Утром, пока в котелках готовился завтрак, бой боем, а обед по расписанию, я ещё троих обучил вязанию детской сетки. Кто-то спросит, для чего это нужно делать в пентаграмме, ведь они инициированы и выброса не будет. А потому что в пентаграмме используя амулет-ювелира, я видел всё, что они делают, и подсказывал, как нужно правильно вязать и удерживать сетку. Так было проще. Пентаграмма это как микроскоп для учёного, тоже без него не всё возможно.

После завтрака мы погрузились в машину, пентаграмму я не забыл разобрать и убрать в баул, мы поехали к крепости. Вот там всё прошло на удивление удачно. Я до разрядки накопителей артефакта облучил как саму крепость, так и деревню что находилась сбоку, видимо она и кормила всех святош. После этого мы спокойно выехали из леса и подъехали к воротам. Через ров был опущен мост, правда сами ворота были закрыты, но это не страшно, сержант помимо навыков командира ещё был и минёром, так что небольшой заряд пластида и в куче щепок ворота повалились внутрь и мы, оставив машину под охраной одного бойца у въезда, направились внутрь.

Дальше было проще. Большая часть учеников, будущих паладинов в тот момент, когда я облучал крепость, находились в столовой и так и заснули за столом, многие лицом в тарелках. Парням я сразу отдал приказ, живыми брать только адептов, остальных под нож. Меня правда поняли буквально, надели штыки на стволы, на те, где не было подствольного и спокойно кололи ими в грудь всех кто им попадался, а попадалось много, большая крепость, около тысячи святош тут расположилось. Я сюда и обслугу включил.

Когда мы зачистили двор и я сканировал амулетами всех учеников паладинов, водитель загнал «Урал» во двор, ширина и высота арки это позволяла. Да и мост выдержал, хотя и захрустел. Так вот как только он загнал машину во двор и развернул её задним бортом к главному входу в центральнее здание, я указывал сопровождающим меня двум крепким десантников на нужные тела и велел их оттаскивать в сторону. Из более чем сотни адептев, всего шестеро подходили мне для переноса сознания, остальные нет. Это не радовало. Малова-то. Да и одарёнными они были средними, всего у одного четвёртый уровень. Правда, у меня у самого третий был, когда я попал в это тело, ну да ладно. Может ещё что попадётся.

Закончив с отбором, больше ничего интересного не попадалось, я приказал ликвидировать остальных адептов и поспешил наружу, а потом и на открытую местность у въезда в крепость. Там я развернул склад и оба сопровождающих меня водителя выгнали грузовики наружу. Пленных я отобрал, но остались ещё и трофеи.

Пока водители перегоняли машину во двор крепости, я оставил склад под охраной одного бойца и вернулся обратно, трофеи я собирался перемещать на этот склад. Когда я вернулся в центральное здание, сержант и двое бойцов вынесли на одеяле мне на встречу какого-то паренька в ночнушке с ночным колпаком на голове. По виду тому было лет тринадцать, а то и все двенадцать. Знаками сержант показал, что они нашли его в одной из спален. Что примечательно, одного. Судя по обстановке это была именно его комната. Как сержант мне это объяснил? Да всё просто. Видя, что я не понимаю, вызвал радиста, связался с нашим лагерем и Мик просто всё перевёл, что он говорит.

Достав амулет-юриста, я посмотрел на паренька и ахнул:

— Дар сверхуровня… Чёрт, да он идеально подходит мне для замены тела. Эх, проверить бы, какой тонкости он магическую «паутину» может плести.

Я засуетился над пареньком, который лежал под заклинанием «Паралича», тот действительно имел сверхуровень и подходил мне для замены тела. Ещё бы действительно узнать, какой тонкости он может выдавать линии, от Дара то не зависит, если толстые, то о карьере учёного, ранга архимага и грандмастера можно забыть, если тонкие, то я в шоколаде. К сожалению, проверить можно будет только после инициации, а инициировать его нельзя, он сейчас идеальный кандидат для замены тела. Так что толщину выдаваемых магических линий для плетения заклинаний, я узнаю, только когда буду в этом теле, и когда магия мне будет подвластна.

Думаю другого такого я не найду, поэтому решил допросить парня, вдруг он из пленников, хотя я в этом сомневался. Кто тут может спать в личной спальне? Только те, кто тут живёт на правах хозяина или приближённого.

Конечно же, этим амулетом-ювелира не возможно определить уровень Дара и возможности парня, тот есть, подходит мне тело или нет, но этот амулет отлично сочетался с другими, так что я подсоединял к нему другие амулеты, диагност показал мне подходит ли он мне по физическим параметрам, выяснилось что подходил. Потом специальным сканирующим амулетом определил уровень Дара, погрешность плюс-минус один уровень, но и так ясно, что у него отнюдь не первый уровень, и главное, он не был инициированным. А это было важно, в случае переноса сознания из тела в тело с неинициированным одарённым, успех был на уровне восьмидесяти процентов, то есть высок, а с инициированным — пятьдесят. То есть если бы этот парень был инициированным одарённым, то сознание я в него своё бы переместил, но мог потерять Дар, пятьдесят на пятьдесят что он приживётся к моей ауре. С неинициированным же было куда проще, Дар то не пробуждён и его легче приживить к своей ауре.

