Следующие пять дней я могу описать так, работал над своей новой библиотекой и над хотелкой гарема, то есть ночами трудился в спальне, днём в библиотеке. По последнему скажу так, у меня скопилось так много книг и фолиантов, что я даже несколько растерялся. Стандартные библиотеки Башни мага и особняка не подходили для всеобщего размещения, поэтому я решил сделать одно из своих домов-особняков которое решил не разрушать, домом-библиотекой. Выбор мой пал на огромное поместье в Англии, один из комбинатов уже почистил и само здание и прилегающие земли, так что за три дня строительная бригада големов возвела всё что нужно. Теперь там было сто сорок три зала со стеллажами и две комнаты-читальни, на первом и втором этажах, а в подвале спецхранилище для книг по магии. На четвёртый день, после того как строительная бригада сдала объект, я весь световой день занимался библиотекой и понял что для меня это непосильная задача, нужно каждую книгу просмотреть, понять что там, найти место, где стеллаж с подобными книгами. В общем, поработав за день над сотней книг, я метнулся в Башню мага и перешёл на Торию. Там связался с демонами и выкупил у них три духа библиотекаря, один из них был в прошлом магом и я собрался сделать его старшим библиотекарем, согласие их было получено поработать на меня, так что я вернулся в Рай. Кстати, почему я тут к демонам не обратился, так на ножах мы с ними, не простили они мне, что я привязку порвал. Да и не было тут магов-библиотекарей.

В общем, заготовки «тел» големов у меня были, поменял им только манипуляторы, чтобы они с книгами работать могли, установив ещё телескопические, чтобы они, не пользуясь лестницей, могли снимать книги с верхних полок, и посадил внутрь духов-библиотекарей. Так что теперь в особняке работало трое специализированных големов, и стеллажи в залах постепенно начали пополняться, а пустые ящики спускались в подвал. Только две комнаты пополнились сразу, там были магические книги мира Элио, которые мы пока прочитать не могли. А обычному языку Элио, королевства, где я изъял большую часть книг, духов я обучил, и читать они теперь книги нового мира умели. Посмотрев и определив, что им тут возиться нужно несколько месяцев, часть книг Древних магов я им тоже передал, вернулся на остров к своим женщинам. Обещание надо выполнять, вот я и старался. Но недолго, через пару дней я просто сбежал на Элио, у меня там ещё не выполненные планы остались, а то эти соскучившиеся кобылки меня загоняли. Нет, ну чего остальные големы не телятся, храбрости не хватает? Вон генерал получил тело и уже неделю справляет медовый месяц на небольшом тропическом островке, что я им подарил на свадьбу. А остальные? Я уже понял, что горем это каторжный труд, мне Милоны и её дочери вполне хватало, больше и не надо. Пару раз намекнул големам, так всё равно бояться к ним подойти. Ничего, предупредил, чтобы королевских не трогали, они под табу, и ушёл в мир Элио.

Осмотревшись, я находился в катакомбах, в пяти метрах был тупичок, где у меня стояла палатка, определил, что тут так никого и не было, и направился к дверям. Гарью тянуло заметно, но несильно, я думал это из сада, но оказалось нет, дворец выгорел полностью. Пройдя здание, полностью покрытое сажей, насквозь, я вышел через дверной проём наружу, и удивлённо поднял брови. Несмотря на тёмную ночь, я видел, что сад тоже пострадал. Да что пострадал, его фактически не было. Ограда частично была порушена, частично осталась на месте. У порушенных ворот стоял патруль из гвардейцев и что странно, святош, и о чём-то беседовали. Спустившись по разбитым ступенькам на изувеченную ямами подъездную дорожку я энергичным шагом направился к ним. Одет я был в привычную для себя городскую цифру, броник, два ствола с глушителями, «калаш» с подствольником и баул на плече. Отличные офицерские берцы хрустели толстой подошвой по гравию, а на голове была кепи той же расцветки.

Запустив в святош воздушные лезвия, отчего четыре мужчины в светлых плащах распались на кубики вместе с одеждой, я накинул паралич на гвардейцев и оттащил офицера в сторону. Десять минут допроса и я примерно знал, что тут произошло. Бунт, выжившие гвардейцы и армейские части с помощью войск святош всё же подавали, часть бунтовщиков ушла под землю, самая малая часть, другие были захвачены и почти все казнены. Кто на костре сгорел, кто был повешен, по-разному изгалялись в общем. Правда короля это не спасло, его казнили, как и часть его придворных особо жестоким способом, гарем его распустили.

Сейчас продолжались зачистки столицы и окрестностей от народовольцев, очень уж святоши в этом зверствовали, количество казнённых уже перевалило за сто тысяч. Офицер считал, да что считал, был уверен, что святоши пользуясь тем, что подавляя бунт, просто грабят народ, объявляя еретиками и бунтовщиками любого у кого хоть что-то можно отобрать. Многие армейские части, видя, как те пополняют свою мошну, начали повторять их «подвиги». Это офицера печалило.

Я его не стал убивать. На удивление честный служака, что готовился присягнуть новому королю. Да, кстати, интересная история вышла с этим королём. Когда бунт был подавлен, выжившие сановники начали решать, кому достанется трон, и выяснилось что за последние годы ближайшие родственники короля, то есть ближайшие претенденты, отчего-то стали умирать, кто с лошади свалится и шею себе сломает, кто от сердечного удара скончается, а кто и от старости в сорок лет. Вот и выяснилось что один из претендентов это принц соседнего государства, сын родной сестры казнённого народом короля. Он уже выехал со свитой и скоро должен прибыть в столицу, а пока тут командует командующий армий королевства и местный епископ. Тот, похоже, проповедует заповеди, чем меньше народа, тем больше кислорода и активно сжигает этот народ на кострах. Не порядок. Это были все сведенья, что я узнал у офицера, а на вопрос кто знает грамоту местных магов, он уверенно ответил что святоши.

Я его убивать не стал, да и солдат не тронул, поэтому оставив их парализованных лежать у ворот, сами отойдут от действия паралича, если их раньше какой доброхот не прирежет, направился в сторону местной тюрьмы, где сейчас заправляли святоши. Выживших бунтовщиков освобожу, да заодно поспрашиваю о тех святошах, кто знает письменность магов.

Как оказалось даже далеко идти насчёт языка не потребовалось, очередной смешанный патруль попался. Накинув на них плетение паралича, я оттащил старшего святошу в сторону и начал проводить дознание старым и любимым способом. Когда кувалда расплющила последний локоть, я услышал ответ на свой вопрос:

— Магистр Дилон знает языки… он лучший — прохрипел святоша и умер. Наверное от огорчения.

Добив патруль, и святош и армейцев, я отправился дальше. У следующего патруля я узнал адрес этого Дилона и, уничтожив ещё четыре патруля, добрался до роскошного особняка, где четыре дня назад проживала семья одного купца, который вместе с этой семьёй отправил на костер, поделившись с церковниками неправедно нажитым, и Дилон, получил этот дом в качестве подарка от епископа. Охрана была, но я легко её перебил, что мне пяток обычных солдат святого войска, и прошёл в дом. Старичок магистр обнаружился мною в своих апартаментах на втором этаже в постели. Был он не один, его отогревали по бокам двое рабов, мальчик и девочка лет двенадцати на вид.

— Извращенец чёртов — вздохнув, пробормотал я и схватив старика за ноги сбросил на пол, изрядно того напугав, отчего у него остановилось сердце. Запустив его с помощью «малого исцеления», я прогнал детей из спальни и, устроив голову старика в приборе по скачиванию памяти, стал ожидать окончания процесса.

Когда закончил, убрал кристаллы, где находилась его память, в карман, духам-библиотекарям будет интересно в них покопаться, я стал допрашивать старика. Тот особо и не сопротивлялся, так что я узнал, что святоши тоже не дураки копить магические книги, демонстративно сжигали они только всякий хлам. Узнав где всё это хранился, этот Дилон был там старшим архивариусом и специалистом, свернул ему шею и покинул особняк. Пока я час возился с Дилоном, на улицах произошли перемены, большое количество патрулей, стало носиться туда-сюда с факелами в руках, и появилось просветление на горизонте. Вот-вот наступит рассвет.

Выйдя на улицу, я побежал в сторону храма, где в подвалах и находился архив, как общий для всех святош, так и тайный, о котором знало не так уж и много людей. Всё же по пути я свернул в сторону тюрьмы, бунтовщикам нужно помочь. Магией и огнестрельным оружием я очистил всё вокруг этого комплекса зданий и проник внутрь, дальше всё пошло как снежный ком. Я освобождал всех тех, кто сидел в клетках и камерах, кто разбегался, кто начинал мне помогать. Пришлось и целительской магией поработать, над более чем пяти десятками людей, которых пытали, у них отрастали отрезанные ноги-руки, всё что удалили или выкололи, выжгли, и они голодные, с горящими ненавистью глазами присоединялись к нам. Палачи занимали их места и вопили, когда уже их начали пытать. В общем два час террора, и тюрьма была очищена ото всех местных служащих. Пришлось и на улице поработать, куда были стянуты все войска в городе. Потеряв более двух тысяч солдат и святош, мои воздушные лезвия резали всех без разбору, да и камикадзе помогли. Четверо из тех, что не хотели жить и горели мщением, были использованы мной как брандеры. Я увешал их амулетами защиты, выдал магические мины, и те побежали к святошам и армейцам, не обращая внимания на стрелы и дротики а, ворвавшись в их ряды, подрывали мины. Это унесло ещё около полутора тысяч жизней карателей. Я не знаю точно, что сподвигло эту четвёрку на подобное решение, вроде у них у всех семьи были казнены включая мылах детей на их глаза, но их решение я уважал и помог его исполнить.

