Посмотрев на проезжающую мимо крестьянскую телегу, которую тащила, старая понурая кляча, я подумал о народной мудрости, лучше плохо ехать, чем хорошо идти, и махнул рукой привлекая внимание возницы. Вьющаяся по степи дорога была пуста, только пару всадников маячили вдалеке удаляясь, так что выбора особого не было.

— Не подвезёшь, добрый человек?

Крестьянин натянул поводья и с интересом, в котором прослеживалась хитреца, осмотрел меня. Что он мог видеть? Самого обычного парнишку-батрака, старые явно недавно постиранные в речке штаны, обрезанные чуть ниже колен, грязные босые ноги, также постиранная рубаха деревенской выделки на выпуск, закатанная до локтей, верёвка вместо пояса и старая дранный котомка, переброшенная через голову и висевшая за спиной. Правильные черты лица, чётко очерченные губы, ясные голубые глаза, непослушные отросшие кудри, видневшиеся из-под широкополой соломенной явно самодельной шляпы. Причём всё это было не иллюзия, а натуральный вид, спалиться не хотелось. Даже пришлось придать рукам крестьянский вид, сделав их загрубевшими от постоянной работы с неровно обрезанными ногтями. Ладно, хоть грязи под ними не было, вчера вечером я не только одежду постирал, но и сам хорошо помылся в реке.

— С разгрузкой поможешь? — прямо спросил возница.

Посмотрев на корзины, что стояли в телеге, там их было в три штабеля обвязанные верёвками, я уверенно кивнул и ответил:

— Легко, но если ещё и покормите.

— Сидай.

Присев сбоку, свесив ноги, я осмотрелся, и по запаху определив, что за груз, спросил:

— Либы в давильню везёте?

Либы — это такие довольно крупные овощи вроде земной сахарной свеклы, что используют для производства сахара, так что мой вопрос был скорее риторический. Эти плоды или скармливали скотине или везли на давильни у сахарных заводов, так что вопрос был скорее для завязки разговора. Правда стоит добавить, что скотине скармливали в основном гниющие плоды, так как на Тории с сахаром всегда были проблемы, отчего государственный оброк для всех земледельцев был по размеру земли в либах. Каждый землевладелец был приписан к определённому заводу, где принимали оброк. Вряд ли этот возница землевладелец, скорее всего подрядился доставить груз.

— Угу — кивнул тот и, покосившись на меня, поинтересовался. — Сам-то откуда будешь?

— Из Сауда, путешествую, мир смотрю.

— Серьёзно обносился. А где эта Сауд находится?

— На другом континенте, там главный храм Единого.

— А слышал-слышал — закивал возница. — Не ближний свет. Тут-то что делаешь?

— Говорю же, путешествую. Хочу всю Торию осмотреть.

— Все шесть континентов и двенадцать островов? — хмыкнул возница.

«Ого, а ты я смотрю не так и прост — покосился я на возницу. — Знаешь сколько больших островов и континентов на Тории. Только не знаешь что ваш у меня последний, остальные я уже посетил. Да и построение слов у тебя совсем не те, что может знать крестьянин. Кто ты такой?»

Я действительно посетил все государства и посетил все храмы, вернее не посетил, а поработал с ними, остался последний. Так сказать оставленный напоследок самый лакомый кусок. Сейчас мы катили в столице местной республики Теноя где оставался последний храм, на который я ещё не навесил амулет. Храм меня интересовал постольку-поскольку, всего лишь ещё одна цель для Генерала. Но главное не он, в республике находился центр подготовки инквизиторов, единственный в своём роде на Тории. Он располагался в тридцати километрах от столицы республики, в глухом лесу одного из местных баронств, вот что я оставил себе на закуску. Ну а через неделю, когда и начнётся День Единства, заработают амулеты, нанося метки на святош, а потом, ещё через неделю, настанет судный день. Мы будем судить тех, кто решил вершить судьбу населения целой планеты. Так что у меня две недели максимум. Генерал уже тут, две недели дня назад его со всеми людьми в этот мир перевёл и они уже начали запускать на орбиту спутники и рассредоточивать их над планетой. Благо опыт у них уже был, на Мёртвом мире постарались. Кстати, в этом мире оставалось живых порядка пяти миллионов человек, это было насчитано на всех континентах и каждый день их количество неуклонно падало, прирост очень маленький, но и он тоже шёл на спад. Вот такие дела. Так что закончу тут, и пока генерал со своими людьми выполняет мой приказ, основную месть я сам совершу, выкорчевав корень зла из этого мира, и начну подготавливать к эвакуации оставшихся выживших аборигенов Мёртвого мира. Вот в Сауд «обрадуются» такому подарку. Они и прошлые то мои едва переварить смогли, а тут несколько миллионов за год с небольшим.

По остальным святошам, тех, кого перечислил тот удод, что пытался заразить меня «Призраком», я посетил, нашёл каждого и «побеседовал». В результате чего у меня в кабинете особняка на одиннадцать колб стало больше. Даже забавно, снимешь с них полог тишины и такой мат от живых голов идёт, невольно заслушаешься. Одни послушники только не радовали, первыми сломались и смотрели вокруг пустыми взглядами.

Конечно же святоши забегали, особенно после того как пропал их патриарх, самый главный священник на Тории, глава объединённой церкви Единого, да и два его зама куда-то подевались, но через два месяца поисков они успокоились, хоть и не прекратили розыск и назначили нового главу. Тот ещё осваивался и пока был не опасен.

А что? Если глава церкви, то и тронуть я его не могу и сделать экспонат из его головы? Отдал приказ на мою ликвидацию, будь готов ответить. Так что в результате голова этого желчного старика находится у меня в кабинет. Генерал с ним постоянно общается, закончив с допросами и узнав всю внутреннюю кухню, где базы и схроны, теперь ведёт теологические споры, доводя бывшего главу до белого коления, что доставляло ему немало удовольствия. Генерал святош люто любил. И хотя вот так вот мучить и издеваться над людьми было не в его характере, но святош он за людей не считал и не упускал ни одной возможности в свободное время, чтобы не посетить главу. Тот уже и обмороки пытался симулировать, да нашего Генерала такими фокусами не проведёшь. Чую ещё немного и он сведёт его с ума. Я лично не против.

— Я молодой, времени для этого хватает — пожал я плечами и осмотревшись, спросил. — Куда мы едем?

— К заводу, что стоит рядом со столицей местного государства. Надо сдать либы.

— Речь у вас странная. Не крестьянская — вслух сказал я глядя вперёд на дорогу, где показалась веретеница встречных телег. Любой батрак это заметит и не задать такой вопрос было бы подозрительно.

— Так я и не крестьянин, в аббатстве складом заведую. Раньше учителем в сельской школе был, да вот ослаб здоровьем и меня перевели на другую работу. Овощи сдать нужно, а конюх заболел, вот и пришлось его сменить.

