У аббатства мы задержались на четыре часа, а это непозволительно много. Но задержка была вынужденной. Всё же определившихся со своей дальнейшей судьбой было много. Около трёхсот детей я лишил Дара по их просьбе с помощью шкатулки епископа, той самой, которая лишила магии меня. Научиться её использовать было не трудно, там ручное управление. А вот сто девяносто три ребёнка, от совсем крохи до почти взрослого шестнадцатилетнего парня решили отправиться со мной. Ну как решили, альтернативы у них не было, семей тоже. Идти не куда. Я для них был единственным шансом. А я понял что всё, это засада, которую я не ждал. Одному мне столько одарённых просто не поднять, кадров пока не было, помощников. Старшие ученики требовались, а у меня их было на пересчёт. На всех не хватит. Да и те что были, только-только сами стали учениками.

После недолгих раздумий я понял, что выбора у меня всё равно нет, и придётся использовать то, что было в наличии, моих первокурсников учеников. Конечно, часть малышей ушли со знакомыми и родственниками, которые обещали отвести их домой, но всё же и на мою долю их было немало, да что немало, мне досталась большая часть малышни. Многих просто не знали куда их вести и есть ли у них семьи. Так что либо я их брошу, либо они сгинут в этом королевстве, другого не дано. Я же даже выбор перед собой не ставил. Я может и сволочь, но подонком никогда не был и детей взяв под свою руку, никогда не брошу. Характер не даст и чувство ответственности.

Пока те дети, которых я уже лишил Дара грабили аббатство и деревенских, отбирая у них одежду и избавляясь от своей, кстати, виконт тоже был лишён Дара, я на свободной площадке развернул один из своих складов. Это был не современный склад, а времён отечественной войны, один из тех, что я прихватизировал, когда попал в мир Сталина и Гитлера, поэтому и то, что там хранилось, соответствовало эпохе. Выбор пал на него из-за техники, что там хранилось, там было её самое большое количество. Хотя сам склад был имущественный, с продовольствием, вооружением и формой.

— Готово, командир — сообщил подошедший ко мне Мик, когда я открывал створки склада.

Сразу у ворот стоял грузовичок, был виден задний борт тентованной «полуторки» и номер на ней. Склад ранее принадлежал советским войскам, впоследствии захваченными немцами. Так что внутри находилось две или три советские машины и пяток немецких, точно не скажу, но то, что среди машин был топливозаправщик — это я помнил точно.

— Отлично, идём — повернулся я к нему, и мы направились в сторону отдельной группы парней и девушек, к тем, кому было двенадцать и выше. То есть мне нужен был личный состав, но предварительно я собирался принять магическую клятву ученика учителя. Кстати, клятву с моих действующих учеников я взял не сразу, а чуть позже.

Мику и Одне я дал задание разделить своих будущих учеников на три группы. Первая, мне нужен был личный состав, там были только подростки. Кто-то же должен управлять машинами и охранять конвой. Вторая, разделить на вторую группу, из детей помладше, обязанность которых следить за малышнёй. Третья, эта группа, из малышни, их пока просто нужно отделить от остальных и пересчитать, записав данные. Одна как раз этим занималась, расспрашивала, как зовут очередную кроху и откуда она, записывая в офицерскую тетрадь. Не все могли ответить на эти вопросы, но хоть имена узнавали.

По старшей возрастной группе я могу сказать так, у меня стоял выбор или учить их русскому языку, но потом потребуются пять дней простоя пока знания устраиваются, или учить военным знания, дать тех же знаний офицеров десанта и спецназа. Да, я помню, как учил советских бойцов и командиров за раз сразу немецкому языку и давал им опыт и знания, но там другое и вмещалось всё в один кристалл-амулет. К тому же там были взрослые, а их обучать легче и можно сразу внедрять два вида знаний. У детей сложнее, так часто делать нельзя. К тому же я там был в виртуальном мире-сне, в реальности пришлось учить или одному или другому, так и тут. За раз всему не научишь, нужно время для освоения, поэтому я решил старшую возрастную группу учить воинским знания и умениям, всё равно ими будут командовать мои старшие ученики, что прибыли сюда со мной, а я уже ими, среднюю возрастную категорию сразу обучу русскому. Малышню пока трогать не буду, им ещё расти и расти, главное вывезти отсюда.

Дальше я работал как на конвейере. Мик уже объяснил, что будет происходить, так что подростки, как парни, так и девчата при моём приближении ложились на траву и дожидались, когда я коснусь их лба тем или другим амулетом. А как же, мне ведь нужны водители, стрелки, сержанты и танкисты. Мик провёл опрос, выделил лидеров, таких было восемь, им я внедрил знания офицеров. Остальные получили знания и опыт сержантов-контрактников, которые этим опытом поделились со мной. Девчата в основном стали снайперами, водителями и наводчиками для бронетехники, парни десантниками, командирами, операторами оружейных систем. Даже была одна группа из пяти парней, которым я дал знания разведчиков, одному из них внедрил знания офицера-взводного.

