Утром после недолгого завтрака, кушали консервы с галетами и лепёшками. Свежие лепёшки мои парни прихватили двумя мешками с кухни крепости, где находился центр обучения паладинов. Так вот, после завтрака, я успел трёх бойцов провести через пентаграмму, чтобы они не фонили, а вчера вечером перед отбоем двух. Всё, отделение и водители прошли через эту процедуру. Пока их форма и оружие фонили в «истинном зрении» но через полгода фон спадёт, ну или подчистить можно, убирая фон. Есть специальные амулеты, мне пока, к сожалению не доступны, они находились в пространственной сумке.

Уже рассвело, когда мы отправились дальше, следуя по нашим следам. На середине пути над нами появился «БПЛА», один из бойцов был его оператором и до нашего прибытия в лагерь он нас так и сопровождал, изредка улетая на дозаправку. Беспилотник был боевой, вооруженный ракетами и пушками. Тот мог поддержать нас в случае чего с воздуха. Мощная машинка. Видимо Мик откопал его на складе, который я оставил развёрнутым у лагеря и в полной мере использовал. Да и связь мы держали постоянную с ними, так что лейтенант знал в режиме онлайна где мы в то или иное время находимся.

Наконец к обеду мы вернулись в лагерь, это прошло почти благополучно, и начали подготовку к началу общего движения. Вот только техники катастрофически не хватало в связи с пополнением. Насчёт возвращения я не приукрасил, проблема была. Да-да, вокруг нашего лагеря начало сжиматься кольцо из местных военных и святош. Правда, их было немного. Видимо стянули всех, кто был рядом, но человек шестьсот там было. На их начал охоту беспилотник, оператор тренировался в использовании этой машинки, так что нам расчистили дорогу, и мы спокойно проехали к лагерю. Там уже был готов обед, мы присоединились к нему и после того как я выслушал доклад Мика, то отдал приказ начать движение, не забыв свернуть склад. Время было час дня, успеем до вечера проехать километров сто. В нашем случае это приличное расстояние.

Теперь по размещению детей всех возрастов. Бойцы разместились на броне танка, «бэтра», «Ганомага» и «БМП», а в остальные машины, включая десантные отсеки бронемашин, начали рассаживать детей. Даже в кабины по двое и трое рассаживали. Жаль что это максимальное количество техники на моих складах, на остальных которые я мог вызвать, было вооружение и продовольствие, так что довольствовались и этим.

Сам я сидел в кабине топливозаправщика. Со мной на коленях и рядом сидело трое детей, только водитель не имел на коленях пассажиров, ему машиной управлять было нужно. За это время водитель освоился с ней, так что вёл уверенно, но всё же если он устанет, я собирался сменить его.

Проехали мы не сто, а все сто тридцать километров, хотя и двигались с одной скоростью в сорок километров в час. Было три стычки, в основном со святошами, но с этим разобралась передавая группа. Пока меня не было, они приварили треногу к «Ганомагу» и дополнительно установили там «АГС» увеличив боевую мощь этой бронемашины. Пулемётом и гранатомётом они расчищали нам путь. Остальным мало пришлось пострелять, поэтому Мик проводил ротацию, менял разведчиков на десантников. Пострелять в святош хотелось всем. Хорошо, что он не допускал издевательств над пленным и вдалбливал в мозги подчинённых то, что я не раз ему говорил:

«Это святоши могут вести себя как им заблагорассудится, мы же одарённые, значит люди, не нужно опускать до их уровня».

Так что никаких пыток и издевательств не было, и как ненавидели парни нелюдей в светлых плащах, единственно, что они делали с немалым удовольствием это спокойно добивали раненых, тем более был отдан такой приказ, и двигались дальше. Разве что водитель «Ганомага» проехал гусеницами по двум лежавшим на дороге раненым, за это Мик велел ему самому отмывать машину на получасовом привале и лично следил за этим. Судя по виду несчастного паренька со сбитым на затылок шлемофоном, в следующий раз он сто раз подумает давить живых людей. Так вот и воспитывали.