Сам я тоже поддался всеобщей ненависти к карателям, поэтому организовав оборону из тех, кого освободил, стал собирать конструкцию во внутреннем дворике тюрьмы. Рядом стоял взявший на себя обязанности командира моей охраны кузнец, которого я несколько недель назад первого подбил на бунт и с интересом смотрел, что я делаю. Уже все знали, что я маг, и довольно спокойно меня воспринимали, помогаю и хорошо. По кузнецу скажу так, его держали в отдельной камере как подстрекателя и пытали, собирая сведенья обо мне. Так что, вылечив его, включил в свой отряд. Сломать его не успели, он был буквально пропитан ненавистью к святошам. Именно они им в основном и занимались

— Что это такое? — спросил кузнец.

— Пусковая для ракеты. Будем запускать спутник на орбиту, — лениво пояснил я, возясь с довольно сложной конструкцией. — Вижу, что ты не понял. Поясню проще. Я закину с помощью этой штуки в небо артефакт, амулет вроде твоего защитного, что я тебе подарил и научил пользоваться. Так вот, он будет работать, и облучать всех кто живёт в столице и рядом с ней. Те люди кого он облучит, теперь не смогут хотеть детей и других мужчин, их будет корчить от боли, даже если они просто подумаю, возжелают это.

— Это значит, если кто-то рядом заорал от боли его можно убивать? — после недолгих раздумий поинтересовался тот. Десяток бунтовщиков, что нас окружали, заинтересованно слушали наш разговор.

— Э-э-э?.. — задумался я на пару секунд, после чего уверенно кивнул. — Можно. Там настройка плетений такова, что корчить будет только извращенцев, все мозги сломал, пока не сделал нужное плетение. Остальных кто интересуется стандартными способами удовлетворения своих потребностей это не коснуться. То есть обычные люди, что имеют нормальную ориентацию, даже не заметят излучения, для них жизнь пойдёт, как и прежде.

— Хорошая штука — кивнул кузнец, остальные бунтовщики тоже довольно заголосили и стали передавать дальше информацию, что такое непонятное я делаю.

— Кстати, установку я дал, что любовью можно заниматься с пятнадцатилетними девушками. Теперь четырнадцатилетних замуж выдавать не будут, хоть подрасти успеют.

В это время рядом разгорелись звуки боя, откуда серьёзно тянуло магией, но это нам не помешало. Чуть позже поступил доклад от главы обороны одного из участков. Святоши пытались атаковать и сбить бунтовщиков с баррикад, но были забросаны магическими гранатами и, потеряв чуть больше ста человек, откатились, наши потеряли вполовину меньше, да и то от стрел, армейские лучники прикрывали атаку, да и сейчас постреливали.

Закончив, я довольно крякнул и, обойдя четырёхметровую конструкцию, проверяя, всё ли сделал правильно, велел отойти зрителям подальше, сейчас произойдёт пуск. Как только зрители отодвинулись, я активировал плетение старта и, как и все наблюдал за подъёмом ракеты. На высоте пяти километров, отделилась первая отработавшая ступень, на десяти тысяч вторая, дольше всех продержалась третья, она же и установила, перед тем как отделилась, спутник на орбите, точно над столицей. Как только мой амулет защиты засиял на груди, я улыбнулся, действовал. Сейчас шло облучение столицы и плетения заклинания вписывалась в ауры всех кто находился в городе и окрестностях. Кроме меня, у меня защита была. Да она мне особо и не нужна была, у меня были обычные предпочтения.

Вот дальше было интересно, десяток бунтовщиков начали корчиться на земле и были безжалостно добиты бывшими товарищами, а потом мы пошли в атаку. За полчаса я изрядно проредил подразделения карателей и те обратились в бегство преследуемые немногочисленными отрядами бунтовщиков. Их реально изрядно проредили, но после того как они побывали в руках святош и палачей их силы возросли многократно, как и ненависть, так что дрались они с яростью берсерков, один за пятерых, не меньше.

В общем, пока отряды гоняли карателей, я повёл отдельную сотню к храму. Пора было навестить его запасники, да и с епископом пообщаюсь. Пора-пора.

Дошли мы довольно быстро, сбили три заслона, полностью его, уничтожив, латы и оружие пошли сотне, и ворвались в храм, пока бунтовщики резали святош, всех подряд, где выходила заминка, вмешивался я, и мы ворвались в жилые помещения, продолжая без жалости работать оружием.

— Стойте! — громко скомандовал один из святош, что стоял на балконе обеденного зала со шкатулкой в руках. — Остановитесь еретики, не ужели вы не понимаете, что помогаете Проклятому?

— Этот Проклятый нам во всём помогал, а вы только убиваете, нас. Это вы Проклятые! — взревел от ненависти кузнец.

— Тогда и вы Проклятые! — заорал святоша и распахнул шкатулку.

Не смотря на то, что я выпустил в него весь магазин автомата, и окутался активной защитой, это не помогло. Удар был направлен на меня и только на меня, и он достиг цели. Не заметив щиты, плетения местных магов достигло меня и тут же растворились в ауре. Растерянно опустив разряженный автомат, я также растерянно осмотрелся. Бунтовщики продолжали ломать двери и вырваться в кельи, лежал на балконе убитый мной епископ, но мир изменился. Меня только что лишили магии. То есть не блокировали, а начисто стёрли мой Дар. Теперь я никогда не смогу управлять магической силой. Одним поднятием крышки невзрачной шкатулки, я стал простым человеком, который ничем не отличался от тех, кто со мной штурмовал храм. Я стал простым смертным и… похоже навсегда.

— Твою же мать — простонал я и, заметив, что в одну из дверей вбегает боевой отряд святош, снося крохотный заслон, быстро перезарядил оружие и, крича, открыл по ним огонь, выпустив гранату из подствольника, так выполаскивая свою ненависть и отчаянье. Нашли-таки средство против меня, теперь понятно как святоши перебили магов. Было у них неизвестное мне до этого оружие.

Переживание и ругательства я решил оставить на потом, сейчас не до этого, как-никак мы в центре вражеского города, поэтому решил действовать быстро и нагло. То есть свалить из него. Причём как можно быстрее. Я прекрасно понимал, что тараном продвижения по городу и захвату храма был я, снося всё что было перед нами, освобождённые из тюрьмы бунтовщики только добивали то что оставалось, но с тем что получилось, ситуация может повернуться задом, причем и ко мне тоже.

Одним словом ситуация хуже некуда. Я полностью лишён магии и дара, при мне шесть десятков специализированных амулетов и артефактов модернизированных для того чтобы ими пользовались обычные люди, к сожалению около сотни я раздал, в основном защитные, но были и боевые. Помимо этого на мне была современная форма, броник и оружие. «АКМ» с подствольником, «Грач» с глушителем в набедренной кобуре, три гранаты, одна наступательная и две оборонительные, ну и «МП-5» с глушителем на спине. В разгрузке и набедренном чехле оставалось два спаренных магазина к «АКМу», четыре запасных магазина к «МП» и шесть к «Грачу», из последнего я вообще не стрелял. Я конечно после того случая когда меня чуть не лишили магии немного подготовился, но именно что немного, от всех моих запасов артефактов едва ли один процент может пользоваться человек без магии, но сейчас ими просто не воспользуешься. Банально никак. А это значит нужно валить из города и валить как можно быстрее.

Покончив с контр-штурмовой группой святош, я перезарядился, вставив в подствольник новую гранату, к сожалению, осталось всего три запасных и побежал по лестнице на балкон, мне нужна была та шкатулка. Да она интересовала меня как учёного, не отрицаю, но ещё и была такая мысль, я не маг, никто другой не будет. Шучу конечно, мне эта шкатулка для исследований нужна, но в каждой шутке есть доля…

Взбежав на балкон, я схватил закрытую шкатулку, пару раз обмотал её изолентой, чтобы случайно не открылась, никаких запоров я на ней не обнаружил и быстро убрал в висевшую на спине сумку. Святоши и даже армейцы всё пребывали и пребывали, использовав ещё один магазин, положив сверху полтора десятка вояк, из-за чего у входа образовалась баррикада из тел, я рванул вниз к кузнецу.

— Нужно уходить — сообщил я ему. — Святоши использовали древнее оружие и временно лишили меня магии, думаю, они уже знают об этом. Я их уведу за собой, к реке, а ты забирай всех людей и прорывайтесь из города.

— Не дадут — заметно помрачнел кузнец.

— Понятное дело не дадут, позови кого-нибудь посмышлёнее из молодежи.

— Арек, бегом сюда! — махнул кузнец одному из бунтовщиков, молоденькому парню, что помогал носить тела убитых святош и армейцев сооружая баррикаду.

— Значит, смотрите — достал я планшет и демонстративно включил его, потом выключил и снова включил. — Батареи, то есть заряда хватит часов на восемь, современная не магическая техника, тут схема города и катакомб. Запомнили где входы? Советую использовать вот этот, тут полуразрушенный дом, в подвале под лестницей замаскированная дверь, если присмотреться заметите щель между камнями. Там лестница вниз и провал на ней. Вниз не улетите, доски есть, по ним перейдёте. Вот тут видите шесть ходов за пределы города? Отсидитесь, разведайте их и уходите.