За двадцать минут обойдя куцый лежавший строй из учеников, присягу я у них принял, магически засвидетельствовав это амулетом, и направился к средней возрастной группе, вот их было больше. Тех, что повзрослее и фактически вступили в мои вооруженные силы было всего тридцать девять, вот средней возрастной группы было за сотню, остальное малышня.

Один из моих учеников, Юлий, он мехводом был на «бэтре» убежал на склад, я его поставил ответственным за выдачу имущества, отправив на его армейский планшет информацию по этому складу, что и где лежит. Одна занималась малышами, двое сидели на месте наводчиках в бронетехнике, Мик возился со старшей возрастной группой. Только средняя возрастная группа пока контролёра не имела, некого мне к ним было направить. Вот эту группу учить воинским премудростям я не спешил, а приняв присягу, стал учить только русскому, причём всех. Заняло это у меня всего десять минут. Это было не сложно, подходить к каждому и касаться лба. На сорок третьем амулет разрядился, я достал следующий и продолжил. Закончив, я проверил их состояние диагностическим амулетом и только после этого поспешил к складу, где уже толпилось пяток учеников из старшей возрастной группы.

Мик поступал просто, когда кто-нибудь приходил в себя, он подходил к нему. Велел не вставать и протягивал пистолет, приказывая провести неполную разборку-сборку. Часть тупо крутили пистолет в руках, знания ещё не освоились, поэтому Мик переходил к следующему. Те, кто выполнял его приказ, он отправлял к складу, вооружаться и переодеваться. Юлий один не успевал, поэтому там и начала образовываться толпа. О средней возрастной группе я не думал, когда первые начнут приходить в себя, они должны будут подходить к Одне для дальнейшего инструктажа, им заранее сообщили об этом.

— Что у тебя? — спросил я Юлия, подходя к воротам склада.

— Форму образца сорок первого года я выдал, проблема с фурнитурой — стараясь отдышаться, пояснил тот. — Они получили современные знания, а форма и оружие устаревшие.

— Ясно. Там на верхних стеллажах коробки, в них уставы, там прописано, что, кому и куда пришивать. Знаки различия я смотрю, у тебя в наличии есть. Мик уже определился, кто кем будет?

— Да, все рядовые, только разных родов войск, а те кто получил офицерские звания, получат от меня треугольники сержантов. Пока они все стажёры.

— Хорошо — согласно кивнул я и, окинув взглядом своих новых учеников-подчинённых, как раз ещё двое подошло, спросил. — Водители есть?

Юлий тут же перевёл мой вопрос. Как оказалось этого не требовалось, меня понимали. Выяснилось, русского они не учили, но уставы и всё остальное было на русском, поэтому меня понимали, но ответить не могли. Руку подняли двое, парень блондин лет пятнадцати на вид, и девочка лет четырнадцати.

— Рядовой Косов — представился парень.

— Рядовая Легуе — представилась девушка. Юлий перевёл её фамилию как Синица.

— Форму и вооружение получите позже, сейчас ваша задача выгнать всю технику наружу и подготовить её к дальнейшему движению. Как подойдут остальные водители, они вам помогут. Всё ясно?

— Так точно! — вытянувшись, хором ответили оба, причём на русском, Юлию даже переводить не пришлось. Действительно знания уставов и инструкций позволило им понимать меня.

Конечно с «полуторкой» им пришлось помучиться, я подсказал насчёт заводной рукояти, и через пять минут машина задним ходом была выгнана наружу. Чуть позже за ней последовали остальные. Насчёт топливозаправщика я не ошибся, был он, причём с полной бочкой бензина.

К этому времени подошло ещё четверо водителей, так что я закрепил за каждым его машину. С количеством я немного ошибся, было три советских грузовика, две «полуторки» и «ЗИС», четыре немецких грузовика, топливозаправщик и гробообразный немецкий бронетранспортёр «Ганомаг». Экипажи у нас уже были сформированы, поэтому получив форму, нижнее бельё, комбинезоны, шлемофоны, амуницию и личное оружие, всем я приказал выдать пистолеты, в данном случае «ТТ», карабины позже получат, я раскидал их по бронемашинам. Две тройки в «БМП» и «БТР», они уже осваивались с этой техникой, трое в «Ганомаг» вот этим пришлось тяжело, знания только современной техники, но ничего, осваивались, остальные сформировали автороту, два отделения десантников по девять-десять бойцов и группу разведчиков. Именно им я и передал «Ганомаг». Командирами я назначил своих старших учеников и они уже знакомились с подчинёнными и осваивались на своих должностях.

