Общий сбор я назначил на девять утра, поэтому проснулся в полдевятого, принял душ, поел с Генералом из своих запасов пирожков и, покинув Башню, мы направились на городскую площадь, где и был назначен сбор. Все должны собраться, кого мы вчера освободили, включая откровенных малышей.

Шагая по улице, я крутил головой, изучая то что у нас получилось. Двери больницы были открыты, там уже шуршали лекари и ученики-бытовики, подготавливая здание к работе и приёму будущих пациентов. Уже несколько палат было подготовлено, не то чтобы они были нужны, магия творит чудеса, просто где-то же надо пока располагаться лекарям, да и медкарточки требуется завести на всех жителей Столицы, вот им и отдал больницу. Гоша там теперь был главврачом и руководил всеми работами, требовательно покрикивая на «строителей»-бытовиков. У входа стояли две санитарные военные «таблетки» с красными крестами. Так сказать «скорая» помощь Столицы. Пока эта служба ещё организовывалась, но во внутреннем дворе больницы я планировал разместить ещё вертолётную площадку, чтобы можно был и окрестности держать под контролем. Всё же вокруг столицы и деревни в будущем появятся.

По пути нас догнал Мик, судя по его не выспавшемуся лицу, он похоже так и не ложился.

— Обмывал квартиру? — спросил я у него.

— Не без этого, собрались одним подъездом у меня в квартире — согласился, он и ожесточённо протёр лицо, разгоняя сонную одурь. — К тому же мне вдали трёхкомнатную квартиру, плюс с санузлом и кухней. Мебель только на кухне была, а я не бытовик. Пришлось Олесю со второго этажа звать, она «двушку» получила, просить поспособствовать. Та сильно устала, вы тут весь город обошли, много сил и маны потратили, но кровать мне сделала, хоть пару часов прикорнул до будильника на нормальной постели.

— Бывает — усмехнулся я. — Кстати, что скажешь про новичков?

— Совместные сватки покажут, пока непонятно, чужие люди. В бою сразу видно кто есть кто. Пораньше бы их через драки прогнать, пока у них в крови жажда мести бушует, это поможет им психологически быстро восстановиться… Что вы надумали, насчёт тех тридцати изувеченных детей делать?

— Восстановлю — коротко ответил я. — Гоша уже готовит «круг целителя». Надеюсь, не напортачит, всё-таки впервые делает, да ещё по конспекту.

Насчёт покалеченных детей Мик не оговорился. Из всего количества освобожденных, десять процентов пройдя через пытки святош, потеряли ту или иную часть тела, их действительно было чуть больше тридцати. Перед тем как отправиться на Элио, я решил восстановить их, процедура в принципе недолгая, а заставлять ждать детей не хотелось, им уже сообщили, что их вылечат, так что они ждали только этого.

Пока мы шли по улице, я продолжал смотреть на дома. Из многих домовых труб тянулся дымок, кто завтрак себе готовил, кто прогревал квартиру, в каждой было своё обособленное отопление, причём магическое. Зарядка накопителей естественно была на хозяевах, если они одарённые, но тут все такие были кроме Генерала с его женой. В трактирах и гостиницах готовили обеды, завтраками уже покормили. Одна знала своё дело и руководила в городе железной рукой. Не зря она у меня замом по тылу была, это как раз основная специфика её работы.

Когда уже было видно площадь и строящихся на ней новичков под присмотром моих «старичков», Мик вдруг сказал, немного отстранённым тоном:

— Учитель, а вы знаете, что две ученицы у вас беременные?

— Одна и Инга — кивнул я. — Одна от Эрих, Инга от тебя.

— Вы знаете?! — изумлённо спросил тот.

— Конечно. Как магия вернулась, я сразу просканировал вас. Не забудь, у нас была общая клятва «Учитель-ученик». Я всё о вас знаю, особенность этого плетения.

— Вы не сердитесь?

— С чего это мне сердиться? — настала моя очередь удивляться. — Девчатам полезно пару раз родить. Будут знать, что это такое. Тем более обе девушки станут отличными мамами… Ты к чему ведёшь этот разговор?

— Я хочу жить с Ингой вместе, Эрих с Одной тоже, только мы боялись сказать.

— Да живите. Я даю вам такое разрешение, если оно вам так необходимо. Хотя вы первые ласточки, нужно побыстрее мэрию запускать, чтобы браки оформляли. Ты ведь женишься на Инге?

— Конечно — даже удивился тот.

— Значит, скоро будут свадьбы. Это хорошо, первые свадьбы в этом обновлённом мире.

Когда мы вошли на площадь, Мик даже поморщился и прикрыл рукой глаза. Весь ряд новичков, буквально полыхал магией в истинном зрении. Хорошо мы в те дома, где они проживали, всё постарались завести, используя технику, а не магию, детских сеток то у них нет, а без них они все амулеты и бытовые магические приборы, включая мебель, расстроят до уничтожения. Именно поэтому мы всю мебель перетаскали в гостиницы и трактиры, из домов и тех квартир, куда заселились мои ученики. Именно поэтому им ничего и не осталось. Иначе заснул бы такой ученик на магической кровати, а утром проснулся бы на полу, его мана вырывающаяся из его ауры и, не сдерживая ничем, развеяла бы бытовое заклинание.

Видимо Мик думал о том же, так как спросил:

— Они своей маной амулеты обучения не уничтожат?

