Сделав вдох-выдох, я замер чувствуя, как на кончике носа собирается капля пота и вот-вот готова сорваться вниз следом за своим товарками. Висел я в трёх метрах от пола, держась ногами за потолочные балки с саблями в руках, готовясь перейти на следующий уровень стального вихря новой позиции в фехтовальном искусстве. Как только капля сорвалась, я расслабил ноги и рухнул следом за ней, в полёте перекувыркнувшись и встав на ноги. За это время сабли разрубили каплю пота на множество мелких частей. Тяжело, но я справился. Сделав лёгкую разминку, убирая боль в натруженных мышцах, я услышал хлопки от входа. То, что створка в тренировочный зал открылась и сюда зашёл знакомый мне человек я знал, заметил краем глаза, так что его проявление восхищения из аплодисментов не было для меня неожиданностью.

— Как я на тебя не смотрю, всегда восхищаюсь твоим умением. Ты с саблями двигаешься так, как будто вода переливается. Не тяжело?

— На двойном тяготении тяжело было — признался я. — Вот когда снизил до полутора, то ничего, быстро освоился и теперь не теряю темп. Будет своё судно, так же сделаю.

— Это ещё когда будет.

— Планирую через несколько дней.

— Серьёзное желание.

В первый же день полёта на этом транспортнике я познакомился с пожилым старшим корабельным техником Гвеном Альтом, тот удивился моей технической подкованности в раннем возрасте и мы быстро сошлись по интересам. Меня интересовали космические суда и боевые корабли, ну а он просто развеивал скуку. Так что я за эти одиннадцать дней полёта не только облазил в его сопровождении всё судно, слушая комментарии опытного техника, но и благодаря его же усилиям получил на время разрешение посещать этот тренировочный зал, что делал каждый день по шесть часов. Что больше всего мне в нём понравилось, можно самому регулировать тяготение. И тренироваться хоть при полуторном, хоть при двойном, хоть при тройном. Пробовал при двойном, но тяжеловато, не дорос пока, чувствовал если усилю нажим, поломаю кости, порву мышцы и связки, а вот полуторное тяготение оказалось самое то, после тренировок я буквально летать хотел. Да и сам видел, что моё мастерство и тело доходят до совершенства. Вот в принципе так мой полёт и прошёл, хотел занять свободное время и плотно его занял. Ярость от кражи учеников притухла, хоть и не погасла.

— Прилетели? — спросил я.

— Да. Маневрируем в системе. Наш транспорт один тут оставляет груз, поэтому и подходит к грузовому терминалу, остальные ожидают на краю системы у заправочных терминалов. Опустошим часть трюма и высадим тебя, после чего полетим дальше. Нам шесть систем нужно посетить.

— Когда мне быть готовым с вещами?

— Через час. Я тебе там собрал по мелочи, а то ты практически без вещей. Ничего такого, мой комбез, новый выдали, но я пока и в этом похожу, баул для вещей, да упаковку пайков. Пригодиться или нет, тебе решать.

— Спасибо — поблагодарил я, несколько удивлённо склонив голову. — Очень признателен.

— Я всё спросить хотел, что вот это за упражнение было, ты то парил над полом, то крутился а то прям взлетал. Если бы я точно не знал что у тебя поставлено полуторное тяготение, подумал бы, что ты до полвины снизил ниже нормы. Там бывает такой же эффект уменьшения массы.

— Это боевой атакующий комплекс «Полёт бабочки». Не моя разработка, но гениальная. Фактически лезвия сабель постоянно прикрывают тело, и есть возможность атаковать, будучи сам защищённым. Считается очень сложным в исполнении, уровень мастера меча.

— Значит та мастер меча? — сделал техник правильный вывод, продолжая оставаться за границами полуторного тяготения, пока я полотенцем стирал пот. Я был обнажён по пояс, ниже шорты из моих обрезанных по колено брюк. Так что не только лицо вытер, но и торс.

— Нет — засмеялся я. — Пока нет. Я не чувствую того куража что был раньше. Не дошёл я ещё до этого. Тело подводит, слишком медленно совершенствуется.

— Сколько с тобой не общаюсь, а всё привыкнуть не могу, смотрю, мальчишка мальчишкой, а как заведём беседу как будто ровня по возрасту.

— Это просто кажется — хитро улыбнулся я.

— Ладно, давай принимай душ и переодевайся, я жду тебя в столовой. Баул с вещами вон, у входа лежит.

— Спасибо ещё раз.

Техник ушёл, а я, надев на потное тело свой старый комбез, прихватив баул и сабли, направился к себе в каюту. Всем хорош этот тренировочный зал, кроме отсутствия дешевых кабинок. Этого зала не было в проекте, и это была совместная работа всей команды, так что для душевых просто не хватило места. Неудобство не такое страшное, так что я особо не переживал и не возмущался. Хорошо ещё, что позволили заниматься тут.

