«Юнкерс» уже как-то непривычно громко гудя моторами, глотал воздушные километры, направляясь в Москву. Летели мы днём, я бы даже сказал утром. Время было десять утра. Поглядывая в иллюминатор за стремительными силуэтами «сушек», я задумался.

Вчерашний звонок президента немного сорвал мои планы, но всё же мы договорились о встрече тет-а-тет с ним в Кремле на час дня, следующего дня. Именно поэтому мне пришлось половину ребят экстренно поднимать и подготавливаться. Думаю, нам повезло в том, что Олех с ребятами ходил осматривать две площадки, что были обнаружены ребятами Вольта с орбиты.

Одна находилась в восьми километрах от центра и нам волне подходила, тем более до этой долины было трудно добраться, но кто-то добирался, мы встречали старые кострища. Так вот, Эрих с группой бойцов, Мик с парнями и Гошей, девушек-педиатров я оставил с малышами, и я, направились в горы к тому лугу. Ну Эрих-то туда и обратно, только сопроводить и замаскировать аэродром, а вот мы улетали сразу.

К двум ночи мы были на месте, там я развернул баул, и были отбуксированы из него два транспортника. Места на луге им хватало. Потом парни доставали изнутри ящики с боеприпасами, коробки с продовольствием и мешки с униформой. То есть готовились к работе в тылу противника, в смысле у укропов. Была бы возможность, все трофеи я бы забирал себе, а так Эриху придётся связываться с ополчением под псевдонимом Танкист, это он сам себе его выбрал, и передавать им. А так работать они собирались трое суток через трое. Три дня по тылам работают, потом их ночью забирают, и три дня отдыхают, потом ночью опять высаживают. Сколько мы тут будем, не знаю, но на первые три дня они вылетают завтра ночью.

Когда подготовка была закончена, даже тюки с маскировочной сеткой вынесли, чтобы натянуть их над транспортником, мы заняли места в салоне самолёта и вылетели в Ростов. Там сели на дозаправку, высадили часть учеников, их задача по железной дороге вернуться в Москву и снять пару квартир в пригороде и центре, старшим Олех был, а сами, полетели под Самару. Не хочу, чтобы кто-то знал, что мы в Крыму расположились.

Там на месте заправились, я свернул баул, и мы стали ждать наступления дня, проспали до восьми утра. Ну и утром, сняв артефакты подавления звука, вылетели в сторону Москвы. А на середине пути, к нам пыталась пристроиться в сопровождение четвёрка современных истребителей. Не преуспели, скорости разные были. Видать диспетчер какого-то аэродрома стуканул куда следует, мол, мимо пролетел самолёт, а радар ничего не показывает, вот армейцы быстро и подсуетились с эскортом, только ошиблись, вертолёты нужно было присылать, у них скорости схожи.

Всё же эскорт не ушёл, просто кружил выше, пока мы шлёпали на средне крейсерской скорости к Москве. На подлёте всё же нас встретили боевые вертолёты, вот они и сопровождали дальше, с трудом связавшись с пилотом. Рация-то немецкая, не все каналы берёт. Тот лететь на аэродром отказался, мол, у нас свои планы, однако всё же переадресовав запрос мне. Подумав, я дал разрешение, военный аэродром, так военный аэродром.

Топлива хватало, поэтому облетев столицу по окраине, мы совершили вполне благополучную посадку на бетонные плиты полосы. После штатной посадки самолёт покатился не в сторону ожидающих, а в другую сторону. Мне ещё баул нужно развернуть, чтобы самолёт загнать, и машину подобрать из трофеев, чтобы не стыдно в Кремль ехать. Был там один новенький генеральский «Хорьх», возьму его, да подарю президенту, пусть презентом будет. Машина действительно роскошная и красивая. Вся в хроме, да новая, аж сверкает. Месяц генерал на ней не поездил, как она нам досталась.

При мне были пилот, Мик и ещё один боец, все трое, в чёрной спецназовской форме, со всей положенной амуницией, защитой, при оружии, со знаки различия. По погонам можно было понять, что со мной были капитан, лейтенант, это пилот, и сержант. Все трое моя охрана.

Мы сразу покинули салон машины, вся тройка бойцов встала в цепь, а я лёг на траву, с края полосы, прикинув на глаз, не зацепит ли раскрывшийся баул расставленную в шеренги местную авиационную технику и начал разворачивать его. Время ещё было, успеем. От ожидающих отделился, офицер, видимо адъютант, определил по погонам кто старший, парни были в масках и сферах, после того как узнал что мы делаем, до нельзя удивлённый вернулся и доложил начальству.

Наконец развернул баул, огромная махина явно поразила ожидающих, как и зев входа, но мои парни быстро рассредоточились. Мик остался на охране, а оба бойца стали выгонять изнутри технику. И «БМП» и «бэтры», даже тягачом пару штурмовиков выкатили, пока не добрались до легковушек и не выгнали наружу «Хорьх», потом пошла обратная процедура, загнали немецкий топливозаправщик, и последним наш транспортник. Только после этого я стал сворачивать баул, пока не сделал это, так что вот уже как час ожидающие нас представители администрации президента и министерства обороны, дождались, мы с шиком подъехали на кабриолете прямо к месту встречи.

Она прошла несколько скомкано, видимо многие не до конца верили, что мы и есть те, кого они ждут и что мы маги. Но наконец, разобрались и под охраной, мы в кабриолете с поднятым верхом, направились в Кремль. Мои ребята со мной в машине, остальные расселись по другим.

