Утром, позавтракав, мы ещё до наступления рассвета собрались, погрузились в «Урал» и, покинув лагерь, после короткого прощания, проводили нас Мик и дежурная смена, выехали на дорогу, направляясь к деревне. Там была хоть и не особо популярная, но хорошо накатанная дорога. Не бездорожью же ехать, если есть нормальная дорога.

За рулём сидел один из учеников-водителей, я рядом, контролируя обстановку, десяток бойцов-десантников и два оставшихся водителя находились в кузове.

Перед отъездом я приказал загнать на склад, тот, что современный два немецких грузовика, после чего свернул его и забрал с собой, пригодится. Должен же я на чём-то вывозить трофеи и пленных. На трофеи я надеялся. Наверняка учебный процесс в том центре поставлен с помощью книг местных магов, так что я надеялся их найти, очень надеялся, почти также как и тело для себя.

В это время позади, наконец, показалось солнышко, и водитель выключил фары, стало достаточно светло, чтобы видеть всё, что было вокруг и на дороге. Планов у меня было много, но и неожиданностей вроде этих детей хватало. Я, конечно, планировал себе набрать ещё, но десяток, максимум двадцать, но никак не двести, а тут такой сюрприз. Конечно, детей я не брошу, но больше таких нежданчиков не хочется. Хотя конечно если дети-одарённые попадутся, которым некуда идти и которые сгинут на просторах этого королевства, я их естественно приму.

В это время водитель что-то сказал, указав вперёд. Выйдя из состояния раздумий, я присмотрелся. Тот заметил впереди караван из нескольких повозок. Светлые плащи на возницах и конной охране ясно показывали, кому он принадлежал. Странно, это что получается, слух о нас ещё не расползся или этим просто не успели сообщить?

— Святоши — со злой радостью прошипел я.

Радиостанции были у всех бойцов, включая водителя, у него гарнитура торчала в ухе, я вызвал командира отделения и поставил ему задачу. Святош уничтожить, груз не повредить. Водитель по моему приказу прибавил газу, пока святоши сообразят что происходит, мы уже будем рядом.

Те сообразили поздно, когда от машины до передней крытой повозки осталось метров сто. Возницы покидали свои места, а всадники нахлёстывали лошадей. Кто как мог убегал от нас. Водитель по приказу сержанта, поставил машину поперёк дороги, и через стрелковые бойницы бронированного кузова четыре «калаша» и один «ПКМ» удалили в спину убегающих святош, оставшиеся бойцы покинули кузов и присоединились к расстрелу. Штатный снайпер отделения из своей «СВД» снимал тех, что ушёл далеко, в основном конных. Я это отчётливо видел, он использовал капот машины как бруствер. Что мне понравилось, сержант не стрелял, а бдительно следил, как работает его отделение, командуя. Как только все цели были уничтожены, пятёрка бойцов направилась на зачистку мирно остановившегося каравана из шести телег, остальные рассеявшись вокруг, заняв круговую оборону, прикрывали их. Было видно, что знания полученные парнями усвоились ими хорошо, можно сказать отлично.

Через минуту пришёл сигнал от группы зачистки, что всё чисто, подранки добиты. Бойцы направились к каравану пёхом, я же как белый человек на машине. Водитель остановил «Урал» у второй повозки и заглушил двигатель, так же как и я, покидая кабину, не забыв прихватить свой укороченный «калаш». Все водители и экипажи бронетехники получили «АКСУ».

Что было в повозках я рассмотрел ещё когда был в кабине машины, бойцы откинули задние пологи, поэтому вздохнув, пробормотал:

— Мои мечты развеялись прахом. Ещё ученики.

Это действительно было так, в пяти повозках находились дети. Стандартные повозки, со стандартными клетками, лишь в шестой было продовольствие и разная утварь, видимо, чтобы кормить Проклятых детей. Пока бойцы толпились у заднего борта «Урала» там был вскрытый цинк и они снаряжали расстрелянные магазины, я подошёл к командиру отделения и сказал:

— Процедура стандартная. Те, кто согласны стать моими учениками остаётся с нами, остальных мы лишаем Дара и отправляем во все четыре стороны. Они могут забрать с собой всё продовольствие в последней повозке и прибарахлиться с тел святош. В общем, работай.

Отойдя в сторону, я наблюдал, как сержант работает, заодно подсчитывая детей, которых как раз освобождали, сбивая замки. Бойцы поленились искать ключи на телах убитых, поэтому работали приклады, так действительно быстрее получилось. Кстати, детей было тридцать три. От пятилетнего парнишки, до пятнадцатилетней девушки.

