Два с половиной года спустя. Неизвестный мир. Полевая дорога, что вилась по бескрайним просторам степей.

Что могла увидеть необычного тройка стервятников, которая сидела на ветке высохшего дерева и смотрела на одинокого путника, что бодрой походкой двигался по дороге? Чем он привлёк их внимание? Необычной одеждой явно не из этого мира или тем, что на ходу подкидывал и ловил за рукоять клинок со странно льдисто белым лезвием? Или тем, что он странно покачивал головой и невпопад напевая, делал во время движения танцевальные движения? Нет, их интересовало на это, а то, что над путником висело грозовое облачко и хорошо так защищало его от слепящих жарких лучей солнца. Облачко двигалось с той же скорость что и путник, или скорее на оборот, и тот оставался постоянно в тени.

Вот путник сошёл с дороги, взмахнул рукой, отчего стервятники, махая крыльями, начали подниматься ввысь, осмотрелся и, скинув одежду, встал в стороне и о чудо, облачко разродилось дождём, крепким мощным, отчего тот стал мыться, что-то напевая.

«Магия, это просто чудо» — в который раз подумал я, об этой простой истине обтираясь полотенцем. Кружившие надо мной птицы вроде стервятников, возмущенно каркали за то, что я согнал их с насиженного места, но где тут было вешать одежду? Только на сучья высохшего дерева, не на траву же бросать, тут всё пыльное. В такую жару душ это просто отлично.

Постелив полотенце на камень, я сел на него и приняв позу думающего человека весело осмотрелся. Был ли я рад? Да был, наконец-то эта гонка со временем закончена. Все дела решены, задачи поставлены и они выполняются, ну а мне можно прогуляться по другим мирам, найти свой родной я ещё не передумал, будучи уверен, что где-то он есть.

Месяц назад Генерал спросил, есть ли у меня цель в жизни. Этот, простой на первый взгляд, вопрос поставил меня в тупик. Желаний у меня много, но есть ли у меня действительно цель?

— Есть — кивнул я после трёхминутных раздумий. — Получить Мёртвый мир в собственность это не цель, это желание чем-то обладать, а цель у меня одна. Стать грандматером магии и меча.

— А ты разве им уже не являешься? Я не про мечи, ты пока средненький мастер меча, хотя и тренируешься очень усердно каждый день, я про магию.

— Я даже не архимаг, магистр в крайнем случае — грустно улыбнулся я. — Беру умениями, но у меня их пока очень мало.

— По меркам Тории ты можешь переплюнуть любого их грандмастера.

— Это фальшивки, а не грандмастера, сами знаете, что большая часть знаний утеряны. Нет, я настоящим грандмастером хочу стать, вот моя цель.

— А то, что ты между тренировками магией и с мечом, и опытами в лаборатории, по пять-шесть часов пропадаешь в своей библиотеке, это не считается?

— Считается, — кивнул я. — Но мне нужен практический опыт, сейчас багаж моих знаний перевалил ту грань, что я стал больше теоретиком, чем практиком, а это нужно менять, причём менять очень быстро. Практики живут дольше.

— И какие у тебя планы на ближайшее время?

— Запущу последние три комбината терроформирования и, пожалуй, продолжу путешествовать по мирам.

— А мы значит, тут останемся?

— Да, кто-то же должен следить за восстановлением планеты. А то год уже идут работы, а единственный пока успех это очистка неба от облаков, и акватории Чёрного моря, да и то, потому что я там искупаться захотел.

— Тогда оборудования было мало, да и работало всё процентов на двадцать от нынешнего, а сейчас за Сибирь взялись, за полгода частично очистим её и рассадим новые деревья. Эльфийская роща активно поставляет нам разнообразные семена. Недавно семена для выращивания берёзовых рощ получили.

— Это всё хорошо, что вы действуете по плану, но всё же я вас покину, планов у меня много, нужно их решить. Да к тому же хотелось бы, что бы тут были те на кого я могу положиться, и кто восстановит мою планету. Да, знаю, что сроки из-за ошибки в вычислениях увеличились и теперь на это понадобится порядка десяти лет, уже около девяти, однако раздвоиться я не могу, вот и возложил на вас восстановление планеты. Я смотрел, как вы работаете этот год, мне понравилось. Вполне не плохо. Так что я в вас уверен.

После того разговора я собирался пять недель и вот, наконец, попрощавшись со всеми, гарем за это время у меня увеличился до шестнадцати наложниц, отправился исследовать следующие миры. Первый мир был пуст на магию, вообще пуст, более того начал тянуть её из меня и пока накопители не разрядились я поспешил вернуться обратно, пометив координаты этого мира как запретные. Вторая попытка была более успешной, вышел я в степи этого мира, определил, что магические линии тут полны, я бы даже сказал, переполнены и «осмотревшись» с помощью «Глаза» стал искать поселения людей. То, что это не ещё одно отражение Земли, я уже понял, спутника в небе было два, а ночью выяснилось, что даже три.

Судя по виду вокруг, сейчас было конец лета, жара и засуха страшная, полыхни пожар и беды не миновать, а через шесть часов обнаружив тропу пересекающую степь, понял, что тут есть люди, и вот уже как сутки иду по этой тропе ни о чём не думая и радуюсь жизни. А жизнь прекрасна, я знаю это, уж поверьте мне.

Солнце начало припекать, поэтому махнув рукой, чтобы тучка снова навела на меня тень, сменил позу и, посмотрев вдаль задумался. Последние три года прошли для меня как калейдоскоп приключений и новых открытий. Мёртвый мир, Земля, где началась Отечественная война, подлый удар под дых с помощью плетения «Пророка» от которого избавился только чудом, такое же чудесное видение которое мне принесло столько открытий коих я не смог бы открыть лет за пять. Рост в магии и других умениях, обнаружение тех, кто меня действительно собрался убить, месть. Месть страшная и безжалостная что унесла жизни восемьсот шестьдесят трёх тысяч с мелочью людей носивших одеяния святош. Нет, демон тут не причём, я и тогда и сейчас считаю, что поступил правильно, врагов нужно уничтожать, а они реальные враги. Не все, процент от общего количества, остальные просто служки, но если уничтожать, так уничтожать. К тому же местному богу подгадил изрядно, лишив его поступления маны от верующих, на Тории было триста двенадцать алтарей. От больших, средних до малых. Разбили и уничтожили все, ну я ещё три десятка малых алтарей демонам Тории продал, можно сказать, ключи от двери, что вели в дом бога. Пусть повеселятся.

М-да, как-то я дёргано описывал всё, что происходило со мной эти годы, но в принципе я работал на себя, и работал так, что света белого невзвидел, на девушек время тратил только по часу утром, и полчаса вечером, но там я был никакой, ещё удивительного, что хватило сил пополнить ряды наложниц. С местью святошам я не шутил и довёл его до конца, головы инквизиторов ушли за неплохую цену демонам Мёртвого мира, что позволило мне накупить у них порядка трёх тысяч душ местных жителей. Большая часть уже работает не покладая рук операторами комбинатов, медленно восстанавливая ими же порушенную планету. Неделю назад я разорвал привязку демонов к этому миру, освободив его от их дистанционного контроля. Это дело было для меня новое и оказавшееся неимоверно сложным, думаю, если бы на планете не было так мало людей, всего два десятка, то у меня ничего бы не получилось, но мы все были из другого мира, так что смог я взломать и разорвать привязку. Теперь этот мир стал окончательно моим. С аборигенами я поступил, как и обещал, но эвакуировал не пять миллионов, а четыре с половиной, смертность действительно была нереально большая, так что многие не дождались нашей помощь и были они с территорий бывшей Америки, Европы, Англии и Австралии. Я этих оставил на последок и, не обращая внимания на умоляющие просьбы, преходящие в угрозы, было им чем потрясти пугая нас, делал работу. Сами начали эту войну, теперь не плачьте. Про каннибалов и других окончательно опустившихся я не вспоминал, ими Генерал занялся. Вылечить их не реально, там психика и мировоззрение нарушено, так что я решил не отправлять их на Торию и уж вычистить тут, и мы вычистили. В смысле зачистили.

Переселял индусов, китайцев, латиносов и негров, и только потом принялся за остальных. В общем, за год моя планета была полностью очищена от местных. За это время мной было собрано два десятка комбинатов терроформирования, это такие гондолы, летающие в сорока метрах над поверхностью и очищающие землю, были и высотные для городов и гор. Вон, чтобы сделать на месте Москвы чистые зеленеющие поля и протекающие там речушки с кристально чистой водой, работало восемь таких комбинатов и конца края этой работе невидно. Хотя дома, рассыпаясь в щебенку, уходили под землю и на том месте, где они стояли, укладывался чистый чернозём, где впоследствии будут зеленеть трава или расти, например, дубовая роща, но темп работы повысить не удавалось, накопители быстро разряжались, сутки работы, неделя на зарядку. Конечно, я установил двадцать три зарядные станции на разных континентах подсоединив их к самым мощным силовым магическим жгутам, но всё равно на каждой станции постоянно заряжалось по десятку гондол-комбинатов, пяток ещё рядом висело в ожидании своей очереди. Сделать было необходимо ещё пару десятков таких станции подзарядки, но у меня банально кончились материалы. Да-да, я даже местные использовал, те что в ювелирках и хранилищах Мёртвого мира хранились, а это порядка двадцати тонн, но всё это ушло на комбинаты, станции и другие дела. Сами комбинаты как я уже говорил, напоминали немного дирижабли в виде летающих венецианских гондол, в носу была будка, где сидел дух-оператор и находилось пятьдесят камней-накопителей, ещё около трёх тысяч были закреплены по всему корпусу и использовались для хранения разнообразных плетений. Да-да, на каждом комбинате было по три, а на некоторых и четыре тысячи заклинаний, иначе комбинаты не смогли бы работать. Понятное дело создание подобного монстра очень сложное дело и я бы в обычном порядке тратил только на одну машину около полугода. Но да здравствует конвейерная сборка и автоматические заводы, так что около сотни местных духов инженеров и слесарей, используя специальные строительные големы, строили мне каркасы гондол, устанавливали всё что нужно, а я лишь пакетно внедрял в драгоценные камни заклинания, привязывал духов-операторов к ним и после тестирования отправлял работать. Обычно просто сообщал, кто у оператора будет куратором из големов-военных и на каком континенте он будет работать, после чего тот отправлялся на место службы и сразу приступал к работе. Вот со станциями было тяжелее, именно ими я и занимался вплотную, каркасы собрали на автоматических заводах. Потом всё это перевозилось грузовым дирижаблем, в Мёртвом мире, который я назвал Раем их было пока три, на те места, где я указывал, производилась сборка, подсоединение к питающим магическим линиям и включались в работу. По минимуму их хватало, но именно что по минимуму. К сожалению, на станциях был самый большой отток камней, штук пятьдесят в неделю терялось. Осыпались они, не выдерживая большой поток энергии, что с помощью конвертера передавалось от жгутов в накопители комбинатов, даже магические предохранители не помогали. Если так дальше пойдёт то запасов камней хватит года на два, потом всё встанет, так что это была ещё одна из причин пуститься в путешествия, не только просто отдохнуть от того бешенного ритма, получить новые знания, но и пополнить запасы.

Самих комбинатов терроформирования я наделал даже больше чем рассчитывал, двести семьдесят три единицы. Около сотни работали по России, остальные на разных континентах. Когда с Россией будет закончено, то всю эту мощь перекинут на другие сложные участки, например в Америку и Канаду, где было множество заражённых земель и городов, сейчас там работало около сорока гондол. А потом чистка морей и океанов, это дело тоже не маловажное.

Естественно уничтожалось не всё, далеко не всё, мне было плевать на произведения искусств, но вот то, что могло пригодиться оставляли, это были замки, дома и другие одиночные строения, вроде красивейших поместий в Англии. Я их уже включил в свою собственность, облетел, почистил и отремонтировал, так что в каждом теперь было по духу-управляющему и стационарные накопители в подвалах. Всего таких домов в разных участках Рая было около сорока. А остальное под снос, мне нужна девственная планета её я и делал. Особняк с Тории я сверну и забрал с собой, мало ли пригодится, а вот башню оставил в Раю, теперь она стояла в центре Сибири в середине пока мёртвой тайги. Правда уже и не такой мёртвой, большая часть деревьев комбинаты переработали на удобрения и уже были высажены зёрна новых морозостойких деревьев, в основном хвойных пород. Короче, что тут раньше росло то и высадили. Так что там уже появились зелёные ростки и они тянулись к солнцу, впитывая тепло. Через пару лет там будет настоящий лес, дикий правда, священные деревья эльфов первые ростки дадут только лет через шесть, так что придётся подождать, а пока пускай растут, впитывают углекислый газ и пополняют атмосферу кислородом.

Генерал и часть его офицеров работали в штабе, на одном из этажей Башни, конечно, они не имели достаточного опыта восстановления планеты, но очень быстро его набирали. Например, уже знали, где нельзя выращивать лес, а где можно. А то пару раз ошиблись и мне пришлось выводить наверх воду и делать лесные озёра, чтобы было чем питать неправильно высаженные леса и рощи, но таких ошибок было всё меньше и меньше. Учились новому для себя делу, как я и говорил. Пятеро специализировались чисто над утилизированием оборудования и техники выселенных мной аборигенов. Корабли, машины, даже орбиты чистили и перерабатывали их на металл.

Первым восстановили один остров в районе Индии, где был приличный особняк. Солнце уже начало прилично жарить, отогревая планету, воды тут были чистые, деревья высажены и уже были в мой рост, так что я перевёз всех своих девушек сюда и перед отправлением оставил их на острове с немалыми запасами. Да и связь у них была с Генералом. Остров им понравился, так что они были довольны. Это не глухая Сибирь, где им пришлось прожить полтора года, тут на белоснежных песках пляжей можно понежиться, да и для жизни были все условия.

Особых ссор у моих женщин не было, Марта крепко держала их в кулаке. Марта — это та женщина, с которой я повеселился в Польше в последний раз. Слишком часто я её вспоминал, чтобы вот так вот забыть и через пару месяцев после создания гарема не выдержав, нашёл её в Мюнхене и сделал предложение, от которого она не смогла отказаться. Да и не отпускала она меня. Как увидела, бросилась в ноги, обняла и заплакала. Оказалось она уже полгода одна, муж не вернулся из той командировки. Погиб, вот она всё и ждала меня на той квартире, но месяц назад её покинула и переехала к родителям. В общем, она стала моей старшей наложницей. А причина такого её поведения и решения была проста, фригидная она была не получала удовольствия от отношений с мужчинами, а тут такой вулкан страстей с моим появлением, вот и получается я свёл её с ума, то есть поманил конфеткой и сбежал. Ух как она радовалась моему возвращению.

Потому же принципу набирал и остальных наложниц, что бы ух, от одного взгляда, от одного их движения со скрытой непроизвольной природной эротичности всё поднималось. Были такие женщины, что вроде по внешности так себе, а смотришь, глаз оторвать не можешь, флюиды мерещились. Таких я себе отбирал, даже что-то вроде хобби появилось, и это хобби я не бросал. Предпочитал, конечно, не тронутых, но таких мало попадалось, так что были и постарше меня, вроде Марты. Эх, целую последнюю неделю со всеми прощался, вымотавшись и эмоционально и физически, последнее сильнее. Боюсь я теперь на женщин ещё неделю не смогу смотреть, ну дня четыре точно… может быть.

В общем, прошли эти два года для меня очень сложно, хоть и интересно. Свой мир, который восстанавливается ударными темпами, раздача долгов с процентами, это я про святош, моё становление как мага с заметным ростом умений и знаний. Да эти годы для меня были очень актуальны и нужны, делал я всё для себя, всё для будущего благополучия, а теперь настало время для отдыха и путешествий. Этим я и занимался второй день и пока мне всё нравилось.

— О — пробормотал я. — Никак обоз идёт?

Визуально естественно видно не было, невысокий поросший кустарником холм скрывал, но в обход него, по этой не то тропе, не то дороге в мою сторону действительно двигалось нечто напоминающее обоз из десятка повозок. Правда, вот людей я там не обнаружил, был один, в клетке сидел, остальные типичные гоблины. Сами повозки и тягловая сила были обычными на вид. Волы да обозные огромные повозки на больших колёсах. Лошадей не видел, видимо они гоблинам были без нужды.

Рассеяв облако над собой, я быстро оделся, свежие трусы, синие джинсы, носки, белые фирменные кроссовки, белая футболка с мордой тигра впереди, кожаная чёрная жилетка со множеством карманов, да ковбойский белый стентен. Подняв большую спортивную сумку той же фирмы что и кроссовки, я повесил её на плечо и направился навстречу обозу, а то он что-то медленно двигался.

— О, как — пробормотал я, с интересом осматривая обоз.

Меня заметили сразу, тут дорога была видна на пару километров, поэтому обоз, обнаружив, что им на встречу энергично шагает неизвестный, встал, пяток гоблинов разбежалось, после чего с луками в руках залегли в траве и кустарнике. Остальные тоже заволновались и стали приглядываться, а когда один из них в более дорогой одежде, видимо старший, достал древнюю подзорную трубу и начал меня разглядывать, я только рассмеялся. Сканирование обоза показало, что в нём есть магические предметы, но сложены они в одном месте и под огромным замком, к тому же не в активированном состоянии. Хорошо, значит, маги тут есть, просто замечательно.

Только тот, кто сидел в клетке особо никак не показал свою заинтересованность. Поднял голову, осмотрелся и снова накрылся чем-то вроде куртки. Но зато это позволило мне его рассмотреть внимательнее. Я-то его за карлика принял, а там пацан сидел, лет двенадцати на вид.

— Пообщаемся — пробормотал я, формируя плетение паралича, оно было широкого спектра действия, не такое мощное, что я использую для точеных ударов, парализует их всех на два часа, но мне этого хватит с лихвой.

Чувствуя, как улыбка сползает с моего лица, я замедлил шаги, снова мысленно вернувшись на месяц назад. Тогда у нас произошёл с Генералом ещё один разговор и надо сказать, что он мне очень не понравился. Тот резал правду матку в глаза, я был в бешенстве и позволил себе некоторые резкие слова, но потом, после долгих раздумий, дней пять ходил, подошёл и извинился перед ним, сказав, что тот был прав. А Генерал сделал простой вывод, что я становлюсь настоящим магом. Не поняли да? В общем, раньше я был просто паренёк себе на уме, но из народа, он был для меня свой, ближе чем маги, и утопающему крестьянину я быстрее протянул бы руку помощи чем магу. А сейчас я стал другим, оскотинился, одним словом. Что те, что эти, для меня стали лишь инструментом, бездушным инструментом, а так нельзя, нужно вернуть всё на круги своя. Я человек, я из народа и отделятся от него, прикрываясь эфемерными причинами, не стоило. Генерал прав, если не изменить это я превращусь в бездушную машину для убийства. Именно тогда извинившись перед Генералом и повинив свою буйную голову, я и спросил у него совета, что делать в данной ситуации?