Приняв у себя душ, я посмотрел, что мне принёс Альт. В бауле был свёрнутый в рулон новенький комбез техника со штатными ботинками, и упаковка армейских пайков, кроме них упаковка сока. Самое ценное на мой взгляд, это был малый инструментарий техника, старый и немного потасканный, но полностью комплектный. Вот это действительно шикарный подарок. Видимо это всё что тот смог достать. Для меня это было сокровище, так что я даже порадовался приобретению. Надев новенький комбез шестого поколения, я дождался, когда он подгониться по фигуре, придирчиво осмотрел его, чтобы не было никаких нашивок или опознавательных знаков, после чего сложив все вещи в баул, в каюту я возвращаться уже не собираюсь, и направился в кают-компанию, которую некоторые называли столовой. В принципе да, так и есть, кают-компании предназначены для отдыха офицеров, но тут за этим особо так строго и не следили. Да и не было столовой на борту. В одном месте питались.

Альт был на месте, кроме него в кают-компании присутствовало ещё двое из команды. Остальные были в работе, всё же по населённой системе ведут, маневрируя отнюдь немаленькое судно, приближая его к терминалу. Меня должны были высадить на терминале, к шлюзу подадут переходную трубу и всё, попрощаюсь с командой. Особо кроме Альта я тут ни с кем мне сошёлся, капитана так вообще ни разу не видел, поэтому и собрался попрощаться с ним в столовой.

На подарки я всегда отвечал ответным подарком, поэтому, когда по громкой связи объявили, что переходный узел подали и меня уже ждёт представитель приюта, протянул технику небольшую брошь. Она была сделана из золота в виде розы, очень красиво для ценителя и не практично мага-артефактчика. Я из неё ещё до того как потерял магию сделал защитный амулет четвёртого уровня, не бог весть что но одни выстрел из бластера защита выдержит, ну или какую другую атаку. Надеюсь Альту амулет пригодиться. Быстро пояснив растерянному технику, что это такое и как его использовать, работает тот автоматически, я быстро попрощался, обнял старика и побежал к нужному шлюзу. Там меня ждал матрос, он вместе со мной прошёл на терминал, убедился, что меня приняли, передал чиновнику кристалл, видимо с информацией обо мне и поспешил обратно на борт судна, ну а мы двинули вглубь станции.

— Мы спустимся на планету? — полюбопытствовал я у чиновника, но тот проигнорировал мой вопрос, хмуро шагая впереди.

Это был невысокий, мужчина плотного телосложения, к таким обычно на земле прилипает прозвище «Колобок» с обширной лысиной на полголовы. Он был в служебном костюме, а не в комбезе как я уже привык и энергично шагал впереди меня, помахивая папкой для бумаг зажатой в левой руке. Зачем она ему была нужна, мне было не понятно, кристалл он убрал в карман, возможно чтобы представительнее выглядеть.

— Мы спустимся на планету? — повторил я ему вопрос в спину, семеня следом. Тот постоянно менял шаг и я никак не мог приноровиться.

— Ещё слово скажешь, и я велю старшим ребятам из приюта научить тебя понимать мою мимику — спокойно, лишённым эмоций голосом сказал тот.

Быстро осмотревшись и определив, что мы находимся в коридоре, который не просматривается, а ближайшая камера разбита, я сделал чиновнику подсечку и, ухватив за галстук, отчего тот, хрипя, повис на нём пытаясь вернуться в устойчивое положение, зло зашипел ему в лицо:

— Тебе урод не понять что такое ненависть и месть. Меня какими-то сопляками из твоего приюта не испугать. Ещё слово гадёныш без разрешения сделаешь, на вопрос не ответишь, руки и ноги вырву. Понял?!.. Кивни головой что понял.

Тот, хрипя смог кивнуть, и я поставил его на ноги пока он, пуча глаза на мокром и красном как помидор лице, пытался прийти в себя. Похлопав его по бокам, поправляя костюм, я в третий раз задал вопрос, играя кинжалом в правой руке:

— Мы спустимся на планету?

— Дкха-а — согласно прохрипел он, речь к нему возвращалась, и дальше он отвечал более чисто и чётко.

— Как мы спустимся?

— На пассажирском лифте, тут работают орбитальные лифты.

— Хорошо. Что потом. Какие твои действия?

— Рядом с орбитальными лифтами парковка, там у меня служебный флаер. На нём мы летим через всю планету на другой континент. Приют там.

— Поближе ничего нет? — удивился я.

— Там столица и посольства, а я вас метка возможного иностранного подданного.

— Сколько космодромов на планете где имеются частные яхты или малые суда?

— Я не знаю, пять может семь — неуверенно пожал тот плечами, косясь на кончик кинжала у глаза. — Один точно под нами, большой, там много яхт.

— Хорошо, идём к лифтам и там без глупостей. Я в любом случае успею тебя порезать на ленточки, и мне за это ничего не будет, малолетки не подсудны, я изучил ваши законы.

Тот как-то сдулся и дальше шагал шаркая ботинками то и дело утирая лицо платком. Мы благополучно дошли до лифтового холла. Народу тут было куда больше, видимо мы шли редко посещаемыми коридорами, и без очереди прошли в кабину, у чиновников была возможность не ждать очереди.

Окон не было, поэтому заняв пластиковые сиденья, мы терпеливо ожидали сначала спуска, а потом и прибытия.

— Там парковка, а вот там в сорока километрах, космодром — указал чиновник рукой два направления, когда мы покинули площадь с орбитальными лифтами.

Задумавшись, я велел вести меня к парковке, флаер хоть и служебная машина, но летающая, а топать на своих двоих или пользоваться муниципальным транспортом не хотелось, да и денег у меня не было. В последние недели на чужом обеспечении был с того момента как покинул заповедную планету.