Пока ученики осваивали машины, я посмотрел на водные процедуры, что проходили в водах озера. Дети отмывались, они ожесточённо смывали грязь с себя, выданными мочалками и кусками хозяйственного мыла. По берегу ходила Одна и специальным амулетом уничтожала насекомых в волосах, а они были практически у всех. Старшая группа учеников, что сейчас осваивала технику и оружие, уже помылись и прошли санобработку, так что были чисты, сейчас и малышей загоним в воду.

Все десантники и разведчики были парнями, в форме с «ППД» и «Дегтярёвыми». Современным оружием я их пока не вооружал. Это тоже очень хорошее оружие. Девушки получили карабины «Мосина» со снайперскими прицелами, был один ящик с пятью единицами, всё и ушло. Из них был сформирован снайперский взвод под командованием Олии. Одна командовала авторотой и взяла на себя обязанности зампотылу.

Пока старшие ученики строили новых подчинённых, пока просто гоняя их строем, чтобы те немного пообвыкли и недавно внедренные знания, наконец, усвоились, я занимался распределением младшей и средней возрастной группы по машинам. Как-никак их было не так и много. В принципе и дети были худыми, так что грузовики были заполнены полностью, даже места немного осталось. Десант, разведка и снайперы устроились на броне бронетехники. Конечно детям, а большинство были деревенскими, вон так вот поначалу шугались техники, а потом ничего пообвыкли, те что постарше получили знания, и так её не боялись. Привыкали, одним словом.

Я уже особо не беспокоился тем, что мы протянули тут столько времени, в принципе есть чем встретить нам местных, так что уже махнул рукой. Слух о нас должен расползаться в сторону.

Заметив, что на опушке появились цепью десантники второго отделения, я даже улыбнулся, в советской форме образца сорок первого года, с оружием, амуниций и даже в касках они выглядели как настоящие бойцы и командиры тех времён, только очень молодые. Я отправил их ликвидировать группу святош, что отошли вглубь леса и пережидали там пока мы не уйдём. Их «Глаз» засёк. Ликвидация прошла успешно, заодно десантники прочувствовали, что это такое огнестрельное оружие на примере в своих руках и похоже уничтожение святош доставило им немалое удовольствие. Мы уже были собраны, все сидели по машинам. Поэтому, как только показались десантники со своим командиром, одним из моих старших учеников, я скомандовал начать движение. Только головной «бэтр» взял правее от дороги и на миг остановившись, принял на броню пострелявших десантников, чуть позже он догнал колонну и занял своё место впереди. А метрах в трёхстах впереди шёл «Ганомаг» с разведчиками, как раз они въехали под тень деревьев на лесную дорогу. В общем, двинули. Наконец-то, а то от детского шума и гама у меня уже голова начала болеть. Чую моим старшим ученикам было тяжелее.

Опыт с десантниками пострелявшим выживших святош был в плюс, я собирался провести учения с практическими стрельбами всем остальным, кто только ещё осваивал знания, личный опыт это совсем другое, чем теория. Разница велика и эту разницу нужно убрать практикой. Чую этой практики у нас будет вдоволь.

Так что, оставив территорию аббатства с ямой от убранного склада неподалёку от озера позади, мы направились в путь, а куда нам двигаться дальше я уже знал. Была возможность допросить захваченных паломников на постоялых дворах, так что информацией я владел в полной мере.

Конечно, всё происходило очень быстро. Освобождение, общение с освобождёнными, их выбор, мне досталась почти половина, взятие в ученики, хотя ни с кем из бывших узников я не беседовал и не пытался понять подойдёт он мне или нет. Как-то не правильно это. Бывает такое, просто пообщаешься с человеком, и возникает к нему резкая антипатия, я тоже не лишён этого греха, но взял всех. В принципе как учитель я мог расторгнуть магический договор учителя-ученика в одностороннем порядке, но надеюсь, это не потребуется делать. Пока же было не до того чтобы знакомиться со всеми, вернёмся на остров, сделаем, но не сейчас, на это просто не было времени. К тому же возникла шаткая ситуация. Я не мог отправить конвой в сторону океана, эсминца там нет, мы его с собой забрали, но и создавать временную скрытую базу на территории королевства тоже не очень хорошая идея. Обнаружат быстро, а мне потери среди детей не нужны. Поэтому после недолгого размышления я решил так и двигаться по землям королевства всем вместе, тем более сила у меня в руках сосредоточенна довольно большая и отбиться даже от армии, что уж говорить о святошах, мы были в состоянии.

Топливозаправщик за рулем, которого я сидел, доверять руль неопытному водителю, что устроился рядом, на соседнем пассажирском месте, не хотелось, чуть позже доверю ему, но пока пусть освоит те знания, что были внедрены ему в голову, а пока он просто наблюдал за тем, как я действую. Так вот, управляя топливозаправщиком, я слушал эфир через гарнитуру радиостанции, у всех моих старших учеников были такие, у экипажей только штанные радиостанции их бронемашин. Командиром каравана я назначил Мика, он осуществлял общее командование, я же был контролёром, внимательно наблюдая за всеми его действиями. Пока Мик работал профессионально, пользуясь тем боевым и армейским опытом, что был ему дан.