Тот думал недолго, видимо у него было решение данной задачи, и он размышлял, как мне её продать. Как оказалось, выход был, и выход придуман не Генералом, а магами Древних, у них тоже случались подобные проблемы, а это чревато было неприятностями. Ответ прост, мне нужно было уйти в народ и пожить среди простых людей некоторое время делая вид что я один из них, то есть не одарённый. Магию применять не рекомендуется, лучше о ней на тот промежуток времени вообще забыть. У тех, у кого эта проблема ещё не так сильна, им хватает пары месяцев, чтоб прийти в норму. Но вот мне, по мнению Генерала необходимо было около года вращаться среди простого люда. Дело вот осложнялось ещё тем, что я был мастером меча, вот это вот не очень хорошо и усложняло дело. Без разницы кем мне быть, устроюсь я в каком-нибудь из сёл помощником писаря, в городе рабочим, мастеровым на фабрике или подавальщиком в трактире, главное пообтереться среди простого люда, сбросить все те замашки, что я приобрёл за эти пару лет. Во времена Древних магов можно было встретить пожилого бродягу с посохом в руке и рванине который путешествовал по стране и это мог оказаться архимагом, и тогда это считалось нормально, маги не должны быть выше народа, не сильно выше. Кстати, на Земле когда работал на Сталина в виртуальном мире, у меня таких проблем не было, потому что я был тогда среди народа принявшего меня. Тут же стоит вспомнить про Академию, где я учился больше года, там как раз вот это проблемой не считают, и мне кажется, даже искусственно создают преграду между магами и простым народом, делая учеников кичащимися своими способностями высокомерными скотинами. Тут действительно другого слова не подберёшь, Генерал прав. Не все такими были, всё зависит от склада характера, но всё же были. Та же Люси, очень хорошая девушка и спокойно общалась как с народом, так и с магами, но ей это как целителю позволительно, другие были не такими.

Да, раз вспомнил о Люси, то стоит о ней рассказать. Мы всё же с ней встречались и она, выслушав меня с непроницаемым лицом, коротко отказалась покидать Торию. Она сообщила, что на целую область является единственным дипломированным целителем, и она не может бросить полтора миллиона человек. Как я её не уговаривал, она так и не согласилась, мелькнула мысль просто выкрасть её, но после короткого раздумья отбросил, не простит. Так мы и остались друзьями, которые очень-очень редко встречались.

Так неспешно шагая по дороге, я раздумывал. Путешествовал ведь я не только для отдыха, хотя это была и одна из главных причин, но и для другого. Мне нужен был отдых, просто прийти в себя, при возможности набрать драгоценных камней, причём как можно больше, мои станции пожирают их просто в огромных количествах, пожить, как советовал Генерал по методу Древних магов среди простого народу, открыть, можно сказать душу перед ним, ну и найти один металл. Мало ли повезёт? Гарем тоже пополнить было в моих планах, но в самом конце списка, не горит, мне и того что есть хватало. А про металл скажу так, боги ещё когда брали под контроль планету с помощью святош что им подчинялись, находили его и уничтожали. Уничтожить его очень трудно, практически невозможно, поэтому его топили или закапывали очень глубоко под землю, но всё же предпочитали топить. Именно этот металл мне и был нужен, он был единственным магическим природным металлом, с помощью которого можно убить бога. Назывался он Гионт, и боги даже название вслух не любили произносить. Так что я искал также и его, он действительно был очень редок. На одной планете могло быть не более десятка килограмм булыжниками размером с кулак. Но требуется ещё сделать из него оружия, а при том, что он ещё и «усыхает» от этого на двадцать пять процентов, нужно его довольно приличное количество. Добуду, выкую, благо теорию знал, и уже буду разговаривать на равных с богами, а то постоянно пугают сволочи, что раздавят меня как клопа, посмотрим кто кого.

Что-то я ушёл слишком глубоко в свои мысли. Обоз уже был близок, до первой повозки осталось порядка двухсот метров, когда гоблины начали действовать и я, выйдя из раздумий, легко уклонился он пяти стрел что летели мне прямо в грудь, а одну так вообще перехватив свободной рукой и крутя её пальцами, даже не замедлил шага. Защита у меня была из амулетов, но пока не задействована, в смысле не отключена, а стрелы не достигли той зоны, где она срабатывала.

Следующий залп снова прошёл мимо, но одна из стрел коснулась защитного поля и отрикошетила от него в сторону, это вызвало какое-то странное оживление среди гоблинов, кажется даже испуганное. Вот третьего залпа я ожидать не стал, а бросил на лучников узконаправленные плетения паралича и те повалились на траву, а то уже в полный рост стоят и готовятся стрелять, выпуская со всей возможной скоростью стрелу за стрелой. Я не любил когда меня пытаются убить.

Вот это вызвало ещё более странную реакцию, чем я ожидал, с испуганными воплями гоблины, побросав всё что можно, стали разбегаться в разные стороны. В разные, но в мою никто не побежал.

— Чего это они? — удивился я странной реакцией местных, однако всё же поспешил накрыть всех параличом, пока они не вышли за зону его действия.

Оставив аборигенов валяться кто где в траве, я задумчиво прошёл мимо флегматичных быков первой повозки направляясь к шестой от начала где и виднелась клетка с пленником. Вот он как раз оживился и, держась обеими руками за прутья решётки, пытался разглядеть что происходит, но меня от него закрывал край полога. Чуть позже он заметил мою тень на земле, что неторопливо приближалась к повозке, и отпрыгнул вглубь клетки, но всё же поглядывал с надеждой. Когда я появился в прямой видимости, и он опознал во мне соплеменника, то радостно и быстро что-то затараторил на своём языке.

— Не понимаю я тебя — ответил я.

Мальчишка удивлённо прислушался к моему голосу, явно пытаясь понять, на каком языке я говорю, но позже снова затараторил. Правда недолго, умный, быстро сообразил, что я не понимаю и грустно замолчал, но потом оживился, указал на дверку клетки и на свой рот. Вот это уже было понятно, выйти хочет и поесть.

Только тут я рассмотрел странный чёрный кожаный ошейник на его шее с серебристыми письменами на нём, да и аура у паренька тоже была странной. Присмотревшись истинным зрением, у меня от удивления взлетели брови на лоб. Парнишка оказался необученным инициированным одарённым с блокированными немногими умениями. Ошейник их блокировал. Вот эта информация уже была интересна для анализа, но сначала нужно пообщаться с ним самим и снять, наконец, этот ошейник.

Подойдя к дверце, я осмотрел прутья, сделанные из какого-то дерева, и замок, вот тот был железный. Искать ключ не хотелось, как и демонстрировать свои возможности в магии, похоже к одарённым в этом мире относятся несколько предвзято, я ухватился руками за прутья и стал их раздвигать. Пришлось приложить изрядно усилий моих натренированных мышц, чтобы те затрещали и язычок замка выскочил из паза, позволив мне распахнуть дверцу и приглашающе махнуть рукой, указывая на свободу. Мальчика смело покинул клетку но убежать не успел, я перехватив его схватив за плечо и нагнувшись, тот был на две головы ниже меня, стал рассматривать ошейник истинным зрением. Надо сказать тот поразил меня замысловатостью плетения, очень сильно поразил. Работал поменьше мере магистр магии или я что-то не понимаю. Может тут своя линейка магических званий, но по моим прикидкам работал именно магистр.

Парнишка терпеливо стоял в течение двадцати минут пока я изучал его ошейник, только изредка отхлёбывал воды из фляги, что я ему дал, удивляясь тому, что выдал уже литр, а та всё не кончается, хотя по объёму ёмкость литровая. Ещё бы, я теперь и фляги объёмными делать научился, там кубов десять было, чистой родниковой воды Рая, обопьешься.

Найдя, как деактивируется плетение ошейника, видимо гоблины пользовались амулетами, я коснулся пальцами определенных точек на ошейнике и тот открылся, небольшой змеёй упав мне на руку. Осмотрев его, я убрал ошейник в пространственную сумку, потом изучу его. Мальчишка, как только ошейник открылся, отпрыгнул в сторону, но тут же повалился на землю, когда его накрыло заклинание паралича. Мне ещё язык местный выучить нужно, вряд ли парень согласиться добровольно помочь мне. Может и согласиться, но долго уговаривать мне его просто было лень.

Собрав конструкцию по скачиванию памяти, я поместил голову парнишки внутрь и стал терпеливо ждать. Разве что только поднял флягу, из которой вылилось литров пять воды, и убрал обратно во внутренний карман.

Наконец скачивание памяти закончилось, о чём явно намекали сверкающие драгоценные камни конструкции, и я стал просматривать, что мне пригодится, а что нет. Жизнь парня ушла под удаление, нечего бесполезной информацией мозг перегружать, оставил только язык. Это у меня не первый мир и не последний, часто использование такого вот обучения плохо влияло на кору головного мозга. Язык нужен, это без сомнений, а всё остальное я получу от мальчишки, выслушав его. Хватит и простого обрисовывания ситуации и краткого перечня государств с ближайшими городами. Мне особо ничего больше и не надо. Сокровищницы я и сам найду.

Пока все были без сознания, я перекинул знания местного языка на амулет и остановил тот у самого своего лба. А тот ли я язык собираюсь выучить? Это не Тория, где на всю планету одни язык, да, с разными акцентами, но один. Задумавшись на миг, я слез с задка повозки, где стояла клетка, не хотелось при обучении языка валится на пыльную землю, подошёл к парнишке и, достав амулет со знаниями русского языка, коснулся его лба. После чего достал амулет снятия паралича и тоже коснулся лба. Парнишке ещё минут десять валялся, поэтому я с интересом стал осматривать повозки, изучая груз и начал с сундучка, что несильно фонил магией.

Тот был заперт на обычный навесной запор, достав из-подмышечной кобуры «Грач» я двумя выстрелами сбил его. Хлопнуло не громко, на ствол был навинчен глушитель, разве что взвизгнул рикошет, но замок я всё же сбил.

— Что тут у нас? — пробормотал я и из трёх оббитых материй отделений стал доставать разнообразные поделки местных магов. Некоторые вызывали у меня лишь улыбку, своей наивностью что ли? Другие заставляли серьёзно хмуриться, когда я не понимал их предназначение. Но всё же изучение дало мне ещё одну зацепку, все простенькие амулеты были свежего создания, а серьёзные старые, это было видно, каждому лет по сто не меньше. Как бы то ни было, изучив три десятка амулетов и артефактов, я убрал их в сундучок, а тот сунул в пространственную сумку.

Закончив с амулетами, я вернулся к повозке с клеткой, парнишка как раз завозился на дороге и, морщась, тёр лоб.

— Болит? — спросил я у него.

— Да — машинально ответив, кивнул тот и замер, сообразив, что ответил на незнакомом ему ранее языке.

— Я обучил тебя своему языку. Пить ещё хочешь?

— Пить нет, наоборот хочу.

Пока парень с кряхтением вставал и отливал на одно из колёс повозки, я с интересом поглядывал на небо, там кружили местные стервятники и, судя по тому, как приближалось множество точек, скоро их тут много будет.

— Пришёл в себя? — поинтересовался я, когда тот закончил.

— Немного.

— Говорить можешь?

— Да… вы кто?

— Просто путешественник — отмахнулся я. — Объясни мне, что у вас тут происходит и почему тебя везли в клетке?

— Я Проклятый — пожал тот плечами, и также залезая и свешивая ноги с задка повозки. Тут был полог и он защищал нас от слепящих лучей солнца, разве что сел он подальше от меня, с другой стороны.

— Что за чушь? — удивился я. — Я тебя правильно понял, что всех кто имеет магические способности, считают Проклятыми?

— Это проклятие богов и не нам судить их — вздохнув, кивнул парнишка.

Несколько секунд я смотрел на мальчишку и, откинувшись назад заржал, по-другому мой смех не назвать. Там было и искреннее веселье, и издевательство над местными, и над всей этой ситуацией в кубе.

— Насмешил так насмешил — вытирая слёзы, пробормотал я, но заметив, как тот насуплено на меня смотрит, спросил. — Тебя кто инициировал?

— Чего?

— Дар кто пробудил?

— Это случайно вышло, в храме господнем.

— О как? Интересно — по-настоящему заинтересовался я. Информации уже было достаточно для краткого анализа и честно говоря, она меня не радовала, похоже тут все свихнулись на охоте на одарённых, но всё же нужно получить больше информации. Правы маги, никто не любит тех, кто имеет умения мага, значит, он более совершенен в глазах простого народа.

Устроившись поудобнее я приступил к опросу. Чем больше я слушал, тем шире на моё лицо наползала улыбка или наоборот тем более я хмурился, зависло от информации. Улыбался той наивности, что известно об одарённых, хмурился тому, как тут жили. За час парень вполне неплохо ввёл меня в курс местной жизни. По первому, я правильно сделал, что не учил государственный язык местного государства. Паренёк был из приграничной деревушки, и там было своё наречье и говор, меня бы сразу приняли за дерёвню. К тому же он не умел ни писать, ни читать. Поищем донора позже, в столице.

Так вот, тут история повторяла в чём-то Торию, правда уж не знаю чем так одарённые обидели местного божка, но не виданное дело, он сам спустился на планету и дал задание своим пастырям, уничтожить магию как таковую. Двести лет гремела война между святым воинством и магами, народ был за святош, так что конец был предрешён, как не оттягивали его маги. Вот уже как более ста лет на Элио, так назывался этот мир, была тишина и благодать. Ещё находились одарённые, в основном не обученные, редко встречались те, кто что-то зал. Их отлавливали охотники за головами и продавали святошам, те давали хорошую цену. Мика, так звали мальчишку, поймали в столице, куда он прибыл с отцом, старостой деревни, по какой-то их надобности, вроде просить, чтобы налог уменьшили. Там они зашли в главный храм помолиться и неожиданно Мика схватили два священника и, не обращая на вопли отца внимания, потащили за алтарь. Потом он сидел несколько часов в камере, и вот в этой клетке его отправили с попутным транспортом в один из монастырей. Сперва одним обозом, причём довольно быстро, а на границе передали уже гоблинам, всё равно те шли в нужную сторону. Те оказались торговцы и подрабатывали охотниками за головами. Так-то таких одарённых сжигали, но тут почему-то отправили в монастырь, Мик философски вспоминал, как его везли в открытой телеге по столице и народ забрасывал его камнями, гнилыми фруктами и другими нелицеприятными предметами, главное жив.

Понимающе кивнув, я ещё раз бросил взгляд на ауру Мика, четвёртый уровень Дара, таким потенциалам не разбрасываться, в этом я понимал святош. Скорее всего, ему задурят в монастыре голову и сделают одним из паладинов. О них Мик говорил, понижая голос и испуганно оглядываясь. Это были элитные воины святош, очень серьёзные бойцы умеющие призывать силу своего бога, чтобы с помощью неё уничтожить врагов в сложной ситуации. Эта информация вызвала у меня лишь презрительное хмыканье. Знаю я, что они вызывают. Всего воинство святош подразделяются на три категории, паладины, самые сильные бойцы, святые рыцари, в основном из дворян, что дали обет безбрачия и клялись верно служить церкви, ну и обычные войсковые подразделения. Они патрулируют города и выезжают на захват особо опасных одарённых вроде Мика. Ну и остальные святоши, что ведут службы в храмах. Святош я не любил ещё по Тории, так что эта нелюбовь, и это ещё слабо сказано, перекинулась на местных. Похоже святоши Тории по сравнению с местными свитый агнецы.

Теперь по местной жизни и географии континента. Раньше было их шесть, но с двумя связь оборвалась после войны с магами, все разведывательные партии на кораблях не возвращались, так что победители жили на четырёх континентах и десятках островах поменьше и были этому рады, а что творится на остальных землях, их не особо волновало. Мы находились на самом большом континенте Элио, под названием Широна, где располагалось около десятка государств и мелких независимых баронств. Церковь имела карающую руку, как вы понимаете, везде. Так вот ближайшее государство, причём самое крупное на континенте было королевство Белора, но мы находились на территориях герцогства Кисаб, куда и везли Мика. Большая часть герцогства покрывают вот такие вот пустыне незаселённые земли, но всё же треть из них довольно густонаселены, там же и находился монастырь, рядом со столицей. Границу с королевством караван пересёк вчера днём, так что тут получается не так и далеко. Вот само королевство, да и ряд соседних стран, куда расползлась за последние десять лет эта чума, мне не нравилась, вернее образ жизни. Рыба гниёт с головы и, слушая Мика, я понимал это со всей большей отчётливостью.

Как бы попроще объяснить пристрастия короля? Хм, скажу прямо, на женщин он не смотрел, мальчиков любил и сейчас у него гарем в двести голов. Каково а?

Когда он взошёл на престол двадцать лет назад, то это королевство получил процветающее и вполне благополучное. Как же это надо постараться, чтобы за это время так извратить его? Король оказался хорошим политиком и психологом. Сперва исподволь он стал вкладывать в умы людей, что однополые отношения это нормально, хотя сам чуть позже женился, это был брак по расчёту, и даже у него родилась дочь, но послухам он с ними не особо любит общаться. В общем, за пять лет таких мелких влияний на умы населения, и уже большая часть дворян обзавелись гаремами по примеру короля, педофилия в королевстве стало нормальным явлением, детская проституция цвела буйным цветом. Сперва в королевстве, потом и по остальным государствам, извращенцев хватало во всех государствах, и они являлись активными распространителями этой заразы. Хотя конечно нормальных людей кто не одобрительно или с брезгливостью за этим наблюдал, всё же хватало и их было больше половины населения. Ненамного, но больше. Тот же Мик был нормальным пацаном, вырос в такой же нормально семье, и с нервным смешком пояснил, что больше всего он испугался, когда я наложил на него паралич, что воспользуюсь его беспомощность. Мол, к нему уже не раз обращались односельчане, предлагая за неплохую плату разделить постель с ними. Чума и до деревень доползла.

Вот такую информацию выдал мне Мик, конечно неполную, что деревенский мог знать, но хоть прояснил некоторые моменты. Хлопнул по коленям, я слез с повозки и немного походив, разогревая затёкшие ноги, спросил:

— У тебя какие планы?

— Домой побыстрее вернуться. Если в семье есть один одарённый, может ещё быть. Наверняка святых рыцарей послали забрать всех моих братьев и сестёр и проверить их. Батя может не успеть их спрятать, а мне тут недалеко.

— Твоё село рядом?

— Да, я тут же бывал, места знакомые. В дне пути моя деревня, вон там — указал он рукой.

Покосившись на бескрайний горизонт, в степи даже трава не колыхалась, такая безветренная жара тут стояла, я спросил:

— Потом что планируешь делать?

— Как батя скажет — пожав плечами, активно зачесал тот затылок. — Наверное, новые земли пойдём искать, где устроимся. В деревне нам жить не дадут.

— Ну удачи тогда — кивнул я.