Шагая в сторону парковки, я с интересом крутил головой. Всё же впервые находился в инопланетном городе космической цивилизации, а то всё джунгли да джунгли, поэтому рывок идущего рядом чиновника практически упустил. Тот, увидев двух полицейских, по форме вроде они, заорал, что я хочу его убить. Вот идиот.

Полицейские сработали правильно, сделали по шагу в сторону, чтобы толстяк вышел с линии прицеливания, и достали оружие, станнеры. То есть служебные шокеры. Не летальное оружие… в отличие от меня. Сообразив, что они не хотят меня убивать, хотя в нагрудных кобурах у них были игольники, я тоже решил оставить им жизнь, поэтому метательные ножи рукоятками впились им в лоб под фуражками. Они были в форме и возможно в бронежилетах, так что лицо у них руки и ноги не были защищены. Чем я и воспользовался. Третий нож полетел в толстяка, впившись ему в ляжку, упал тот рядом с телами полицейских. Быстро подскочив к ним я забрал своё оружие, после чего наступив на спину толстяка взявшись за его руки и стал тянуть их назад чувствуя как у того хрустят выворачивающиеся суставы, и он начинает орать ещё громче, даже визжать. Я всегда стараюсь выполнять свои обещания, раз обещал оторвать руки-ноги, надо выполнять. К сожалению сил у меня не хватало, да и ладони скользили по потной коже, но всё же назад я их вывернул. Эх, сейчас бы амулет на увеличение силы, оторвал бы всё и не заметил. Обидно, обещание не могу выполнить.

С того момента, как толстяк подал первый сигнал, прошло секунд семь, я держал время и ситуацию под контролем, поэтому заметив бегущих к нам со всех сторон полицейских, поморщился с досадой. В последний раз дёрнув руки толстяка вверх, вызвав дополнительный хруст и новый визг, я рванул к подземному переходу, который находился метрах в тридцати от нас. Оказалось и оттуда бегом поднималось двое полицейских, они видимо парами ходят, оттолкнувшись от стены я пролетел в прыжке над ними и в кувырке встав на ноги, на несколько ступенек ниже, рванул дальше успев уйти за угол до того как послышались возмущённые крики и шипение станнеров.

Народу тут хватало, поэтому делая зигзаги, чтобы сбить прицеливание я рванул по длинному коридору в противоположную сторону, ища возможность уйти от преследования. Выстрела в спину или в грудь, впереди тоже замелькали полицейские, я не боялся, не последнюю защиту подарил Альту, поэтому заметив, что почти все прохожие прижимаются к стенам, видать опытные, я остановился. Выхода не было, все перекрыты. Может и я сам бы нашёл выход, но мне его подсказали. Паренёк лет восемнадцати-девятнадцати студенческого насыпавшегося вида указал мне взглядом на ливнесток. Вернее на решётку стока. Слегка кивнув в благодарность, я подскочил к решётке, на ходу натягивая перчатки комбеза, со второй попытки вырвал её из пазов, втоптали ту прохожие и заклинили, после чего без колебаний прыгнул вниз, уйдя в воду с головой.

Комбез у меня был для космоса, поэтому перед прыжком я успел дать команду на активацию встроенного скафандра, а у баула была своя защита, внутрь ни капли не попадёт. Эти комбезы классные штуки, если вдруг возникнет вакуум, то из воротника выстреливает плёнка и образует шлем вокруг головы, давая возможность спастись. Перчатки я до этого успел натянуть. Обычно воздуха хватает часа на три, но у меня был продвинутый комбез, на пять хватит. Ещё была ручная активация встроенного скафандра-спасения, ею то я и воспользовался.

Поток был достаточно сильный, и меня несло по туннелю. Пришлось подрабатывать руками, чтобы не било о стены. Пока возможностей выбраться я не видел, труба она и есть труба. Источников света было мало, колодцы мимо которых меня проносила с лестницами вверх, вот и всё. Жаль до лестниц я дотянуться не мог, они были выше того потока что меня нёс.

Минут через десять меня вынесло в другой туннель, большой, куда выходило ещё шесть труб. Тут по бокам туннеля уже были пешеходные дорожки. Вот только забраться было не просто, два метра до края тропинки, но были и лестницы что уходили в воду. Чем дальше тем медленнее меня несло, поэтому я смог ухватиться за одну из лестниц и по ней поднялся на тропинку. Там отключив режим скафандра, поморщившись, ливневая труба впадала в канализацию и я находился в ней осмотрелся и направился дальше, на ходу пальцами обеих рук убирая пакет обратно в воротник. Мне нужен был ближайший колодец, чтобы подняться наверх.

Минута ходьбы и я расслышал впереди бормотание и какое-то металлическое звяканье, поэтому, когда из-за ответвления вынырнула человеческая фигура в лохмотьях, не сильно удивился. Скорее озадачился. Неизвестный держал в обеих руках дубинку усеянную шипами, направленную боевым концом в мою сторону, странно покачиваясь с боку на бок, отчего его грязные и седые лохмы также покачивались. Над ним был как раз колодец и вниз падал тусклый свет, позволяя мне рассмотреть бомжа.

— Ты пришёл, я ждал тебя исчадие ада — вращая глазами, бесновато воскликнул тот.

