День прошёл, как и запланировано. Игорь успел сделать четыре рейса от оптовых складов к нашим, отчего мои ученики доставленным товаром теперь действительно заполнили склады под завязку. Потом мы это всё свернули, но маскировочную сетку не стали сверху натягивать, теперь уже ни к чему. Не хай находят. Игорь был отправлен домой, пускай отдыхает пока, а после ужина, Эрих уже сообщил директору санатория, чтобы по независящим от нас обстоятельствам мы покидаем их, погрузились в прибывшие автобусы и в уже полной темноте направились к полю подобранному парнями для взлёта. Тут меньше двенадцати километров было. Парни уже перегнали туда все наши машины, включая бронетехнику, оставались только те «Дефендеры» что проходили усовершенствования в сервисе, и ждали только нас.

Четыре автобуса нормально довезли нас до нужной трассы, высадили, а там уже мы пешочком направились дальше. Тут всего пару километров было. Пока мы дошли, взошла луна, освещая серебристым светом окрестности. Поэтому нам никто не помешал действовать дальше. Я развернул баул, а ночью это даже проще, магические нити ярче светятся, когда глядишь на них через амулет-ювелира, и дал возможность парням выкатить транспортники. Пока их заправляли и готовили к вылету, были поменяны накопители на амулетах шумоподавления, что были установлены на моторах. Хорошо иметь столько учеников, что мгновенно заряжают разряженные накопители. У меня с этим теперь проблем не было. В общем, пока их готовили, на места транспортников в баул загнали всю нашу технику, включая часть личных вещей для снижения полётного веса, а я свернул баул. Дальше была повторная перекличка, а то мы из санатория один раз уже чуть не уехали, забыв одного пятилетнего мальчишку в туалете, и когда та прошла, стали рассаживать учеников по самолётам.

Ну а дальше понятно, взлёт и в тишине, лишь вибрация корпуса, показывающая, что моторы работают, и имеется боковой ветер, направились в сторону Крыма. Летели напрямую для экономии топлива. Потом посадка для дозаправки в районе Днепропетровска и снова взлёт, пока не прибыли на место.

Вольт с помощью спутников изучил место нашего будущего проживания, так что выдал лётчикам эти снимки, пометив удобные места для посадки и одно из них особенно. Действительно, на территории Крыма Вольтом было найдено несколько полей удобных для посадки рядом с трассой, так вот, на все эти поля самолёт по очереди должны сесть, высадив пассажиров, потом лётчики перегоняют самолёты на главное поле, где совершит посадку самолёт со мной на борту. Тут я разверну баул и уберу самолёты, достав часть автомашин.

Это всё было нужно, чтобы не привлекать внимания таким объёмом детей и пассажиров что прибывали в центр разом из одного места. А вот в три группы, да ещё из разных мест и на автобусах, заказанных из разных городов, это ещё ничего. При дозаправке, накопители на амулетах шумоподавления были поменяны, а то те уже на издыхании были, поэтому наш прилёт в Крым был тих и без отсветок на радарах. Набираемся опыта как говориться.

Рациями мы не пользовались, они у меня не дооборудованы были, поэтому нас могут засечь в момент и выслать на источник сигнала тревожные группы, что нам бы очень не хотелось. Из-за ситуации с Украиной, обстановка на границе напряжённая и спецслужбы на всё реагируют с похвальной быстротой.

Когда баул был развёрнут, из него выгнали все три наличных «Дефендера», и оба микроавтобуса. Именно по той причине, что у нас была своя техника, к нашему пункту прибытия был заказан всего один автобус.

Время было четыре утра, до прибытия автобуса ещё часа три, поэтому мы уложили часть детей в машинах, а сами устроились у микроавтобуса, у которого Вольт начал разворачивать штаб. Естественно новостей было достаточно, мой номер буквально разрывался, все хотели меня видеть. Те не многие что обо мне знали. Лишь Валюха был спокоен, ему позвонили и сообщили, что пару дней я буду недоступен, занимаюсь своими делами. Тот спокойно сообщил, что заявок уже больше полутысячи, после чего направился выправлять себе новые документы. На тех, на которых он был, там было лицо сорокапятилетнего мужчины. Как я и предсказывал, у многих прошедших процедуру омоложения появились проблемы с опознанием. Одну из старушек, родственники которой давно уже мысленно поделили наследство, категорически отказались признавать, что она это она. Там сейчас скандал разрастался, однако экспертизу по ДНК делать всё же начали. Думаю из всех, только наследники омоложённых не обрадовались этой процедуре и обвиняли меня во всех грехах, проклиная при этом.