Была у меня мысль переселить семью парня в Рай, но там терроформирование только началось, некуда их селить и выдавать земли. Может быть чуть позже, года через два? Посмотрим. Однако всё же метку на парня я наложил, чтобы найти его чуть позже. Вдруг планы у меня насчёт него и его немаленькой семьи изменяться? Может среди его пяти сестёр и шести братьев действительно есть ещё одарённые? О Тории я даже не думал, слишком жирный кусок для магов Академий, обойдутся. С другой стороны затравят его тут и его семью… Хм, похоже всё же придётся отправлять его на Торию. Нормальные люди, это видно, не стоит им жить тут с местными подобными гнилыми законами.

Дальше мы занялись делом, гоблинов я без жалости стал уничтожать. Поднял брошенное копьё у повозки и, обходя все тела, просто пробивал грудь, пронзая сердца. Вот до главы обоза дойти не успел, Мик снял нож с пояса одного из гоблинов и долго возился с ним. Когда я подошёл то показал мне ампутированное мужское достоинство гоблина, судя по злой улыбке мальчишки, тот позволил себе проявить в сторону мальчишки больше внимания, чем требуется. Чуть позже Мик подтвердил моё предположение о насилии со стороны гоблина. Я его даже добивать не стал, сам кровью истёк. Разве что снял с него десяток предметов, включая амулет, что отпирал и запирал ошейник Мика, ну и полный кошелёк с местными монетами естественно. Курс я узнал у Мика, примерный. Тот монеты всего один раз вы жизни в руках держал, но и это хлеб. Перед расставанием я посоветовал парню вернуться сюда, проехать по тропе до высохшего дерева, где у меня была метка, и подождать там меня. Если в течение недели я не появлюсь, они могут следовать дальше, но если появлюсь, то отправлю в такие земли, где одарённых не загоняют как бешеных слов. Парень кивнул, он услышал мой совет.

Потом мы коротко попрощались. Мик серьёзно торопился, он на одной из повозок, куда отобрал самые ценные трофеи, отправился в село напрямую, проигнорировав тропу, а я, развернув ещё одну повозку, груз в гоблинов был из мануфактуры, которой так славилось королевство, и с удобством устроившись на тюках материй, направился в сторону королевства. Оно тут было самым крупным, значит и сокровищница у короля очень приличная. Хотелось бы в ней побывать, да и с королём пообщаться. Например, забить ему в задницу его скипетр, навершием вперёд и посмотреть, как тот корчится на таком своеобразном колу. Ха! Встретимся ещё недоносок, ещё как встретимся.

О телах гоблинов я не беспокоился, Мик их уже обыскал и с моего разрешения прибрал все трофеи себе, о них позаботятся стервятники, а обоз отправился дальше. Для этого я всего лишь стегнул волов первой повозка, остальные пошли следом. И забравшись в тут повозку, которую выбрал для себя, я покатил к границе. Лучше плохо ехать, чем хорошо идти. Конечно, под матерчатым пологом было жарко и плетения на одежде еле справлялись с терморегуляцией, но мне вполне было комфортно.

Повозка Мика ещё не скрылась за горизонтом и маячила тёмным пятном, когда я достал плеер и, встав в уши наушники, стал в такт движению и музыки покачивать головой, изредка напевая.

Границу я пересёк вполне благополучно. Просто съехал с тропы, когда впереди показался характерный холм объехал его далеко стороной, за ним там находился пропускной пункт, и благополучно миновав патрули, пересёк границу, вернувшись чуть позже на тропу. Всё это заняло у меня порядка трёх дней, и катил я теперь по более обжитым землям, встречались обработанные поля и даже деревни. Вот в одно из таких сёл, где виднелась колокольня местного храма, я и въехал. Аура у меня была обычного человека, так что не думаю, что меня раскусят. Конечно, были тут амулеты распознающие одарённых, вернее чувствующих применение магии, я снял такой с тела хозяина обоза, именно так они засекли что я магичу и начали разбегаться с криками. Сейчас-то понятно, что они кричали о Проклятом, но тогда я не понимал, хотя в принципе и сейчас не понимал, не знал пока их языка.

Причина чтобы въехать в село, была банальна, мне просто надоело двигаться на этом очень медлительном транспортном средстве, а лошади тут были, я не раз встречал верховых и повозки запряженные ими. Вот и хотел провести алаверды. Понятно, что сперва нужно выучить язык, но я надеялся, что в селе есть хоть один дворянин, по виду оно было зажиточным, и тот поделится со мной своими знаниями. Дворяне априори говорили чисто, умели писать и читать. Большего мне чтобы вжиться в местную жизнь было и не нужно.

Въехав на околицу, я снова стегнул волов по спине, что-то те гады начали замедлять ход, но ничего, пару ударов палкой с шипом на конце по крупам и они снова потащили повозку дальше. К ближайшему колодцу, у которого играла стайка детишек.

К моему удивлению учить язык не понадобилось, да и не оказалось тут дворян, ни одного не нашёл, поэтому на пальцах пообщавшись со старостой, прикинулся я немым, и произвёл обмен. Мне обычную телегу, но крепкую, специально осмотрел и молодого коня. Староста с горящими глазами произвёл обмен, отдав своё транспортное средств и закатив во двор повозку с грузом, быстро попрощался. Похоже, он обманул меня раза так в пять, а может и все десять, но мне было плевать, я получил то, что хотел. Староста был так рад, что даже не поинтересовался историей этого груза, хотя по его глазам было видно, что повозка ему знакома, точно обоз мимо проходил. Может тут где рядом и на ночёвку вставал.

На выезде я остановился у копны свежего сена и, выдрав пару тройку тюков, бросил в телегу, а то там тонкая прослойка, лежать неудобно, а сейчас как король на ложе расположился, и лениво управляя телегой, покатил дальше. Всё же староста меня не разочаровал, где-то километра через три, всё же телега двигалась куда быстрее повозки, когда я въехал под тень огромного леса, меня догнал военный патруль и окружил, гарцуя на конях.

Что говорил один из конников, я не понял, поэтому только с усмешкой наблюдал за всеми его попытками. Наконец трое покинули сёдла, двое остались сидеть на конях, и направились ко мне. Один ухватил коня под узду, но тут же осел с дыркой в глазу. Негромко хлопая, пистолет выбрасывал гильзу за гильзой и дёргался у меня в руке от каждого выстрела. «Грач» с глушителем — это вещь. Проведя контроль, я оттащил пару трупов в сторону, осмотрел пояса, кроме тощих кошельков ничего, а дрянное оружие меня не заинтересовало, сдёрнул с пальца старшего кольцо с крупным драгоценным камнем, вернулся к телеге и покатил дальше. Забрать одного из верховых коней мне даже в голову не пришло. На конях стояло клеймо, к тому же в седле не развалишься, как я сейчас в телеге лежу. А так я не особо торопился. До столицы две недели пути, доберусь как-нибудь.

Следующие три часа до самой темноты меня так никто и не побеспокоил, хотя как встречных так и попутных телег, карет, повозки и верховых хватало, да и пеших было, но, похоже, просто местные между населёнными пунктами перемещались, да бродяги попадались, но их почему-то паломниками обзывали.

Лес был огромным, полдня по тракту двигаюсь, что его пресекал и конца краю не видать, поэтому, когда начала сгущаться темнота свернул с дороги на крохотную поляну. Судя по следам и старым кострищам, я тут не первый кто решил заночевать. Подвесив над небольшим костерком котелок с водой и пока она закипала, обиходил коня, стреножив его и пустив пастись. После этого попил крепкого сладкого чая с пирогами, похлёбку мне лень было варить, настроения не было, и только потом я поставил на поляне метку и перешёл в степь, к дереву, где договорился встретиться с Миком.

К моему удивлению там был целый табор. С помощью плетения «Глаза» я обнаружил даже те повозки с волами, от которых избавился, видимо рачительные крестьяне их нашли и прибрали к рукам. Народу хватало, быстро пересчитав, я определил, что тут было порядка ста человек. Это впечатляло, видимо Мик смог уговорить родственников и, похоже, соседей перебраться на новые земли. Сам он сидел по правую руку от кряжистого мужика, похожим на него лицом, ну или наоборот, неважно, и ел из тарелки суп. Женщины питались отдельно. Заметив в стороне раненых, их было пять человек, я понял, что переселение у крестьян вышло не таким и благополучным.

Пройдя мимо часового, тот хоть и бдил но засечь меня не смог, я вышел прямо к одному из четверых костров. Теперь понятно, куда дерево делось.

— Привет Мик — поздоровался я.

Моё появление вызвало ожидаемую заинтересованную реакцию со стороны будущих переселенцев. На град их вопросов я только усмехался, пока Мик не пояснил, что я их не понимаю, вот и пришлось ему выступать переводчиком. За десять минут я пояснил внимательно слушавшим крестьянам, куда их отправляю, что за мир эта Тория и дал возможность выбора. Или отправляю в Ханство, там проблем с землями нет, и крестьян в принципе ценят, или в империю Сауд, где как раз из-за наплыва по моей вине большого количества переселенцев, со свободной землёй могут возникнуть проблемы. Те всё же выбрали Сауд.

Пояснив, что они могут забрать с собой только то, что унесут на себе и лошадей без повозок, даже часть быков, тех что потощее, велел собираться, у меня не было времени миндальничать. Пока в лагере царил деловитый переполох, староста, отец Мики отлично командовал, я прошёл к раненым и за пять минут излечил их, что стало шоком для всех крестьян, кстати, Мик пояснил мне, что у них там произошло. Отца его задержали на кроткое время, отчего он не успел, но успел Мик и поднял часть родственников для защиты, и те просто встретили двух рыцарей и десять солдат поддержки на окраине и, сбив оглоблями с лошадей банально забили. Конечно не без потерь, трое убитых мужчин и пятеро раненых, вот итог той схватки. Потом прибыл староста и развил бурную деятельность, отчего часть семейств покинуло село и ушло в герцогство. Ну тут понятно, те у кого были лошади, верхом по наводке Мика догнали обоз, он недалеко ушёл и организовали лагерь у дерева, где находились уже вторые сутки. Если бы я не пришёл сегодня, завтра в обед они бы отправились дальше. И вода подходила к концу и по следам их телег могли нагрянуть войсковые подразделения святош. За своих они мстили особо жестоко. Вот такие дела.

Помог я не только с ранеными, обучил основному языку Тории сразу двадцать человек, включая старосту и Мика. Учил по серьёзному, со знанием грамотности. Потом дело пошло быстрее. Засветился портал перехода и первым шагнул через арку нагруженный до того что подгибались ноги, отец Мика, потом он сам с лошадью на поводу в одной руке и нёс младшую сестрёнку другой. Лошадь тоже хорошо так нагрузили, ну за ними следом и остальные потянулись, крепко прижимая к себе детей или вещи. Двадцать минут и у пенька дерева никого не сталось, только пяток волов, да брошенные телеги. Они меня не интересовали, тем более волов отпустили на волю, поэтому я разобрал портал и, убрав его в сумку, перешёл-телепортировался на место своей стоянки.

— Оп-па — пробормотал я, наблюдая за тем как хозяйничают в моём лагере неизвестные. — Вы ещё кто такие?!

Вопрос не был праздный, один швырялся в телеге, разбрасывая так удобно примятое моей спиной сено, второй осматривал зубы коня, а третий самый наглый, стоял у слегка дымившегося костерка и прямо через край, покряхтывая от удовольствия, пил через горлышко мой чай. Я, значит, оставил его на потом, решив перед сном ещё попить, а тут какая-то наглая морда бороду в котелке мочит. Троих я описал, ещё пятеро заводило на мою поляну четыре тяжелогружёные подводы. Причём возниц было четыре, пятый в кольчуге и с мечом на поясе явно являлся охранником, да и тот, что сено в телеге ворошил, тоже был в броне, а вот тот, что лошадь осматривал, больше на приказчика смахивал. Бородач явно владелец обоза, так что становилось понятно, что небольшой обоз с такой же небольшой охраной двигался по королевскому тракту в сторону ближайшего городка, где скоро будет Ярмарка. Сам городок остался сбоку от моего движения, когда я ещё с помощью волов передвигался, а про Ярмарку от Мика услышал, ещё, когда познакомился с ним.

Мой озадаченный вопрос вызвал переполох у неизвестных, они вдруг обнаружили, что я стою у бревна, что тут использую как скамейку, всего в трёх метрах от бородача и возмущён до глубины души их появлением и тем как они нагло хозяйничают.

— Воров надо учить — ответил я, вытаскивая из кобуры оружие, не обращая внимания на то, что бородач что-то говорит. Извинений в его голосе я не слышал, так что сам виноват, мог и мимо проехать. — Не понимаю я вас.

Пистолет негромко щёлкнул и голова хозяина обоза буквально лопнула, после чего я перевёл оружие на приказчика и дважды нажал на спуск, после второго выстрела пуля видимо попала в кость того отбросило и покатило по земле метра три. Следующим был охранник у телеги, что уже бежал ко мне, вытаскивая на ходу меч из ножен. Шустрый. Его я остановил тремя пулями. Всё, ближние цели зачищены, осталось пятеро, и я направился в сторону возничих и второго охранника, меняя на ходу магазин.

Отбив тыльной стороной ладони метательный нож в сторону, второй охранник постарался и уже готовил второй, я вскинул оружие и произвёл быструю серию, уничтожая захватчиков. Воров я не любил, особенно тех, что пытаются ограбить меня, на остальных внимания не обращал. Магию я не использовал, уже убедился, что сканирующие-амулеты тут есть у каждого второго, лучше пока пользоваться оружием из Мёртвого мира, и проще и не так заметно.

Незнакомые с современным оружием захватчики даже не думали прятаться, лишь последний, когда попадали его товарищи, рванул к ближайшим деревьям но, получив в спину две пули упал, не добежав до спасительных деревьев метра три.

— Поживи у простых люде-е-ей, измени-и-и себя, приди в но-о-орму — ворчал я, вспоминая слова Генерала. — Как тут в норму придёшь, когда бесят уроды всякие?.. Нет, язык местный всё же надо учить, хоть узнал бы, что эти говорили, как оправдывались. Сегодня за день я десяток карет видел, половину с гербами, завтра нужно перехватить ту, где охраны побольше. Значит там повыше сословно дворянин и скачать у него знания. М-да, где-то так.

Утащив все трупы на опушку, чтобы не смердели рядом с моей «кроватью», проходя мимо повозок, я остановился и задумчиво окинул их взглядом. Тягловой силой тут использовали волов, по два на повозку вполне хватало для тяжёлого груза, а вот что в самих повозках? В одной привычные тюки с материей, в другой железный инструмент вроде плугов, лопат и ещё чего-то, чего я не понял, вот в третьей повозке откинув полог, я только хмыкнул, разглядывая груз. Там сидели дети в цепях. Не то чтобы я не знал этого, просканировал все повозки, да и звяканье оков слышал, а так визуально видел двух девушек, из тех, что стоят дорого, красивых в смысле, и трое мальчишек, мало чем уступающим девчатам. Понятно, товар в повозке находился, причём дорогой товар. Прямо внутри была параша и ведро с чистой водой, следили за ними. Сомнения в ликвидации торговцев и их охраны теперь не было, за дело получили, причём сразу за два. За детей и за попытку кражи.

Вот сами дети смотрели на меня с немалым ужасом, ещё бы у меня над головой висел магический светляк, освещая всё, что было рядом. Они сразу поняли, что я маг, кто ещё может пользоваться магией? Правда, таких как я, тут называли немного по-другому, но я не в претензии, это даже страшнее.

Присмотревшись, я понял, что кандалы на детях скорее декоративные, хоть и железные цепи, но вот сами оковы внутри оббиты чем-то вроде бархата, чтобы на руках детей не осталось следов. В принципе хорошая задумка, везут их в цепях, показывая, что они никто, давая свыкнуться с этой мыслью, а тут их покупают новый хозяева, дают им свободу, что заметно располагает к ним, и позволяет им манипулировать сознанием детей. Много-то им не надо, поманили конфеткой и добрым словом, а вот что ночью происходит это же личное дело их владельцев. Уроды одним словом.

Махнув рукой, я жестом указал на выход, мол, выбирайтесь. Те послушались, осторожно, испуганно на меня поглядывая, стали по очереди слезать с повозки. Первым был парнишка лет двенадцати на вид, с него-то я первым и снял оковы. Даже ключей искать не пришлось, просто сломал их пальцами. Действительно чисто декоративная штука, остальные уже осмелели и сами подставляли руки, чтобы я снял с них оковы. Вот дальше, по их мнению, я повёл себя странно, указал в сторону тракта и, оставив у повозки, направился к следующей, четвёртой.

В это повозке была химия и разные поделки, мыло, что-то вроде шампуней, духи, скобяные изделия, швейные и остальная мелочь. Многое меня заинтересовало, поэтому я решил прибрать три повозки из четырёх, если что, продам их тут, в этом мире. Достав один из баулов, я заставил волов идти задом, загоняя нужные повозки в него, вход был большой как у гаража для грузовиков, потом обрубал постромки и гнал их подальше. Тридцать минут работы, баул с грузом отправлен в пространственную сумку, а я, оставив шокированных зрелищем детей на опушке, они даже не подозревали, что в двадцати метрах от них кучей лежат восемь тел, вернулся к костерку, помыл котелок и, забравшись в телегу спокойно уснул. Волы что разбрелись по поляне, меня не беспокоили, лошадь моя как стояла стреноженная, так и стоит, «Глаз» поднят в небо и наблюдает за поляной, если что разбудит, а до остального мне дела не было. Дети пусть сами о себе позаботиться. Освободил и будя. Вон, девка там в самом соку, пятнадцать лет ей уже, судя по ауре, взрослая она почти, пусть берёт командование в свои руки. Засыпая я улыбнулся. Дети не ушли, а забрались в повозку и там переночевали.

Утром я хмурый, надо было подольше поспать, но эти мелкие шумные детишки проснулись раньше и своими звонкими голосами мучили меня почти час, не давая нормально поспать, вот и сидел я на бревне, готовя сытный завтрак, причём на всех, на мелочь тоже. Те утром уже поглядывали на меня не так испуганно и даже пытались общаться, старшая девушка подошла и пыталась поговорить.

А вот остальные дети испугались и спрятались от меня на опушке, они видели, как я к ней подошёл, коснулся лба, отчего она затряслась как припадочная и повалилась мне на руки, потом я оставил её лежать на истоптанной траве, а сам продолжил заниматься завтраком. Ну а минут через пятнадцать та очнулась и, заняв рядом место на бревне начала активно со мной общаться, делясь информацией.

Оказалось, что торговля детьми процветала буйным цветом, так ладно бы покупали и перепродавали клиентам, ведь ещё и похищали. Понравилась, например какому-нибудь извращенцу-дворянину ребёнок купца и тот делает заявку охотникам за головами и чуть позже получает предмет вожделение, ну или купец возжелал ребёнка дворянина, там разница только в цене. В обоих случаях концы в воду… Уроды. Нет, Иша, как звали девочку, об этом не говорила, но анализировать я не разучился, вот её как раз купили, выкупили у родителей разорившихся мелких лавочников, теперь она должна была жить в достатке, хоть и невольницей, а они поправили свои дела. Но вот другие двое детей из этой пятёрки, как раз были похищенными и доставлялись по заказу. Каково а?