Мелькнувшись при дневном свете нож вошёл ему точно в горло и тот, постояв, удивлённо поглядывая на меня, завалился на спину. Я даже шага к трупу сделать не успел, как услышал голос, идущий из-за угла из-за которого вышел бомж:

— Этин, подожди, какие исчадия ада, команды к началу игры ещё не было.

— Тьфу, игроманы чёртовы — сплюнул я, сразу всё поняв.

Забрав нож, я по скобам стал подниматься вверх, а внизу тот же неизвестный всё пытался добиться ответа от трупа, в его голосе всё больше и больше звучала тревога и испуг. Добравшись до крышки, я повернул рычаг и люк ушёл в сторону. Выглянув, я быстро нырнул обратно, закрывая люк. Мало того что колодец выходил в деловой дорогой район, на перекрестке улиц, там ещё рядом метрах в десяти спиной ко мне стояли двое полицейских.

Скатившись по скобам вниз, я спрыгнул на брусчатку тропинки рядом с трупом, у которого стоял ещё один «бомж» как я теперь понял в маскарадном костюме. Достав амулет, я приложил его к шее трупа и тот закашлялся, выхаркивая кровавые сгустки из горла. Пришлось помочь ему повернуться на бок, чтобы тот не захлебнулся.

— Кто такие? — жёстко спросил я второго, который ещё не отмер и напоминал статую, пребывая в ступоре.

— Мы менеджеры, играем в «Злобного шахтёра». Сегодня на игру записалось полторы тысячи желающих, а мы опытные игроки — немного заторможено ответил тот.

— Это по канализации ползают полторы тысячи идиотов? — заинтересованно уточнил я.

— Ну-у… да.

— Весело. Но веселее будет полицейским, что ищут меня, а будут находить игроманов — хмыкнул я, после чего осмотрев обоих парней, а им было лет по двадцать пять, я спросил. — В одну серьёзную игру поиграть хотите? Выиграете, все вам завидовать будут, проиграете, тоже славы не избежите… криминальной.

Последнее я добавил себе под нос, тихо-тихо чтобы никто не услышал. Раненый, трогая горло, встал, посмотрел на окровавленные пальцы, он их об одежду испачкал, и зашушукался с напарником.

— Что за игра? — поинтересовался тот, первый, подраненный мной.

— Экшен. Бегство с препятствиями, стрельба, вой полицейских сирен, и побег с планеты. В последнем вы можете не участвовать. Называется «Догони Арни».

— Не слышал о такой. Кто ведущий? — продолжал допытываться бывший раненый.

— Я. В игре вы мои помощники и подтанцовка. По дороге опишу что делать. До вечера нам нужно оказаться на космодроме и угнать судно, причём нас будут ловить. Загонщики в маскарадной форме полицейских уже выпущены.

— По-моему это бред и ты нам врёшь — сказал второй, уже пришедший в себя.

— Согласен с Тони, чушь какая-то.

— Чушь не чушь, но вам так или иначе придётся принять участие в этой игре — доставая сабли и вешая их за спину, застёгивая сбрую, сказал я.

— Ха! — воскликнул Тони, выставив перёд своё оружие, кирку, и ошарашенно замер, когда сабли не встретив препятствий, срубили её у рукоятки.

— Парни, вы в игре, поэтому вам остаётся слушать мои команды. Первый вопрос на сообразительность. Нужно много наличных что имеют ход везде, включая другие государства. Где их взять?

— В банке — неуверенно ответил Тони, бросив в воду рукоятку кирки.

— Уточню вопрос. В каком ближайшем банке можно их найти?

— Тут рядом частный банк, работающий по кредитам. «Братьев Маер» назваться — сказал Этин. — Наша фирма с ним работает, у него всегда в хранилище имеется наличность в виде кредов, а это общее для большинства государств платёжное средство. Ими даже пираты пользуются, считая стабильной валютой.

— Ставлю задачу Этиму, он получил первое очко в игре. Рассчитать скорость и максимально быстрый маршрут к банку. Определить ближайший выход коллектора, описать внутренне помещение банка с постами охраны.

Тот на несколько секунд задумался и довольно толково всё описал. Похоже, он действительно часто там был.

— Игрок Этинн получает первое звание, «Проводник». Бегом марш, веди нас к первому ключевому заданию в игре.

Подгоняя обоих неудачников кинжалом, те уже поняли, как попали, я рванули за ними. Менеджеры оказались вполне спортивными парнями и полкилометра по запутанным коридорам тоннелей пробежали быстро. Даже не останавливаясь на призывы других встречных нами игроков остановиться и принять с ними бой. У нас была другая игра, один руководитель и главный игрок, два других невольных, в ранге помощников. Хотя суда по лицам, развлекался я тут один, но зато от всей души.

Добравшись до нужного колодца мы поднялись наверх, пришлось подталкивать их снизу, там мы быстрым шагом двинули ко входу в банк. Тут всего-то проезжую часть пересечь, и вот он банк в старинном здании, занимающем весь первый этаж. Игроки удивлённо захлопали глазами, заметив, что сбруя с саблями пропала, а кинжал исчез в кармане, но ничего, не возникали. Глаза у обоих блестели от возбуждения, ноздри трепетали, похоже они сами того не осознавая начали втягиваться в новую для них игру.