Мы въехали в лес и через шесть километров благополучно его преодолели, встретив разрозненные группы из детей бывших пленников и бывших одарённых. Три группы повстречали, что торопились уйти как можно дальше от аббатства. Но мы на них внимания не обращали, отрезанный ломоть, нам с ними не по пути. Дара у них теперь нет, да и отказались они присоединяться к нам. Особо наглая группа ехала на крестьянской телеге, отобранной у деревенских. Молодая кобыла резво бежала в постромках. Думаю, эти уйдут далеко, возможно их не поймают.

Куда нам нужно двигаться, Мик был в курсе, поэтому на ближайшем перекрёстке караван машин повернул в нужную сторону и даже немного прибавил скорость, дорога это позволяла. Топлива в баках хватало, часть машин дозаправили, поэтому я рассчитывал проехать до наступления темноты километров семьдесят-сто, как повезёт, и встать лагерем. Дети не кормлены, им лишь сухпай выдали из галет и фляг с водой, так что будем останавливаться и готовить еду. В том складе, где мы взяли эту технику, форму, амуницию и оружие, за дальними стеллажами стояло три новеньких армейских походных советских кухни, но мы торопились, поэтому кухни так и остались на складе, а они нам бы пригодились. Ничего, доберемся до места, где разобьём лагерь, снова развернём склад, выкатим кухню, думаю, одной средней ротной хватит, да и продовольствием разживёмся и приготовим ужин. Одна этим займётся, небольшой санитарный взвод и хозвзвод из девчат ею уже были сформированы и, хотя в обоих пока было по три девчушки, помощников из средней возрастной группы мы им найдём, главное, что нужные знания они получили.

Я строил армейскую систему общения как самую удобную по управлению таким количеством детей. Дисциплина и порядок, именно это мне и было нужно. Пока всё было не организовано, разве что боевые отрады, но они пока были сформированы можно сказать на словах, хотя во вовремя охраны каравана всё больше и больше осваивали те знания, что я им внедрил в голову. Средняя и младшая возрастные группы пока для нас были аморфными из-за усталости, не организованными, поэтому я собирался по прибытии на место начать организовывать отрады, поставив над ними старшими, именно эти старшие и будут ответственные за порядок и действия своих подчинённых. Короче говоря, работы предстоит много. Лично я будь у меня такая возможность, всю малышню и часть средней возрастной группы сплавил бы магам Тории, наверняка пост в той роще всё ещё действовал, но не судьба, управлять межмировым порталом я пока не мог. Очень жаль, так как именно на Торию мне и было надо, именно там имелись ингредиенты для магических лабораторий. В принципе я и сам алхимик не плохой, да что не плохой, хороший, но в этом мире нужных травок не было, вот и получалось, у меня выход, чтобы решить эту проблему, был один. Попытаться вернуться на Торию. Думаете это невозможно? Шанс конечно один из тысячи, но невозможным я его не считал. Тем более было два шанса, если мы попадём в Рай, на мою личную планету, так там тоже есть немалые запасы нужных зелий. Так вот, порталом пользоваться можно, собрать его и подготовить к переходу не проблема, тем более я уже озаботился зарядкой его накопителей, ученики к тому времени спокойно заряжали камни. Проблемы была только в том, что я не могу использовать портал, настраивая его, чтобы переместиться в какое-то определённое место, например на Торию или на Рай, то есть портал я мог активировать только в автоматическом режиме поиска мира, а куда, в какой мир приведёт автоматический поиск я не знал, но надеюсь, что всё же удача нам будет способствовать и мы попадём в один из тех миров, что мне были нужны. А дальше возвращение магии дело техники и времени. Главное чтобы нужное и подходящее тело было под рукой. Как раз за ним мы и ехали.

Вряд ли кто добровольно отдаст мне своё тело, поэтому придётся искать тех, чьё мнение мне было не интересно, то есть, фанатиков паладинов. Двигались мы к одиночной крепости, где был один из центров по боевой подготовке паладинов. Всего в этом мире, на континентах что контролировали святоши, их было восемь, мало конечно, но и добровольцев-одарённых, которым они промыли мозги было не так и много. Однако всё же были.

От аббатства, который мы уже давно покинули, до этого самого центра, по прямой было километров триста, и я надеялся, что мы преодолеем это расстояние дня за два. Завтра к вечеру уверен, будем на месте. Мик знал куда двигаться, центр располагался в пятидесяти километрах от столицы соседней провинции, в центре огромного леса. Так что двигались мы по дороге уверенно, карты местных территорий у нас были, добыли у паломников. По моему плану это была последняя акция, добываем паладинов, вяжем их, мне нужны подопытные, отбираю себе тело для замещения, причём такое, чтобы базовый уровень Дара у него был максимально возможный, не хочу быть слобосилком и на максимально возможной скорости двигаем обратно к побережью океана, а там эсминец и наш остров. Дальше подготовка к перемещению, параллельное знакомство с учениками, обучение, хотя бы детские сетки научить их носить и заряжать накопители и можно начинать прыгать вместе с детьми, тут я их оставлять категорически не хотел, по мирам в поисках нужных. Напомню, их было два.