Слушая Ишу, я велел позвать ей остальных, и мы приступили завтраку. Как раз на всех хватило. После завтрака, я задумался, возиться с детьми мне не то что не хотелось, изрядно напрягало, но и бросить я их не мог. Значит что? Портал. Через пятнадцать минут, когда тот заработал, отправил вперёд четверых детей, а вот пятого, самого шустрого, пришлось ловить и пинком отправлять следом. Всё, одной проблемой меньше, пусть теперь о них на Тории заботятся, а то у меня даже мысль мелькнула, ножом по горлу — тела в кусты. Но это именно что мелькнула, когда голова стрельнула болью от постоянного шума, что шёл от них. Они же вообще не замолкали за время завтрака, постоянно чирикали что-то.

Собравшись, я запряг коня, разворошил сено, поднял то, что сбросили неудавшиеся воры и, стегнув коня поводьями по крупу, покинул поляну. Волы разошлись по поляне, а двое так вообще стояли у прохода, пришлось разогнать их и выехать на тракт. Тот был оживлён, даже очень. Постоянно мелькали повозки, всадники, ну и шли пешеходы. Троих хорошо рассмотрел. Стегнув коня по крупу, я выехал на дорогу и, заставив набрать скорость, последовал за каретой, что шла в сопровождении шести конников на приличной скорости.

Двигался я по тракту за каретой недолго, и охрана начала напрягаться и мой конь уставать. Карету-то тянули восемь коней, а у меня телегу всего один, хоть и достаточно резвый и молодой, так что часа через два я стал снижать скорость и чуть позже вообще последовал по тракту со скоростью чуть выше пешехода. Пару раз пришлось сворачивать с тракта и поить коня, как это делали многие обладатели подобных животных. Лошади они скотины такие, постоянно пить хотят, особенно в тёплую погоду и когда их щедро эксплуатируют.

За весь день ко мне раз двадцать пытались набиться попутчики, но всех я вежливо посылал на хрен. Патрули тоже часто мелькали, но маркировка помогла, всего лишь сменил одежду на простого трудяги, местную, не Тории, одежду я нашёл в запасах неудавшихся воров, и приоделся, а с телегой и конём поступил проще. Коня остриг более коротко и навёл краской дополнительное светлое пятно на левой бабке, на телеге всего лишь стёр краску, оставив чистые борта, сделав её безликой. Использовал естественно магию, чтобы убрать краску. Вот так вот и ехал.

Обедал я практически на ходу, останавливался всего лишь на полчаса, дав коню мешок овса, трофей с воров, ну и напоил в ручье, сам поел горохового супа, в термосе у меня хранился, но вприкуску с неизменными пирогами. А к вечеру, когда начало темнеть, свернул на просёлочную дорогу.

«Глаз», что постоянно висел надо мной весь день, обнаружил это живописное озеро в стороне, ну а когда я заметил съезд, то просто повернул, решив устроить там себе ночёвку. То, что плетение обнаружат, я уже не опасался, да и не боялся, просто считал, что привлекать к себе внимание это излишне пока для меня. Я изучил все захваченные амулеты и, поудивлявшись магическому гению местного конструктора, сделал защиту, чтобы эти амулеты не видели применяемую мной магию. Сами амулеты были единообразные, что у владельцев обоих обозов, что у старшего уничтоженного мной патруля. Значит и у других должны быть такие же.

До заката оставалось ещё около двух часов, но я решил не спешить, двигаться дальше по королевству, как я уже говорил, особо не торопился, и устроить нормальный лагерь с ночёвкой.

Обиходив коня, то есть, помыв его в озере, напоив и накормив, отпустил стреноженного попастись на зелёном лугу, а сам приступил к созданию лагеря. Сделал навес из материи снятой мной с повозки, где перевозили детей, бросил на землю с телеги несколько охапок сена и вуаля, спальное место готово. Потом пехотной лопаткой сняв дерн, сделал углубление, натаскал сухих крепких веток от опушки, «осмотревшись» и убедившись, что рядом никого нет, достал сучкорез и, запустив излишне громкий моторчик, нарезал ветки поленьями и, убрав шумную машинку обратно, стал разводить костёр и готовить самодельную треногу из веток, вешая над костром небольшой котелок литров на пять. Термос я уже помыл от горохового супа, так что остатки ужина солью в него на утро.

Эта приятная возня была прервана сигналом от «Глаза», с тракта в нашу сторону свернула кавалькада всадников, пять конных повозок и две кареты. Там было около шестидесяти человек. Половина верхом и вооружены.

— Этим ещё что тут надо? — недовольно спросил я, вставая и поправляя перевязь с саблями за спиной. Их я надел ещё в обед, обнаружив каким уважением тут пользуются те, кто носил острые железки. То есть крестьяне в королевстве считались чуть ли не низшими ступенями эволюции и обращение было соответствующее, так вот, когда меня в третий раз нагло остановили и в телеге стали также нагло не спросясь устраиваться трое наёмников, я также привычно пряча их тела на опушке подумал что надо менять имидж, а то семь трупов пока ехал, что-то слишком много. А вот когда надел ножны, закрепив их за спиной, ну и перевязь с метательными ножами повесил на грудь, всё, даже косых взглядов не заметил, разве что от воинов и охранников. Но там больше оценивающие были, слишком молод я был, чтобы носить сразу две сабли. А так оружие у местных было довольно единообразным, и мечи были и восточные изогнутые сабли, те же шипастые дубинки, однако всё же мечей больше. Луки тоже были, а вот арбалетов я что-то не заметил.

Помешивая суп длинной деревянной лопаткой, срезанной мной с высохшей ветки и оструганной, я только мельком обернулся, наблюдая, как появились сначала на поляне у озера всадники, в одинаковой униформе и с гербами на зелёных плащах, а следом начали выкатываться повозки и кареты. И что самое неприятное, все они направились ко мне. Ещё бы, единственное красивое и удобное место для лагеря, только вот гостей я не желал, и менять место для лагеря не собирался. Я что, зря тут час возился, чтобы этим пришлым отдать? Не дождётесь. Это дело принципа, кто успел тот и съел.

Склонившись над костром, помешал ещё раз, а готовил я настоящий борщ. Вот что-то захотелось и всё тут, те более всё, что нужно у меня было, ещё на Земле набрал. Не обращая внимания на гостей, от воинов отделилось трое пеших, и направились к моему лагерю, я подхватил чайник, спустился по довольно крутому бережку к кромке воды и спокойно набрал воды. Место действительно было наикрасивейшее, с косогора видать всё вокруг и просто дыхание сводило от того что было видно. Чистейшая вода, зелёные камыши колыхались на лёгком ветерке, темная масса леса с другой стороны и зелёные луга. Ещё раз, полюбовавшись на озеро, я лёгкой походкой в сбежал на косогор, где и был разит мой лагерь, то с возмущением обнаружил что воины чувствовали там себя излишне по хозяйски. А уж когда один из них пнул шест и завалил навес с моим спальным местом, второй, с какими-то знаками на кирасе так пнул котелок что он, сорвавшись с треноги, покатился по траве, разбрасывая варево, то моему крайнему возмущению не было предела. То есть никто со мной решил не говорить, а показали что они сильнее. Посмотрим кто кого.

Аккуратно поставив чайник на краю косогора, я молча указал пальцем всем трём воинам на луг, где пасся мой конь. Не хотел пачкать лагерь чужой кровью и требухой, после чего на ходу ловко извлёк сабли из ножен, отчего командир тройки запнулся и удивлённо моргнул. Одно это движение показывало уровень моего мастерства, никаких лишних движений, всё чисто по делу. А когда мы вышли на выбранную площадку и я привычно крутанул сабли, разогревая кисти, все трое воинов как будто наткнулись на стену и их лица посторожили. Да и остальные, что глазели на всё это как на представление, заволновались. Деревенский дурачок, за которого они меня приняли, оказался не таким и деревенским.

Старший поднял руки, показывая открытые ладони и что-то заговорил спокойным извиняющим тоном. Медленно отрицательно покачав головой, держа в левой руке саблю, я указал пальцем на порушенный лагерь. Кто-то за это должен ответить, и этот кто-то в трёх лицах стоит передо мной.

Тот снова что-то сказал и, получив в ответ те же движения, скомандовал, и они все трое извлекли мечи, старший направился ко мне, помощники стали обходить по бокам.

Уровень их мастерства выяснился почти сразу, с какой стороны браться за меч они знали, и это все их достижения. Предположу что они более обучены стоять в шеренге с щитами и копьями, а мечи для них это так, дополнительное оружие. Двумя ударами срубив головы тем, что обходили по бокам, со старшим я уже поработал серьёзнее, срубил ему руку с мечом и перерезал сухожилия на ногах, отчего он упал на колени и опёрся единственной рукой о землю, подставив мне шею для удара, и я не подвёл его. Наблюдая, как катиться голова старшего я демонстративно вытер лезвия об штаны убитого и посмотрел на остальных. Там всё ещё пребывали в шоке от двухсекундной бойни, что я продемонстрировал. Я их не трогал, сами пришли ко мне и начали безобразничать, ко мне какие могут быть претензии? С моей стороны чистая самозащита.

Вспомнив слова Генерала, что напутствовал меня перед уходом в этот мир, я скривился и пробормотал:

— Как тут добрее будешь?

В это время от остальных гостей послышалась команда, отчего воины встали в шеренгу, доставая мечи, закрывая кареты, а сбоку ещё десять воинов готовили луки.

— Это чего это вы удумали? — нахмурился я.

Тут последовала новая команда, и зазвучали тетивы луков, спуская стрелы. Перерубив на лету все стрелы, что были направлены в меня, я зло прорычал:

— Сами напросились, я вас не трогал!

Лучники были очень опытные, этого не отнять. Только трое стреляли в меня, остальные рядом, чтобы если бы я перекатом ушёл в сторону, хоть одна бы да достала и лишила подвижности, если не убила, конечно, но я их разочаровал, эти три срубил на лету, остальные проигнорировал и, убыстряя шаг, направился к шеренге воинов, пока не перешёл на бег. Тут всего сто метров, моментом доберусь.

Лучники перешли на беглую стрельбу и уже не замачивались, целились только в меня, но ни одна стрела так и не достигла меня, перехваченные в полёте моими очень больно жалящими клинками сабель, а вот воины в шеренге ничего противопоставить мне не смогли. Если бы у них были щиты и копья, то… секунд на пять задержали бы, пока я прорубал проход, а так достал двух воинов и, прорвавшись в образовавшуюся брешь, стал банально их резать. Каждый удар был смертелен и буквально через семнадцать секунд, шеренга их тридцати воинов перестала существовать, а я рванул к дрогнувшим лучникам, срубив на бегу офицера, что пытался меня перехватить. У меня получилось, у него нет, я дальше побежал, а он распался на две половинки.

Срубив трёх лучников, что успели достать мечи, я использовал метательные ножи, чтобы они догнали улепётывающих воинов, ни один не убежал. После этого я развернулся и направился к толпе из дворян и челяди что с ужасом смотрели на меня. Их я тоже собирался порубить, сами виноваты. Думали, я их слуг побью их не трону. Ага, щас-с. Ещё как трону.

Порубил бы я их, всех порубил, это без сомнений, но спасла их всех девочка лет одиннадцати в дворянском платье. Именно она вышла из испуганно отшатнувшейся толпы и упала передо мной на колени, на вытянутых руках протянув шкатулку набитую золотом и украшением. Замерев, я обвёл злым взглядом всех кто стоял рядом, достал платок и медленно вытер лезвия сабель, с которых капала кровь, убрав их в ножны. Девочка как сидела, опустив голову и показывая тонкую шейку, где билась вена, так и сидела. Взяв из её рук шкатулку, я ещё раз осмотрев с заметным облегчением вздохнувших выживших пока гостей и стал перебирать всё, что находилось в шкатулке. Снова по толпе челяди и дворян пронёсся вздох ужаса, когда золотые монеты из шкатулки посыпались на траву, значит, плата не принята. Этого я и добивался, пусть бояться. Оставив в шкатулке только драгоценности, я достал один из неиспользованных метательных ножей, отчего три дамы грохнулись в обморок, чуть позже за ними последовал один из мужчин, а я стал выковыривать драгоценности. Всё брал, и мелкие и крупные бросая не нужную оправу на землю. Теперь на ладони у меня лежало восемь камней, совсем уж мелочь я не брал. Показав толпе на них, указал на лагерь и жестами продемонстрировал, что плата мала. Пришлось некоторым женщинам снимать украшения, из которых я варварски выковыривал камни, возвращая им оправы, одна заплакала от таких моих действий. Сами виноваты. Изучив лежавшие в ладони два десятка камней, я кивнул и махнул рукой, чтобы они проваливали, плата принята, жизнь свою они выкупили.

Вернувшись к лагерю, я стал восстанавливать его. Это заняло у меня две минуты, поднял шест, натянул полог навеса, да сбегал к озеру, снова наполнив котелок и подвесив его над костром, рядом поставил чайник. Да ещё поленьев добавил, а то те, что были, уже в пышущие жаром угли превратились. Потом присел на корточки у костра, достал из сумки переносной холодильник и, открыв его, осмотрел куски мяса, что там лежали. Выбрал свиные рёбрышки и мозговую гость. То мясо что едва начало вариться подбирать с земли я побрезговал, свежее использовал. Ну а потом когда закипела вода, где появились пятна жира, начал резать овощи, включая картошку. Лук уже был в котелке, посолить я тоже не забыл. Подумав ещё и лист лаврушки бросил.

Снова помешивая отмытой от земли длиной лопатко-плошкой готовившийся борщ, я поглядывал на пришлых. К моему удивлению они спустились в низину на противоположную сторону озера и начали разбивать там лагерь, а десяток мужчин из возниц и челяди стали заниматься воинами. Хоронить. Раненых не было, я не допустил такого. Заметив пожилого старичка в довольно приличной одежде, что выговаривал что-то двух девчушкам-дворянкам, я прищурился пристально его рассматривая, и ахнул:

— Учитель. Так это же то, что доктор мне прописал.

Оставив борщ доходить до кондиции, я посмотрел на почти скрытое солнце, покосился на землекопов, что рыли общую могилу, те замерли и несколько испуганно смотрели как я, обходя озеро, направляюсь к их лагерю. Там тоже напряглись, но разбегаться не спешили, плата была мной принята. В королевстве это священно.

Подойдя к старичку, я показал на его голову и продемонстрировал большую золотую монету из своих запасов:

— Старик, мне нужно то, что у тебя в голове, язык и письменность. За это получишь эту золотую монетку. Ты понял меня? — раздельно, как будто разговаривал с маленьким ребёнком, сказал я ему.

Тот не понимал, даже когда я перешёл на жесты, всё равно с непониманием смотрел на меня. Пришлось действовать силой. Сунул ему в руки монету, типа за знания заплатил, взял за шкирку и повёл в своё лагерь. Мне никто не мешал, только смотрели со стороны очень настороженно, там я бросил на старика плетение паралича, замаскированное естественно. Уложил на землю рядом с костром, кстати, помешал ещё раз, борщ был почти готов, и надел ему на голову собранную конструкцию по скачиванию памяти. Пять минут и готово. Сняв с огня котелок, пусть в стороне доходит, повесил чайник и занялся знаниями. Перекинул в амулет всё что нужно, то есть язык и знания грамматики с письменностью, коснулся своего лба и улёгся рядом со стариком. Я не боялся, что пришлые зайдут в лагерь, они меня слишком боялись.

Так и оказалось, когда я очнулся минут через десять, всё было как прежде, разве что заметно стемнело, и лишь оранжевая полоса светлела на горизонте, где ещё виднелся краешек солнца. Встав, я осмотрелся и, подойдя к костру, сняв кипевший чайник, сыпанул в него заварки, в смысле бросил два пакетика чая с бергамотом.

Коснувшись лба старика амулетом, я снял с него паралич, оборудование снятия памяти я уже разобрал и убрал в пространственную сумку, поэтому наблюдая, как тот зашевелился, спросил на местном языке:

— Ужинать будете? Хотелось бы пообщаться, заодно поедим.

— Вы же не говорили, а сейчас почти чисто разговариваете, только акцент небольшой — приняв сидячее положение, сказал старик.

— Я у вас память скачал и себе внедрил. Не всю, только знания языка и письменности Остальное мне без надобности.

— Вы Проклятый? — спокойно спросил старик. Испуганным особо он не выглядел, так, слегка заинтересованным ответом поинтересовался.

— У нас говорят маг или одарённый — готовя стол, то есть, расстилая скатерть на траве, ответил я. — Местные прозвища меня не интересуют, хотя в принципе и не обижают тоже.

— Вот как?.. — задумался тот на миг, наблюдая как в две эмалированные миски с рисунками я, наливаю борща, в третью сметану, воткнув в неё ложку. — Разрешите представиться, учитель общих знаний Агустен Лолин. Два года я являюсь учителем детей графа Де Сперо.

— Граф Арни Ки Сон, путешественник и одарённый — представился в ответ я, отсалютовав ножом, которым нарезал буханку чёрного хлеба из моих запасов НЗ. Если уж производить впечатление незнакомой пищей, так и производить.

— Вы из закрытых континентов?

— Я вообще не с Элио, из другого мира, путешествую, на людей смотрю, себя показываю, ну и новых знаний набираюсь — пояснил я и, указав на место напротив себя, положил себе в миску две ложки сметаны. Старик повторил все мои действия, только бухнул три ложки и стал помешивать следом за мной, потом попробовал на вкус удивлённо поднял брови и стал аристократически есть. То есть очень быстро, но изящно, хлеб он тоже ел и нарезанный лук брал. Только осторожно, этот овощ оказалось, ему был незнаком.

После того как мы насытились и взяв в руки по кружке чая, у того разбежались глаза по столу, что взять со скатерти, разнообразное печение, конфеты или куски сахара, он спросил:

— Какие у вас планы, господин граф?

— Да никакие, просто путешествую — пожал я плечами. Ага, как же, так и рассказал о своих планах, держи карман шире.

— Хотелось бы вам предложить охранять обоз с семьёй графа Де Сперо. Из-за трагической ситуации, как вы понимает, все воины погибли и возможно нападение, а защитников почти не осталось. Те, кто есть недолго продержаться против налёта банды.

— Вот ещё — нахмурился я. — Тоже мне охранника нашли. Сами набедокурили, сами и выкручивайтесь. Вон, патрули по тракту постоянно шныряют, их и попросите.

Старик не особо огорчился моим ответом, наверное, и не рассчитывал на положительный результат, поэтому сменил тему:

— Вы в курсе о том, что святые люди ведут охоту на таких как вы?

