаружил, что один пытается незаметно вскрыть машину, сигнализацию они оказывается, уже отключили, а двое его страхуют.

— Доброе, парень — кивнул один из оперов, предъявив удостоверение. — Ты не знаешь, чья это машина?

Опера сто процентов спели допросить охранника на въезде, так что смысла юлить не было. Всё равно спецслужбы на нас выйдут да и подзадержались мы в санатории, слишком заметный след оставили, так что пора его покидать.

— Знаю. Моя это машина. Что дальше?

— Парень не шути — нахмурился капитан. — Те кто использовал эту машину, преступники.

— С какой это радости? Я отправил их наказать тех, кто напал на моих наёмных людей. И то, что они устроили стрельбу в ресторане скорее положительно охарактеризовывает их, чем отрицательно. Мой приказ они в полной мере выполнили, кого надо наказали, сейчас отдыхают. В чём проблема?

— О ресторане ты уже слышал, — задумчиво пробормотал старший опер. — Хотя эта информация пока в массы не выходила.

Фонарь на столбе освещал площадку, находившуюся за территорией санатория, так что мы хорошо видели друг друга и могли общаться, да и другие сотрудники полиции подошли ближе.

— Слышал-слышал, парни доложили, — кивнул я. — Мы можем договориться. Я плачу вам, и вы забываете, что находили эту машину. Кстати, как вы её нашли?

— Тут на повороте кафе, когда микроавтобус свернул к санаторию, на улицу выходил покурить официант, он его и приметил.

— Хм, как просто. Молодцы, работать умеете — похвалил я ментов, после его сунул руку в безразмерную сумку, отчего те напряглись, фиксируя взглядами каждое моё движение, и достал толстую стопку денег, не наших естественно, вечно зелёных. — Это вам в плату за молчание.

Деньги я взял из тех, что чемоданами привозили клиенты к нам на место проведения процедур. Многие делали переводы на наш счёт. Положил пару десятков пачек разных валют, не забыв и российские, в сумку на всякий случай. Как раз такой случай и представился. Однако капитан даже не двинулся, только глаза у него очень колючими стали. Медленно осмотрев меня, до этого он мои слова больше как шутку воспринимал, а теперь собрался как перед прыжком. Да и двое других как по команде обступили меня, обходя по сторонам.

— Значит, не шутил, твои люди работали? — сделал он правильный вывод.

— Так что, договорились?

— Нет, парень, не договорились — покачал головой капитан.

— Раз со мной не смогли договориться — буркнул я, убирая деньги обратно. — Будете договариваться с «КВПТ» и автоматными стволами. Руки поднимите.

— Чего? — не понял тот, но тут их окружило шестеро парней, держа на прицеле автоматов, и бесшумно подкатил «БТР-90».

Парни выёживаться не стали, дали себя обыскать, сдав оружие и средства связи, потом им надели их же наручники, погрузили в десантный отсек «бэтра» и направили к стоянке бронетехники. Их автомобиль повёл следом один из бойцов. Теперь там было двое часовых. Один охранял технику, другой ментов. Их переместили в кузов грузовика, заменив личные наручники на пластиковые армированные, а то они свои наверняка открыть смогут, и заперли внутри. Утром разберёмся. Срываться немедленно я не собрался, а собирался хорошенько выспаться. В общем, пока дежурная группа занималась пленными, я прошёл мимо ошарашенного охранника на территорию, показав ему знаками, прижав палец к губам, чтобы тот молчал, и добрался до своей комнаты. Правда, при этом, не забыв предупредить дежурного, чтобы держал охранника под контролем, мало ли копам названивать начнёт, он же знал, кого мы скрутили. М-да, полтора суток в санатории, а столько сделать успели. Через пару минут, приняв быстро душ, я завалился спать.

В этот раз нас не будили. Администрация пошла на встречу, так что воспитатели и инструктора этим утром выгнали на спортивную площадку не нас, а всю малышню, я очнулся от их гомона, когда они толпой выбегали рано утром из корпуса на улицу, но потом снова заснул, там воспитатели, если что вмешаются.