В общем, Москву мы успели оставить вовремя, та уже бурлила от слухов и домыслов. А слухи были из интернета. Кто-то из клиентов снимал на телефон из салона автобуса процедуру превращения старика в молодого и выложил запись потом в интернет. Естественно мы давно его вычислили, естественно если бы мы захотели то не дали ему бы выложить эту запись, добавлю, если бы он её не сделал, нам пришлось бы самим этим озаботиться. Так что для тех кто прошёл омоложение, после того как запись была выложена, им стало легче проходить опознавание. Ко многим обратились медицинские центры для исследований, двое или трое дали согласие соблазнившись предложенными суммами, остальным это было не интересно. Так что в Москве реально разгоралась информация об этом. Да что говорить, даже по государственным каналам это проходило, как я уже говорил, среди моих клиентов было много известных людей, и те уже начали мелькать на экранах.

Вот только Валюха бесился, ему житья не давали, у богатых людей много возможностей найти интересующего их человека, а когда тот их ОЧЕНЬ интересует то они идут на всё, так что его никак не хотели оставить в покое. Подумав, я велел начштабу утром отправить Валюхе сообщение, что процедуру омоложения пройдут ещё триста человека и всё. Первый сеанс будет через день или два, на назначенное место должно прибыть на двух автобусах шестьдесят человек. Пусть сегодня днём пришлёт списки тех, кого он отобрал для этого, ну а мы уж проработаем с ними.

— Федералы сто процентов попытаются внедрить если не человека, то жучок чтобы вычислить, где будут проводиться операции и нагрянуть туда — сказал лейтенант Жезен, командир взвода связи и электронной борьбы. Вольт кивнул, он был согласен со своим подчинённым.

— Так вы у меня для этого есть. Ваша задача проконтролировать нашу встречу, чтобы никаких жучков и никаких подсадных уток. Да и проследите за Валюхой. Уверен, его вот-вот возьмут под колпак.

— Уже — сообщил один из сержантов, открываясь от монитора военного ноутбука. — К нему уже выдвинулись группы наблюдения. Через час он будет под полным контролем. Пытаются прослушивать его телефон, но тот его выключил, спит. Ночь же ещё… А, не утро уже оказывается.

Действительно начало светать, однако это не мешало нам продолжить работу. Пара бойцов с автоматами нас охраняли, заняв позиции у дороги, машины стояли, да и мы развернулись в сорока метрах от неё, на съезде на просёлочную дорогу. Об остальных группах я не беспокоился, с одной Мик и Одна, с другой Эрих, эти парни и девушки ответственные, не подведут. Тем более они отзвонились и сообщили что у них всё нормально. Это радиостанциями мы старались не пользоваться, а сотовыми пожалуйста. Правда, Эриху пришлось подниматься на высотку, на поле не было сигнала.

Припомнив как мы прощались с сотрудниками полиции, что вынуждено держали больше суток, я улыбнулся, их оставили у своей машины глубоко в лесу, сотовые разобраны, оружие и документы в багажнике. Наверное, до сих пор из леса выбираются.

Парни работали активно, используя несколько спутников для связи, да, кстати, им ещё один штатовский взломать удалось, тот, что над Украиной висит и часть Крыма охватывает. Вот в Госдепе наверное вешаются, второй спутник теряют за неделю. От парней я узнал, что менты ещё в полночь, бросив машину, спокойно выбрались из леса и уже находятся на ковре у начальства. Я особо не интересовался таким их упорством в наших поисках, а всё оказалось просто, в том ресторане, где мои парни прессовали нищенскую мафию, была дочь одного московского эмвэдэшного генерала. Девка была истеричная и когда мои ученики ушли, отзвонилась папаше и все уши ему проездила, мол, найти и наказать. Похоже, испорченное бельё простить не могла. Вот подчинённые генерала нас так активно и искали.

