Вытерев текущую под носом кровь и привычно обматерив магов Тории, отчего на душе привычно стало легче, я взял подлетевший пакетик свёрнутого склада и убрал его в ящик с хранилищем, не забыв его пометить и составить на него карточку с имуществом, что находится внутри.

Всё, за эти десять дней бодрствования я прошёлся по Украине и Белоруссии, сняв самые вкусные сливки складов. Конечно, я этим довёл себя до магического истощения, вон стою у котлована, где ранее был склад и шатаюсь под лёгким тёплым летним ветерком. Пора завязывать, да и заклинание бодрствования переставало действовать, значит нужно найти глубокую конуру и дать себе пару дней отдыха. Только потом можно отправляться в Польшу. Свои планы я не изменил, и панечку хочется и склады.

Отойдя от ближайшего котлована, тут их три было, продовольственные, я на подкашивающихся ногах направился к машине. Это был бронетранспортёр «Ганомаг» одиннадцатое моё транспортное средств за эти десять дней. Повредят выстрелами, или топливо заканчивается, и я меняю технику. Один раз это был самолёт, на котором я перебрался в Белоруссию.

За эти десять дней я прибрал к рукам порядка пятидесяти складов и шесть открытых хранилищ и честно скажу, это был непомерный труд. В принципе мне хватало, это я просто из жадности всё тянул, тем более в Мёртвом мире еда пригодится, я же вернуться туда собрался, единственное безопасное место, где можно спокойно заниматься своими исследованиями. Тем более магический фон мира там был куда сильнее, чем тут. Да и информация по одарённым в этом мире подтвердилась, не было их тут фактически.

По реальному миру и виртуальным воспоминаниям совпадений было на восемьдесят процентов, где я склады не обнаруживал, а где стояли там, где их в моих воспоминаниях не было. Но главное что я ориентировался правильно и практически всегда угадывал, что и где. Окруженцам помогал в меру сил, но не так серьёзно как в виртуальном мире. Причина такая же, я был очень слаб магически. Вон, даже чтобы свернуть склады, а это очень серьёзные плетения, мне пришлось использовать три артефакта, чуть не помер, пока делал, и они внедряли плетения сворачивания в склады, а я лишь устанавливал накопители и подсоединял их к плетениям. Тоже работа адова, но куда легче, чем самому заниматься внедрением заклинаний.

Про те летающие носилки я вспоминаю с ностальгией. Сколько времени я потерял, пока двигался по земле, но всё же такое средство создать и не смог. Было три попытки, и я знал, что у меня получиться, но не доводил плетения до логического конца, раньше терял сознание, и те развеивались. После третьего раза плюнул на всё и пользовался наземным транспортом, ну или один раз самолётом. Древний моноплан неплохо держался в воздухе, кажется «Шторьх» он назывался, и с помощью него с парой дозаправок долетел до Белоруссии.

Да, за эти десять дней я «выпил» около десятка солдат противника, однако кроме стремительного пополнения резервов это ничего не дало. Защита астрального тела у меня теперь абсолютная, даже первое время пьянило от преизбытка энергии, с личной маной не путайте, это другое, но я так и оставался слабосилком. Пока аура изувеченная плетением «Пророка» не восстановиться, а она восстанавливалась, медленно, но всё же я следил за этим, поэтому был спокоен, ни за что серьёзное мне браться было нельзя. Пока есть время, и я не верну себе способности, буду грабить немцев ну и остальных. Только на наших рука не поднимается, хотя, конечно, алмазный фонд жирная приманка, но нет, у других заберём.

Подойдя к открытой дверце, я взялся за поручень и, попытавшись забраться на место водителя чуть не вывалился, пробормотав:

— Нет, всё же эти склады были лишние.

Всё-таки забравшись на водительское место, я запустил мотор и, захлопнув дверцу, развернул тяжёлую машину и поехал к выезду с поля на дорогу. Эти склады находились в открытом поле, но представляли и себя слишком жирный кусок, чтобы я ими пренебрёг, вот и оказался не в лесах, а на открытом месте. Теперь мне нужно добраться до любого леса и найти себе берлогу. В прямо смысле этого слова, бурого можно и выгнать, или использовать как мягкий подголовник.