Этим возница прояснил сразу все мои подозрения. Я даже догадался, почему он так меня легко взял, уверен, что если я бы его не тормознул, сам бы остановился. Здоровьем он действительно слаб, но не из-за старости, лет ем было под пятьдесят, слаб он стал из-за проклятия, наложенного на него. Такое может наложить только природная ведьма в момент смерти. Этот сухонький и спокойный на вид мужичок похоже не раз участвовал в сожжении одарённых и один раз ему видимо не повезло, на ведьму нарвался. Ведьмы — это редкая каста одарённых, которым не нужно проходить инициацию, они сами не осознанно её проходят примерно во время полового созревания. Природники, а именно так их называют, манипулируют своей энергией и используют её. Ведьмы, а они бывают только женского пола, появляются на свет очень редко, одна на десять миллионов человек, но всё же их охотно принимают в Академии, из них получаются просто отличные алхимики. По рангу магов они слобосилки, восьмой-девятый ранг, но их проклятия и предсмертные заклинания очень серьёзные, убрать сможет не каждый целитель, что уж про лекарей говорить. Видимо у этого мужичка целителя как раз знакомого и не было, вот он и тихо чах. Осталось ему вряд ли больше полугода. Я мог убрать заклятие, но даже не подумал это делать, последующие три месяца перед смертью, он почувствует все круги ада за невинно загубленные души. А я ещё удивился, чего это у него аура такая чёрная, принял его за обычного душегуба, что на дороге работает, а тут вон оно что. Собачка на привязи у местных святош. Получил боевую рану вот его и отправили на пенсию, на лёгкую работу. Наверняка ведь знали, что недолго ему осталось, но ничего не сообщили, иначе возница не был бы таким бодрым и уверенным в себе. Осознание смерти страшнее самой смерти это факт, но говорить ничего вознице я не собирался. Пусть сам прочувствует всё, а то ещё покончит с собой и уйдёт легко.

«А аббатство надо посетить, не мне так Генералу» — подумал я перед расставанием с возницей. Он честно выполнил свою сторону договора, довёз меня до заводика, стоявшего у стен столицы, проследил, как я разгружу телегу, точно зажал медь, чтобы не платить местным грузчикам и угостил простой, но сытной крестьянской едой. Я проверил, яда не было. Потом он отправился обратно в аббатство, а я к воротам города. Мне требовалось пересечь его, посетить храм, и направиться дальше, в сторону центра боевой подготовки инквизиторов, там же были курсы совершенствования уже действующих инквизиторов. Именно там постигал азы тот святоша, что пытался с помощью своих помощников заразить меня и убить.

С храмом дело не встало, хотя я привычно обнаружил у главного входа нищих просящих подаяние и группу наблюдения. Значит, тревога с пропажей главного святоши ещё не прошла. В принципе ничего страшного, не мешают, поэтому я озаботился повесить три амулета над двумя служебными входами, и над служебным въездом-выездом. Все храмы на Тории были очень похожи, если внешне была заметная разница, совмещенная с архитектурой государства, где они находились, то внутри были чуть ли ни как под копирку. Было дело, в трёх побывал, исследовал. Тогда же в один из заходов и главу выкрал с двумя его замами, что были замешаны в желании причинить мне вред.

Сами амулеты я вешал дистанционно, используя артефакт левитации, после чего просто вплавливал их в каменные стены и накладывал маскировку. В принципе вся площадь у храма была окружена артефактами, причём современной выделки, блокирующие использование магии и сигнализирующие обо всех попытках, но я уже давно обошёл их и спокойно работал, не привлекая внимания. Может местных одарённых эти артефакты и остановят, я же их и заметил то не сразу. На шестом храме, когда сообразил, что это за лёгкий туман на площади виден истинным зрением, а кто ищет, тот всегда найдёт. К счастью я работал по совсем другим принципам магии, которая местным ещё была не доступна, спасибо моей виртуальной жизни, так что артефакты мою работу не засекли, но в следующий раз я был осторожнее. И на профи найдётся ребёнок с арбалетом, что его уложит. Артефактов Древних на руках местных магов и святош ещё хватало и не всегда моя защита может справиться с тем вывертом сознания Древнего мага, что вложив в этот артефакт и амулет свою идею. По себе знаю.

Убедившись, что артефакты стоят намертво и маскировка отличная, надолго хватит, я осмотрелся и убрал экспериментальный и существующий в единственном роде артефакт левитации с несколькими дополнительными функциями в свою драную котомку, но это с виду, внутри она была безразмерной, и направился в сторону ближайшей улицы.

В тавернах, что находились в центре столицы республики, меня не накормят, даже на порог не пустят, вид не соответствует, да и в кошельке не звенит серебро, так что направлялся я на окраины города. Там в забегаловках для таких же как и я, можно спокойно поесть, иногда даже вкусно. Меня то и на площадь стражники пустили, потому что думали, я милостыню буду просить у храма, был у них такой неофициальный наказ. Я их не разочаровал, встал в очереди на колени и просил, сам управляя артефактом, навешивал амулеты. Даже странно, один мужичок мне две медные монетки бросил, сорок три раза повторяется эта ситуация у храмов, а в первые я реально заработал милостыню. Подобрал, честно же заработал, к тому же сделал своё дело и направился к выходу из города. Поем, потратив заработанное, и впереди меня ждёт главный оплот зла.

В это время в котомке завибрировала радиостанция. Достав тонкий проводок с каплей наушника на конце, я незаметно вставил его в ухо и услышал голос координатора, одного из големов что сейчас дежурил и с помощью спутников наблюдал за мной.

— Граф, вами заинтересовались. Следом идут трое.

— Понял. Держи меня в курсе — велел я ему и чуть-чуть прибавил ход, маневрируя среди плотной толпы горожан. Выходной оказывается был, ярмарка перед Днём Единства.

Жаль «Глазом» воспользоваться было нельзя, на крышах храмов артефакты Древних стоят, что даже такие замаскированные плетения наблюдения засекают. Хорошо ещё, что эти артефакты, только против воздушного противника созданы, поэтому на земле я работал спокойно, а прикрывали меня дежурные из големов, что сидели в центре и страховали, наблюдая с орбиты. Не зря, это уже в третий раз. Артефакты орбиту не контролировали, так что работали мои магические спутники спокойно.

Да и вообще меня изрядно забавляло то, как использовали святоши артефакты и амулеты Древних магов, хотя проповедовали что это зло принесённое демонами, прихожане верили и не знали что на каждом центральном храме по паре десятков разных магических поделок. Со стороны казалось, что они использовали всё, что у них было, что могло пригодиться, лишь бы не текло. Это как с рачительным хозяином, дом построил крепкий, а на крышу не хватило, и у него треть покрыта железом, треть дранкой и треть соломой. Вот так же и у всех храмов, только одно у них было схоже, артефакты армейской защиты стационарных объектов с воздуха, серьёзные штуки, видать святоши где-то армейский склад захватили. А остальное то, что контролировало землю, как бог душу положит, что было то и устанавливали, чаще не Древних магов, а работу местных мастеров. Для одарённых Тории храмы защищены серьёзно, я же работал спокойно, но прежде чем устанавливать амулеты проверял, вдруг, где какой-то артефакт Древних установили и тот засечёт мою работу. Такой встречался, не отрицаю, но всего в одном храме, да и то не в главном.