Задумавшись на мгновение, мне такая активность не нравилась, я отдал приказ:

— Разработайте план ликвидации этой девки и её отца. Мне их активность очень не нравилась.

— Ну девушку понять можно, старая дева, свидание с симпатичным парнем в ресторане, а тут такой конфуз — улыбнулся Вольт.

— Да мне как-то разницы нет… Ладно, сделай обоим предварительно звонки, с просьбой унять активность, если не примут наш совет, ликвидируем.

В это время подал сигнал один из наблюдателей. На дороге появился наш арендованный автобус. Как-то быстро время пролетело, только начали решать накопившиеся вопросы, раз и три часа как не бывало. Разбудив малышей, что спали в машинах, мы помогли им выбраться, прийти в себя, и посадили в автобус, Вольт с парнями уже свернули оборудование и поместили его в микроавтобусы, после этого общей колонной мы поехали к центру. Тут чуть больше ста километров петлять, будем на месте часа через два с половиной три.

Когда мы прибыли на место, как раз с территории выезжало два автобуса, видно какая-то группа прибыла первой, а когда остановились, выяснилось, что мы даже последними были. Покинув автобус и помогая малышам спуститься на землю, отправляя их к открытым дверям входа в центр, я осматривался. В стороне местные служащие вели работы по разгрузке двух фур с продовольствием и ещё чем-то на склад. Видимо наш платёж пришёлся вовремя, всё, что нужно для проживания стольких детей было заказано и уж прибыло. Прибыли утром так же две ремонтные бригады, что стучали молотком в небольшом здании, которое я принял за кухню. Та ею и оказалось. Внутри уже суетились работники, готовя обед. В общем, центр оживал. Конечно, нужно было дать ему хотя бы неделю, однако, время поджимало, обкладывали со всех сторон.

Отпустив автобус, с сумкой на плече я направился следом. Багаж у каждого был свой, так что из роли мы пока не выбивались. На первом этаже жилого комплекса царила суета, но управляемая суета, шло заселение. Было видно, что работники опытные, но их было мало, поэтому работа шла медленно. С Эрихом разговаривал директор центра, он считался старшим у нас, поясняя, что пока они не могут нанять стольких воспитателей, так как не ожидали такое количество детей и соответственно не успели подготовиться. Тот успокоил, сказав, что нужно лишь трёхразовое питание, а лучше четырёхразовое и комнаты с кроватями, а так мы, мол, и сами справимся. Тот покивал, и они продолжили разговор, Эрих увёл его на наши нужды, попросив предоставить большую комнату с несколькими розетками для компьютерного класса, мол, у нас всё своё, главное чтобы дверь на ключ закрывалась. Нам нужно было помещение для штаба, вот о нём и шёл разговор. Вольт что стоял в очереди ближе к стойке, ожидая, когда его заселят, со своими парнями и девчатами внимательно слушал их беседу и изредка одобрительно кивал.

Документы у нас были в порядке, Вольт постарался, по ним мы были из разных частей и городов Новороссии, причём из тех, где ведутся боевые действия. Так что прикрытие идеальное. Парни Вольта даже в сети ЖД, оставили отметку о том, что мы пересекли границу, а чтобы нами не заинтересовалось крымское ФСБ, в сопроводительных документах была отметка, что мы уже прошли проверку.

Сам центр располагался в красивейшей долине рядом с горным озером, мы успели оценить её красоты, когда въехали и ехали к зданиям комплекса. Он имел большое трёхэтажное здание гостиницы, нас как раз в неё и заселяли, несколько зданий поменьше, в которых располагались администрация, управление, склад, кухня, ну и гараж. На первом этаже этой гостиницы кроме холла, где нас регистрировали, были столовая, большая вроде как, но я ещё её своими глазами не видел, несколько залов, спортзал, ну и комнаты для какого-то инвентаря. Наверное, для скалолазов и любителей ходить в походы, палатки и всё остальное. Нет, мне это не сказали, просто я стоял в общей очереди и рассматривал схему на стене, там всё было. Корпус был трёхэтажный, два верхних этажа жилые, вот так вот. Мест хватало всем. Малышей селили по трое, средневозрастную группу, по двое, старших по одному, как я уже говорил, мест хватало. Селили по половым признакам, девочек с девочками, мальчиков с мальчиками.