— Учитель, а что сказал президент, что вы сорвались и решили с ним встретиться? — задал вопрос Мик.

— Взаимовыгодное сотрудничество, естественно. Узнал он, что меня только драгоценные камни интересуют, и предложил их за сотрудничество и магические технологии. Запас амулетов и артефактов, адаптированных для применения простыми людьми у нас есть, так что продадим, не проблема. Я ещё ему что-нибудь спихну. Часть немецкого вооружения, что мы трофеями взяли, не всё, половины хватит им в музеи и на выставки, ну и ещё боевые корабли американцев. У меня, между прочим, и авианосец есть, да и крейсера с линкором имеются. Тоже продам… если получиться.

— Так старьё же?

— Вот и я думаю, получиться или нет. Может корабли-музеи сделают? Или всё же модернизируют, ну или перепродадут отстающим странам. Продавать же буду за треть цены и только за камни, а так эти железки, что на воде с трудом держаться, мне особо и не нужны. Васильева с его эсминцем вполне хватит.

— Вот его они могут купить.

— Вот его я как раз и не отдам. Ещё чего.

— Это правильно, он у меня в прошлый раз в партию в шахматы выиграл, а я так до реванша и не дошёл.

Хмыкнув, я откинулся на роскошное сиденье, мы с Миком сидели сзади, бойцы на передних сиденьях, и задумался. Президент действительно смог меня краткими предложениями заинтересовать, но предложил обсудить это между собой, аргументировав, что это не телефонный разговор, вот я к нему и ехал. Не знаю, сколько я в этом мире буду, но хотелось по драгоценным камням его выдоить до конца. Я уже сделал к этому шаги и первые драгоценные камни пока тонким ручейком уже потекли ко мне. За несколько дней я заработал шестьдесят семь килограмм чистого веса, и это ещё только начало, пример француза заразителен. Принёс, что я хотел и хопа, молодой. Вольт уже работал над рекламой по этому поводу. А французу, кстати, уже отправили приглашение, на прохождение омоложения, он нам подходил. Тот же Валентин взял с него только за звонок мне с сообщением о нём, миллион евро наличными. Старик был крупным промышленником в прошлом, сейчас дела вели его дети и внуки.

Мы проехали Красную площадь и, въехав в арку, мимо часовых, оказались на территории Кремля. Охрана тут была абсолютная, мне кажется, моих парней контролировало по три-четыре снайпера. Но те особо не напрягались, вели себя как и прежде, оружие держали под рукой.

Когда машина остановилась у входа, боец, что сидел спереди пассажиром, и водитель, выскочили и открыли нам с Миком двери, опередив прислугу, что направлялась к нам. Ничего, генералов выпустили из передней машины.

Забрав ключи от «Хорьха», это был второй комплект, кабриолет отогнали на парковку, я обернулся в дверях здания, Мика и парней вежливо попросили остаться снаружи и громко сказал:

— Капитан, если через час не вернусь, валите охрану и вытаскивайте меня.

— Будет сделано — вытянувшись, козырнул тот.

Следом за улыбнувшимся местным сотрудником я направился внутрь здания. Тот видимо принял мои слова за шутку, но шутки в них не было, парни действительно без особых проблем способны были положить всю охрану и вытащить меня. На каждом было по десятку амулетов и артефактов, которыми они за время боёв с немцами в сорок втором научились пользоваться просто виртуозно. Именно поэтому и потерь у них не было, раненые были, а убитых нет.

Поднявшись на второй этаж, мы прошли к нужным двустворчатым дверям и вошли внутрь, охранник отрыл. Помещение было хорошо обставленным, но не большим, пара кресел, диван и журнальный столик. На стенах зеркала, уверен, за каждым стоит охранник и наблюдает за мной. Помещение было пусто, тот сотрудник, что меня сопровождал, остальные как-то незаметно рассосались, остался в комнате, встав у кресла, явно кого-то ожидая. Президента пока не было.

Подойдя к ближайшему зеркалу, я достал из кармана амулет-ювелира и, разглядев ауру стоявшего за стеклом человека, посмотрел ему в глаза, улыбнулся и сообщил:

— А я тебя вижу.

Как открывается такая же большая дверь из двух створок вроде той, через которую прошёл я, и в комнату кто-то проходит, я заметил боковым зрением. Повернув голову и заметив президента, я развернулся и направился к креслам. Спокойно с ним поздоровавшись, не чинясь, за руку, сел в кресло напротив, тот в то, что охранял его помощник, после чего сказал:

— Интересные у вас зеркала, четыре штуки и за каждым скрыт человек — сказал я, устраиваясь поудобнее.

Сам президент был в привычном для глаз костюме, с красным, или бардовым галстуком, цвет был неопределённый, я же был в полувоенной дизайнерской одежде в полуботинках, всё пошито для ребёнка моего возраста. Разве что тельник выбивался из этого образа видный под расстёгнутым воротом рубахи, да сумка, переброшенная на длинном ремне через плечо и висевшая сбоку. Сама одежда была зелёно-коричневой расцветки, в принципе со множеством карманов смотрелась очень стильно и красиво. У меня часть парней и девчат в такой одежде ходили. На складах закупили. Да ещё Вольт заставив девчат снять мерки со всех учеников, включая Учителя, и отправил их двум крупным ателье, с наказом нашить по три комплекта военной формы, ну и на обувные фабрики заказы отправил. Уже авансы оплатил. Обещали заказы за неделю выполнить.

— Меры безопасности.