Быстро шагая, я поглядывал вокруг, изучая город, заодно слушал дежурного, сообщавшего все телодвижения неизвестных, описание я уже получил. Ранее до того как я поработал с этими радиостанциями их мог слушать любой одарённый, сейчас же это неимоверно сложно. Связь я держал с дежурным по узкому лучу, соединяясь со спутником, была она магически шифрована, взломать которую очень сложно, но я не говорю что не возможно.

Сам город был в основном деревянный. Да-да, государство было северное, зима тут была очень холодная, это сейчас конец лета, поэтому особняки и терема были в основном деревянной постройки, встречались и каменные, но в центре, у храма, а тут, по улице которой я шёл, были именно деревянные. Высокие заборы и над ними видны срубы вторых и третьих этажей, зачастую с красивой резной отделкой.

Народу хватало, приходилось постоянно маневрировать, поэтому довольно резвый мужичок с небольшой рыжей бородкой и с плешью на полголовы едва поспевал за мной. Что меня привлекало в нём, та это такая же рваная одежда, как и у нищих у храма. Вот два других были одеты приличнее, под горожан косили, и быстро шли за рыжим.

Пока я удалялся от центра, площадь с ярмаркой осталась в стороне и на улице стало поспокойнее, что позволило мне прибавить скорость, а прохожие стали меньше шарахаться от меня проверяя на месте ли их кошельки, дежурный и часть офицеров сообщили, кто это так меня преследовал. Заметив, как один мужчина прикрыл собой двух девушек и держится руками за пояс, я только хмыкнул. Похоже, в этом славном городке карманников расплодилось приличное количество и особо они не стесняются.

Так вот, пока я удалялся от центра, мгновенно собравшиеся големы из старших офицеров смогли настроить спутник так, что слушали разговор парочки «горожан» и, проанализировав его, сделали неоднозначный вывод. На меня начал охоту местный криминалитет, та его часть, что отвечает за сбор дани у нищих. Как ни странно именно полученная мной сегодня милостыня подтолкнула их на это. Естественно бандиты были рады пополнить свою «паству», которая каждый день вечерами сдавала дань и искала перспективных новичков. А тут пришёл паренёк со смазливой мордашкой и раз, за пятнадцать минут пару монет получил. Значит, есть у него шанс неплохо зарабатывать, главное теперь его «уговорить» работать на местных, а уговаривать они умели, большой опыт. Сломать ноги и никуда он не денется, ещё и на жалость больше давить будет. На площади у храма половина нищих как раз через это прошло. Но сначала конечно официальная часть, вдруг даст себя уговорить?

Пройдя перекрёсток, я с сомнением покосился на старый двухэтажный трактир, что стал заметно заваливаться на бок и со стороны походил своим видом на Пизанскую башню, в смысле наклона, но от него приятно несло жареной рыбой, поэтому я свернул к нему и прошёл через двери в общий зал. С контингентом я немного ошибся, были тут крестьяне, горожане и мастеровые из тех, что победнее, но до такого вида как я ещё не опустившиеся. Однако как ни странно хозяин выгонять меня не стал, спросил, есть ли деньги, указал на отдельно стоявший стол и велел ждать, сейчас принесут. Значит, всё же тут обслуживали малоплатёжных клиентов так сказать. Хорошо.

Заказал я двойную порцию пшённой каши с мясной подливой, жареную рыбу, в этот раз одну порцию, два куска хлеба и травяной настой, поэтому расположившись за столом, стал ждать. Стоило всё это не так и дорого, три медяка. Ждать пришлось недолго, буквально секунд через двадцать напортив за этот же стол сел рыжий, с интересом рассматривая меня. В это же время моё внимание привлёк хозяин, поставив на доску барной стойки большую тарелку с кашей, куда была воткнута ложка. Это он зря, у меня своя, поэтому встав из-за стола, я поспешил к нему, пройдя мимо двух «горожан» что расположились за соседним столом.

Когда я во второй заход взял со стойки тарелку с рыбой, прикрытую сверху кусками хлеба, а во вторую руку глиняную кружку с травяным настоем и обернулся, направляясь к столу, то к своему немалому возмущению обнаружил, что рыжий спокойно пододвинул мою тарелку с кашей к себе и уплетал её за обе щеки. С трудом подавив в себе бешенство, что-то я после того как меня пытались убить святоши часто в неё впадаю, легко уж больно, вернулся к столу и снова сел напротив рыжего, глядя как он ест мою кашу, хитро на меня поглядывая, расставляя тарелки.

— Ты мне должен серебряную монету за кашу — спокойно заказал я ему и принялся за рыбу.

— Больше ты ничего не хочешь? — усмехнулся он, показывая гнилые пеньки зубов.

— Или твою жизнь или серебряную монету. Неужто твоя жизнь не стоит серебряной монеты? — вытерев одну из рук тряпочкой, рыбу я уже разделал и теперь брал пальцами одной руки, а вторую опустил под стол.

— Что-то ты больно дорого ценишь кашу, которая стоит всего медяш… — начал было говорить рыжий, но замер, вздрогнув всем телом, и скосив взгляд, обнаружил, что ему в живот упирается странный льдисто стальной клинок, после чего нервно сглотнул.

— Ну, где моя монета?

Тот промолчал только бросил быстрый умоляющий взгляд на своих товарищей, но почти сразу вздрогнул когда клинок фактически разрубил его пополам полосуя вместе с брюшными мышцами и кишки. Рыжий напрягся, сдерживая боль и склонив голову, смотрел на тарелку с кашей, лишь изредка по его телу пробегала дрожь агонии.

К моему удивлению тот так и сидел пока я ел, пока пил травяной настой, вся пища была чистая, проверил, и только когда я был у выхода, он ткнулся лицом в украденную у меня кашу, но что было дальше, я не видел, вышел на улицу. Наш стол в таверне находился в углу, я сидел спиной к стене, чтобы контролировать весь зал, а рыжий спиной к посетителям и никто так и не понял, что он несколько минут умирал у всех на глазах. Лишь лужица крови смешанная с желудочным соком растекалась у него под ногами, но половые доски имели такие щели, что всё стекало вниз, а запах перебивала кухня. «Горожане» не вмешивались, видимо, рыжий должен был первый начать приговоры, и если ничего не выходило подать условный знак, но он так его и не подал. Клинок в живот он правильно получил, судя по запаху, каша была очень неплоха и то, что её украли, возмутило меня до глубины души, так что задело он получил, я не любил, когда у меня отбирали еду. Чревоугодие, благодаря искусству тёти Дилы, стало одним из моих грехов, благо это никак не сказывалось на моей фигуре из-за активных каждодневных тренировок, и когда мне мешали этому процессу предаваться, я свирепел.

Меня догнали, когда я удалился от трактира метров на триста, это были всё те же «горожане», один молодой, другой постарше, что они хотели я не стал спрашивать.

— Убиваю-ю-ют! — завопила какая-то женщина вдали улицы, но мне особо не мешала, оставив в пыли два тела, всего лишь два удара под четвёртое ребро, и я быстро удалялся от места схватки.