— В курсе — кивнул я и долил ещё чаю, не забыв старичка, хорошо сидим. — Ну и что?

— Вы можете погибнуть. Если вы будете сопротивляться, погибнут также и невинные люди, а вы будете сопротивляться, я в этом уверен. Если только вам не встретятся паладины…

— Господин Лолин, давайте я вас расскажу историю, что произошла недавно в том мире, где я жил. Там тоже были священники и они тоже очень не любили магов, но воевали против них скрытно, подло нападая, со спины. Всё бы ничего, так бы и шла эта тихая незаметная война, если бы они не решили убить меня. Они попытались, и у них это не получилось, но они разозлили меня. Взбесили можно так сказать. В том мире было около девятисот тысяч священнослужителей и их тайных воинов, они все умерли. Менее чем за полгода мной были уничтожены все они под корень. Храмы разрушены, алтари разбиты. Некоторые даже пытались спрятаться в храме, что находился на дне океана, до того я даже не слышал о таком. Но это их не спасло, и я продал их души демонам, а те ой как охочи до их душ. Поэтому отвечу, если будет хоть одно поползновение со стороны местных святош в мою сторону, тут повторится всё то, что произошло в прошлом мире. Название его уж извините, не буду говорить. Именно поэтому особо я святош не боюсь. Меня заинтересовало только то, что вы запнулись на паладинах. Сказали так, как будто у меня нет против них ни единого шанса. Поясните моё недоумение.

— Мне доводилось видеть, как паладины лишили Прокля… извините, одарённого силы и он ничего не смог сделать, после чего был казнён. Сожжён на костре.

— А, ну понятно. Паладины ваши это те же одарённые что и обычные маги, просто им задурили голову, сделав фанатиками и они пользуются своими умениями, святыми силами, как наверняка называют между собой. Я сам знаю десяток заклинаний, чтобы блокировать магию, и столько же защиты от подобного плетения. Не пугает в общем. Вы лучше расскажите, что интересного можно посмотреть в вашем королевстве?

— Интересного?.. — задумался старик и стал рассказывать, а начал он с красот столицы, поэтому слушал я его очень внимательно.

Утром я позавтракал борщом и начал собираться, борща, кстати, хватит ещё на обед, так что я убрал термос в сумку, и принялся сворачивать лагерь, как вдруг «Глаз» засигналил о том, что к озеру с тракта свернул отряд всадников. Кстати, пришлых у озера не было, видимо свалили, когда солнце только встало. Сам я до десяти проспал, зато выспался всласть.

Посмотрев на всадников и заметив, что они все в белых плащах со знаком местного бога, я усмехнулся и пробормотал:

— А вот и паладины пожаловали, посмотрим, что вы за воины… Хм, вот значит как.

Последняя фраза относилась не к паладинам, а к мужчине что сидел верхом на коне и был в цветах флага графа Де Сперов. Вот кто навёл святош на меня. Не удержались, значит ушлёпки. Что ж я знаю, куда вы направляетесь, в столицу королевства, там и встретимся. Верну так сказать должок. А вот служаку нужно перехватить и допросить, когда паладинов перебью. Узнать, кто сдал меня.

Подготавливаться к схватке я не стал, зачем, перевязь на мне, я чист и умыт после утрешней тренировки, успел искупаться в озере, коня обиходил и напоил, как раз упряжь накидывал, собирался покинуть это прелестное место, так что готовиться мне было не к чему. Как воинов я паладинов ещё не знал, не опробовал, вот сейчас и узнаю.

Когда те появились из леса, выезжая на луг, и рассыпаясь в цепь, направились ко мне на ходу доставая мечи, я как раз застёгивал последние ремешки упряжи. Что мне не понравилось, трое святош и стукачок остались у опушки, а двадцать два паладина, вроде это не святые рыцари, галопом мчались на меня.

«Всё же паладины» — подумал я, заметив, что при приближении от них ко мне метнулись паутины плетения.

Что-то в них было знакомое, что-то такое, что я видел у магов Древних с Тории, однако защита сработала и отбила все нападения, хотя мана в накопителе и опустела почти наполовину. Зато мой ответ достиг цели, и все паладины разом лишились возможности магичить. Как я и думал, все они оказались магами. Причём ниже пятого уровня не было ни одного.

— Ну что уроды, потанцуем? — громко спросил я, доставая одну саблю, в другую руку пистолет и бегом направляясь к ним на встречу. Это был враги, хоть и обдурённые, и жалеть их я не собирался, уверен слишком много крови у них одарённых на руках. Слишком много.

Осмотревшись, я глубоко вздохнул и выдохнул. Носились лошади с пустыми сёдлами, мимо пронеслась одна такая с выпученными от ужаса глазами, в стремени левой ногой застрял один из паладинов, его тело волочилось по земле, когда-то белый плащ стал зелёным от травы и чёрным от крови. Головы у него не было, моя пуля снесла. Опустив пистолет, затвор был в заднем положении, воткнул саблю в землю, и сменил магазин. Из восемнадцати патронов, что были в нём, использовал я все, три промаха, пятнадцать пуль в цель. Один выстрел, один труп, лишь трижды пришлось добавить. Остальных отработал саблей. Саблей работал по ближним, пистолетом по дальним. Это я и про тех, что находились у опушки, паладинов положил наглухо, а вот стукачка нет, ногу ему прострелил, а чтобы не сбежал, накинул на его лошадь паралич. Защиты на ней не было, без проблем отработал.

Сам бой по времени занял меньше минуты, хватило выпустить весь магазин и заколоть семерых паладинов. Что меня удивило, ни один не отступил, шли на меня с фанатичным блеском в глазах. Хотя может и с ненавистью, мне без разницы.

Убрав оружие в кобуру, я тщательно вытер лезвие об одного из паладинов, что лежал неподалёку и хрипел пробитыми лёгкими. Ну как вытер, воткнул в грудь раза три, добивая, а потом подобранным плащом и стёр кровь. Остальные трупы, контроля не требовали.

— Блин, уделался всё же, — пробормотал я, осмотрев себя. Повернувшись, я направился к краю склона и спустился к воде, часть смысл, часть убрал с помощью плетений, что отвечало за чистоту. Может и зря, но зато костюм теперь как новый.

Вернувшись наверх, подошёл к повозке и присев на край борта, стегнул коня поводьями, направляя его между трупами к опушке. Нужно допросить подранка, а потом уже можно и хабаром заняться. Все лошади тут, у озера, седельные сумки полны, так что я надеялся на приличные трофеи.

Подъехав к трупам, только один конь стоял рядом с хозяином, остальные отбежали, я накинул поводья на ближайшую ветку и, пнув раненого по ноге, спросил:

— Убить меня хотел тварь? — тот только замычал от боли, поэтому добавив, наложил на него два плетения, что заставляли подозреваемого говорить чистую правду. — Кто велел святош на меня навести?

— Господин Лолин, это господин Лолин когда мы ехали по тракту остановил отряд паладинов, рассказал им о вас, сообщил что вы очень опасны и владеете заклинаниями против святых людей, и велел мне сопроводить их святейшества — забормотал тот, выкладывая всё как на духу.

— О как? — удивился я. — Старикашка, значит, решил поиграть со мной? Ну-ну.

Срубив голову слуге, я стал заниматься трофеями, причём трофеи были такие интересные, что я открыл портал в Рай, и два голема перенесли всё на ту сторону, включая лошадей, я решил после терроформирования выпустить их на волю, пусть размножаются. Как на континенте бывшей Америки, так и на континенте бывшей России скоро будет бегать целые табуны диких мустангов. А кони действительно отличные, мощные, боевые. Посмотрим, выживут они или нет.

В общем после того как трофеи и лошади оказались в Раю, я убрал портал и забравшись на повозку покатил к выезду с этой памятной поляны, только два с половиной десятка полураздетых трупов осталось лежать на ней. Часть униформы святош я снял, на манекены одену у себя в кабинете, память какая-никакая.

Выбравшись на тракт, я стегнул коня, чтобы он прибавил ход, и стал мстительно подумывать, что я сделаю со стариком, вернее, что его ждёт, и как долго он будет умирать. Двигался я довольно ходко около двух часов, то прибавляя скорость, то снижая, чтобы конь отдыхал от такого темпа, но как я не торопился, так и не смог догнать графский караван. Всё прояснилось, когда я проезжал очередную деревушку, что кормилась с тракта, опрос двух женщин дал ясный ответ, такой дворянский караван тут не проезжал.

— Вот твари, свернули значит — пробормотал я после получения уверенного ответа от второй крестьянки и, прислушавшись к своему желудку, спросил. — Трактир у вас есть?

— Один, но есть ещё две харчевни с постоялым двором. Комнаты везде можно снять, все тут живут с дороги.

— Где лучше всего кормят? — задал я главный вопрос.

— В харчевне у Жиридо, там недавно повар сменился, пока никто не ругал, даже хвалят. Это туда, двухэтажный дом с петухом на вывеске.

— Угу, спасибо — кивнул я и бросил женщине мелкую серебряную монетку, оставив её шокированную стоять на обочине. Она наверняка такую сумму месяца за три зарабатывает, а тут на пару вопросов ответила и такие деньжищи.

Крепко держа вожжи в руках, привычно полулежа, я правил повозкой, как вдруг дорогу мне заступил детина и взял коня под узду. Заметив что того шатает, я понял что он изрядно пьян.

— Вор! — заорал он. — Ты куда нашу телегу погнал?

— Охренеть наезд — хмыкнул я, и дёрнул поводья.

Я уже знал, что если так сделать, то мой безымянный конь, встанет на дыбы. Также получилось и сейчас, даже детина его не удержал и получил копытом по голове, когда мой коняга начал ими размахивать.

Тот свалился на землю, а я не обращая внимания на зевак, щёлкнул поводьями по крупу успокоившегося коня, намереваясь продолжить движение, однако мне снова не дали это сделать, толпа, что успела собраться, перегородила выезд, а сбоку раздался грозный голос:

— Что тут происходит?

Посмотрев влево, я усмехнулся и громко сказал:

— О, ещё один святоша. Живой пока.

Достав специально подготовленный для подобного момента плащ паладина, развернув его так, что бы было видно и потёки крови и символ бога, громко и трубно в него высморкался. Четыре женщины грохнулись в обморок от такого святотатства, да и некоторым мужчинам поплохело, а вот святой рыцарь, а это был именно он, перевёл взгляд с плаща на меня и с ненавистью прошипел, доставая меч:

— Проклятый…

— Ага — громко подтвердил я и, вскинув руку с пистолетом, произвёл выстрел. Пуля вошла в лоб рыцарю, секунду постояв, он шумно, гремя белыми латами, завалился на спину и замер, уже навсегда. Толпа несколько секунд ошарашено молчала, но как только я громко хлопнул в ладони, с криками и визгом начала разбегаться, пока я на деревенской улочке не остался один.

— И чего останавливали? — пожался плечами и снова стегнул коня по крупу, в этот раз меня никто не пытался остановить, только повозка похрустывая костями, проехала по ногам того пьяного детины, что хватался за поводья. Похоже, прилетело ему копытом серьезно, даже не очнулся, но по ауре было понятно, что он ещё жив.

Нужная харчевня оказалась буквально за углом, в прямой видимости от тракта. Свернув ко входу я спрыгнул с повозки и намотав поводья о перекладину, конь начал пить из полной бадейки, прошёл внутрь. Там я застал привычную картину, озадаченно испуга. То есть слух прошёл, а вот верить в него или нет, ещё не понятно.

— Хозяин, корзину с провизией с собой, и поживее — грозно велел я и, посмотрев влево, где судя по одежде сидела компания дворян, нахмурился.

До этого я просто слышал о педофилии, доказательства были только один раз, когда освободил детей-рабов, да и то одна там была уже вполне взрослой, пятнадцатилетней, а сейчас видел воочию, что всё что мне рассказывали, правда. Например, один из пяти молодых дворян, лет двадцати на вид, совершено спокойно лазил одной рукой под юбкой девчушки лет двенадцати на вид, что сидела у него на коленях, другой пил виной. Сама девочка особо внимания на поползновения дворянина не обращала, сметала всё, что было на столе. Да и на вид она был излишне худой.

Один из дворян, видимо это их кони стояли у перекладины и которых обслуживал то ли конюх, то ли просто слуга, обратил внимание, что я их излишне пристально разглядываю с непонятной улыбкой на губах, и что-то сказал дружкам. Раздался не стройный смех. Не смотря на то, что они все пили вино и уже добили один кувшин, пьяными они явно не были, видимо то было слабоалкогольным.

— Готово, молодой господин, как вы и заказывали, пироги, жареная курица под чесноком, немного вина и молока. Зелень и копчёностей тоже положил. С вас двадцать два пфеннига и ещё три за корзину.

— За оперативность.

Не глядя бросив подошедшему трактирщику мелкую серебряную монетку, в зале аж стало тихо, тут было в четыре раза больше, я поставил корзину у входа и направился к дворянам, что с интересом на нас поглядывали. Тот, что искал что-то под юбкой у малышки, видимо нашёл, что хотел и, встав, направился было к двери, за которой была лестница на второй этаж с номерами, но встал как вкопанный, когда я перегородил им дорогу.

Посмотрев на девчушку, та была красива и наверняка к шестнадцати превратиться в довольно приятную девушку, но сейчас она спокойно шла следом за парнем, держась за его руку и судя по глазам, прекрасно представляла, что её ждёт. Самое печальное, что она считала, что это так и надо.

— С дороги! — рявкнул дворянин, положив левую руку на рукоять тонкого хоть и длинного меча, но почти сразу замер и распался на две половинки.

За этим было интересно наблюдать, вот парень стоит, вот часть его по разрезу от правого плеча до таза съехала в бок и с влажным хлюпаньем упала на грязный пол, чуть позже свалилось и вторая часть тела. Вот что забавным не назовёшь, вторая часть упала вместе с ребенком, так как рука продолжала цепко держать малышку. То не завизжала, просто хлопнулась в обморок.

— Ненавижу извращенцев! — громко сказал я, исподлобья рассматривая зал. — Я их убиваю, как только встречу. А извращенцами я считаю тех, что спит с детьми, неважно какого пола. Есть тут ещё извращенцы?.. Ну?!

— Простите. Можно мне забрать мою дочь? — спросил трактирщик, кивнув на девочку.

Присмотревшись к его ауре и сравнив её с аурой девочки, я удивлённо поинтересовался:

— Мы уверены, что она ваша дочь?

— Конечно моя — угодливо кланяясь, ответил трактирщик, причем, судя по всполохам ауры, он не врал и искреннее считал её своей дочерью. Хм, похоже, жена трактирщика изрядно ему рогов наставила.

— Если это ваша дочь, то почему вы позволяете всяким проходимцам использовать ей как женщину? — нахмурился я.

Чувствуя, что моё настроение поползло вниз, тот быстро залепетал, что это было её решение, и за эти два года она заработала огромные деньги на приданное. Через пару лет и замуж будет с чем идти.

— Охренеть — зло глядя на трактирщика, пробормотал я. — Сутенёр чёртов, так ты ещё и дочь подкладываешь под мужчин, чтобы подзаработать?

— Почему только дочь, у меня ещё дети есть — подписал тот себе смертный приговор. Похоже, он реально не понимал проблемы, мозги им свернули наглухо этой чумой.

Прикрыв на миг глаза, пережидая приступ бешенства, я вдруг услышал речь, от которой мои глаза распахнулись просто на невозможные размеры и посмотрели влево, где сидел невысокий слащавый мужчина лет двадцати на вид, но суда по ауре перевалило за тридцать, такой невысокий, что я назвал бы его карликом:

— По-моему вы молодой человек слишком зациклены на том, что в королевстве официально разрешено, а раз вы зациклены на этом, значит, вам этого хочется, вы буквально мечтаете овладеть этой девочкой, а возможно и мальчиком, вы сами тайный извращенец, но стараетесь скрыть это ото всех, как и от себя тоже. Не нужно это скрывать, найдите себе в мужество признать что вы такой же как и все.

— Та сам-то понял, что ты сказал и кому? — тряхнув головой, мне показалось, слух меня обманывал. Сунув палец в ухо, я стал в нём яростно ковыряться, всё же мне показалось, слух обманывал меня. При этом я не забывал контролировать краем глаза дворян, что-то они оживились, начали переглядываться и бормотать.

— Вполне. Я как глашатай Его Величества короля Ленока и преподаватель медицинской академии по прикладной психологии могу вам с уверенностью сообщить, вы такой же, как и мы — кивнул тот.

— Ахренеть, так это ты рупор короля и разносишь по королевству эту заразу своим длинным и надо сказать неплохо подвешенным языком? Ох не ожидал я тебя встретить. Сейчас убивать не буду, ещё пообщаемся, с собой возьму.

Выхватив из кобуры пистолет, я открыл огонь по вскочившим на ноги с оружием в руках дворянам, им просто прострелил головы, а вот пытавшегося сбежать трактирщика отпустил не так быстро, тяжёлые парабеллумные пули рвали ему кости ног и рук. Проще говоря, я прострелил ему колени и локти, вот пусть за ним поухаживают те, кого он сам столкнул на кривую дорожку.

— А ты идёшь со мной.

Я отобрал у глашатая небольшой кинжальчик и, свернув шею двум здоровякам, видимо его охране, двое других сами подняли руки и дальше мне не мешали, я вырубил этого доморощенного психолога и с ним в одной руке и корзиной в другой, покинул трактир. Положив корзину в повозку и забросив, не так аккуратно как корзину, тело карлика-психолога, я посмотрел на двух святош бежавших в мою сторону с мечами в руках, один был паладин другой рыцарь, и выпустил по ним остаток магазина. Тут было метров пятьдесят, но я ни разу не промахнулся. Перезарядившись, убрал оружие в кобуру и, наложив на карлика плетение паралича, занял своё место в повозке. То есть на кипе сена и, стегнув коня поводьями по крупу, вывел своё транспортное средство на тракт, после чего заставив коня прибавить скорость.

Двигался я по тракт недолго, буквально через час, когда мелькнула сбоку полевая дорога, что уходила в поле, огромный лес закончился буквально через полчаса езды после той безымянной деревушки, я свернул на эту полевую малоезженую дорогу, бегущую по полю с неснятым ещё урожаем и удалялся от тракта как можно дальше. Что-то в последнее время уж больно много всадников появилось на ней буквально летавших галопом на своих конях. Были и святоши, часть я пропустил, а мелкие группы отправил к праотцам, пополнив свою коллекцию плащей.

Наконец дорога, покрутившись по полю, ввела меня к оврагу, но я не стал подниматься на противоположный склон, а свернул и направил коня по дну оврага дальше от дороги. За первым же поворотом я осмотрелся и удовлетворённо кивнул, неплохое место для лагеря.