— Даже не расстроят, это уже серьёзная работа в артефакторике, там защита как раз на подобный случай стоит, поэтому сможешь учить спокойно — ответил я и встал у фонтана, разглядывая новичков.

Рядом со мной стояли те, на плечи которых и легла вся тяжесть встречи новичков, их приёма, заселения, а так же управления. Осмотревшись, все смотрели на меня, и новички и старички, на площади было больше четырёхсот человек, я встал на край мраморной чаши фонтана, чтобы меня лучше было и, усилив магией свой голос, сказал:

— Здравствуйте, магически одарённые дети. Я архимаг граф Арни Ки Сон. Именно мои люди и солдаты, по моему личному приказу освободили вас из хищных лап ваших мучителей. Мы вас спасли и вывезли из того мира. У вас было время подумать и принять решение, оставаться с нами или вернуться в свой мир, потеряв свой Дар. Я могу лишать желающих этого небесного Дара, не все готовы принять его. Вчера около двадцати освобождённых детей согласились пройти процедуру лишения и вернулись в свой мир, они стали обычными людьми. Ещё есть возможность отправиться вас в другой мир, там маги в почёте. Выбор за вами. Теперь по вам. Вы просили взять вас под свою руку, понимая, что только тут вы будете среди своих, и тут почувствуете себя по-настоящему дома. Я тоже обдумал вашу просьбу и решил её принять. Те, кто согласны стать моими учениками сейчас и в будущем, прошу сделать шаг вперёд. Кто желает остаться в моём мире на правах свободного гражданина и лишиться Дара, поднимите руку. Вам всегда найдут дело по душе.

Руки подняли всего одиннадцать, видимо это было их решение, остальные шагнули вперёд, поэтому осмотрев строй, я сказал:

— Те, кто решил остаться тут жить на правах простых граждан прошу пройти к зданию мэрии, это вон то серой здание со скульптурами рядом с замком, остальных прошу встать на одно колено, приготовившись к принятию клятвы «Учитель-ученик». От вас требуется только желание.

Эта процедура была манозатратной, но за десять минут мы её прошли, и всё новички от мало до велика вступили в строй моих учеников. Потом я прошёл к тем одиннадцати, и спокойно и безвозвратно лишил их Дара, передав на руки Одне. Та определит, кто чем захочет заняться, ну и выдаст помощь на первое время. Часть были ещё малыми, десяти и одиннадцати лет, остальные ненамного старше, поэтому, скорее всего их устроят помощниками на разные работы пока они не подрастут. Совершеннолетними в моём мире будут становиться с шестнадцати лет. Они смогут с этих малых лет начать зарабатывать себе на жизнь и копить на светлое будущее… О, а денег то у меня пока нет. Нужно придумать денежную единицу своего мира и начеканить её в достаточных количествах… Блин, ну вот надо мне это было, свой мир и своя Академия? Эх, взвалил тяжкий груз на плечи, придётся тянуть его до конца.

После процедуры лишения Дара я направился за ратушу, на пустырь где в будущем будет раскинут парк, с многочисленными дорожками, беседкам и парой фонтанов. Может, даже статую себе любимому поставлю в центре. Но сейчас я шёл по другому важному делу. Гоша нарисовал пентаграмму для инициации плетения из круга целителей. Я собирался одним заклинанием восстановить более трёх десятков серьёзно покалеченных детей. Они были уже тут. Более того, все новички так же тут присутствовали, некоторые обгоняли меня спеша к пентаграмме. Это плетение круга целителей таково, что даже способно лечить души. В теории. Но я надеялся, что оно сработает. Проверив работу Гоши, похвалил его, почти всё правильно, лишь в двух местах напутал, зеркально нарисовал плетение, пришлось исправлять. Наконец я запустил плетение, напитал его маной, и дал прорваться наружу, осветив всех нестерпимо слепящим белым целительским светом. Когда тот померк, стало хорошо видно, что все тридцать детей были полностью восстановлены, только очень худы.

Одна подготовила несколько ребят с продовольствием, так что восстановленных детей сразу же начали кормить, те жадно ели, хватая всё, что попадётся им под руку. Гоша остался тут прибираться, а я направился обратно на площадь.

Закончив срочные дела и взвалив все важные на плечи остающихся тут учеников, часть должны готовить новичков к будущим схваткам формируя боевые подразделения, часть продолжат с городом, приводя его в обжитый вид. Тут ещё много кого можно заселить, поэтому пусть работают. Генерал за ними присмотрит, у него тоже тут дел хватает. Через два-три дня он поведёт несколько боевых групп на Элио, вот сейчас он будет присматривать кандидатов из тех добровольцев, что жаждут идти с ним. Кроме этого десантники, которым мы дали обещание на участие, присоединяться к нам, временно уйдя под руку Генерала. В подобных зачистках может быть только один командир, а от помощи отказываться не стоит.

В общем, забрав двух големов, Ротмистра и Корнета я пришёл в мир Элио, в тот город, который всё же был назван Эдемом. Меня встретили, даже обрадовались, что я появился, раньше ждали, после чего я развернул баул, и мы с генералом и тройкой его людей облетели на катере часть континента. В двух десятках местах я поставил маяки-якоря, генерал одобрил появление тут анклавов переселенцев, удобные места, откуда они начнут заселять окрестности. Видели с десяток поселений аборигенов, жили те в старых домах небольших прибрежных деревушек. На берег были вытащены лодки и баркасы. В глубине континента аборигены практически не встречались. Было несколько одичавших племён, но нас они не заинтересовали.