Через пару минут я был на окраине, выслушал язвительные замечания Генерала, тот сообщил, что на месте убийства двух «горожан» собралась целая толпа и стражники уже ведут опрос, да и в трактир их тоже пяток набежало, но я только отмахнулся. Удары были нанесены хоть и профессионально, но так как это делают сами бандиты, сбоку под ребро в сердце. Удары были зеркальными, так что спишут на разборки между бандами, криминалитет тут я смотрю, серьёзно держался в столице республики, вот и, пускай расследуют, а я навещу базу святош в лесах одного из местных баронов.

Кстати, Генерал со своими людьми начнёт работу с этого континента, на нём расположено семь храмов, тот, что я сегодня пометил шестой в списке, поэтому он просил наносить удар по учебной базе инквизиторов с началом его операции. Я не возражал, мне ещё нужно исследовать небольшой замок, где и скрывалась эта база, всю систему безопасности, слежения и сигнализации, по возможности проникнуть внутрь, изучить распорядок, как живут местные, ну а потом уже и можно начать, не сразу правда, но можно. К тому же я не понимал сомнений Генерала, телепорты мои спутники на орбите блокируют, и они не смогут работать в течение последующих пятнадцати дней с момента начала Дня Единства, то есть полностью обрезав все сообщения между континентами, та слабенькая связь что использовалась на Тории тоже будет блокирована, так что для Генерала открывалось просто огромное поле деятельности, знай, работай. На каждый континент по всем прикидкам у него должно было уходить два с половиной-три дня. С учётом того что големам не нужно спать и отдыхать, это ещё быстро, ведь на каждом континенте им нужно уничтожить храмы, аббатства, небольшие церквушки и всех кто носит метку, чтобы больше не возвращаться. Так что на всю Торию у них уйдёт порядка трёх недель, а с учётом того что задействовано будет две группы, на большом и малом дирижаблях, то и быстрее. За две недели. На малый я тоже установил магическую пушку, которая способная плавить камни и выдал им большой запас накопителей. Малый дирижабль будет работать только по островам, там не так и много святош. Большой только по континентам не отвлекаясь ни на что другое. Всё уже было спланировано и продумано, так что все ожидали часа икс, а до него без малого оставалось три недели.

На выходе из города нырнув в кусты, я переоделся, и вышел из них уже в виде небогатого дворянина, что подтверждало колечко шляхтича, после чего придерживая баул, энергично зашагал по дороге в сторону баронства. Мимо пару раз проскакал патруль, но на меня они даже не посмотрели, только чуть позже, когда возвращались и, обнаружив кого-то в кустах на опушке леса стали с гиканьем за ним гоняться, размахивая шашками. Из кустов выкатился парнишка в обносках бедняка но, вскочив на ноги далеко убежать не успел, один из солдат с хеканьем опустил на него шашку разрубил почти пополам.

— М-да — пробормотал я, с интересом наблюдая за этим представлением. — Криминалитет плотно устроился в правлении столицы, раз солдатам был отдан приказ рубить всех бедняков. Мстят за свою тройку работников. Хэ!

— Чего смотришь? Иди дальше — грубо сказал один из пятёрки солдат заметив, что я пялюсь на всё это.

Я даже ушам не поверил и специально обернулся, разглядывая, не стоит ли кто за спиной, но нет, она была пуста, лишь вдали стояла телега крестьянина, приближаться он явно боялся и пережидал. То как простой солдат, даже не дворянин обращается с дворянином, это не лезло ни в какие ворота. Правду говорили, что эта республика пропитана криминалом, все со всеми повязаны. А Генерал ещё удивился чего это стражники на местах убийств свидетелей не нашли, с такой стражей все разбегаются.

— Как ты смеешь смерд?! — рявкнул я, отчего тот положил ладонь на рукоять шашки, а двое его подручных стали обходить меня, ещё двое швырялись в кустах, откуда доносился возмущённый и испуганный писк, похоже тот бедолага, которого приняли за меня, был не один. Интересно сколько таких бедолаг порубленных останется лежать на обочинах дорог?

— Шёл бы ты подобру-поздорову. А не то к этому присоединишься — усмехнулся сержант, я только сейчас рассмотрел полустёртые знаки различия на его кирасе.

Похоже, сословное почитание в республике упало ниже плинтуса и мне это не понравилось. Плевать я хотел на местных дворян, меня оскорбили, я как-никак граф, фиг с ним, что кольцо шляхтича и сержант должен на эту грубость ответить.

Положив руку на рукоять небольшого кинжала, что вызвало издевательский хохот всех трёх солдат, я спокойно его вытащил и те заткнулись, с интересом разглядывая льдистую сталь. Очень дорогую, купить такую практически нереально, изготовить её могли не все алхимики, малая часть, по пальцам можно пересчитать… одной руки. Это же была моя работа.

— Дорогой — протянул сержант, разглядывая мой кинжал. Тут в его глазах мелькнул ужас, когда плетение маскировки сползло с моего кольца мастера меча.

— Угу — кивнул я и, срубив у основания клинок шашки, которым сержант пытался закрыться, разрубил ему живот, выпуская кишки, после чего развернулся и атаковал подбегающих солдат, эти умерли быстрее, один удар в горло получил, другой в печень.

Двое других, что притихли в кустах, доносился лишь смех, обнаружили меня с кинжалом в руке, только когда я подошёл к ним, сблизившись до пары метров.

— Тонек! — заорал один и отпустил руки девчушки, которую его напарник насиловал и откатился в сторону. Второй не успел среагировать, получив, походя двадцать сантиметров стали, что перерубил ему позвоночник так и замер на девочке, я видел только худые ноги, так что понять, сколько ей лет не мог, но вряд ли больше двенадцати. А вот оставшийся голося, созывая уже мёртвых друзей, попытался убежать, но не смог, вращаясь в полёте, кинжал вошёл ему в спину, как бумагу пробив кирасу и достав до сердца.

Подойдя я выдернул клинок, от крови его очищать было не нужно, она просто не задерживалась на нём и он всегда был чистый, я отделил голову стражника вернулся ко второму, сняв его с девочки. Той всё же было даже меньше лет, подвывая она уползла в кусты, я только и успел наложить на неё пару раз «малое исцеление», после чего так же срубив голову насильнику, направился к дороге.

Через пару минут, проигнорировав лошадей патруля, я стал удаляться от этого несколько странного места происшествия, лишь на дороге пирамидкой были сложены головы, на вершине лежала голова сержанта с выпученными глазами.

— Жёстко и действенно, всё в твоём стиле — прокомментировал всё, что произошло, Генерал. — Кстати та девочка, что жива осталась, сейчас закончила обыскивать тела обезглавленных стражников и потащила тело брата вглубь леса.

— Думаете, это был брат? — без особого интереса спросил я и достал из баула кусок пирога. Рыбы в таверне мне не хватило, чёртов рыжий, так что нужно нормально подкрепиться. А руки я уже успел помыть, как пирамидку сложил так и помыл.

— Похожи очень, брат скорее сего.