Заметив как по лестнице с верхнего этажа спускается Мик, я понял, что тот уже устроился. Заметив меня, он подошёл, лавируя между малышами, и встал рядом.

— Командир, с такими толпами народу вся конспирация насмарку.

— Точно — хмыкнул я, наблюдая, как Вольт получив на руки квитанцию на заселение, поднимается по лестнице. — Кто же знал, что директор как будет первый транш, сразу начнёт заниматься серьёзным ремонтом. Да и по состоянию зданий видно, что всё тут на ладан дышало. Пусть занимаются, прикрытие у нас отличное, Вольт со своими молодец, постарался.

— Да уж, парень явно на своём месте, аналитик отличный, — согласился капитан. — Штабная работа явно для него. Лучшего зама у меня и не было.

— Ты лучше проведи разведку окрестностей, потом доложишь. Эрих комнату для штаба выбил, Вольт со своими как в комнатах устроится, сразу будут там штаб организовывать, на тебе его охрана.

— Сделаем — кивнул Мик, и направился к выходу.

Очередь всё же двигалась, наконец, и я оказался у стойки регистрации. Стоявшая за ней женщина строго посмотрела на меня поверх очков и также строго спросила:

— Фамилия?

— Михаил Золотов.

— Золотов… Золотов… — стала искать та меня в списках что ей дали на руки. — Есть такой. Тут написано с сопровождением.

— Да, шесть малых детей. Мы из одного села, стреляли постоянно. Снаряд в садик попал, воспитательница погибла, вот нас сюда и перевели, пока война не закончится — вздохнул я.

Те дети, которые якобы были из одного со мной села, стояли рядом, внимательно нас слушая.

— Так, вот твой наряд на заселение, почему-то тут стоит отметка об одноместном номере, отдашь его дежурной по этажу. Она же заселит и выдаст бельё. Вот это наряды на заселение в номера на втором этаже для маленьких детей, что ты сопровождаешь. У тебя две девочки и четыре мальчика. Трёх парнишек в один номер, вот наряд, одного парнишку к двум другим, в соседний номер, вот наряд ему, а девчушек в другой номер, потом я подселю к ним кого-нибудь. Кровати там для взрослых, но думаю, это проблемой не встанет. Помоги им с бельём — попросила заведующая, а это похоже была она.

— Хорошо — согласился я.

Все сумки с личными вещами малышни и так были навьючены на меня, помимо моей собственной, поэтому получив наряды и позвав их с собой, пропустив вперёд, я направился на второй этаж, что выделили для малышей. Кстати и мой наряд был на номер на этом этаже. Когда мы поднялись, две девушки-воспитательницы из моих учеников, которые и были ответственны за этих малюток, забрали у меня их сумки и наряды. Теперь это их проблемы заселять их и устраивать на месте, ключи они похоже уже получили, так как сразу направились к номерам. Дежурной на месте не было, оно выдавала бельё предыдущей партии, поэтому пришлось подождать.

Через минуту подошла дородная женщина, что вытирала платком пот со лба. Было видно, что это утро её изрядно вымотало, столько народу принять и заселить не просто, тем более это не взрослые степенные мужчины и женщины что ходят в походы и к которым она привыкла, а дети, от которых шума было больше чем от взлетающей межконтинентальной ракеты. Судя по тому, как дежурная морщилась, у неё уже начиналась мигрень. Ничего, это детишки ещё тихо себя вели на новом месте, дальше хуже будет, но расстраивать дежурную я не стал. Та выдала мне ключ от номера, велела устраиваться, а чуть позже подходить за бельём.