— Конечно — согласился я. — Давайте вернёмся к тому разговору, который вы отказались вести по телефону. Мне хочется услышать ваши предложения, и узнать вес тех камней, что вы хотите использоваться для покупок и улучшения отношения со мной.

— Сам готовился или подсказал кто? — поинтересовался президент.

— Сам.

— Нечего что мы прейдём на ты?

— Да без проблем. Называйте меня Арни, я к этому имени уже привык.

— Хорошо, Арни. То, что ты маг я уже вынужден поверить, доказательства перекрывают моё недоверие. Так вот, я не буду говорить, что ты обязан помочь своей стране и тому подобное, вижу, что тебе в принципе на Россию плевать. Поэтому та страна, которая тебя вырастила и одела, будет платить. Но перед тем как платить, мне нужно знать, что ты можешь предложить нам.

— Хорошо завернули — широко улыбнулся я. — Это чтобы я чувствовал себя виноватым, что вырос в этой стране и не отдаю долг? Цену сбить хотите? Не получится. Но договориться можно. Я вижу, что вы немного в теме и вам известно, что за драгоценные камни я мать родную продам, и это не аллегория та коза меня в роддоме оставила, отказавшись.

— Ты знаешь кто она?

— Конечно. Я же киллером был, а им очень неплохо платят. Нанял частого детектива из бывших ментов, запросил прилично, но за неделю он её нашёл. У неё своя вполне благополучная семья, две дочки и муж директор завода. Та избавилась от меня в шестнадцать лет, залетела по молодости, жизнь себе портить не хотела. Подумывал её вместе с семьёй на тот свет спровадить, да отказался от этой мысли. Какой бы стервой она не была, но она дала мне жизнь, за это я решил оставить ей её и не забирать её у близких…. Давайте вернёмся к разговору, если вы рассчитывали сбить меня с мыслей воспоминаниями, у вас не получилось. Это тело у меня тринадцатилетнего, а по духу я сорокалетний тёртый жизнью мужик. Если и бывают заскоки, так это от гормонов.

— Хм, хорошо. Перейдём к другой теме. Что ты говорил о возможности дать нам новые пустые территории?

— Вы про соседние миры?

— Именно.

— Было такое, ляпнул вашему человеку. Что конкретно вас интересует?

— Подробности об этой возможности.

— Побро-о-обности? — задумчиво протянул я. — Есть такие подробности. Есть мир, сто лет назад там произошла война, страшная, брат на брата, семья на семью… ну вроде гражданской, что тут происходила, но у нас шли крестьяне и бедняки против дворянства и духовенства, там духовенство против магов. Это мир магов вы правильно поняли. Победили святоши, маги были полностью уничтожены, по крайней мере, я не обнаружил ни одного, вполне возможно они ушли в другой мир. Так вот, после тех боёв, два континента совершенно опустели, и живёт там не более полумиллиона человек. Да и то на побережье. Оба континента большие. Климат как в России, Франции и Испании, один имеет размеры с Австралию, другой вроде Африки, даже по силуэту похож. Между этими континентами, которые называют закрытыми и теми где живут люди и святоши, что всё также ненавидят магов и уничтожают их при любой возможности, возведена магическая стена. Ни вы не сможет попасть к соседям, ни они к вам. Стена действовать будет долго, ещё лет шестьсот, пока накопители не будут разрушаться, так что живите на этих землях, ассимилируйте тех, кто выжил после войн, никто вам мешать не будет. По размеру те земли как две России, земель плодородных огромное количество, заброшенных каменных городов тоже. Острова с остатками городов и крепостей. Как вы поняли, строить особо не надо. Конечно, часть кровли у многих рухнули внутрь, но стены есть, сделать новую крышу, потолки и полы, провести электричество и готово. То есть затраты на строительство целых городов, минимальны, на континентах предпочитали строить населённые пункты именно из камня, если были из дерева то только на окраинах. Разберете их, на дрова пойдут. У меня есть флешка, девчата вели запись того как мы их исследовали, прибрежные города и села. Даже столица есть, но вам я туда заходить не советую.

— Магия? — спросил президент, слушавший с огромным интересом.

— Скорее её отголоски. Во время войны магов со святошами некоторые люди стали магически изменёнными животными. Они похожи на больших кошек, опасны и агрессивны. Один из моих бойцов выпустил в такого зверюгу очередь из автомата почти в упор. АКМ не пробил шкуру. Он хотел чуть позже из «Корда» опробовать, но я отдал приказ двигаться дальше вдоль побережья. Эти животные не могут размножаться, думаю лет через сто, они просто вымрут. Покинуть столицу они не могут, поэтому опасности не представляют, больше такие магически изменённые животные не попадались. Вы можете попробовать зачистить эту столицу с помощью бронетехники и солдат, но не думаю, что у вас получиться, часть зверюг вы конечно перебьёте, но потом они научаться с вами воевать и вы начнёте нести потери, а человеченку они любят. И танки научаться когтями вскрывать, и «БМП», для них броня не проблема. Могу разве что подсказать, что нужно использовать хорошо вооруженные мобильные группы спецназа. Тогда вы нанесёте им максимальные потери, и зачистить остальных будет легче. Я для чего всё это веду. Политическая обстановка в мире что пиндосы нагнетают со своей собачкой Европой и которую вы пытаетесь удержать и стабилизировать, всё равно скоро прорвётся войной. Этот мир, скорее всего погибнет и если люди начнут гибнуть от нанесённых ударов, а в последствии от облучения и радиации, у вас есть шанс спастись. Причем только у вас, при попытке провести граждан других государств, договорённость будет расторгнута. Я оказываю помощь России, на остальных мне начхать.