— Понятно. Ладно, если что я на связи, держите меня в курсе, что на том месте дороги будет происходить, где я стражников без головы оставил… Блин, надо был тела в сёдла посадить, голову им в руках закрепить и отправить в город, вот слухов было бы.

— Да, неполая идея — согласился Генерал. — Да, я ещё хотел доложить, осталось поднять восемь спутников и развернуть их, после этого Тория вся будет под нашим контролем, в общем, работы нам осталось на четыре дня.

— Работайте пока, что дальше делать я потом решу. Вернусь через несколько дней и решу.

— А база инквизиторов как же?

— А что мне там три недели делать? Утром буду на месте. До обеда изучу замок со всеми его плетениями защиты, проникну внутрь. Сутки на изучение распорядка, пересчёт всех кто там находится, оставлю метку да перейду к вам в особняк тем более планы у меня есть на эти недели, хочу их решить.

— Что за планы? — деловитым тоном поинтересовался Генерал.

— Вернусь на Землю, на тот островок и пошукаю по соседним островам. Девчата местные ох как хороши, видно, что белые кровь местным разбавляют, грудастенькие, как я люблю, наложниц наберу. Один раз ошибся, оставил без присмотра трёх куколок, так их всей деревней пользовали. Нет уж, эти теперь всегда будут моими, поживут в Мёртвом мире, пока он восстанавливается, а я путешествую. Буду их изредка навещать, если в путешествиях замену не найду.

— Собственник.

— А то — согласился я с Генералом. — Я ещё и мстителен, сам племя не трону, но соседей вооружу. Пусть поправят за их счёт своё благосостояние.

— У Тутуки насколько я помню, все мужчины прошли военную подготовку, что ты им дал, крепкие и умеющие ребята.

— Так я и соседей обучу, мстить, так уж мстить.

— Самое печальное, что племя Тутуки так и не поймёт, из-за чего ты на них ополчился. Оставленная женщина у них считается общей. Я успел изучить их нравы и знаю о чём говорю.

— Тут вы ошибаетесь, перед тем как покинуть остров я три раза ему сказал, что девушки мои, трогать их нельзя, а тут он сам чуть ли не первый на них залез, как только я ушёл в Мёртвый мир. Не-е-ет уж, насвинячил, отвечай.

— Всё племя погибнет.

— Да плевать я на них хотел, тоже мне нашли причину расстраиваться. Одним племенем больше, одним меньше. Сами знаете мою политику. За своих я любому горло перегрызу, а это племя резко перестало считаться для меня своим после того что они сделали.

— Я же говорю собственник.

— Ну да — согласился я и, сойдя с дороги, направился в лес, запустив в небо плетение «Глаза» тут уже можно, артефакты храма эти территории не контролируют. После этого поправив баул, я побежал в сторону нужного мне замка. Генерал недолго был на связи, чуть позже ушёл по своим делам и только дежурный изредка проводил проверку-перекличку. Кстати, дежурный постоянный. Он не менялся, просто нужды не было.

Как только я оказался в подвале особняка, появившись рядом с отключённым порталом, Генерал, ожидающий меня у лестницы, спросил:

— Как всё прошло?

— Нормально — ответил я и направился к лестнице, нужно принять душ и переодеться, перед тем как идти в тропики. — Даже быстрее произвёл разведку, чем думал, полутора суток хватило. Сто тридцать шесть человек там. Семнадцать инструкторов, двенадцать человек обслуги, остальные абитуриенты.

— Да, жаль с орбиту мы не могли его просканировать, не пришлось бы так рисковать, но артефакты там стоят на крышах такие же что и на храмах, засекли бы.

— Да в принципе меня там многое заинтересовало, не зря я провёл разведку. Там шикарная библиотека, некоторых книг по магии даже у меня нет…

— Так вот ты где шесть часов пропадал — пробормотал себе под нос Генерал.

— … пленники в карцере и двое магов в подвале — закончил я.

— Каких ещё магов?

— Артефактчики похоже — пожал я плечами снимая последнюю деталь одежды и проходя в душевую кабину. — Делают артефакты по заказам инквизиторов, один магистр магии, другой вроде мастер. Близко подойти не мог, там палач всё крутился, какой-то они срочный заказ выполняют.

— Так они тоже пленные?

— Ну да. Бесплатно работают на святош. Хитро между прочим придумано — выглянув из-за стеклянной двери, намыливая голову я сообщил. — В общем, перебью всех кто там находиться, ну кроме пленных, мне они ничего не сделали, отпущу и все трофеи порталом вывезу.

— Помощники нужны?

— Двоих если только, трофеи переносить — вернулся я в душ и встал под тугие струи воды, боковые для массажа я ещё не задействовал. Позже.

— А сейчас что планируете делать? — расслышал я за шумом воды вопрос Генерала.

— На острова на несколько часов, хочу наложниц набрать, но я это уже говорил, потом вернусь сюда и займусь постройкой ещё одного боевого дирижабля. Все заготовки у меня есть, за две недели сделаю. Штука то сложная.

Мой особняк действительно находился не в Мёртвом мире, а тут на Тории, укрытый в густых неисследованных лесах одного из государств, в Мёртвом мире я оставил Башню мага, там трое офицеров используя радиосвязь, общались с разными группами выживших, многие были не русскоговорящие и находились на другой стороне планеты.

— Дирижабль это хорошо, были бы у нас во время войны такие штуки, ох бы мы показали отступникам, и до святош, хозяев бы их добрались, может бы и война пошла по-другому.

— Может быть — согласился я, выходя из душевой вытирая полотенцем на ходу мокрую голову, а в душевую влетели две щётки и тряпочка, мыть её после использования. Дух дома чётко знал своё дело. — Построю дирижаблю и использую его в Мёртвом мире, нужно облететь все анклавы выживших и поставить рядом метки, чтобы можно было перемещаться по планете и эвакуировать их на Торию, может даже пару сотен тысяч успеем перевести. Посмотрим. Всё равно после операции «Смерть святошам» начнём плотно по этой теме работать. Я на вас надеюсь, Генерал, за полгода мы должны полностью вычистить Мёртвый мир от аборигенов. Мне ещё аппараты терроформирования строить и леса эльфийские садить, а это тоже не быстрое дело. Год убью, не меньше. Хотя конечно для себя делаю, так что нужно постараться, да и постараюсь всё качественно сделать.

— Ты ещё хотел у местных демонов узнать, для чего они этот мир уничтожили — напомнил Генерал.

— Вот буду у них души покупать, тогда и знаю. Мне штук двести надо, не меньше.

— А платить чем? Душами они не примут, после того как вымер весь мир у них наверное все склады ими переполнены.

— Хранилища, они называют их хранилищами — поправил я Генерала. — Но да, душ у них преизбыток. Однако я нашёл решение того что их стрит. На втором месте по значимости они выбирают кровь, человеческую, а у меня вон, почти полторы сотни клиентов, я этих инквизиторов не только уничтожу и отберу души, но ещё и солью плату для демонов. Всё уже продуманно, не волнуйтесь.

— Кровь то им зачем?