Номер был светел, находился с солнечной стороны, поэтому осмотревшись, я довольно кивнул. Похоже, его недавно убирали и мыли, был запах свежести и моющих средств. В номере был санузел с унитазом и крохотной ванной, там можно было только сидеть. Осмотрев номер, я ещё раз довольно кивнул, он мне понравился. Кровать двухспалка, номер, похоже, для семейной пары, у окна журнальный столик и два кресла, даже не стулья, палас-дорожка от двери до середины комнаты, люстра, занавески, картина на стене с зимним деревенским пейзажем и всё. Холодильник с открытой дверцей в углу стоял, в розетку вилка была не воткнута, сверху лежала. Вся мебель помнила ещё советские времена, с тех пор тут ничего не менялось и не обновлялось, но было в приличном состоянии. Меня всё утраивало.

Достав из сумки электрочайник, я поставил его на столик, вещи разложил по полкам в шкафу, зубную щетку унёс в туалет, положив на полку над раковиной, и только потом направился за бельём. Дежурная уже была в комнате, где хранилось бельё. Поэтому я подождал, пока она выдаст его трём девушкам, те по очереди бегали, переносили выданное, ну и наконец, сам получил. Одеяло, пододеяльник с наволочкой, простыню и два полотенца. Дополнительного попросил только выделить ещё одну наволочку, у меня в номере было две подушки. Устроившись в комнате, я запер его и направился искать Вольта.

Что мне нравилось, в этой долине не было приёма сотового телефона, не работали они тут. Мик уже разведал, чтобы кому-нибудь позвонить, нужно пробежать два километра до крутого поросшего соснами склона, подняться на вершину и там будет неустойчивый сигнал. Лишь у Вольта не было никаких проблем, с его оборудованием для управления спутников он мог находиться хоть на тропическом острове посредине океана и сигнал у него всегда будет. Кстати, его аппаратура могла переправлять звонок и в центре, причём на выбранные номера, так что как раз у нас проблем со связью не было.

Для штаба уже выдали комнату, там сейчас убирались, потом Вольт начнёт разворачивать аппаратуру и оборудование, но пока оно всё ещё лежало в наших машинах. Выйдя на улицу, я осмотрелся. Корпуса я уже видел, в стороне была гравийная площадка, парковка, там и выстроились в ряд наши машины, три джипа и два микроавтобуса.

Два грузовика что я приметил по приезду, уже уехали, у склада с бумагами стоял директор, видимо проводил проверку того что привезли, рабочие суетились у здания кухни, а так вроде стало поспокойнее. Почти сразу выяснилось, что я ошибся, из жилого корпуса с криками гурьбой выплеснулась молодёжь, мои самые маленькие ученики, но воспитатели быстро построили их в колонну и направили к озеру. Они решили устроить прогулку перед обедом, который будет через час.

Пока я стоял, греясь на солнышке вернувшийся Мик доложил, где можно держать связь, туда даже тропинка пробита была, видно все местные служащие к сопке ходили, и с некоторым удивлением сказал:

— Я всё вокруг осмотрел, ну нет тут линии электропередач. На пятьдесят километров вокруг ни одного населённого пункта. Движка не слышно, как они электричество получают?

— Скорее всего, это продукт двойственного назначения — пояснил я. — Где-нибудь рядом есть или был секретный военный объект, под землёй турбины, что дают электричество, были его излишки вот и построили тут этот центр.

— Ну да, вполне может быть — согласился капитан. — Пойду, договорюсь насчёт боксов гаража. Там стоит одна легковушка директора да полуразобранный грузовик. Машины наши туда уберём.

— Давай — согласился я и направился узнавать как там Вольт.

Выяснилось, что они уже начали устанавливать аппаратуру, но это я и сам видел, как они бегали с ней от машин к зданию, требовалось узнать, сколько времени у них на это уйдёт. Вот и узнал, к обеду закончат. Сейчас двое сержантов на чердаке возились, спутниковые антенны устанавливали и юстировали.