— Мало их тут совсем, мешать не будут — решил генерал.

— Это точно — согласился я.

Так же мы побывали и в столице, вернее над ней. Даже заметили одну из кошек.

— Не вижу ничего серьёзного — изучив снимок мутанта на планшете, сказал генерал. — Завтра оправлю одну роту на броне, пусть устроят охоту на этих тварей.

— А вот этого я вам товарищ генерал категорически не советую делать. Как отправите её, так сможете и попрощаться, не вернуться. Эти мутанты как раз и созданы для войны. Они потеряют пяток своих коллег и научаться вас убивать и даже вскрывать броню. Без шансов. Нужно к каждому мутанту находить свой подход. В первый раз лучше всего конечно на броне как вы и говорили. Если удастся уничтожить с десяток, это крупная победа, но до темноты рота должна вернуться в расположении, покинув столицу, иначе их там за ночь схарчат. В следующий раз послать пяток снайперов с крупнокалиберными винтовками и какой-нибудь приманкой для выманивания из укрытий. Можно отловить зверя в поле или в лесу и привязать на верёвке в удобном месте. Подстрелят ещё пять-шесть, и успеют вернуться в расположение, вообще счастье. Вот так, чтобы мутанты не успевали адаптироваться к ведению боевых действий, вы и должны их уничтожать. В принципе за пару неделю это вполне реально. Их там чуть больше сотни, выйти из города они не могут, программный запрет, вот и получается что или вы их или они вас. Но как их победить я вам подсказал.

— А магией?

— Бесполезно, их как раз и создавали, чтобы убивать магов, не действует она на них, так что зачищать только так как я вам говорил. Послушайте советов профессионала в своём деле, дольше проживёте.

Катер к этому моменту уже был над Эдемом и на миг зависнув, опустился у дороги на въезде в город, где уже находился блокпост с «БМП» окружённый мешками с песком. Рядом стоял закрытый, но не убранный баул, именно из него я выгнал ранее катер, так что как только пассажиры покинули салон, я дистанционно открыл баул и убрал в него судно, после чего на своих двоих вышел наружу.

— Уже уходите? — поинтересовался генерал, он не торопился уходить, с интересом наблюдая, как я сворачиваю баул-хранилище.

— Да, у меня через час подписание договоров на продажу этого континента вашему правительству, опаздывать никак нельзя.

— А что насчёт порталов?

— Пока сам буду переводить небольшими партиями, сразу пару миллионов не переведёшь, не справиться вам с таким потоком. А потом, когда у меня будет время, сделаю порталы. Их нужно два на каждый мир, причём на создание одного у меня уйдёт не меньше двух месяцев. Так что сами подсчитайте, когда сюда пойдут серьёзные потоки грузов и людей.

— Похоже, что не скоро.

— Вы даже не представляете насколько не скоро. Через полгода, не раньше.

Убрав баул, я собрал портал, и мы с моими големами-телохранителями перешли в мир Зеркальной Земли, как я его пометил в своём каталоге нумерации миров. Метка-якорь была у вертолётной площадки на территории Кремля. Нас быстро обнаружили и сопроводили в здание администрации президента. Оказалось нас уже ждали. После взаимных приветствий мы сразу перешли к обсуждению договоров, которые я очень внимательно читал, несколько пунктов договора о продаже земли пришлось переписать, пока он меня не удовлетворил. Вот договор по порталам пришлось почти весь переписывать, я сразу сказал, что в указанные в нём сроки построить порталы не успею, да ещё не собираюсь на это тратить свои материалы, у меня их и так немного. Так что переписывали этот договор несколько раз, пока я не дал согласие и не подписал его.

После этого была долгая процедура принятия оплаты за проданный континент. Как вы думаете, возможно, осмотреть каждый камень из пяти тонн и определить в нём дефекты за двадцать минут? Нет? А я сделал. У меня ведь амулеты сканирования были, так что я несколько раз сканировал ящики, зарывался в них по локоть и вытаскивал камни имеющие дефекты. Не то чтобы они мешали, но принципиально. Так что килограмм плохих камней мне поменяли на хорошие. После чего я подтвердил получение оплаты.

Так как время стремительно улетучивалось, сразу из Москвы на персональном вертолёте президента меня отправили в подмосковный военный городок, где ждали первые пять тысяч переселенцев, а их ведь три группы, и сосредоточенны они в разных местах, хоть и недалеко друг от друга.

По прибытии я сразу же развил активную деятельность, развернул три баула, и велел загонять в них всё, что они берут с собой. Кроме живых существ, иначе баул не закроется. Пока тут готовились и набивали баулы до потолка, я им так делать посоветовал, чтобы взять побольше, мы вылетели в другой военный городок. Там я так же развернул три пустых баула, и мы полетели в третье место, где я развернул четыре баула. Всего у меня их десять было в запасе, баулов в смысле.

Вот так вот пока я наворачивал круги, развозя баулы под погрузки, а ведь на это тоже немало времени уходит, первая партия их загрузили и ожидали меня. Правда прилетел я с опозданием, не понравилось на вертолете летать, хоть он и президентский, но слишком часто заправлять приходиться. Вон, катера куда комфортабельнее, да ещё полной заправки на месяц активного эксплуатирования хватает. Так что, во время второй заправки, я прямо на аэродроме развернул баул, выгнал катер и, забрав хранилище, умчался к первой пятёрке тысяч переселенцев. Там уже ждали, было достаточно торжественно, даже ленточку перерезали перед порталом, премьер-министр был, он и резал. Только после этого пошли первые переселенцы. Сначала тяжелогружённые солдаты пехотного батальона. Последние даже миномёты катили. Не сами, у них ослы были и невысокие лохматые лошадки.