— Пить, да и для церемоний используется.

— Сейчас на Землю отправляетесь?

— Ну да, чего тянуть? Сейчас только поужинаю и пойдут.

— Сразу или в Мёртвый мир заскочите?

— Зайду, нужно проверить, как там идёт дело по организации будущего оттока аборигенов, а потом и на остров.

— Сопровождение штатное? Четыре охранника?

— Лучше шесть, уверен, там сейчас америкосы хорошо закрепились после потери одной из эскадр, нас ищут, информацию собирают.

— Шесть так шесть — согласился Генерал.

Он понимал, что для меня охрана, скорее статусная вещь, туземцы на колени падали и отбивали поклоны, когда видели железных людей и переговоры шли куда легче и быстрее, да и решения всегда принимались в мою пользу. Кстати, я работал над созданием голема вроде того что вид в «Терминаторе 2», того что из жидкого металла. Идея мне показалась стоящей и в короткое свободное время, я занимался его разработкой. Но пока особо успехов не было, я ещё на пути к этому был.

После плотного ужина, я ещё собой корзинку прихватил, повариха силком сунула, вдруг поесть захочется, направился в подвал к порталу, на ходу убирая корзинку в баул. Там меня уже ждали охранники и Генерал, он должен был проинспектировать своих людей, узнать, что и сколько они сделали из поставленных задач, после чего вернуться обратно.

Перейдя следом за охранниками, я удивлённо осмотрелся и хмыкнул:

— Что это тут произошло?

В подвале действительно был лёгкий беспорядок, как будто было небольшое землетрясение и часть вещей попадало пол.

— Ваше сиятельство, по нам был нанесён ядерный удар с использованием баллистической ракеты — сообщил старший тут офицер в звании Полковника, что находился у лестницы. Видимо получив сообщение о нашем появлении, он быстро спустился в подвал.

— Как так, мы же контролируем всю планету?! Вы, что не могли её сбить? — удивился Генерал.

— Ракета висела на орбите над Россией, после сигнала она была направленная на нас, но мы успели её сбить ракетным зенитным комплексом, только вот рванула она в трёхстах метрах над нами.

— Повреждения? — задал я вопрос, внимательно слушая Полковника.

— Башне нечего, защита легко справилась, так, тряхнуло только, вот ракетный комплекс уничтожен и… сильно пострадала ваша роща, ваше сиятельство.

— М-да-а, на такое она была не рассчитана — задумчиво согласился я, после чего зло скрипнул зубами и, посмотрев на него, спросил. — Полковник, кто это тут такой наглый на моей планете?

— Американцы — был короткий ответ.

— Ну кто бы сомневался. Виноватых стопроцентно вычислили?

— Да, бункер для главного командования, откуда был отправлен приказ и бункер откуда управляли ракетой с боеголовкой.

— У нас что-нибудь есть из местного оружия, чем можно им адекватно ответить?

— Есть восемь баллистических ракет с пусковыми которые гарантированно уничтожат эти бункеры.

— Тогда уничтожить — принял я решение.

Полковник на миг замялся и сказал:

— Там почти двадцать тысяч человек, три с половиной в главном штабном бункер, остальные в управляющем, шесть подземных жилых этажей у каждого.

— Не я эту войну начал, но я закончу. Думать надо было, прежде чем мою рощу уничтожать. Привыкли уроды что им всё с рук сходит. Не выйдет — нахмурился я. — Генерал, убедитесь, что ваш подчинённый выполнил мой приказ.

— Есть — козырнул тот и, подхватив Полковника под локоть, повёл наверх, что-то тихо, но энергично ему выговаривая. Оба офицера понимали, что я прав со всех сторону, не выборочно же уничтожать тех, кто отдал приказ и его выполнил, у нас на это просто не было времени, да и приказы командира не обсуждаются, а я всё же командир.

Махнув на них рукой, я покинул подвал через грузовой выход и направился к роще. Нужно выяснить, как она пострадала. К несчастью всё же серьёзно, отчего мне пришлось задержаться в Мёртвом мире на двое суток восстанавливая часть саженцев, остальные пошли на удобрение. Через три-четыре месяца тут зазеленеет такая же молодая роща с фруктовым садом в центе, где до обстрела были зелёная лужайка и беседка, ну или снова будут, но не скоро.

Пока я работал в роще, уделяя очень мало времени на сон, Генерал доложился, что мой приказ выполнен, на месте обоих бункеров огромные картеры, использовано четыре баллистических ракеты. Я одобрительно кивнул, просмотрев запись, решив на этом месте сделать озёра, как раз и ландшафт менять не надо.

Помимо этого поступил доклад от Полковника, он как раз и был артиллеристом и выполнил мой приказ уничтожить бункеры, о тех анклавах, с которыми им удалось связаться и поддерживать связь. От всех местных просьба была только одна, помочь продуктами. А то уже заражённые начали есть и ускорить эвакуацию. Умирали они и очень быстро умирали. Подумав, я велел сообщить всем, кто находится на связи, что эвакуация начнётся через пять часов с центральных территорий России. Кроме этих новостей были и другие. Серьёзно возросли случаи каннибализма, всё больше и больше людей теряли человеческий облик. Так что подумав, я решил эвакуировать только тех что ещё держался, остальных ликвидировать. Как и ожидалось случаи каннибализма в большинстве были зафиксированы в Америке, в Британии и в Европе. Вот этому я не удивился, так ранее жили моральные каннибалы, теперь реальные.

— Готовьте малый дирижабль через несколько часов вылетаем к ближайшей точке массового скопления людей… Ха, раньше они к нам шли, теперь мы вынуждены к ним лететь.

— Ваше сиятельство, почему не сейчас? — поинтересовался Полковник.

— Потому что посетить Землю я ещё не передумал. Отложишь сейчас, потом так и будешь откладывать. Ну не будет у меня свободного времени на ближайшие полгода.

— Хорошо, сейчас выйду на связь и сообщу что мы уже сегодня… вернее завтра начнём работу по переселению. Пусть собираются в одном месте, чтобы было легче это делать.

— Работайте — кивнул я Полковнику, тот тут был старший и знал что делать.

После того как он попытался мне возражать никакой напряжённости между нами не возникло, но чуть позже офицер извинился, признав что я принял на данный момент правильное решении. Генерал умел вправлять мозги подчинённых на место, чтобы они не думали о мирском.

С рощей я закончил, дальше она сама восстановиться, вернее заново прорастёт, доклад Полковника выслушал, Генерал, проведя инспекцию уже вернулся на Торию, и решил заняться личными делами, набрать себе девушек. Прислугу так сказать.

