На месте мы были рано утром, поэтому после посадки, нас сопроводили до служебной гостиницы, где мы проспали до одиннадцати дня, и мы выспались, и местный штаб флота успел хоть как-то подготовиться. Что им ждать от нас и что принимать они уже были в курсе.

Подняли нас практически к обеду, там мы, в столовой пообедав, очень вкусно и сытно, на «уазиках» поехали в порт. Заехали в штаб Черноморского флота, пообщались с командующим, после чего большой кавалькадой уже были в самом порту.

— Ну как? — спросил у меня адмирал, широким взмахом указав на акваторию порта. — Хватит места?

— Не — покачал я головой. — Баул я разверну, а вот потом куда вы корабли девать будете, места уже не останется. Предлагаю выйти на большую воду, а там уже спокойно и работать. Что делать с кораблями дальше, это ваши проблемы.

— Мы её частично решили. Мои ребята проехали по всем ветеранам и бывшим военным морякам, что ходили на подобных боевых кораблях и что разберутся с управлением. Сам понимать должен, те моряки, что сейчас несут службу, обучены совсем по-другому. Президент уже дал добро на их омоложение.

— Хитрые да? — улыбнулся я. — И то и другое получить хотите? Да понимаю, что у вас просто нет столько людей на такое количество кораблей, и вы пытаетесь компенсировать их за счёт омоложенных ветеранов. А меня предупредить нельзя было?

— Что-то не так? — насторожился адмирал, как-то не по-доброму посмотрев нам меня. Видно отказ омолаживать ветеранов и старых моряков он не приемлел.

— У меня с собой амулеты со знаниями военных американских моряков, которые ранее этими кораблями и управляли. Обучу добровольцев и все дела.

— Омоложение — коротко напомнил адмирал. — Люди уже собраны.

— Предупреждать надо. Я собрался амулеты оставить в Москве, в последний момент их прихватил. Но медик остался в столице, я разорваться делать два дела не смогу. Ни баулы разворачивать, ни омолаживать. Говорю же предупреждать надо.

На несколько секунд повисло молчание, каждый думал о своём. Свита стояла неподалёку, как мне кажется затаив дыхание, лишь рядом переминались с ноги на ногу Олег, помощник президента, и моя охрана.

— Предлагаю начать с ветеранов — наконец нарушил тишину адмирал.

Тут я очнулся от раздумий и ответил:

— У меня другое предложение. У вас есть скоростной вертолёт?

— И боевые имеются, это же флот. У нас всё есть.

— Прекрасно, тогда срочно поднимайте один в воздух с полными баками и давайте его сюда на пристань. Передадите временно вертолёт, без лётчика, моему лейтенанту, он слетает за помощью — повернувшись к Юнису, я сказал на языке населения Тории. — Подцепишь на машину амулеты шумоподавления и защиты от сканирования, слетаешь и доставишь обеих наших девушек-медичек. Руки у них уже набиты на омоложении, пусть занимаются ветеранами. Постарайся не выдать местоположение центра.

— Всё равно найдут. Да и днём же полечу. Вычислят.

— Лучше поздно, чем никогда. Всё, вот с того корабля уже вертолёт поднимается, похоже это к нам.

Так и оказалось. Флотские работали очень шустро, мгновенно реагируя на приказы. Хотите вертолёт, пожалуйста, подогнали «Ка-60» и без особых проблем передали его Юнису. Тот устроился в кабине, поднял машину с пристани, и с боковым виражом развернувшись, показывая опытную и профессиональную руку, на низкой высоте стал уходить вглубь полуострова. Летел он, постоянно меняя направления, чтобы его не отследили. Вольт уже предупреждён и принял все меры безопасности, чтобы тот незаметно забрал девушек-медиков. Тот должен подобрать их на дороге, машина с девчатами уже выехала.

Ну а мы перешли на два подошедших сторожевика, отчего их палубы были заполнены и направились в открытое море. Юнису я передал артефакты омоложения, он их отдаст медикам, а тут их по возращению встретят и сопроводят к ветеранам и просто старикам. Ответственный из флотских офицеров уже был назначен. Действительно у них тут порядок во всём.

Когда берег стал едва виден, нас охраняло два боевых корабля, они виднелись на горизонте, я достал из пространственной сумки нужный баул, спустился в лодку, положив его на воду, и стал творить, то есть открывать.

Этот баул открывать было легче, специальный артефакт и камень накопитель, так что буквально через несколько минут рядом с теперь казавшимся крохотным сторожевиком развернулся баул с просто чудовищным зевом входа. Внутри уже были видны корабли, корма двух и нос трёх. Стоявший у входа эсминец Васильева, с которым я связался с помощью рации, стал медленно, кормой назад выходить из баула, благо наш сторожевик, я уже поднялся из лодки на борт, отошёл в сторону, давая дорогу боевому кораблю. После этого мы частью перебрались на мой эсминец. Это адмирал со своим штабом, Олег ну и моя охрана, остальные остались на сторожевиках.

С обоих кораблей спустили лодки, да и транспорт что ожидал неподалёку с моряками Черноморского фота, подошёл ближе, и тоже спустили лодки. Флотский буксир, пару раз погудев ревуном, стал медленно входить в баул, моряки на его борту готовили швартовы. Развалившись в шезлонге, адмирал и Олег устроились в таких же рядом, попивая свежевыжатый сок, я смотрел, как веретеницы шлюпок с моряками в них, уходят внутрь баула. Буксир натянув тросы уже вытаскивал наружу первый боевой корабль, однотипный эсминец того на котором мы находились. У рубки буксируемого эсминца уже стоял молодой офицер с биноклем, а в самой рубке, наверное, рулевой.

— Надеюсь, к вечеру все корабли выгоним и примем — сказал адмирал, делая глоток бренди. Запасы спиртного на борту были приличные. Олег же общался с Васильевым, которого окружила группа старших морских офицеров. Разговор вёлся о нём и как он тут оказался, поэтому капитан и дух корабля охотно отвечал на многочисленные вопросы.

— Мои девчата уже приступили к омоложению, первые двадцать ветеранов прошли эту процедуру, так что у вас скоро будет опытное пополнение, которые и будут руководить приёмом кораблей. Так что работа должна ускориться.

— Да, первыми проходят процедуры офицеры, так что действительно командовать будет кому — подтвердил адмирал. — А то вот чуть эсминец тот не загубили, с управлением напутали. Хорошо на буксире опытный рулевой, исправил ситуацию.

— Меня больше удивляет, как они движки раскочегарить смогли.

— Ничего, справятся понемногу. Кстати, а что там по обучению опыту американских моряков?

— Я могу обучить ваших моряков тому, что знали американские, бывшие владельцы этих кораблей. Они учились управлять ими и вести бой несколько лет, вам понадобится на это несколько минут.

— Что же вы раньше-то молчали?! — возмутился адмирал.

— Я на пристани об этом говорил — напомнил я.

Адмирал быстро организовал процесс обучения. То есть меня переправили на борт флотского транспорта и там прямо на палубе я учил молодых моряков и офицеров разнообразным знаниям. Там и мотористы, и механики, и рулевые, и офицеры подразделений, и артиллеристы. Причём для каждого корабля свои спецы требовались. С учётом того что у меня во втором бауле ещё и авианосец был, то специалистов нужно было подготовить много. В общем, кем они были в реальности, какие должности занимали, тому и учил, адаптироваться будет легче. Под конец учебного процесса, прибыла первая партия ветеранов, около сорока человек. Их я тоже прогнал через процедуру обучения, чтобы они назубок знали эти корабли. Давал естественно офицерские знания.