— Заходите первыми и блокируете охранников. Остальное в моём исполнении.

Сотрудники банка и немногие посетители были изрядно удивлены, когда в холл зашли двое оборванцев-бомжей в седых космах, а за ними улыбающийся паренёк. Естественно никто ничего среагировать не успел. Двух охранников, что с недовольными минами перегородили путь «бомжам», я вырубил, после чего в прыжке саблями изрубил на потолке турель и два скрытых «подавителя», а рукояткой метательного ножа вырубил третьего охранника, что сидел за бронированным стеклом. Как я это сделал? Так стекло не до потолка было, а я, уцепившись за потолок и метнул в него нож, после чего мягко спрыгнул на пол.

Подскочив к старшему менеджеру банка, а я приставил к его горлу кинжал и громко велел:

— Блокируй входные двери, на рекламу подай сообщение, что банк закрыт на техническое обслуживание! — когда тот выполнил мои приказы, я всем приказал. — Строимся в колонну и двигаемся к хранилищу!

— У нас нет кода к его дверям.

— Не существенно — отмахнулся я, после чего велел невольным напарникам, наконец вышедшим из ступора. — Загоняйте их в коридор и гоните к хранилищу.

Само хранилище оказалось в подвале, и тут был ещё один охранник, за решёткой. Он за ней чувствовал себя в полной безопасности и злорадно улыбаясь, набирал код на коммутаторе. Улыбка пропала, когда решётка срезанная саблями упала, а его губы расплющились о мой кулак, потом он зачем-то упал и стал катясь, биться о мои ноги. Мазохист наверное.

— Давай-давай, заводите их сюда — скомандовал я напарникам, придирчиво изучая огромную сейфовую дверь, прикидывая, возьмут её мои сабли или нет.

Оказалось что в лёгкую. Я не стал на щепки строгать металл, а просто по кругу, кроме петель, провел линии и велел мужчинам из заложников тянуть створку на себя. Ухватившись за скобы и поворотное колесо, они потянули створку на себя и та открылась, после чего на порог попадали срезанные языки замка. Крупные такие округлые куски металла.

— Вперёд — скомандовал я и снова последним прошёл в помещение. — Где у вас тут креды хранятся?

— Вам наличность или в банковских чипах?

— Чипы с паролями? — с подозрением спросил я.

— Да, — нехотя ответил старший менеджер.

— Себе оставьте, их отследить как нечего делать. Где наличность?

— Вот в этих восьми пластиковых кофрах — указал тот менеджер на чёрные кофры, стоявшие в четыре ряда на одном поддоне.

Открыв два верхних кофра, я посмотрел, что там. Внутри упакованными пачками находились банкноты небольшого номинала. Сбросив кофры на пол, отчего деньги высыпались и улетели под ноги заложников, я открыл следующие два кофра, тут тоже была мелочёвка. Лучше брать максимальный номинал, по деньгам унесу больше. Вот в третьем ряду в одном из кофров был максимально крупный номинал, каждая банкнота по тысяче кредов. С учётом стандартной зарплаты корабельного техника, что получал по пятьсот кредов в месяц, я богач. К этому кофру сбоку был прикреплён лист, по нему становилось ясно, что внутри двадцать миллионов кредов ровно. Вот из этого кофра я и стал доставать пачки с банкнотами и убирать в баул. Еле-еле, но всё что находилось внутри, уместилось в бауле. Даже пару пачек мелочёвок взял, убрал в карман комбеза, чтобы была наличность.

— Остальное можете забрать себе и списать на меня — милостиво разрешил я заложникам и скомандовал другим игрокам. — Парни, за мной.

Радовался я рано, у входа уже стояло несколько полицейских машин и подъезжало ещё. Организовывалось оцепление.

— Ой беда — затормозил я в холле и поскальзываясь на скользком полу рванул обратно, игроки последовали за мной.

Мы пронеслись по коридорам и оказались у чёрного выхода. Но и тут были полицейские. Правда немного, да ещё и в зоне работы моих амулетов. Это они не осмотрительно сделали. Достав нужный амулет, я облучил полицейских безвредным изучением, что вырубило их, и те попадали.

— За мной! — снова скомандовал я и, срубив замок на двери чёрного входа, выскочил наружу. — Проводник, тебе задание. Веди к ближайшему колодцу.

Тот рванул вперёд и через задние улицы домов вывел нас к проспекту. Там на повороте был люк, что вёл вниз, но рядом стоял полицейский. Облучив так же и его, я подскочил к люку и стал крутить головой, охраняя парней, что открывали крышку, ну а потом полез вниз последним. Вот так вот мы и ушли от облавы.

Спустившись вниз, я сказал тяжело дышащим и переполненным адреналином парням:

— Следующее задание, при выполнении даются три очка и звание «Надежда Арни». Нужно проработать и подготовить расчёт, чтобы вывести меня скрытно и незаметно к космодрому. На подготовку задания даётся десять минут.

— Да мы только отдышаться успеем — возмутился Тони.

— Ничего, взрослые игры это не игрушки. Тут всё по-взрослому. Так что, у кого есть предложения?

Руку поднял мой любимчик, от Тони не было никакого толку.

— Если пройти через центральный пост службы коллекторов, то мы в два раза сократим дорогу и потраченное на неё время.