Про рощу я старался не думать, так как меня душила злоба на америкосов. Семь месяцев работ псу под хвост, все четыре священных деревьев эльфов погибли, а они ведь только-только цвести начали. А цветущие священные деревья это очень нужная мне вещь, так как цветением они бы обеспечили меня зёрнами для высадки ещё нескольких рощ, да что рощ, лесов. Сам я мог выращивать только рощи, а вот леса это серьёзнее, нужны специальные семена, которые можно сбрасывать с дирижабля и там за год, несмотря на любые условия, прорастёт лес, только священные деревья высаживаются саженцами, а у меня осталось всего два, оба посадил. Если и эти погибнут даже не знаю что и делать, мне и так шесть саженцев еле-еле продали, даже не продали, подарили за того духа их архимага. Пришлось перед тем как переходить на остров, натянуть защиту башни ещё и на рощу, чтобы та прикрывала её, а Полковник расставил вокруг ещё три зенитных комплекса. Это уже серьёзно. Обещал, что муха не пролетит.

Как только в портале засияло пятно перехода, я пропустил вперёд всю шестёрку големов и шагнул следом. Пора провести конкурс красоты мисс Карибы, ох пора. Тут был день, поэтому сориентировавшись, мы направились к побережью. У меня тут в бауле эсминец припрятан, вот на нём и будем путешествовать между островами, и проводить бартер.

Так-то местные были не совсем дикими, как могло показаться, бывали тут торговцы, редко, потому как с местных взять было ничего, но бывали. К тому же в ста пятидесяти милях был остов-курорт, где отдыхали толстосумы. Частные яхты тут ходили, транспортные суда. Но и те и те, только если купить рыбу подходили да свежие фрукты, отчего и были местные племена такими бедными и баловались откровенным разбоем. Тот же вождь, с которым я торговал, по местным меркам и до меня был вполне обеспеченным, свой рыболовецкий катер на моторном ходу, несколько лодок, неплохой дом-хижина, куда была проведена проводка от пристани запитывая её от бортовой сети катера, то есть даже свет был сделан. Один из его детей учился в Штатах, нормальные они были, бедные, но цивилизацию знали. Однако всё равно жили по своим законам, и я этим пользовался.

Метка для перехода была всего в километре от места, где ранее стояла Башня мага и другие строения, выходить там было глупо, да к тому же метка там была одна, в подвале Башни, а она рассеялась, когда саму эту Башню сворачивал, но была запасная, ею я и воспользовался. К тому же ещё выходить в том месте, где я раньше жил было опрометчиво, меня на острове почти три месяца не было, тут наверняка всё наводнено американцами и их разведчиками или я их плохо знаю. А так нужно пройти до побережья, тут чуть больше километра, при себе в пространственной сумке у меня есть моторная лодка, надувная естественно, можно отойдя подальше от берега, вызвать эсминец и отправиться дальше по островам. Сюда уже можно не возвращаться. Портал я разобрал и убрал в баул, что висел у меня за спиной.

Выпустив «Глаз» в небо, я всё то время пока мы шли, заинтересованно работал с некоторыми специфичными плетениями. Теми, что были внедрены в амулеты и артефакты. Появилось у меня некоторое подозрение, и его нужно было проверить.

При изучении в виртуальном мире плетения «Глаза» я смог сделать так, что данные с небо поступали не только мне, но и големам. Проведя проверку тут и убедившись, что оно работает, модифицировал все амулеты и артефакты для использования «Глаза», поэтому шагая следом за одним из големов, я не следил за округой, полностью отдавшись диагностики своего организма.

— Командир? — окрикнул меня Вахмистр, которого Генерал назначил моим старшим телохранителем. — Что-то случилось, вы уже десять минут стоите у кромки прибоя и смотрите отсутствующим взглядом на воду?

— А? — очнулся я, осмотрелся и кивнул. — Ах да, лодка.

— Что-то серьёзное случилось? Враги? Мы засекли на острове наблюдателей, порядка полутора сотен. Племя Тинуки исчезло, все хижины стоят пусты.

— Эвакуировали, наверное, а остров сделали закрытым — отмахнулся я, доставая из баула довольно большой тюк с лодкой и пока один из големов ручным насосом её качал, дал ответ на первый вопрос. — А вот причина моего скажем так задумчивого состояния была в другом. Местные демоны таки подсадили мне свою пиявку на астральное тело. Это мелкий демон, специализирующийся на потреблении эмоций жертвы. Он очень мало брал у меня энергии, слабо влиял на эмоции, хоть и влиял, этот гад просто отлично замаскирован. Я его и почуял только когда мы через портал проходил, вроде и раньше что-то подобное мелькало, когда я порталом пользовался, вот решил проверить и проверил.

— То есть в вас сидит демон? — насторожился старший голем.

— На астральном теле, — кивнул я, наблюдая, как на лодку устанавливают мотор. — Хотя конечно это одно и тоже. Кстати, он понял, что обнаружен и начал тянуть из меня энергию передавая её куда-то ещё, и даже попытался перехватить управление моим телом, но силёнок не хватило, получил по рукам и забился от меня подальше. Так что погодим покидать остров, мне от него избавиться нужно… И ещё, поймайте пяток америкосов, использую их для пополнения затрат астрального тела, этих не жалко. Це нелюди, це потребители.

— Есть — кивнул Вахмистр и начал отдавать приказы.

Трое големов остались со мной, непосредственно рядом только Вахмистр, двое на высотках с «Кордами» в руках, остальные разбежались отлавливать американцев. Я на миг подсоединялся к «Глазу» и действительно обнаружил неподалёку около трёх десятков наблюдателей. Те нас давно обнаружили и следили. Перейдя на другие частоты, я услышал активный радиообмен. Информация о нашем появлении куда-то активно передавалась.

Заблокировав все частоты, хрен им, а не общение, начал прямо на песке чертить магическую пентаграмму готовясь к борьбе с демонёнком, пентаграмма нужна, чтобы он не сбежал. Через десять минут всё было готово, я сделал надрезы у себя на кистях руку, пуская кровь и активировав пентаграмму, прошёл внутрь. Всё, теперь я не мог ею управлять, магический компьютер, что ею управлял, сделать должен был всё автоматически. Работа плёвая, но сам я её не мог сделать, как и видеть свою ауру, только вот таким способом, или с помощью другого мага или вот так, с помощью магокомпа.

Следующие полчаса я не отвлекался, стоял с закрытыми глазами, чувствуя касания к своей ауре. Не очень приятные ощущения, но заметные. Отрыв глаза я прошёл к краю пентаграммы и пнул один из камней источников, отчего остальные погасли и позволили мне выйти. Подобрав крохотную бутылочку с демоном внутри стоявшую у магокомпа, вернее с его сущностью, оболочкой можно сказать, я удивлённо осмотрелся.

— Чего это их так много?

— Сами лезли — пожал мощными бронированными плечами Вахмистр, мельком посмотрев на десяток бледнолицых. Они были в разной гражданской одежде, но трое были в форме американской армии.

— Допросили? — побултыхав склянку и, посмотрев, как внутри метается что-то белесое, поинтересовался я.

— Да. Вон того сержанта. Это они вывезли с острова всё население, он действительно теперь закрытый. Они охраняют ученых, что изучают ямы, оставленные вашими домами и все те вещи, что вы подарили туземцам. Всё у них отобрали, до последнего гвоздя и патрона.

— Ну и хрен с ними.

— Поучилось — кивнув на склянку, которую я убирал в баул, поинтересовался Вахмистр.

