До реки я добрался за два дня, быстрее не получилось, хотя за сутки пробежал порядка сорока километров. Мой уровень опыта продвижения по джунглям рос день ото дня, но всё же по реке было бы спускаться просто быстрее. Я не говорю что безопаснее, больно уж твари в воде плескались крупные, но реально быстрее.

На второй день, когда показалась гладь реки, я стал делать каноэ, что заняло у меня чуть больше часа. Это было просто, опыт имелся. Я сделал надрезы саблями и снял кору отобранного дерева, порезал в нужных местах, лыком прошил нос и корму, сделав распорки палками посередине, и пожалуйста, довольно большое каноэ, трёхместное, было готово. Потом сделал два весла, одно запасное и спустил своё судно на воду. То держалось на поверхности воды вполне прилично, хотя и приходилось балансировать, чтобы не лечь на бок. Забравшись в него, сперва осторожно, а потом уже увереннее я направил нос судна вниз по реке. Так что до темноты даже успел спуститься километров на пятьдесят. Течение тут было приличным и само несло каноэ, упавшие деревья и трупы животных вниз по реке.

Так я и плыл, к вечеру приставал к берегу, охотился, делая запасы на сутки или двое вперёд, прожаривая мясо, чтобы оно не стухло, и плыл дальше. Ночевал я на берегу, на деревьях, так как в первую же ночь моё каноэ кто-то обгрыз, причём ту часть, что была вводе. Пришлось делать новое и по ночам вытаскивать его на берег весь, а не до середины. Так что особо рассказывать нечего, даже отдохнуть успел. Запас я делал не только из мяса, но из фруктов и корнеплодов. Как я уже говорил, Круглов просто отлично поработал и, взяв из памяти животных нужные знания, сделал на их примере вывод, что можно есть, а что нет, так что я не только жарил мясо, но и пёк в костре корнеплоды. Фрукты так ел, сырыми, организм усваивал, мы это ещё тогда, в лагере определили. Гоша постарался, найдя добровольца, что пробовал всё.

Добрался я до нужного места за восемь дней. Мог бы и быстрее, но на два дня задержался на огромных водопадах, обходя их по берегу с каноэ на и плечах. Огромную трёхсотметровой высоты установку я заметил издалека. Ещё полтора дня назад джунгли закончились и пошли степи, берега стали боле пологими, так что я видел всё в округе на многие километры и не заметить установку просто не мог.

Она находилась на берегу и огромные шланги, в которых мог поместиться «КАМАЗ» уходили в воду. Их было шесть штук. Борит знал, а теперь и я знаю, что установка увеличивала количество кислорода до нужных параметров, а то нахватало двадцать процентов до стандарта, ну и очищала округу, включая воду от вредных организмов. Тут воздух действительно был более разряженным, в джунглях нам было легче, деревья вырабатывали кислород, поглощая углекислоту, так что в степях приходилось контролировать себя, чтобы не было кислородного голодания.

Как бы то ни было, я причалил к берегу в километре от огромного комплекса и, собравшись, направился к установке. Ах да, стоит упомянуть о вещах техника, которые я давно уже использовал, благо не на всех была возможность опознавания владельца. Всего вещей и предметов было восемь. Это комплект из комбинезона модели «Техник-М» второго поколения, с ботинками. Остальные семь предметов то, что нашлось в кармане и на поясе Борита, так как остальное вооружение и техническое оснащение находилось на скафе. Так что по карманам я нашёл не так уж и много, это: самый обычный на вид, на самом деле сделанный техником собственноручно складной нож, моток тонких изолированных проводов, несколько фишек из казино, которые видимо, затерялись и были забыты в поясе Боритом, а также два кристалла. Что там мне поначалу было неизвестно, но выяснилось из памяти, что на одной база знаний «Наука» третьего ранга, а на другом порнофильм.

Кстати, немного отвлекусь и опишу что такое эти базы знаний. Местная наука продвинулась довольно далеко в освоении и применении знаний. Например, чтобы стать корабельным техником, нужно полгода проучиться в специализированном учебном заведении. Там в голову специальными приборами внедряют гипнопрограммы, происходит это почти так же, как я использую амулеты. В случае с Боритом их было одиннадцать. Студенты учат, проходят практику получают сертификаты и всё, готовый техник, с небольшим опытом которого возьмёт на борт любой капитан. Учились, конечно, ещё и самостоятельно, если в медсекции корабля было необходимое оборудование, у рейдера, кстати, было, но сертификаты никто не выдавал, так что учили для себя и для дальнейшего применения. Как раз кристалл техник и приготовил, чтобы получить нужные знания. Я же все его знания залил одним потоком. Мозг не сжёг, так как определил предел объёма внедрения знаний, но помучился изрядно. Кто-то спросит, а как же нейросети и импланты? Первых тут не было, просто не существовало, а вот импланты довольно часто применялись, кто усиливал свои физические кондиции, кто реакцию, кто что. Тех, кто перебарщивал с этим, называли модификантами или киборгами, так как у них могло оставаться половина собственного тела, остальное было железом. Импланты были разных направлений. Например, у техника стоял комплект «сильная спина», которая усиливал его костяк, и он мог поднимать тяжести, которые ранее даже приподнять не мог. Именно они смутили меня, когда я сканировал тело, думал последствия травм, а тут вон оно что, импланты стояли. Именно поэтому он получил такие повреждения тканей. Змея начала его давить, комплект включился автоматически и не давал удушить хозяина. Змея удивилась и устилала нажим, пока не раздавила всмятку техника вместе с комплектом имплантов. Вот такие дела. Был бы тот в сознании, смог бы сопротивляться и даже порвать змею, но нет, та сама поглотила его.