— А вы?

— Я уведу за собой всех преследователей и уйду по реке. Если мои умения восстановятся, я вернусь и уничтожу всех святош на этой планете. Это уже дело принципа. А вам остаётся прятаться и нападать на местную власть втихаря… Ну всё, не будем тянуть время, пока сюда все подразделения не стянули, разбегаемся. Удачи вам.

— Вам тоже — услышал я от кузнеца и паренька что стоял рядом с ним с планшетом в руках.

Тот его действительно довольно быстро освоил, включать выключать двигать пальцем по экрану картинки ну и увеличивать или уменьшать масштаб, как выходить из файлов, если он туда случайно зайдёт я его тоже научил. Пока кузнец командовал, созывая народовольцев, я бегом пробежал через дверь, что вела в подвал, встретив по пути четырёх бунтовщиков, они зачищали его, и оказался в складском подвале, рванув к дальним дверям, к грузовым створкам.

На бегу я сменил оружие, «АКМ» отправился за спину, в руках оказался компактный и более скорострельный «МП». Тем более к «МП» у меня было несколько коробок боеприпасов, нужно только в сумку залезть, а к «АКМу» всего два цинка, да и то один початый. Подбежав к створкам, я заметил, как они шевелятся, снаружи раздавалось пыхтение и чей-то командный голос, мол, поднажмите. Понятно, армейцы подоспели и пытаются потихоньку взломать ворота.

Достав из сумки пять килограммовых бруска тротила, закрепил их на одной из створок, аккуратно вставил электродетонатор, с дистанционным подрывом и, отбежав в сторону, спрятавшись за мощной несущей стеной, надел наушники и на всякий случай открыв рот. Нажав на кнопку, я подскочил аж на полметра, на меня посыпалась труха и мусор. Шандарахнуло так, что серьёзно оглушило, а я, смеясь, хороший сигнал для кузнеца, побежал к проёму, ни одной створки там не имелось.

Не знаю, сколько вояк тут было, дожидаясь пока их товарищи взломаю створки, но куски тел впечатлили, да и стонущих и раненых хватало, быстро поднявшись по пандусу, стараясь не оскользнуться на внутренностях и крови, я выскочил на боковую улицу у храма. Кузнец с ребятами пошёл, воспользовавшись тем что каратели растерялись, они не понимали что такое шандарахнуло, компактная группа бунтовщиков, смяв заслон, вырвалась из храма и начала растекаться по улочкам.

— Молодцы — улыбнулся я и, вскинув автомат, одной длинной очередью на весь магазин свалил десяток бегущих в мою сторону солдат, сорок метров, это почти в упор.

Внимание карателей я привлёк, поэтому на ходу перезаряжаясь, рванул по улочке в сторону реки. Второй магазин я выпустил по лучникам, что попались на встречу, магазина не хватило, пришлось воспользоваться «Грачом». Половина улеглась, половина разбежалась, а я уходил всё дальше, на бегу перезаряжаясь. Следующим я встретим патруль святош из восьми человек, двое были ранеными, положил всех, а когда пробегал мимо, вставляя последний магазин в «МП», со двора соседнего дома выскочил мужичок и стал топором добивать святош, видимо один из выживших бунтовщиков. Похватав трофеи и часть оружия, он также быстро скрылся во дворе. Я это обнаружил уже в конце улицы, поглядывая назад, есть преследователи или нет. Они всё же были, даже по параллельным дорогам бежали, пытаясь меня отрезать от реки и окружить.

В принципе, к реке я не стремился, только делал вид. Для этого были веские причины. Река протекала через город, я этого не отрицаю, но она была судоходной и там, на реке, были свои ворота и своя охрана. Не уйти мне по реке, точно говорю. Я это ещё там, в храме понял, кода быстро прикидывал маршрут. Единственный шанс мне покинуть город, это катакомбы, вот и бежал я к зданию, у которого был ход вниз. А там потихоньку и не заметно уйду из города, а потом из страны. Я ещё не обдумывал свои дальнейшие действия, но скорее всего, отправлюсь на закрытые континенты, если мне и смогут, кто помочь, то только там… Я надеялся на это.

Позади появились лучники и мне пришлось петлять по улице, слыша как ломаются стрелы падая на брусчатку. Защита ещё держалась, но долго это длиться не могло, любое ранение и всё, швах. Я уже подскочил к высокому забору, собираясь одним махом преодолеть его, как защита сдохла, и последовал удар, с последующим онемением правой ноги. Но скорости мне хватило, чтобы перебраться через забор и свалится по другую сторону. Отцепив от груди артефакт со «средним исцелением» я выдернул стрелу, повезло, наконечник тоже вышел, хоть и болтался на стержне, и заживил рану. После чего вскочил и побежал дальше. До нужного здания ещё два дома, а там уже сориентируюсь. Я карту катакомб хорошо запомнил.

Всё же мне удалось уйти, хотя меня начали окружать порядка тысячи солдат и святош. Это хорошо, значит, я увёл большую часть карателей за собой. Особняк, к которому я стремился, был дворянским, не смотря на дефицит земли в городе, стоял он в большом парке окруженный кованной железной решёткой. Она мне не помешала проникнуть на территорию и рвануть к дому. Там, в особняке, в одной из стен был ход в катакомбы. Думаю, хозяева о нём знали. Короткая очереди по замку и я внутри дома. Кухарка пыталась достать меня черпаком, попал я в дом через чёрный вход на кухню, но промахнулась. Помня планировку дома, я добежал до входа в подвал и начал спускаться вниз. Надев на голову прибор ПНВ, он у меня на груди в специальном чехле находился, добежал до дальнего угла, на колесиках откатил тяжёлую бочку в сторону, прошёл в открывшийся проход, из которого дуло могильным холодом и закрыл проход, после чего стал быстро спускаться. Прибор дал мне возможность обнаружить арбалет, ну наконец-то, впервые увидел его своим глазами, ну и натянутую струну на лестнице. Только вот целил арбалет не в тех, кто входил в катакомбы из подвала особняка, а в тех, кто поднимался бы по лестнице из глубин катакомб. Разрядив арбалет, я смотал леску, шёлковая оказалась и, убрав арбалет в сумку, побежал дальше вниз, поглядывая под ноги. Мало ли ещё какие сюрпризы будут.

Задерживаться в катакомбах я не стал, а уходил по ним всё дальше и дальше, вышел к одному из ходов и бегом следовал по хорошо натоптанной тропинке. Где-то через час прибор позволил мне рассмотреть дрожание огня факелов впереди, так что я спрятался в боковом проходе и пропустил шестерых крепких парней, что несли в город большие мешки, видимо с контрабандой. Пропустив их, рванул дальше.

Выход был на берегу реки, под большой скалой, замаскированный кустарником, и прикрытый деревянным щитом, снаружи маскировка тоже была не плохая, наклеили листву на него. Откинув щит, я выбрался наружу и осмотрелся. Вдали виднелось речное судно, что под парусом направлялось в сторону города, саму столицу я не видел, холм скрывал, видимо с этого судёнышка и был товар контрабандистов. Усмехнувшись, я прикрыл вход, наведя маскировку как было, и побежал дальше от столицы королевства.

Тут была открыта местность, поля, поэтому я искал удобное место, чтобы устроиться лагерем, передохнуть и достать транспортное средство, а то река довольно посещаемая. Пока бежал, три судна шли на встречу и ни одного попутного, видимо в городе всех впускали и никого не выпускали.

Обнаружив прибрежные кусты, главное густые кусты, я подбежал к ним и, спустившись вниз, с некоторым облегчением вздохнул. Около десяти километров по катакомбам чтобы выйти за городскую черту и чуть больше уже вдоль берега. Вдали виднелась тёмная масса леса, но я решил дальше двигаться не на своих двоих, а по реке, лодка с мотором у меня имелась, причём достаточно скоростная. Только вот доставать и приводить её в рабочее состояние это довольно долгая задача, на открытой мутности не займёшься, вот я и искал такое укрытие. Суда по реке, конечно, не так часто ходили, но лодочек и даже что-то вроде каное сделанных из коры я встретил предостаточно, вот как раз их на реке хватало. Штук двадцать видел, три так на якоре стояли и рыбаки что с интересом проводили меня глазами, поднимали сети. Не-е, слух быстро пойдёт, нужно уходить как можно быстрые.

Отдышавшись, я закопался в сумке и начал доставать необходимые вещи, пару пачек с парабеллумными патронами. Нужно снарядить пустые магазины «МП» и «Грача», цинки початые достал для «АКМа», с патронами и «ВОГами». Кроме этого банку свиной тушёнки, пирог и термос с чаем. При этом я не забыл снять штаны и замочить в воде, было пятно кровавое чуть выше колена и дырка от попадания стрелы, отстираю и чуть позже зашью.

