Ждать к моему удивлению пришлось долго, шестнадцать часов. Пришлось устраиваться на площадке на ночь, что с тем ветром, что бушевал тут, было не очень комфортно, да и свистел он в антеннах. Однако я нашёл укромный тихий уголок и, расстелив свою старую одежду спокойно уснул. Техники же прибыли утром, часа через три после рассвета.

Появились они как-то незаметно, я рассчитывал первым заметить точку в небе, а услышал свист двигателей, что перекрывали шум ветра в антеннах. Перейдя на другую сторону площадки, я помахал рукой пилоту челнока, которого видел через бронестёкла кабины. Тот удивлённо смотрел на меня, что-то бормоча. Как выяснилось, звал он кого-то из своих, тот через пару секунд протиснулся в кабину и тоже удивлённо посмотрел на меня. Никаких средств связи у меня с собой не было, рацию раздавило, когда змея, бьющаяся в агонии отшвырнула меня к стене в дупле дерева, так что я жестами показал на землю внизу и что сейчас спущусь. Быстро собравшись, я вернул оборудование на место, пульт перестал тревожно мигать и загорелся успокаивающим жёлтым цветом. Ну а я, крепко держась за скобы, полез вниз.

На нижней площадке я бросил ещё один взгляд в сторону челнока. Тот сел метрах в пятидесяти от корпуса установки и у входа шлюзовой стояло четверо, пилот, я его узнал, тот мужик, которого звали в кабину, и двое вооружённых солдат. Трое были военными, пилот и солдаты, они имели соответствующие нашивки. А тот мужик был техником, и техником корпорации, которая занималась терроформированием. У него эмблема на рукаве комбеза соответствовала эмблеме на установке, так что выводы тут были очевидны.

Когда я начал спускать по последнему пролёту оба солдата подошли ближе. Один из них был сержантом, судя по знакам различия, а пилот был единственным офицером среди неизвестных.

— Кто такой, что тут делаешь? — нахмурив брови, спросил сержант.

Оба солдата были в планетарных бронекостюмах, забрала опущены, но мимику я видел, пилот и техник, как и я, были в обычных комбезах. Они меня не опасались, кто опасается ребёнка, даже ещё не подростка, но рассматривали скорее не настороженно, а удивлённо. Действительно, откуда я тут взялся?

— Граф Арни Ки Сон, урождённый в герцогстве Андийском — элегантно склонил я голову. — По случайности оказался на этой планете, не по своей воле, а по решению капитана пиратского судна, что совершил тут посадку. Мне удалось бежать, я был у них пленником, сейчас хочу вернуться обратно домой. Вы мне поможете?

Мой монолог немного удивил сержанта, общались мы на общем языке, но слушал он внимательно. Герцогство имело торговые отношения с республикой, так что оба эти государства вполне ладили и я надеялся на помощь. За время моего плаванья вниз по реке я постоянно говорил сам с собой вслух, и за эти дни акцент полностью исчез, язык стал мне как родной, ну и писать да считать тоже тренировался, чтобы остался навык, и он остался.

— Сержант абордажной группы фрегата «Воланд» ВКС республики Ангория, Юон Инн — представился тот, слегка кивнув, после чего обратился к подчинённому. — Проверь его.

Солдат снимал по очереди разные приборы и сканировал ими меня. Результат он сообщил только когда закончил.

— Он, не заражён и не эмпант. Чуть завышен фон, но это нормально, особенно на этой планете.

Меня это порадовало, значит, их оборудование не видело мой побуженный несколько месяцев назад Дар и детскую сетку. Защитный амулет, который был активирован, скрыло мой Дар от их сканирования, отлично. Правда возможно тут и не амулет помог, как и с прошлым телом и Даром этот был скрыт, ученики у меня так же не видели никакого Дара, детскую сетку видели, а Дар нет. Жаль, что до пробуждения Силы я так и останусь простым человеком, вот уж когда Сила появиться в руках, тогда я стану полноценным магом. А сейчас, как и раньше оставалось ждать. Вон, у меня даже истинное зрение так и не пробудилось, иначе было бы легче работать в ручном режиме с тем же порталом или другими амулетами или артефактами.

Пока тот работал, я с интересом рассматривал защиту и вооружение обоих республиканских солдат, готовясь, если прибор покажет положительный результат нашинковать их. На рейдере пиратов было более устаревшее оборудование и оснащение, третьего, редко четвёртого поколения, а тут явно я видел перед собой продукт более совершенных технологий, восьмое поколение. Из памяти Борита я знал, что было такое и у пиратов, они однажды взяли на абордаж повреждённый военный корабль, перебив команду. Но особо снаряжением они не светили, по-тихому всё продав. На таких наглецов обычно открывают охоту до победного конца, это принцип флотских, вот большинство и пользуется тем, что есть на рынках, а там выше пятого, редко шестого сложно что-то найти, только ниже по поколениям, вот этого было просто огромное количество.

— Хорошо. С оборудованием что сделал, сломал?