К двум дня все корабли были выгнаны наружу и медленно покачивались на мелкой волне. На всех кораблях велись работы по запуску котлов. Там ведь как, подошёл местный военный буксир, и вытащил их наружу, а теперь и топки запустить надо и системы проверить. А сам сейчас буксир был порту, он туда первый крейсер отбуксировал к флотской пристани, скоро вернуться должен. Лишь один эсминец сам на малом ходу пробно наворачивал круги вокруг дрейфующей группы кораблей.

В общем, на кораблях устраивались небольшие перегонные команды, ну а я, загнав эсминец Васильева в баул, подарить его я категорически отказался, как и продать, свернул и развернул второй. Так что последовала та же процедура. Ввернувшийся буксир стал тягать изнутри боевые корабли, включая линкор, авианосец и военный транспорт, а перегонные команды их принимали. Теперь вокруг было просто огромное количество кораблей времён Великой Отечественной войны. Все бывшие штатовские, хоть и из параллельного мира. Только вместо звёздно полосатых флагов, на их реях реяли флаги военно-морского флота России.

В данный момент мы перебрались на борт авианосца и прогуливались по его палубе мимо истребителей и штурмовиков, поэтому я задал вопрос и Олегу и адмиралу:

— Откройте секрет, для чего вам эта рухлядь?

— Часть можно дооборудовать и продать, часть модернизируем, сделаем учебными кораблями — пожал печами Олег, остановившись у одного из истребителей. Но смотрел он, оказывается не на него, а на горизонт, там были видны несколько силуэтов военных кораблей других держав.

— Да в принципе это теперь ваши проблемы, что вы с ними делать будете, но предложу часть продать Кубе и Бразилии, оборудовав их ракетным вооружением, пусть пиндосы подёргаются.

— Для них эти ветераны не соперники, — вздохнул адмирал.

Буксир уже все корабли вытащил из баула, поэтому спустившись в шлюпку и добравшись до зева хода, я свернул баул, и после этого оставив адмирала руководить работами и управлением на этих кораблях, а те почти все заимели минимальные команды, да и ветераны-омоложенные прибывали, вернулись в порт. Вольт уже сообщил, что Эрих активно начал войну в тылах укропов и уже есть трофеи, которые требуется забрать, а то они их держат на одном месте. В общем, наш путь лежал на Украину.

Естественно афишировать свой полёт куда-либо мне не очень хотелось, поэтому пришлось подумать и покопаться в хранилище артефактов и амулетов, пока сторожевик подходил к порту. Было там три штуки «скрыта», я их обычно использовал для маркировки лагерей или ещё для чего, можно сказать это амулеты, маскирующие крупные объекты, пофигу что, но крупные. Проблемы были только в том, что они не были адаптированы под управление простым человеком, нужен был маг умеющий использовать магическое «стило». Это не плетений заклинание, да что-то похожее, но маг формирует не линию плетений, а скажем так тонкий стержень магических из нескольких перевитых как девичья коса линий и эти стержнем-стилом касаться амулетов и артефактов, активируя их. Можно ещё было дистанционно управлять артефактами и амулетами, но это уже работа высшего порядка и моим ученикам пока не подвластна. Да и «стилом» овладело пока всего шесть учеников. К сожалению ни одного из них со мной не было, Мику пока это умение не давалось.

Нужно подумать насчёт решения этого вопроса, в течение пары часов я уже должен быть в том районе, где затихарился Эрих, иначе его обнаружат. Вольт, звонил, держал меня насчёт него в курсе, так что я более-менее знал, что там происходит. Так вот, когда сегодня ночью Эрих с ребятами был переброшен на Руину, то они поступили просто, амулетом «Паралича» усыпили блокпост, где стоял отряд нацгвардии, вырезали его, трупы спрятали в посадке, что была рядом. Там овражек мелкий, но все уместились. Ну а сами закончив работы, собрали трофеи, включая один древний «БТР-60», но остались на блокпосту. Эриху пришла интересная идея.

Теперь они изображали группу нацгадов. Форма у тех разнокалиберная была, парни и девчата Эриха, а было пять девчат снайперов, внимания не привлекали, разве что быстро приметали нитками нашивки на рукава, батальона нацгадов которых они вырезали, ну и флага Руины. Теперь их было не отличить от тех, что тут стояли, тем более они тоже в масках были.

Дальше довольно просто, изображая действующий блокпост, Эрих с остальными офицерами внимательно отслеживали движение на дороге и выбирали жертв. То есть они спокойно пропускали гражданских, даже не досматривали, а вот военных, особенно тех, что двигались малыми группами, и пофиг кто это были нацгады или просто солдаты, останавливались и дальше работал амулет «Паралича». Так что тот овражек теперь был полон трупов. Жалости ни к бойцам националистических батальонов, ни к простым солдатам не было никакой. Во-первых, подразделение Эриха было диверсионным, так что свидетелей оставаться было не должно. Во-вторых, взяли оружие в руки, и используешь его против мирного населения, будь добр ответить за это, а все кого он перехватил, как раз и направлялись в сторону Новороссии. То есть это были участники АТО.

Вольт со своими парнями отслеживали все действия Эриха и парней, а они уже покинули блокпост, держа его в курсе насчёт работы штабов ВСУ и нацгадов. Спецы начштаба слушали переговоры подразделений что там, рядом стояли и там уже хватились пропаж, а также перечислил мне технику, что Эрих взял. Там было, два трейлера с танками «Булат», это были глубоко модернизированные танки «Т-64». Согласно сопроводительным документам их направляли в один из батальонов АТО после восстановительных работ, ремонта и других повреждений, которые они получили во время боевых действий в прошлом году и были эвакуированы с поля боя. Оба танка имели динамическую защиту и были в полном порядке, сгоняй с трейлера и используй. Эрих пока не стал, а прямо на трейлере отогнал технику на восемь километров в сторону к рощице, где сделал отстойник для захваченной техники.

Так вот, было два трейлера с армейскими тягачами и танками «Булат», шесть разнокалиберных бронетранспортёров, один «БТР-70», четыре «БТР-80» и один редкий гость снова «БТР-60», на котором была проведена попытка сделать из него «КШМ». Потом было два «БМД», три «БМП-1», два «БМП-2», одна инженерная машина, четыре «Урала» с боеприпасами отвратительного качества, груз был выброшен за не надобностью, два армейских «Хаммера» и три британских «Сахона». Последние Эрих вообще не понятно, зачем взял, учитывая их отравительную славу. Видимо, раз дают, то почему нет. Ах да, ещё было немного артиллерии. Была остановлена колонна грузовиков со снарядами, включая реактивные, ну и всего одна реактивная установка, правда «Ураган». Та ехала из ремонтных мастерских после проведённого ремонта. Перед тем как покинуть блокпост был остановлен шедший своим ходом по обочине «Т-64», как чуть позже выяснилось, шёл он на передовую из ремонтных мастерских. Он тоже стал нашим. Жаль, боекомплекта при нём не было, отсутствовал он. Ничего, в одной из шести остановленных автоколонн, были снаряды для этих танков, так что небольшой запас имелся.

Стрелковое вооружение я не считаю, его было пару сотен снято с водителей, сопровождения и десанта с бронемашин. Ещё всякие иномарки были, видимо отобранные у своих владельцев бойцами националистических батальонов, внутри были только они, так что эти машины снова поменяли хозяев. Во многих, почти во всех, что ехали из зоны АТО вглубь Руины, было огромное количество трофеев набито в багажники и салоны машин, включая вооружение. Были бы ещё трофеи, но как я и говорил, Эриху пришлось оставить блокпост. Как Вольт его не прикрывал, имитируя радиоигру в радиоэфире, что пропавшие уходили дальше, всё же по дорогам стали кататься поисковые группы. Скоро они обнаружат брошенный блокпост и штабеля тел. А следы на проселочной дороге от прошедшей во множестве тяжёлой техники найти не трудно. Эрих, конечно, оставил на повороте дороги амулет «Отвода глаз», приготовил часть техники к бою, но пока ждал меня. Если будет горячо, он собирался уйти, бросив все трофеи. Правильное кстати решение, но хомяк внутри буквально рыдал от этого, что у меня, что у него. Правильные характеры я прививал своим ученикам.