«Глаз» позволял мне объезжать все встречные посты или колонны немцев, так что, добравшись до ближайшего леса, я с ними так и не встретился. Чтобы избавиться от транспортного средства пришлось загнать бронетранспортёр в болото. Он ещё продолжал тарахтеть мотором и на медленном ходу уходил всё дальше в камыши, пока я стоял на берегу и наблюдал за ним.

— Да хрен с тобой, — махнул я устало рукой, заклинание бодрствования почти перестало действовать и я, обойдя болотце, стал углубляться в редкий невысокий лес, где росли в основном кривоватые деревья. Всего на десять километров отъехал от украденных мной складов и такой результат, там поля сухие, а тут вся почва пропитана водой.

С чавканьем выдирая свои щегольские сапожки из продавленного мха, я всё углублялся и углублялся в лес, пока не вышел к обнаруженному заранее островку. Вот на нём уже росли нормальные ровные и высокие ели. Поднявшись на вершину и «осмотревшись», я расстелил плащ в небольшом углублении, и, накрыв голову шляпой спокойно уснул. «Глаз» висевший в небе, если что поднимет меня сигнализацией, деактивировать я его не стал. Кстати, вот ещё одно различие с моим видением. Тогда я щеголял в форме советского солдата восьмидесятых годов, однако в действительности такого обмундирования у меня запасено не было, и разворачивать один из складов, где оно хранилось, я посчитал опрометчивым, и так сил не много, вот и ходил в прикиде дворянина Тории. Да мне в принципе было без разницы, удобно и ладно.

Проспал я сутки, чуть больше двадцати пяти часов. Рекорд. Правда, меня разбудили на пару минут где-то на тринадцатом часу сна, «Глаз» засигналил, двадцать минут орал мне сиреной в ухо, пока я не очнулся и осоловело не понял что происходит. Дальше просто, наложил на себя заклинание невидимости, чуть не потеряв от этого сознания, и продолжил спать. А сейчас, прокрутив запись на артефакте, я смотрел, как отделение немцев шло по моим следам, видимо от бронетранспортёра. Тоже мне следопыты, этот след который уже заполнила вода, только слепой не увидит, а не увидит, нащупает. Немцы добрались до островка, обыскали его весь, двое даже на вершины сосен лазили, осматривали их и, убедившись, что тут никого нет, на остров можно попасть только так как мы сюда пришли, удалились. Наблюдая, как немцы во время моих поисков шесть раз наступают на меня, один раз я всхрапнул и все замерли прислушиваясь, но после окончания поисков они удалились, так меня и не обнаружив.

— Можно было повеселиться, а я всё проспал — хмыкнул я и широко зевнув, потянулся.

Достав из баула банку советской тушенки, крупы, специй, пачку галет, небольшой котелок и канистру с водой, с помощью шишек развёл небольшой бездымный костерок в той самой яме, в которой спал, и пока вода нагревалась, разделся и босиком прошёл к чёрной воде озера. Очень уж хотелось искупаться. Через пять минут я уж совершено спокойно плавал в воде, нисколько не обращая внимания на мрачный вид болотного озера. Я уже его просканировал артефактом, кроме пары сотен рыбёшек, было обнаружено два трупа на дне и один в камышах. Судя по изодранной красноармейской форме тут вначале войны погибли наши окруженцы. Может раненые, может реально утопли, болото тут действительно топкое.

Когда я наплавался и поднялся на вершину островка, то котелок уже бурлил, шипя брызгами воды на углях. Сыпанув в него крупы, не пожалев её, хочу густую мясную похлёбку, стал вскрывать трофейным штыком от немецкого «Маузера» банку с тушёнкой.

Пока похлёбка доходила, тушёнку под конец положу и размешаю, попробовал на вкус, подсолил и, достав из баула ещё чайник, налил воды около литра и тоже поставил вскипать. Чайку попью, благо есть чем и в чём.

