Закончив собирать портал, я ввёл координаты мира Элио, снова не зная где нас выкинет, после чего кивнул и отступил в сторону. Девять големов и Генерал прошли на ту сторону, потом потянулся весь взвод во главе Кругловым. Он взял всех своих бойцов, ни одного не оставил, потом ученики и последним через рамку портала шагнул я.

— Хм, лес — осмотревшись, пробормотал я.

Присев я быстро и уже на рефлексах разобрал рамку портала и, убирая последнюю деталь в пространственную сумку, посмотрел на подбегающего Мика.

— Учитель. Есть лесная дорога. Хорошо укатанная телегами.

— Выдвигаемся к ней — решил я.

Перед выходом Генерал подошёл ко мне и задал вопрос, поставив его ребром. Кто будет командовать в походе?

— Естественно я, что за странный вопрос? — даже удивился я.

— Кто будет вашим замом по военным вопросам? — поправился тот.

— Я понял, о чём вы. В походе по военным вопросам и всего что касаться разведки, магического прикрытия и боевых операций старший вы, все остальные ваши подчинённые. Мои ученики будут отвечать за магическую поддержку, пора им попрактиковаться в этом вопросе, бойцы Новикова силовая группа. Дальше сами определитесь. Так что командуйте.

— Норма, — довольно кивнул тот. Анархия в таких случаях не приемлема, это понимал не только он, но и я.

Генерал разослал на разведку в разные стороны боевые группы, выдав каждому по ученику, так сказать магическая поддержка и сейчас ожидал результаты, шагая рядом со мной по лесу к дороге.

— Генерал — услышал я по рации доклад одной из групп. — Наблюдаю караван из восьми телег, трёх крытых повозок и двенадцати конных. По словам ученика, что с нами идёт, возницы и конные это явно святоши. Мы точно на Элио.

— Удачно попали — криво усмехнулся я. — Повеселимся…

— Каков будет приказ? Берём? — поинтересовался Генерал.

Мы уже вышли на дорогу и остановились осматриваясь. Это было конечно не земное асфальтированное шоссе с подстриженными широкими кюветами, а фактически тропка с вырубленным кустарником по сторонам и спиленными ветками деревьев склонившихся над дорогой, однако для местных практически активно используемая трасса.

— Как вы думаете, Генерал, их место назначение далеко? Куда они едут?

— Возьмём и допросим. Ваши ученики местные, переведут — уверенно ответил тот.

— Согласен. Работа стоящая. Значит приказ такой. Уничтожить караван, постарайтесь не зацепить груз, там могут быть люди, возможно даже дети, ну и старшего возьмите для допроса, если не получиться, то хоть зама. Сами определитесь, кто там есть кто. Нужно узнать, где мы находимся, откуда и куда они двигаются и есть ли тут ещё где пленные дети-одарённые. Раз сюда перешли так удачно, то будем освобождать. Это всё, выполнять.

— Есть — козырнул тот и, подзывая офицеров, кого он собирался задействовать в операции по захвату, отошёл в сторону.

Этим воспользовался Круглов, которого, кстати говоря, Генерал ни во что не ставил, не был он для него авторитетом, антипатия какая-то между ними была, а вот с Новиковым и его бойцами общался даже с уважением. Так вот, как только Генерал отошёл, ко мне приблизился Круглов, несколько отстранённо поглядев в спину Генералу. Он был во всё том же пятнистом лестном комбинезоне с лохматым маскхалатом поверх, потом разгрузка и автомат висел на тактическом ремне стволом вниз. Панама на голове, на полях свёрнутая противомоскитная сетка, довершали его образ. Со стороны крутой чувак который выше яиц и круче гор, ну или наоборот.

— Какие планы? — поинтересовался майор.

— Сейчас определимся на местности и по информации, полученной с пленных, будем решать — несколько задумчиво ответил я, пристально разглядывая дорогу и особенно упавший ствол на обочине.

Где-то я это уже всё видел, фон знакомый, но из воспоминаний он ускользал. Подумав, пару секунд у меня было, пока Круглов топтался рядом явно собираясь начать какой-то разговор, и выпустил в небо «Глаз».

— Граф, вам не кажется, что немотивированная агрессия к местным жителям может привести…

Что хотел ещё сказать майор, я дослушать не успел. «Грач» с накрученным на ствол глушителем легко и бесшумной вылетел из кобуры и, следуя за моей рукой, вскинулся. Ствол был направлен в лоб Круглову. Негромко щёлкнул затвор, хлопнул глушитель, как будто открыли бутылку шампанского, практически бесшумно для леса. Круглов слегка дёрнул головой, пуля вошла ему точно в переносицу, секунду постоял и рухнул на спину.

— Достал урод нотации читать.

Двое бойцов спецназа, что сопровождали майора, наш разговор слышали, они тут же настороженно взяли оружие наизготовку и сообщили командиру об этом инциденте. Новиков был рядом, метрах в двадцати, в группе офицеров, они проводили совещание, поэтому примчался быстро. Судя по тому, как его бойцы действовали, контролируя все движения моих учеников и големов, он успел отдать какой-то специальный сигнал опасности. Прибежал он не один, его сопровождали Генерал и Мик, большая часть бойцов всех подразделений уже выдвинулись дальше по дороге, замеченный караван двигался в нашем направлении и уже через полчаса должен был появиться на виду.

— Что происходит? — быстро спросил Новиков, взглядом охватывая всё, что можно было увидеть на этом пятачке дороги.

— Достал — коротко проинформировал я. — Сказал, что нападение на местных, это немотивированная агрессия.

Мой ответ изрядно ошеломил присутствующих, генерал, зная, как и все присутствующие, что творят тут святоши, удивлённо спросил:

— Он что идиот? Присутствовал же на совещании вчера утром.

— Тварь! — Мик был куда больше полон эмоций, поэтому не только пнул майора в бок, но и плюнул на него. Его и остальных учеников тут же оттеснили бойцы Новикова, но я и так скомандовал успокоиться, а то сейчас и до стрельбы дойдёт.

Вот Генерал сразу же отменил операцию и приказал отводить подразделения, при такой эмоциональной встряске захват лучше не проводить. Дорога была быстро очищена и все мы отошли вглубь леса, стараясь не оставлять следов. Майора всё-таки оживили с помощью «среднего исцеления», больно уж хотелось некоторым моим офицерам в глаза ему взглянуть.

— Так, прекращаем операцию в этом мире, переходим в мир Зеркальной Земли, сдадим майора и всех бойцов их президенту на руки, пусть сам с тем гуано, что отправил с нами, разбирается. Вернёмся сюда через несколько часов… Генерал, оставляете в этом мире пару своих ребят и пяток моих учеников, пусть проследят за караваном и узнают, куда он двигается. Хотя я примерно уже знаю куда именно. Я «Глаз» поднял над лесом, но он далеко не смог взять, километров по пятнадцать в разные стороны, штук шесть деревень видно. Похоже, эта дорога ведёт к тому аббатству, где мы освободили большую часть наших учеников… Разведгруппа остаётся в этом мире, может на несколько часов, может на несколько суток, не знаю, как пойдут переговоры в мире майора, однако своими действиями он уже поставил под сомнение наше дальнейшие сотрудничество. Не думаю что подобного умного идиота, который меня постоянно старался незаметно бесить, вызывая антипатию не только к себе, но и к своему миру, послал именно президент. Нужно это узнать и мы узнаем. Это всё, Генерал, командуй.

Пока генерал с Миком отбирали тех, кто тут останется, желали все из их групп, поэтому отбор шёл придирчивый, ко мне подошёл Новиков, именно его бойцы забрали майора и, разоружив его, стерегли.

— Думаете, засланный казачок? — спросил капитан.