Это по Эриху, теперь по остальному, что доложил Вольт. Звонил Валентин, вторая группа из шестидесяти клиентов готова. Спрашивал когда ждать. Велел ответить ему, что в полночь, пусть будет на связи, ждёт звонка рядом с автобусами с клиентами внутри.

Игорь пытался дозвониться до нас, в попытке провести ещё одну партию, но ему ответили из штаба, что теперь только на общих началах, свой лимит он исчерпал. Пусть обращается в сегодня открытый фонд президента о помощи инвалидам разных конфликтов, записываются на процедуру излечения и проходят её там.

Был звонок из администрации президента, этот номер был выделен для связи с нами, поэтому Вольт сам ответил на него. Представитель президента от его имени просил завтра днём дать интервью корреспонденту, с которым довольно долгое время сотрудничает Кремль, то есть вполне адекватным и понимающим профессионалом. Я велел записать номер корреспондента, созвониться с ним и договориться о встрече, где тому было удобно. Свои квартиры я светить не хотел, а в ресторане или кафе встречаться тоже желания не было. Пусть сам думает, где можно встретиться. Тот сам быстро созвонился с Вольтом и предложил небольшой конференц-зал довольно дорогого отеля. Сговорились, что мы там встретимся в четыре дня завтра.

Ещё один «Дефендер» был готов, мои ребята пока забирать его не стали, пусть остальные доведут до нормы. Михаил-перекуп сообщил, что нашёл ещё шесть «Дефендеров», готовых к продаже, два были в охотничьей переделке. Вольт тут со мной не связывался, знал, что нужно брать и разрешил брать всё. Лишь потом предупредил меня об этой сделке, даже скорее уведомил. Похоже тому сервису ещё на пару недель работы, но рабочие не огорчались, мы платили за работу и за срочность, так что впахивали они без выходных. Качество работы всегда проверялось, так что работали он не спустя рукава, а реально занимаясь машинами.

Было множество попыток выйти на меня от разных лиц, особо прорезался штатовский посол, этот вообще на всё шёл. Вышел на Валюху, стал его тиранить, чтобы тот нас связал, ни прямых намёков, ни простых посылов по известному адресу тот старался в упор не понимать. Пришлось направить на последнее место встречи, где посол со своими людьми перехватил Валюху, то есть в ресторан, одного из своих парней со снайперской винтовкой. В результате все счастливы, кроме посла, Вольт и Валюха, потому что снялась часть проблем, на которые нужно было тратить часть усилий, посол был расстроен тем, что снайпер не промахнулся. Разрывная пуля в пах и тот на всю жизнь кастрат. Намёк тот понял и свернул все мои поиски. Сейчас в частном дорогом медицинском центре операцию ему делают, и уже готовится борт для его вывоза на родину. Да и шум начал пониматься, обезьяна прыгает в Овальном кабинете и, брызгая слюной, требует банан и Крым, им его вроде как продали фашисты в Киеве. Да и пусть с ними.

Естественно из администрации президента был звонок в наш штаб, с вопросом, наша работа или нет. Смысла скрывать мы не видели, поэтом у Вольт ответил что наша. Причина одна: Достал. Будут жалобы, патронов на всех хватит, чтобы не размножались.

Те в ответ попросили информировать их на случай таких акций, а лучше вообще советоваться с ними. Вольт пообещал перед акцией сообщать, кого в этот раз прихлопнут, а советоваться они не будут, администрация президента им не Учитель, а так, чужие малоинтересные люди.

Ах да. Ещё хочется добавить, что вся наша маскировка улетела псу под хвост. У меня ученики одарённые и им нужно по несколько раз заниматься магическими играми, то есть создавать детские плетения заклинаний, которые как раз и разработаны для тренировок. Заниматься по несколько часов в день, и они честно занимались. В санатории были мы всего два дня, там нам выделили спортзал, в котором ученики запирались и занимались. Поймать за руку их не успели. Тут в центре отдыха и туризма тоже был свой спортзал, там ученики так же запирались и тренировались. Но это ведь дети, то одному в туалет приспичит, то другому. В общем, не уследили, что дверь оказалась открыта, а дежурный отошёл отвести разбившую коленку девчушку в наш санпункт, полечить «малым исцелением», и в зал вошёл директор. Что он там увидел? Как одни дети строили магическую защиту, другие пытались её проломить фаерболами, третьи под присмотром воспитателей из старших учеников пытались создавать другие детские заклинания. Учёба была в самом разгаре.

Ругать я их не стал, сами знали что накосячили, поэтому велел договориться с директором, чтобы он молчал в тряпочку. Его вытащили связанного до состояния червяка из-под одной из кроватей, вытащили кляп и провели монолог договорённостей. В общем, тот с головой дружил, обещал вести себя, как и прежде, даже денег взял за молчание, так что вроде разобрались. Правда, Вольт сообщил, что всё это бессмысленно. Над долиной с центром пролетел военный вертолет, и была проведена съёмка, их оборудование засекло оптику специализированной аппаратуры. Малые дети играли у озера, так что информация быстро дойдёт до кого нужно и будет проведена проверка, вскрыв липу о нашем пересечении границы, так что не больше суток и всем всё будет известно. Я пока велел жить как жили, но с офицерами разработать оборону долины. Там сейчас два военных картографа и инженера работали, прикидывая, где маскировать огневые точки, где ставить зенитки, и где рыть окопы. Ничего, у них вон шесть десятков парнишек средневозрастной группы, лопаты в зубы, пусть готовят позиции.

Помимо всего этого Вольт узнал, кому принадлежит долина с центром, оказалось, через подставных лиц самому богатому банкиру из Днепропетровска, тот с ним связался и, используя голосовой модулятор, предложил выкупить долину вместе с центром. Тот запросил всего пятьдесят пять миллионов зеленью. Сейчас адвокаты с обеих сторон, Вольт нанял адвоката в Севастополе, подготавливали нужные бумаги. Оформление шло на Эриха, по его документам. Через пару дней, переведём деньги, и долина с центром станут нашими, тогда уже попробуйте выковырять нас отсюда. Директор был предупреждён о проводимой покупке и тем, что скоро мы станем владельцами. Поэтому ему были вручены дополнительные средства и он начал подготовку к полным восстановительным работам всего центра и остального комплекса зданий. Даже машин собирался накупить, автобусы, грузовые и легковые, а то в гараже, всего одна, да и то его собственная легковушка, «шестёрка» десятилетняя. Всё равно нам нужна своя база, а детям центр нравился, красиво там было и воздух чистый. Жаль с водой проблемы, ту что в озере было пить нельзя, вот и приходилось её очищать. Очистительная установка дышала на ладан, хоть и выполняла свои функции, поэтому знавший о проблеме Вольт заказал и оплатил доставку с установкой мощной очищающей современной станции.

Но это так, что произошло за день, теперь своими делами займёмся, время было третий час, моряки быстро работали, поэтому я даже не думал, что мы так скоро закончим, но молодцы, не расстроили, даже порадовали. Сторожевик уже вошёл в порт, а я поглядывал на боевой корабль. Не на те, что были современные, а на крейсер, проданный мной, он был какой-то необычный, по сравнению с остальными, да и большой по сравнению с ними же. Это ещё линкор и авианосец сюда не завели, тогда вообще места не останется. Адмирал вроде говорил, что часть кораблей в другие бухты поведут, я не прислушивался, точно не знаю.