— Да нет, просто отключил, а когда вы появились, всё вернул на место — ответил я.

— Сержант — окликнул солдата техник. — Я дистанционно проверил, всё штатно функционирует, мы можем лететь.

— Проверять не будешь?

— Пожалуй надо — подумав, согласился тот.

Меня повели на борт челнока, видимо решив передать на руки командованию, и пусть те допрашивают меня и решают, что делать дальше, а техник подхватив сумку, передним засеменил манипуляторами ремонтный дроид, направился к установке. Он в отличие от меня воспользовался лифтом и вернулся через десять минут, подтвердив, что всё в порядке, оборудование штатно функционирует.

Сам полёт был не особо интересен. Челнок был военным грузопассажирским, и мы с техником и солдатами устроились в креслах в десятиместном салоне. Никаких манёвров я не ощутил, работали компенсаторы, поэтому просто в течение часа сидел в кресле, положив поклажу под ноги, и ожидал, когда мы прибудем на корабль, прикидывая как его захватить и склонить команду выполнять мои приказы. Понятно, что не осуществимо, такие типы боевые кораблей как фрегаты имеют команды от ста пятидесяти до двухсот человек и основное их предназначение как раз патрулирование и охрана конвоев, но помечать то можно. Главное на орбиту подняться, пообщаться с командиром фрегата и чтобы те отправили меня дальше попутным бортом, а уж там я разберусь.

Что за корабль меня ждёт, я не знал, но не на всех фрегатах имеются малые корабли вроде этого челнока, думаю это большой фрегат, у них есть лётные палубы. Как оказалось, я ошибался, фрегат был средним, поэтому челнок влетел в распахнутый зев трюма, створки закрылись, и начался подаваться воздух. Это мне сержант пояснил. Челнок тут как раз для этого и держали, чтобы техников можно было спустить на поверхность планеты для мелкого ремонта и обслуживания. Для крупных ремонтов вызывались суда корпорации из метрополии с инженерами.

Нас уже ждали, как только мы покинули борт челнока, два солдата встали по бокам и повели меня внутрь корабля. Я успел с интересом осмотреться, пока вели по трюму, что ж обычный вид, если взять для сравнения воспоминания Борита. Контейнеры, ящики, кран под потолком, потолочные плафоны, что освещают всё вокруг и расчищенная площадка у створок, где и стоял челнок. Ну а потом мы через шлюзовую прошли внутрь корабля и по коридорам направились дальше. Сложив в схему увиденное, я понял, что это фрегат проекта «Мистрань», что за модификация не знаю, а по внутренним планировкам они все схожи. Скорее всего загонщик, хотя для патрулирования могли и артиллерийскую версию послать, это даже серьёзнее будет по огневой мощи, но куда медлительнее.

Естественно привели меня к местному безопаснику, а не к капитану корабля. Тот от безопасника получит подробный доклад, самому присутствовать при допросе ему было не обязательно. Именно поэтому я удивился, когда с нашим приближением створка двери ушла в сторону и, пройдя в кабинет, увидел внутри двоих, а не одного. Офицера в звании лейтенанта, явно сотрудника СБ, ну и мужчину в возрасте с капитанской нашивкой на груди форменного френча, что стоял справа от сидевшего в кресле хозяина кабинета. Солдаты остались снаружи, поэтому положив вещи на диван у стены, у меня их никто не отбирал я прошёл к столу, заняв стул. Всё это происходило под заинтересованными взглядами офицеров.

Что говорить, у меня уже было отредактировано, так что на вопросы офицера я отвечал честно. Главное чтобы в каждом ответе была частичка правды, поэтому детектор лжи, датчики которого были в стенах и в стуле, подтвердил, что я говорю правду.

— Возможно, вы молодой человек говорите правду — задумчиво сказал капитан фрегата. — Патрульное судно, что находилось в этом секторе до нас, действительно засекло в указанное вами время чужое судно, но заметило поздно, когда то уже разгонялось чтобы уйти в прыжок. Как вы выжили на планете в таких условиях? Там ведь агрессивная среда?

— Поначалу волей случая и везения, а потом освоился — пожал я плечами.

— Хорошо — кивнул капитан и дальше сказал то, что мне категорически не понравилось. — Так как вы молодой человек пока не вошли в дееспособный возраст, оборудование определило, что вам нет и четырнадцати, то я решу, что с вами делать. Вас отправят на ближайшую планету республики в детский приют, до момента пока не будут найдены ваши родители или родственники. Через два дня по краю системы должен пройти конвой торговцев, с ними вас и отправят в республику.

— Нет у меня родственников — недовольно буркнул я.

— Это ещё лучше, вы останетесь в республике до совершеннолетия и принятия гражданства. А сейчас вас покормят, прежде чем отвести в выделенную каюту, а потом попрошу пообщаться с учёным, что находится у нас на борту и исследует заповедную планету. Ему интересно как вы выжили.

— Да без проблем, — кивнул я вставая.