Через час, после того как мы покинули лес что окружал аббатство, Мик по рации приказал вставать на обочину и остановиться. Водители, которые впервые сели за баранку устали, у них было и моральное и физическое истощение, да и малыши тоже устали, многие хотели на горшок. Аккуратно, припарковав топливозаправщик на обочине, метров в десяти встав от заднего борта передовой грузовой машины, я заглушил мотор и, хлопнув водителя по плечу, указал на своё место, сообщив:

— Дальше ты поведёшь, я подстрахую. А пока займись заправкой, думаю, разберёшься.

Можно было не переводить, я уже знал, что он меня понимает. Тот кивнул, давая понять, что приказ понял. Пока остальные разминали ноги и отдыхали, из одной из машин достали три ящика с тушёнкой и начали из вскрывать, устроив по приказу Мика небольшой перекус, водитель топливозаправщика пересел за руль, неуверенно посидел пару секунд и электрическим стартером запустил мотор. Дальше он подгонял машину к грузовикам и даже бронетранспортёру, к тому что «Ганомаг», «БМП» и «БТР» были дизельными, и через шланг закачивал топливо в баки. Первые машины он заправлял неуверенно, что уж говорить, даже немного пролил, но с опытом приходило умение, так что заправил всю технику довольно быстро. Мехводы двух других бронемашин, заливали солярку в баки из канистр, хотя топлива в баках ещё было.

Встали мы в чистом поле, Мик выбрал правильное место для остановки, всё вокруг было видно на много километров. За время пути у нас, конечно же, были встречи с местными, но мы на них внимания не обращали, лишь небольшой отряд святош не избежал нашего внимания. В общем, разведчики, что шли передовым дозором, успели пострелять, уничтожив шестерых конных, что сопровождали карету с каким-то чином в местной святой иерархии. «МГ» установленный на бронетранспортёре с шестисот метров скосил и всадников, и кучера и изрешетил карету. Причём командир экипажа, что стоял у пулемёта первым номером, стрелял из этого оружия впервые в жизни, так что первые очереди из-за стресса ушли в «молоко», но потом он взял себя в руки и короткими очередями положил всех. Чуть позже бронемашина сблизилась с местом боя и разведчики, покинув десантный отсек, добили раненых и собрали трофеи. Разведка была вооружена четырьмя «ППД», и одним «Дегтярёвым», лишь у командира и у пулемётчика было дополнительное оружие, по пистолету. Пистолеты были и у экипажа. В данный момент командир без напоминания Мика и командира группы разведчиков, которому был переподчинен, занимался чисткой пулемёта. Инструкция, правда, на немецком языке, по разборке и сборке оружия, у него была. Разберутся по картинкам.

В это время ко мне подбежала девчушка лет десяти на вид и протянула два бутерброда. Это были галеты с толстым слоем тушёнки сверху. Как я заметил таких «официанток» бегало много вокруг, разнося пищу водителям и бойцам, малышня и так тусовалась в борта одной из машин, где и был организована временная столовая и где делались эти бутерброды.

— Спасибо, Солнышко — поблагодарил я.

Та улыбнулась так, как будто действительно засияло доброе солнышко, присела в крохотном ревансе и, развернувшись на голых пятках, понеслась обратно.

Откусив кусок бутерброда, я стал задумчиво наблюдать за броуновским движением вокруг. Ничего не поделаешь, малышей и детей постарше хватало. Мик и остальные пытались навести порядок, но особо у них не получалось. Заметив, что лейтенант направляется в мою сторону, я покосился на солнце, до захода оставалось часа четыре, и дождался когда он подойдёт.

— Разрешите?

— Докладывай — кивнул я, снова откусив кусок. Есть действительно хотелось.

— Думаю ещё часа полтора пути и нужно вставать лагерем. С этим табором нам далеко не уйти. Предлагаю сделать хорошо вооружённый и защищённый лагерь и выдвинуться к паладинам небольшой боевой группой, потом на обратном пути забрать малышей и можно выдвигаться к океану. Иначе они свяжут нам руки.

— Я думал об этом — кивнул я. — Идея хорошая, в принципе стоит её обдумать… Вот что, лагерь мы организуем, причём где-то тут, рядом с водой, мы ведь удаляемся от побережья. Тебя я оставляю старшим в лагере, две трети подготовленных бойцов останутся также с тобой, а сам на «Урале» с отобранными учениками двину дальше. Много людей мне не нужно, трёх водителей и десяток бойцов хватит за глаза. Использую артефакт усыпления, вряд ли у святош есть защита против него, собираем всех спящих, отобрав тех, кто мне подойдёт для замещения тела, остальных уничтожим и вернёмся с пленными…. Да, думаю, лучше так и сделаем.