У лееров мы стояли с Олегом, помощником президента и вели свой ленивый разговор. Меня интересовали вертолёты. Особенно боевые. Та же линейка «КА» вполне подойдёт, ну и «Ми» взял бы. То есть покупка или за услуги. Предпочитаю покупку, денег нам теперь хватало на десяток вертолётов… боевых. Платили мне за омоложение очень прилично.

Олег обещал провентилировать этот вопрос, если не будет свободных машин, то оформят заказ на изготовление десятка по моему выбору. Боевые только с разрешения президента. Он курировал лично всё связанное со мной.

— Ну и договорились — кивнул я, наблюдая, как медленно сторожевик подходил к причалу. — У меня сейчас свои дела, поэтому расстаёмся, я забираю девчат, и улетаю на «Юнкерсе». Кстати, транспортники, что могут садится на грунтовую полосу или просто на поле я тоже бы взял. Небольшие, вроде «Ан-2» или что-то вроде схожего. Ну и гидросамолёты тоже. Их бы побольше взял.

— Я доложу. Принимаю решения не я. Обнадёживать тоже не хочется. Созвонимся.

— Это точно, ну всё я за девчатами.

Олег сел в одну из флотских машин и поехал куда-то по своим делам, меня же сопровождали двое, кап-два из контрразведки Черноморского флота и местный фээсбешник. Они-то меня вместе с моей охраной и сопроводили к госпиталю, где и шла процедура омоложения. Наблюдая, как к зданию подъезжает очередной автобус со стариками я даже удивился. Тут, похоже, поточный конвейер работает.

Из здания выходили молодые офицеры, кто в старой форме, со множеством наград, кто в новенькой, и не всегда поймёшь где омоложенный, а где действительно молодой офицер. Последних тут хватало, они командовали парадом.

Пройдя в здание, я добрался до полуподвального помещения, где и проходила процедура, перед комнатой стояла очередь из спокойно переговаривающихся стариков. Тем, кто не мог стоять приносили стулья, поэтому я помедлил. Я собирался забрать девчат и артефакты, но с тем количеством дедов и даже бабушек, были и такие, бросать дело на полпути было не хорошо, даже подлостью попахивало. Дали надежду и отбирают у самого носа.

Заглянув в большое и довольно сырое помещение, однако хорошо освещённое, я залюбовался, как проходила процедура омоложения, даже тут моряки меня поразили организованностью и спаянностью. То есть девчата по очереди работали. Пока одна омолаживала пятерых, другая отдыхала тут же на диванчике, потом менялись. Как я уже говорил, работали по пять человек. Но это мои девчата, вот моряки работали по-другому. Четыре дюжих санитара заводили очередного пациента, ставили его на коврик, после чего проходила процедура, они его тут же укладывали на носилки и уносили в соседнее помещение, где отмывали и давали попить и поесть, там дальше ими врачи занимались. А на коврике к этому моменту уже следующий стоял. Вот это меня удивляло. Когда мы с Гошей работали, то за полчаса у нас пять-шесть успевали процедуру омоложения пройти, тут десять-двенадцать, так как второстепенной работы почти не было, её всю на себя взяли моряки.

— М-да, я поражён — пробормотал я и успокаивающе махнул рукой девчатам, мол, всё нормально, повернувшись к кап-два, я сказал ему. — В восемь вечера я заберу оборудование омоложения, тем более запас накопителей у них к концу идёт. Поэтому заканчивайте всё это, больше пациентов не привозите. Дальше моряки пусть по государственной президентской программе её проходят. Вы и так лишку взяли.

— Сделаем — нахмурившись, сказал он. — Куда девочек доставить?

— За ними приедут… Всего хорошего.

Покинув госпиталь, мы сели в «уазики» и поехали на аэродром. Там я развернул баул, и мы выкатили транспортник, на это сбежались смотреть все, кто был рядом. Пока парни проводили работы и заправляли самолёт, я свернул баул и пообщался с командиром местной части, тот обещал, к вечеру самолёт на Москву будет готов. Лететь мы собрались на том же самолете, на котором и прилетели, он стоял тут. Ну а после мы с Миком и парнями вылетели в центр, то есть к нашему замаскированному аэродрому. Вольт уже был предупреждён и на него были отправлены двое из шести, кто мог использовать магическое «стило» остальные четверо были в отряде Эриха. О том, что нужно выслать машину за девчатами он уже озаботился. Отправил одного паренька на «мерседесе» представительского класса за ними. Старших уже не было, парню было тринадцать лет, но машину он водил виртуозно. Если что, отобьётся, у него автомат был с собой и пистолет. Табельное оружие.

Летели мы под шумоподавлением и с защитой от сканирования. Поэтому тишком, буквально крадясь над сопками и горами, добрались до нужной долины и практически сходу, лишь с лёгким разворотом, пошли на посадку. Пока мы были в госпитале, готовились на аэродроме и летели, нужные ученики уже прибыли, поэтому я занялся делами, достал амулеты, и показал их обоим ученикам, объясняя как их нужно активировать. Даже на листке бумаги схему накидал. Те за пятнадцать минут, пока пилот с парнями дозаправляли машину, смогли их активировать. В пяти метрах машину теперь было не видно, подойдёшь ближе, и вот она красавица стоит.

Закончив с этими процедурами, я отпустил обоих учеников и мы погрузившись в самолёт, тихо, незаметно и невидимо, полетели к Эриху. Тот уже пару раз выходил на связь, интересовался, куда мы пропали. Патрули совсем обозрели, чуть не по головам ходят, амулет «Отвода глаз» уже на крохах энергии работает. Пропавших у блокпоста уже нашли, так что готовились полномасштабные поиски. Недалеко стоял батальон нацгвардии на отдыхе, так вот его уговорили участвовать в поисках. Да, кстати, это не оговорка, генерал ВСУ сам ездил и лично уговаривал помочь, мол, сил больше нет бросить на это дело, а вы тут уже неделю загораете, принимая пополнение. Те покочевряжились для вида, ещё больше опуская генерала, но согласились, тем более часть пропавших были из их батальона. Так что мы действительно решили поторопиться.

Долетели нормально, по наводке Эриха совершили посадку, после чего я развернул баул, который теперь было видно издалека, и все парни, даже на прикрытие осталось всего двое, стали загонять технику в баул, экстренно и как придётся, потом нужно всё переставить, однако вся техника оказалась внутри. После этого я свернул баул, мы все погрузились на борт транспортника и взлетели, наблюдая, как со всех сторон к той рощице направляются боевые подразделения хунты. Однако они опоздали.

Сам Эрих сидел рядом со мной, расстелив карту и тыкая пальцем в обрезанных армейских перчатках в точку, говорил:

— Вот тут парни Вольта нашли военный аэродром с техникой. Там много что есть, часть конечно полный хлам и не летает, но трофеи приличные можно взять. Хунта авиацию не применяет, после прошлогодних потерь, бережёт, так что часть тут сосредоточена.

— Я уже дал приказ пилоту, летим туда, — согласился я. — Я с вами остаюсь, работаете, забираю трофеи, потом перекидываю вас на другой участок, переночуете, и дальше работайте, а я на Москву. Дела.

— Хорошо, значит, работаем по аэродрому, — кивнул Эрих.

Мы действительно решили ещё немного отобрать у хунты авиации, по словам Вольта там была парочка вполне приличных боевых вертолётов «Ми-24», ещё один восстанавливали после крушения, его сбили зенитной ракетой, пара «Грачей» и один истребитель. Честно говоря, нам и это сгодиться, главное, что техника летала. А те, кто окончательно приведёт её в порядок, у меня имелись, как и пилоты.