Пока готовил себе завтрак, действительно есть хотелось, я раздумывал над своими дальнейшими планами. Нет, насчёт Польши я не передумал, но это реально будут последние склады, набрал достаточно, Москву год кормить можно, однако на этом остановимся, склады в Люблине последние. Дальше понятно, та панечка, ух и заводная, а завести её долго и не требуется, а потом отправимся в Германию, во Францию и Англию. Боец я сейчас посредственный, разве что как мастер меча ещё что-то стою, но как маг был близок к нулю. Да и что это такое, серьёзное заклинание и валюсь на землю как кисейная барышня? Нет, нужно прийти в себя, и подождать, когда аура восстановиться, тут вмешиваться нельзя, могу только навредить. Нужно просто ждать, когда она сама это сделает, и начать подготовку к возвращению на Торию. Пока это все планы на будущее. Ах да, заглянуть в Мёртвый мир. В своих видениях я туда попал только через полгода, когда убрал жучок с портала и выяснилось что у того места где я ранее жил, то есть на территории воинской части, скопилась почти тридцать тысяч человек. Я тогда сглупил и их Сталину отдал, ух как он порадовался… и усилил контроль надо мной с требованием предоставить его людям свободный проход в Мёртвый мир, чтобы они там забрали всё, что им нужно. А платить не хотел, говорил что я и так всё у них выгреб, жаловался на судьбе. Хапага, всё ему мало, как будто не я открыл ему алмазные месторождения в Сибири, да и другого тоже. А то, что часть военной техники Мёртвого мира ему передал? Это не считается? Правда отдал обычную, не ту что переделал магическую, эта мне самому пригодится. Лежит в хранилище, есть не просит, нужно будет, достану. Так что в этот раз хрен, на Торию пойдут, ну и я с ними за компанию. Есть у меня там дела, ох как есть.

После плотного завтрака, то что не доел, оставил в котелке, закрыл крышкой и, убрав в баул, допил чаю с колотым куском сахара. На складах только такой сахар был, причём не белый, а подозрительно жёлтый, можно сказать коричневый.

Собравшись, я осмотрелся, не забыл ли чего и энергично зашагал к дороге. Более-менее я пришёл в себя, магией пользоваться всё так же тяжело, хотя и есть прогресс, видно, что восстановление идёт, так что можно продолжить.

На выходе я посмотрел в сторону болотца и обнаружил, что бронетранспортёра нет, а весь берег буквально изрыт колеями от колёс и гусениц, поэтому поправив баул, зашагал к полевой дороге, а уже по ней в сторону ближайшего аэродрома немцев. А иначе как я попаду в Люблин? Только самолётом, носилок то тех нет… эх-х.

Судя по солнцу, время было полуденное, часа три дня, так что я надеялся, что если мне не встретиться транспортное средство, то хоть какого-то свидетеля найду. Немецкий я знал, использовал магическое оборудование скачивания памяти, нужно было для допроса интендантов. Пару раз это помогло, выявил два склада с продовольствием, о которых не знал и изъял их себе. Так что немецкий я знал, но вот польского пока нет, а отправлялся в Польшу, поэтому нужно было озаботиться обучением этого языка, благо все нужные артефакты и амулеты у меня были в наличии и снова дёргаться свою ауру не потребуется.

Через час мне встретился патруль фельджандармерии и, накинув на себя новенький прорезиненный плащ, это не только для маскировки, но и от пыли, от жары меня спасала одежда, вернее встроенные в неё плетения терморегуляции, я покатил на мотоцикле в сторону ближайшего аэродрома. Жандармы с лёгкостью сообщили о нём, после наложения специального заклятия из очень специфичного амулета, которыми обычно пользовалась имперская безопасность времён Древних магов. Утерянные на Тории знания.

Через час я был на месте, ещё двадцать минут мне потребовалось на усыпление всех, кто на нём находился, амулет с плетением паралича почти полностью разрядился, надо будет чуть позже заменить камень-накопитель, жаль из-за изувеченной ещё не восстановившейся ауры очень сложно пополнять свой источник и соответственно пополнять накопители. Пока меня спасали множество полных накопителей, что я держал в пространственной сумке, но и эти запасы не бесконечны.

Так вот, усыпив всех, кто был на аэродроме, всё же это была боевая часть, уничтожил всю инфраструктуру и лётные состав, я на дальнем разведчике вылетел к Люблину. Как я научился управлять самолётом? Да очень просто, мне немецких лётчиков около десятка встретилось, так что из знаний выбрал самого опытного универсала и пользовался его умениями.