— Союзники?

— Не-е, ну союзников ещё можно, а вот на остальных мне действительно начхать. Ещё хотелось бы добавить, что когда нанесут ядерные удары, то переселять будет практически некого.

— Ты, Арни хочешь сказать, что нужно часть населения переселить уже сейчас?

— Намёк такой дал, но он пока не осуществимый — вздохнул я.

— Ты это о том, что лишён магии?

— Валюха рассказал? — хмыкнул я. — Да, так и есть. Я особо этого и не скрываю. В одном бою меня лишили магии, кстати, это произошло как раз на той планете, которую я собираюсь отдать вам, только на континентах где властвуют святоши.

— Они на столько плохи? Ты кулаки сжимаешь и скулами играешь, похоже, они тебе неприятны.

— Я собираюсь их всех извести под корень, уничтожить. Мои люди меня полностью поддерживают. Думаете, почему они лезут во все конфликты и даже воевали в сорок втором в соседнем мире? Потому что готовятся.

— Почему в них столько ненависти к духовенству?

— Напомню, там была война между святошами и магами, маги ушли, но от этого детей с даром не становилось меньше. Для святоши одарённый, это как для русского человека эсэсовец в войну, усильте ненависть в десять раз. Святоши хватали этих детей, жгли заживо их на кострах, причём устраивая это как праздник, пытали. Ну и использовали для своих сексуальных прихотей. Думаю вы понимаете что вынесли многие из этих детей с учётом того что некоторым в сырых казематах приходилось жить по несколько лет. Они света столько времени не видели. Я их спас и сделал своими учениками, но многие дети до сих пор просыпаются по ночам с криками ужаса. Причём освободил я самую малую часть детей, а сколько там сейчас гибнет и заживо гниёт в подвалах? Вы видели седых детей? Так что поверьте мне, должок к святошам у меня огромный, и я верну его сразу же, как мне будет доступна магия.

— Почему их держали так много времени в подвалах, если как ты говоришь, предпочитали немедленно их уничтожать?

— Святоши ненавидели магов, но совершенно спокойно пользовались их амулетами и артефактами. А заряжать их могут только одарённые, вот они и использовали детей, проводя им искусственную инициацию пробуждения Дара и используя их как батарейки… Ха, да ещё паладинов выдумали, те же маги, но на службе у святош. Ярые фанатики.

— В принципе всё ясно — кивнул президент. — Теперь хотелось бы узнать, когда к тебе вернётся магия, и ты сможешь проделать окно в нужный мир. Как он называется?

— Элио. Мир Элио. Кстати, не окно, а портал. Пока у меня в наличии только пассажирский, люди могут пронести грузы только на себе или на лошадях, телеги не пройдут, но в будущем могу и грузовой сделать, «Урал» пройдёт, а пока такой возможности нет. Так что ближайший год вам так и придётся крутиться как уж на сковороде, парируя все эти санкции и практически объявленную войну России всем светом. Как видите, я ничего не скрываю.

— Какие у тебя ближайшие планы?

— Парни мои собираются повоевать на стороне ополчения, будут давить укропов, так что если их не сдерживать, дня за два-три они будут в Киеве. А сдерживать я их не собираюсь, пусть напомнят населению, что такое это война. В принципе пока переходить в другой мир я не собираюсь, меня тут всё вполне устраивает.

— Ты можешь рассказать всё о себе, как смог попасть в тело ребёнка в другом мире и до нашей встречи?

— Ну что мы в вашем мире делали, я частью утаю, а в остальном проблем нет, расскажу. Тайны я из этого не делаю и даже подумываю мемуары написать, думаю, тиражи мгновенно разойдутся.

— Будь уверен — впервые с момента нашей встречи улыбнулся президент.

Следующие три часа, которые были прерваны лишь обедом, прошли в довольно спокойной обстановке беседы. Во время обеда я подарил президенту ключи от «Хорьха», он поблагодарил и принял, сообщив, что мои люди накормлены и пока отдыхают в помещении охраны. В общем, я за эти три часа выложил действительно всё, не скрывая некоторые черты своего характера. О том, как я уничтожил на Тории почти миллион человек, которые носили рясы священников, президент выслушал, не моргнув глазом.

Под конец разговора, президент, выслушав то, как мы прилетели и сели на аэродром, задумчиво спросил:

— Почему мир Элио, а не мир Рай, что ты очищаешь?

— Кто же новых жителей к себе в квартиру пускает и делает из неё коммуналку? Я хотел себе мир в собственность, я его и получил. А вам Элио, и только Элио.

— В принципе мир Элио нас действительно устраивает со всех сторон, но об этом позже обговорим. Ты не против составить предварительную договорённость на бумаге?

— Ещё и клятву магическую принесём, у меня есть необходимые амулеты — кивнул я, после чего сказал. — И всё же хотелось бы вернуться к тому разговору, из-за которого я сюда в основном и прибыл. Камни.

— Примерно, что у тебя имеется, я знаю. Хотелось бы купить несколько комплектов амулетов медицинской направленности, и оснастить ими две больницы. Кремлёвскую, и Склифосовского. Пока просто на уровне экспериментов и изучения.

— Принимается, как раз столько запасных амулетов и артефактов у меня есть. Но комплект возвращения молодости у меня один, на него не рассчитывайте, не отдам, я на нём денег зарабатываю.

— Как раз насчёт этого. Очень много достойных людей сейчас находиться на обочине и из-за своего преклонного возраста. Уровень жизни в России ты знаешь, мало доживают до пенсии, и терять их очень не хочется, однако до твоего появления старость мы победить не могли. Я разговаривал сегодня утром со Львом Валерьяновичем. Впечатлён его энергией.