Обедая, я заодно набивал патронами магазины, пока не пополнил боекомплект. Потом убрал цинки и коробки с патронами обратно в сумку добил свой обед, время было часов одиннадцать дня, а я даже не завтракал, после чего занялся брюками. Отстирал и, выжав, повесил сушиться, а потом уж и за лодку принялся. Достал из сумки пятиместную резиновую лодку и насосом, ножным, стал качать её. Медленно, двадцать минут качал, пока борта не стали упруго-жёсткими, дальше понятно, навесил мотор, поставил на дно две запасные канистры с топливом, и спустив лодку на воду. Собрался, проверил не забыл ли чего и пройдя на борт, дёрнул заводной ручкой, отчего мотор затарахтел и немного прогревшись, вывел меня на середину реки и поскакал на мелких волнах, увозя всё дальше от столицы. Жаль, магический бесшумный движок я сделать не успел, пришлось пользоваться обычным японским, тем, что взял в качестве платы в бывшем Мёртвом мире. А штаны лежали на носу и продолжали сохнуть. Чуть позже займусь ремонтом. Эх, артефакта протяжного нет, задела бы дыру так, что дырки потом фиг найдёшь.

М-да, ситуация, однако. Лишённый магии и отрезанный от других миров я плыл по реке, уходя от загонщиков. Портал штука сложная я так и не смог сделать на нём ручное управление. Нет, ручное сделал, включать и выключать умение управлять магической энергией не требуется, но вот настраивать и вводить координаты мира, это уже может только полноценный маг. Правда, шанс был, приём достаточно не плохой, можно сделать автоматическую настройку, искать другие миры, может, повезет, и я найду мир, где магия достаточно высока и мне вернут Дар? Вериться мало, но если с закрытыми континентами ничего не выйдет, это мой последний шанс. Можно сказать единственный. Была ещё мысль найти местных неинициированных одарённых и обучить их, но я посчитал её бесперспективной. Где мне искать этих одарённых и сколько на это понадобится времени?

По Раю скажу так, там конечно меня будут ждать, но приказа никто не отменял и терроформирование планеты продолжиться до выработки всех запасов камней. Вполне возможно, к тому моменту, когда запас камней закончиться, и восстановление планеты будет тоже закончено. В общем, чёрт его знает, но за Рай я был спокоен, ближайшие четыре года он всё равно будет восстанавливаться. Девчат из гарема, конечно, жаль, но ничего, потерпят. Свербела мысль, что Генерал там единственный представитель мужского пола может прибрать их себе и сделать наложницами, в прошлую свою жизнь он сам говорил, у него целый гарем был в тридцать голов, а тут такой цветник под боком. Вернусь, если хоть пальцем моих девок тронул, уничтожу нафиг, у него Марта есть, её ему должно хватить.

Теперь стоит подумать о моих дальнейших шагах. Нужно уходить к побережью ближайшего океана и двигаться в сторону закрытых континентов, если на этой планете и есть шанс что-нибудь придумать для возвращения в родной мир, собственный, то есть, то только там.

Всё это я обдумывал на ходу, спустившись вниз по реке километров на сто, на лодки, суда и деревни на берегах, пару раз и города встречались, внимания я не обращал, занятый своими мыслями. А вот меня двигавшегося на приличной скорости разглядывали все кому не лень. Так вот, спустившись вниз километров на сто, я вдруг был вырван из задумчивого состояния тем, что заглох мотор, проверив пустой бочок, заправил из канистры, снова завёл и полетел по волнам дальше, продолжая размышлять. Конечно же, я ругал себя за то, что так легко подставился. Ладно бы это было в первый раз, так нет урок от святош Тории похоже прошёл мимо меня, раз снова вляпался в похожую ситуация. А если я сейчас лежу без сознания и надо мной склонились палачи, готовые выпотрошить, и это виртуальный мир навеянный галлюцинациями?

— Нет, не похоже, — простонал я, поглаживая бедро, которое только что ущипнул, похоже синяк будет. Проверка понятное дело туфтовая, но не попробовать я не мог.

Шёл я на скорости шестидесяти километров в час, и за три часа выработав все запасы топлива, спустился по реке километров на триста пятьдесят. От преследователей я ушёл, в этом сомнений нет, тут ничего так быстро не перемещается, если только курьеры на свежих лошадях, однако думаю и они бы от меня отстали. Двигался-то я постоянно, теперь уже отслеживал уровень топлива в бачке и не давал мотору заглохнуть.

Когда мотор стал захлёбываться и заглох не вовремя, я повернул к берегу, но инерции не хватило, пришлось поработать идущими в комплекте с лодкой вёслами. В этом месте река была широкой, уже километра на полтора разлилась, речек то в неё полно впадало на моём пути, поэтому поработав вёслами, тут метров четыреста до берега, я посередине реки шёл, мало ли лучники где на берегу будут, да и с судами легко разминался, стал сближаться с нужным берегом.

Сейчас в пределах видимости я видел большой парусное двухмачтовое судно, такие не вовсе реки входят, но до столицы королевства он точно дойдёт, там глубокий фарватер, я уже убедился, было ещё пяток лодок, две рыбачьих и три с пассажирами. Однако поглядывал я всё же на судно. Активно работая вёслами, я отслеживал все его продвижения, особенно мне не понравилось то, что оно сменило курс и с попутным устойчивым ветром направляется ко мне.

Пододвинув ближе автомат, я проверил, что за граната в подствольнике, фугасная, уже хорошо. Посмотрим что этим типам надо.

До берега осталось метров сто, когда судно приблизилось на дистанцию уверенного приближения. Первым я огонь не открывал, фиг его знает, что им надо, может просто капитан любопытничает и пытается понять, что это за зелёная штука, что сперва скакала по волнам и гудела, причём довольно быстро двигалась, а сейчас под вёслами направляется к берегу.

Всё же оказалось, любопытничал, но с позиции силы.

— Эй, на лодке, греби к борту судна — услышал я приказ зычным басом. — Досматривать будем.

Посмотрев на моряков, что столпились у борта, двое держали луки в руках и целились в меня, поэтому подхватив автомат, я короткой очередью срезал их, тут уже метров тридцать между нами было, не промахнулся. Потом длинной очередью выпустил остатки магазина, валя моряков, выпустил гранату по мостику, отчего неуправляемое судно пронеслось мимо, перезарядился и стал грести дальше. Уцелевшие моряки вернули управление, и судно под всеми парусами не выбросило на берег, однако меня это волновало мало, не хрен ко мне вообще приближаться было. Уцелевшие явно не горели желанием отомстить и поквитаться с обидчиком, так как улепётывали под всеми парусам. Фарватер они видимо тут отлично знали, так как за всё время манёвров и метания по реке, так и не сели на мель, а чуть позже так вообще скрылись за поворотом. Правда я уже пристал к берегу и не обращал на них внимания, просто отметил как факт.

Горючего у меня запасено больше не было, так что дальше мне предстояло двигаться или пешком или на местных транспортных средствах. Открывать хранилища с гаражами и складами мог только маг, там плетения сворачивания очень сложны и ручное управление не настроишь. Вернее возможно, но нужно использовать для этого особо большие драгоценные камни, обязательно алмазы со внедрёнными плетениями для открывания и закрывания. А у меня всего четыре таких алмаза и их заряд не бесконечен. К тому же эти камни не все могут разворачивать склады, вернее точно могут всего лишь шесть. Другое дело с баулами, там как раз есть ручное управление, и я могу их открыть и использовать магически модернизированный эсминец с духом-капитана на борту.

Была мысль дальше по реке плыть, но я и так уже засветился капитально, да и река текла немного не в том направлении, она конечно же впадала в океан, но дальше чем мне надо, напрямую я заметно срежу и сокращу путь.

Свернув лодку, я убрал её вместе с мотором и пустыми канистрами в сумку, пополнив боезапас и поужинав, энергично зашагал в сторону заходящего солнца, именно там должно быть побережье океана. Что мне тысячу километров пройти? Раз плюнуть. Блин, когда же я дыру в штанине заштопаю? Всё времени на это нет.

Автомат висел на шее поперёк груди, я сложил на него руки, ПП за спиной, пистолет в кобуре, я вооружен и очень опасен. Двигаясь лёгкой трусцой по полю, я стрелял на ходу туда-сюда глазами, ища опасность. Теперь мне нужно как можно незаметнее дойти до побережья, там лодка, часок на вёслах, развернуть баул, и на эсминце уже к закрытым континентам. Надеюсь, на железном корабле у меня есть шанс прорваться к берегу.

Бежал я около часа, когда выскочил на полевую дорогу, по которой явно в основном двигались телеги и повозки, и уже по ней дальше быстрым темпом направился к лесу. Пару раз мне встречались встречные телеги, я пережидал пока они приедут лёжа в высокой траве, а потом возвращался на дорогу и ускорялся, сокращая потерянное время. Вот всадник меня чуть не напугал, к сожалению, я заметил надвигавшегося со спины конного солдата поздно и не успел спрятаться, но это даже хорошо, когда он приблизился, я срезал его из ПП с глушителем, и поймал лошадь под узду. Дальше я просто снял форму с солдата, та была целёхонькой, только её слегка забрызгало кровью из пробитой головы и, переодевшись, оставив только кобуру на будре, «АКМ» закинул за спину, убрал тело подальше от дороги и поскакал дальше уже верхом. Кстати, по униформе солдата я понял, что нахожусь всё ещё в королевстве, цвета были те же.

До леса, что виднелся впереди, я добрался не сразу. Буквально в километре от него мою дорогу пересекала другая и вот там, на пресечении я встретился с небольшим встречным обозом из четырёх грузовых телег и трёх вооруженных всадников охраны, самое фиговое все они носили плащи святош. Хотя может быть и не фигово. Надо же мне было выплеснуть на кого-нибудь свою злость, а тут сами в руки идут.