— Учитель, а когда аббатство захватывали, разве нельзя было этот артефакт применить? Тогда бы ни один не ушёл? — спросил удивлённый Мик.

— Можно было — пожал я плечами. — Но тут двойная система стандартов, и вас через бой прогнать хотелось, и артефакт работал широким спектром, то есть усыплял всех, детей тоже, а я не хотел терять время, чтобы будить каждого. Да и дальность у него так себе, максимум километр.

— А, тогда да. Тогда правильно вы поступили… Когда выдвигаемся дальше?

— Как все пообедают, так и выдвинемся. Как я успел убедиться, малышня уже вся поела, сейчас кормят среднюю возрастную группу, бойцы тоже получили свою долю. В общем, через двадцать минут начинаем движение.

Мик отошёл, а я продолжил добивать второй бутерброд, подкрепляясь. Ко мне изредка подходили ученики из командиров, часть я отправлял к Мику для решения бытовых вопросов, часть решал сам. Двадцать минут пролетели быстро, все успели подкрепиться, многие не особо стесняясь, справили нужду, малышня так вообще насчёт этого не заморачивалась, так что через эти самые двадцать минут, погрузившись в машины, мы начали движение.

Снова в полукилометре впереди двигался одиночный «Ганомаг» с разведчиками, им поставили задачу найти нормальное место для лагеря, где есть вода и удобно держать оборону. В голове колонны шёл «бэтр» с десантом на броне и во внутреннем отсеке, потом грузовые машины, включая наш топливозаправщик, где я был пассажиром, замыкал колонну «БМП» со вторым отделением десанта. Нормально шли, пока без аварий и жертв… Хотя нет жертвы были, я о них уже напоминал, это были святоши. Трофеи Мик изучил и сообщил, что добыли разведчики. В карете действительно был чин, средний, вроде главы храма, вёз он документы. Изучив их, Мик сообщил, что тот обычный ревизор, интереса для нас он не представлял. А мелкие трофеи расползлись среди бойцов и малышни. Что с тела взято, то свято, это был мой принцип, и ученики его поддерживали.

Буквально через сорок минут, когда извивающаяся по полю дорога вывела нас к небольшому озеру, оно находилось сбоку от дороги, рядом с крохотной рощей, которая просматривалась насквозь, я отдал приказ по рации сворачивать к нему. Место было удобным, рядом холм, где можно поставить танк, чтобы он контролировал всю округу. Танкисты у меня были, тот самый экипаж «Ганомага» так что место действительно было удобным для лагеря. Правда у дороги находилась деревушка на десять домов, но от неё до озера было два километра, не помешает. А так мы такие населённые пункты, включая один городок, проехали с десяток, городок так вообще объезжать пришлось через брод. Конечно же, наше появление вызвало панику, но пока она разрасталась, мы к этому времени уже успевали благополучно скрыться.

Свернув с дороги к озеру, мы проехали перед этим по единственной улице деревушки, и остановились на берегу. Парни и девчата-водители буквально выпадали из кабин. Для них работа шофёра была очень тяжёлой. Тем более первый день. Ничего, когда мы рванём к побережью, ещё освоятся, а пока могут отдыхать, справились с работой. Правда Мик так не считал, пинками загнал их снова в кабины машин и велел расставить технику в идеальную шеренгу. А «БПМ» с тремя десантниками отправил на холм, пусть там окапываюсь, делают капонир, остальные занялись организацией лагеря. Пока мой водитель, немного отдохнув, заправлял технику я отошёл чуть в сторону и развернул склад. Тот склад, где было имущество, утащенное мной из сорок первого года. Отделение десантников, прошло на склад и под присмотром Одны, которая и отвечала за питание лагеря, выкатили выбранную походную кухню. Уже были отобраны повара, то есть повар с тремя помощниками. Они начали отдраивать кухню от консервационной смазки, что была внутри, а повар командовал выделенными ему малышнёй, чтобы таскали сухие ветки, да по крепче. Повар была девушкой лет четырнадцати на вид, она получила знания армейского повара. Мне такой в Мёртвом мире всего один попался, но знания, было видно, пригодились, так как командовала эта девушка ну очень уверенно и профессионально, поэтому у кухни был порядок. Так же ей выделили имущество, вроде половников, вёдер чтобы таскать воду от озера, топора рубить ветки, ну и походных котелков. Про специи и продовольствие и не говорю. Та уже сидела и на тетрадке подсчитывала сколько нужно приготовить. Причём расчёты были сложными, так как малыши ели куда меньше взрослых.