От самолёта я избавился на подлёте. Просто покинул его на трёхкилометровой высоте, и с помощью амулета левитации, как на парашюте опустился в поле, в ста метрах от полевой дороги. Всё это я проделал под плетением невидимости. Так что, выйдя на дорогу, энергично зашагал к городу, окраины которого уже виднелись в паре километров от меня, а самолёт никем не управляемый медленно удалялся вдаль. Километров сорок ещё пролетит, пока не врежется в землю.

Шёл я недолго, меня догнали два велосипедиста в гражданской одежды, так что я их оглушил, оттащил тела в сторону, снял слепки местного языка, сразу же внедрил его в себя, вырубившись на десять минут, и на велосипеде покатил дальше, второй я тоже прибрал, сунул его в баул, пригодится. Действовал как робот, было такое, но вперёд меня гнал не разум, а сплошные инстинкты. Если быстро не доберусь до той паночки, чую, изнасилую кого-нибудь по пути.

— Вот это обло-ом — протянул я, и устало прикрыв глаза, облокотился плечом о забор.

Бешеная гонка на велосипеде по дороге, а потом и по улочкам закончилось фиаско. Я опоздал. Нет, паночка сейчас весело напевая поливает цветы, невольно привлекая пешеходов прозрачным пеньюаром, может и не невольно, но с ней мне связываться уже не охота. Причина была в срамной болезни, что начал расползаться по её телу. Присмотревшись, кивнул сама себе, передача произошла половым путём. Я опоздал всего на пять дней, видимо в моём виртуальном виденье она тогда спешила к болеющему сифилисом мужчине, но я перехватит её и паночка не получила срамную болячку, а тут я не успел. Судьба. Да, конечно я могу её вылечить, но вот дальше… брезгую.

В это время к крыльцу дома подошла младшая сестра паночки, они вдвоём с мужем младшей жили в этом доме. Присмотревшись, я скривился. Если у паночки болезнь началась дней пять назад, то у сестры уже два дня как. Значит подозрения правильные, паночка ещё спала и с мужем сестрёнки, невольно заразив и их.

— Тьфу, мерзость, даже расхотелось — сплюнув пробормотал я и, вернувшись в седло велосипеда, покатил дальше по улице. Тут облом, однако, всё же желание было, и я выбирал себе будущую любовницу. Надо сказать, встречались такие польки что ух, но как-то они уж больно бледно смотрелись на фоне паночки. Кстати, ни её, ни сестру я не лечил, пусть уроком будет.

Всё же я нашёл себе нормальную женщину. Тоже такую, что даже волосы дыбом вставали. Правда она носила обручальное кольцо и ходила под ручку с мужем, тот имел форму капитана немецкой армии. Дальше просто проследил, куда ни вошли, но парализовать мужа не пришлось, попрощавшись с женой, он куда-то быстро ушёл, а я проследовал в квартиру с его женой и накинул на неё плетение «Желания». Благо оно было в амулете, и я сил не потерял. Как я себя потом благодарил за это, силы мне понадобились, три часа скрипели панцирной кроватью. В общем, уйти я успел до возращения её мужа, как оказалось, тот ушёл играть в вечерний покер с друзьями, и в сгущающейся тьме направился на склады.

Я их прибрал, хоть и было очень тяжело. Сутки потом отдыхал на чердаке одного из жилых домов, восстанавливаясь, и навестил уже распробованную немку. Та мне обрадовалась, снова ничуть не удивилась моему появлению в квартире, и шепнула, что мужа пару дней не будет, командировка образовалась, и эти два дня мы использовали по полной. Даже амулетом «Желания» пользоваться не пришлось, так с охоткой дала.

А через два дня я лежал на крыше пассажирского вагона и неторопливо направлялся в Германию, а оттуда во Францию, путь мой лежал по делам прошлой, вернее виртуальной славы, один виток закончен, пора начинать второй, то есть заняться экспроприацией драгоценных камней. Ну а потом можно найти тихое место и спокойно восстанавливаться и ремонтировать портал. Придётся снова исследовать жучка, в виртуальном то мире там было другое плетение, обычное, лишающее магии, а не убийственное, вот и будем его изучать. Теперь на Тории точно не останется магов, живых по крайней мере. Око за око — зуб за зуб. Моё решение ответить тем же, теперь никак не изменить.

Усмехнувшись, я заложил руки за голову и, поглядывая на облака в небе, дым от паровоза до меня не доставал, пробормотал:

— А всё-таки за эти два года я неплохую прошёл Школу жизни.