— Идём через пост — кивнул я. — Веди, «Надежда Арни», у тебя уже четыре очка и до пятого, главного тебе совсем немного.

— А что будет, если я получу пятое очко? — заинтересовался тот.

— Я оставлю тебе жизнь — просто ответил я.

Вот тут-то Тони и забегал. То, что я всегда серьёзно отношусь к своим словам, он понял давно, и получалось, что если он за этот поход не наберёт пять очков, то до конца игры ему не дойти. Так что дальше он бежал рядом, стараясь мне в чём-то помочь, намекая, что он готов горячо включиться в игру. Когда мы приблизились к посту, я объявил что дам два очка тому, кто обезвредит пост. Тони как ветром сдуло, под моё едва слышное хихиканье. Нуда, обещание я выполняю, срублю ему голову. Но кто мне мешает обратно её приживить? Игра же.

Тот действовал быстро, постучал в дверь, поговорил о чём-то со служащим через настенный передатчик и тот вышел. Как уговорил, не знаю, но он вышел. После чего последовал удар лбом в подбородок и дежурный ремонтник сполз по стенке в бессознательном состоянии. Когда мы с Этином ворвались на пост, Тони катался по полу со вторым ремонтником, что яростно боролся за свою жизнь. Вырубив его ударом носка в висок, я сказал тяжело дышащему и встающему с пола Тони, тот сбросил с себя тело ремонтника и с помощью Этина встал на ноги:

— Молодец, ты получаешь два очка и звание «Штурмовик». Надежда Арни, веди дальше.

Так давая несложные задания помощникам, я и следовал за ними по пятам. Те пёрли как носороги, сшибая всё со своего пути, даже на других игроков не обращали внимания, тех, что ещё продолжали игры в канализациях и ливневых стоках. Одна бойкая девчушка, опознав в моих напарниках своих знакомых, присоединилась к нам, сообразив, что у нас игра куда интереснее. Подумав я её принял, тут она играла заблудшую жертву с ножом за спиной, у меня будет приманкой.

— Это что? — спросил я, когда троица передо мной остановилась.

Тропинка закончилась, дальше был узкий тоннель, из которого в наш выливались потоки мутной воды.

— Труба от космодрома, дальше только по поверхности — сообщил Этин.

— Да что за игра то у вас?! — с возмущением в который раз спросила девушка. Её кстати звали Анни.

— «Догнать Арни», новая супер крутая игра, у нас тестирование идёт — тяжело дыша, сползая по стене, ответил Тони. Молодец, сообразил правильно ответить, очко ему за это.

— А можно мне тоже? — жалобно спросила та с дрожащими нотками в голосе.

— Можно, игра ещё не закончилась и в неё до последнего момента можно набирать новых игроков — дал я согласие. — Меня зовут Арни, я главный игрок. Значит так, метрах в ста сзади остался коллектор с колодцем, куда он ведёт?

— В жилой район на окраине города. Частная застройка. Потом тридцать километров и космодром — ответил Этин, так же как и все переводя дыхание. Лишь я дышал ровно, как будто и не пробежал пять километров.

— А какое задание? — спросила девушка.

— Добраться до космодрома и угнать судно — задумчиво ответил я.

— А какие правила?

— Вот — поднял я палец. — Первый здравомыслящий человек. Нет никаких правил, всё идёт в ход.

— От окраины до города идёт одна дорога и степь вокруг, нужен транспорт — обдумав всё, сказала Анни

— Что есть вблизи?

— У местных жителей наземная техника, летающая дорога, тут её нет. Хотя… в полицейском управлении есть, но это понятное дело не наш вариант.

— Почему это?! — возмутился я. — Полиции как раз поставляют армейские машины, прошедшие конверсию, но всё же. Отличная идея Анни. Кто умеет управлять флаером или глайдером?

— Я.

— Одно очко и звание «Небесная воительница» получает игрок под именем Анни. Надежда Арни, веди нас в полицейское управление.

— Господин главный игрок. Мне этот район не знаком. Я из центра.

— Я тут всё знаю — подскочил Тони. — Я студеном подрабатывал в ресторане, доставлял еду на заказ.

— Очко тебе если доведёшь до полицейского управления. Веди нас Штурмовик. Звание Надежда Арни снимается и остаётся старое, Проводник, одно очко так же изымается.

— Так я же не знаю район?! — возмутился тот.

— Мог спросить у прохожих. Очко снял как раз за несообразительность.

Мы бросились назад и покинули канализацию через люк колодца. Детишки на спортплощадке что гоняли мяч, были очень удивлены, когда из-под земли вылезли два «старика», девушка, одеяние которой составляли старые рыболовные сети и нож на щиколотки, да их сверстник с большим армейским баулом на длинном ремне.

— Бегом, не останавливаемся — скомандовал я, поправляя тяжёлую ношу.

Рядом с открытой спортивной площадкой, у которой мы выбрались на поверхность, находился огромный спортивный комплекс с бассейнами, спортзалами и остальным, на его на парковке кроме машин были и велосипеды. Я даже умилился, как настоящие земные велосипеды, один в один с небольшими вариациями.

— Внимание слева стоянка резвых коней, требуется обуздать их и с помощью них быстрее добраться до полицейского участка.