Место отправки естественно выбирал не я, да и не Ветреный. По прибытии я передал все материалы собранные генералом президенту, а тот своим людям. Они изучили орбитальные снимки, сделанные нами с катеров, потом прочитали отчёт генерала и выбрали три места для создания анклавов. Один город Эжен, место действительно было удобное, другое дальше по побережью на четыреста километров, ближе к экватору. Третье в центре континента рядом с огромным пресным озером вроде Байкала. Все три выхода у брошенных городов, там, где я поставил метки-якоря. Их на континенте всего-то и было два десятка, так что особо выбор-то был невелик. Но мы реально выбирали самые удачные места, поэтому для анклавов они подходили идеально. Что не говори, послали искать территории для будущих поселений кого надо, Ветреный своё дело знал туго.

Так вот, после батальона пошли уже и будущие жители. Причём мне не соврали, реально подбирали по одному. Были представители администрации анклава, ему подчинялись все, военные, тридцать полицейских, что тоже с семьями ушли в портал, врачи, строители, горожане. Да все. Эта первая партия шла к тому озеру, в основном она и была рассчитана на пустынные степи, а так пришлось к ним экстренно приписывать десяток рыбачьих семей, да и в баул мне запихнули два речных баркаса с сетями. Надеюсь, они в этом озере не пойдёт ко дну. Когда я ставил метки, там волнение было, волны впечатляли.

Пожав руку премьеру, я прошёл в портал за переселенцами. Метка находилась в поле, в полукилометре от первых домов довольно приличного городка, на глаз тысяч на двадцать жителей. Большая часть переселенцев была тут, в поле, а среди домов мелькали спины идущих цепью солдаты, что осматривали брошенный город. После моего перехода ко мне сразу заспешило трое, крупный мужчина с брюшком, местный губернатор, который пока не знал площади своих земель, мэр этого города и майор, командир батальона.

— Нужно немедленно разворачивать ваши склады — сказал губернатор. — Вы можете это сделать?

— Покажите где, разверну, — пожал я плечами. — С разгрузкой можете не торопиться. Завтра утром за ними приду и заберу. Следующую неделю можете не ждать, дней через восемь загляну, подготовьте списки необходимого, чтобы получить следующей партией.

— Хорошо, тогда вот тут линией у старой дороги, и разверните их.

Когда я развернул баулы, к моему удивлению выгнали не бронетехнику, была тут и она, а простую вышку с люлькой. Туда залез сержант с биноклем и рацией и его подняли на максимальную высоту.

— Подумали — удивился я. — Уважаю.

— А-то — ухмыльнулся, сверкнув белыми жемчужными зубам губернатор. — Сюда ведь кого отбирали? Тех, кто в том мире ужиться не смог, кто устал и хотел разнообразия, треть старичков омоложенных имеется, так что мы тут на месте. Сейчас палаточный лагерь разобьём, а завтра вплотную займёмся городом.

— А сейчас что?

— Вечер скоро, это бы успеть. Вон кухни армейские только выгонять начали. Ладно, я распорядился дрова приготовить, а тут их где искать? Степи кругом да озеро, у которого противоположного берега не видно.

— Вон там, в трёх километрах пласт угля близко к поверхности выходит, шахту неглубоко копать придётся, метров двадцать. Зато травы полно. Для ваших лошадок, ослов, коров и овец раздолье.

— У нас ещё и козы есть — рассеянно ответил губернатор. — Пара шахтёров имеется, разберёмся. Поехали, прокатимся, покажешь где уголь, а потом отправляйся дальше. Мы же не одни сегодня переходим.

— Это точно.

Из одного баула уже выгнали командирский «уазик», мы в него сели и покатили вглубь степи, там я вышел, указал пальцем, где ближе всего выходит уголь, и в это место достаточно глубоко забили кол с тряпицей наверху. Губернатор собирался пригнать сюда экскаватор, чтобы тот верхний слой снял, а дальше пусть шахтёры им уголь добывают. Полезно иметь такое заклинание «Глаз» с возможностью сканирования поверхности и земных недр. Кстати, губернатор сразу же написал небольшой список, что им нужно со следующей партией груза, и одно из них было, оборудование для угольных шахт.

Потом меня увезли обратно, и я с телохранителями перешёл сразу в городок, где ждала вторая группа. Пока проходила у портала торжественная церемония, премьер уже был тут, я свернул все три баула, и снова пошёл переход. Выходили на побережье ниже Эдема на четыреста километров. Когда прошёл последний переселенец, я снова пожал руку премьеру и почувствовал, что он крепко меня держит.

— Разрешишь прогуляться с тобой в тот мир и обратно? — не ослабляя кисть, спросил он.

— Да без проблем, — пожал я плечами. — Первым иди.

Тот не колеблясь, следом за двумя телохранителями шагнул в портал, потом прошли ещё его два охранника, потом пара моих железных и последним я.