С малыми детьми тоже было пока всё благополучно, конечно они больше всего напоминали зверьков, но было видно, что тянулись ко мне, так что я часто проводил с ними время, поглаживая по головам, показывая, что я рядом, пугаться и бояться больше не надо. Я всегда буду на их защите. Двум моим врачам-педиатрам, которые хорошо знали, что такое детская психология, спасибо знаниям, купленным мной у переселенцев, переходивших из Мёртвого мира на Торию, было не просто, но я видел, что они плотно работают с детьми. Я им поставил задачу довести до сознания детей, что теперь я их папа и мама, то есть Учитель с большой буквы, их воспитатель, возведённый в ранг бога и пока я рядом, с ними ничего не случиться. Так же они внедряли в сознание детей разговорами и беседами, что я буду учить их становиться магами, и сильнее их никого не будет, но нужно слушаться Учителя. Знаю, что манипулировать сознанием детей не очень хорошая идея, но психика их была искривлена и пятнадцатилетним врачам нужно постараться, чтобы те снова стали нормальными детьми и не просыпались ночью с криками ужаса и плачем. Ничего, по их словам прогноз был оптимистичный. Тем более детская психика была куда пластичнее взрослой, так что в норму они их приведут, оба педиатра-девушки твёрдо мне это обещали. Сложнее было с теми, что был изувечен святошами не только морально, но и физически. Таких была треть от общего числа, но и к ним врачи находили подход. Медленно, но дело сдвинулось с мёртвой точки.

Пока Мик организовывал лагерь, Одна занималась детьми, а я развернул пентаграмму и, подзывая бойцов по одному, я решил провести всех взрослых детей через обучение детской сетки, начал работу. До наступления темноты через пентаграмму прошло двенадцать человек. Я даже на ужин не отвлекался, мне оставили порцию. Наконец стемнело, когда я закончил с двенадцатым. Отправил его спать, поужинал, проверил как там пленные курсанты-паладины, особенно своё будущее тело, жаль, что тому всего двенадцать, и тоже направился спать.

Утром, меня подняли засветло, как раз повара только-только начали готовить завтрак на походной кухне, я продолжил работу с учениками, обучая их накладывать на себя защитную детскую сетку. Успел пятерых прогнать через эту процедуру, включая нашего главного повара и обоих девушек-педиатров, потом мы собрались и двинули дальше. Разведка сообщала, что вокруг нас начали стягиваться армейские патрули, но они не сближались, просто наблюдали, поэтому я приказал доставить мне пленного, требовалось допросить его и узнать планы святош.

Парни сделали это быстро и через некоторое время всё, что нужно мы знали. Выяснилось, что за нами просто наблюдали и хотели убедиться, что мы покинем королевство, перейдя границу с государством гоблинов, мы им изрядно надоели, да и пугали, что уж говорить. Разочаровывать армейцев мы не стали, тем более с ними не было святош, и утром начав движение, до самого вечера не останавливались, лишь четыре раза по мелким надобностям, да час на обед. Детей много, все хотели в туалет в разное время, так что четыре остановки это ещё не много. Как бы то ни было, но за этот день мы проехали порядка трёхсот километров. Если учесть что пересекали три брода, это очень много, но всё же до границы мы не доехали, там ещё столько же оставалось.

В этот раз на ночлег мы встали лагерем на берегу судоходной реки. Дальше штатно, Мик занимался обороной лагеря, другие ученики кто чем, согласно полученным от меня приказам. Одна детьми и бытом, Олия организацией игр с малышами и средней возрастной группой, один старший ученик так вообще взяв десяток парнишек из средней возвратной группы, накачал две резиновые лодки и ставил сети, решив разнообразить блюда ухой. Повар его поддерживала. Лишь я занимался тем же чем и раньше. Немного повозился с малышами, они должны знать меня и помнить, потом собрал пентаграмму, активировал её и продолжил работу над учениками. Сегодня до наступления темноты я закончил со старшей возрастной группой, они все теперь носили детские сетки и имели на руках по десятку кристаллов кварца, им требовалось научиться переливать в них ману, заряжая будущие накопители, и медитировать, пополняя свои резервы, то есть качать свой Дар. Качать можно именно так, а то что их использовали как батарейки, на их уровне Дара никак не сказывалось, на одном месте он оставался. Время ещё было и я велел направить ко мне то отделение из средней возрастной группой с которым я ещё не закончил, там половина прошла через обучение с сеткой, половина нет, вот с ними до самой темноты и возился. За одно узнал от командира отделения что сопровождал своих подопечных, что двое научились за эти три дня пополнять маной кристаллы кварца, правда, два из них рассыпались пылью, но вот с медитацией пока не получалось, но я успокоил его сообщив что это не быстрое дело.

Когда уже окончательно стемнело, я проверил как там наши пленные, их недавно покормили и даже выводили на прогулку, зря, кстати, малыши закидали их мелкими камнями и веточками, я отужинал и отправился спать.