Средней возрастной группе и старшей эти котелки можно доверить, не потеряют, а вот младшие посеют. Кстати, пока склад был открыт, Одна стала в нём активно распоряжаться. Ладно, старших мы одели в форму маломерку, троим и взрослая подошла, с обычными размерами, а остальные-то ходили в рванье, так что стеллажи с формой были разграблены, нитки и иголки в руки и часть десятилетних девчушек не понаслышке знакомых с этой работой перешивали форму по размеру. Сапоги малых размеров тоже были распределены, остались только большие размеры.

Одна записывала каждого ученика, что и кому выдавала. Первым что она выдала всем из старшей и средней возрастной группы — так это сидоры. В каждом было по армейскому котелку с кружкой и ложкой, нож разведчика в ножнах, полотенце, кусок тряпки на портянки, кусок мыла и трёхдневный сухпай. НЗ — так сказать. Это пока всё, что было выдано из имущества, форма расходилась медленно. Её хватало, но нужно было перешивать. Этим как я уже говорил занималась Одна. Мик же организовывал лагерь, в тени деревьев расставлял ровными шеренгами армейские палатки, проверял, как окапываются десантники по краю лагеря, готовя пулемётные точки, мешки им были выделены, вот они их и засыпали, делая брустверы. «Ганомаг» с разведчиками уехал, он должен был объехать окрестности, определить, что тут за местность и есть ли рядом серьёзные вооруженные силы. На обустройство лагеря я выделил ему две трети учеников из средней возрастной группы, другая треть, если не занималась пошивом формы, строила малышей, не давая им разгуляться.

Убедившись, что движение в лагере имеет управляемый порядок, часть малышни купалось у бережка в озере, другая занималась тем, чем им велели, я отошёл к складу и вызвал другой, с современной техникой и оружием. Это обрадовало Мика. «БМП» он согнал с холма и отправил за рощу, где готовилась боевая позиция, а танк лично загнал на холм, вернётся экипаж «Ганомага», примет новую машину, а эту разведчикам передаст, тем более те более-менее освоили её. Тройка десантников, что окапывались на холме, пока постерегут боевую машину, тем более Мик поднял к ним наверх «АГС» и «ДШК». Более того Мик переодел всех бойцов в новую комуфлу «флору» и выдал уже современное и главное хорошо знакомое им оружие. Снова бойцы оторвавшись от работы по обкапыванию позиций, чистили от пушечного сала новое оружие, сдав старое, и примеряли, «броники» и разгрузки. Берцы и каски-сферы их тоже порадовали. В общем, в лагере был организованный беспорядок, который медленно перерастал в настоящий армейский порядок, всё же два десятка командиров, что следили за всем этим, своё дело знали туго и быт в лагере начал налаживаться, это радовало. Даже туалет организовали в стороне, поставили две наспех сбитые кабинки над такими же наспех выкопанными ямками. Уже весело дымила кухня, у которой суетился повар и его помощники, поэтому закончив осматривать «Урал» я выгнал его наружу и отогнал к остальной технике. Дальше мы поедем на нём. Вся бронетехника останется тут, я не хотел рисковать детьми.

В стороне тарахтел дизель-генератор, Мик хотел всем бойцам и командирам выдать переносные армейские радиостанции, в бою они очень нужны для полного контроля всех и быстрого реагирования на разные ситуации, а так как переделанных под использование магических накопителей раций у меня было меньше десятка, вот он и поставил остальные на зарядку. Это тоже хорошие современные японские машинки с кодировкой сигналов, и аксессуарами.

Вызвав Мика, я узнал, что он находится с другой стороны рощи, контролирует создание огневой позиции, поэтому пройдя ровную шеренгу палаток, я вышел на противоположную опушку, роща действительно была крохотной и просматривалась насквозь. На опушке я рассмотрел пулемётную позицию из мешков с землёй, где как раз устанавливали на треноге «Корд» рядом торчал короткий хобот «АГСа».

— Что у вас тут? — спросил я подходя.

— Сейчас ещё один ряд мешков уложим и будет готовая позиция — повернувшись ко мне, сообщил Мик. — Ещё хочу установить с другой стороны озера у позиции «бэтра», миномёт. На складе есть два стодвадцатимиллиметровых, вот одну позицию и сделаем. Корректировать можно с холма. Оттуда всё видно.

— Почему один?

— Так миномётчиков всего два — удивлённо ответил лейтенант. — Командир и наводчик.

— Ах да, точно — поморщился я.

Чуть в стороне, метрах в трёхстах стоял «БМП», он контролировал другой сектор вокруг лагеря, там тоже велись работы по обкапыванию, ну а «бэтр» стоял с той стороны, где находилась деревня, которую мы проехали. Пока оттуда любопытных не было, хотя наблюдатели с холма и засекли там какое-то движение.

— Сейчас закончим тут, и я большую часть людей переброшу на другую позицию, а то там только дёрн сняли. Нужно до темноты закончить. Час всего осталось, не больше.

— Это точно — согласился я. — Ты уже отобрал бойцов, что идут со мной?

В этом я решил положиться на лейтенанта, который за этот не сказать, что спокойный день смог их хоть немного узнать.