— Я понял, о чём вы — кивнул я. — Можно пока обсудить предварительную договорённость. Вы собираете по государственной программе омоложения тех людей, которых хотите омолодить, я их омолаживаю и получаю за это плату. Её обговорим особо, но ветераны всех конфликтов, включая Великую Отечественную войну, проходят процедуры бесплатно, тем, кому необходимо, мы отрастим утраченные конечности. Это принципиальное.

— У нас огромные средства уходят на выплаты ветеранам. Мы просто не потянем их дальше — вздохнул президент. — Доходы в казну падают в последнее время.

— Тоже мне нашли проблему — удивился я. — Сделайте программу омоложения для ветеранов и других пенсионеров жизнью с чистого листа. То есть проходит он процедуру, ему выдают новый паспорт с отметкой о прохождения этой процедуры со внесёнными старыми данными. Всё, никаких пенсий и выплат, его за это омолодили. Награды и уважение при нём, но он молод и у него ещё одна жизнь впереди. Хочет снова стать ветераном, пожалуйста, добро пожаловать в армию или во флот. Ну, вы там сами разберётесь.

— Я подумаю, благодарю — кивнул президент. — Давай обсудим, что ты ещё можешь нам предложить. Технику Вермахта и Люфтваффе из параллельного мира мы согласны взять, малыми партиями для музеев. Корабли США сорок второго года тоже берём, причём всё. Цена нас устраивает, как и типы кораблей. Особенно авианосец. Но больше интересуют боевые амулеты, хотелось бы получить партию для нескольких подразделений, что смогут протестировать их. А так же те амулеты, из-за которых наши радары не видят твои самолёты, да и как шум двигателя маскируется. Возможно, ли установить их на атомные подлодки, чтоб их совершенно невозможно было засечь?

— Можно — на всё кивал я. — Проблем со всем этим я не вижу. Где плата?

— Думаю, пора составлять предварительные согласованности на бумаге — кивнул президент и вызвал несколько своих помощников.

Дальше была рутина. Мы составили договор на нескольких бумагах, я прикинул примерную стоимость того что продавал, отчего президент крякнул изумившись, ну всё же было подписано и в помещение занесли три ящичка с авансом. Потом я за десять минут осмотрел их все, просто просканировал амулетом, отложил восемнадцать камней, это было сверх аванса, их я ещё не заработал и, забрав ящики, убрал в свою безразмерную сумку.

— Хорошая у вас сумка — задумчиво посмотрел на неё президент. — Продать не хотите?

— В запасе не имею, всё, что было в наличии, передал ученикам, да и было их шесть штук. Может быть позже, научу несколько учеников их делать и поставлю на Арбате магазин по продаже магических предметов гражданского назначения. Торговля бойкая будет.

— Я пока накладываю вето на это твоё решение. Продавать подобные вещи это идёт в разрез с интересами нашей страны.

— Нет проблем. Открою магазин в другом государстве — пожал я плечами.

Президент хмыкнул, на несколько секунд задумался и кивнул.

— Можно открыть магазин, но весь товар должен проходить проверку. Если что-то может пригодиться для обороны страны, оно будет снято с продажи. Его будет выкупать государство. Всё же поторопись со списком артефактов и амулетов. Нам нужно знать, на что мы можем рассчитывать.

— Там посмотрим — улыбнулся я. — Аванс я получил, когда выполнять первые договорённости?

— Всю купленную авиационную технику вы выдадите представителям министерства обороны на том аэродроме, на котором совершили посадку, твой огромный ангар произвёл там впечатление. Ну а эскадру, как и договорились, в Севастополь.

— Почему туда?

— В Крыму восстанавливаются судоремонтные заводы. Модернизировать будем там.

— Хорошо. Тогда значит так. Сейчас мы едем на аэродром, там я выполняю свою договорённость по поводу немецкой техники, придётся оба баула разворачивать и часть техники выгонять, а сегодня ночью под утро вылечу в Севастополь, лучше, если вы мне самолёт предоставите, там с местным командованием и решим где и как выгонять корабли. Что они с ними будут делать дальше, это их проблемы. Однако напомню, вы купили у меня двадцать шесть боевых кораблей и один военный транспорт. Эсминец, повторю в очередной раз, я не отдам. По поводу медицинских и боевых амулетов жду звонка, когда вы подготовите персонал. Так же жду звонка насчёт людей, что будут проходить омоложение. Понимаю, что вам нужно подготовиться, поэтому и даю дополнительное время. Вечер и часть ночи у меня заняты, поэтому мне уже пора.

Мы начали прощаться, и когда я уже собирался уходить, вспомнил об одном моменте:

— Забыл сказать, вполне возможно я со своими учениками покину этот мир, отправившись путешествовать по соседним, не могу долго находится на одном, но не думайте, я договорённости выполняю. Как вернётся магия, и я возьму её под контроль, то вернусь выполнять договорённости на счёт мира Элио. Месяца два-три я тут точно буду, так что советую поторопиться со всеми программами, включая омоложение.

— Твой друг Валентин Игоревич, много что о тебе рассказывал, но в одном он убеждён был твёрдо. В твоём слове. Я тебе тоже верю, думаю, нас ждёт долгое и плодотворное сотрудничество.

Покинув здание, я вышел на улицу, где ожидали Мик с парнями, и местная охрана, причём общались они вполне спокойно и дружественно. С капитаном я ранее связывался, отменил приказ насчёт штурма, так что знал, что с ними тут хорошо общаются, вполне ровно.