— Теперь уже уверен, раньше сомневался. Понимаешь капитан, Дар ко мне вернулся, и я теперь не так и слабый одарённый в сфере магии Жизни. Поясню, у магов это что-то вроде психологов. Спецы по мозгам, а не возвращать к жизни или что-то подобное, этим лекари занимаются, но зато маги Жизни могут подчинить себе любого человека, если у него слабая защита. Если сильная природная или искусственная, тоже можно, но взлом займёт от нескольких часов до нескольких дней. Вас я не проверял, как и своих учеников, тут всё на доверии, потеряешь его и всё, крах. Именно поэтому маги Жизни скрывают, что они имеют отношение к этой профессии, хотя в госпиталях они как раз очень ценятся, убирают разные синдромы в психологической сфере, очень крепко уважаемые там спецы, но не у обычных граждан. Так вот, когда майор задал тот вопрос, твои бойцы слышали нас, я всё понял и запустил ему в голову магического червячка. Пришлось ломать его защиту, даже взламывать, грубо вскрывая, тот понял и попробовал защититься, но главное я уловил. Задавая этот вопрос, он настороженно ожидал ответа, прикидывая несколько вариантов, чтобы сильнее вывести меня из себя. Судя по эмоциональной сфере и легким воспоминаниям, что мне удалось уловить, он выполнял приказ. Ему поставили задачу сделать так, чтобы расстроить наши довольно мирные связи с вашим государством и вашим лидером. Но сделать это нужно очень осмотрительно и осторожно, чтобы не насторожить меня. Майор больше психолог, чем аналитик, заканчивал специальные курсы и у вас в армии как раз работал в этой сфере, что-то вроде мага Жизни у вас на Земле, причём один из лучших. Как видите, он действительно очень не плохой специалист раз столько с нами провёл времени, но всё-таки прокололся, мы скоро должны были вернуться в ваш мир, вот он и усилил нажим, чем насторожил меня и вызвал вспышку гнева. Не знаю, кто его послал, хотя взломать его память ничего не стоит, поэтому пусть вопросы с этим решает ваше правительство. Ваш косяк, вам и отвечать. Всё ясно?

— Более или менее, — кивнул Новиков. — Мне приказ отдавали на ваше сопровождение в министерстве обороны, вызвали туда. Круглов уже был там.

— Его настоящая фамилия Андреев, уловил из его воспоминаний. Кстати, не знаю, кто отдавал ему приказ, но смутную картинку их памяти уловил. Сейчас преобразую её и сброшу на экран планшета.

Через минуту я смог сделать эту не простую операцию и протянул планшет капитану. Тот, посмотрев на немного размытую картинку неизвестного генерала сидевшего за большим столом с множеством телефонов на столешнице, в звании генерал лейтенанта, поморщился.

— Замминистра — сразу опознал тот неизвестного генерала.

— Ну вот, помощника кукловода или его самого нашли, пусть теперь и дальше ваши разбираются… Кстати, что там караван?

Мы отошли о дороги метров на пятьсот, что было достаточно далеко, даже перебор, но всё же охранение там имелось.

— Как раз проходят — услышал я доклад группы наблюдения. — С вашей стороны тихо, всё в норме.

— Хорошо — буркнул я и вышел из эфира, задумавшись на несколько секунд, после чего начал действовать. — Собираемся и уходим, Генерал отправляйте сформированную группу следом за караваном. Пластину с меткой-якорем им дали?

— Так точно — кивнул тот.

— Тогда всё.

Я стал собирать портал, изредка поглядывая на своих учеников, что волками смотрели сидевшего у дерева майор, тот тупо смотрел на листву под ногами. Он ещё не отошёл от провала своего задания, да и смерть эта у него была первой. Вот учеников понять было можно, после той фразы Круглова-Андреева они реально волками на него смотрели. Как для примера, в отечественную войну, партизаны, ожидающие на лесной дороге конвой карателей, которые сожгли вместе с жителями деревню, их семьи и родных, вдруг получили бы приказ от политрука отряда пропустить карателей. Мол, они хорошие, милые и пушистые, такие же рабочие и крестьяне из Германии которые просто не понимают что делают, нужно их понять и простить. Чтобы сделали в таком случае партизаны с тем политруком? Вот и сейчас только бойцы Новикова стояли стеной и не давали моим ученикам порвать майора на британский флаг. Возненавидели они того люто, навсегда, насмерть, со всем своим юношеским максимализмом.

Заметив, что Белла сняла винтовку и в стороне пристраивает ствол на ветке дерева, оружие было направленно как раз на майора, я погрозил ей пальцем. Нужно побыстрее отправляться в соседний мир, поэтому я стал собирать портал, избавимся от майора и вернёмся на Элио. Пусть правительство России со своим офицером решает, что делать дальше.

Введя координаты нужного мира, опять ведь непонятно где выбросит, но всё равно поближе к русскоговорящим должно это произойти, всё-таки большинство из нас русские. Как только портал засиял плёнкой, я махнул рукой. Генерал уже распределил бойцов, поэтому в портал сначала шагнули големы, потом и остальные. Предпоследним прошёл взвод Новикова с майором под присмотром, ну и последним я. Всё в этом мире осталась только разведгруппа что начала сопровождение того каравана. Раз он попался нам на глаза, то упускать его не будем.

— Доклад — немедленно велел я, разбирая портал.

Группа Вольта, он взял трёх своих подчинённых, уже сканировала эфир на предмет радиоизлучений, потому доложилась сразу.

— Украина, район под Киевом — сообщил Генерал, которому доложили результаты радиоперехватов, а тот уже мне.

— Понятно. Задерживаться не будем, сейчас открою баул, нам тут опасаться огласки или свидетелей нечего, все о нас в этом мире знают, берём пару катеров и челнок и летим в Россию. Будем вести переговоры, а они ох как нелегко пойдут, седалищным нервом чую.

В мире, в который мы перешли, царствовала ночь, но стоявшая полная луна, давала достаточно света, чтобы хоть что-то видеть вокруг. Правда у меня или у моих учеников и големов с этим проблем не было, у всех имелись амулеты ночного зрения, у спецназовцев Новикова тоже. Выдали им перед переходом в мир Элио, обучив как пользоваться.

Быстро развернув баул, я дождался, когда из него выгонят два катера и челнок, свернул и, убирая конвертик на ходу в шкатулку-хранилище, подошёл к группе Вольта.

— Ну что, связались с президентом? — поинтересовался я.

— Пытаемся… Учитель, тут такие интересные события происходят в мире… Мы пока ещё разбираемся, но после того как мы ушли, как лавина на Россию сошла.

— Как соберёте информацию, сразу доложитесь, пока прекратить все попытки связаться с местным правительством России, до получения более полной информации по происходящему в этом мире.

— Учитель, не успели — виновато сказал один из учеников и протянул мне трубку спутникового телефона. — Президент на связи. Он очень сильно хочет с вами поговорить.

— Поторопись — шепнул я Вольту и, взяв трубку машинально представился. — Граф Арни Ки Сон, архимаг боевой магии, гроза всех недругов и любимец всех женщин у аппарата.

С той стороны неопределённо хмыкнули и президент в своей привычной манере тянуть слова и фразы вежливо попросил прибыть к нему в резиденцию для очень срочного и важного разговора. Причём это не терпело отлагательств.

— Будем через полчаса — прикинув за какое время мы долетим до Москвы, сообщил я.

— Жду — сказал президент и отключился.

— Собираемся, вылетаем немедленно. В полёте и доложитесь, что тут происходит — велел я своим офицерам.

Катера и челнок уже были готовы, поэтому мы стали грузиться, впритык, но все уместились в машинах, как я и рассчитывал. Все три машины поднялись в воздух и, набирая скорость, полетели к Москве. Во время полёта я, наконец, получил достаточно полную информацию о тех делах, что тут творились два месяца с момента нашего ухода. Всё-таки Вашингтон пошёл на полную конфронтацию. Нет, он не объявлял России войну, держал нейтралитет, но вот его солитеры-государства в полной мере ощутили давление со стороны пиндосов, и многие уже официально были в войне с Россией. Соответствующие ноты были вручены МИД России. Семь государств объявили России войну, причём самое забавное, Руина продолжала воевать, но войну так и не объявила, хотя в стране было введено военное положение и началась всеобщая мобилизация, брали всех кто не успел убежать, уйти на костылях, укатиться на инвалидных колясках и не умереть.

Начал образовываться Альянс, его группировка против России и Новороссии, остальные государства держали нейтралитет, включая союзников России. Правда, общих границ у Альянса не было с этим государством недругом, поэтому войска шли через Руину и Литву Латвию и Эстонию. Финляндия была в нейтралитете. Однако всё же основные бои шли именно на территории Руины и молодой республики, прибалты на своей границе воевали неохотно, не хотели больших разрушений и там были лишь местные стычки.