Разбудили меня в полдвенадцатого, молодцы парни, дали выспаться. Причин было несколько, были новости и пора было идти обедать, завтрак мы пропустили. Снова приняв душ, но в этот разу же нормальный, смывая сонную одурь, я оделся и направился в штаб. Нужно узнать какие нам новости. А они были. Оказывается, мне уже несколько раз пытались позвонить, но Вольт велел отвечать, что Учитель ещё занят. Отвечал с помощью голосового модулятора молодым женским сексапильном голосом. Ментов искать пока не начинали, хотя им на мобилы звонили коллеги и руководство. Используя тот же голосовой модулятор, штабные вели диалог, отвечая, что «они» заночевали в деревне, и скоро дадут результаты, пока их не было. Голоса взяли от задержанных, заставив их на запись пробормотать несколько слов. Охранник на воротах порадовал, долго мучился, звонить или нет и отправился спать.

В остальном без изменений, Игорь уже купил машину, в данный момент оформлял её на себя, новый «МАН»-грузовик взял, их ещё мебельными называли и Вольт прикидывал, где начать его использовать. Несколько остро необходимых вещей нам требовалось, так что некоторые программисты начинали искать оптовые склады, чтобы всё это там закупить. Но это пока так, распланированные дела. А вот то, что скоро придётся покинуть санаторий, это точно, поэтому штаб начал готовиться сворачивать наше тут житьё-бытьё и уже шла подготовка к эвакуации.

Когда я находился в столовой, обедал со средневозрастной группой, малышей уже покормили, то зазвенел телефон в кармане, а я только-только ко второму приступил.

— Слушаю — нажав на кнопку активации, ответил я.

— Учитель, это Вольт. С вами снова пытаются настоятельно связаться. Пропустить звонок?

— Давай, послушаем, что от нас хотят. Кстати, Валентин на связь не выходил?

— Пока нет, он оставшуюся ночь и всё утро в сауне с девушками и своим водителем гулял, выпили хорошо. Сейчас в номерах отсыпаются. А телефон он отключил.

— Ну понятно, отмечали. Ладно, давай мне того настойчивого. Кто там кстати?

— Замдиректора ФСБ.

— Ну пусть он будет — покорно согласился я, и почти сразу ответил. — На проводе. Говорите.

Тот представился, и спокойным уравновешенным голосом убедившись, что я это я, то есть я подтвердил что маг и граф, после чего замдиректора прямо сказал, что президент отказался встречаться со мной без предварительных согласований. Поэтому на встречу прибудет он сам, то есть этот самый замдиректора.

— Ну нет, так нет. Я вашему президенту, то есть вашему государству, хотел подарить другой чистый почти незанятый мир. Обойдётесь. Вы не поддержали договорённость, я должен был встретиться именно с президентом, поэтому сделка отменяется. Отбой.

Нажав на отбой, я вызвал Вольта по рации и предупредил, чтобы меня больше ни с кем из этой шайки не соединяли и велел блокировать все их попытки выйти на нас. Не хай понервничают пару дней, там дальше видно будет.

Доев остывшее второе, я выпил компот, эх вкус детства, и направился обратно в наш корпус. Пока шёл, крутил головой. Малыши были видны дальше, они занимались на спортивной площадке развивающимися играми, там и другие дети были, не только наши. В общем, занимались с ними серьёзно, это радовало.

— Что у вас? — спросил я, проходя в одну из комнат, где находился Вольт и основная аппаратура спутникового слежения ну и оборудование управления. Тут же находилось трое сержантов, что с наушниками на головах не отвлекаясь на мой приход, с ним работали.

— Было сорок попыток выйти с вами на связь, все они блокированы, мы просто перенаправляли звонки видным политическим деятелям России и соседних стран. Этой шавке-президенту Литвы они раз шесть звонили. Разбудили её, та отдыхала.

— Да хрен с ней и сними. Что ещё есть?

— Сборы почти закончены, все вещи собраны, малыши остались только. Местных работников о нашем срочном отъезд мы пока не предупреждали. Оперов покормили, завтрак был и недавно пообедали. Стандартно раз в два часа выводим в туалет по одному. По вашему приказу мы искали санаторий или центр отдыха в глухих места без средств связи. Найдено всего два, один в Сибири, другой в Крыму, в горах. Какой выбираем?