Между прочим, взрослых тут не возили, только детей. Этих, например, наверняка везли в аббатство, которое мы уничтожили. Так вот, взрослых не возили, им при обнаружении грозило только одно, смерть. Да-да, как у них обнаруживали Дар, так сразу тащили на костёр. Максимум пару дней выжидали до какого-нибудь ближайшего праздничного дня, не более, поэтому я и не удивился, обнаружив в повозках одних только детей.

Беседа с детьми продлилась всего полчаса, после чего сержант указал на ту группу, что была чуть больше, взмахом показав, что они уходят, остальные оставались со мной. Примечательно, что и тот самый младший и самый старшая были в этой группе. Дальше я действовал быстро, времени терять не хотелось. С помощью шкатулки я лишил Дара тех, кто уходил, теперь они начали копаться в вещах святош и ловить верховых коней, их восемь бегало неподалёку, после чего занялся уже моими детьми, то есть будущими учениками.

Пока сержант с помощью радиста, в отделение был боец, что носил за спиной «Северок» и имел нужные знания, связывался с лагерем, тут было недалеко, километров двадцать пять и вызывал бронегруппу для эвакуации детей, я обошёл их, мысленно прикидывая, что делать. Они все тоже были насильственно инициированы и фонили магией. Если бы не защита на моих амулетах и артефактах, те бы начали сбоить от сырой маны что выливалась в пространство. Но к счастью я об этом подумал, и защита изначально ставилась на все магические предметы и излучения, поэтому обходя строй, я рассматривал детей. Четверо годились для внедрения армейских знаний, шестерых можно было обучить русскому языку. Остальные малыши, трогать их пока не следовало. Пусть подрастут, как и остальные.

Сержант после того как пообщался с Миком и получил подтверждение что группа немедленно выезжает, подошёл ко мне. Так что я напряг его объяснить оставшимся детям, что за процедуру собираюсь провести. Тот пояснил довольно быстро, получил согласие от детей, показал, как им лечь и я обучил часть русскому языку, часть воинским премудростям. Старшая девушка получила знания врача-педиатра, одного нам было мало из-за большого количества детей. Два парня лет четырнадцати на вид, знания сержантов-десанта, четвёртый, вернее четвёртая девчушка лет тринадцати на вид с умными глазами, знания шифровальщика-программиста. Пора и штабом обзаводится.

После этого делать нам тут было нечего, с детьми остался один десантник, ему выдали дополнительно ещё два автомата, как очнуться парни, сразу получат оружие, а мы поехали дальше. Через полчаса-час тут будут наши из лагеря и эвакуируют их, ждать нам не требовалось.

Вот дальше особо таких неожиданных встреч не было. Нет, пару раз святош встречали, но детей при них не было, только бочки с вином и другой хабар. Кстати, я его прибрал, развернул склад и закатил повозки с бочками внутрь, перерезав постромки. Всё проделывал естественно не я а ученики, но всё равно трофеи. Тем более вино было очень не плохое. К вечеру поплутав по дорогам, мы всё же добрались до нужного леса и въехали под его тень не по главной трассе, что вела к крепости, а по небольшой, явно проложенной крестьянами. Отправив вперёд тройку бойцов дозора, мы неспешно направились следом, пока не углубились в лес километров на пять. Там мы и встали на ночлег. Сержант приказал радисту развернуть радиостанцию и отбить в лагерь, что мы прибыли на место. Тот это сделал. Закинул на ближайшее дерево антенну, нормально связался и, получив подтверждение получения информации, смотал антенну, доложив сержанту, что его приказ выполнен. Я за всем этим наблюдал с улыбкой, как за игрой детей, чем в принципе это и было, только вот подростки делали всё со всей серьёзность. Хорошо у них знания усвоились, армейские премудрости были вбиты в подкорку до полного автоматизма. Как-никак получили знания кадровых солдат и офицеров.

Пока было время, я решил заняться парнями. Развернул прямо на дороге у заднего борта «Урала» пентаграмму и пока сержант расставлял посты, начал учить первого десантника, плести и удерживать на себе страхующую детскую сетку, контролировать свою ману без неё они пока не умели, да и не научились бы, там своя специфика. Хотя некоторые были инициированы, года три, а то и четыре назад. Не учил их этому никто, и как это делать они не знали, святоши их лишь как батарейки использовали, а когда те взрослели, сжигали.

Разведку к крепости я решил не отправлять, все парни как их форма и оружие фонили в «истинном зрении» и их могли засечь с помощью амулетов, хотя до центра оставалось километров шесть. В общем, я решил не рисковать. До наступления отбоя, я всего лишь пятерых успел провести через процедуру обучения плетения детской сетки, включая сержанта. Ничего, будет время, всех научу, а пока терпит. Нужно выспаться, завтра будет нелёгкий день. Не хотелось бы каркать, но работы предстоит много, тут никак по-другому не скажешь.