Захват прошёл быстро, мы просто пролетели над аэродромом и облучили всех, кто там находился «Параличом», потом незаметная и невидимая посадка, и боевая группа высадилась. Теперь временно командовал Мик, бойцы разбежались, захватывая здания и ангары, девчата залегли, подстраховывая их. Дальше просто, часть персонала подняли, сняли паралич и заставили работать на себя. Те же преданно поглядывая на нас, сходу выложили, какую технику стоит брать, а что нет, где последние крохи запчастей и сложены боеприпасы. Ну и топливо где заныкано. Так что в центр взлётной полосы, потянулись вереницы грузовиков, с запчастями и топливом, часть горючего было в бочках, ещё три топливозаправщика на аэродроме было, хотя один и не на ходу. Так вот, когда всё трофеи за полтора часа были сосредоточены в одном месте, я развернул баул и в него начали всё перетаскивать и буксировать. После того как все трофеи были внутри, в один всё не лезло, технику так-сяк ставили, торопились, пришлось развернуть второй, мы собрались и улетели.

На аэродроме не осталось живых лётчиков, только те, что квартировали в городке, что находился рядом. А те, что были, допрашивались, если подтверждалось, что тот участвовал в бомбардировке мирных городов, голова с плеч, из пяти наличных на аэродроме летунов, все пятеро были казнены. А не надо было выполнять преступные приказы хунты. Среди техников и персонала тоже были проведены чистки, быстрый допрос или пинок честному работнику под зад, или казнь. Но последних уничтожали за националистические наклонности. Те, кому было плевать на Бандеру, оставались в живых. Допрос вёлся с применением амулетов, так что всё точно. Лишние жертвы нам были не нужны.

Оба баула были забиты под завязку, я же говорил технику ставили так-сяк, поэтому оба я решил оставить у центра, развернув на удобном участке. Среди учеников были лётные техники не только самолётов второй мировой войны, но и современной боевой, вот пусть и займутся, заодно и расставят, как положено, чтобы для следующих трофеев место освободить.

На аэродроме летунов мы дозаправились, так что, высадив Эриха поближе к Донецку, он там собирался в роще заночевать, а с утра повеселится у передовой хунты, ну а мы пересекли границу и через некоторое время были над центром, где сходу пошли на посадку. В долине был роскошный луг, вот на него мы и сели, незаметно для всех кто находился рядом с центром. Только Вольт и его парни знали обо мне, поэтому часть учеников встречали нас. Дальше просто. Самолёт стали готовить к дальнейшему полёту, меняя накопители в амулетах шумоподавления и заправляя баки, ну а я развернул оба баула. Старшим над приёмом и ремонтом техники был назначен тринадцатилетний Демин, именно он помогал Эриху восстанавливать бронетехнику Второй Мировой войны, так же он был специалистом и по современным боевым самолётам. Один такой, это я не уследил когда учил, сделав его многопрофильным специалистом. Поэтому я и поставил его руководить тремя десяткам парней и девчат на плечи которых и легла работа по ремонту и восстановлению техники. Перед отлётом, обучил ещё десяток девчат, дав им знания авиационных техников, пятерым по самолётам, пятерым по вертолетам. Они будут серьёзным подспорьем Демину, у которого были знания инженера.

Дальше мы вылетели на аэродром под Севастополем. Вольт уже связался с девчатами, машина их ждала у госпиталя, так что он велел им заканчивать и по пути заехать на аэродром, передав артефакты омоложения мне. А все комплекты разряженных накопителей везти в центр, пусть ученики заряжают их. Те, что они уже зарядили, были при мне, четыреста человек омолодить хватит. У меня почти весь запас драгоценных камней, что я приобрёл в этом мире, был пущен на накопители.

Мы благополучно совершили посадку и совершенно неожиданно для местных, хотя пилот и сообщил что мы на подлёте, пришлось подождать двадцать минут девчат, они запаздывали. Видимо моряки никак не отпускали их, несмотря на мою просьбу, всё везли и везли стариков, как будто у нас время резиновое, и бесконечное количество комплектов накопителей. Видимо думали, что лечение так и будет продолжаться, но всё же я получил на руки артефакты, девчата отправились в центр, ну а мы на местном транспортнике взлетели и взяли курс на Москву. Уже почти стемнело, так что следовало поторопиться. Меня там клиенты в столице ждали.

Ах да, «Юнкерс» мне убирать было некуда, поэтому мы его оставили на аэродроме, под охраной часового из местных. Тот был видим, так как ещё во время пребывания у центра, система «скрыта» была отключена и снята. Не хочу пока демонстрировать такой артефакт. У местных было только одно слово на все мои диковинки — «Дай».

Сам полёт мы проспали, потом приземлились на аэродроме, парни с Гошей уже ждали, от КПП поехали на очередной ангар, куда выдвинулся Валюха, и стали готовить процедуру омоложения. В этот раз придётся постараться, клиентов я велел привезти не шестьдесят, а двести сорок, сообщив, что всё, лавочка закрывается. Тот обещал всё организовать, клиенты по тридцать человек на автобусах буду пребывать в разные временные промежутки, чтобы не мешать друг другу. Вот такой я геморрой себе и Гоше приготовил, но хоть сбросим эту договорённость. Я обещал трёмстам клиентам молодость, я выполнил.

Дальше мы активно работали до девяти утра, и всё же смогли принять и омолодить всех. Тех денег, что нам привезли, да ещё мешочки с драгоценными камнями, едва уместились в безразмерных сумках, моей и Мика. Пора их почистить от всякого хлама, но позже. Около миллиарда осело на наших счетах, около ста миллионов мы приняли наличными, ну и камни естественно. Многие из тех, кто знал, что больше омоложения не будет, отдавали всё, что бы его пройти, и проходили. Мы это всё забирали, и омолаживали. Ладно, каюсь, девять сверху было, больно уж суммы предлагали солидные. А один целую шкатулку необработанных алмазов давал. Мужик был из Сибири.

Когда автобус с последними пациентами отбыл, я велел сворачиваться. Мы собрались, но выехать было не так просто, нас уже несколько часов караулила толпа журналистов и зевак, однако уехали нормально. Наружу вышло четыре бойца, и дали несколько очередей в воздух, прокладывая дорогу. Нам дали проехать и мы уехали, журналисты видели, что бойцы были готовы открыть огонь на поражение, если те не уберутся с дороги, и открыли бы, я такой приказ отдал. Да и пример своей задавленной коллеги был у них перед глазами. Та была всё ещё жива и находилась в больнице, лежала в реанимации.

Всё же с прессой я зря не общался, президент был прав. Его интервью, что вышло вчера вечером по центральному каналу подняло всё что можно, народ был в шоке, то есть было официально подтверждено, что группа магов прибыла из другого мира и плодотворно сотрудничает с правительством России. Сообщалось о тех плюшках, что ждёт граждан страны, даже продемонстрированно было в записи излечение, про омоложение из интернета и так все знали. Было официально объявлено, что омоложение теперь государственная программа, и начнётся она с ветеранов. Подробно разжеванная информация была выложена на сайте администрации президента, а в новостях об этом было сообщено кратко. То есть если ветеран хочет продолжать получать все плюшки от правительства, то пусть доживает, это его выбор. Если хочет пройти омоложение, при нём остаются только уважение как к ветерану и награды, ни пенсий ничего, молодость своими прошлыми ратными подвигами делами он заработал, дальше пусть содержит себя сам. То есть жизнь практически с чистого листа. Ну и остальное тоже, включая отращивание конечностей, лечение любых болезней. Про параллельный мир, куда скоро возможно начнётся переселение, сказано не было ни слова. Видимо пока эта информация не для общественности.