Руина же обрадованная, даже счастливая, что к ней пошли не только денежные потоки, но и профессиональные кадровые армии государств ЕС, повизгивала от восторга, правда недолго. Именно подразделения ВСУ шли в первых рядах, а где их не хватало, уже армейские части ЕС, но тоже не из самых таких полезных, Польши, Литвы, Эстонии и Латвии. Наши тоже были не лыком шиты, успели подготовиться и армии Новороссии пошли серьёзные поставки, ну а когда объяли войну, то и ввели сто пятидесяти тысячную армию. Так что вот уже месяц бои с переменными успехами шли на территории молодой Республики. Такой город как Донецк, к сожалению, перестал существовать, лишь практически чистое поле вокруг, заваленное каменными обломками и рытвинами от крупных воронок осталось от крупного и красивого города. Почти три недели по нему била тяжёлая артиллерия объединённой группировки Альянса Европы пока не стёрли с лица земли. Потери среди гражданских были колоссальны. Однако и наше тоже отвечали, конечно, до ядерных взрывов дело не дошло, противоположная сторона тоже это оружие массового поражения не использовала, но всё шло к этому. За месяц потери Новороссии, армии России и группировки ЕС с Руиной составили — семь тысяч шестьсот сорок бойцов и командиров у нас, гражданские тут не учитывались, там отдельный список, и сорок семь тысяч двести тридцать у противника. Думаю у них больше потерь, просто числа как всегда занижают. А так, в принципе наши держались и даже несмотря на то, что их было меньше, готовились отбросить агрессора и гнать его до Атлантики. В этом конфликте, хотя его уже многие называют Третьей Мировой войной, с нашей стороны широко применялись магические амулеты и артефакты. Раненых практически не было, их лечили на месте и отправляли обратно в окопы, так что опыта те набрали изрядного, реально обстрелянные бойцы в прямо смысле этого слова. Чтобы солдаты не уставали, проводили рокировку.

Наносили удары разными боевыми артефактами, танковый полк себя очень хорошо показал, за сутки, во встречном бою уничтожив полнокровную польскую танковую дивизию, и изрядно потрепав британские бронетанковые, что попробовали вмешаться в избиение и отхватили несколько крепких плюх. В этом конфликте российские танки снова стали королями боя. По ним из чего только не стреляли, но магическая защита всегда отводила выпущенные снаряды и ракеты в сторону. Экипажи, когда видели что заряды накопителей шли к концу, на максимальной скорости уходили в тыл на зарядку или замену накопителей. Зарядка проходила за трое-четверо суток. Осваивали войска новое пока для них искусство воевать, применяя магию. Чем дальше, тем искуснее они её применяли, так что потери Альянса сто процентов выше чем они сообщают, куда выше, в два, а то и в три раза.

Самое забавное пиндосы грозили, что если наши пойдут в атаку и погонят армии ЕС и Руины, то они нанесут ядерный удар по России. Каково а? Достали, будем учить.

Всё это мне доложил Генерал за пять минут, поэтому заметив, что внизу под нами идут бои я скомандовал:

— Так ребята, слушаем меня. Будем участвовать. Ничего страшного если задержимся на час другой. Внизу наши ребята воюют и им помощь ой как нужна.

Мои слова вызвали одобрение у всех, кто был на катерах и челноке, так как доклад Генерала шёл по общей волне. Катера и челнок развернулись и направились обратно в тыл Альянсу. Почти немедленно доложил пилот челнока, у которого стояло более мощное оборудование слежения:

— Наблюдаю пару штурмовиков, что идут на низкой высоте со стороны Новороссии вглубь позиций Альянса. Видимо на ночную штурмовку.

— Принято — тут же отозвался я и сообщил принятое решение. — У нас нет серьёзного бортового вооружения на этих катерах и челноке, только лёгкое, поэтому будем зачищать тылы. Слушаем приказ, с воздуха обнаружить лагеря для военнопленных, они должны быть, после обнаружения освободить. Даю час на это. Охрану уничтожить, если вблизи стоят какие части, так же уничтожить. Пленных не брать. Вооружить освобождённых военнопленных за счёт вооружения охраны и ближайших частей. При обнаружении штабов сообщать Генералу. Самому Генералу начать разработку уничтожения лагерей военнопленных, подразделений и штабов противника. Это всё, выполнять.

Получив чёткий приказ, мои подчинённые и бойцы Новикова задвигались. Я тут командовал, а мои приказы нужно было выполнять быстро и в полной мере. Почти сразу все три машины сели в чистом поле, где пошло формирование общих подразделений смешанного состава. Я, Генерал, два его офицера, группа Вольта и майор под охраной двух спецназовцев были высажены. Пока мы организовывали штаб, натягивая антенны и подготавливая оборудования для координации действий, все три машины полные боевых групп, взлетели и направились в разные стороны, сканируя всю поверхность земли перед собой. Уже через минуту последовали доклады об обнаруженный подразделениях противника и штаб начал активную работу, где главенствовал Генерал. То и дело доносились обрывки докладов и приказов:

— … британский батальон… Облучили «Параличом» заканчиваем зачистки… Подтверждаем, личный состав уничтожен.

— Взять под наблюдение — скомандовал Генерал, слушая чей-то доклад по рации. — Действовать согласно ранее отданному приказу. Освобожденных пленных прогнать через восстановление с используемых амулетов «Среднего исцеления», вооружить, выявить командиров и выдать информацию обо всех частях противника, что стоят в округе. Пусть уходят в глубокий тыл, и работают по транспортным артериям Альянса. Не прорываться, повторяю, не прорываться через боевые порядки противника к своим. Без шансов, у них там шесть линий обороны. Всё, выполнять.

— … полк сборной солянки. Вижу французские истребители и испанские штурмовики. На краю взлётной полосы множество палаток, где спит личный состав… флаги шести государств…

— … наблюдаем последствия работы российских штурмовиков, грузовой состав горит, тепловоз сброшен с рельс в кювет, судя по разрывам, в вагонах были боеприпасы. Уходим по вектору два…

— … подтверждаю, это точно националистический батальон Руины, снятые часовые это тоже подтверждают. Старые знакомцы, «Айдар», но нового состава. На месте стоянки находиться одна рота. Две со средствами усиления отсутствуют, выдвинулись три дня назад к передовой, задача в виде заградотрядов не дать отступать подразделениям ВСУ. По словам языков, оставшаяся рота занимается прочёсыванием местности, и поимкой российских групп РДГ, на них уже есть одна уничтоженная и три упущенных… Понял, приступаю к уничтожению…

— … хорошо, одобряю… — общался Генерал уже с другим абонентом.

Его подчинённые так же были на связи с другими подразделениями и держали того в курсе всех дел, а я сидел на пустом кофре из-под оборудования радиопеленгации и положив подбородок на ладонь правой руки, которая упиралась в правое колено, и чуть подавшись вперёд, грустил. Меня не пустили повоевать, сказали, что не командирское это дело. Ну и зачем я вообще в Рай возвращался? Всё сами да сами, мне вообще развлечься не дают. У-у-у, гады.

Вздохнув, я покосился вправо, где горизонт был освещён всполохами огня. Там горел аэродром забитый авиацией Альянса, это был один из четырёх аэродромов, с которого взлетала и работала их авиация. Теперь нет ни аэродрома, нет ни самолётов, ни лётчиков, ни обслуживающего персонала. Ничего нет, только пепелище и вонь, вонь страшная. Так пахнет война.

Посмотрев на наручные часы, я скомандовал:

— Всем группам возвращение. Время. Летим в Москву, поработали и хватит.

Мой приказ был выполнен практически молниеносно, уже через пять минут оба катера и челнок заходили на посадку. Ещё пару минут на сборы, потом взлёт и мы продолжили прерванный полёт.

— Доклад — велел я. — Давайте с подробностями, не дали поучаствовать ироды, так хоть посопереживаю.

Генерал, Мик, Вольт и Новиков, то есть основные командиры подразделений летели на одном со мной катере, поэтому устроившись в кресле поудобнее, я приготовился слушать. Оказалось, это действительно было очень интересно, мы даже не заметили, как долетели до Москвы, где пилоты сразу пошли на посадку, нагло сев прямо на Красной площади. Там на месте бойцы высыпали наружу и уже выставили оцепление, потому как мне всё ещё докладывали, как я и просил, с подробностями.

Долго рассказывать, как мне это делали подчинённые и ученики, тем более от каждой команды рассказ шёл в лицах, не стоит, но если вкратце, то вот что там происходило. Когда все три судна взлетели и направились каждый по своему маршруту, то катер Мика полетел влево по фронту, он почти сразу обнаружил стоянку какой-то части, высадка и взятие пленных прояснила ситуацию, смешанный батальон из Англии. Дальше просто, после доклада, последовал приказ на уничтожение этого подразделения. Оно было облучено «Параличом», амулет поставили в широкий спектр действия, после чего солдат и офицеров просто уничтожили в койках и спальниках, заминировали технику с таймером на подрыв, пробили баки, чтобы всё тут полыхнуло, и полетели дальше. Следующим была лёгкая рота Бундесвера, которая отправилась следом за своими товарищами из Англии, ну туда им и дорога. Уже попался свежий недавно прибывший латвийский добровольческий батальон, парни как раз заканчивали его уничтожение, как последовал приказ на возвращение, так что они торопливо довершили дело и вернулись.