К обеду вернулись довольные прогулкой малыши, их первыми покормили, а то утром перед прибытием автобусов они только всухомятку поели, ну а после того как их покормили, и мы заняли столы. За одним столом сидел я, Мик, Эрих, Вольт, Белла и Одна. Вольт уже сообщил, что остались последние приготовления и можно работать. Эрих общался с директором и тот не против, если группа взрослых подростков на несколько недель уйдёт в горы, обещал выдать инструктора, и удивился когда от него отказались. Но это понятное дело для прикрытия, боевая группа будет направлена в тыл укропам, у лейтенанта уже руки чесались повоевать там. Как и многие из моих учеников он смотрел новости и пользовался интернетом, поэтому национальную гвардию Украины сильно недолюбливал, так же он недолюбливал и артиллеристов хунты. Мик договорился насчёт гаража, машины уже загнали, а так же насчёт и лодок. Озеро было крупным, там имелась лодочная пристань и вытащенные на берег четыре лодки. То есть директор дал согласие ими пользоваться, вёсла в сарае, рыболовные снасти там же. Выяснилось, что тут и рыба водилась. Оказалось, специально завезли, причём хорошую, форель.

Когда обед заканчивался, я сказал:

— Значит так. Сегодня все отдыхаем, завтра Эрих с ребятами и девчатами добровольцами начинайте готовиться к рейду. Ночью мы вас перебросим через границу. Пусть Вольт подберёт место для высадки, где много ваших нелюбимых нацгадов. Дальше держите связь с ним и координируете все свои действия, чтобы не зажали где. Вольт, ты свою задачу в отношении группы Эриха понял. Так же найти поблизости от центра ровную площадку, мы там устроим замаскированный аэродром, натянем масксети. Это на случай если Эриха потребуется вывести с территории Украины, а я буду в Москве. Оставим там транспортник и запас топлива. Одна, на тебе все ученики, что тут находятся, досуг, отдых и учёба. Конечно, со временем слух о нас пойдёт, но думаю, недели две-три у вас будет для спокойного отдыха тут. Белла, на тебе как всегда малыши, что делать ты знаешь. Ну а мы с Миком, медиками и четвёркой ребят для охраны вернёмся в Москву, дел у нас там много. Вылет в ту же ночь что и у Эриха. Это пока все планы на ближайшее будущее. Вопросы есть?

Вопросы естественно были, поэтому попивая чай, я спокойно на них отвечал, подробно разжёвывая непонятные моменты. После обеда, молодняк снова повели к озеру, вода там была, конечно же, ледяная, поэтому были устроены игры на берегу. Наши любители порыбачить, набрав снасти и спустив две лодки, ушли в середину озера и сидели. Им нужна была лишь тишина, удочка и возможность поудить рыбу, и они это получили, так что пятёрка учеников была довольна.

Этот день прошёл хорошо, все отдыхали, все довольны, лишь штаб Вольта работал, вернее даже работал вполсилы, просто чтобы держать руку на пульсе. Половина ребят отдыхала, половина работала. Вольт лишь несколько раз отвлекал меня от отдыха. По первому случаю, один из моих клиентов был похищен наёмниками и подготавливался его вывоз за территорию России с последующей передачей представителям зарубежных фармакологических концернов, там же были длинные руки госдепа. Потом сообщил, что Валюху приняли на выходе из отдела полиции, где он получил новый паспорт, и повезли на Лубянку. Ну и третий случай, выходил на связь Игорь, он собрал своих знакомых, инвалидов войны, причём Вольт добавил, что его уже пасут ФСБ, убрав с дороги полицию. Ну это и понятно было. Ах да, ещё Михаил звонил, перекуп с авторынка, он нашёл нам ещё восемь «Дефендеров» и узнавал, будем брать или нет, договорённость та же или нет.

На все новости я или отвечал или комментировал. Велел скинуть анонимное письмо на сайт доверия ФСБ, где была информация о том, где содержится выкраденный мой бывший клиент, пусть российские спецслужбы его освобождают. Они всё сделали правильно, и его освободили, и наёмников взяли, ну и посредника, что всё это организовывал, заказчики, к сожалению, находились за границей. Ха, если бы моих учеников попытались так же выкрасть, да я бы ту же Европу с землёй сравнял, не смотря на последствия. Мои ученики, это мои ученики, а на того клиента мне плевать, просто пожалел его. Наверняка ведь вскроют и будут у него внутри искать что-то интересное. Именно поэтому я велел обзвонить всех клиентов, включая Валюху и в подробностях сообщить как выкрали того бедолагу, пусть остерегутся. Ну и информацию выложили с данными посредника и заказчиков, там уж и спецслужбы подсуетились, выбросив информацию на новостные каналы. Всё в тему пришлось. Новый скандал, где западные бизнесмены снова встают в нелицеприятном свете.