Вот именно после этого интервью, на меня и началась настоящая охота. Один из клиентов сдал место, где я нахожусь, то есть этот ангар, причём сразу несколькими изданиям и каналам, и те прибыли на место сразу. Но того мужика понять было можно, он чуть не в трусах от нас уходил, всё забрали, так что подзаработал. Да ещё, почему нас журналисты так пропустили добровольно, так это потому что они два часа вокруг ангара крутились, опасаясь приблизиться. Мик сразу сообщил — пересечёте десятиметровую зону безопасности, часовые стреляют без предупреждения, за пятнадцать метров, предупредительная очередь под ноги. Пяти попыток хватило им понять, что Мик не шутил, то есть пятеро зашли в пятнадцатиметровую буферную зону и получили очереди под ноги, но никто не пытался зайти в десятиметровую. Да, всё же нужно пообщаться с прессой и дать интервью тому Вячеславу, корреспонденту, работающему с Кремлём. Насколько у нас там назначено, на три?

«Нет уж, перенесём на четыре, хоть час лишний посплю» — решил я.

Пока мы ехали, многие спали кроме водителей обеих машин, я слушал доклад Вольта. По центру скажу так, все документы сегодня будут подписаны и тот станет нашим. Аванс уже переведён. Местные военные с семи утра летают над долиной и снимают всё, что там происходит на камеры. Оборона уже начала возводиться, ещё вчера начали, благо среди аэродромной техники неожиданно нашёлся бульдозер. Для обороны использовалась бронетехника, что я доставил из Руины, включая оба «Булата». Военные впечатлились и на перекрёстке дороги, что шла к центру, теперь стоял военный патруль и возводился блокпост, однако к нам они пока не наведывались, видимо приказа не было. Да и полёты были прекращены, когда из одного из баулов выгнали «шилку» что мы взяли трофеем на аэродроме, и та стала наводиться на вертолёты. Вот в кабинах, наверное, поорала сигнализация обнаружения. Пугали, конечно, но хоть самых борзых отогнали.

Эрих успешно воевал, была захвачена техника. Лейтенант её передал ополченцам, он с ними уже держал связь, так что встретили в определённом участке. Пока Эрих находился у них, общался с командованием Донецкой республики, обещал ещё техники подогнать. Как он это сделал? Рано утром выдвинулся к позициям, облучил танковую роту и подразделения что тут стояли «Параличом», вызвал ополченцев, ну и те всё приняли, и технику и пленных. Почему-то пленных они не ликвидировали и наших остановили, когда они начали это делать. Не понимаю, зачем их кормить и поить? Тех, кто обстреливает твои города и убивает детей и мирное население? Странные они люди.

Теперь по президенту, его люди вышли на связь и пригласили на встречу, что пройдёт в восемь вечера в Кремле. Думаю сразу после интервью, туда и поеду. Были и ещё новости, но мы уже приехали к дому, где была снята квартира, оставили машины в тихом дворе и поднялись на четвёртый этаж, не обращая внимания на удивление жителей, что нам повстречались, вооруженные парни их изрядно напрягли.

Через пару минут, приказав охране не будить меня ни в коей мере, даже не принимая душ, просто умывшись, я уже спал. Укатали меня последние бешенные дни. Надеюсь следующие будут поспокойнее, буду выезжать только на Руину, собирать трофеи, а то Эрих плачется, жаль технику отдавать. Мы обнадёжили его, пусть пока в тесном сотрудничестве с ополчением работает, тем более они решили с помощью магических амулетов отбросить нацгадов от аэродрома как можно дальше, а потом уже и для нас повоюет, собирая трофеи. Интересно, а у Руины сохранились боевые корабли? А подлодки?..

Проснулся я в три часа, час на сборы и выезд, и надо сказать после пробуждения я получил несколько необычную информацию. Квартира что сняли парни, была пятикомнатной, меня разместили в спальне, остальные устроились кто где, охрана, сменяясь, бодрствовала. Так вот, проснувшись, я увидел бойца, что стоял у открытого окна, занавеси шевелились. Нет не так, не у открытого, а у разбитого окна. Осколки, показывающие, что удар был нанесён снаружи, находились в комнате и аккуратно сметены в уголок. Там же и веник стоял. За окном покачиваясь на ветру, висела верёвка. Ответ, почему я ничего не слышал, находился в амулете шумоподавления, что лежал на столе. Тот куполом накрывал меня, и я спокойно отсыпался. Молодцы ребята, заботятся об Учителе.

Отключив амулет, я услышал снаружи чей-то голос, говоривший в мегафон, поэтому сразу связал дважды два то что видел и понял что происходит. Похоже, был неудачный штурм, и сейчас шла попытка договориться.

Вытерев рукой лицо и зевнув, я бы ещё поспал, спросил у бойца:

— Лин, что у вас тут происходит?

— Всё хорошо Учитель, всё попытки вас разбудить нейтрализованы. В соседней пустующей квартире лежат сорок семь тел парализованных полицейских — спокойно ответил тот. — ФСБ прибыло, сейчас всё разрулят.

— Чего?! — удивился я, сонное состояние как-то быстро прошло. — Ну-ка капитана сюда!

Тот в отличие от остальных не спал, да и бодрствовали всего он да два бойца, поэтому сразу вошёл в спальню.

— Всем подъём, кроме Гоши, пусть дальше спит, а теперь доклад что у вас тут происходит? — одеваясь, велел я.

— Так всё нормально, уже пообщались, сейчас поднимутся наверх медики и вынесут полицейских. Они сами виноваты, что лезли к нам.

— Подробнее давай — вздохнув, велел я, и стал раздеваться. Пока время есть, приму душ.

Так под шумом воды в душевой, я и слушал Мика, что устроился сидя на унитазе. История была скорее поучительной, чем забавной. Парни у меня очень ответственные и мой последний приказ перед сном, будить только если на Москву падает баллистическая ракета с ядерной начинкой, да и то не будить, а спасать меня любимого, выполнили со всей точность. Не будили ни при каких обстоятельствах. Никогда прибыл наряд из полицейского отдела этого района, вызванного подозрительными жильцами, ни следующая группа, ни отряд полицейского спецназа. Кстати это они мне окна выбили при штурме.

В принципе ничего этого бы не было, если бы первый наряд удовлетворился беседой с Миком и удалился, но их напрягло, что их встречает парень в военной форме и при оружии, да ещё не имеет никаких документов. Ну, они схватились за оружие, наши их обработали «Параличом»… нет, «Параличом» они следующих обработали, этих голыми руками вырубили. Квартира соседей была пуста наряд туда и затащили. Потом поднялась тревога, водитель машины, что остался внизу вызвал помощь. Ну а там как снежный ком. Вот и вся история. Зато мне выспаться дали.

— Ну что я могу сказать — вытираясь полотенцем, сказал я, посторонившись, давая доступ в душ следующему желающему. — Молодцы, всё сделали правильно. Нареканий к вам у меня нет. Что там, кстати, с полицейскими?

— Да всех уже вывели, я отправил бойца с амулетом, вот тот и снял «Паралич». Оружие и документы при них, так что пока претензий не предъявляли. Там у входа дежурный из местного управления ФСБ стоит, его Лин стережёт, просит его принять.

— Просит, примем — согласился я. — Вы пока машины готовьте. Нам в отель один нужно ехать, встреча там с прессой, а я пока оденусь и пообщаюсь.

— Понял, сейчас всё подготовим, — кивнул капитан и вышел.