Со мной, пока я возился с парнем остались радист и два десантника, сержант поспешил в подвалы. Там обнаружились темница и продовольственные кладовые. Он уже получил от меня приказ, что делать дальше, вот и отправился его выполнять. Продовольствие на машинах перевезти и погрузить на мой склад, пленных допросить и отпустить. Если есть одарённые, узнать, не хотят ли они лишаться Дара и стать простыми людьми. В общем, стандартная процедура. Сержант только один раз прервал меня, подошёл и через Мика спросил, нет ли у меня средства выводить пленных из паралича, забрал амулет и, выслушав, как его использовать, ушёл.

Я же разбудил пацана таким же амулетом, что снимал паралич и увернулся от удара кулака. Тот оказался резвым. Пока десантники его матерящегося держали, я слушал Мика, что переводил его вопли. Уже на второй минуте я понял, что поймал птицу удачи за хвост. Подросток оказался сыном главы службы паладинов и скоро должен был начать учёбу в этом заведении. Прибыл он сюда месяц назад и пока осваивался. Ха, жил в отдельной комнате с санузлом, а не как другие студенты по двое в крохотных кельях. Плохо было то, что ему было всего двенадцать с половиной лет. Малова-то тело. Но не беда, я слышал этот недостаток проходит со временем.

Наложив на него паралич, я махнул рукой:

— Несите его к остальным. Этого охранять как зеницу ока, глаз с него не спускать.

Паренька упаковали в одеяло, спеленав как младенца, унесли в сторону «Урала». Эту машину мы не использовали, немецкие грузовики гоняли от крепости к складу с хабаром. Выйдя на крыльцо, я усмехнулся. Сержант оказался парень с головой. Чтобы не напрягать своих людей, он снял паралич с двадцати крепких мужиков из деревни и заставил их горбатиться, дюжина переносила мешки или перекатывала бочки, остальные разгружали машины и расставляли бочки и мешки с продовольствием по складу, десантники их лишь охраняли, пяти хватало.

Сержант находился в подвалах, похоже, ещё общался с освобождёнными пленными, хотя первые отпущенные потянулись наверх, во двор, когда один из бойцов тронул меня за плечо и знаками попросил следовать за ним. Удача сегодня не отвернулась от меня, в библиотеке которую я до этого осмотрел мельком, бойцы нашли тайную комнату, а там… Книги по магии, и немало надо сказать, тысячи полторы на стеллажах было. Связавшись с бойцами у склада, я велел грузить пустые ящики в порожние грузовики, которые возвращались с пустыми кузовами и когда их доставили к тайной комнате, велел грузить все книги в них и доставить всё на склад.

Убедившись, что работа пошла, и первые ящики дюжие деревенские мужики понесли к машинам, я направился вниз, в темницы, бойцы тут и без меня справятся. По пути я в окно выглянул наружу, там раздалась автоматная очередь на полрожка. Выяснилось, что двое бросив ящик с книгами на каменные ступеньки крыльца, прыгнули на одного из бойцов, вот тот и срезал их очередью от живота. Не добежали. Погрузка и разгрузка продолжалась, на складе много места, так что всё унесём, главное перегрузить это всё что захватили. Разбрасываться ценными ресурсами не стоит.

В темнице мне не понравилось, пыточная, причём не одна. Тут юных будущих паладинов-подонков учили пытать одарённых, причём не важно, взрослый тот или ребёнок. В темницах много таких, что прошли через эти практические уроки, с ожогами на пол лица или без рук или ног. Большая часть из них дети. Слов нет, была бы возможность, поднял бы всех кто тут ранее жил и снова убил, но уже куда мучительнее, однако было поздно, сержант уже доложил через Мика, что все кто жил в крепости, исключая отобранных мной пленников, уже ликвидированы, сейчас повторно прочесывают строения и помещения. Кстати, в темницах я впервые обнаружил взрослых с Даром, человек тридцать. Все пожелали от него избавиться, для них это было проклятием.

У меня было шесть амулетов «Среднего исцеления» я просто не мог смотреть в детские глаза полные страдания и опустошил все накопители этих амулетов, но поднял на ноги и исцелил более пятидесяти детей. Как чуть позже стало ясно, две трети ушли сами, треть решила остаться со мной. Это примерно двадцать человек, двадцать шесть как выяснилось чуть позже. В основном тут содержались взрослые дети, от восьми лет и старше, но была одна, пятилетняя, которой раскалённым прутом выжгли глаза. Вылечив её, я взял ребёнка на руки и направился наверх, поглаживая её по голове, отчего та сильнее льнула ко мне, ища защиту. Находиться тут я уже не мог. Нелюди.

Дальше просто, в одну машину погрузили детей, в другую пленных паладинов, учеников, старше шестнадцати ни одного не было, самый ценный приз, того сынка старшего паладина, вроде как даже главы ордена паладинов, везли в кузове «Урала» под присмотром пяти бойцов, остальные рассредоточились по другим машинам. Склад, заполненный до отказа, я свернул, даже часть мебели в него перетаскали, нам на острове пригодится, ну и в три часа дня мы направились обратно. Впереди двигался грузовой «Опель» с пленными в кузове, потом «Урал»-«Покемон» и замыкал второй грузовик, француз, суть по эмблеме, там были дети. Именно так и двигались.

Лес мы покинули, проехали где-то километров пятьдесят и, преодолев очередную речку через брод, оставив в стороне очередной городок, свернули к роще и стали устраиваться на ночёвку.