На передовой повозке сидел святоша, про таких говорят мужичок с ноготок, именно он явно командовал обозом. Так и оказалось, когда я сблизился, он встал на ноги, держась о полог, повозка продолжала двигаться, и посмотрел в мою сторону. А когда я начал обгонять обоз он махнул рукой, останавливая меня, и молодым тенором задал вопрос:

— Солдат, куда ты направляешься?

— Родственников навестить, — натягивая поводья, пожал я плечами.

Придумать другой ответ мне вот так сразу в голову не пришло, выбрал обыденный. Солдаты не имеют лошадей, а те кто имеет это курьеры, как и убитый мной, в его котомке я обнаружил запечатанное письмо, которое ещё не вскрывал, просто не успел пока.

— Я лишаю тебя отпуска, потом отдохнёшь. Твоя новая задача охрана Проклятых, что мы везём в аббатство. Всё ясно?

— Чего тут непонятного — пожал я плечами и, перекинув автомат со спины на бок, от живота короткими очередями открыл огонь на поражение.

Свалил я сначала охрану с лошадей, это было не просто, конь подо мной испугался выстрелов и начал идти назад дёргая головой, но я приспособился, а потом по старшему и возницам прошёлся.

Спрыгнув из седла, я откинул назад сумку, что сползла на живот и, перезарядившись, пробежавшись, сделал контроль. Пленных не брал, ни к чему мне они. Закончив с этим делом, я прошёл к передовой повозке и, откинув задний полог, осмотрел клетку знакомого вида, я такие уже видел, когда Мика освобождал. В клетке сидело шестеро детей, на глаз от шести до восьми лет. Забившись в угол, они прижимались друг к другу с ужасом глядя на меня. В клетке явно чувствовалась аура безнадёжности, дети знали, кто они и куда их везут.

— М-да, дети — пробормотал я. — И что мне с вами делать?.. Ладно, посидите пока, я другие клетки проверю, а то там кто-то шебуршиться.

Пробежавшись по клеткам, я обнаружил ещё два десятка детей. Взрослых не было, самому старшему лет пятнадцать-шестнадцать. Младшему, даже скорее младшей, было годика четыре, зарёванная девчушка сидела на коленях девочки лет двенадцати на вид и прятала от меня лицо у неё на груди. Закончив с осмотром, я отошёл чуть в сторону, чтобы меня видели все в повозках и громко сказал:

— Больше можете не бояться, святоши побиты, в руки вы к ним не попадёте! Я о вас позабочусь!

С этим я не шутил, не знаю, может это случайность, может местные боги решили со мной поиграть, сейчас я против них беззащитный, но детей я не брошу, свои же, одарённые. К тому же пригодиться могут. Если с закрытыми континентами не выйдет, воспитаю. Тем более никто их не учил, я посмотрел сквозь специальный кристалл который помогал видеть ауры, не обученные. Более того, кроме одной тройки ни у одного Дар не пробуждён. Кстати, насчёт этого комплекта кристаллов, с помощью которых ювелир может видеть как магические линии плетения, так и ауры. Эти кристаллы, у меня их шесть разной направленности чуть-чуть заменяли мне магические способности, я мог с помощью их видеть магию, но только видеть, не влиять, не управлять, вот такие дела.

Достав из сумки кувалду, я несколькими ударами сбивал замки, распахивая двери и выпуская детей. Самый старший мальчишка, что выглядел довольно воинственным, но бледным, трупы он видел, спросил меня:

— Вы кто?

— Такой же как и вы, обученный маг… Вернее был им.

— Вы тоже Проклятый? — оживился он, да и другие дети загомонили.

— Вы не Проклятые, это святоши так обозвали. Вы одарённые. Запомните, вы одарённые, будящие маги, это важно.

— Вы возьмёте нас с собой, научите применять заклинания и магию? — продолжал допытываться парнишка, судя по тому, как остальные прислушивались, мой ответ имел для них большое значение. Кстати, они сбились в кучу и взрослые прятали малышей за собой.

— Возьму с собой — согласился я. — Даже может быть буду учить магии, вернее объяснять, как и следить правильно ли вы делаете, а вот на примере показать не могу, святоши меня лишили магии.

— Меня зовут Мик — представился парнишка.

— Что, ещё один?! — удивился я, и тут же махнул рукой, чтобы тот не обращал внимания. — Граф Арни Ки Сон. Может называть меня господин магистр или господин граф. Лучше последнее, магии то меня лишили… Хотя нет, учителем зовите. Я блин из принципа из вас нормальных магов сделаю. Пора открывать свою школу Ки Сона.

— Хорошо учитель — слегка улыбнувшись, кивнул парнишка, он с интересом слушал мои мысли вслух. — Что нам делать?

— Хороший вопрос — согласился я. — Скоро стемнеет, нужно уходить отсюда как можно быстрее и дальше. Значит так, идём за мной, вещи у вас с собой?

— Да, то что не отобрали — ответил другой ребёнок, девочка лет тринадцати на вид.

— Ясно. Значит так, познакомимся позже. Сперва я хочу знать, болит ли у кого, что есть ли раны?

Всё же повреждения у детей были, у кого рука ушибленная болела, у кого синяк был на пол тела. Вот с одно тихой девочкой мне пришлось поговорить отдельно. Мордашка у той оказалась симпатичной, вот её и присмотрел себе одни из святош, всё равно девочке было не жить, и пользовал вовсю, перед тем как на ритуальной костёр отправить. От них, мол, не убудет. В общем, особо он с ней себя не сдерживал и нанёс внутренним органам довольно серьёзные повреждения. Вылечив её, я поклялся себе, что вырежу этот орден святош, члены которого особо не стесняются насиловать восьмилетних девочек. Чуть позже придётся провести с ней психотерапию, а то девчушка замкнулась в себе.

Осмотрел и вылечил всех, после чего возглавил процессию, Мик шёл замыкающим, помогая отстающим. Дальше я решил использовать технику, поэтому и не разрешил детям ловить лошадей, хотя Мик и снял с одного из охранников короткий меч и повесил на пояс.

Когда мы отошли от обоза на полкилометра, наполовину сократив расстояние до леса, я покосился в сторону солнца, которое уже наполовину ушло за горизонт и, остановив процессию на дороге, отошёл в сторону, извлёк из сумки ящик хранилища и достал из отдельного отсека шесть пакетиков. Осмотрев каждый, на них были нанесены маркером номера и, выбрав один, положил на землю, рядом алмаз с плетением разворачивания и отошёл в сторону. Через минуту в поле развернулся гараж на десять машин, но машин там было всего четыре, остальное пространство занимало вооружение, от тяжёлого до лёгкого стрелкового, а также продовольствие. Это одно из средств спасения, что я подготовил на случай если лишусь магии. На всякий случай, а пригодилось. Если бы я знал о такой возможности, то не шесть складов бы приготовил, а раз в десять больше.

Из техники внутри находились «Т-90», «БТР-90», «БМП-3» и бронированный «Урал» с бронированным же кузовом. Его ещё «Покемоном» прозвали.

Пройдя на склад, я открыл одну створка и выгнал грузовик наружу, после этого сходил в соседние боксы, прихватил пяток цинков с патронами и «ВОГами» к автомату, пару «шмелей», ну и продовольствия не забыл. Так же пополнил своё вооружение, взяв «РПК», выбрав ему коробчатые магазины, на сорок пять патронов.

Место бойни было в нашей прямой видимости, и Мик прибежал ко мне, когда я грузил в кузов грузовика четыре рюкзака с палатками, с сообщением что там появились неизвестные.

— Понял, сейчас уходим.

Свернув склад, я вздохнул. Пакетик и алмаз лежали в котловане и поднять их магией, левитируя я не мог, а амулет что имелся, мог использовать только маг. Тут мне помог Мик, подсказав идею. Мы спустили на верёвке вниз одну из девочек, оно подобрала всё что нужно и верёвкой мы её подняли наверх, после чего пакетик со складом я убрал в хранилище, а алмаз в специальный мешочек с камнями.

— Грузитесь в машину, места всем должно хватить. Мик со мной в кабину.

Все дети ушли в бронированный кунг, мест действительно хватило всем, я показал парнишке, как открывать и закрыть дверь, пока он устраивался на месте пассажира, обошёл капот и, заняв место водителя, стронул тяжёлую машину с места. Проблема с этой машиной была в том, что она не была магической, то есть двигалась за счёт дизельного движка. Бак был полный, да и канистры по бортам имелись, так что я надеялся, что нам надолго хватит топлива.

Управляя машиной, та тяжело покачиваясь, въехала под тень леса, тут уже окончательно стемнело, но я давно включил фары и особо не беспокоился, лишь морщился, когда низко висевшие ветви били по ветровому стеклу. Кабина-то ладно, железная, но кунг был прикрыт брезентовым чехлом, вот его могло порвать. Хотя фиг с ним, не страшно. Так вот, управляя машиной, я достал из сумки два куска пирога и щедро поделился с парнишкой, угостил бы и соком, но к пространственной сумке хода у меня не было, она всё ещё была привязана к моей ауре, но открыть и взять из неё что-либо я теперь уже не смогу никогда.

— А остальным? — откусив и проживав первый кусок, вспомнил парнишка.

— Остальных во время стоянки накормлю. Ты будешь сытый, поэтому другими делами займёшься, будешь мне помогать.

— Хорошо — кивнул тот и с жадностью стал уплетать пирог.