Я же прошёл в спальню и стал одеваться, поглядывая на фээсбешника, что зашёл ко мне в спальню. Устало посмотрев на меня, он спросил:

— Граф, вы в курсе, что только чуть не спровоцировали конфликт с применением тяжёлого оружия? Я видел там, в зале «АГС» и «Корд» на станках. Капитана вашего я уже спросил, тот причин для неприменения не видел, говорит, адекватно всегда ответим. Да и полицейские снайперы на соседних крышах его нервировали.

— А что он неправильно сказал? — вешая на пояс рацию и вставляя в ухо гарнитуру, спросил я, поправляя кобуру на поясе. — Он свою задачу выполнил полностью, я его за службу поблагодарил. У меня к нему никаких претензий нет.

— Ясно, полицая как всегда виновата — вздохнул тот.

— А вот из них крайних делать как раз не надо — возразил я. — Произошла просто случайность, к счастью из-за приложенных с нашей стороны усилий, не дошедшая до трагедии. А так в принципе их похвалить нужно за отличную службу. А чтобы общественность не волновалась, объясните ей, о совместных учениях по захвату террористов, вот и все дела. Хозяйке квартиры мы ремонт оплатим, проблем нет.

— Да, это выход из этого положения. Я пока отдам несколько приказов — сказал фээсбешник и вышел из комнаты, разговаривая с кем-то по телефону.

Накинув на себя куртку, я вышел за ним следом и направился к выходу. Мик уже всё организовал и машины со двора были выгнаны на улицу, у этого дома было два выхода, во двор и на проезжую часть. Гоша шёл с нами, его отвезут на другую квартиру, тут жить уже было невозможно с разбитыми окнами, там доспит. С хозяйкой, а она была тут, уже поговорили. Так что, держа в руках несколько толстых пачек с деньгами, она только благодарила, кланяясь, и претензий теперь не имела. Теперь она ещё одну квартиру могла купить.

С полицией мне пообщаться не дали, нас сопроводили до машин и отправили в сопровождении гаишной, это чтобы мы опять ничего не натворили, к отелю. Да ладно, хорошо же всё закончилось.

В машине я связался с Вольтом, выслушивая новости. Эрих помог ополченцам, так что в районе Донецка произошёл крупный прорыв армии Новороссии с захватом просто огромного количества техники и вооружения. Одних пленных перевалило за пять тысяч. Практически вся наличная артиллерия, что стояла на этом участке фронта была захвачена. Артиллеристов в плен ни мои, ни ополченцы старались не брать. Всё им припомнили.

В центре тоже всё в прядке, хотя мои ученики обнаружили два наблюдательных пункта, что недавно появились на вершинах ближайших гор. Оттуда с интересом наблюдали за всем, что происходило в долине. Судя по перехваченным радиопереговорам, шифрованным естественно, местные военные были в шоке, как ещё дети, даже ещё не подростки, ловко управляют и надо сказать ремонтирую военную технику. Своё удивление они выражали матом, девчата-связистки из нашего штаба их укорили в этом, после чего в эфире долго стояла тишина. Она прорвалась через несколько часов, кода один из пилотов поднял в воздух «Ми-24» делая пробный вылет после проведённого технического обслуживания. Пока до неплохого состояния доведена одна машина, сейчас шло её вооружение. То есть пополнение боезапаса, он отсутствовал, даже бомбы вешались. Вторая ещё была в ремонте, а за самолёты пока ещё не брались по причине полного отсутствия запчастей. Ну и остальное потихоньку восстанавливали. Похоже, придётся заказывать запчасти, как для авиационной техники, так и для бронетехники в министерстве Обороны России. Демин, уже начал составлять список с тройным запасом.

Блокпост мои тоже поставили, на единственном въезде в долину, и танк в капонир загнали. Не один из «Булатов», а тот, что из ремонта гнали своим ходом, пока его Эрих не остановил и не отобрал у экипажа. С центром это всё, местные не лезли, просто наблюдали.

Была пара звонков от Валентина, тот намекал на пару жирных карасей из-за границы, что платили просто огромные деньги. Миллиард за процедуру, но пока положительно ему не ответили, я ещё спал тогда. Подумав, велел позвонить и назначить им процедуры через три дня, но пусть эти миллиарды они переведут в драгоценные камни. Как, это их проблемы.

Остальное было по мелочи. Флотские корабли все приняли и усвоили, их уже в порты привели, там сейчас много прессы, как нашей, так и иностранной, снимают новые корабли старой постройки. Первые выпуски в новостях были посвящено этому, ну и немецкой авиации сосредоточенной на одном из военных аэродромов Подмосковья. Уже было озвучено, от кого Россия получила всё это. Да и омоложенные охотно давали интервью, так что процесс пошёл, не хватало только меня, моей пресс-конференции, где будут оператор, звукач и всего один корреспондент.

В остальном так, шелуха, большую часть Вольт отсеял, чтобы не грузить меня второстепенной информацией. Молодец, штаб под его контролем и командованием работал всё лучше и лучше. Эх, разгребу дела и вернусь в долину, отдохну дней пять. А рутину на учеников сброшу, уже есть на кого. Потянут без проблем. Гошу в Склифосовского устрою, пусть учит местных как применять магические медицинские артефакты, ну и заодно там же будут проходить процедуру омоложения по президентской программе ветераны и ценные специалисты преклонного возраста. Таких тоже было огромное количество, взять тех же спецов с оборонных заводов, там ведь пенсионеры работают, молодняка ведь почти нет, а тот что есть, из их же семейных, династиями работают. Так что поможем России с ценными специалистами.

Кстати, по омоложению. В Крыму была отработана вся эта процедура, как омоложения, так и вживлении бывших стариков в новую жизнь. То есть им выдавали новые паспорта со всеми отметками, месяц адаптации и помогали устроиться в жизни. В основном в армию и флот. Большая часть их них были военными пенсионерами, да ценные спецы с военных верфей. Так что теперь можно начинать омоложение и в Москве, опыт, полученный в Крыму, уже был занесён на бумаги в качестве инструкций и формируются новые отделы в администрации города, которые будут этим заниматься.

В это время мы подъехали к нужному отелю, объехали его и спустились на подземную парковку под зданием. Дальше лифт, и вот, мы находимся в конференц-зале, где нас уже ждали.

После встречи с президентом, я направился на нашу вторую квартиру. Хотелось выспаться и прийти в себя. Что-то я загоняю себя, но ведь нужно снять самые сливки в связи с нашим появлением. Потом народ прочухает что и как, и уже начнут снижать цены. Пару месяцев ещё можно подождать, рубя бабло и покупая на них начавшие расти в цене камни, но всё же цена на мои услуги начнёт падать и смысла мне в том, чтобы заниматься этой же работой не будет. Сейчас пока держится ажиотаж и Валентин будет находить, вернее его будут находить, жирные клиенты, потом ещё можно подстегнуть слухи о нашим скором отбытие и омоложение остановится, чтобы вызвать резкий скачок спроса на наши услуги. Однако как я уже говорил, сливки мы снимем в первые месяцы.

Пока мы ехали, я слушал доклад Вольта, тот сообщил, что к ним вечером была попытка прорыва. Участковый милиционер, из ближайшего населённого пункта у которого этот центр находиться вроде как на подведомственной территории, сотрудник опеки, с водителем в машине. Вот этот водитель, по словам Вольта и был инициатором приезда и был он не сержантом полиции а сотрудником крымского управления ФСБ. В общем, первые гости пытались нагрянуть. Однако не получилось, документы о продаже были подписаны, оставшаяся сумма переведена на счета прошлого хозяина долины, документы будут доставлены завтра днём адвокатом и переданы новым владельцам, то есть нам, так что мои ученики чувствовали себя в долине полноправным хозяевами.