Мы выбрали по велику, из тех что были не на замках и, набирая скорость, покатили по улице, ловя на себе удивлённые взгляды прохожих и водителей транспорта. Через пару минут мы были на месте. По виду участок был тих и пуст, но когда мы вошли внутрь, оказалось, что дежурный был на месте. За стойкой.

— Что вы хотели? — удивлённо спросил он, а потом стал излишне пристально изучать меня и обоих игроков мужчин. Пришлось вырубать его.

— Эй, вы что делаете?! — возмутилась Анни.

— Это актёр — отмахнулся я, добавив тише. — Все тут актёры.

В это время, как только дежурный упал, распахнулись двери, что вели на задний дворик участка, и валилась толпа полицейских, в бронекостюмах с оружием, но без шлемов. Те были у них в руках. Судя по усталому и запаренному ввиду, они только что вернулись с вызова. Вполне возможно их привлекали для участия в моих поисках.

Среагировал я первым, просто атаковав их, другого выхода не было, тем более полицейские как раз толпой были в невыгодном положении для обороны. Не говоря уж об атаках. Рванув вперёд, я до контакта успел метнуть четыре ножа. Вырубив тех, что были сзади, после чего уже заработал руками и ногами. Пять секунд и все полицейские лежат на полу без сознания. Зря они шлемы сняли, расслабились.

— Великолепно, я такого и не видела — блестя глазами, выдохнула Анни.

— За мной, оружие не трогаем — скомандовал я и первым вылетел из коридора через дверь во двор.

Там ещё четверо полицейских отдыхало, они как раз направлялись к дверям на шум, когда столкнулись со мной. Перепрыгнув через их тела, я подскочил к флаеру имевшему полицейскую символику и обозначения со спецсигналами и, влетев внутрь, вырубив пилота, выкинул его наружу, чуть не сбив с ног Анни.

— В кабину и летим на космодром — скомандовал я.

— Поняла — кивнула та. — А куда именно? Космодром большой.

— Есть предложения?

— Капитаны и пилоты тусуются в «Клоаке», это район баров и забегаловок у ангаров, если быстро нужно найти судно, то совет дадут только там. Даже на контрабандистов выведут.

— Тогда летим в «Клоаку».

Тони закрыл створку и мы расселись в десантные кресла, после чего Анни подняла тяжёлую бронированную машину в воздух и мы, набирая скорость, полетели к очередной конечной цели этого маршрута. Летели недолго, пару минут, и мы были на месте. Флаеры действительно были очень скоростными машинками.

— Чего это они? — удивлённо спросил я, наблюдая, как большая часть местных при виде заходящего на посадку посередине улицы фалера, разбегаться.

— Полицейские при облавах так делают. Наверное, по этому — пояснил Тони, так же глядя в обзорное окно.

— Ясно. Небесная воительница, Проводник и Штурмовик, вам от меня специальное задание, за которое вы получите по три очка. Для вас задание сбить со следа погоню и уйти от преследования. Я надеюсь на вас и благословляю на ратные подвиги. Летите же.

Парни кивали мне головой, когда я покидал флаер, а Анни послала подушный поцелуй и помахала рукой. Почти сразу поднимая пыль флайр взлетел и понёсся прочь, а я забежал в ближайшую забегаловку, ища взглядом того кто мог мне помочь, но к моему удивлению та была совершенно пуста. Кроме двух спавших забулдыг и толстой рыжей женщины за стойкой, никого больше не было.

— А где все? — удивился я.

— Облава. Разбежались.

— Тьфу ты — расстроился я и показал женщине купюру в двадцать кредов. — Мне нужно самое быстрое судно с максимально возможной дальностью хода имеющего прыжковый двигатель. На этом космодроме есть такие лоханки?

— Пожалуй, я смогу тебе помочь — задумчиво осмотрев меня, ответила женщина. Приняв купюру, она указала на крайнего алкаша, от которого даже до меня доносился запах перегара. — Капитан Стив, у него своё судно, говорят самое быстрое и с прыжковым. Про дальность ничего не знаю, но поймать его ни разу ни смогли, сколько раз пытались.

— А тут он что делает?

— В долги влез, судно заложил, вот горе своё и заливает спиртным. А так он мужик не плохой, растяпа, но не плохой.

— Угу — понятливо угукнул я. — Разбудить его можно?

— Есть специальный коктейль, платить не надо, так сделаю, если ему из долговой ямы поможешь вылезти. Я вижу ты парнишка справный, серьёзный.

— Так заметно? — приподнял я правую бровь.

— Полицейские таксистами не подрабатывают — просто пояснила она.

— Работайте.

Женщина позвала помощника откуда-то с кухни, это был дюжий парень, судя по схожести, сын барменши. Тот держал забулдыгу, а женщина вливала ему в рот какую-то чёрную гадость. Реакция последовала почти сразу. Изо рта несчастного пошла пена, он схватился за горло и, пролетев мимо меня, выбежал на улицу.

— Тут в ста метрах озеро, сейчас добежит и охладится — пояснила мне женщина.

— Я тороплюсь — вздохнул я, после чего задумавшись, спросил. — Если судно капитана Стива арестовано, то оно без запасов и топлива?

— Правильно понимаешь, без этого вам не улететь, но Мамаша Дории и тут вам может помочь, у меня пятый сынишка на космодроме работает, и топливо зальет, и продовольствие с водой подвезёт. За дополнительную плату конечно. За срочность.