О детях в кузове я подумывал. Их могла напугать коробка кунга и шум завывающего на низких оборотах мотора, однако я включил освещение в кунге, так что не в темноте сидят. Да и отъехать я планировал от места их освобождения километров на двадцать и встать там лагерем. Мне тоже поспать охота.

Лес закончился довольно быстро, километров семь по нему проехали, дальше даже появилась возможность прибавить скорость до сорока, а где и до пятидесяти километров в час.

— А что это такое, магия? — по дороге задавал мне вопросы Мик.

— То на чём мы едем называется «Урал» он принадлежит к касте автомобилей. Это армейская машина для перевозки личного состава, то есть солдат. А сделан он не тут, а в технологичном мире, где нет магии, вернее её не используют. То есть сделали её простые люди, и в ней нет ничего магического, хотя со стороны, кажется наоборот.

— Точно нет магии? — уточнил Мик, принимая второй кусок пирога.

— Точно-точно, в этом можешь мне поверить, я уж разбираюсь. Да и вы все скоро будете разбираться. Эта техника из высокоразвитого мира, и она мало чем уступает магии. То же оружие, что ты с интересом разглядываешь, из него легко можно убить как мага, так и просто человека. Это оружие для массового уничтожения людей. Чуть позже объясню, как оно применяется, и может быть даже научу, а сейчас пора вставать лагерем.

Мы проехали вброд речушку, там было полметра в самом глубоком месте и, завывая дизелем, свернули на луг, подальше от дороги. Именно там, на берегу этой речушки я и собирался встать лагерем. Подъехав к небольшой рощице, фары автомобиля хорошо освещали их, я заглушил машину, оставив только габариты. Показав как изнутри открыть дверь, следом за парнишкой покинул машину. Пока Мик бегал в кусты по острой надобности, я открыл кунг и стал принимать детей, спуская их на высокую траву.

Спустив детишек и показав куда бегать в туалет, парочка самых мелких вообще не стесняясь присели у заднего колеса машины, отчего я покачал головой, будем учить культуре. Пока детишки насыщались, я заставил их всех вымыть руки в ручье с мылом, мы с Миком поставили четыре палатки, каждая шестиместная. Всем хватит. Потом я постелил внутри спальники, матрасы уже были надуты и отправил сытых детей спать. Мик тоже расположился в одной из палаток, я же собрался спать на полу в кунге. Надул там матрас и расстелил спальник, даже подушку надувную подготовил.

Так вот пока они спали, я расстелил брезент у капота и при свете подфарников на нём стал возиться с пулемётом. Снарядил магазины, заодно набил патронами разряженные магазины, заменил разгрузку, теперь там был боеприпас к пулемёту, почистил как пулемёт, так и остальное оружие которым пользовался сегодня, и под конец, убрав всё в машину, отправился спать. Перед сном я достал пару амулетов и, направил их на палатки, чтобы они просканировали детей и внесли их в своих банки данных. Потом установил их в двух концах лагеря. Всё, теперь на тот амулет, что висел у меня на разгрузке, постоянно поступает информация. Если кто пересчёт охранную зону, то немедленно взвоет сигнализация. На животных и диких зверей она не реагировал, только на людей. Линия охранной зоны проходила в трёхстах метрах по окружности лагеря. Хватит времени, чтобы среагировать.

Всё же поспать нам нормально не дали. Проснулся я от звона сигнализации, в виде боя кремлёвских курантов, звук такой записал. Зевая, я дотянулся до кристалла, разгрузка была брошена рядом, на одно из сидений и, достав амулет, приложил его к левому глазу и прямо на сетчатку с высоты птичьего полёта начала транслироваться картинка. По колеям грузовика шли люди, три десятка человек, среди них было шестеро гоблинов, сторожась и всматриваясь в нашу сторону медленно двигаясь к лагерю. Колья, оглобли, топоры и вилы в их на руках ясно намекали, что шли они не сказать что с добрыми намереньями. Более того, среди крестьян выделялся один сухонький благообразный старичок в знакомой светлой мантии-плаще. Это не карательный отряд, что собирался мстить за своих, по времени они не успевали, похоже местный святоша решил отличиться.

Рассвело, похоже, уже давно, часа два назад, дети ещё спали, ну это понятно, сам поспать любил, будить их не хотелось, а придётся. Быстро одевшись, застёгивая на ходу разгрузку и подхватив «РПК» я направился к выходу. Покинув кунг, подошёл к палатке, на ходу поправляя амуницию, и окликнул Мика.

— Что? — высунулась наружу его заспанная мордашка.

— Деревенские идут с местным святошей, по следам машину идут. Буди остальных.

— Убегаем?

— С чего это? Буди, сейчас позавтракаем и дальше едем. И громких звуков пусть не бояться, это я стрелять будут по деревенским. Буди.

— А мы уже проснулись — высунулась из соседней палатки одна из девчат.

— Тогда подъём. Вы пока собирайтесь, а я пойду ретивых мстителей отгоню.

Взяв пулемёт наизготовку, я направился к машине, обошёл её и, обнаружив деревенских в ста метрах от лагеря, остановился и стал с интересом наблюдать за ними.

— Вперёд — отчётливо донеслась до меня команда святоши. Крестьяне рванули к нам, рёвом вызывая в себе злость и подавляя страх, сам же святоша неторопливо последовал за ними.

Вскинув пулемёт к плечу, я открыл огонь, коробчатый магазин на сорок пять патронов вмиг опустел, и я стал неторопливо перезаряжать его. Торопиться особо было нечего, дюжина осталась лежать на земле, остальные улепётывали по колее обратно, впереди всех задрав мантию и вскидывая свои худые голенастые ноги, бежал святоша. Перезарядившись, я снова открыл огонь, но уже короткими отсекающими очередями, тратя на каждого беглеца по два-три патрона. Не убежали, всё остались лежать в высокой траве. Снова перезарядившись, я поднял лежавшие под ногами коробчатые магазины и вернулся в лагерь, к своему удивлению обнаружив его пустым.

— Эй, вы где все? — окликнул я их. Когда из ближайших кустов высунулась любопытно-испуганная мордашка одной из девочек, я вздохнул и махнул рукой. — Зови остальных.

Мик тоже тут присутствовал, но оказывается, он забрался на верхушку дерева и оттуда следил за бойней, что я учинил. Это произвело на него впечатление, и на пулемёт он поглядывал с заметной опаской, как на ядовитую змею. Организовав стол, достал из своих запасов пироги и тушёнку, открыв две штуки и вывалив содержимое на тарелки, я велел всем завтракать, не забыв сгонять их к реке помыть руки, как пользоваться мылом они уже знали, научились.

— Мик, за старшего — скомандовал я и, повесив на плечо «АКМ» направился осматривать место боя, нужно добить подранков. Я не оставлял за спиной тех кто может нанести удар в спину.

Нападающих было тридцать шесть, я обнаружил тридцать пять тел, девять подранков пришлось добить. Внимательно осматривая место боя, я обнаружил примятую траву, что уходила в сторону. На некоторых стеблях осталась кровь, так что я уверенно направился по следу, держа в руках автомат. Когда сбоку метнулась тень, я легко ушёл в сторону и, съездив пожилому мужику прикладом в челюсть, свалил его на землю и, наступив ногой на горло, перенёс на эту ногу вес тела, слыша, как хрустит гортань. Пока крестьянин умирал, я раздавил ему горло, то посмотрел, как он на меня вышел. Хитрость замысла меня удивила, он уполз от автомобильной колеи в сторону с пулей в плече, сделал полукруг и вернулся к своему следу. А когда я проходил мимо метнулся вперёд с ножом в руке. Склонившись над затихшим нападающим, я понимающе кивнул, похоже, тот был в прошлом солдатом, причём не простым, полевая разведка или пластуны. Мелких шрамов на его теле хватало.

Вернувшись в лагерь, пока Мик сворачивал палатки, я позавтракал, умылся в ручье и под любопытными взглядами мелкотни почистил зубы, предметы гигиены у меня всегда с собой были, надо будет и детей к этому приучить.

Убедившись, что дети не хотят в туалет, все сходили, я научил старшую девочку пользоваться рацией, изумив ту подобными возможностями, это чтобы у нас всегда связь с кунгом была, а после заправки машины, три канистры ушло, мы покинули лагерь.

Вернувшись на дорогу, я повернул направо и продолжил движение в сторону побережья.

— А куда мы едем? — спросил сидевший рядом Мик.

— На побережье, потом на закрытые континенты — ответил я. Скрывать это не было смысла, поэтому и отвечал спокойно.

— Опасно, там корабли пропадают.

— Видел я ваши корабли — фыркнул я. — Деревянные парусники. А у меня, между прочим, боевой корабль есть, эсминец, с пушками и бронёй.

— И мы его увидим? — распахнул от удивления глаза, спросил Мик.

— Увидим. Доедем до побережья увидим. М-да, жаль, с остальными познакомиться не успел, на потом оставил. Только и запомнил, что было шесть парней и двадцать одна девочка. Может зря я их взял под охрану, может родителям вернуть, малыши же?

Мик криво усмехнулся и тихо ответил:

— Почти всех их привели родители. Когда городской или сельский священник данными ему силами заподозрил, что в нас поселилась Тьма, они не сомневались. Не у всех такие родители были, у половины.

— А ты как попал? Всех детей вроде бы частой гребёнкой проверяют?

— Я сын богатейшего о купца у нас в городе, он смог меня спрятать. Святое воинство меня искало, но нашло только сейчас, через четыре года.