— Машины подготовлены, можно выезжать — сообщил подошедший помощник президента. Тот самый, что истуканом стоял рядом с ним за всё время нашей беседы.

— Минутку — остановил я его и достал телефон, начштаба ответил сразу. — Вольт? Эрих рядом? Значит так, обрадуй его, что у нас теперь есть куда грузить трофеи, один баул с лётной техникой будет полностью освобождён. Так что пусть метёт у укропов всё что интересно и пригодится нам.

— Мы слышали разговор, Учитель — ответил Вольт. — Вы хорошо держались, и парировали все попытки незаметно давить на вас. Эриху я уже передал. Он счастлив.

— Отлично, намекни ему, что завтра днём я буду в Крыму, пусть будет на связи, может в этот же день, если что будет из трофеев, я заберу. Намекни ему, что меня более современная авиация интересует.

— Сообщу.

— Новости какие есть?

— Довольно много — подтвердил тот.

— Сейчас в машину сяду, доложишь.

Особо голос я не понижал, поэтому мои слова слышали все, некоторые улыбались, решив, что я работаю на публику. Это было не так, мне просто было начхать на слушателей. Подойдя к машине, и сел на заднее сиденье, рядом устроился Мик, оба бойца были в другой машине. Так кавалькадой из трёх внедорожников в сопровождении гаишной машины с сиренами мы и рванули обратно к аэродрому. А пока ехали, Вольт и выкладывал новости.

Парни из Ростова уже были в Москве, они воспользовались, как оказалось не железнодорожным транспортом, а просто прилетели на рейсовом самолёте. Две квартиры уже снято, они в них нормально устроились. На одной отдыхает Гоша. Парни забрали оба готовых «Дефендера» из сервиса, уплатив за работу, машины наготове. Велел парням ждать нас у КПП того аэродрома куда мы ехали, через два часа.

Игорь подтвердил, что набранные для лечения люди наготове, ждут с вещами. Специальный автобус он арендовал на сутки, осталось только объехать, забрать их и привезти в нужное место. Посмотрев на часы, трофей из сорок первого, я велел Вольту. Пусть передаст Игорю, чтобы был с собранными ветеранами военных конфликтов в семь вечера наготове в ожидании звонка с маршрутом. Там дальше скоординируемся с ним. Я планировал вылечить сперва повоевавших и пострадавших за это парней, а потом и омоложением займусь. Тот обещал всё исполнить.

Валюха тоже выходил на связь, предоставлял данные по тем людям, что шли на место неудачников, которым мы отказали. В этот раз всё прошло нормально, проверку они выдержали, так что велел два автобуса с шестьюдесятью клиентами держать наготове в восемь вечера, дальше мы свяжемся с ними. Гоша уже подготовил на всех комплекты накопителей, теперь у нас их был изрядный запас, причём заряженных. Вольт уже арендовал большой пустой склад для лечения всех запланированных на сегодня. Время было пятый час, так что следовало поторопиться.

Были ещё новости, я их тоже прослушал, но они были не так уж и важны.

Мы доехали до аэродрома действительно быстро, без проблем проехали на территорию, где уже нас ждало довольно много людей в военной форме. Как оказалось их подняли по тревоге и согнали сюда. Те ещё не понимали, что от них хотят, поэтому и стояли в две шеренги, ожидая нашего прибытия. Похоже, и их командование не знало, что сейчас предстоит делать, поэтому я решил внести ясность, чтобы ребята работали увереннее и с огоньком.

Мы уже вышли из машин, и помощник президента решил познакомить меня с командиром этой авиационной части, а так же командующим военным округом, где мы находились, он тоже тут был со свитой. Знакомство прошло быстро, но вот посвятить простых офицеров и местную техническую обслугу я решил сразу. Достав амулет усиления звука, громкоговоритель, если было проще и, прочистив горло, сказал:

— Товарищи лётчики и техники. Здравствуйте. Вы меня не знаете, поэтому представлюсь. Граф Арни Ки Сон, архимаг боевой магии. Прибыл я в ваш мир из соседнего вместе со своими учениками. С правителем вашей страны мы уже общались, о чём будет сообщение в сегодняшних новостях, где будет информация о предварительных договорённостях, а так же мы договорились с ним, что я за символическую плату передаю в ваши руки военную технику второй мировой войны. Намекну, мы её отбили у немцев несколько месяцев назад с фронтовых аэродромов сорок второго года в соседнем мире. В вашем мире мы её тоже успели использовать, как вы, наверное, догадались по видео, выложенными нами в интернете. Командир, что вёл группу «лаптёжников» на позиции национальной гвардии укропов, стоит рядом со мной. Эта техника буквально несколько месяцев назад воевала в соседнем мире против русских солдат и русского населения, теперь она станет вашей, на многих есть отметины и пробоины, заделанные заплатками, от осколочков снарядов выпущенных советскими зенитчиками. Помимо техники согласно договорённости я передаю так же и знания по ремонту и пилотированию этой техники. Да-да, товарищи лётчики. Десятиминутное обучение, и вы будете знать, как управлять этой техникой на вбитых рефлексах и как её ремонтировать. Попрошу командира части и командиров подразделений подготовить добровольцев для прохождения процедуры обучения, двадцать техников, и лётчиков, количество последних по своему выбору. Процедура обучения проста, хоть и болезненна, доброволец ложится на землю, я касаюсь его лба амулетом, будет вспышка боли, через десять минут тот приходит в сознание, в течение часа знания усваиваются и получается готовый специалист, что примечательно, с боевым опытом. Это всё.

