В палатке мы пробыли порядка пяти часов. Можно было бы и быстрее сделать, но я всё не верил в результаты и проверил всех захваченных бесков. Нет, всё же дилвов, к бескам они имели относительную близость. Разве что их потомком действительно был тёмный бог, тут без вариантов. Причём бог Жизни. Не понимаю, как это было возможно, но это было так. Ну не бывает тёмных богов с магией Жизни. Чтобы поработать с генами своих потомков тёмный бог просто должен был быть адептом Жизни. Вот это совершенно невозможное дело. Гоша подал идею, что божков было два, тёмный, и светлый, как раз Жизни и, пожалуй, я приму его версию. Так как другого ответа не видел. Рожки бывают только у потомков тёмных богов, у светлых не бывает, их потомки мало чем отличимые от простых людей, кроме небольших особенностей, вспомните Геракла, а тут такое разнообразие в геноме.

— Ну что? — ту же спросил Круглом, вскакивая со стула, что находился под навесом мерах в тридцати от палатки.

Сама палатка стояла метрах в шестистах от лагеря, ненужно чтобы малыши видели или слышали, что происходит внутри, занимаясь своими делами. Пока я с учениками лекарского факультета занимался изучением местного населения, Вольт и Эрих с девчатами закончили обустройство лагеря. Сегодня мы уже никуда не поедем, начало быстро темнеть, наступала ночь, так что они успели приготовить всё для ночёвки. Даже провели объезд вокруг лагеря на десять километров вокруг, расставив наблюдателей в пяти километрах от лагеря по окружности.

— Вы о чём? — с интересом спросил я, устало откидывая прядь волос со лба. Ученики возились с палаткой, она нам была больше не нужна, вот они и сворачивали ее, дезинфицируя и убирая инструменты.

— Да о местных — указал тот подбородком в сторону импровизированного загона, где содержались все восемь пленных, причём офицер снова сидел обособленно от своих недругов. Операции на вскрытие они проспали и не верили, что с ними что-то делали, разве что окровавленные столы, да жажда еды и воды напрягала.

— А-а-а, о них. Ну что я могу сказать? Похоже, мы оказались в эпицентре чьего-то эксперимента и судя по всему это не маг, а действительного бог, возможно двое.

— Почему вы так решили?

— Офицер потомок светлого бога. Это не сразу выяснилось, ученики у меня ещё малообразованные а я с помощью магических медицинских амулетов вижу не всё, но того что видел, хватило понять что примерно происходило. Тёмный бог вполне возможно работал на пару со светлым, не знаю уж как они договорились, хотя такие случаи в Оси Миров случались, они были известны. В общем, эти бески и не бески вовсе. Бески они кто? Чистая прислуга с небольшими зачатками разума, очень сильные, спокойные и главное преданные, у тёмных другие не получались, но тут с их геномом кто-то поработал. Я препарировал мозг вон того здоровяка что в носу ковыряется и выяснил, что не такие они и тупые. Понимаешь, при естественном зачатии бески тупы, а в этом случае явно видно чужое вмешательство, они вполне разумны, я бы сказал на нашем уровне. К тому же голубая кровь, как тут называют дворянство, действительно имеет иммунитет он генома дилвов, видимо светлый бог перестраховался. В принципе это всё что удалось выяснить с моими куцыми возможностями… Я видел, как вы разговаривали с поручиком, что он сказал?

— Война тут идёт, если бы не рожки, я бы посчитал что один в один с нашей гражданской войной. Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Севастополь, всё как в нашем мире, но тут было восстание дилвов, называют они себя комрадами, а не товарищами, ну и бойня все против всех. Дворяне есть и среди дилвов, да и те продолжают служить дворянам. В общем, неразбериха, на которой, как и у нас греют руки англичане с американцами.

— Восстание только в этом государстве или перекинулось в другие страны?

— В основном тут, в России, но были очаги и в других государствах, быстро и кроваво подавленных. Империалистическая и тут началась с немцев, а потом уже и Гражданская. Год тут идёт двадцатый, точнее август, так что с местностью и временем мы определились.

— Я припоминаю, когда пришло сообщение о будёновках у вас явно появилось желание поучаствовать в местных политических играх, встав на одну из сторон. Сейчас такого желания не возникает? — с усмешкой спросил я.