— Естественно Крым, пока малыши отдыхают и дышат чистым воздухом, мы повеселимся в тылу нацгадов.

Вольт довольно заулыбался, фашистов он очень сильно не любил. Для него бандеровец и фашист синоним — святоши. А тех он готов был давить голыми руками.

— Нужно сделать заявку и внести предоплату. Тот центр отдыха от Украины России достался. Причём в очень запущенном состоянии, пока клиентов нет, как и средств для выживания. Наш заказ это шанс для их выживания.

— Плати двойную цену, не жалко — велел я. — А в заявке отметь, что прибудут дети и семьи ополченцев, что воюют с хунтой. Прибудут завтра рано утром. Оплата от российского благотворительного фонда. Так что след хорошо заметём. Всё, прорабатывай операцию в подробностях. В Крым переберёмся так же, сегодня ночью с дозаправкой на транспортных «Юнкерсах», так что озаботься взлётной полосой, то есть полем с ровной поверхностью. Ну и автобусами тут и там.

— Сделаем — уверенно кивнул начштаба.

Потом он доложил, что Игорь уже закончил с регистрацией и был отправлен на один из оптовых складов, пора думать, куда доставлять все покупки, а их планируется много. Подумав я решил, что все грузы тот должен доставлять в лес, где мы склады разворачивали и где оставили замаскированные сетями котлованы. Парень задавать вопросов не будет, так что работаем.

А то, что все склады у меня полные, это как раз и не важно. Это технику мы туда загнать не можем, а вот для небольших вещей от пола до крыши, можно штабелями ставить коробки до выхода, ну или вещи складировать, так что для этих самых коробок или вязанок с одеждой, места на складах как раз хватало. По словам Вольта, Игорь должен был до вечера успеть сделать около четырёх рейсов, так что все склады под завязку забьём. А брали мы в основном всякую мелочёвку, средства гигиены, нижнее детское бельё, электрооборудование разного назначения, как бытовое, так и для кухни, включая персональные компьютера и ноутбуки. Всякие плееры тоже сотнями закупались. Электрогенераторы брались, три десятка было куплено, от слабых до особо мощных. Вот это всё к складам и должен доставить Игорь.

После посещения штаба, я с парой своих бойцов, Мика не было, он занимался подготовкой к эвакуации, на «Дефендере», сам за рулём сидел, отправился в лес, чтобы развернуть склады. За мной ехали оба микроавтобуса и ещё один джип. Там сидели парни и девчата из средневозрастной группы, сидели со всеми личными вещами, в санаторий они больше не вернуться. Их задача разгрузка машины Игоря, и потом всего что он привёз перетаскивание на склады. Ну и рассортировать всё нужно было так, чтобы уместилось.

С этим я закончил быстро, склады развернул. Парни и девчата сложив вещи в одной из машин стали пока выгонять технику, что была внутри и перебирать вещи, разложенные на полках стеллажей, пока Игорь ехал. Его контролировали со спутника, чтобы он не заблудился, склады подготавливали к приёму дополнительных грузов. Скажу честно, девчат подросших было много, так что и средства гигиены были куплены для них, включая несколько коробок с дорогой эксклюзивной косметикой. Вольт, когда заказывал, подсчитал, сколько у нас девчат, от самых маленьких до взрослых и заказал по два комплекта каждой, так что куплено было с запасом. Правда, у меня условие было, косметикой пользоваться только тем девчатам, которым уже исполнилось пятнадцать, не раньше. В шестнадцать я им разрешал замуж выходить. Раньше ни-ни, молоды ещё.