Когда я перешёл на Элио, то быстро и мельком огляделся, после чего под охраной обоих големов стал разбирать портал. Всегда его разбираю. Убрав последнюю деталь в сумку, я осмотрелся. Ещё когда мы с генералом Ветреным летали над континентами и выбирали места для будущих анклавов, вернее он со своими людьми выбирал, я простым пилотом был, то места для выбора меток всегда старались выбрать с умом. Чтобы толпа переселенцев и подразделения армейцев сразу могли отходить в сторону давая свободного места для следующих, идущих за ними. С этим городом всё было не так радужно. Он был окружён лесами, свободное пространство между опушкой и окраиной города заросло небольшими деревьями, переселенцам придётся постараться, прорубая тут зону безопасности как это было ранее. Вроде и место для переселения не совсем удобное, однако через город проходила широкая полноводная река, которая уходила вверх на половину континента. Получается для анклава самое то, да и сам город был с не только речным, но и морским портом. Вот, по этой причине не только батальон дали, но и роту морской пехоты. Этих сюда прислали готовить казармы и бухту к приёму возможных боевых кораблей и других флотских подразделений.

Теперь насчёт сложностей перехода. Я уже говорил про леса вокруг, и то, что все окраины заросли, город был крупным, тысяч на двадцать пять жителей, раскинулся на обширные территории, поэтому места для установки метки кроме центральной площади города не было. Только вот вмещала она максимум тысячи две человек. Мы сделали тут метки, определились с возможностями, прикинули, что переходившие первыми переселенцы должны уходить по четырём центральным улицам вверх и вниз в сторону моря, чтобы не создавать столпотворения на площади. Улицы широкими были, так что проблем быть не должно. Естественно фото и карта города, сделанная сверху, была передана командиру батальона, что был приписан к этой группе и губернатору этой области, те сразу определились, кому куда идти. Так что когда я перешёл и осмотрелся, на площади было не более тысячи человек, да и то в основном мамаши с детьми, остальные уже рассыпались по городу, перекликаясь, поэтому шуму хватало.

Премьера я тоже увидел, он энергичным шагом вместе со своими телохранителями шёл по одной из центральных улиц в сторону моря, синие сияние которого отчётливо было видно вдали. Там метрах в трёхстах была видна группа руководства этого анклава, человек десять.

— Всё в норме? — спросил я у Ротмистра, тот мне показался настороженны.

— Стрельба была со стороны моря.

— Серьёзная?

— Не похоже, как будто пару предупредительных очередей дали в воздух.

— Пойдем, узнаем чего это они. Может аборигены? Тут в двухстах километрах дальше к тропикам местные живут, несколько деревень, да и пару-тройку баркасов мы выдели, что вдоль побережья шли. Даже вроде одно двухмачтовое судно было, по местным меркам крупный фрегат.

— Может и они — согласился тот.

Всё же я был прав, действительно аборигены. Сперва заметили их баркас, что стоял у каменного пирса совершенно незамаскированным, а потом и все девять человек команды обнаружили. Те сперва за мечи схватились, заметив пятнистых солдат со странным оружием в руках, но пару очередей сделали их миролюбивыми. Не то чтобы они знали что это такое, просто громкие звуки напугали. Ну а меня попросили поспособствовать переводу того что говорят аборигены. Способствовать я отказался, попросил лишь показать, где им баулы разворачивать, да показать где пленные. Сделаю скан их памяти и обучу местному наречью человек пятьдесят, пусть сами выберут кого, заряда накопителя хвати только на такое количество народу. Губернатор, с которым мы общались, кивнул, подозвал секретаря и они стали отбирать людей кого можно и нужно обучить этому зыку. Что-то у них стало много подобных людей набираться, военные, полиция, медики, представители администрации губернатора, представители администрации города… Ничего, обучаться и пусть ведут торговые переговоры с аборигенами. Раз планируют вместе жить то нужно начать с торговли, нашим аборигенам есть что предложить.

Так вот, пока губернатор общался со своими людьми, деятельным тот был, офицер батальона в звании капитана, что терпеливо ждал, когда я освобожусь, повёл меня по городу к другой площади. На ней я развернул баул, где было имущество батальона, включая три десятка походных кухонь. Их выдали на время, позже их заберут для других переселенцев, но на первое время они необходимы.

Когда я развернул баул и одна из рот, пока остальные занимались зачисткой города, выкатывали, выгоняли и, выгружая всё из баула, им помогало около двух сотен мужиков из будущих горожан, мы с капитаном направились дальше, к окраине города. Там сапёрный и хозяйственные взводы вырубали деревья и мелкий кустарник для разворачивания ещё одного баула.

— Нашли, как будете размещаться?

— Пока ещё смотрим, город разделён на две части, большая тут и малая с той стороны. Здесь на набережной несколько каменных казарм обнаружили, слышал по рации, моряки докладывали, даже нары кое-где сохранились. У нас лесопилка с собой, вот и будем строиться. Деревьев тут навалом.

— Что есть то есть — согласился я.

Мы по одной из улиц поднялись на возвышенность, обнаружив тут пост с пулемётом, я обернулся, осмотрелся и с чувством сказал:

— Красота-а.

— Это точно — согласился капитан, с наименьшим удовольствием оглядываясь. — Я вон по той улице себе просто великолепный домик присмотрел, узкий, но в два этажа, на восемь комнат. Первым переселенцам разрешили самим вбирать себе дома в собственность, с условием, что сами будем ремонтировать, так что я там солдата поставил, чтобы охранял. Ну а потом отремонтирую и жену с детьми перевезу.

— Двое у тебя их?

— Четверо — засмеялся тот. — Вон кстати она идёт, детей видимо на площади оставила. Дом решила посмотреть.