Мы медленно шли в сторону кухонь, на краю лагеря стоял «Маз» с цистерной воды, и прицепом, а также две полевые кухни. В стороне виднелся ещё одна цистерна на базе «Маза» тоже с водой, там же были кабинки душевых. Малышня и большая часть учеников уже поужинали, остались только мы. О том, что мы закончили, поварам уже сообщили, и они суетились у столов, расставляя тарелки и наливая из термосов суп. Пленных уже покормили, во время их исследования я сразу определил, что метаболизм у нас схож. Местная пища не повредит нам, а наша им. Кстати, одарёных среди них не было, более того они были невосприимчивы к магии. Не в том смысле, что она на них не действовала, ещё как действовала, управлять амулетами и артефактами они не могли. Совершенно. Я два часа убил на этот феномен, пока не понял, что это врождённое и сделали это боги. То есть на планете, скорее всего, нет кроме нас ни одного одарённого, совершенно нет.

Пройдя к столу, я занял место на лавке, пододвинул ближе эмалированную тарелку с пельменями и, капнув из соусника сметаны, стал есть, закусывая куском хлеба, майор похоже тоже не ужинал и присоединился к нам. Ученики уже закончили, погрузили имущество в «шишигу» с медицинскими эмблемами, которую отогнали во всё ещё открытый, но охраняемый баул, и присоединились к нам, навалившись на пельмени. Порадовали нас сегодня повара, ещё как порадовали. Лепили они эти пельмени ещё в том мире, а тут просто сварили после разморозки.

Ужинать нам никто не мешал, лишь, когда окончательно на степь упала ночь, зажгли фонари у навеса, чтобы нам было удобнее. После второго, гречневой каши с подливой и котлетками, я взял кружку с чаем, и на ходу размачивая в нём сухарь, отошёл в сторону. Через минуту ко мне присоединился Круглов, мы ещё не закончили разговор, и мы продолжили. Только майор в отличие от меня чай пил не сладкий, да ещё без всего. Пустой можно сказать.

Ученики, продолжая ужин, весело общались, изредка возвращаясь к теме генома потомков местных богов, всех интересовало, что тут происходило в прошлые времена, а мы с майором сидя на лавочке у кухонь, которые заканчивали драить повара, беседовали.

— Так какие у тебя планы?

Откусив от замоченного сухаря очередной кусок, я продолжил размачивать его, задумчиво поглядывая в сторону ряда палаток, где отсыпалась малышня и где изредка прогуливались часовые из средневозрастной групп, девчата да парнишки. Лишь в стороне едва слышно гудел довольно мощный генератор, обеспечивающий лагерь электричеством, да светились фонари у штаба, где шла не такая интенсивная как днём работа. Большая часть подчинённых Вольта были отправлены спать, работала дежурная смена с начальником во главе. Видимо ему было, что доложить мне, вот и дожидался когда будет такая возможность. Мик тоже бодрствовал, стоял метрах в пяти от нас, слушая разговор. Он подал мне знак, что ему тоже есть что доложить, но это не срочное. Поэтому я перенёс наш разговор на более позднее время. Да и вообще срочных сообщений особо не было.

— Планы? — задумчиво протянул я. — Есть у меня планы. Задержимся мы в этом мире на месяц другой, но не более. Тут, по словам поручика Елисеева очень неплохие запасы драгоценных камней на руках у населения. В общем, будем их безвозвратно заимствовать.

— Грабить и воровать? — поморщился майор.

— Скорее рэкетом заниматься. Кто ввёл местную Россию в кровавую смуту гражданской войны? Во-от, заставим компенсировать нам издержки рогатых лордов парламента Англии. Сколько из них имеют рога? Ха, выясним.

— Какие издержки?

— Ну я тут на досуге пообщавшись с Елисеевым, решил встать на сторону дворянства. Местный император отрёкся и был казнён, но мы найдем, кого посадить на его трон, из тех у кого стальные яйца, и поддержим его. Не бесплатно конечно, пусть драгоценными камнями расплачиваются. Особо мне в политику лезть не хочется, опыт с вашим миром мне не понравился, каждый на шею сесть норовит и ножки свесить, но это самый быстрый и действенный способ пополнить наши запасы. Ученикам требуется материл для учёбы. Мы конечно в вашем мире накопили его на пару лет вперёд, на запасы никогда не помешают. Да в принципе для этого мы и отправились путешествовать. Не только чтобы снять напряжение в вашем мире.

— По-другому никак?

— А что не так?

— Да как-то не хочется влезать в местную смуту. Может сами разберутся?

— Это вряд ли. Практически силы, что у дилвов, что у дворянства равны, недостаток в людях дворянство восполняет пулемётами и артиллерией что им за золото поставляет Англия. Дилвы изрядно запятнали себя кровью, вырезая поместья с хозяевами, насилуя и убивая дворянок. Мира не будет, победить может только одна из сторон, слишком всё далеко зашло и были пересечены все возможные моральные границы дилвами. Что было в вашем или моём мире вы знаете, хотелось бы посмотреть на тот результат, что будет тут. В принципе ничего сложного я не вижу. Нужно посадить на престол нового императора, того что честно с нами расплатиться за работу, разбить Красную армию дилвов, ну а пока император собирает плату, прокатимся по государствам что так или иначе участвовали в местной смуте, снимая с них дань.