Убрав амулет, я посмотрел на генеральскую свиту, те были изрядно удивлены и впечатлены моим монологом. Поэтому оставив их на месте, я направился в сторону, туда же где до этого и разворачивал баул. По приказу командира местной авиационной части уже начали подгонять местные тягачи для буксировки техники.

Дальше просто, пока я разворачивал баул, добровольцы были отобраны, потом лейтенант Юнис, наш пилот, стал командовать выгоном техники и распределением её по аэродрому, а я прошёлся по шеренге добровольцев и, используя три вида амулетов с разными знаниями, обучил их. Под конец, внимательно наблюдающий за процедурой командующий округом, заметив, что первый обученный уже очнулся и сидит, крутя головой, тоже возжелал получить знания по пилотированию. За ним и вся свита захотела. Мне было не трудно, обучил и их. Тем более всё оплачено было, камни я уже получил.

Когда баул опустел, а мы выгнали наружу не только тут технику, что пошла на продажу, но и всё что там было, поставив её в стороне, я сложил баул и стал разворачивать второй. Пока я разворачивал, видимо у многих знания усвоились, потому как два «мессера» были подготовлены техниками к взлёту и в кабины сели два молодых лейтенанта-лётчика. Вот они-то и поднялись на этих машинах в воздух, и начали выписывать такие кренделя, что даже я открыл рот от удивления. Ну а когда был открыт второй баул, и командующий округом решил проверить свои знания, так что через двадцать минут над аэродромом крутилось шестнадцать истребителей и восемь штурмовиков, даже командир части поднялся в воздух. Но он быстро спустился и продолжил командовать приёмом техники. За этим следили Юнис и начштаба этой части, подсчитывая количество и качество переданной техники.

Во втором бауле была и бронетехника тех же лет, когда генерал что командовал этой частью, её увидел, то начал облизываться в предвкушении, но танки мои парни угнали или отбуксировали в сторону к другой технике, к той которую мы передавать не собирались. Дальше из баула снова потянулись веретеницы штурмовиков, бомбардировщиков, истребителей, грузовиков с запчастями для самолётов в кузовах, машины, зенитки и остальное.

— А что, танки вы нам передавать не собираетесь? — поинтересовался за спиной знакомый голос.

Обернувшись, я смотрел на президента и премьер-министра, со вторым я сегодня ещё не общался.

— У нас на неё не было договорённостей, это раз. Во вторых это не моя техника. Ученики собирают коллекцию танков тех лет. Поэтому она не продаётся и не передаётся.

— Вы её собираете? — спросил президент у стоявшего рядом Мика. Тот вообще от меня не отходил, охраняя.

— Нет, господин президент — покачал тот головой. — Я личное оружие собираю. Вот кстати, вам подарок на память, генеральский. Лично его с генерала Вермахта снял. С мёртвого тела естественно, мы в плен не брали.

Мик достал из безразмерной сумки небольшую кобуру жёлтого цвета и протянул её президенту. Тот не чинясь, взял, размотал ремешки портупеи, что были накручены сверху и, открыв клапан, вытащил небольшой инструктированный перламутром никелированный «Вальтер».

— Благодарю, это очень ценный подарок — кивнул президент.

Кстати, премьер-министру Мик тоже подарил пистолет, только маузер в деревянной кобуре, но тоже очень хорошей выделки. Обоим подарки очень понравились, и капитан поспешил уведомить, что оружие заряжено, чтобы не произошло случайного выстрела.

Тут я отвлёкся, так как из второго баула вся проданная техника была выкачена, осталось звено «мессеров», звено штурмовиков, звенья бомбардировщиков и разведчиков. Единственно, что транспортников мы не отдали ни один, самим нужны. Так что договорённости по авиационной технике и всей инфраструктуре были выполнены, оставили мы себе малую часть, поэтому парни стали загонять во второй баул всё, что ранее стояло в первом.

Проверив, как идут у них дела, им помогали местные военные, я вернулся к президенту и премьеру. Те оказывается прибыли посмотреть, ну и узнать насчёт передачи знаний. Оказалось оба хотели получить пилотские знания по пилотированию авиатехники. То есть лётчиками хотели стать.

— По этой или современной? — уточнил я.

— Оба умения получить возможно?

— Конечно, вы же не дети. Это у детей, что я учу, между приёмами знаний должно пройти минимум пять дней. Они ведь растут. Младше семилетних нельзя обучать.

— Тогда оба — кивнул президент, премьер согласился с ним.

Уточнив, что они хотят получить, знания универсала или профессиональные, но по одной технике, узнал что универсальные и, найдя нужные амулеты под подозрительными взглядами охраны, я спокойно провёл обучение. Им предварительно постелили чистые одеяла на траву, легли и всё, вытянулись, когда я каждого дважды коснулся амулетами. Дальше меня оттёрла от бессознательных тел охрана и начала следить за состояние обоих обучаемых. Пожав плечами, я направился к баулу, там уже заканчивали, осталось два последних танка загнать, чешский и «КВ-2» из коллекции Эриха. Последний громко урчал дизелем, но потом, дернувшись, тронулся и громко звеня траками и ревя мотором, скрылся в бауле.

Когда я свернул баул и направился к президенту, тот ходил у одного из «мессеров», ожидая, когда поднесут лесенку и парашют, он уже успел переодеться в современный лётный комбинезон, звонил мой телефон. Вольт напомнил, что время полседьмого, также сообщил, что наши машины ожидают нас у КПП. Что Игорь заканчивает со сбором отобранных им инвалидов войны, в автобусе так же и те которых собрала Инга Петровна, его мать. Автобус был переполнен.