По Валюхе, которого увезли на Лубянку, контролировать сторонне, ну а когда выпустят, связать меня с ним, интересно было узнать, чего спецслужбам от него надо было. Ну чего надо и так было понятно, мы их интересовали. Кроме Валентина они посетили всех, кто прошёл через процедуру восстановления молодости, но забрали к себе только его. Пока не звонили, видимо его ещё не выпустили, два часа уже держат в сырых подвалах.

По Игорю, велел ему быть наготове, мы с ним сами свяжемся. Так же предупредили, что лечение разовое, больше встречаться мы с ним не будем. Помогли ему, как могли, на ноги поставили, дали возможность прилично зарабатывать на собственном грузовике, дальше сам пусть крутиться. От хвоста, что к нему прицепился, мы избавим, придумаем что-нибудь.

Михаилу тоже ответили, берём все тачки, оплата электронными переводами, пусть за дополнительную плату снимает их с регистрации и перегоняет к тому сервису, со стоянки мы все машины и заберём, с хозяином сервиса мы уже договорились. К тому же он сообщил, что две машины готовы, можно забирать… но лучше вечером, чтобы краска, нанесённый камуфляж, высохла. Обещали быть дня через два-три. Михаила спецслужбы пока не вычислили, как и наш сервис, но не думаю, что это продлиться долго, как сказал Мик аппаратура у нас крутая, тут мы выигрываем, но там оперативники ещё лучше.

Ещё могу добавить, что звонок генералу и его описавшейся в ресторане дочери делать уже не требовалось, их и так прижали, но не мы, с Лубянки грозно рявкнули.

Сам я с послеобеденного времени и до самого отбоя всё время проводил с малышами, став одним из их воспитателей, играя и читая им сказки перед сном. Это не только я им нужен, половина у меня на коленях посидеть успела, но и они мне тоже. Я как-то оттаивал душой рядом с ними, добрее становился. Ведь как не крути, а ученики это всё равно что дети для учителя, и все ученики, даже старшие, были именно детьми для меня, поэтому я и старался проводить с ними побольше времени. Не всегда получалось, но я старался.

Средневозрастная группа из тех, кто не был занят особыми делами, разгладили граблями песок на волейбольной площадке, натянули сетку и вот уже как четыре часа подряд двумя командами с множеством болельщиков играли в волейбол, устали сильно, но интерес не ослабевал, шли по очкам ноздря в ноздрю. Судил их директор центра. Большой поклонник этого вида спорта, он лишь изредка отрывался на срочные работы, отдавал приказы, ну и возвращался судить дальше. Похоже, он один был так рад нашему появлению, вернее тому, что было две команды. Настоящий фанатик этого вид спорта. Уже и на других поглядывал, прикидывая и их привлечь к играм. Руководителем тот был первоклассным, так что я был не против, пусть занимается учениками.

Вот так и прошёл этот день, в суете заселения, знакомствами с окрестностями и персоналом. Потом, когда я, пообщавшись со своими старшими, устраивался спать, зазвонил мой сотовый, на проводе был дежурный по штабу. Тот доложил, что Валентин покинул здание Лубянки, до десяти вечера его держали.

— Набери его — велел я.

— Сволочь — почти сразу ответил он и явно стал изливать душу. — Ты знаешь, что мне пришлось пережить и сколько молоть языком в кабинете?! В чьём кабинете?!

— У директора ты был — хмыкнул я. — Мы же обговаривали это, вызовут, ничего не скрывай. Думаю за полученную молодость и за те новые счета в российских и зарубежных банках можно вытерпеть и не такие встречи.

— Да всё я рассказал, даже как ты описался в пять лет в постели после просмотра фильма ужасов, что мы по видаку крутили в подсобке. Ничего не скрывал, но они настоятельно просили, чтобы я договорился с тобой если не о встрече, то хотя бы о звонке. Ты почему прервал с ними все контакты?

— Сами виноваты, я чётко обозначил то, что хочу со своей стороны, они их не выполнили, хотя ничего сложного я не просил.