— Это что за пулемёт у неё? — удивился я, разглядывая непонятное оружие, довольно массивного вида.

— Карабин самозарядный, «Вепрь» Двенадцать Молот. Тут с оружием разрешено ходить, то есть иметь, держать и носить вне города. Вот приобрёл. Переселенцам бумаги выправлять не требуется. Как вы, наверное, заметили, все гражданские имеют то или иное охотничье оружие. Как в советское время, разрешение не нужно.

— Да я и в другой группе видел много оружия у гражданских.

— Мир новый, необходимость — вздохнул тот, наблюдая, как его жена подходит к выбранному дому и, поговорив с солдатом, проходит внутрь.

Дверь была со стороны улицы. Вообще дома, улицы и архитектуры чем-то напоминают города Европы, те что старые. Смотрится всё это очень неплохо надо сказать.

— Я смотрю, тут многие ходят и дома себе подбирают.

— Это точно. Начальник разведки себе дом взял почти напротив моего… а вон там, видите с группой солдат ходит?

— Ага, лысый такой.

— Да-да, который фуражку снял и лысину протирает. Это начштаба. Тоже себе дом подбирает, бросив все дела на замов. Сейчас не успеешь, потом ловить нечего. Гражданские тоже не дураки, вон их сколько ходит. Только на центральной площади и рядом запретили дома выбирать. Там губернатор распоряжается.

— Логично — кивнул я и присмотрелся, через реку на противоположную сторону на вёслах шёл баркас, направлялся он к тому городку, что был с другой стороны реки. — Почему в центре города дом подобрали, а не с видом на море?

— С верхнего этажа как раз вид что надо, а вот брать рядом с пристанями или берегом я бы не рекомендовал. Шум, вонь, и сырой ветер с океана. А в центре он прикрыт со всех сторон. Выбирать тоже нужно с умом.

— Логично, — повторил я.

«Глаз», который я выпустил в небо сразу как перешёл в этот мир, ясно показывал моряков отдельной роты, десяток крепких парней в чёрной форме работали за вёслами, офицер стоял на носу, а на румпеле был кто-то из местных. Видимо пользуясь оказией, тем что появилось транспортное средство, руководство решило направить и разведгруппу в город на другом берегу. Среди моряков было шесть гражданских, видимо от администрации ну и от строителей, чтобы оценить планировку и составить план ремонта. Самих аборигенов я обнаружил на набережной, их охраняло шесть моряков, там же был и премьер. Он пообщался с ещё одним флотским офицером, и спустился к воде по каменным ступеням набережной, пробуя её. Тёплая, я вчера, пока генерал осматривал на своих двоих набережную, успел минут десять покупаться, так что знал что говорю. Вот и премьер это понял и стал раздеваться. Он там не первым был купальщиком, ещё двое бултыхались у кромки воды, рядом с пирсом.

— Чего мы тут стоим, ждём? — поинтересовался я у капитана.

— Солдаты работают, очищают площадку, поторопить?

— Нашли проблему, пошли.

Мы прошли чуть дальше по улице пока не оказались на окраине город. По моему приказу солдат построили и отмаршировали к нам за спину, после чего применил два заклинания, «огненный шторм» и «арктический холод». Одно выжгло широкую просеку на полкилометра вдаль, показав под травой и деревьями брусчатку старой дороги, ну а холод просто потушил то, что ещё тлело. Я быстро развернул два оставшихся баула, и пока солдаты доставали всё, мы с капитаном направились к набережной. Правда на полпути нас перехватил «уазик» комбата с водителем и доехали мы с некоторым комфортом.

Там я сразу семерых из девяти аборигенов провёл через процедуру обучения русскому языку, мне так проще показалось, и пока они пребывали в отключке, надел на испуганного восьмого блок снятия слепка памяти. Девятого не было, он ушёл с моряками к другому берегу реки, позже им займусь. Когда я снял слепок, очнулись первые из аборигенов, когда они заговорили по-русски, сами изумляясь этому, их отвели в сторону и начали опрашивать. Я за это сформировал одним пакетом знание местного наречья, к счастью оно тут было одно, и внедрил знание в головы отобранных людей. Медики среди переселенцев всё подготовили, расстелили походные одеяла для отобранных людей, те легли и я прошёлся, касаясь лба каждого, обучая их. На пятьдесят шесть хватило, пока накопитель не разрядился, подумав, я зарядил его свое маной. Ушло треть личных запасов, придётся снова медитировать, и обучил ещё пятьдесят, сказав, что на этом хватит, и так достаточно.

Подойдя к губернатору, я сказал:

— До завтра баулы тут остаются, забегу заберу. Подготовьте к этому моменту списки того что вам будет необходимо.

— Да что тут подготавливать, людей побольше надо да стройматериала… Хорошо, завтра будем ждать. Кстати, у нас есть два рыбацких морских баркаса, но они в тех двух баула что наверху, спускать к реке придётся через полгорода, да и некоторые улицы там уж больно узкие, судя по постройкам там первые дома закладывали, пока город не разросся. Вы как-нибудь сможете помочь баркасы на воду спустить, чтобы рыбаки могли в море до темноты за рыбой сбегать?

— Вряд ли успеют — посмотрел я на темнеющий небосклон. — А помочь, помогу. Ещё морской баул разверну и десяток шлюпок выгоню чтобы вам было на чём до второго города добираться.

— Да он не второй, просто рекой разделён. Там кстати, много всяких складов и амбаров, видимо торговая часть города была. Моряки только что доложили, закончили там всё осматривать.