— Да, выделены три водителя и втрое отделение десантников под командованием сержанта Охна.

— Так они же все не говорят по-русски. Из старших учеников значит, никого не хочешь мне выделить? — улыбнулся я.

— Мне все нужны — упрямо склонил голову Мик, он заразился от меня полной ответственностью за детей. — Тем более выделенные бойцы всё понимают, хоть и не могут сказать. Если что свяжитесь со мной, я переведу.

— Ладно, пусть так. Пока есть время, займусь бойцами, а то они фанят так что святоши за десяток километров почувствовать могут. Пора учить их создавать и носить детские сетки.

— Хорошо бы успеть всех обучить — вздохнул Мик.

— Реактивный какой, повезёт если четырех, а то и пятерых научу. Тут к каждому индивидуальный подход нужен.

Я был доволен, Мик и остальные ученики без моего контроля справлялись, значит, им можно будет поручать отдельные дела, которые не требуют моего пригляда. Это радовало, так что покинуть лагерь завтра утром я собирался со спокойной душой. Более того, старшие ученики выполнили мой приказ, были организованы молодёжные дружины, взводы по армейскому образцу. Из средней возрастной группы три взвода по два отделения, в каждом по пятнадцать человек, старшими выбраны безусловные лидеры. Часть учеников из средней возрастной группы стали воспитателями малышни, там тоже были сформированы десятки, над каждым поставлен старший, десятник. Были отделения из парней и отделения из девчат.

Пройдя в лагерь, я выбрал свободное место, это было не просто, везде всё было занято и, доставая из баула элементы защитной пентаграммы, стал её собирать.

Когда пентаграмма была собрана, я осмотрелся. Вокруг стояло два десятка детишек из малышни и более взрослых ребят, что внимательно наблюдали за всеми моими действиями. Осмотревшись, я понял, что пока трогать старших не стоило, они плотно работали, создавая оборону, даже из средневозрастной группы привлекли ребят и девчат.

Вызвав Одну по рации, я дождался её ответа и сказал:

— Мне нужны ученики из средней возрастной группы, начну учить их создавать и удерживать детскую сетку. Пришли одно отделение.

— Хорошо, Учитель, сейчас пришлю.

Через минуту ко мне действительно быстрым шагом подошла толпа более взрослых детей. От десяти до двенадцати лет на глаз. Шли они табором, ходить в ногу их пока никто не учил, да и знания они получили только по русскому языку, до остального ещё дойдёт, позже, но дойдёт. Этих тоже можно учить воинскому искусству.

Я этим уже занимался, вон сколько учеников, да ещё на острове дожидаются, так что опыт был. Построив ребят в шеренгу, тут были одни только парни, я коротко выложил суть того что предстоит им сделать и для чего это нужно, дав краткую информацию. Убедившись, что они поняли, о чём я, я пригласил первого проходить в пентаграмму. Это был командир отделения. К моему удивлению учить его долго не пришлось, буквально через пятнадцать минут, на нём была сетка из очень тонких линий, которая держалась на его ауре и не соскальзывала. Да и сам парень обладал Даром четвёртого уровня, а это очень неплохо, поверьте мне. Выпустив его из пентаграммы и с помощью амулета-ювелира убедившись, что он взял свою ману под контроль и непроизвольного выброса в пространства уже не происходит, пригласил следующего.

Чуть позже, когда стемнело и в пентаграмме находился восьмой из этого отделения подошёл их куратор из старших учеников, это была Олия. Она уже уложила вместе с остальными малышню в палатках, ужин уже был, и подошла ко мне. Дальше в её обязанностях контролировать это отделение и выдавать кристаллы кварца, чтобы они учились переливать в них свою ману и медитировать. Учить медитации она должна сама, а вот как пополнять камни, парни должны научиться сами, тут им никто не поможет.

— Всё, выходи — велел я, когда сетка на ауре восьмого ученика этого отделения стабилизировалась и встала как надо. Повернувшись к Олии, я сказал. — Ты знаешь что делать, с завтрашнего утра плотно займись ими.

Разобрав пентаграмму, я убрал её в баул и направился к кухне. Уже все успели поужинать, остались только мы с учеником, поэтому получив на руки котелки и ложки, приступили к ужину. Он мне понравился. Мясной суп с вермишелью, и гречка с подливой, чай был с колотым сахаром. Правда, вместо хлеба выдали каменные сухари, пришлось мочить их в супе. Дальше понятно, отбой. Устроившись в кабине «Урала» я спокойно уснул. Утро вечера мудренее, но честно говоря, за этот день я устал и надеялся, что следующие дни преподнесут только приятные сюрпризы.

Ах да, забыл добавить, разведка благополучно вернулась, не принеся плохих новостей. Так что у танка теперь был полноценный и главное опытный экипаж, знающий эту машину от и до, а оборона получила дополнительную бронированную огневую точку.