— Если у вас есть оружие, то лучше его сдать — сказал эсбешник.

— Есть, но только холодное и огнестрельное.

Достав оружие, включая сабли, как оказалось, местные приборы вполне видели через мою маскировку, хотя человеческий глаз их и подводил, и протянул всё офицеру. Тот холодное оружие сразу вернул, не посчитав его опасным, даже из ножен не вытащил, а вот «Грач» крутил с интересом, с недоумением разглядывая маркировки. Потом он сделал пару снимков пистолета, быстро разобрался как он разряжается, выщелкнул все патроны из магазинов и протянул оружие обратно.

— Вас проводят — сказал он.

После этого оба офицера остались в кабинете, а меня, вызванный молодой матрос, повёл на жилой этаж, и помог устроиться в жилом кубрике. Для пассажиров отдельных помещений тут не предусматривалось, поэтому кубрик был жилым и две койки были заняты членами команды. Утроившись на втором ярусе одной из коек, сложив вещи в шкафчик, матрос с именем Тин показал, как кодировать замок, и только после этого мы направились в столовую.

Помещение было обширным, оно могло за раз вполне спокойно вместить пятьдесят человек, судя по столикам и стульям. Экипаж, конечно, был больше, так и питаются они не зараз, а по сменам или вахтам, не знаю как тут. Вот и сейчас в столовой народу в форме и флотских комбезах хватало.

Мы с Тимом конечно же привлекали внимание, особенно мой древний комбез, да и словоохотливый матрос пока мы шли к раздаточному месту охотно рассказывал знакомым и друзьям кто я такой и оттуда. Слух обо мне уже давно распространился по боевому кораблю, поэтому я был под перекрёстным вниманием любопытных глаз команды. Кстати, женщины тоже было, шесть или семь. Причёски короткие, пойди пойми где женщина сидит, а где мужчина, я только по бюстам и понял, что тут не одни мужики.

Тим показал, как сделать заказ, тут оказалось всё автоматически и такого понятия как «кок» и «камбуз» на корабле не существовало. Тут стоял пищевой синтезатор, корабельного типа. В принципе на рейдере Борита было тоже-самое, разве что оборудование было устаревшее, так что я уверенно сделал заказ, взяв блюдо из памяти техника и с подносом в руках направился в лабиринт столиков, взглядом ища свободное место. Заметив взмах руки я узнал того техника что спускался за мной на планету. У него было свободно, поэтому я принял приглашение и сел напротив. Суп оказался вполне на уровне, да и остальные блюда очень порадовали, не зря я оставил этот участок воспоминаний Борита, чтобы не попасть впросак, а то ведь в памяти пищевого синтезатора, что принимал заказ, создавал его и выдавал, каких только блюд не было, даже для негуманоидов найти можно было.

Дождавшись, когда я поем, Тим устроился за соседним столиком со знакомыми, техник спросил:

— Как устроился?

— Нормально — пожал я плечами, принимаясь за довольно горячий тонизирующий напиток. Это был общедоступный и известный настой, на вроде земного чая и назывался он «Пила». Ударение на первый слог.

Так как я сам собирался найти собеседника, то охотно откликнулся на желание незнакомого пока техника пообщаться. Мы познакомились и после обеда, а по корабельному времени был обед, отошли к стене к диванам для отдыха, давая другой вахте возможность нормально отобедать. Рис, как звали техника, занимался только обслуживанием и лёгким ремонтом оборудования на планете, поэтому на корабле время у него было не нормированное, отдыхает, когда на планете всё нормально. Поэтому мы и беседовали не спеша, изредка заливаясь пилом, действительно нормальный напиток. Всего в системе было два боевых корабля, но всё они охватить не могли, поэтому пираты да и просто любопытные добирались до заповедника. Рис рассказал, что вчера пришлось отгонять яхту какого-то толстосума из республики, решившего поохотиться на зверей внизу. Разрешения у него не было, да и не выдают их, поэтому и отконвоировали за границу системы.

Ещё мы успели поговорить об уровне жизни в республике, особенно о законах и порядке, как меня нашёл тот учёный, с которым я должен был пообщаться, и утащил к себе в каюту. Он оказался натуральным фанатиком и, сообразив, что у меня два выхода или дать замучить себя или убить его, я выбрал третий вариант, перекинул на его планшет записи Круглова, выдав их за записи пиратов. У меня был планшет с магической начинкой, хотя имел обычный вид, поэтому переброска файлов прошла нормально, там магический адаптер был. Тот сразу закопался в присланном файле и тут же возмутился, что не понимает поясняющих текстов под картинками. Пришлось сказать, что, мол, язык текста мне был незнаком, ориентировался по картинкам так и выжил. Ученый, захлёбываясь слюной убежал из моей каюты к себе анализировать и просматривать данный файл, а я убрал свой планшет обратно в шкафчик, не забыв последний запереть и устроившись на койке прикрыл глаза. Тьфу на него, утомил.