— Конечно — согласился я. — Но нужно сначала с капитаном поговорить.

В это время через дверь ввалился совершенно мокрый капитан Стив, похоже, он так сходу и нырнул в водоём и, идя точным курсом на цель, не отвлекаясь ни на что, подошёл к стойке. Подхватив стакан с мутной жидкостью, что ему подала Мамаша Дории, он залпом выпил, после чего замер на несколько секунд.

— Он в порядке. Можете общаться — сказала та мне, после чего указала капитану на меня. — Клиент.

Тот обернулся, и я поймал вполне осмысленный взгляд, капитан несколько секунд меня разглядывал, после чего подошёл и сел ко мне за столик.

— Хреново выглядите, — сказал я.

— Чувствую себя так же.

— Честно говоря, я мог бы вас вылечить от похмелья легко и безболезненно, но посчитал, что вы так легко отделаетесь, а сейчас я удовлетворён вашим видом и состоянием. Не люблю алкашей и тех, кто любит спиртное.

— А сейчас можешь вылечить?

— Могу.

— Ладно, давай сюда таблетки. Попробую, а то мысли плывут.

— В этом нет необходимости — достав амулет и облучив им капитана, сказал я.

Тот удивлённо прислушался к своему состоянию и с таким же удивлением посмотрел на меня. На пару секунд задумавшись, он спросил:

— Куда вас надо?

— Герцогство Андийское. Планета Андора. Плата за доставку покрытие долга.

— Главная торговая планета — криво усмехнулся капитан. — Там самый большой рынок рабов. Приходилось там как-то бывать. Покинул я планету не так уж и хорошо, но думаю, договориться сможем. Вы знаете, какой на мне долг?

— Сколько?

— Двести двадцать шесть тысяч пальяно.

— В кредах если можно, а не в местной валюте.

— Двадцать две тысячи кредов.

— Сколько ещё за оснащение судна?

— Ещё три — слегка поморщившись, ответил тот.

— Здесь тридцать тысяч. Взлетаем через час, поторопитесь. Кстати, что у вас за судно? — спросил я, наблюдая, как капитан быстро считает стопку тысячных купюр.

— Тип «Альнор».

— «Альнор»… «Альнор» — начал я вспоминать, после чего удивлённо посмотрел на капитана. — Это же буксир первого поколения.

— Я его доработал, но в документах значиться именно «Альнор».

— Ну-ну — скептически пробормотал я.

Я знал, что на этих типах буксиров прыжковых двигателей нет, поэтому, скорее всего судно капитана действительно дооборудовано. Нужно смотреть на месте. Кстати, прыжковые двигатели замечу, стояли отнюдь не на всех суднах, только на боевых кораблях стояли всегда. На торгашах не так и часто, у тех же каботажников их никогда не было. Вообще эти движки мелись у процентов двадцати всех космических судов, что бороздят вселенную. Такие движки стоили как половина судна, не рентабельно их было ставить, лишь тем, кто летает по дальним маршрутам и рейсы очень хорошо окупаются, они были необходимы.

Капитан пообщался с Мамашей Дорией и та начала названивать своему пятому сыну. Тот и провёл нас на территорию и доставил к судну. Глядя на ту развалюху, что стояла на опорах я только тоскливо выругался. Похоже, я попал. Пока судно заправлялось, вода заливалась в баки, а продовольствие перетаскивалось на судовой склад, я ждал у шлюзовой, мрачно разглядывая длинный ряд стоявших на приколе судов, пока капитан не вернулся.

— Всё, все долги закрыл, можем взлетать

— Надеюсь — сказал я, непонятно на что намекая.

— Еле пропустили, там облавы по всему городу, ищут кого-то.

— Могут не дать разрешение на взлёт? — насторожился я.

— А зачем оно нам? — искренне тот удивился. — Всё, заходим и начинаем предстартовую подготовку. Вода есть, еда есть, горючка полные баки. Нормально.

Мы прошли на борт судна, и капитан указал на противоперегрузочную койку, занимая такую же, и настраивая пилотский пульт, встроенный в подлокотники.

— Если не займёте, вас расплющит по переборке.

Удивлённо посмотрев на капитана, я всё же лёг в лежанку и пристегнулся. Никому ничего не сообщая капитан начал взлёт, отчего на него сразу вышли диспетчеры и тот до самой орбиты ругался сразу с тремя диспетчерами. Похоже, капитан вообще не подозревал о том, что есть полётные правила и инструкции, раз так взлетел. Естественно нас на орбите ждали, патрульное судно и четыре истребителя с флотской базы. На приказ остановиться и принять досмотровую группу, капитан Стив их обхамил и что называется «вдавил педаль газа в пол».

Чувствуя, как растёт давление и явно спадать не собирается, я с трудом прохрипел:

— Что за двигатель тут стоит?

— А-а-а, обычно после прыжка спрашивают. Маршевый с крейсера «Ашан».

— Сволочь, нас же расплющит!!!

— Сколько летал, только глаза красные от лопнувших капилляров. Ничего судно у меня крепкое. Долетим. Зато будем на месте не через три недели, а через двенадцать дней. Цени.

— Ценю — прохрипел я, теряя сознание.

Кажется, капитан Стив потерял его чуть раньше меня, на мгновение, но всё же это порадовало.