— Так выйди с ними на связь, пусть от меня отстанут.

— Не-е, я своим ученикам, что задавали те же вопросы, уже пояснил, поясню и тебе. Тогда я был в роли просителя, а это уже другая критерия переговоров, сам должен знать. Сейчас я ясно показал, что от правительства России мне ничего не нужно, теперь уже они добиваются встречи, получается они в роли просителей, и договорённости уже могут пойти на моих условиях. В принципе если бы встреча состоялась, они бы всё равно бы на моих условиях были, иначе я прервал бы встречу, но зато теперь нервы не нужно тратить, с этими политическими гигантами тягаясь. Политика не совсем моя стихия, а эти зубры и заломать могут в лёгкую. Придётся силой давить, если наглеть будут во время будущей встречи.

— Понятно с тобой всё, тянешь время, давая себе фору. Я сам пару раз так делал. Сколько ты ещё тянуть будешь?

— Дня три. Думаешь, почему они торопятся? А потому что получили информацию, что представители разведки всех стран получили приказ связаться со мной и договориться о встрече с их правительствами. Особенно америкосы стараются, посол в Москве из штанов выпрыгивает, все связи напряг. Контрразведка за голову хватается. Столько не выявленной агентуры повылазило. Мне с ними встречаться резона нет, да и крысиная возня не интересует. У меня свои дела, подзаработать и свалить. Ладно, всё это фигня полная, ты лучше скажи, то о чём мы договорились, выполняется?

— Скупка драгоценных камней? Да, процесс пошёл… Кстати, федералы в курсе, откуда-то узнали, пришлось подтвердить что для тебя стараюсь. Пока не комментировали, но вроде не знают, что они тебя так сильно интересуют… Да и ещё, я выбросил информацию в народ, что ты озвучил точное количество клиентов которых будешь лечить. Меня даже на выходе из Лубянки встречают, я тут на крыльце стою, к машине не подхожу. Ты специально это сделал, меня же порвут?

— Получилось так. Кстати, два списка по шестьдесят человек в каждом мы уже получили, ребята с ними поработали. Отсеяли четверых, педофила, двух националистов-либералов и агента федералов. Подбери других клиентов.

— Не проблема, сделаю. А данные этих четверых можно получить? — заинтересовался Валюха.

— Не проблема, сейчас дежурному по штабу сообщу, вышлют.

— Уже выслал — услышал я голос дежурного вклинившегося в разговор.

— Нас что, слушают?! — ужаснулся Валентин.

— Ну да, мои ученики всегда нас слушают и контролируют связь, чтобы другие на линию не подсели, — подтвердил я. — Ладно, ты давай отходи от допроса, а завтра вечером созвонимся, я сообщу, где будет встреча для приёма первой партии. Пусть готовят деньги, переводят их на наши счета и главное драгоценные камни.

— По драгоценным камням. Тут на меня, перед тем как федералы сграбастали, вышел один француз, сегодня прилетел из Парижа, готов отдать целый килограмм драгоценных камней. Не фальшивка, я проверял. Ему уж девяносто четыре года, ходит с трудом. Прилетел в сопровождении внука.

— Хм. Данные его скинь, если подойдёт, то включим его в ту первую полусотню. Если будут ещё такие клиенты, связывайся со штабом и пробивай их. Те тебе всегда любую информацию выдадут.

— Понял, тогда отбой, пошёл к толпе у машин на растерзание.

— Удачи. Если толпа велика, лямов десять ты с них снимешь.

— Тут и двадцать будет, — хмыкнул Валюха. — Ну всё, давай.

Положив телефон рядом на тумбочку, я выключил настольную лампу, и повернулся было на левый бок, мне на нём легче засыпалось, как тот завибрировал. Телефон в смысле.

— Да?

— Учитель, на ваш номер была совершена попытка вызова из номеров, состоявших в особом списке.

— Кто? — коротко спросил я.

— Президент Российской Федерации. Набирал он лично.

— Хм, таким людям стоит всё же ответить, могут неправильно понять. Повторный звонок отправь мне.

— Принято. Первый звонок согласно инструкции я сделал со срывом связи, второй уже идёт, перенаправляю…

— У аппарата…