Оставив учеников у складов, потом вернусь, когда они будут полны и поставлю тут другие, а сам поехал в столицу. Со мной было всего двое парней. Один за рулём, а то тринадцатилетний мальчишка вызовет ненужные вопросы, второй рядом. Сам я развалился на заднем сиденье. Прежде чем покинуть окрестности Москвы, мне нужно было сделать несколько дел, заехать к барыгам, адреса, которых дал Вольт. Там можно драгоценные камни купить, ну и знаний набрать. Насчёт последнего поясню. Мои девчата симпатичные и видят, какие тут ходят сельские девчата, то есть пользоваться косметикой они совершено не умели, не было в их мире подобных девайсов, а учить некому. Поэтому заметив, как они пробуют красить губы у зеркала, я подошёл с этим вопросом к Одне и, уточнив уровень проблемы, пообещал добыть знания стилиста-косметолога. Со стороны девчат я встретил огромную поддержку. Обучу этими знаниями пару девчат, и будут у нас свои профессиональные косметологи-визажисты.

Пост ДПС мы проехали нормально, не становили, а когда оказались в столице, поехали по первому адресу. По словам Вольта этому барыге недавно скинули большое количество краденных драгоценностей.

Тихий двор, такой же тихий дом и подъезд, у которого на лавочке сидело две старушки, а так же железная дверь, на которую бойцы начали прилаживать взрывчатку.

— Подождите — остановил я их и нажал на звонок.

— Кто? — буркнули за дверью через минуту.

— Гости в дом, счастье в дом — сказал я ритуальную фразу.

Пощёлкав замками, дверь отварилась и наружу выглянула здоровенная ряха, которая замерла, когда ей в лоб уткнулся ствол «ТТ».

— Вперёд — скомандовал боец, что держал пистолет и повёл хозяина внутрь квартиры, которую уже осматривал второй ученик. Ну а я, закрыв дверь, последовал за ними.

— Кто в такие? — хмуро спросил барыга, сидя на стуле посередине зала. В квартире кроме него никого не было, так что работали мы спокойно.

— Покупатели — хмыкнул я и бросил на столик рядом с ним две пачки со стодолларовыми купюрами. — Тащи все брюлики что у тебя есть, золото можешь оставить себе, интересуют только камни. Причём настоящие, подделку с ходу срубим.

— А они что, в цене подскочили? — заинтересовался тот, тут же зашелестев купюрами. — Что-то я не слышал.

Тот особо кочевряжиться не стал и достал из разных тайников запасы. Пришлось даже накинуть, он достал больше чем я ему денег дал, так что расстались мы довольные друг другом. Заскочив к ещё двум барыгам, и купив всё, что у них было, мы направились в лучший и дорогой салон красоты в Москве. Пара купюр охраннику у входа и вот мы в кабинете директора.

— Что простите? — даже потрясла головой моложавая и хорошо выглядевшая дама, директор и владелица салона.

— Я хочу купить знания ваших лучших работников.

— То есть вы их хотите нанять? — ни как ни понимала та.

— Нет, я хочу скопировать их умения и знания, забрав их из головы — медленно для понимания повторил я.

Мы находились в роскошном кабинете, оба моих охранника остались снаружи с местной охраной, так что разговаривали мы совершенно одни.

— Разве такое возможно?

— Конечно, можете даже посмотреть. За просмотр денег я не беру. Давайте лучше поговорим о стоимости знаний каждой вашей сотрудницы.

Та видимо пришла в себя и сказала:

— У каждого сотрудника свои знания и своя специализация. Что именно вам нужно?

— Скажу проще, чтобы девушки могли краситься, себя или подруг. Работник ваш обязательно должен быть женского пола.

— Вот это вы зря. У нас двое очень неплохие специалиста. Отличные парнишки.

— Вот-вот, с такими парнишками, я в одном помещении находиться не хочу, брезгую. Один раз мне такой повстречался…

— И что?

— Облил бензином и поджёг — пожал я плечами, припомнив тот случай. — Ересь нужно выжигать.

— Да вы правы — после долгого молчания сказала дама. — Будут вам девушки. А цену я уже нашла, треть мне, остальное им…

Через десять минут в кабинете оказалось четыре девушки и под любопытными взглядами владелицы салона красоты, я снял у них слепки памяти и знаний, отделив первое, мне только знания нужны были. Так что, расплатившись, и захватив всё своё магическое оборудование, я направился к выходу. Пока запланированные в городе дела закончены, дальше будет видно, пора к остальным приступать. Через час мы покинули столицу России, направляясь к санаторию.