Продолжим насчёт мелочи в карманах, повторюсь. Там были складной нож, моток проволоки, фишки и два кристалла. Ещё были наручный комп, поврежденный, поэтому его и убрали в карман, с моими знаниями я мог бы его починить, но ни инструментов, ни запчастей не имелось. Шестой предмет деталь от корабельного оборудования, кажется от управляющего компа реактора, ну и седьмой предмет так же бесполезен, пластина-ключ от каюты техника. Вот в принципе и всё.

Естественно я обнулил настройки комбеза и давно поменял его на свою одежду, которая путешествовала со мной связанная проволокой в узел. Ботинки и комбез ужались по моей пока ещё детской фигуре и были вполне в норму, а уж как меня встроенный климат-контроль порадовал в душных джунглях. Только аптечку отключил. Она сразу зажужжала, когда я надел комбез и сделала несколько уколов. Ну её, медицинские амулеты надёжнее, тем более я постоянно контролировал своё состояние. Остальные вещи находились в узле с одеждой, так что, оставив каноэ, на всякий случай, вытащив его на берег, я и зашагал к установке терроформирования.

Сабли у меня в ножнах всё также находились за спиной, поверх пояса комбеза я повесил свой, да метательные ножи находились на нагрудных ремнях. Если помощь спуститься, нужно всё это будет убрать в узел. Конечно сбрую, сабли и ножны с метательными ножами не видно, я включу при необходимости режим маскировки, отключенный сейчас для экономии заряда, но свой пояс с кинжалом и пистолетом всё-таки придётся убрать, на них маскировки не было.

Вот так вот оставив каноэ, я направился в путь. Трава была почти по пояс, прерии, она, конечно, мешала идти, но не так уже и сильно. Добравшись, я начал обходить, пристально изучая установку. Борит был корабельным техником, гениальным, согласен, но именно корабельным и о таких установках знал в общих чертах из дополнительных гипнограмм с общими техническими сведеньями. В общем, тут должна быть дверь, чтобы попасть внутрь, вряд ли мне это удастся без ключа, если только саблями прорубить проход, но портить оборудование не хотелось, как на меня посмотрят прибывшие техники? Ну и выносное оборудование тут имелось. Вот с ним можно поработать, тем более я его уже видел снизу. Сам комплекс напоминал стальную гору со стенами, копирующими остывшую лаву, с антеннами наверху, большими воздуховодами по бокам, где в одно отверстие воздух закачивался, из другой выбрасывался. Оба отверстия были в мелких сетках, чтобы не засосать птиц. Судя по многочисленным перьям на сетке, такие случаи были. Про шланги в воду я уже говорил, но они были закрыты кожухами и отсюда, с берега, я их плохо видел.

Вздохнув, я подошёл к стене и, ухватившись за скобы, начал подниматься на вторую площадку, где имелась дверь, проигнорировав первую. Там отдохнув, метров на восемьдесят как-никак поднялся, стал взбираться выше. Эти скобы с тремя дополнительными площадками шли доверху. Поднявшись, ветер тут был силён и постоянно норовил сбросить вниз, я подошёл к блокам оборудования, кинжалом вскрыл кожух, просто убрав стопоры, а то пальцам они не поддавались и, осмотрев блоки, довольно кивнул. Оборудование было схоже с корабельным, и как с ним обращаться, я знал. Просто отключил два блока и закоротил третий. Всё, на орбиту сейчас должен подаваться сигнал о неприятностях. Судя по пульту, что находился левее, там мигали огоньки тревоги, так это и происходило.

Присев у пульта я достал из узла завёрнутое в лопухи продовольствие, и как резину оттянув кусок жареного мяса подсвинка в сторону, откусил, начав меланхолично пережёвывать. Цель, к которой я так стремился, была подо мной, так что я был эмоционально опустошён. Это конечно первая цель плана по освобождению учеников, но одно то, что я благополучно добрался, радовало.

После мяса я принялся за печёные на костре корнеплоды, которые сложно назвать картошкой, но вкус имели свежий, и закончил фруктами. Только потом я достал самодельную флягу, выдолбленную из ствола тонкого дерева, и попил. Она была магически обеззаражена, так что пил я смело.