— Пусть так будет. Идём, с баркасами ещё нужно будет повозиться.

На самом деле с баркасами проблем не возникло, я просто лишил их веса, и рыбаки, подняв оба небольших морских судна на руки, отнесли их к реке и спустили на воду, где я им вернул вес. Там чуть не произошёл с ними казус, по городу они их ещё ничего несли, тут горожане помогали, а когда вынесли на берег реки, то внезапно налетевший порыв ветра чуть не унёс оба судна, я переборщил с уменьшением веса до ноля, нужно было немого оставить. Рыбаки сразу погрузились в свои судна, запустили громко затарахтевшие моторы и пошли к морю. Отсюда не видно было, река поворачивала, но там за излучиной уже было открытое море.

Про шлюпки я не забыл, когда баркасы отошли, развернул морской баул, ширины реки тут вполне хватало, до противоположного берега было метров восемьсот, и срочно присланный взвод моряков выгнал изнутри шесть шлюпок, катер и два баркаса. Один кстати был морским и рыбацким, куда больше тех двух, что уже ушли. Как я понял, катер, имевший приличный вид собирались использовать для перевозки начальства, один баркас, тот с сетями на бортах, передадут рыбакам, им много народу кормить, а второй, переоборудуют в сторожевик. На носу и корме можно по пулемёту поставить, моряки с ним справятся. Они конечно чисто морская пехота были, но обучены и для подобных дел. Освоятся.

После этого я свернул баул, лодки есть, дальше сами разберутся и, найдя с помощью «Глаза» премьера, пора переходить и отправлять третью группу, а то вот-вот стемнеет, обнаружил его на центральной площади. Они как раз выходили с губернатором из большого трёхэтажного здания, в котором я сразу определил бывшую мэрию. Дети на площади тоже не сидели на месте и успели под крики мамаш облазить все соседние строения. Их ловили, конечно, но попробуй детям объяснить, что пока в дома заходить нельзя. И так вон пяток непонятный зверьков вроде лис нашли, мало ли что тут ещё что-то подобное прячется или живёт, берлогу например, устроило в одном из подвалов домов.

— Уже уходите? — сразу понял губернатор, почему я появился.

— Да, пора, вы же не одни у меня на сегодня — ответил я, мельком посмотрев на шесть полевых кухонь, что стояли в ряд на площади и у которых суетились повара, остальные кухни находились кто-где, по всему городу дымили, даже на набережной одна была. Её к морякам приписали.

— Тогда будем прощаться до завтра — кивнул тот.

Пока они общались с премьером, я быстро собрал портал и, настроив его на маяк, где ожидала третья и последняя группа на сегодня, подозвал премьера. Тот сказал несколько последних фраз внимательно слушавшему губернатору и сразу перешёл в другой мир. После телохранителей и я шагнул в рамку перехода. Вторая группа осталась в этом прибрежном городе, пора браться за третью.

Световое время проданного континента и Зеркальной Земли практически совпадали, тут тоже наступил вечер, поэтому церемония была проведена быстро, я за это время успел «сбегать» к Ветреному и сообщить ему о поступлении к ним переселенцев, отчего в Эдеме сразу поднялся переполох, готовились ко встрече. Их в принципе и так ждали, но уже близилась ночь, почти стемнело, поэтому решили, что перехода не будет, а тут начали поступать первые переселенцы.

Снова первым прошёл пехотный батальон, офицерские семьи, горожане и дальше по списку пока не перешли последние. В этот раз премьер с нами не пошёл, а улетел в Кремль, на доклад. Я вот перешёл. На ближайшие три дня встречаться с кремлёвскими я не планировал, мы уже договорились, чтобы они подготавливали следующие группы, ну а у меня были свои дела. Главное три людских анклава было созданы на Элио, а там только на расширение пойдут. Следующие группы тоже будут будущие анклавы, их ещё восемнадцать планировали, по количеству областей. Их, наконец, разграничили губернаторствами, так что после создания столиц областей, только тогда начнут пополнять людьми и остальным. Первые переселенцы должны начать осваиваться, определиться с продовольствием, в прибрежных городах с этим было легче, море поможет, ну и начать производства и сельское хозяйство с животноводством.

Кстати, тот пехотный батальон, что отправили с третьей группой, он должен был оберегать переселенцев, а вот десантники, которых я в этот мир забросил первыми, у них другое задание. Очистить столицу от мутантов. Вот как раз насчёт этого я и хотел узнать. Генерал с комбатом офицеры деятельные, вряд ли упустили световой день, поэтому я жаждал новостей.

Генерала я нашёл с новым губернатором этой области. Кстати, в столице, что находилась рядом, планировалось сделать резиденцию не только губернатора, но и наместника, правителя этих земель. По недосказанности и намёкам я понял, что наместником будет действующий премьер. Сложная ему работа предстоит, целый континент осваивать и поднимать. Ничего, он прошлый срок президентом отрубил, справиться. Команду для себя наверняка начал подбирать.

Подойдя, улица, на которой мы находились, освещались огнём факелов и прожекторов, ночь уже упала на этот континент, я попросил генерала отойти пообщаться.

— Проблемы? — сразу насторожился он.

— Нет, я уже сбегал на окраину и развернул четыре баула этой группы, там солдаты охраняют и частично разгружают. Баул я завтра днём заберу, так что постарайтесь к этому моменту их полностью освободить. Я к вам по другому поводу подошёл. В столице уже побывали?