Это была группа Мика, другая группа, под командованием Майора, на втором катере направились вправо по фронту боевых действий. Они почти сразу обнаружили бывший военный запасной аэродром СССР, которой потом перешёл по наследству Руине, ну а та его запустила, забросив и перестав финансировать, хотя пользоваться взлётной полосой было возможно, и вояки Альянса ею пользовались, слегка подремонтировав полосу. Вот тут группа Майора и работала, причём пока её не отозвали. Аэродром со всей техникой, имуществом и личным составом перестал существовать и группа Майора, обнаружив неподалёку какое-то тыловое подразделение, как раз занималось ими, это были местные из ВСУ, когда пришёл приказ на возвращение.

Вот группа капитана Новикова на челноке, поработала куда продуктивнее и серьёзнее. То, что мы находились далеко от передовой, до неё было километров сто-сто двадцать, помогло нам в обнаружении первого лагеря для военнопленных. Более трёхсот человек держали в двух старых свинарниках, окружив их мотками колючей проволоки и вышками, ходили патрули с собаками. Как думаете, кто их сторожил? Естественно бандеровцы, кому это ещё доверят? Когда парни Новикова усиленные тремя моими учениками обнаружили лагерь и увидели, что там творят, взбесились, причём все. Конечно, сейчас ночь и мало что видно, но понять, что означает вкопанный в землю крест и прибитого к нему ещё живого человека в обрывках униформы российской армии, можно было легко. Левее были обнаружены две закопанные ямы и одна разрытая, в закопанный бортовой сканер показал более трёх десятков трупов. В открытой лежало пока два, присыпанных негашёной известью.

Облучив охрану и патрули «Параличом» челнок сел и выпустил десант. Замки с дверей свинарников быстро сбили и распахнули ворота, поднимая пленных. В самих строениях даже нар не было, люди спали на старом высохшем навозе, согревая друг другом теплом тел. Многие были избиты и несколько дней не ели, с продовольствием лагере вообще были проблемы. Зачем кормить москалей, если можно отправить семьям на львовщину или галитчину?

— Свобода парни, свои пришли! — кричали спецназовцы, освещая себя и округу огнём подствольных фонарей.

Многие из пленных, которые перетерпели многие пытки, плакали от счастья. Новиков быстро построил выживших пленных, пока мои ученики лечили всех, реально всем нужна была медицинская помощь, даже парня со столба сняли. Когда пленные были вылечены и более-менее пришли в себя, то бросились группе своих бывших охранников и растерзали их ещё живых, но парализованных, голыми руками. Всех перебили. Потом, когда они немного пришли в себя, их вооружили, раздали продовольствие и отдали приказ пройтись по тылам противника, уничтожая его инфраструктуру и обстреливая колонны, после чего указали где на первое время можно укрыться световым днём. Те разбились на небольшие группы, оружия всем не хватило, трети только, и начали расходиться. Наши снова погрузились в челнок и полетели дальше, почти сразу обнаружив стоянку батальона «Айдар» вернее одной её роты. Те стояли на постое в каком-то селе. Вооружение фашистов пошло освобождённым, удалось теперь вооружить всех, даже выдать им транспорт и три единицы бронетехники, включая одну тяжёлую из танка «Т-64», при этом дав возможность держать связь с помощью захваченных раций со штабом российской армии. Сделав второе доброе дело, челнок Новикова полетел дальше и обнаружил ещё один лагерь. Его тоже охраняли бандеровцы, но был он небольшим и офицерским, всего сорок шесть офицеров армии Новороссии и России были там заключены, включая двух полковников. Серьёзные тут бои шли, я смотрю, если даже полковники в плен умудрялись попадать. Правда, при опросе выяснилось, что они как раз случайно попались Альянсу. Те везде и постоянно применяли глушилки, глуша эфир во всём, поэтому пилот транспортного вертолёта заблудился, машина была подбита и села в расположении французов. Так шесть офицеров и попали в плен. Двое были ранены обстрелом, их чуть позже добили украинцы, когда пленных передали им на руки. На всё это солдаты и офицеры Альянса смотрели с безразличием, не они же издеваются и убивают пленных. Причём, сразу же поднимают вой, если наши позволят себе резкие движения к своим пленным, мол, нарушение Женевской конвенции и всё остальное, доходя до толерантности. А тут они не причём, скотины толерастные.

Тут пришёл приказ о возвращении, поэтому офицеров двумя партиями перевезли к другим освобождённым пленным, офицеров там не было кроме пары прапорщиков, ну и направились ко мне, запоздав из-за этого на полминуты. Вот и вся история их действий. И всё это они сделали за полтора часа, каково а? Почти две тысячи солдат и офицеров противника отправили на тот свет за полтора часа без потерь с нашей стороны. Вот так вот можно воевать, вот это я понимаю. Правда у Альянса тут миллионная группировка и наш укол им как булавка в одно место, не смертельно хоть и болезненно, так что посмотрим по ходу дела, может, уже серьёзно вмешаемся, а не так с наскока. Раз пришли на чужую землю то умрите.

Пока мы общались, к нам уже подъехало несколько машин, вышедший Новиков долго общался со знакомым мне личным помощником президента, поэтому, когда рассказ был закончен, после ухода капитана доклад продолжил его зам, я сказал:

— Значит так, Генерал, берёте катера и челнок и летите обратно на Руину, работайте плотно по тылам. В первый раз ни одного серьёзного штаба вам не попалось, поэтому может сейчас повезёт. Берите освобождённых пленных под своё командование и активно их используйте. Перед рассветом эвакуируете их всех в тылы наших союзников и возвращаетесь в Москву. У вас шесть часов чтобы нормально повеселиться в тылах Альянса. Я надеюсь на шокирующий результат вашей работы. Всё, действуйте.

Отдав этот приказ, я покинул салон челнока. Боевые группы сразу же начали формироваться, только возникла проблема с бойцами Новикова, они тоже хотели поучаствовать, кровь играла от увиденного в лагере для военнопленных. Однако они уже вернулись на родину и под руку своего командования, а то жёстко решило, не сметь. Так что все три машины поднялись только с моими учениками и големами. В принципе норма, справятся, а вот бойцы Новикова с ним самим остались тут, на Красной площади. Перед расставанием я сказал, что охрана мне не нужна, но Генерал был непреклонен, поэтому рядом со мной стоял Ротмистр, выполняя роль телохранителя, ну и для уважения, у кого ещё есть стальной не живой охранник? У меня есть. У меня их много. Они ещё ходят и разговаривают, а если прикажешь, то и по голове дадут сомневающимся.

— Здорово Олег — под шум взлетающей техники, подошёл и поздоровался я. — Два месяца не виделись, а как будто год прошёл.

— У меня такое же чувство — стараясь не коситься на голема у меня за плечом, ответил тот, и мельком обернувшись в ту сторону, где уже исчезли три точки воздушных судов, поморщился и спросил. — Вернуть нельзя? Мы тут и так как на разбуженном вулкане сидим, а твои действия могут его подорвать.

— Фигня вопрос, магия ко мне вернулась, так что давайте я Америку уничтожу?

Тот от такого неожиданного предложения даже опешил, но быстро пришёл в себя, чувствую школу высшей политики.

— Я не могу решать такие вопросы. Господин президент вас ждёт, поэтому прошу немедленно проехать к нему.

— Поехали, раз ждёт — согласился я.

Было немного неудобно, я не стал предупреждать его о задержке, но причина у меня была веская, я военнопленных освобождал, да подразделения Альянса пощипал. На машинах мы доехали быстро, бойцов Новикова тоже куда-то отправили, сам капитан и Круглов-Андреев ехали с нами, но их на полпути отделили, меня же завели в знакомую залу для переговоров. Только голема попросили оставить снаружи.

— Доброй ночи — поздоровался президент, проходя в комнату. — Как понимать ваше опоздание?

— Повоевал немного — пожал я плечами и довольно складно и кратно описал, что мы успели сделать.

Президент на несколько секунд закрыл глаза, играя скулами, после чего тихо сказал:

— Это плохо, это очень плохо. У нас прошли недавно обнадёживающие переговоры с новым канцлером Германии, а тут подразделение Бундесвера уничтожено. Это может повлиять на достигнутые договорённости.