За все те два часа, что мы двигались, отъехав от деревни, я придумывал способы казни, причём вслух, чтоб карлик слышал, остановился на сдирании кожи, и прибивании его на кресте, поставив тот у дороги, чтобы все видели. Тот не мог пошевелиться, поэтому был вынужден выслушивать весь этот бред, что я нёс, судя по ауре, он был в ужасе и два раз уходил в обморок, что в принципе я и добивался. Кстати, я реально подумывал всё это сделать, но постоянно в воспоминаниях мелькал Генерал, со своим — будь добрее и будь добрее. Ну вот как к этим извращенцам станешь добрее? Да мне сидеть рядом с ним противно и брезгливо, тем более карлик, судя по ауре был пассивным гомиком, а тут будь добрее.

Всё же карлика я решил не убивать, нашёл более иезуитский способ казни. Так что последний час пути, опустошая на ходу корзинку, я проверил, еда чистая, раздумывал над этой задачкой и чем больше я думал, тем шире улыбался. Месть всем местным извращенцам была высшей категории.

Что они любят? Конечно же эти свои извращенные развлечения, а что будет если лишить их этого использовав как наказание боль? Конечно плетения, влияющие на разум не мой конёк, но кое-что я смыслил как целитель, поэтому этот час до оврага и пытался совместить не совместимое и заставить работать те, что не могли вместе работать. Даже в овраге, позаботившись о коне, воды тут не было пришлось достать из баула обычное цинковое ведро и налить в него из фляги воды до краёв, раздумывал об этом. Думал и когда сбросил карлика на траву, и изредка озвучивая разные способы казни, это чтобы жизнь ему мёдом не казалась, продолжал работать над плетением, которое я назвал «Смерть извращенцам», ну да немного пафосно и прямолинейно, но оно как раз и не могло убить этих самых извращенцев. Его действие довольно простое. Тот извращенец, на которого я наложил это заклинание из сорок трёх плетений, теперь даже думать не сможет о своих играх, даже о воспоминаниях, его сразу будет крутить болью, и чем больше он будет думать, тем больше его будет бить фантомной, но это этого ещё более жёсткой болью. Ну ещё и парализует все члены. А чтобы они не умерли и мучились до конца дней, я установил несколько плетений медицинский направленности, чтобы те поддерживали здоровье извращенца. Жестоко? Не я такой, сами такие.

Конечно же очень трудно было настроить на совместную работу те плетения, у которых мог возникнуть конфликт интересов, но я уже давно изобрёл магические шнуры-переходники и те вполне работали, работали они и тут. Так что за час до темноты, когда я закончил и, внедрив в одну из заготовок это заклинание, накопитель там был мощный, полный до краёв алмаз, я решил его проверить.

Поднявшись с травы, я подошёл к карлику связанному мной по рукам и ногам, плетение паралича давно спало и, направив на него только что законченный артефакт, опустил руку. Я его ещё не допросил, а с этим заклинанием это будет невозможно, ему ведь придётся вернуться к воспоминаниям.

Чуть позже я порадовался своей предусмотрительности, плетения правды из арсенала полицейских сил Древних магов дали мне возможность очень внимательно его выслушать, задавая уточняющие вопросы. Карлик то оказался не прост, он один из первых попал в гарем короля и отслужил там верой и правдой аж одиннадцать лет, в течение четырех лет будучи фаворитом и любимчиком. В двадцать, когда игрушка королю надоела, он ушёл на вольные хлеба, с мощной поддержкой поступил в академию, закончил её и остался преподавателем, изредка совершая вот такие рейды, своим неплохо подвешенным языком и сладкими речами обращая простых людей в свою веру, веру извращенцев. Были у него и победы были и не удачи, кстати, меня порадовало, что неудач было больше. Не все ещё оскотинились как этот карлик. К тому же этот смазливый уродец подготовил ещё три десятка таких же «рупоров» как он, к счастью восемь из них пропали во время подобных выступлений и поездок по королевству, это-то и заставило его обзавестись той четвёркой солдат-наёмников.

Конечно же одиннадцать лет пребывания в гареме не могли сказаться на карлике, скажем так женщин он не любил и у него в доме все трое из прислуги были мужчинами и все выполняли и те обязанности которые обычно в договор найма не входит. Хотя нет, в этом королевстве как раз такой пункт есть, и он особо выделен.

Закончил я, когда уже совсем стемнело, поэтому сняв с пояса артефакт, со стороны он напоминал мышеловку, тоже дощечка, какие-то тонкие проволочки и в центре едва заметно светиться драгоценный камень. Активировав артефакт, я направил его на карлика и запустил заклинание. Наблюдая, как в ауре жертвы тают многочисленные узоры плетений, внедряясь в неё, довольно кивнул. Подопытный благополучно перенёс внедрение и буквально спустя десять секунд с того момента как оно заработало, того скрутило судорогой боли. Наблюдая, как тот катается по земле, а изо рта появляется пена, я понял, что извращённых воспоминаний у карлика огромное количество и он почему-то прокручивает их у себя в голове. Похоже, до него не скоро дойдет, что именно эти воспоминания и вызывают боль. Фигня, заклинание питается от его ауры, так что будет вспоминать, сам себя ослабит. Тут уже медицинские плетения не помогут, может и копыта отбросить, вот уж чего совсем не жалко.

Оставив того кататься по дну оврага, мычание мне нисколько не мешало, кляп не забыл вставить, я достал из пространственной сумки хранилище и найдя нужный пакетик, отошёл от края оврага метров на сто прямо в засеянное рожью поле, и развернул гараж. Выгнав «БТР-90», это была одна из тех машин, что я успел переделать в техномагическую бронемашину, свернул гараж и убрал его в хранилище. В этом гараже стояло ещё восемь таких же бронетранспортёров.

Оставив «бэтр» на краю котлована, где ранее был развернут гараж, вернулся к оврагу и удивлённо поднял брови, вся трава на дне была примята, неплохо карлик тут повозился. Видимо до него дошло, отчего возникают эти боли, и он смог взять себя в руки, и лежал у повозки, хрипло дыша. Кляпа у него уже не было.

— Слыш, чудик. Я решил наказать тебя другим способом, каким, вижу, ты уже понял. Я ухожу и оставляю тебе коня и повозку. Что с ними будешь делать, твои проблемы.

Нагнувшись, я разрезал ему верёвки и оставил лежать на траве. Отойдя на пару шагов, посмотрел на карлика, что с ненавистью глядел на меня и шкодливо улыбнувшись, сказал бархатным голосом:

— Я медленно расстёгиваю свой ремень, поглаживая тебя по обнажённой спине, спускаю штаны… Ха-ха-ха!

Карлик снова стал крутиться по дну оврага, завывая от болей и снова на его губах начала выступать пена. Посмеиваясь я подхватил по пути корзину, там ещё много провизии осталось, не оставлять же этому извращенцу и вернувшись к «бэтру» забравшись в бронированное нутро, занял место водителя. Через пять минут практически бесшумно двигавшаяся бронемашина выехала на тракт и, разогнавшись до крейсерских восьмидесяти километров в час, лениво покачиваясь на неровностях дороги, буквально полетела, оставляя за собой длинный шлейф пыли, в сторону столицы королевства. Если ничего не случиться, дня за два доберусь. За ночь вряд ли, тем более нужно четыре каменных моста пересечь, и три паромные переправы, для меня, конечно, это не проблема, переплыву, но всё же не успею до рассвета. Ничего, пережду день в укромном месте, мне тоже спать надо, и следующей ночью буду на месте.

Всё же я сглазил. Буквально час гонки по пустому освещаемого луной тракту, один раз попался всадник, вроде курьер, мы с ним благополучно разминулись, он слетел с седла и свалился на обочину, а я прокатился мимо, издевательски посигналив. Так вот, через час езды по ночному тракту, когда я въехал под тень ещё одного леса, где дорогу уже не освещала луна, сам я использовал встроенный прибор ПНВ, на повороте дороги произошло не сказать что банальное ДТП. На скорости шестьдесят километров в час, моя девятнадцатитонная бронемашина влетела в войсковую колонну и, смяв первые ряды, встала метров через шестьдесят. Чувствуя как «бэтр» покачивается от той массы людей, вернее святош, что были под ним, я врубил все колёса и стал перемешивать войско в фарш, слушая вой внизу. Конечно же не было всё это случайностью, «Глаз»-то благополучно висел в небе сопровождая меня в момент движения, так что курьера того я заранее засёк, как и эту колонну из двухсот солдат с эмблемами местного бога, вот и решил попроказничать.

Съехав на обочину, я перебрался на место стрелка и открыл огонь из пушки и пулемёта. Долго стрелять не пришлось, выжившие моментально скрылись в лесу. Не все, некоторые притаились на опушке, отслеживая, что я буду делать дальше. Наивные, «Глаз» и тепловизор у меня были активны, так что одиночными выстрелами из пушки я начал гасить любопытных по одному. Так что, отстреляв два десятка солдат святош, кстати, ни рыцарей, ни тем более паладинов тут не было, последние вообще штучный товар, это просто мне повезло с большой кодлой встретиться, в этой колонне не было, офицеры были, а этих не было.

Те, что прятались на опушке, наконец, поняли, что их убивают, прозвучала команда и немногие выжившие, успел ещё двух из пушки разбрызгать на куски, скрылись в глубине леса. Ещё пятеро, я их видел, но мешать не стал, азартно рубили мой «бэтр», самый наглый так ещё залез на броню и пытался срубить дуло пушки. Открыв две стрелковые бойницы, я вбросил наружу две осколочные гранаты, даже магию не использовал, убивать из современного оружия так убивать. После грохотов разрывов, морщась, всё же дало по ушам, я выбрался наружу, посмотрел на лежавшие тела, двое пытались встать и осмотрел, что они успели натворить.

— Вот уроды — пробормотал я.

Тот живчик, которого взрывной снесло с брони, почти перерубил дуло пушки, выведя её из строя, ладно у меня запасные стволы имелись, а остальные что? Они гады мне все запасные колёса на корме изрубили, да и свежие царапины на броне имелись, краску мне попортили. Три колеса пробитые стояли, вон компрессор на максимуме работает, держа давление.

Добив раненых и того живчика, я сел в «бэтр» и покатил дальше. Недолго, свернул на ближайшую полянку и, сменив бронетранспортёр на другой, но точно такой же, оставил на поляне большой котлован, где ранее стоял вызванный мной гараж. Дальше особого такого ничего не случилось, больше решил не задерживаться, вот и ехал по ночной дороге, не снижая скорости. Один мост проехал благополучно, оставив позади ошарашенную охрану, пытавшуюся понять, что это такое пролетело по мосту, стуча досками настила. Паромную переправу не использовал, так переплыл, потом был ещё один мост, но тут поступили умнее, цепь натянули, но она мне не помешала пресечь охраняемый мост. Цепь, зацепившись за что-то, ещё пару километров волочилась за мной, но потом отцепилась.

Ещё одна паромная переправа осталась позади, брод и ещё один мост, пока я не заметил, что стало светлеть и не начал искать место для днёвки. Нашёл такое, в стороне от тракта виднелся неплохой такой лесной массив, поднятый повыше «Глаз» даже не смог его весь охватить. Он подсказал мне, где ближайший поворот в ту сторону, я свернул на полевую дорогу и погнал дальше. Пролетел через довольно большое село, кстати, с храмом, и по узкой тележной дороге углубился в лес. Отъехав километра на полтора, повернул в сторону, тут немного деревья расходились и направился в сторону лесного озера и луга рядом. Дороги туда не было вот и пришлось петлять между деревьев. Но ничего, подмяв невысокие кусты, выехал на луг, и на берег озера. Заглушив все системы машины, накопители почти на половину разрядись, энергоёмкая машинка получилась, я сменил накопители на полные из своих запасов, собрал на броне «бэтра» оборудование зарядки, использовав как источник проходившую неподалёку магическую струну, и оставив кристаллы заряжаться, направился к озеру. Очень уж мне хотелось искупаться.

Днёвка прошла просто замечательно, я отлично выспался, никто мне не помешал, встал за два часа до заката, снова и купался, но уже после активной тренировки, поел, добив всё то, что было в корзине и, забравшись в машину, не забыв отключить зарядку, вернулся к дороге и направился к селу.

— Ух ты какая прелесть — пробормотал я, когда «Глаз» показал мне со стометровой высоты, пришлось немного спустить его, что за действо происходит в селе. Там на площади у храма собралась толпа сельчан и двое в плащах святош, прыгали и суетились у собранной поленницы двор, там к столбу была привязана с кляпов во рту очень красивая девочка, лет четырнадцати по виду. А «Глаз» я спускал, чтобы расслышать, что там кричит заводила толпы в плаще святоши, это старик, тот, что по моложе себя поспокойнее вёл.

Оказалось, что девочка Проклятая и её надобно сжечь, уничтожив подобную ересь. Ну-ну.

«Бэтр» не доехал до опушки метров сто, я остановил его и, выбравшись наружу, энергично зашагал в село. Судя по святошам и толпе, представление только началось, так что успею. Выйдя на околицу, я потрепал по холке пасущегося коня и вышел на начало улицы, вдали был виден столб, к которому была привязана жертва.

Конечно, успел, ещё как успел. Подойдя со спины к крайним зрителям, работая локтями и что уж говорить кулаками, я проделал себе проход до края и встал в первых рядах, с интересом поглядывая как на девочку, так и на святош. Кстати, у обоих как и у тех, кого я до этого встречал, ауры были тёмными, багровыми. Такие ауры бывают у убийц и маньяков, буквально балдеющих от своей работы, ну или у душегубцев. У всех встреченных паладинов такие были, а вот у той войсковой колонны, которую я частично подавил, частично расстрелял, выжила только половина, где-то у трети от всего количества были такие ауры, у остальных посветлее они были. Видать свежая часть, из новобранцев собрали, с костяком из более опытных, не успели они крови испробовать.

В общем, осмотрев как жертву, так и святош, я громко спросил, отчего старик запнулся:

— Слыш, старый, а с чего это ты решил, что девчонка Проклятая? Я лично ничего такого не наблюдаю. Зачем врёшь и людей в заблуждение вводишь?

— Еретик! — подскочив, аж взвизгнул он.

— Ты идиот хоть другие слова знаешь? Для тебя все еретики. А сам ты кто тогда, если хочешь невинную душу загубить? Что она тебе сделала, постель отказалась разделить? — тут в ауре более молодого святоши произошла буря, отчего я повернулся к нему. — Так она тебе отказала, ты её взял силой, а когда понял, что семья может тебя на вилы поднять, оклеветал её. Так?

— Так и что? — нагло и развязно ответил он, отчего на него удивлённо посмотрела не только толпа, но и старший наставник.

Тот начал рассказывать, как поймал её возвращающуюся из леса с ягодами, надругался, потом связанную незаметно отнёс в храм в свою комнату и когда натешился всласть, родителям сообщая, что проводит проверку, не проклятая ли их дочь, то решил избавиться от свидетеля-жертвы таким вот способом. И жертва эта была не первая, третья если точно. Говорил он нагло, смеясь над тупыми сельчанами, только вот испуганные глаза в которых мелькал ужас, намекали, что говорил он не по своей воле. По мере его обличающей речи толпа глухо и недовольно роптала, а под конец уже была разъярённая, поэтому, когда я крикнул, на костёр их, рванула вперёд и быстро смяла. Родственники жертвы отвязали девочку, а на её место начали призывать ругающихся и плюющихся святош, почему-то обоих, через пару секунд вспыхнул яркий костёр и те заорали от боли как резанные.

Я стоял чуть в стороне, с лёгкой улыбкой наблюдая за корчами святош на костре, поэтому только скосил глаза на подошедшего огромного мужчину, просто с пудовыми кулаками. Судя по тому, что он был в кожаном переднике, да и пахло от него огнём и металлом, это был местный кузнец.

— Спасибо за дочь, молодой господин — низко поклонился он. — Мы уже и не чаяли, что Лия останется живой.

Посмотрев, как четырнадцатилетнюю девочку потерявшую сознание от проживаний, уносят куда-то в сторону, там суетилась её мать, я молча кивнул, после чего сразу спросил:

— Что с вами будет за этих подонков?

Кузнец осмотрелся с тоской в глазах и, вздохнув, ответил:

— Пришлют святое воинство. Мы попробуем убедить их, что сделали доброе дело, но не думаю, что это поможет. Это не в первый раз, когда убивают священников, солдаты всегда находят убийц и уничтожают их. Думаю, половина села отправиться в дальние края, пытаясь скрыться от мести святого воинства.

— Какое же это святое воинство? — иронично поднял я одну бровь. — Это натуральные бандиты прикрывающиеся своим богом, что хотят то творят.

— Так-то оно так, но всё равно нужно уходить и прятаться. Найдут.

— Хм, знаете что, а я вам помогу — щелкнул я пальцами. — Я Проклятый и могу отправлять людей в другой мир, есть там у меня один такой, где вам будет хорошо, но отправлю не всех, некоторые радовались, что должны были сжечь вашу дочь, им это доставляло удовольствие, доводило до экстаза, а вы исполните мою просьбу, когда я отправлю ваши семьи в безопасность.

— Нужно собрать совет и стариков, староста сейчас подойдёт, там всем миром и решим.

Старостой оказался один из степенных мужиков, что таскал молодого за куцую бородку и харкнул ему в лицо, оказалось первая жертва была его младшей дочерью, вот тот и поминал, как та кричала, сгорая на костре. В общем, старосту, наконец, привели в чувство, а то он скакал среди радостных сельчан вокруг костра, святоши к этому моменту уже затихли и не вопли, по селу начал распространятся запах горелого мяса. Так что старосту привели в чувство, просто вылив на него ведро ледяной воды из колодца и объяснив ситуацию, отправили созывать совет из глав семей и самых уважаемых стариков.

В селе я задержался на два часа, десять минут описывал преимущества жизни на Тории, как там хорошо, ещё пять минут объяснял, как те будут переходить и что нужно с собой брать, час переводил практически всё село на Торию, осталось порядка сотни, покинуло этот мир чуть больше двух тысяч. Из той сотни, что остались, семьдесят я забраковал, фанатики местного бога, это они мешали свершиться мести, за что и получили по мордасам, а также радовались сожжению девочки, ну и три десятка молодых парней, в основном из родственников тех семей, что пострадали от действий местных святош, но были и добровольцы. Парни были молодые, крепкие, только кузнец был в возрасте. Его я и назначил старшим, поставив ту задачу, что меня интересовала, а те когда их тылы обезопасили, приступили к её выполнению. Оно было простое, поднять народный бунт против короля, за его извращённые увлечения. Кстати, они попросили отправить следом на Торию их родственников из соседних сёл и деревень. Я не отказался.

Как только на эти территории упала ночь, я рассадил парней на «бэтр», часть внутрь, часть на броню и поехал по местным сёлам, деревням и даже городкам. Запылали костры, где сгорали как святоши, так и разнообразные извращенцы которых я в народном бунте объявил вне закона, и дальше всё пошло лавиной. За пять дней я отправил на Торию порядка тридцати тысяч человек, и послал около тысячи к столице. Потом мне всё это наскучил, и я рванул к столице королевства. Тут недалеко было, триста километров всего оставалось. За ночь я преодолел это расстояние и, устроившись на ночёвку в небольшой роще, что находилось в двух километрах от окраины столицы, лёг спать. Специально отъехал от тракта и других дорог, подальше от населённых пунктов, чтобы мне не мешали.