— А родители что?

— Воины их убили, когда нашли меня — отвернувшись, ответил паренёк, и уткнулся лбом в боковое окно.

Дальше мы ехали молча, паренёк замкнулся в себе, поэтому чтобы как-то его расшевелить, я дотянулся и включил магнитолу. Сам ставил, как и два динамика. Когда зазвучали первые аккорды ретро семидесятых годов, Мик удивлённо поднял голову и прислушался.

— А на каком это языке поют? — спросил он, когда первая музыка стихла.

— На моём родном. Кстати, хочешь, обучу тебя? Правда будет немного больно, но зато научишься говорить читать и писать на нём.

— Я потерплю — серьёзно кивнул он.

Остановив машину, тем более та девочка, её звали Белла, сообщила по рации, что четыре пассажира хотят в кустики. Пока они делали своё дело, я коснулся лба Мика амулетом обучения языка и тот, дернувшись, замер на сиденье пассажира.

— А что с Миком? — сразу заинтересовалась стоявшая у кунга Белла. Она видела Мика через боковое окно.

— Я учу его своему языку, вот он и лежит без сознания, знания усваивает, минут через десять очнётся. Ты знаешь, что такое десять минут? — спросил я, выливая дизельное топливо из канистры в бак. В кусты я уже успел сбегать.

— Знаю… А вы учитель только его будет учить или всех?

— Всех, не волнуйтесь. Мик знания усвоит, расспросите у него, как это было, а там, если есть желание, остальных обучу.

— У вас там музыканты сидят? — с некоторой непосредственностью спросила другая девчушка. Она всё крутилась у кабины и даже забиралась на подножку, заглядывая внутрь. Роста ей не хватало, так она подпрыгивала, и сейчас держась за кронштейн бокового зеркала со стороны водителя, смотрела на меня.

— Это не музыканты, это музыка, записанная на диск, техническая музыкальная штучка. Там поют на моём языке, Мик послушал и захотел выучить язык, вот и учит… Хотя вон, зашевелился, выучил значит — убирая канистру обратно в держатель, сказал я.

Парнишка сам выбрался из кабины и, вздохнув полной грудью, не обращая внимания на перекрёстный допрос остальных детей, стремглав рванул в кусты. Стояли мы на опушке леса, где пробегала дорогу, справа поле-целина, впереди и позади пустая дорога. За три часа движения мы встретили всего штук двадцать телег и повозок, да шесть всадников. Малоезженая эта дорога, видимо тракт, что тут должен быть, проходил где-то в стороне. Ничего, пересечём его ещё.

Пока Мик прятался на опушке, а детвора обедала на расстеленном брезенте, пирогов у меня пока хватало, но ещё дней пять и всё, закрома будут пусты, вечером надо похлёбку сварить. Так вот пока было время я сел на ступеньке кабины и, достав конверт, что изъял у курьера, открыл его, и с интересом начал читать то, что было в послании, хмыкая в некоторых местах. Изучив послание, я пробормотал:

— А вот голубиную почту я не учёл. Значит, расползлась информация обо мне? Ну-ну.

В послании не было ничего такого, чтобы расстроило или опечалило меня. Просто информацию из него я принял как факт. Оказалось мои довольно точные описания уже расходились по городам и гарнизонам, причём с шокирующей быстротой. Тут не было спутников или другой хрени, а были пернатые «эсэмэски» и с помощью них эта информация расходилась по всему королевству. В послании не было информации о бое в столице, видимо моё описание и приказ захватить живым, если не получиться, мёртвым, было отправлено несколько дней назад. А солдат вёз это послание в какой-то гарнизон из ближайшего города. Видимо голубиная почта располагалась по городам и особо крупным гарнизонам, а дальше уже работали курьеры вроде того что бы мной перехвачен.

Честно говоря, особо я не расстроился. Прочитал, похмыкал тому, как я описан, рост прибавили аж на двадцать сантиметров, да и разворот плеч у меня другой, после чего свернул лист и убрал в конверт, а тот просто выкинул в кусты. Бумага так себе, даже на поддирку не пойдёт. Тем более детям я уже выдал рулончик туалетной бумаги, пояснив как им пользоваться. Освоили моментом, только предупредил, чтобы не экономили, у меня её много. Пара фур, но в прямом доступе пара мешков.

— Дядя учитель, там телеги — подбежали ко мне две девчушки-близняшки лет семи на вид.

Встав на ноги, я направился следом за ними. Недалеко был небольшой поворот и согласно изгибам опушки дорога поворачивал левее, но не круто, так что, сделав двадцать шагов мне, открылась дальнейшая дорога.

— Вот — ткнула пальцем одна из девочек.

Потрепав её по макушке, я ласково сказал:

— Идите в машину, сейчас поедем.

На дороге действительно двигался обоз из четырёх телег, но это были именно крестьяне, было видно по элементам одежды и мешкам что являлись грузом. Похоже, зерно везли, или налог или на продажу. Даже гадать не хочется. Осмотрев их, я развернулся и направился в машину. Одного взгляда мне хватило понять, что мы покинули одно королевство и въехали в другое. Все крестьяне были гоблинами.

— Грузимся! — скомандовал я.

Дети окружили вернувшегося Мика, и учинили ему настоящий допрос, в основном взрослые, младшие по лесенке с кряхтением залезали внутрь бронефургона. После моей команды дети рванули кто куда, Мик в кабину, остальные в фургон, дверь за собой они захлопнули сами, уже научились это делать.

Запустив движок машины, я стронул её с места, и мы покатили дальше. Когда мы показались из-за поворота, крестьяне уже гнали телеги вглубь поля-целины, только один поступил умнее, свернул в лес и, бросив повозку, убегал вглубь. Проехав, это место мы прибавили скорость, оставляя гоблинов позади. Дальше мы постоянно встречали их, в смысле телеги, причём все были с мешками. Похоже, действительно налог везли. Уточнил это у Мика, тот посидел минуты три с задумчивым видом, что-то подсчитывая и кивнул с уверенным видом, да сегодня первый день, когда нужно сдавать налог, и крестьяне этим пользуются, отвозят или ближайшему храму или дворянину, на землях которого живут.

За день мы проехали порядка двухсот пятидесяти километров. Да и то больше бы преодолели, но очередная встреченная речушка серьёзно ударила по срокам, пришлось искать брод, хлипкий мост нас явно не выдержит, и по нему пересекать речку, часа три потеряли. Но ничего, вечером обнаружили лес, въехали в него, нашли полянку, правда без озера и остановились на ночёвку. Пока девчата суетились над котелком, что я повесил над бездымным костерком, стал знакомиться со всеми своими подопечными. Скажу честно, я, конечно, ещё та сволочь и чудовище, но детей я бы не бросил ни тогда и ни сейчас, фактически, если бросить, это как в лес отвести и оставить, на корм лесным зверям, не выжить им одним, кого-то на костёр отправят, кого-то паладином сделают. Оно мне надо? Не надо, вот и вожусь с ними, и дальше буду возиться. Уже решил всё для себя окончательно и бесповоротно. Мои они, мои ученики. Позже клятву ученика учителю приму и начну проводить инициацию. До семи лет не ниже.

За час я успел пообщаться с каждым ребёнком, выслушать их непритязательную историю, Мик был прав, половину детей родители сами отвели святошам, но слушал я с виду спокойно, кивая, лишь крепко сжатые кулаки могли показать, чтобы я сделал с этими недо-родителями. Как мог я успокоил детей, пообещав, что теперь всегда буду заботиться о них, пока они не повзрослеют.

После довольно не плохого ужина, девчата справились, но на утро нужно будет их побаловать и приготовить неизвестное им блюдо, макароны по-флотски, я занялся своими делами.

До самой темноты, пока дети играли, под присмотром более старших, палатки уже были поставлены в ряд, мы с Миком и ещё одним двенадцатилетним парнишкой, остальные слишком маленькие, занимались сборкой-разборкой пулемёта. Под моим пристальным вниманием они его почистили и сами собрали. С шестой попытки, но всё же. Потом мы отмыли руки от оружейного масла и отправились спать, дети в палатки — я в кунг.

Утром, сварив макароны как обещал, я позавтракал вместе со всеми, армейскими котелками запастись я не забыл, и стал заниматься с Миком и Вольтом, вторым парнишкой. Учил я их, как держать оружие и особо культуру обращения, носить или стволом вниз или вверх, как правильно и удобнее это делать, куда нельзя направлять, как заряжать, снаряжать, держать на предохранителе и стрелять. Парнишки были сообразительные и вполне легко осваивали незнакомое им пока оружие. «МП» с глушителем с которым я в основном и проводил обучение, застрекотало в руках Вольта, он как я и советовал, короткими очередями поразил мишень, повершенную на дереве. Детишки что стояли за нашими спинами, запрыгали от радости и захлопали в ладошки. Мик уже отстрелял два магазина, и примерно освоил это оружие. Да и глушитель позволял им более быстро осваивать стрельбу. Грохота выстрела не было, не пугал их, а хлопки эти пережить можно. Позже и к «калашам» перейдём. Учить военным знаниям с помощью амулетов я их пока не спешил.