— Тоже мне нашли проблему, — невольно хмыкнул я. — А хотите я вам Германию уничтожу вместе с Америкой? Мне это раз плюнуть. Хоть Аляску себе вернёте.

— Значит, магия к вам, граф, вернулась? — внимательно тот посмотрел на меня.

— Да, поэтому я к вам и решил заглянуть, помните про обещание открыть вам двухсторонние врата в другой мир? Где целый континент размером с Африку не имеет населения, ну практически, крохи аборигенов нам выживают? Я как раз хотел провести разведку, определиться, но выявил крота, который мне направили из вашего окружения, генерал-лейтенант замминистра обороны. Его Новиков, командир взвода знает. Майор Круглов, которого навязали мне именно вы, оказался засланным, его задача, неявно действуя поссорить нас, создать негативное мнение у меня о вас и вашей стране. Вот это вот как понимать?

— Будем разбираться — вздохнул президент. — Андреева уже допрашивают, Новиков и его бойцы пишут доклад о всём что с вами и с ними было за эти месяцы… Это правда что вы можете людей брать под контроль на расстоянии?

— Уже доложил? — криво усмехнулся я. — Я ещё не фея, я только учусь. Опыта маловато, поэтому вхожу в сознание людей грубо, как зубилом, да и теорию слабо знаю, не развивался я в этом аспекте магии. Так что если беспокоитесь, что я попробую влезть в вашу голову и взять под контроль, то не стоит. Смысла не вижу. И так понятно, что Круглов это разработка противника. Глубоко как я смотрю, окопались.

— А ведь проверка была проведена — вдохнул президент. — Причём вашими специальными амулетами и артефактами для госструктур.

— Ну знаете, даже магию можно обмануть. Тем более кто с ними работал, простые люди, а это магическое оборудование было рассчитано при создании, чтобы им пользовались одарённые. То, что я вывел ручное управление, ничего не значит. Ваши люди просто пропустили то, что для мага было бы ясно как день. Я кстати вам об этом говорил, а всё равно твердили своё. Дай да дай.

— Хорошо я вас понял. Давайте позже вернёмся к Андрееву и вернёмся к миру Элио. Меня интересуют те договоренности, которые мы обсудили и приняли раньше, в последнюю нашу встречу. Мы готовы обсудить покупку континента на Элио и аренду порталов, чтобы ходить между мирами. Цена названая вами нас устроила. Пять тонн драгоценных камней подготовлены.

— Когда успели?! — искренне удивился я, после чего махнул рукой. — Договорились. Через месяц подпишем договор о продаже континента и об аренде порталов. Пока на сто лет аренда сгодиться?

— Да, нас это устраивает, но с обязательной возможностью продления. Только договора хотелось бы подписать уже завтра.

— К чему такая спешка? — не в первый раз удивился я. — Горит что-то?

— Пять миллионов беженцев, которые легли на наши плечи непосильным грузом. Зиму наша экономика может и не выдержать с начавшейся войной. Всё к этому идёт, война на истощение ресурсов.

— Хм, ну хорошо, проблем и препятствий я особо не вижу насчёт договоров, хотя гораздо проще уничтожить население Европы и Америки не трогая их имущество и города, ну и заселить их беженцами с Новороссии, тем более им-то как раз жить и негде, а тут раздолье.

— Я не мясник чтобы на такое пойти — вздохнул президент. — Уйти в другой мир или перевести туда часть населения, это наилучшее решение, на мой взгляд, в подобной ситуации, что сложилась в нашем мире.

— Ну так я мясник. Тоже мне нашли проблему, щаз договора подпишем, и слетаю, уничтожу. Мне пары недель хватит, и население вашего мира снизиться наполовину.

— На треть — задумчиво протянул президент, поправляя меня. — Всё же в случае подобного вашего решения и действий все наши союзнические договорённости будут расторгнуты. Ни я, ни граждане России на такое не пойдут?

— А вы их спрашивали?

Тот поморщился на мой ехидный вопрос, но ответил честно:

— Да, многие только рады будут и поприветствуют все ваши действия, граф, но поверьте, таких будет меньшинство, даже половины не наберётся.

— Честно — прижал я раскрытую правую ладонь к груди. — Я вас не понимаю. Всё же просто, вот враг, так уничтожь его. Может я плохой политик, но я компенсирую это силой, это куда действеннее, чем сама политика, уж поверьте мне. Да и слово это по-оли-ити-ика-а мерзко звучит и вызывает у меня антипатию. Без обид, профессия подлых людей, что всегда держат за душой камень. Проституция — тоже одна из древнейших профессий, как и политика, но я её больше уважаю, как и её работников. Тоже без обид.

— Да уж какие тут обиды. Я в этом котле пятнадцать лет варюсь, не считая премьерство при первом президенте, думаете, граф, мне самому не тошно и не хочется уйти на покой? Думаете, власть меня держит?.. Нет, граф, я тоже устал, однако не могу уйти, не прощу себе, если стана с приемником рухнет в пропасть, а её к этому подталкивают со всех сторон.

— Ладно, если вы взяли на себя ответственность не трогать пиндосов и це европейцев это ваш грех и груз. Мне, честно говоря, фиолетово, раньше только душа за вас болела. После ваших слов теперь не болит, ваши проблемы, вы с ним и разбирайтесь. Открою вам портал в новый мир, а тут сами крутитесь, помощи вам от меня больше не будет, а если понадобится, камней не хватит заплатить. До этого я бесплатно предлагал, но моё предложение теперь окончательно и бесповоротно закрыто. Всё на этой теме.

— Согласен, пора перейти к другой теме — кивнул президент, что слушал меня с каменным выражением лица. — Вернёмся к миру Элио. Когда вы, граф, сможете перевести первых переселенцев?

— Не сегодня, мне ещё нужно вернуться обратно в тот мир, перебраться на нужный континент, что к вам отходит, провести спутниковую съёмку, чтобы вы по ней могли ориентироваться. Ну и пару десятков меток-якорей расставить. Завтра можно уже будет первую партию отправлять — закончив прикидывать, сообщил я.

— Отлично. Генштаб и некоторые наши службы разработали план начала расселения. Первыми идут группы в количестве пяти тысяч человек. По батальону пехоты, для охраны переселенцев, тысяча горожан разных профессий, остальные фермеры, крестьяне, то есть колхозники, ну и рыбаки. Полностью готовы три такие группы, они собраны с вещами, семействами и припасами на первое время. Сейчас готовиться подразделение флота, которое возьмёт под охрану границы новой земли. То есть начнёт развивать эту службу.

— Понятно — кивнул я. — Завтра, значит, подписываем договора, а сегодня я отправлюсь в мир Элио, у меня там достаточно дел. Раз вы так торопитесь, то и мне стоит поспешить. Встречаемся тут завтра в двенадцать часов дня. Подписываем договора в час дня, остальное всё время пустим на отправку первых переселенцев.

— Раз вы отправляетесь на континент, я бы попросил взять сотрудников минобороны, академии наук и министерства сельского хозяйства. На месте они определяться как будет развиваться новый федеральный округ.

— А я всё думал, как вы его обзовёте… Не проблема, пусть будут — согласился я. — Солдат дадите?

— Сколько сможете взять по максимуму?

— До батальона со всеми положенными средствами усиления, и приличным количеством боезапаса и продовольствия.

— Будет вам батальон.

Мы ещё около двух часов обсуждали все подробности этого дела. То и дело заходили служащие администрации, приносили то одну папку с документами, то другую. То есть царила вполне свободная деловая обстановка.

Наконец рассвело и со мной связался Генерал, они вернулись с задания, причём с очень хорошими новостями. Немедленно огорошив его тем, что мы возвращаемся на Элио, да ещё не одни, а в сопровождении почти восьми сотен первых переселенцев, потому как на Землю в ближайшее время они уже не вернуться, я велел ему ждать меня там же где и раньше, на Красной площади. Правда тут вмешался помощник президента Олег и попросил совершить посадки на вертолётной площадке Кремля, так что мои парни так и сделали.

Закончив последние обсуждения и решение вопросов, я покинул кабинет для переговоров и в сопровождении Ротмистра, что всё так и ждал за дверями, но я так и не отдал ему приказа на атаку, направился к вертолётной площадке. Местный проводник быстро довёл меня до неё. Олег уже ждал там, поэтому мы погрузились в салоны судов и вылетели на ППД части, где ждали солдаты батальона ДШБР, которые отправляли с нами и с сотрудниками разных ведомств, что так же были уже тут.