Проснулся я к часу дня, полностью выспавшимся и довольным собой. Выбравшись из бронированного нутра «бэтра» на свежий воздух, я с удовольствием осмотрелся и пробормотал:

— Лепота.

Сбегав в кустики, умылся из фляги, намного потренировался, чтобы разогнать кровь и пройти в себя, поел и, переодевшись, вызвал гараж, куда загнал хорошо мне послуживший «бэтр». Оставив на опушке рощи котлован, я поправил котомку и энергично зашагал в сторону тракта, если потороплюсь, то часам к трём буду у южных ворот оборонительной стены что окружали столицу. Даже меня поразила эта высокая и довольно длинная стена, которая окружала отнюдь немаленький город, но при приближении сообразив что в ней нет ни одной трещины ни одной кладки, стена была монолитной, понял что это работа местных магов, до того как их всех перебили.

— Неплохо-неплохо — пробормотал я, приближаясь к воротам, с интересом изучая мастерство с которым возвели эту стену.

Надо сказать, я был бы не прочь изучить местную магию, очень уж там много интересных решений. Жаль только когда я объезжал села и деревни и подбивал народ к бунту, мне попала на руки всего одна книга магии, да и то дед крестьянина что подобрал её в лесу неподалёку от убитого мага, закопал её и хранил на глубине двух метров, наказав потомкам не трогать её. Всего за серебряную монету внук расстался с такой опасной вещью. Найдут, свяжут с ним и сожгут, он в этом был уверен. Правда от такого варварского отношения та не пострадала, однако прочитать я её не мог, письменность не знакомая.

Встав в очередь, я оторвался от изучения шестнадцатиметровой стены и посмотрел на открытые ворота, где десяток стражников изучали въезжающих в город, проводя досмотр телег. Через эти ворота не только впускали, но и выпускали. На ширине правой створки была въездная проезжая часть, на ширине левой, выездная.

Осмотревшись, довольно кивнул. Я ничем не отличался от полусотни крестьян, что всё подходили или подъезжали к воротам. Такая же простая и добротная одежда, у многих, как и у меня котомки висели на плечах. Многие босые, я же, один из немногих имел обувь, простые и добротные сапоги. На поясе видел небольшой нож, показывающий, что я вполне себе обеспеченный человек, а перевязь и сабли не было видно из-за наложенного плетения невидимости. Пока внимания я привлекать не собирался.

Очередь двигалась довольно быстро, поэтому приготовив медную монету, вход был платный, один пфенниг, за одно транспортное средство две монеты, я протянул монету кассиру, что отвечал за сбор средств и, получив внимательный взгляд от одного из стражников, прошёл через длинную арку стены в город. Амулет обнаружения магии у них не сработал, хорошо.

Почти сразу я свернул в сторону и быстро шагая, скрылся в узких улочках города. Стену построили давно, население увеличивалось, а снаружи строить было нельзя согласно древнему закону одного из прошлых королей, вот и росли дома ввысь, исчезали парки и сокращалась ширина улиц. Это ещё нормально, могло и хуже быть.

Народу на лицах хватало, поэтому найдя тихий закуток, я повернул было к нему, и остановился, обнаружив уже привычную картину. Похоже, эти закутки пользуются немалым спросом, это третий и тоже занятый, сейчас пыхтя, парочка удовлетворяла свои потребности, дородный мужчина сексуальные, а девочка… хотя нет, судя по ауре, мальчик, материальные. Спутал из-за того что у него платье было задрано, а не штаны имелись.

— Твою мать, извращенцы на извращенце — зло сплюнул я и пошёл искать другое удобное место, чтобы из крестьянина превратиться в молодого дворянина. Мне лишь нужно переодеться для этого, а тут всякие уроды мешают.

Подсадив на мужчину плетение против извращенцев, на пацана тоже накинул, я вышел на улицу, услышав двойной хрип в закутке, направившись дальше. Блин и не приоденешься даже.

Пока я двигался к столице, да и что уж говорить, по самой столице, то накладывал эти плетения на всех мужчин, что мне встречались, пяток сразу попадали и начинали биться от боли. Один раз это был святоша, что шёл следом за двумя парнями лет четырнадцати на вид, не сводя с них глаза. Это было минут пять назад на перекрестке улиц. Похоже, в столице собрались одни подобные моральные уроды, рассадник так сказать. Я планировал запустить на орбиту ракету и вывести спутник, чтобы разом облучить столицу и окрестности этим плетением, навсегда убрав эту чумную проблему, и походив по городу, понял, что нужно это сделать как можно быстрее. Мне воротило и даже передёргивало в ознобе оттого всего, что я видел на улицах. Особо тут не стеснялись, снимали кого хочется прямо на улице, правда соглашались не все, были те кто отказывался, этих я долго провожал глазами и довольно кивал головой, есть ещё нормальные люди в этом рассаднике, ещё как есть, но их меньшинство, в этом я уже был уверен. Урод король, доберусь я до тебя. Ох доберусь, но завтра ночью. Этот остаток дня нужно найти нормальное жильё, а лучше купить небольшой домик.

Мне так претило смотреть на тот обыденный для местных разврат, реально тошнило, что я даже «Глаз» деактивировал и убрал, а то он гад постоянно показывал мне всё, что творилось рядом со мной. Правда я перед отключением перевёл его на другой режим и тот просканировал всю столицу, особенно под землёй и, судя по той схеме, что была выведена мне на магический планшет, катакомбы тут под землёй знатные и несколько ходов, а точнее двадцать три, вели во дворец. Неплохо, теперь нужно найти и купить дом, что стоит над таким туннелем, проделать вниз ход и вуаля. У меня практически будет свободный доступ во дворец. Почему я не могу через верх? Так ведь дворец тоже просканировали и таких защитных плетений, мне видеть ещё не доводилось, проникнуть я через них проникну, но не сразу, возможно даже и не за неделю, изучить перед этим нужно, найти ключик. Но зачем биться лбом напрямую, если есть катакомбы и, судя по сканированию, защита там совсем слабенькая и охрана в основном состоит из механических ловушек. Так что только под землёй, именно под землёй.

Посмотрев, как мимо пронёсся с дробным топотом подошв десяток стражников, я услышал от одной из женщин ужасное, только что все амулеты сообщили, что в город проник Проклятый. Священники собираются созвать в столицу все ближайшие войска.

— Ищите-ищите — усмехнулся я и, поправив котомку, энергично зашагал к ближайшему трактиру.

Похоже, все тупички и другие скрытые места давно облюбовали такие вот любители экстрима, так что я решил использовать трактир, да и поживу в нём пока ищу дом. Нужно добраться до местной мэрии, куда и носят объявления о продаже любого имущества, поинтересоваться, какие дома выставлены на продажу, прокатиться, посмотреть, где стоит тот или иной дом, и сделать выбор. А уж там… бу-уаха-ха-ха-ха.

Лишь одно я понял за время путешествия по этому миру, Генерал был прав, мне нужно быть ближе к простому люду, и то, что местный люд для этого не подходит, я теперь был уверен на все сто. Прикончу королька особо циничным способом, закодирую извращенцев плетением и пойду искать другие миры. Надеюсь, попадутся вроде этого, миры с магией мне больше нравились, чем та же Земля, хотя она встречалась мне уже дважды. Хотя конечно хочется посетить соседние континенты. Ох, чую, выжившие маги именно там, просто отгородились от святош и в ус себе не дуют.

«Что-то стражники разбегались» — подумал я, пропуская ещё одну колонну, но в этот раз уже в три десятка солдат. Народу на улицах хватало и было видно, что многие испуганны. За последние двадцать лет оказывается, не было зафиксировано ни одного проникновения Проклятого в столицу. Не тех неинициированных одаренных, что выявляют в храмах, а настоящих магов.

Трактир находился с противоположной стороны улицы, пересечь проезжую часть и я у входа, вот и стоял с краю, дожидаясь, когда эта грохочущая амуницией и железом «змея» проползёт мимо. Первый трактир, что я заметил, мне не подошёл, дорогой, там обеспеченные торговцы или не особо богатые дворяне останавливаются, а не такие замухрышки-крестьяне, как я. Из-за всяких уродов-извращенцев даже переодеться нормально не смог.

Наконец стражники прогрохотали дальше, пробежал, догоняя отставший, и я направился через дорогу к дверям более простого трактира, как раз для крестьян. Открыв створки, я вошёл внутрь и понял, почему у входа пусто, даже пьяных нет. За одним из столов устроился вербовщик. На столе стояла чернильница с пером, листы бумаги, хмурый трактирщик за стойкой протирал явно не по первому разу кружки и почти пустой зал, пяток ремесленников не в счёт.

— А вот и новый доброволец, что согласен защищать свою страну, свою Родину и подпишет пятилетний контракт службы в королевском шестом легионе легата…

Что-то там говорил этот идиот-вербовщик я не особо слушал, прошёл через весь зал к трактирщику, что встрепенулся при моём приближении и сказал:

— Комнату получше и ужин.

— Есть комнаты, четыре пфеннига за ночь — ответил тот и, получив плату за один день проживания, поинтересовался более добродушным тоном. — На ужин, что желаете?

— А что есть?

— Свиные рёбрышки, тушёная на молоке рыба, окорок копчёный, свежий, только вчера привезли, пироги…

— Нормально, порцию свиных рёбрышков, рыбы, сколько пирогов есть?

— Готовы четыре, заложить в печь можно ещё пять.

— Всё беру. Ну и сока. Лучше яблочного.

— Яблочный мы на лёгкое вино перевели, киснуть начало, как начёт грушевого?

— Подойдёт. Если что, я буду у себя в комнате.

— Хорошо.

Я направился было за трактирщиком, что лично решил сопроводить меня до комнаты, как почувствовал, что на плечо легла чья-то рука. Мельком обернувшись, я обнаружил вербовщика.

— Парень, подумай, другого такого щедрого предложения не будет — замелькала в его пальцах серебряная монетка. — И это только аванс.

— Не интересует — дернув плечом, сбросил я его руку и энергично зашагал к лестнице, догоняя хозяина.

Проблем от вербовщика я не ждал, но решил всё же усилить бдительность, и через час, когда спустился в обеденный зал поужинать, понял что он с хозяином трактира в доле. В пище была закладка. Не отрава, но и снотворное на удивление сильное, если я это приму, то меня вырубит дня на три, не меньше. Интересно сколько таких вот дурачков поев тут, просыпались в казарме где-нибудь в Тмутаракани?

Зло, посмотрев на трактирщика, тот отслеживал всё, что я делаю боковым зрением, сделав вид, что заинтересовался излишне громким разговором явных завсегдатаев этого трактира, и приступил к трапезе. Сама еда была чистая, а вот кружка с соком заряжена. Теперь понятно почему мне налили именно грушевый сок, горчинка в нём скрывалась в букете груш и не чувствовалась, а в яблочном он сразу бил по вкусовым рецепторам. Ну-ну.

Кстати, вот вербовщик как раз на меня поглядывал с интересом, отслеживая, когда я возьму кружку, из-за чего мне пришлось постараться чтоб избавиться от сока. Но я всё же нашёл выход, когда принесли пироги с пылу и жару и я их лично нарезав, стал убирать в котомку, то достал из неё пустой термос и вылил в него сок, пригодится.

В общем, поужинав, я направился к себе и, закрыв дверь, спокойно уснул на топчане. Клопов не было, проверено.

Разбудил меня писк сработавшей сигнализации. Я не использовал магию, наверняка сейчас по городу шныряют патрули с амулетами сканирования магии и отслеживают всё их применение. У дворца естественно не ходят, там защита забивает всё помехами, а в таких районах их много должно быть. Конечно, стандартные амулеты я обману, но уверен, что есть и другие. Более мощные с действиями работ которых я ещё не ознакомился, а это важно, так как не мог теперь использовать магию, вдруг засекут?

Так что пришлось вернуться к использованию оборудования бывшего Мёртвого мира, который сейчас вполне себе активно восстанавливался в первозданном виде. В общем, у меня были в коридоре установлены скрытые камеры, и датчик движения у двери. Так-то на проходящих мимо они не срабатывали, специальные программы отсекали, но если будут стоять больше трёх секунд у двери, то срабатывала сигнализация. Тут стояли уже десять секунд.

Зевая, я сонно открыл планшет, опять-таки не магический, а самый обычный технический и просмотрел по трём камерам как вербовщик и ещё один незнакомый парень, тоже, кстати, в военной форме, спокойно взламывают дверь, пытаясь откинуть щеколду. У них надо сказать это неплохо получается, тонкая стальная спица, сунутая в щель, и деревянный брусок самодельного замка стал медленно двигаться в пазах.

Достав пистолет, я привёл его к бою и накрылся одеялом, снова сладко зевнув. Эти ушлёпки разбудили меня в одиннадцать вечера, час как уснул.

Наконец, щеколда была отодвинута. Двадцать минут скрипели засовом, тот застрял, перекосившись, и у них никак не получалось его сдвинуть, я уже начал подумывать, что нужно помочь, встать и открыть, но тут подошёл трактирщик, негромко пообщался с вояками, налёг плечом на дверь, отчего щеколда с хрустом встала на место и отправился обратно, а вояки продолжили азартно двигать его дальше, пока, наконец, не открыли дверь. Мне кажется, мы все трое с облегчением вздохнули.

Как только вербовщик с помощником проникли в комнату, тот, что незнакомый, но как-то странно похожий на хозяина трактира, негромко сказал:

— Как уговаривались, тебе тело, нам его вещи.

— Зачем вам его обноски?

— Ну не скажи, бывает там попадается что-то очень интересное.

— Да это ваши дела, мне нужно план сделать. Ещё двое и этот месяц отработан.

— Сверх плана не хочешь?

— Вот ещё, тогда они план под…

Что именно хотел сказать вербовщик, когда они подошли к моей койке, я недослушал, два раза негромко хлопнул пистолет, и пришлось ловить оба тела, что обзавелись дополнительными дырками во лбу, иначе шума не избежать, будут грохотать своими железками. Их форма мне приглянулась, нет, я не собрался её использовать, просто решил из-за появившегося недавно увлечения сделать себе хобби, собирать форму военных и одежду святош в мирах, в которых побивал. Надену вот эту на манекены и поставлю в библиотеке. Память какая-никакая. Может быть, даже музей открою имени себя. Типа путешественник и натуралист. Последние ещё цветочки собирали, гербарий, сушили его. У меня мелькнула мысль набирать сушёные мумии, но как-то она не прижилась.

Утащив тела к двери, я быстро освободил их от одежды и двумя узлами убрал в котомку, безразмерную естественно, потом почесывая обнажённую спину стволом пистолета и непрестанно зевая, спустился вниз, осмотрел полупустой зал, и понял, что пока трактирщика трогать нельзя, заметят его пропажу. Но при возращении заметив, что дверь во двор открыта, вышел и обнаружил армейскую повозку с запряжённой лошадью, которая отмахивалась хвостом от летающей живности.

Рядом никого не было, поэтому сбегав наверх, я перетащил тела в повозку, стараясь делать это незаметнее, чтобы трактирщик не засёк. Оделся и, покинув трактир, кстати, не забыв все свои вещи и оборудование, занял место возницы и выехал со двора. Поспать мне тут явно не дадут, а так хоть ближайшие катакомбы исследую.

Этот трактир я выбрал не просто так, он находился неподалёку от одного из выходов катакомб, что поднимался на поверхность. Правда, над ним почему-то стоял полуразрушенный заброшенный дом, но меня это не смутило, оба тела полетели в темную дыру, откуда тянуло холодом, а я отогнал повозку в сторону. К счастью патрули мне не встретились, хотя я и заметил их мелькание на соседних улицах, кто ещё будет маршировать, чтобы всех воров спугнуть и освещать факелами улицы? В общем, отогнав повозку в сторону, я стал ждать. Район тут не сказать что безопасный, поэтому заметив, как к повозке шмыгнуло двое, и она исчезла, я только удовлетворённо улыбнулся. Развернувшись, я направился к дому, где был замаскированный вход в катакомбы. Кстати, похоже, его часто использовали, петли были щедро смазаны маслом.

Вернувшись к дому, я поправил котомку и, оглянувшись, пристально изучая ночную улицу, скрылся в проломе входной двери. Дом бы так порушен, что мне казалось, как будто его брали штурмом, а обнаружив две зарубки, то ли от топора то ли от секиры, понял, что не ошибся в своих предположениях. Вход катакомбы был в подвале. Под лестницей имелась неприметная дверца, на обшивку которой наклеили камни, и со стороны она вписывалась в стену, но меня эта маскировка не обманула, когда я сбрасывал вниз тела вояк.

Снова открыв дверь, я стал спускаться по лестнице, она вела вниз, справа каменная стена и деревянные перила, слева пропасть. Именно поэтому я и не стал спускаться донизу, а сбросил тела в эту пропасть. Долго падали, шесть секунд пока не услышал хруст и влажных шлёп внизу.

На голове у меня был прибор ночного видения, замечу снова, не плетение, а технологичный прибор, поэтому шагал я довольно споро, даже лихим прыжком преодолел пропасть, где лестница обрушилась. Рядом лежали доски, видимо их использовали как мостик, но я не стал их трогать, и так допрыгнул.

Двигался я естественно в сторону дворца, было довольно интересно, часто встречались костяки погибших людей, были и живые, прошло три группы с факелами в руках. Один раз нашёл костяк лошади, удивившись, как она сюда попала и после более чем сорока поворотов и двух десятков механических ловушек, треть были заняты костяками, их никто не чистил, я оказался у неприметной дверцы. Судя по слою пыли вокруг тут никого не было лет тридцать, а то и больше.

Проверив её на предмет ловушек, не обнаружил, только засов с той стороны, воспользовался спицей вербовщика и открыл засов. Тот сначала стоял намертво, видимо присох от времени, но я всё же смог его сдвинуть в сторону и открыть дверь, благо открывалась она на меня, а не внутрь, в этом случае была бы проблема.

Глядя на гору всякой старой рухляди, я даже не отшатнулся, если бы они не слежались, то в момент открытий двери посыпались на меня, а так монолитная стена. Хмыкнув, я ухватился за сапог с отлетевшей подошвой и потянул его на себя, отчего вся стена зашевелилась, но ничего, лишь отскочил в сторону, а потом ногами стал отшвыривать весь этот ненужных хлам в сторону и проделывать проход. Не сразу, заняло это у меня минут десять, но я всё же закончил.

Ход вёл в подвал, вернее даже в одну из кладовых подвала, поэтому откопав вход и замаскировав его, снова закрыл дверцу и направился к другой, что вела уже в сам подвал.

