Утром прошла та же процедура, разбудили меня засветло, дежурный командир постарался, повара уже стучали топорами, готовя дрова и зажигая топку кухни, поэтому умывшись и приведя себя в порядок, поёживаясь от утренней сырости, идущей от реки, я направился к пентаграмме. Часть учеников другого отделения уже подняли, в этот раз это были девочки и я занялся ими, обучая работать с сеткой. Меня не отвлекло даже то, что во время прогулки для естественных надобностей один из учеников-паладинов пытался бежать, но со спущенными штанами у него это не особо получилось. Конвоиры его перехватили, отмутузили и вернули обратно в кузов одной из машин. До кромки воды добежать он не успел, видать вплавь уйти хотел.

До начала движения я успел прогнать через пентаграмму шесть девочек. Учились они куда быстрее парней, да это и было понятно, со швейном искусством многие девчата были знакомы не понаслышке и давали парням фору в вязании сеток. Так что, позавтракав, мы собрались и двинули дальше. Ушица что приготовили утром повара, была выше всяких похвал, поэтому чувствуя приятную тяжесть в желудке, я помог залезть в кабину трём малышам лет четырёх и пяти, после чего сам устроившись на сиденье, посадив девочку четырёх лет на колени, и отдал приказ в микрофон начать движение.

Так мы и ехали, проезжали в среднем от двухсот до трёхсот километров, всё зависело от местности, и занимались делами. За эти семь дней я успел прогнать через пентаграмму всех учеников средней возрастной группы и даже часть малышей. Большая часть из них просто не понимали, что я хочу. Да, девочки постарше, что уже держали в руках иголку с ниткой и главное, умели пользоваться «истинным зрением», а без него просто ничего не получиться, не с первого раза, со второго, а некоторые и с третьего учились с ходу вязать сетки, накидывать их на себя и удерживать. В общем, с малышнёй каши не сваришь и придётся ждать пока они подрастут, да ещё язык естественным способом не выучат. Взрослая и средняя возрастная группа прошла через пентаграмму без проблем, вот с малышами я больше мучился, чем работал, ну не понимали они для чего это нужно и как это делать, маленькие ещё были. Зато «истинное зрение» активировалось у всех. Это без меня и моей помощи, ещё в казематах у святош происходило. Тут объяснение простое, после инициации у кого как по времени, но происходит непроизвольная активация «истинного зрения», сложнее научиться потом сворачивать его, кто научился, потом без проблем вызывают его или убирают. Так вот, все инициированные ученики от взрослых до млада, умели это делать. Как раз учиться пользоваться «истинным зрением» одарённым проще всего, тем более взрослые дети учили малышей, когда они все вместе сидели в камерах, ожидая скорой смерти.

Да, я понимаю, что ещё много детей томиться в застенках у святош, но, к сожалению, я не всесилен и разом всем не помогу. Вот когда верну себе силы и вернусь сюда в этом мир с големами и учениками, которые к этому времени станут магами, вот тогда да, повеселюсь, это я себе и ученикам твёрдо пообещал. Такие обещания я всегда сдерживал.

Так что три дня моральных пыток, и всего семнадцать малых детишек смогли под моим присмотром накинуть на себя сетки и больше не фонили в «истинном зрении». С остальными мои попытки не увенчались успехом. Так что оставшееся свободное время я тратил на взрослую и среднюю возрастную группу, проверяя, как у них идёт учёба в свободное время, с кристаллами кварца. Это была следующая ступень их развития. Проверял уроки я естественно не один, времени на всех просто не хватит, этим так же занимались и старшие ученики, я просто снял с их плеч часть нагрузки. Кстати, Мик порадовал, он теперь мог обходиться без детской сетки, так как научился с помощью неё контролировать свой Дар и в пентаграмме под моим присмотром он снял сетку. С этим парень не ошибся, Дар он контролировал. Чуть позже ещё двое из старших учеников подошли ко мне с этим вопросом и тоже сняли сетки в пентаграмме. Ничего, и до остальных старших учеников очередь дойдёт.

Вот так мы и двигались, постепенно совершенствуясь, вернее я совершенствовал своих учеников, поднимая их из простых инициированных одаренных в ранг учеников мага. Ну или почти мага, будущего мага. Как-то так. Когда вдали показались воды океана, я с облегчением улыбнулся, наконец-то этот рейд начал подходить к концу. Честно говоря, возня с малышнёй мне нравилось, любил с ними играть или читать на ночь сказки, сидевшая рядом Одна переводила их на местный диалект, но всё равно вечерние посиделки у костра мне нравились. Я, наверное, жалел только об этом, а так порадовался окончанию наземного путешествия. К тому же у нас и топливо подходило к концу.