— Дань за то, что мы их не тронем?

— В точку — согласился я.

— Я против — просто сказал Круглов. — Нам не следует вмешиваться в местную жизнь.

Я невольно засмеялся, чуть не разбрызгав чай, что мне подлила одна из официанток.

— Майор, поверьте. На ваши желания и мнения мне глубоко начхать. Как я решу, так и будет. Вы тут никто, запомните это.

— Но и ответственность ляжет так же на ваши плечи.

— Никогда я её себе на плечи не возлагал. Что делал, то и получалось, не особо расстраиваясь результатом.

— Скажите, почему вы в действительности забрали с собой всех своих учеников?

— Не хочу, чтобы кто-то вмешивался в учебный процесс и из моих учеников выросли моральные уроды. Хочу вырастить из них настоящих людей, вроде меня.

— Не сказал бы, что считаю вас идеалом — пробормотал майор. — Как-то не особо меня радует, что появиться ещё две с половиной сотни похожих на вас магов.

— А что не так? — удивился я. — Мне кажется, что я идеал настоящего мужчины со всеми нужными качествами. То, что вам не нравиться во мне, навеяно толерантными государствами насаждающие свои взгляды везде, где только можно. Настоящие мужики должны быть именно такими, людьми действиями всегда готовых к ответу.

— Вполне может быть, но всё же…

— Ладно, пора закачивать этот разговор. Мик, подойди.

Капитан подошёл и встал рядом, внимательно глядя на меня. Свет от фонарей столовой вполне доставал до нас и в принципе всё было видно.

— Что у тебя там?

Майор не ушёл, а отдав кружку подбежавшей помощнице повара, я их официантками называем, продолжил сидеть, слушая, о чём мы говорим.

— Есть новости по местным силам. Тут недалеко, километрах в двадцати находиться железная дорога с полустанком, взятый нами патруль был оттуда, да и они это подтверждают. Мы отправили туда «беспилотник» и провели съёмку. На полустанке, на запасном пути стоит бронепоезд, он имеет экипаж и десант, так же там под парами стоит эшелон полный бойцов дилвов. Общее количество под тысячу человек, если бронепоезд брать.

— Дилвов, не человек — поправил того майор. Видимо он это от поручика подцепил, тот и меня поправлял.

— Пусть дилвов будет — согласился Мик. — Они чего-то ждут. По путям катаются патрули на дрезинах с пулемётами, конные патрули, но не много, лошадей мало, ну и просто часовые. Особо к нападению дилвы не готовы, пулемётных позиций нет, хотя эти машинки у них имеются, бронепоезд не под парами. Топка у паровоза потушена, ведутся какие-то ремонтные работы. В общем, нахрапом взять можно.

— Тяжёлое вооружение есть? — уточнил Круглов.

— Кроме орудий бронепоезда на двух платформах эшелона четыре пушки, классические пехотные трёхдюймовки как сообщили наши артиллеристы. У нас пяток таких было, когда мы трофейные склады Вермахта с захваченным вооружением Красной Армии взяли. Эти поновее будут. Про пулемёты говорил. Ручников сколько не скажу, но «Максимов» семь видели, в открытых вагонах стояли, стволы направлены в степь. Сбить пулемётчиков нечего делать, позиция в вагоне у них открытая со всех сторон.

— Ещё кого нашли?

— Да, похоже, белые стоят в семнадцати километрах от нас на берегу реки. Шесть пушек, система не знакомая, видимо что-то иностранное, восемнадцать станковых пулемётов, те же «Максимы», около тысячи конников ну и пехоты под пять сотен. Пехота на телегах продвигается, видимо, чтобы подразделение было более мобильным. Среди солдат преобладают офицеры, видимо бегут дилвы из-под их командования, но всё же рогатых среди них хватает, как среди конников, так и среди пехоты. По форме это определили. Поручика я допросил, летел он именно к этому отряду с приказом. Приказ у меня. В нём некий генерал Слащёв приказывал полковнику Игнатьеву, командиру драгунского полка, видимо того отряда, выдвигаться к Севастополю. Мол, его помощь на перешейке пока не требуется.

— А это ещё что такое? — удивился я, да и майор был удивлён.