Во время полёта Генерал доложил мне, как у них там всё происходило. Правда лететь там нужно было недолго, поэтому уложился он за пару минут, просто перечислив уничтоженные подразделения сил Альянса и общее количество их потерь в людях и технике. Получилось вот что. Два штаба корпуса, шесть штабов дивизий, два бригадных штаба, семнадцать полковых штабов, главный штаб группировки Альянса с тридцатью двумя генералами, включая главнокомандующего из Англии. Освобождено четыре тысячи военнопленных, они сейчас кочевали по тылам противника, имея связь со своими за линией фронта. Уничтожено двадцать шесть тысяч личного состава, плюс-минус по мелочи, практически полностью разрушенная тыловая инфраструктура, ещё два аэродрома с авиацией Альянса, и около семидесяти единиц артиллерийских орудий и ракетных комплексов. Кто-то удивиться, как так за меньше чем шесть часов такие результаты. Так прилетели они обратно с полностью разряженными накопителями к боевым амулетам. Большая часть войск они уничтожали прямо с неба, сжигая магической плазмой, ну или другими боевыми артефактами. Один польский пехотный полк, просто заморозили, никто не выжил, все превратились в льдышки. Правда, от такого мощного применения накопители артефакта отдав всю энергию, рассыпался, но за такой результат даже рубина не жалко. На обратном пути Генерал сел у штаба армии российских войск и сообщил результаты, передав им пяток генералов Альянса. Так же все освобождённые пленные были вывезены в тылы Российский войск, этим челнок занимался всё это время, пока парни на двух катерах развлекались. Вот так вот.

Генерал как раз закончил рассказ, когда мы прибыли на место. После приземления поздоровавшись с подполковником Томиным, командиром батальона десанта, генерал-майором Ветреным, из Генштаба, он был от минобороны, его сопровождало трое офицеров в армейской форме и один во флотской. Потом поручковался с работниками других структур, но ясно было видно, что именно Ветреный тут был за главного. Сразу же развернув три совершенно пустых баула, я велел загонять в них всю технику, что принадлежала батальону, все виды припасов, да и вообще всё, что им пригодиться. Когда в один из баулов закатили три вертолёта и загоняли несколько грузовиков с авиационным топливом, то я не удивился. Виден был размах и продуманность первой партии переселенцев, хотя эти как раз были случайные, не первые, а нулевые.

Так же я развернул свой баул, куда ученики убрали оба катера и челнок, после этого мы терпеливо ждали, когда закончится погрузка трёх других баулах отданных на время десантникам. Те мне кажется, вообще всю свою часть хотели запихнуть. Сейчас подъезжали машин со стройматериалами, цементом и профнастилом. Похоже, мои слова о том, что многие крыши домов в городах рухнули внутрь, были услышаны, обдуманы и приняты меры. Даже разобранную лесопилку заметил кроме всего прочего и КАМАЗ-бетономешалку. Ну а когда я разглядел пять десятков солдат с эмблемами военно-строительных войск, то только криво усмехнулся. Местные выжимали всё из этой первой отправки.

Наконец был подан сигнал, что всё собрано всё готово. Я свернул баулы, убрал их в своё хранилище и, посмотрев на стройные рады батальона и приданных специалистов, только покачал головой, началась новая эра, и я находился на кончике истории. Приятно, чёрт возьми.

Первым в портал шагнули легконогие разведчики отдельного разведвзвода батальона, потом шагнули Генерал с големами и ученики, при мне лишь Ротмистр остался, дальше двинул батальон. Когда он прошёл, последовали работники минобороны и других госслужб, ну и последними мы с големом. Он предпоследним и я замыкающим. Олег, помощник президента лишь помахал мне рукой, оставшись с немногими местными на плацу. Кивнув ему, я шагнул в овал портала.

Оказавшись в том же лесу, но уже полного солдатами, они были со всех сторон, я стал разбирать портал, убирая его детали в пространственную сумку. У той, разведгруппы, что ушла за святошами была пластина метка-якоря, но я не стал на неё наводится, не известно где та находиться, поэтому мы вышли в том же лесу неподалёку от дороги. Это место нам было знакомо и безопасно.

— Ну что у вас? — спросил я Генерала, который уже успел связаться с разведгруппой и получить подробный доклад.

— Это не то аббатство, вы ошиблись. Лес просто схож и местность. Святоши добрались до места назначения, это тут рядом в двадцати километрах. Большое поместье, похоже, аббатство. Парни пока наблюдают издалека, стараясь чтобы их не обнаружили, но намёки на содержание детей-одарённых уже есть. Они их визуально видели. Шесть малышей в деревянных колодках на шеях и кандалах на ногах вывели из одного здания и завели в другое. Малые совсем и пяти лет нет. Твари.

— Ясно — буркнул я и на секунду задумался, мельком осмотрев солдат вокруг, что выстраивались по подразделениям. — Вот что будем уничтожать это гнездо, десантники пусть поучаствуют. Если у них и есть сомнения в том, что мы преувеличиваем в рассказах про святош о том, что тут твориться, то пусть сами посмотрят, своими глазами.

— Дело — согласился Генерал.

— Хорошо. Принимай командование над всеми подразделениями, Ветреный со всеми его людьми тоже бери себе. Хоть штаб из них организуй что ли, а пока пошли разведку. Сейчас кроме баулов батальона открою с нашим оборудованием, пусть пара учеников поднимется на орбиту, и поищут ещё логова святош. Бросать один батальон на какое-то заштатное аббатство святош, по меньшей мере глупо, вот на пять-шесть, это ещё нормально. Приступайте.

— Есть — козырнул тот и направился строить приданные силы.

Насчёт того что мы их можем привлекать к участию в своих делах, уже была проведена договорённость с президентом России и приданные офицеры-переселенцы об этом знали. Так что возражений с их стороны мы не услышали, понятливые оказались, поэтому, когда я развернул баулы они сразу стали выгонять ту технику что может пригодиться в операциях. Челнок уже поднялся на орбиту и сверху передавал картинку. Было найдено ещё восемь мест, где сосредоточились силы святош, включая один город. После совещания решили брать всё, начав с того аббатства. В общем, первые подразделения выдвинулись к своим целям, каждому придали хотя бы по одному ученику или ученицы для магической поддержки. Десантников тут было чуть больше пятьсот, остальные строители, хозвзвод, штаб, артиллеристы, сапёры и другие службы. Так как их основное вооружение находилось в баулах, и применять их не планировалось, то ими усилили линейные роты в этих операциях, хотя бы в прикрытиях. По крайней мере, большую часть, кроме строителей, этих только в охранении оставили вокруг лагеря.

Заметив, что Ветреный не явно, но упорно пытается перетянуть одеяло командования на себя, чем раздражал Генерала, я решил вмешаться. Подойдя к импровизированному штабу, сообщил:

— Операция по ликвидации святош началась штатно, думаю, в нашем присутствии тут нет необходимости. Товарищ генерал, собирайте своих людей, мы летим на тот континент, который собираемся передать России. С собой можно взять не более двух десятков солдат для охраны, мест просто мало, челнок всё ещё на орбите, поэтому воспользуемся двумя катерами, а они берут по пятнадцать пассажиров.

Генерал понял, почему я забираю от него Ветреного и благодарно кивнул, вернувшись к работе, а те, кто пока неприкаянно бродил по временному лагерю, забегали, готовясь к полёту. Пилотов для катера не было, все были при деле, кто тут в штабе работал, кто укатил с боевыми подразделениями, поэтому один катер вёл я, другой Ротмистр, мой бессменный телохранитель вот уже как сутки.

Когда катера были выгнаны из баула, я его свернул, оставит только один с частью вооружения батальона, да и то на всякий случай, и мы, погрузившись в катера, поднялись над лесом и, набирая скорость стали подниматься на орбиту. Континент далеко, быстрее по орбите до него добраться, чем рассекать воздух в атмосфере. Ну и заодно чтобы провести съёмку сверху.

Почти час летали на орбите над континентом и снимали, где крупным планом, где одним общим, весь континент, пока, наконец, Ветреный, работавший со своими подчинёнными не сказал, что хватит, и мы не пошли к поверхности земли. За этот час я смог найти и остров где мы некоторое время жили, и ту самую столицу. Городки рядом на линии побережья тоже привлекли наше внимание. Посоветовавшись с генералом, я решил совершить посадку рядом с одним, жителей тысяч на восемь если судить по внешнему виду, в тридцати километрах от столицы, и если он им подойдёт как одна из первых баз в этом мире и на этом континенте, то осваивать столицу они начнут отсюда. Да и переселенцев чтобы отправлять в эту столицу, будут принимать тут. Естественно когда её очистят от тех мутантов, что там жили, все пассажиры о них были в курсе.