— Ага. Правда теперь продать его демонам Мёртвого мира, как я планировал, не получиться, этот гад скачал у меня часть памяти, придётся развеивать его сущность и использовать как батарейку. Другого выхода нет, не хочу, чтобы демоны знали мои планы, они им не понравятся.

— Так это он влиял на ваши решения?

— Ты о чём?

— Уничтожение бункеров, решение о полной ликвидации святош.

— А-а-а… Да нет, я сам такой, с характером. Да и чего мне святош жалеть? Сами полезли. Не лезли я бы на них внимания не обратил, да и эти из бункера, сидели на голодном паке и тихо вымирали, а замашки барские всё те же. Ещё угрожали уроды… Давай мне одного пленного, мне энергию потраченную пополнить нужно и уходим с этого острова.

Остальные пленные с ужасом наблюдали, как на миг зависло тело их товарища и мгновенно усохло до состояния сушёной воблы-мумии. Американцев я за людей не считал, поганое племя, поэтому никаких моральных терзаний не чувствовал.

— В бухте у деревни стоит небольшой транспорт, а вокруг острова патрулируют эсминцы в количестве шести единиц. Рядом довольно крупный флот — негромко известил меня Вахмистр, сообщая так же какие ещё сведенья получил он от сержанта американской армии.

— Вот как? — заинтересовался я и улыбнулся. — Отличная новость, между прочим. Хоть проведём практические испытания нашего эсминца с духом капитана. Ладно, я в море, вы за мной следом.

— А этих?

— Нах.

— Понял.

Пинками големы погнали выживших америкосов вглубь острова, а с чётом того что ноги них были стальные, те кто не обзавёлся синякам получили повреждения костей малого таза, трое точно, отчего големам пришлось утащить их к опушке леса и там бросить, остальные уже сбежали, бросив товарищей. Говорю же поганое племя.

В то время когда часть големов прогоняла пленных, двое стояли в воде по пояс и держали лодку, пока я запускал мотор, после этого они отпустили меня. На медленном ходу преодолевая прибой, я направился в открытое море, а големы по дну за мной следом. Отойдя от берега на полкилометра, не обращая внимания на показавшиеся за мысом пару эсминцев, нет, визуально я их не видел, мыс скрывал, но «Глаз» чётко передавал картинку и, достав баул-хранилище, открыл его, отдавая приказ Васильеву, капитану-духу корабля, выводить эсминец наружу.

Тот вывел, и пока я убирал баул с остальными кораблями оставшимися внутри в свою сумку, то поставил корабль на якорь и, запустив два своих плетения «Глаза» стал отслеживать врагов. Оказывается, к нам с разных сторон приближалось по два корабля, но это ещё не всё, где-то ещё должно два быть, да и про флот забывать не стоит.

Боя как такового не получилось, не выходили америкосы на дистанцию прямой стрельбы и любопытничали, прикрываясь островом, так что пока големы по якорной цепи поднимались на борт, я это сделал по спущенной лестнице, то Васильев, произведя три залпа единственной башней с двумя орудиям крупного калибра, всего лишь добился трёх попаданий. Одним эсминец осел кормой в воду и судя по всему, осталось ему недолго, второй густо дымил, пробитой трубой и поддымливал развороченной башней одного из орудий. Как только боезапас не рванул?

Конечно, хотелось бы и дальше поохотиться, но время не терпело, я и так потратил его на не предвиденное, но очень нужное дело, так что стоило поторопиться, тем более слово своё я старался держать. Значит через три с половиной часа мне нужно вернуться в Мёртвый мир и приступить к эвакуации. За пару недель, до начала операции «Смерть святошам» я надеялся успеть перевести как можно больше людей, хотя бы со всех территорий России, Европы укрытия и бункера очистить. Индию и Китай на потом, да и остальных тоже.

Лодку подняли на борт, якорь тоже подняли и, набирая скорость, мой эсминец направился к ближайшему острову. Тут всего сорок минут идти полным ходом. Этот остров по более моего будет и там проживало сразу три племени. Жирный кусок для меня.

Васильев за всё время нашего пути изворчался, мол, нет у америкосов ни одного капитана со стальными яйцами, использовать палубную артиллерию с такой точностью ему явно понравилось. Лишь на середине пути он немного развлёкся, «Глаз» приписанный к кораблю обнаружил на глубине пятидесяти метров подводную лодку, что шла полным ходом к нам навстречу. Да и то сплошное разочарование. Один за ход, шесть глубинных бомб, несколько столбов воды и расплывающееся масляное пятно, да «Глаз» показал, как разорванная пополам лодка опускается на дно. Тут неглубоко было, метров двести. Правда, когда големы выловили и подняли всплывшее тело, выяснилось, что почему-то оно было в форме немецкого моряка. Видать американцы не смогли удержать в тайне информацию о моём пребывании на острове.

Дальше нам никто не мешал, мы дошли до нужного острова, убедились, что деревни с жителями на месте, я спустился в лодку, убрал эсминец в баул, и направился берегу, где уже показались из воды големы. Когда я добрался до берега и големы спускали воздух из лодки, ко мне подошла процессия из двух вождей, третий не успел, его деревни были с другой стороны острова и он присоединился чуть позже.

Дальше операция товар-деньги прошла как по нотам. Я купил шесть девушек, купил в прямом смысле этого слова, отдав их родителям щедрые откупные, отчего другие туземцы сразу же стали предлагать мне других чад. Двенадцатилетними я не интересовался, хотя среди них встречались, приличные экземпляры, но детьми я действительно не интересовался, у меня свои моральные принципы. Брал пятнадцати и шестнадцати лет, тех, кто не успел выскочить замуж, были в моём вкусе и не тронуты.

После того как все договорённости были достигнуты, я стал разворачивать портал, прямо посередине улицы одной из деревень где и шли эти торги. Правда задержаться мне всё же пришлось, одна из девушек упав передо мной на колени что-то залепетала. Я её туземного наречия не знал, а обучить решил позже. Поэтому переводчиком выступил вождь этого племени, его то я обучил языку ещё когда жил на острове, чтобы вести торговлю. Он то и пояснил что девушка сирота, и просит взять с ней её младшую сестру, мол, иначе ей не выжить. Осмотрев тринадцатилетнюю пигалицу, что жалась к старшей сестре, решив, что в будущем та станет вполне ничего, я кивнул, пусть будет, подожду, пока не подрастёт.

Активировав портал, я проследил, как перешли големы, потом потянулись девушки с узелками в руках, то немногое что представляло для них ценность, ну и последним я, по-другому никак, портал переходил за мной следом.

В Мёртвом мире властвовала поздняя осень и, хотя в самой Башне было довольно тепло, девочки, на которых были только какие-то мелкие тряпки, что прикрывали самоё сокровенное и волнующие, начали мёрзнуть. Поэтому передав их на попечении тёти Дилы, та должна была расположить их в специальных комнатах для гарема, были тут и такие, законсервированные, но я их развернул, ну и приодеть, гардероб был, а я направился в сторону центра управления, нужно узнать, что там Полковник наработал. А потом эх, к святошам, начать святую войну.