— Не было бы печали — вздохнул я и велел будить Гошу, мы сейчас за ним заедем.

Видно Игорь с матерью решили раз это единственная процедура то, и сделать надо по максимуму, вот и собрали с представителем совета ветеранов, всех кого успели. Вылечу, как и обещал, но это всё, не стоит пользоваться моей добротой и моим временем, его и так было мало. Пусть по президентской программе лечение проходят.

Пообщавшись с президентом, я подтвердил, что в полночь буду на этом аэродроме, а именно отсюда мы вылетаем в Крым, после чего мы расстались. Я с парнями поехал к КПП, нас отвезли на «Волге» командира части, а президент и премьер пошли на взлёт на двух «мессерах». Как дети, ей богу, получили новые игрушки, и давай в песочнице их пробовать.

Пересев на «Дефендеры» мы заехали за Гошей, вот это заняло приличное время, без сирен и сопровождения двигаться по заполненным улицам очень сложно, и лишь потом прибыли на окраину где у нужного склада уже стоял автобус с инвалидами. Рядом топтался Игорь, явно обрадовавшийся нашему прибытию.

Дальше просто, загоняем через большие ворота автобус внутрь, парни и Игорь помогают по одному спуститься на инвалидной коляске с помощью раздвижного пандуса очередному пациенту и мы проводили процедуры, отращивая утраченные конечности или вырезанные органы. Игорь был тщательно проинструктирован, поэтому пока двигался конвейер, парни ели тушёнку, ели через силу сколько могли. После процедур им вручали вскрытую банку, ложку и кусок хлеба, на что они набрасывались с жадность. Тушёнки Игорь семь коробок захватил, и всё равно не хватило, всё заглотили. Ну и тех, что от Инги Петровны прибыли, тоже проходили разнообразные процедуры. Там тоже было много покалеченных, аварии, или несчастные случаи.

Так как время поджимало, Валюха с автобусами уже подъезжал, я велел Игорю собирать по складу вылеченных пациентов, многие пребывали в эйфории, и валить. Один крепкий парень в тельнике и в десантном берете, мощными кулаками крушил своё инвалидное кресло. В общем люди были под впечатлением, так что я попросил ускорить их отбытие. Те уже как могли, благодарили нас с Гошей, но всё же погрузились, поддавшись на уговоры Игоря и уехали. Буквально через минуту прямо в открытые ворота въехал джип Валентина, следом два автобуса. Мы как раз убирали в сторону брошенные коляски, некоторые забрали их с собой, но часть бросили как ненужную вещь, когда послышался шум моторов и на склад медленно въехали автобусы и машина.

— Чего это у вас тут? — удивился Валюха, покидая машину. Антона не было, тот его отпустил к родителям жены. Она у него на сносях, первенца вынашивала.

— Вы у нас не первые пациенты сегодня, ноги руки отращивал парням, что на разных войнах их потеряли.

— Сильно — кивнул тот и стал организовывать конвейер. Что и как он уже знал.

Дальше просто. На складе была вода, там даже душ был, именно поэтому Вольт его и выбрал, ну а мы приступили к таинству омоложения. Работа была нудная, да и сложная. Сменяя друг друга, мы с Гошей активно работали, проводя через процедуры одного клиента за другим. Мик устроился в стороне и принимал плату, как деньгами, так и камнями. Многие переводили деньги нам на электронные счета, за этим Вольт следил.

Как бы то ни было, за три часа все прошли эту процедуру, а переодевались в заранее подготовленную одежду, клиенты учли опыт первой группы прошедшей омоложение. Когда первый автобус был закончен, мы его с омолодившимися отпустили, потом и второй отправили следом, когда закончили. Ну а дальше понятно, попрощались с Валюхой, убрали деньги в безразмерные сумки, в мою и Мика, после чего собрались и выехали со склада. Он нам был нужен разово, разово мы его и использовали.

Когда мы отъехали от склада и подъехали к перекрёстку, сбоку к нашей машине метнулась тень, водитель пытался выкрутить руль съезжая на обочину, но не успел, под хруст костей мы почему-то проехали.

— Кто это? — удивился я, пока водитель останавливал машину.

— По женщине проехали. Парни из второй машины видели — ответил Мик.

Посмотрев влево, я рассмотрел в темноте оператора, что нас снимал и микроавтобус одного из каналов.

— Взять, запись изъять — скомандовал я.

Бойцы шустро покинули машину и отобрали всё, на чём могла сохраниться запись, даже телефоны отобрали.

— Учитель, женщина ещё жива — сообщил Мик. — У неё удостоверение этого же канала. Будем лечить?

— На хрен, сама под машину прыгнула, ни кто её не толкал. Поехали.

Бойцы попрыгали в машины, и мы с визгом шин по асфальту тронулись с места, под причитания оператора, что склонился над умирающей напарницей.

За сорок минут мы доехали до КПП аэродрома, была полночь, как и договаривались, там джипы развернулись и покатили на квартиры. Четвёрка бойцов и Гоша оставались тут, в Крыму со мной им делать нечего. Нас уже встречали, тот самый помощник президента был тут, его между прочим Олегом звали, как и меня в прошлом, поэтому мы погрузились в военный транспортник и после взлёта взяли курс на Крым. Лететь часа три может четыре, так что мы сразу же с парнями уснули, по-военному пользуясь любой возможностью выспаться.