Мы сделали несколько кругов над городом, чтобы пассажиры могли внимательно осмотреть сам город и окрестности, вдали были видны остатки деревень и зарастающие поля.

— Шикарные земли — сказал один из пассажиров, кажется геолог по специальности. Кабина в катере была открытая, поэтому я слышал всё, что говорят пассажиры.

Многие его поддержали одобрительным гулом, так же продолжая осматривать как городок, земли вокруг него, так и бухту где он стоял. Бухта была хороша, глубокая и защищённая высоким берегом.

— Пирс каменный, это хорошо — сказал капитан первого ранга, что был в сопровождении Ветреного. Видимо его как раз для этого и взяли, найти будущую базу флота нового федерального округа. Быстро собирались, но об это подумали, молодцы.

Как раз на набережную я медленно и спускал катер, рядом висело судно Ротмистра, что тоже шёл на посадку. Как и на внешний вид, так и на самом деле набережная оказалась очень крепкая, поэтому глуша движки, я сообщил:

— Ну всё, господа-товарищи, мы на месте, можете выходить и приступать к делу. Если этот заброшенный населённый пункт вам не подходит, выберем другой, а теперь занимайтесь тем, для чего вас сюда доставили.

Учёные, геологи, геодезисты и всякие агрономы покинули катера и довольно шустро разбежались. Ветреный, правда к каждой группе приставил по солдату, трёх оставшихся оставив охранять набережную, а второе отделение, состоявшее из военных строителей, отправил осматривать город на предмет восстановления зданий и других инфраструктур. Он требовал доклада о пригодности зданий к дальнейшему использованию.

Уже через два часа стало ясно, что город идеальное место для первой базы, была чистая пресная вода, ручей пробегал через весь город, закованный в каменный канал, да и сам город во вполне приличном состоянии. Конечно, много где нужно приложить руки, однако главное коробки зданий стояли, некоторые сохранили первые этажи со всей обстановкой, прибраться и можно переночевать.

В городе, на окраине было обнаружено длинное каменное здание казармы, окружённое своей каменной стеной, вернее просто высоким забором, были здания мэрии, стражи, гостиницы, которые находились на городской площади. То есть готовая инфраструктура, ремонтируй, заселяй людей и живи. В общем, переселенцев город устроил и один из агрономов, что ходил в сторону деревень и осматривал поля, предложил назвать его Эдемом.

Возник спор, который быстро было не прекратить, в основном возражали иностранному названию, предлагали свои, поэтому я громко сказал.

— Да назовите Надеждой, да и всё. Чего мучаетесь?

Ага, так меня и послушались. В общем, пока споры продолжались мы с Ротмистром, тот держался за меня, телепортировались в лес к Генералу.

— Как дела? — поинтересовался я у него, подходя к штабу.

— Шесть из девяти обнаруженных прибежищ местных святош-мясников захвачены, пленных нет, только освобожденные. Есть крестьяне, взятые по наветам соседей, горожане, даже одного раненого солдата наши в пыточной, ну и дети-одарённые конечно. Сам я не видел, но командиры подразделений рассказывают жуткие вещи. Очень серьёзно помогают ваши ученики, магия многое излечивает, но не душу. Детям нужно время чтобы прийти в себя.

— Где все подразделения?

— Три всё ещё двигаются к своим целям, остальные остались на месте, как и было приказано. Лишь два взвода усиленные броней, что участвовали в штурме городка и храма святош, вышли из него и встали в чистом поле, ожидают штатной эвакуации. Местные к ним не суются, но была странная женщина, она подбежала к ним и оставила девочку четырёх лет, передав на руки ближайшему солдату. Потом убежала обратно.

— Скрывала скорее всего, а тут шанс появился, видимо видела как наши детей-одарённых спасают.

— Девочка тоже одарённая?

— Скорее всего так и есть. Хорошо, штаб остаётся на месте, но все ненужные подразделения, те же бойцы хозвзвода, строители, подразделение штаба батальона, ну и артиллеристы, которых не взяли на операции, отправляем порталом на континент.

— Нашли?

— Да, город на восемь тысяч жителей как подсчитали строители. Он находится километрах в тридцати от той столицы, про которую я рассказывал. Попробуем повоевать с мутантами, посмотрим, что получиться из этого.

— Даже интересно будет — кивнул Генерал и вздохнул. — Когда же мы этот континент зачищать начнём? По словам командиров подразделений, они не успели спасти в общем количестве восемь детей-одарённых, тела их нашли. Это тут, а если подсчитать все их шакальи берлоги? Сколько набегает, десятки, сотни, тысячи?

— Не трави душу, и так настроения нет… Спасли из темниц всех?

— Да. Не успели детей уничтожить, быстро действовали, как и было приказано. Командиры только за солдат волнуются.

— А что с ними не так?

— Психологический надлом у многих от увиденного. Они ведь в боевых действиях ещё не участвовали, тренировки да спокойная служба. А тут срочный подъём, все торопятся, спешат, переход сюда и сходу на зачистки. Мозг ещё не принял подобную смену картин. Конечно это не у всех, но у многих. Нужно перекидывать их на континент, они водкой глушат воспоминания, стараясь стереть то, что увидели и то, что сделали с мясниками в рясах.

— Странно, я думал подобные элитные войска психологически более подготовлены.

— Это так, но когда заходишь в пыточную и видишь в корыте части детских тел, когда заходить в темницу и совсем маленькие дети визжат от страха и забиваются в углы, это сломать может любого. Такое только сильный духом выдержать может. Там некоторых в рясах гусеницами «бээмп» переезжали, тросами между «бэтээрами» привязывали. А теперь всё это в памяти.

— Понял, подчистим, маг Жизни я или нет? Ладно, не томи, сколько спасти успели?

— Двести шестнадцать, сейчас двести пятьдесят шесть. Седьмая колонна дошла до цели, ещё две на подходе. Командиры докладывают тоже, что и другие, страх и смерть. Как видят, что те с детьми творят, не могут остановиться пока хоть один мясник в рясе живой.

— М-да, врата ада.

Оставив штаб, тот ещё работал, я стал собирать рамку портала, когда она была собрана, отправил через неё почти сотню солдат хозяйственных подразделений батальона в тот город, где находились катера и Ветреный со своими людьми. Баул я оставил в лагере, штаб охраняло десяток солдат, ну а я нашёл метки-якоря всех девяти подразделений по кодам и начал с ближайших. В первое время ещё было интересно, но потом всё это превратилось в рутину.

Телепортировавшись с Ротмистром к первому взводу, уничтожившие мелкий монастырь и освободивший семнадцать детей, сразу раскрыл баул, и пока десантники загоняли в него свою технику, я с тем учеником, что участвовал в освобождении этих детей в возрасте от трёх до пятнадцати лет, порталом перевёл их на остров. Там уже были предупреждены о скором массовом появлении большого количества освобожденных детей-одарённых и ждали их, так что нас встречали. Девчата-лекари сразу же окружали заботой и добротой психологически сломанных детей, не все такие были, но были, и уводили за собой. У них теперь много работы, чтобы привести их в порядок. Много времени пройдёт, пока они не перестанут шугаться каждого звука.

Я же вернулся к тому подразделению и свернул баул, после чего активировал портал к неизвестному городу с Весенним и велел солдатам проходить. Их командир, молодой лейтенант по виду только из училища, с искусанными до крови губами подошёл ко мне и спросил:

— Это везде так?

— По всем соседним континентам — кивнул я. — Через некоторое время, когда мы соберём достаточно сил, то зачистим все эти территории от святош. Сил уже терпеть нету. Тут работы на год не меньше.

— Я и мои бойцы хотим участвовать. Добровольцами.

— Принимается — согласился я.

— Почему не сейчас, дети ведь гибнут каждый день?

— Я собираюсь оставить тут несколько боевых групп, основная задача которых как раз не уничтожение святош, а спасение детей. Штурм их тюрем, казематов и вывод всех кого можно спасти. Пока это максимум чем я могу помочь.

— Комбат участвовал в одной из операций, думаю, он меня поддержит, и согласиться выделить часть сил батальона для этого доброго и нужного дела.

— Вот когда примете окончательное решение, обращайтесь, а пока… — указал я на портал, куда уже перешли все солдаты взвода.