— Два месяца назад на каком-то Перекопе дилвы сбили немногочисленные заслоны дворян и в Крым ушли серьёзные сил дилвов. Поручик уверен, что это предательство, не могли красные знать, что только в том месте нет ни пулеметов, ни пушек. Сейчас Слащёв со своим корпусом перекрыл перешеек, и вот такие вот отряды как у полковника занимаются уничтожением прорвавшихся групп. Основные силы красных прорвались в Севастополь, говорят там резня была и ещё идёт, другие рассыпались побережью. Из допроса пленных дилвов и поручика я выяснил, как часть подразделений красных пересекло степи Крыма, захваченная железная дорога помогла, и заняли Севастополь. Теперь понятно, почему тот миноносец просит помощи. Кстати, и серди дилвов и среди драгун полковника много моряков. По форме было видно.

— Понятно — задумчиво протянул я, после чего принял решение. — Значит так. Завтра с рассветом отвезёте поручика к отряду Игнатьева и в пределах видимости отпустите его, пусть со своими сам общается. Пока помощь в восстановлении монархии предлагать не будем, поможем захватить полустанок с красными, то есть покажем чего мы стоим. А вот потом через Слащёва выйдем на местных наследников и протестируем, кого стоит сажать на трон, а кого нет. Кстати, можно и пленных дилвов им отдать, пусть сами с ними разбираются. Ха, даже интересно, как игра в стратегию.

— Елисеев сказал, что они из отряда комиссара камрада Даниленко, а те когда прорвались в Крым, устроили бойню на побережье, где было много домов отдыха и поместий. Там спасались дворяне из центральной России, где практически всё было в руках дилвов. В общем, вех кто замарал себя в преступлениях, а бригада Даниленко тут впереди всех, подлежит уничтожению. Это приказ Слащёва. Так что уничтожат они их.

— Это будет на их совести — с отчётливым безразличием в голосе ответил я. — Завтра проинструктируй поручика, что нужно передать Игнатьеву. Договариваемся о совместной атаке, мы расстреливаем полустанок со стороны, они добивают. Время атаки завтра в шесть вечера, этого хватит и им выдвинуться на исходные, и уж тем более нам подготовиться. Подумай, нам нужно эффективное уничтожение тех уродов, что находятся на полустанке.

— Ракетные установки нужны — сразу понимающе кивнул капитан, мысленно что-то прикидывая. — На ту площадь покрытия, что занимают дилвы нужно одиннадцать установок «Града», блага цель в одной линии. Бронепоезд можно расстрелять с помощью «вертушек». Пары хватит.

— Авиацию пока светить не будем, ни к чему это — отрицательно покачал я головой. — Пусть Эрих возьмёт пару танков и расстреляет его с дальней дистанции.

— Бронепоезд можно захватить целым — сказал Круглов. — Да и эшелон взять практически без повреждений. Там ведь большой эшелон, который передвигают с места на место два паровоза. Трофеи исключать нельзя. Пулемёты, пушки.

— Я думал об этом — кивнул Мик. — Действительно ничего сложного. Но уж больно там плохо контролируемая толпа красноармейцев, могут быть случайности, обнаружение, стрельба и потери. От пули в голову никто не застрахован, а там промедление и смерть. Проще авиацией поработать с нормальной дистанцией, а там уж пусть драгуны полковника шашками поработают, добивая уцелевших и собирая трофеи. Я лично берегу бойцов и друзей которыми командую, возможные трофеи не стоят того чтобы рисковать учениками Учителя.

— Неплохо сказано — одобрил майор. — Видно, что ты заботишься о своих подчинённых и тщательно прорабатываешь все операции, но я бы рискнул. Давай сделаем так. Твой эшелон, мой бронепоезд, и посмотрим кто прав.

— Я не против, это ваши игры — пожал я плечами, когда оба офицера посмотрели на меня. — Как определитесь, составьте план, пообщаетесь с поручиком, и отправите его к полковнику. Это можете делать и без меня. Если что я у себя в палатке. Время позднее, до одиннадцати ночи наговорили, так что прощаемся до завтра.

Оба офицера направились в штаб, именно там были снимки, сделанные беспилотником, а я направился к себе. Вольт по рации сообщил, что задержался он по другой причине, ничего важного не было. Никаких больше интересных новостей не было, иначе меня бы предупредили, так что я спокойно ополоснулся в шестиместной кабине душа, что стояла у грузовика с цистерной воды, и ушёл спать. Наш лагерь погрузился в сон, лишь часовые неспешно прогуливались по своим участкам, да работал в неполную силу штаб. Через два часа офицеры угомонились и разошлись отсыпаться, пока их подчиненные готовили ту каверзу, что они решили устроить местным большевикам, реальным бандитам. Об этом я узнал только утром, а уснул я сразу.