После некоторых раздумий я, поступил вот как, Мик был уже довольно крепким пареньком и «АКМ» для него хоть и был тяжеловат, но в принципе освоить и стрелять из него он мог, поэтому я решил так. «МП» ушёл Вольту, я помог закрепить у него на ноге чехлы с четырьмя магазинами к ПП, а Мик получил от меня разгрузку со спаренными магазинами в них и автомат. Дальше парни жгли патроны, усваивая оружие, делали они это стоя, стоя на одном колене, лежа, из-за укрытия, и на бегу. Весь боеприпас использовали, так что пока парни на брезенте снаряжали магазины, я посмотрел как там девочки и остальные парнишки. Всем кому уже было семь лет и старше, я провёл ритуал обучения русскому языку, многие уже очнулись и, морщась, вставали. Поговорив с ними, проверил, как усвоились знания, оказалось, сбоев не было, и отправил собирать лагерь. Сворачивать всё, что осталось с ночи. Включая палатки.

Пообедав, задержались мы на поляне на продолжительное время, мы покинули лес и направились дальше. По моим прикидкам две третий пути мы преодолели. Осталась малая часть, за пару дней доберёмся до побережья.

Покинув лес, мы буквально через два часа, когда проехали километров сорок, наткнулись на встречную армейскую колонну, правда те так растерялись, что мы спокойно пролетели на пятидесяти километрах в час мимо по обочине, что среагировали они только тогда, когда от нас осталась лишь поднятая пыль.

— Уф-ф, я думал, стрелять придётся — с облегчением вздохнул Мик, отпуская автомат, который держал побелевшими от напряжения пальцами, и поглаживая ствольную коробку.

— Разряди оружие, думаешь, я не видел, как ты снял с предохранителя и взвёл затвор? — строго посмотрел я на него.

Тот смущённо улыбнулся и проделал процедуру, которую я заставил несколько раз повторить ещё в лагере совместно с Вольтом для тренировки памяти. Он отсоединил магазин, снова взвёл затвор, выщёлкивая патрон, вставил его обратно в магазин, а тот присоединил к приёмнику и поставил оружие на предохранитель.

— Молодец — одобрил я его действия, но тут впереди показалась очередная пешая колонна солдат, в этот раз впереди на конях ехали офицеры, и мне снова пришлось съезжать с дороги на обочину и объезжать ошарашенных военных. Только дальше вот объехать не получилась, справой обочины, где мы двигались, вдруг возник глубокий овраг из-за чего мне пришлось вернуться на дорогу, а на ней находился обоз, вот и пришлось таранить их, ладно хоть вроде лошадей не задел. Хотя в зеркало заднего вида и видел, что многие попадали, а парочку так даже закрутило постромками и уложило на спину, отчего они дрыгали ногами. Даже на капоте у меня находился мусор после тарана повозок. По краю прошёл, повреждения если и есть, то минимальны.

Оставив обоз армейцев километрах в трёх позади, я остановил машину, и мы с Миком стали осматривать бампер и капот, пока детишки бегали в кустики. Заодно проверил оружие Вольта. На предохранители, это хорошо, а бампер и капот кроме содранной краски никак не пострадали. Пару мелких вмятин было, да фара треснула, но и только.

— Там святое воинство едет — подбежал ко мне парнишка лет восьми на вид, звали его Бадион, но откликался он на сокращённое Бад. — Из леса выехало. На лошадях.

Встав на ступеньку со стороны водителя, я достал бинокль и присмотрелся к конной змее, что выезжала из леса. Как их дети рассмотрели только, тут километр до леса, да и лёгкая возвышенность скрывала, однако осмотревшись, понял, как дети их обнаружили. В тридцати метрах от машины росла одинокая берёза, ну очень была похожа, так на ней как гроздья находилось шесть детишек. Они-то, перекликаясь, и сообщали о святошах.

— Белла, командуй погрузку, выезжаем — велел я старшей девочке, и ещё раз посмотрев в сторону святош, а это были святоши, пятьдесят солдат, осмотрелся и пробормотал. — М-да, место для боя не очень.

Мы съехали с дороги и начали объезжать возвышенность, которая как раз и скрывала нас от противника. Остановив машину в начале склона, я велел парням, и Мику что сидел рядом и Вольту, у него была своя рация, покинуть машину. Мы бегом взбежали на холм, последние метры проползли на пузе и заняли позицию на вершине.

— Тут до дороги сто пятьдесят метров, проверьте прицел — велел я им. — Как святоши будут проходить мимо, короткими очередями начнём их уничтожать. Цельтесь тщательнее, чтобы каждая очередь уносила жизнь хотя бы одного этого подонка в светлом плаще. Всем всё ясно?

— Да — кивнули оба парнишки и тут же стали готовить оружие под моим присмотром. У Мика я заранее снял подствольник, разрядил его выстрелом и снял, это ещё утром было, когда выдавал ему оружие, рано ему им пользоваться, пускай сначала автомат в полной мере освоит.

Поглядывая в прорезь прицела стоявшего передо мной на сошках пулемёта я выбирал себе первую цель, парнишки, кстати, делали тоже-самое, заодно анализировал, почему святоши снизили скорость передвижения, пока не понял, что они слышали рёв чуть позже стихшего мотора и просто пока не понимали что происходит. А всё непонятное опасно, похоже, они это освоили на своей шкуре, поэтому от колонны отделилась четвёрка святош и они поскакали вперёд, пытаясь понять что происходит. Ещё метров триста и они рассмотрят в поле у холма верх стоявшего «Урала», но я всё же решил подождать, когда сблизиться основная колонна, просто перебросил пулемёт на другую сторону и теперь держал ту четвёрку разведчиков на прицеле, дистанция для моего оружия была фактически прямого выстрела, пятьсот метров.

Когда колона сблизилась на расстояние прицельного огня из ПП Вольта, он тоже должен был поучаствовать, я скомандовал:

— Огонь!

Моя очередь выбила из сёдел двух святош-разведчиков, ещё тремя короткими очередями я покончил с остальными. После чего перекинул оружие на другую позицию и открыл огонь по колонне, где бились на земле раненые лошади и кричали раненые люди. Удар парнишек не был таким же профессиональным как мой, но на открытой местности, там, где святошам деться было некуда, мы расстреливали их как в тире. Под конец парни на адреналине откровенно мазали да и били длинными очередями, так что особо результат меня не удивил.

— Двадцать святош ушло — печально вздохнул Мик, вставляя в приёмник последний магазин, остальные он уже расстрелял и они лежали рядом.

— Двадцать три — поправил я его. — Причём шестеро убегают пешком. Вон они бегут. Теперь Мик смени прицел на пятьсот метров, переведи оружие на одиночный огонь, постарайся выправить дыхание и одиночным огнём порази тех, что убегает на своих двоих.

— Хорошо.

Я тоже перезарядился и стал выцеливать всадников, троих успел свалить, остальные стегая по бокам коней поводьями, галопом скрылись за складками местности. Вот Мика всё шло не так гладко, только двоих зацепил, пришлось присоединиться к нему и мы на пару положили всех пеших. Лишь Вольт в этом не участвовал, но болел за нас, а так он с помощью бинокля просматривал колонну, находил подранков и короткими очередями добавил их. Молодец парнишка, науку осваивал быстро, но всё же нужно им дать знания армейцев Мёртвого мира, чуть позже, когда можно будет. С момента обучения русскому языку прошло чуть больше суток, нужно прождать ещё двое, тогда можно внедрять ещё знания.

— По уму нужно сделать контроль. Контроль — это пройти по колонне и полю и добить всех раненых, но с учётом того что рядом армейцы, делать этого не стоит, так что собираем пустые магазины и отходим к машине. Пора двигаться дальше — велел я и стал по-пластунски отползать с нашей огневой позиции, парнишки повторяли все мои движения.

Чуть ниже по склону мы поднялись и перебежками, прикрывая друг друга, стали отходить к машине. Даже этому на ходу я учил парнишек, пользуясь любой возможностью, чтобы их хоть чему-то обучить. Вернувшись к машине, мы дозаправили её, осталась одна неиспользованная канистра, а горючего километров на пятьдесят и, выехав на дорогу, только дальше от места боя, двинули к лесу, из которого и выехала эта колонна. Чуть позже нам встретилась ещё одна, но на град стрел мы не обратили внимания и скрылись вдали. Через сорок километров показался большой лесной массив, и я свернул к нему, мы проехали вброд речушку и встали на опушке. Места тут дикие, это было видно, так что я собрался разбить тут лагерь на день, а то и два. Нужно припасы со склада пополнить, особенно в топливе, а то не доедем, провести регламентные работы с машиной, осмотреть, подтянуть, масла долить, ну и главное инициировать отобранных детей и пробудить в них Дар. Это были Мик, Белла и ещё одна девочка, которой оказывается уже исполнилось четырнадцать, по имении Одна. Пора брать учеников, пора-пора. Остальными я займусь чуть позже, не всех сразу. Кроме совсем уж малышей, этим подрасти нужно на год или три, кому как.

До темноты оставалось часа полтора, когда мы нашли приемлемое место для лагеря и начали уже привычно его разбивать. Вольт в стороне косил траву, очищая участок для процедуры инициации, Мик командовал младшими, устанавливая палатки, а я погладывал вокруг и прикидывал с чего начать. Начал я с того что развёл с помощью сушняка что натаскали мне с опушки малыши, костерок. Из открытой кабины отчётливо доносился голос Пьехи, мелодией поднимая настроение, поющую песню чёрном котяре, все работали, все суетились, все при деле. Когда я повесил над костром полный десятилитровый котелок и стал готовить уже привычные макароны, то осмотревшись и счастливо вздохнув, пробормотал:

— Школа.