Как только тот шагнул в портал, я разобрал его, убрал в сумку, убедился, что ничего не осталось и телепортировался с Ротмистром к следующей группе. Вот так вот всё зеркально повторялась, я даже с подполковником поговорить успел, тот был полностью на стороне своих подчинённых. Давить нужно было местных нелюдей. Сам комбат, ворвавшись в келью, работали они тихо, оружием с глушителем, обнаружив, что молодой адепт насилует совсем кроху совсем сбеленился. Резали всех кто под руку попадётся, а так как таких случаев насилия над детьми им встречалось много, живых не было, и десантники получили такой заряд негативный энергии, что хотели продолжать сбрасывать его на святош, уничтожая это мерзкое племя.

Наконец девятая группа была отправлена на континент за своими товарищами, а очередная группа детей на остров. Их уже набралось больше трёхсот, ну а я телепортировался в лагерь в лесу, где уже заканчивал сворачиваться штаб. Там я свернул и убрал баул, после чего отправил всех через портал так же в город и перешёл через рамку портала сам, пропустив вперёд Ротмистра. Успел как раз вовремя, с обриты на челноке спускали те два ученика, что следили за всеми совместными операциями военных.

Время уже было позднее, поэтому я заторопился покинуть город и у старой заброшенной дороги развернул все три баула десантников, так что в сгущающейся тьме те начали их опустошать, перегоняя технику и перевозя имущества на склады, что они успели тут организовать в некоторых домах и в начавшей спешно ремонтироваться казарме. Отдельно разворачивался палаточный городок. Пока нас не было, тут успели многое сделать, а с прибытием каждой группы военных, которых я сюда отправлял, их сразу включали в дело.

Уже в полной темноте ученики загнали катера и челнок в мой баул, я свернул всё, включая уже опустошённые десятниками, после чего мы распрощались с первыми переселенцами, у них будет пару дней на акклиматизацию, пока сюда не начнут поступать первые переселенцы. Для следующих переселенцев в количестве пятнадцати тысяч, генерал уже подобрал на картах другие места. Завтра вернусь и поставлю туда метки, чтобы завтра же, но уже вечером отправить по пять тысяч в разные места переселенцев, как я уже говорил общим количеством в пятнадцать тысяч.

На острове только наступал вечер, поэтому вызвав Одну, которая тут вместе с женой Генерала, Мартой, руководила приёмом детей, я велел её готовить их через три часа к переселению на постоянное место жительства. Куда? Так ведь у меня рядом с Башней Мага уже начат город, по крайней мере, одна улица есть. Сейчас соберу всех своих бытовиков и проведу внутри косметический ремонт в зданиях, магический естественно, частично обычный, и там станет возможно жить.

Сбор всех бытовиков, даже двенадцатилетнего возраста много времени не занял, порталом мы переместились в будущую академию и занялись ремонтом домов, большую часть просто нужно было привести в порядок, работа мелкая и нудная. Более того я развернул склады на окраине города и в кладовые гостиницы, отеля и трактиров были перенесены крупные запасы продовольствия. Сами склады убирать не стал чтобы не оставлять глубоких ям в земле, пригодятся на будущее. Продовольствия детям хватит на несколько месяцев, кухни гостиниц и трактиров были рабочими, повара среди учеников имелись, так что было кому обслуживать и следить с малышами. Не теми что я взял себе в ученики раньше, те пока останутся на острове, тут поселят недавно освобожденных. Брать их под свою руку я не собирался, просто не потяну, сотня ещё куда не шло, но не столько, так что у меня был один выход, отправиться на Торию и договариваться с ректорами магических заведений. Больше я им ничем помочь не мог. А устроить на время со всеми удобствами мог только тут, пока не решу, как их отправлять в другой мир. Мир, где существует и вполне неплохо развивается магия. Мир, где маги пользуются искренним уважением у простых людей. Хотя если набрать на Тории преподавателей то… Хм, вполне мог потянуть и вдвое большее количество детей. Из студентов естественно, а малышей отправить на свежеорганизованные курорты или детские лагеря и пусть они там растут под присмотром опытных воспитателей и психологов. Да, так даже лучше будет. Вон, остров с малышами и моими наложницами, которые были шокированы таким количеством грязных оборванных детей с загнанными взглядами, очень неплохо себя показал. Всего несколько часов, тёплые волны моря и каков результат. Ну и девчата-психологи конечно отлично постарались, ведь в новом поступлении они видели себя в прошлом и знали что делать.

Решено, так и сделаю, не буду никого отдавать, а лучше поищу хороших преподавателей. Причём не среди живых, а среди душ у демонов, то что подойдёт, то и выкуплю. Големов я много могу наделать, полезные существа.

Работы были закончены в полной темноте, но я всё равно ринулся на остров, и через портал потянулись длинные веретеницы детей. Ладно, ещё они хорошо слушались, всё-таки мои ученики сразу нашли ко всем подход и проблем не возникло. Хотя нет, проблемы всё-таки были. Порядка ста учеников от двенадцати лет и выше желали принять участие в нашей работе на Элио, то есть они хотели освобождать таких же несчастных детей, быть воинами, такими же, как те, что освободили их. Хоть камни им дай, хоть палки, но они будут драться.

Так как особых проблем в общении с моими учениками они не имели, разузнали от них, как их освободили и узнали что можно стать непобедимыми в их понимании воинами очень быстро и качественно, вот и попросили взять их к себе в ученики и солдаты. А вот десятка два детей сразу отказались от своего Дара. Пришлось лишить их шкатулкой Епископа этого природного подарка и отправить на Элио, на место нашего бывшего лагеря. Они в своём мире, дождутся дня и разбредутся по домам.

Добровольцев, конечно, было больше, тут Гоша и его девчата лекарки провели за несколько часов просто титаническую работу, но брать я разрешил только не младше двенадцати. Ими должны заняться Мик и Генерал, обучение стандартное, магией, кого чему учить они разберутся сами. Это всё завтра, завтра же я разверну склады с вооружением и обмундированием, так что после обучения, прохождения медицинского освидетельствования у Гоши, получение формы, оружия, начнутся тренировки на спаивание. Без этого никто в бой их не пустит. Получается, вместе с первыми учениками у меня будет рота из пяти взводов, очень неплохо, Генерал вон руки потирал, представляя, как он будет работать с ними на Элио. Новичкам я дал согласие, что они поучаствуют в охоте на святош и освобождении других одарённых, вот по результату я и решу, брать их в ученики или нет.

Меня подловила эта сотня у портала, когда я с острова переводил малышей на территорию своей будущей Академии, так что, пообщавшись, я отправил их следом, и тоже шагнул в портал, последним естественно. Когда мы перешли в нашу недостроенную столицу, Одна ахнула, городок сиял огнями магических светильников, работали ночные фонари и даже фонтан на площади, пуская разноцветные струи воды. Осмотрелось не просто красиво, а шикарно.

Заселение в номера гостиниц, харчевен и отеля заняло на удивление много времени. Ученики-бытовики, которые тут остались, распределились по команде Вольта, а он тоже был студентом-бытовиком, по этим зданиям, на пока временные посты администраторов и кладовщиков. Так что бюрократия в действие. Каждого ребёнка-постояльца вносили в книгу учёта гостиницы или отеля и распределяли по комнатам, по двое или по трое. Вот моим старшим ученикам я лично выдал ключи от комфортабельных квартир в домах, так что те в восторге рванули туда. Это были их первые личные квартиры, их убежища. Обставляют пусть сами, ну или бытовиков просят создать магическую мебель. Там не везде она была.

В общем, сделано за ночь было много, я перевёл в Столицу, именно так я собирался назвать город, всех своих учеников кроме той сотни малышей, что до этого отдыхали на острове, пусть и сейчас там живут. Большая часть моих учеников получили квартиры, сотня ключей от дверных замков разошлись по их рукам. Ордеров я конечно как в советское время не выдавал, просто произносил магическую клятву дарения и квартиры становились их собственностью. Вот новичков всех, от мало до велика, расселили по номерам гостиниц, трактиров и одного отеля. Генералу я вручил ключи от одного из особняков, теперь и у него был свой дом, а то он до этого с Мартой и дочкой жил в гостевых апартаментах в Башне Мага. Правда, эту ночь он переночевал у меня в Башне. Сказал, что когда свободное время будет, тогда жену и перевезёт, сейчас наступает горячая пора, и для семьи времени не было. Пусть так и дальше на острове живёт, уж очень там хорошо. А переехать в новый дом они всегда успеют.