В общем, по приезду на место и наткнувшись на блокпост, гости, стараясь не делать лишнего движения, покинули машины, на них было направлено десяток автоматных стволов, танковая пушка, пушка «БМП» и крупнокалиберный пулемёт «бэтра». Командир блокпоста в связи с тем, что бетонные блоки чтобы положить их на дорогу и затруднить быстрое проникновение в долину ещё не подвезли, сделал это с помощью бронетехники. Просто когда из ущелья, где бежала старая асфальтированная дорога, появился «уазик» с полицейской символикой, ему сначала перегородил путь «БМП» потом и «БТР» заехал на дорогу, перерезая обратный путь. Ну а потом гости вышли, мои их обыскали, и командир блокпоста вежливо поинтересовался какого-хрена им тут надо. Связь он держал прямую с Вольтом, так что они могли координировать свои действия. Тогда же и выяснилось что водитель-сержант вовсе и не водитель и не сержант, а самый настоящий капитан. Одним словом гостей к нам не пустили, хватит наблюдателей на склоне гор, так что развернули их и направили обратно. Перед этим командир блокпоста намекнул капитану, что в следующий раз пусть придумает что-нибудь пооригинальнее, ну или получит разрешение у Учителя. В Москву отправлять запрос бессмысленно, для учеников эта филькина грамота может разве что на подтирку пойти. Именно так и сказал командир блокпоста. Гости уехали, а ученики в три раза быстрее начали возводить оборону и приводить технику в порядок. Но никаких особых выводов не последовало. Их проверили и удовлетворились результатом.

Были ещё новости, о чём Вольт доложил. Работали штатовские спецы по электронной разведке, наш штаб уже начал игру с ними и Вольт запросил разрешение в случае крайних мер переходить к жёстким ответам, а то у пиндосов вообще тормозов не было. Разрешение я дал.

Так что пока я общался с прессой и президентом, особых изменений в мире не произошло, так мелочь. Лишь послы разных государств засуетились, и российскому МИДу пришлось работать в авральном режиме, даже из отпусков и больничных сотрудников вызвали.

По нашему общению с Вячеславом, корреспондентом первого канала, процедура интервью обоим понравилось и всё прошло хорошо. Тот был предупредителен, показал, где я должен сидеть, как позади меня должны неподвижно стоять два бойца, выдал мне на руки список с вопросами и пока я их читал, подошедшая девушка наложила мне на лицо грим. На вопрос зачем, ответили, чтобы лицо не бликовало. То есть кожа она бликует и это видно на экране и, кажется что у человека потное лицо. Ну, в общем, журналистские заморочки. Дал я разрешение тональный нанести, только предупредив, что красить губы и ресницы не дам. Посмеялись, это разрядило обстановку, и дальше уже работали деловито. Часть вопросов из списка я попросил вычеркнуть, часть добавить, а так мне понравилось, никаких хитрых вопросиков с подковыркой. Чисто открыть перед читателями кто я такой и снять покров тайны с нашего появления и дальнейших планов. Кстати, в списке о новом мире не было сказано ни слова, похоже, и мне этой темы касаться не следовало. Хоть бы позвонили и предупредили из Кремля, мог и ляпнуть. Мне не сложно и откровенно говоря, на политические игры было плевать.

Вячеслав задавал вопросы, я на них отвечал, на часть сразу, на часть брал на раздумья секунды две-три, больше для демонстрации сложности вопроса и ответа. Мы обговорили причины моего тут появления, о моей школе и учениках, планах на будущее и о сотрудничестве с Россией. Даже коснулись темы, что это моё третье тело, информацию о том, что я родился в Москве и погиб в этом мире, тоже была выдана, так как смысла её скрывать я не видел. Потом корреспондент взял десятиминутное интервью у Мика, но в основном это касалось его командования учениками в боях с немцами в сорок втором соседнего мира и о том, как он уже в этом мире водил группу штурмовиков на позиции солдат ВСУ. Тот вежливо поправил, что простых солдат они не бомбили. Только националистические батальоны, артиллерию и подразделения с тяжёлой бронетехникой.

Помимо интервью мы передали Вячеславу часовые записи с нашими похождениями в других мирах, тот обещал смонтировать ролик и выдавать кадры при моём интервью. Выпуск планировался сегодня в девять часов, в новостях, там будет короткий ролик, а вот уже полное интервью на полтора часа после новостей.

После общения с прессой, мы заехали в ресторан и поужинали там, время до назначенного срока ещё было, лишь потом направившись в Кремль. С президентом я пообщался, тот чуть позже передал меня на руки премьеру, как оказалось теперь он ответственен за программу омоложения и лечения. С президентом разговор был не больше часа, тот похвалил меня за интервью, мол, я хорошо держался, коснулся темы обучения воинских подразделений знаниям с помощью амулетов, больше любопытствовал на эту тему, и сообщил, что обе больницы готовы частично перейти на магическое лечение, дело осталось за нами. Я сообщил, что в любую из больниц у меня уже готов специалист. Гоша находился в Москве и при нём был комплект медицинских амулетов и артефактов, так что завтра с утра он начнёт работу. Причём он может работать до обеда в одной, после обеда во второй клинике. Главное для него обучить персонал обращаться с амулетами и дать им опыт с работы с ним. Недели хватит, потом я заберу Гошу. А амулеты и артефакты, два комплекта с артефактами заряжения камней-накопителей я выдал сразу. То есть просто достал их из безразмерной сумки и сложил двумя комплектами на столике, пояснив для чего нужен тот и или иной амулет или артефакт. Чуть позже их по описи забрали и обещали что к утру, к приезду Гоши, они будут в больницах, переданы лично в руки главврачей, что будут отвечать за их сохранность.

Передавал я сразу эти медицинские магические инструменты не просто так, потом я перевёл разговор на свои нужды. То есть выложил список с запчастями и комплектующими для военной техники, захваченной на Руине, список был обширен, и попросил помочь с приобретением всего, что было в списке за нормальную цену. То есть не подарить, а просто продать, но с доставкой на место, то есть в долину. Тот обещал подумать, но список взял. Так же мы с ним обговорили и покупку вертолётной техники. С транспортными и пассажирскими вертолётами проблем не было, вот боевые, тот обещал подумать, но… договоримся.

Потом я уже разговаривал с премьером, с ним мы больше обговаривали схему лечения. Тот поначалу хотел открыть общий центр по омоложению, но я его остановил. Зачем везти стариков со всех уголков России, если оборудование легко перевозиться в обычной сумке. Проще командировками перебрасывать специалистов, чтобы они работали на месте, транспортировка куда экономнее выходит. То обещал подумать над этим вопросом, сходу сообщив что, похоже, таких центров будет восемь по количеству федеральных округов, туда был включён и Крым. К приезду специалистов будут подготовлены и помещения, и начнётся подвоз тех, кто начал записываться на процедуру омоложения. Желающих много, из ветеранов всего два отказа, видимо они просто устали жить. Так что с премьером мы общались даже дольше чем с президентом, ну а потом, обговорив всё, собрались и направились на квартиру. Хватит на сегодня, всё устали, всем нужно выспаться. Завтра много работы, как бы девчат, хотя б одну вызывать из долины не пришлось. Пора ускорить обучение остальных будущих лекарей, подспорье нам было необходимо. Гоша будет учить местных врачей, как использовать магические медицинские амулеты и артефакты, те спецы крепкие разберутся быстро, а мне уже завтра в специальном медицинском центре уже принимать первых стариков для омоложения. Государственная программа была запущена. А торопливость эта была обусловлена тем, что они умирали, каждый день по несколько человек и мы теряли будущих спецов и ветеранов. Вот такие дела.