Раз я во дворце, то решил поступить вот как, исследую тут всё, прикину, как буду выносить казну, вернее сокровищницу, ну и изучу охранные плетения, тем более с тыла, изнутри это сделать куда легче. Очень уж они меня интересовали. Да и на королька нужно посмотреть, хоть в лицо эту мразь знать.

В сам подвал я попал без проблем, тут было пусто, хотя у входа и горел факел, а где-то в стороне был слышен скрежет. Похоже тут я не один. Проведённая разведка это подтвердила, крупный мужчина в ливрее и со связкой ключей на поясе, копался в одном из многочисленных сундуков, что-то бормоча себе под нос.

Открыв дверь, я оказался под лестницей до меня отчётливо донёсся шум музыки и многочисленных голосов.

— Бал у них, что ли тут? — пробормотал я себе под нос и почти сразу хмыкнул, когда появилась парочка в растрёпанной одежде и масках на лицах. — Бал-маскарад, да это просто отлично.

Покосившись на двух солдат, что стояли в парадной форме в стороне у одних из дверей я вернулся в подвал и задумался. Через секунду я уже пакостливо улыбался. Достав и котомки чёрный костюм дворянина Тории и чёрную полумаску, что скрывала верхнюю часть лица, я переоделся, проверил, как всё это на мне сидит и, покинув подвал, со скучающим видом направился гулять по коридорам. Я был не один такой. Парочки постоянно ныряли в разные места, или выбирались, поправляя одежду, но меня не трогали, хоть и поглядывали с интересом на статного таинственного незнакомца.

За полчаса я обошёл множество комнат, в часть меня не пустила охрана, и наставил скрытых видеокамер. В пакете было около сорока штук, использовал уже более двадцати пяти. Ну это и понятно что в жилую часть дворца меня без сопровождения жильцов никак пустить не могли, но зато я побывал в двух разных обеденных залах, и поставил там по пять скрытых камер чтобы снимать с разных ракурсов. Только закончив с этим делом, я направился туда, где и была музыка.

Зал был огромен и по моим прикидкам там было около двух тысяч человек, не меньше, с учётом того что часть шляеться по дворцу в поисках укромных мест, даже больше. Подхватив с подноса слуги бокал, там оказалась лёгкое вино, делая небольшие глотки, я гулял по залу, изредка клянясь дамам, тем, что находил привлекательными для себя, и тут я увидел её. Красавица в светло-бежевом платье похожим на те, что носили во времена Екатерины Второй на Земле, стояла в одиночестве. Я даже сглотнул ком в горле. Точёная фигурка, полные упругие груди моего любимого третьего размера, декольте позволяло рассмотреть навершия прелестных холмиков, бархатные кожа, белоснежная шейка которую так и хочется покрыть поцелуями, полные коралловые чувственные губки, локоны светлых волос в высокой причёске. Жаль лицо скрыто полумаской, ну и лёгкая тоска во всём. Быстро просмотрев её ауру, по ней понял, что ей тридцать три, она грустна и печальна, больше патологий не было.

Меня заинтересовало, почему она стоит в скажем так некотором вакууме и мужчины её явно обходят, но ответа не нашёл, не хотел вызывать подозрениям своим любопытством, может это общедоступная информация и все о ней знали. В общем, я терялся в догадках, но природной наглости как раз не потерял, поэтому, когда снова заиграла музыка и парочки пошли танцевать, красавица с горечью наблюдала за этим, к ней всё также никто не подходил, поставив пустой бокал на поднос ближайшего слуги, шагнул к ней, чем вызвал не только всеобщее удивление, даже охренение всех кто находился рядом, но и её тоже. Та не отказалась и, положив свои прелестный пальчики мне в ладонь, сделала первый шаг, а я наблюдал бурю чувств в её ауре, от испуга, надежда и благодарности. Через минуту мы уже кружились в танце.

Красавица, оказалось, очень неплохо держала ритм, и я вёл её в этой партии, не стесняясь крепко прижимать к себе восхитительное тело, и женщина вся отдалась страсти танца, а я её только поддерживал. Заглянув под маску, мне дались три такие возможности, когда партнёрша откидывала голову назад в очередным пируете, ещё больше озадачился, милый носик, чистое лицо без дефектов. Чего это тогда от неё все шарахаются?

Под конец, не только я чувствовал сильное сексуальное влечение к партнёрше, отчего пришлось прижиматься к ней покрепче, чтобы посторонние не заметили этого казуса, но и она так возбудилась, что я начал опасаться, как бы она не изнасиловала меня прямо тут. Это было странно, та так легко возбудилась, как будто у неё мужчин несколько лет не было.

Пришлось постараться, касаясь некоторых её точек на теле, чтобы сбросить это вожделение, а то партнёрша уже голову потеряла. Но ничего, смог воздействовать и когда я вёл её обратно, глубоко вздохнув, она благодарно кивнула меня, прошептав:

— Спасибо.

От её голоска я понял, что если не покину её, то возьму прямо на глазах этих людей. Ещё никогда я не чувствовал такого влечения к женщине и это меня пугало, но одно я точно решил для себя, этой ночь она стопроцентно станет моей, и мы с ней сольёмся в экстазе. Как оказалось, возбудить её было проще пареной репы. Глядя на красавицу мне так и хотелось прошептать; моя пре-е-елесть.

— Можно небольшую просьбу? — сказала та.

Я молча кивнул с интересом глядя на неё, ожидая, что она скажет.

— Я понимаю что вы скорее всего из дальней страны, сегодня бал в честь прибытия посольства королевства Кимерия, и вам не срубят голову за то что вы касались меня как пообещал мой муж. Поэтому я бы хотела попросить, чтобы вы потанцевали с моей дочерью, принцессой Илоной.

Даже не дрогнув ни одним мускулом, я слушал королеву, с которой только что танцевал, хотя в душе был изрядно удивлён. Теперь я точно знал, что она станет моей… и, пожалуй, её дочка тоже, нужно посмотреть такая ли она красавица, поэтому ещё раз согласно кивнув, я поцеловал её одуряюще приятно пахнущую ручку, перевернул и чмокнул в ладошку, после чего выслушав описание как одета её дочь, направился на поиски.

Та обнаружилась не сразу, чуть в стороне в окружении девушек, те, что странно хоть и общались с ней, но тоже держали дистанцию. Парней рядом с принцессой я вообще не увидел.

«Копия королевы, только младше, пятнадцать лет, самый сок» — прикинул я.

Подойдя к фрейлинам, те попытались пригородить мне путь, но не получилось, две получили очень болезненных синяка и, шипя, отошли в сторону, а я, нагло, не спрашивая разрешения, ухватил принцессу за руку и силой потащил ей танцевать. Как и мать та очень неплохо кружилась со мной в танце и также прижималась всем телом ко мне, хотя первое время, пугалась этому. Заметив, что та начала возбуждаться, я мысленно улыбнулся и кивнул сам себе. Принцесса была ещё не тронута, и я собрался сегодня до наступления утра исправить эту ошибку природы. Для себя я уже всё решил, эти женщины станут моими. В смысле не поматросил и бросил, а перевезу в Рай. Такое сокровище оставлять в этом мире просто глупо, как говорится, кто успел тот и ягодку съел. А этих я если и не съем, то хоть понадкусываю со всех сторон.

Меня больно уж интересовало, что же не так с обоими родственницами короля, но когда после второго танца я отвёл принцессу на место, та пыталась выровнять дыхание, её полушария третьего размера, как и у матери, тяжело вздымались, что вызвало у меня некоторое неудобства, а глаза сверкали от возбуждения. Так вот, когда я оставил принцессу в окружении фрейлин, то меня вдруг подхватил под локоть один мужчина во фраке и серебряной полумаске и повёл в сторону за колонны.

— Молодой человек, вы знаете, что только что подписали себе смертный приговор? И то, что вы из Кимерии вас не спасёт? — громким шёпотом спросил он.

— Хотелось бы знать, что же я такого сделал в вашем королевстве, что за это ещё и казнить могут?

— Наш король очень оригинальный человек, но чего у него не отнять, это упорство в достижении целей. При всех своим разнообразных увлечениях, он очень не любит когда трогают его вещи, вплоть до смерти такого наглеца. А его жена и дочь, относятся именно к данному определению. Поэтому если хотите жить, бегите, уходите из дворца.

— Спасибо за предупреждение — искренне поблагодарил я его и слегка поклонившись, направился в зал, но замелил шаг, заметив, что тот со своим предупреждением уже запоздал, пятёрка офицеров гвардии меня уже довольно грамотно окружала. Заметив неподалёку знакомое бежевое платье, я рванул к нему.

— Потанцуем ещё раз? — подойдя к королеве, я ухватил её за руку и снова повёл в танце.

Что странно, как только я коснулся её, королева снова начала возбуждаться, и я понял, что именно мои прикосновения, то есть я и являюсь этим источником. Это заставило задуматься, но планов я своих не изменил, королеву и её дочь я уже считал своей собственностью.

Офицеры со стороны наблюдали за нашим танцем, но не подходили, просто сопровождали в толпе гостей. Когда танец был закончен, я снова привычно поцеловал королеву в тыльную сторону ладони и в саму ладонь, и поспешил к выходу, на ходу подмигнув принцессе, что явно хмуро наблюдала за нами.

Офицеры рванули за мной, но я опережал их. Меня интересовало, где всё это время был король, но чуть позже я его обнаружил. С одной стороны бального зала находился довольно большой балкон, там тоже были гости, но видимо самые приближённые. Сам король, мужчина за сорок с довольно приятными чертами лица, сидел на стуле с высокой спинкой, трон не трон не знаю и, поглаживая по шевелюре мальчика-пажа, что сидел у него на коленях, пристально следил, как я танцую с его бывшей собственность. Он так же наблюдал, как я скрылся за одной из дверей. Кстати, рядом с ним стояли двое паладинов, видимо непосредственная охрана.

Убегал я недолго, в соседней комнате дождался гвардейцев и банально набил им рожи, да ещё сапогами отходил по рёбрам. Добавив по паре раз по яйцам, чтобы больше не мешали и, оставив офицеров без сознания валяться на полу, когда очнуться сразу почувствуют последствия нашей встречи, я скрылся в переходах и нашёл приют в одной из пустых комнат. Устроившись на кровати, я включил планшет и, проверив камеры, стал ждать.

Бал продлился ещё два часа, но королева покинула его раньше. Заметив, куда она ушла, одна из камер в коридоре ясно это показала, я довольно улыбнулся, королева жила в отдельных апартаментах и явно не поддерживала отношений с мужем. Значит, слух был правдив, это был династический брак. Странно ещё, что принцесса родилась. Нет, королева не наставила рогов мужу, судя по ауре, Илона действительно его дочь, но то, что он не допускал к телу жены и дочери мужчин, это порадовало, я сам был собственником, тот конечно меня переплюнул, но всё же я его понимал.

Когда принцесса отправилась к себе в сопровождении двух слуг, я отследил, где её комната, через комнату от спальни королевы оказалась, довольно кивнул и стал раздеваться донага, убирая одежду под кровать. Выбравшись через окно на небольшую площадку-карниз, я направился по ней в обход дворца, поглядывая с третьего этажа на часовых внизу. Пару раз даже поплевал на темечки. Конечно, идти было не так удобно из-за каменных статуй, что были понатыканы где попало, но через пару минут я был у нужного окна и, приоткрыв его, скользнул в спальню королевы. Я собирался сперва её попробовать, а потом и дочь навестить. Сил хватит, должно хватить.

«Ох как я ошибался, не хватило силёнок-то» — подумал я и сделал пару приседаний, держась за поясницу. Позади осталась спальня распробованной принцессы, так что я мог сказать с уверенностью, выжат я был досуха.

Королева чуть не встретила меня испуганным визгом, а когда я зажав ей рот поцеловал сначала тыльную сторону ладони… В общем, сперва испуганно, потом уже с пробуждающимся вожделением она стала активно мне отвечать и дальше я помню смутно. Но скажу честно, такой женщины у меня ещё не было, такой страсти и такого необузданного желания я ещё не испытывал ни с кем, снова и снова движением или стоном она возбуждала меня и заставляла повторять раз за разом мои успехи. Восемь раз отстрелялся, это рекорд, с Мартой я выше пяти не доходил, хотя считал её идеалом партнёрши в постели.

Где-то часа в два ночи, когда мы оба слегка погасили огонь страсти, та вдруг заговорила, и я не пребывал её, чувствуя, что ей нужно выговориться. Слушая, я только мысленно качал головой. Это сколько же пережила она с момента попадания в рабство своему мужу? Да, династический барк, но в первую же брачную ночь пьяный муж изнасиловал её, причём разными способами, отвратив её ещё не тронутую девушку, от мужчин. Единственное их соитие и о чудо, появилась красавица дочь, единственная отдушина королевы. Король держал её в клетке, золотой, но клетке, так что спасалась королева только за счёт дочери, занимаясь её воспитанием. Как жил король её не волновало, слишком она его ненавидела. А тут о чудо, появился таинственный незнакомец, что очаровал её и смог пробраться в душу. Королева влюбилась. Ах как же она страдала наблюдая как её кровиночка-дочь обнимается в танце с незнакомцем. А тут ночью, когда она готовилась ко сну, как в её видениях, пришёл незнакомец и подарил ей ночь любви.

После длительного поцелуя, я стал покрывать поцелуями её грудь, не в первый раз между прочим, даже её запах волновал меня, как вдруг королева прижала меня к себе и попросила забрать её с собой. Она готова была на всё, лишь бы быть со мной.

Я долго молчал, а заметив, как та начинает уходить в пропасть отчаянья, снова поцеловал её, прикусив нижнюю губу, и тихо прошептал в миленькое ушко:

— Ты моя собственность, уже навсегда. Сейчас не время.

Это действительно было так, я не хотел никого насторожить, вот обнесу сокровищницу, изучу все плетения, что используются во дворце, тогда и их можно прибрать к рукам, а пока низя-я-я.

Мой ответ вызвал буквально бурю радости в душе у королевы, но вот больше мы любовью не занимались, сил уже не было. Взяв с меня обещание, что я будут звать её по имени, Милоной, она позволила мне покинуть спальню. Продвигаясь на подкашивающихся ногах по карнизу, я отправился к принцессе. Да сил у меня не было, темпераментная королева выжила досуха. Ещё бы, шестнадцать лет ни одного мужчины, но я всё же решил навестить принцессу, застолбить так сказать свою новую собственность.

Проникнув в спальню, девушка спала, я достал из пространственной сумки коробку и, найдя нужный пузырек, сделал крохотный глоток. Да, сил у меня не осталось, пришлось обратиться к алхимии.

Вот с принцессой пришлось побороться. Никак не давалась, даже кричать пробовала, но когда я сорвал с неё длинный поцелуй, ночнушку порвал до этого и стал покрывать тяжёлые колышущиеся полушария, переходя на живот и ниже, та замерла, позволяя делать с ней всё что мне заблагорассудиться и я делал, что ей явно нравилось, хотя всё и было незнакомо. Когда я вошёл в неё и снёс преграду, та только слегка охнула, и тут же расслабилась, чуть позже я продолжил, обучая девушку первым урокам секса. Любя Илону, а я всё делал именно с любовью, подумал:

«А кровать у королевы не такая скрипучая, хотя страсти у обоих с переизбытком, что у матери, что у дочери…»

После посещения дочери, у меня хватило сил лишь на два захода, я покинул спальню, не забыв выдернуть из-под прелестной попки Илоны тряпицу, не хотел, как и с королевой оставлять следы своего присутствия и ночи любви, и по карнизу вернулся в ту пустующую комнату, где с некоторым трудом оделся. Ох укатали меня эти кобылки. Кстати, перед уходом я на тумбочке оставил баночки с лечебной мазью, за пару асов она убирает следы засосов царапин и синяков, потискал я их от души, а девочки нежные, синяки наверняка останься.

Мне удалось, пользуясь последними мгновениями ночи вернуться в подвал и уйти в катакомбы, но сил покинуть их уже не было. Поэтому сразу за дверью в подвал, найдя тупичок без ловушек, поставил палатку и, дождавшись, когда она автоматически развернётся, быстро помылся в душе и завалился спать на роскошную двуспальную кровать. Я уже освоил плетения безразмерности для жилых помещений и поработал над палаткой. Так что снаружи по виду она небольшая, на четверых, а внутри шестикомнатные апартаменты с санузлом, душевой, кухней и конечно спальней. Ремонт не сам делал, строительных големов заставил. У меня таких палаток с пяток в запасе было. Удобная штука.

Проснулся я часа в три дня, и со стоном потянулся, который перешёл в позёвывание. Встав и тихо напевая, я привычно полнил комплекс упражнений и, пройдя в душ, поставил в микроволновке разогреваться небольшой завтрак. Проще говоря, булочку намазал маслом сверху, кусочки сыра и колбасы, под теплом сыр подтаял, так что с кофе пошло на ура. Пироги я пока берёг на непредвиденные случаи. У меня было немного из того трактира, ну и повариха моя тётя Дила собрала небольшой запас, совсем небольшой, за месяц тонн восемь пирожков напекла. Да и сока у меня хватало, десяток полных бочек и три десятка кувшинов, так что еда была, но я всё равно по хомячной привычке закупался на стороне, берёг самый ценный и вкусный продукт. Мало ли как ситуация повернётся.

Закончив с завтраком, я прошёл в кабинет и, настроив комп, что там находился, на установленные камеры, стал следить за жизнью во дворце. Пару усиливающих передатчиков я установил в разных местах дворца, так что с приёмом сигнала проблем у меня не было.

Мои девочки появились на изображениях только к вечеру, во время ужина. Обе чинно поздоровались с королём и сели с другой стороны длинного обеденного стола, особо не обращая внимания на его игры сразу с двумя мальчишками, видимо для них вид был привычный. Гомосек долбанный, совсем не стесняется.

Их обслуживали трое слуг, что активно подавали полные тарелки и убирали пустые. Перемотав запись, я просмотрел, как мои девочки садились. Зрение меня не обмануло, первой присела Илона и поморщилась, отчего королева, заметившая это, сначала нахмурилась, а потом до конца ужина задумчиво за ней присматривалась, кстати, сама она тоже присела не уверенно. Хорошо я над ними постарался.

В общем, девочки мои чинно поужинали, королева ушла к себе, а Илона отправилась в парк погулять по тропинкам. Камер у меня там не было, да и Милону я проводил только до дверей спальни, нужно сегодня ночью установить и там камеры, воспользоваться возможностью.

В общем дальше я просто отдыхал, набирался сил, а как стемнело, прихватив пакетик с камерами и ещё один усиливающий модем, и направился на охоту. Нужно закрепить успех.

Охота прошла штатно, меня ждали, только вот к Илоне я не попал. Просто сил не хватило, королева вообще с ума сошла, дорвавшись до сладкого, причем так, что мне пришлось не только царапины на своей спине заживлять мазью, но и её повреждения. Внутренние. Скакала она на мне что та всадница, вот и доскакалась.