— Да, вот только перед вашим приходом рота капитана Василенко на броне вернулась. Вы были правы, серьёзные ребята эти мутанты.

— Хотелось бы подробностей.

— Сам капитан лучше расскажет, но сейчас все офицеры и солдаты устраивают переселенцев в городе. Мы тут за день успели заметно прибраться, так что часть домов вполне могу принять новичков, вот и разводят их сейчас по домам. По тем, которые ещё не заняты.

— А строители что?

— Да они только и успели, что стропила на казарме сбить и часть профнастилом накрыть. Много тут работы, очень много, но главное не с нуля начинать.

— Это точно. Так что там с поездкой в столицу?

— Парни уже утром были в городе, по дороге подстрелили пару местных копытных, кстати, очень хорошее мясо у них, мы проверили и даже гуляш из него приготовили. Так вот, засады были организованы на трёх главных площадях города. Те долго кружили вокруг, мелькая в дверных и оконных проёмах домов на площади, их похоже настораживала бронетехника. Потом один спрыгнул из окна второго этажа дома, разведчик и пытался утащить тушу в безопасное место. Так происходило на всех трёх площадях в разных вариациях. Утащить их не получалось. Парни об этом подумали и привязали их к вбитым в щели между брусчаткой колышкам. На помощь разведчику кинулось ещё по несколько тварей, тогда парни и ударили. На одной площади пулями КВПТ порвало пятерых, на другой троих, и лишь на третьей был один. Разведчик услышал выстрелы и бросился прочь, но пули его догнали. Потом Васильев до вечера пытался приманить ещё мутантов, но те умные, второй раз не подходили. Однако и не уходили, наблюдая за парнями, а перед уходом атаковали одну броню, БТР-Девяносто. Представляешь, граф, одна такая зверюга прорезала когтями лист брони и начала его отгибать. Хорошо командир экипажа не растерялся и в получившуюся щель выпустил в голову твари весь магазин «Стечкина». Тот на автомате стоял, весь магазин разом ушёл.

— Убил?

— Нет, ошеломил, та головой мотала, но потом сбежала. Даже акээмы их не брали, хотя случаи попаданий были зафиксированы во множестве.

— Я тут подумал и решил, что могу вам помочь в этом деле. Вам ведь столицу по любому заселять нужно, а уничтожение мутантов в любом случае приведёт к гибели охотников. Вы это уже поняли, как я посмотрю.

— Звери действительно очень серьёзные — согласился тот, внимательно меня слушая.

— Вы видите перед собой двух големов, как раз созданных в том числе бороться с подобными мутантами. Они не бояться смерти, так как знают, что им просто дадут новое тело, они способны на равных бороться с мутантами. Я завтра, когда прибуду забирать баулы, оставлю тут у вас десять големов, именно они и зачистят столицу. Думаю, недели им хватит.

— Мне кажется и быстрее управимся — согласился стоявший рядом Ротмистр. — Разрешите принять участие?

— Как Генерал скажет, у него на вас свои планы — отмахнулся я и спросил у генерала. — Как вам такое моё предложение?

— Устраивает.

— Вот и хорошо. На этом мы прощаемся, ну а завтра вернусь, тогда уже нормально поговорим. Завтра и пару шлюпок дам, сейчас ночь, не видно ничего, а то у вас кроме пары рыбацких баркасов в баулах и нет ничего.

— Это точно — согласился Ветреный.

Мы быстро распрощались, я собрал портал и перешёл в Рай, в свою Башню Мага. Тут ещё был световой день, вернее уже даже вечер. Быстро связавшись с Одной, не смотря на девять вечера по местному времени ответила она сразу, я велел ей направить к Башне Мага двадцать учеников из молодых. Время ещё было и я решил заняться детскими сектами. Мне за эти три дня нужно было, чтобы все триста новичков прошли через эту процедуру. Тут торопиться нужно, если бы не обязательства перед правительством России, я давно бы этим занялся вплотную.

К моменту, когда я закончил собирать две защитные пентаграммы, подчинённые Одны привели двадцать самых взрослых ребят из новеньких, все были парнями. Понятно, Мик продавил, чтобы сетки навесили сначала на тех, кого он начал тренировать, формируя боевые группы. В принципе разницы с кого начать не было, даже скорее правильное решение начать со взрослых, они нам скоро понадобятся.

Чтобы научить и помочь двадцати новичкам сплести и накинуть на себя детские сетки мне понадобилось чуть больше часа, благо у них уже работало истинное зрение. Велев Одне, она тоже прибыла к Башне направить завтра утром сюда же к семи утра ещё сотню учеников, группами по двадцать, чтобы я до обеда успел с ними поработать, приказал всем расходиться. Ночь, спать пора. Да и я уж изрядно устал, ладно хоть с новичками дело сдвинулось с мёртвой точки. Одна, Мик и Эрих уже разбили новичков на группы, так что к каждой был приставлен воспитателем и помощником Учителя ученик с третьего курса обучения. Им полезно будет пройти то, что они проходили в первые дни со мной. То есть они учили новичков держать сетку, используя истинное зрение разглядывать магические линии, узоры заклинаний, ну и учили наполнять накопители маной. Вернее они всему этому начнут учить, когда все новички обзаведутся детскими сетками, а пока давали теорию. До этого учить нельзя было, вырывающаяся и не сдерживаемая в их телах мана повреждала всё магическое вокруг, вот и держали новичков пока подальше от всего магического.