Польша. Пятое июля, район Люблина.

Моя летающая самоделка из носилок оказалось на удивление удобным транспортным средством. Минимальные затраты по мане во время пользования, удобная лежанка из брезента, хоть сидя лети, хоть лёжа, я даже подушку приспособил, а уж с плетениями «невидимости», «отвода глаз» и защиты, так это вообще оказалась незаменимым средством передвижения. Кстати, оторвусь на минутку, про «отвод глаз» и «невидимости». Есть такие люди, дважды мне такие немцы встречались, которые полностью инертны к магии и плетение невидимости тут не помогает. Один раз меня обстреляли, повторяться я не хотел, поэтому и наложил очень сложную штуку, плетение «отвода глаз», как раз для таких на которых магия не действует. Больше не стреляли.

В этот раз я летел в положении сидя, свесив ноги, и ел длинный кусок хлеба, отрезанного от каравая, который покрывал толстый слой тушёнки. В левой руке у меня была жестяная кружка с горячим сладким кофе, из которой я периодически отхлёбывал. Ветер трепал мои слегка отросшие кудри, но не мешал. Двигалось моё транспортное средство со скоростью пятнадцать километров в час, быстрее нельзя, поток воздуха становился нетерпим, и автоматически включалась защиты, что заметно увеличивало потерю маны в накопителях. Тем более я не торопился, и летел спокойно в Люблин, да и поесть можно было нормально.

Хлебом и кофе со мной поделились немцы, встреченные три минуты назад, а тушёнка у меня была своя и у меня её было завались. Десяток армий можно кормить целый год. Запасы Советов, однако, впечатляли и радовало то, что я вполне себе их прибрал к рукам. Да и кто мне помешает? Нет тут ещё таких сил способных на это.

Так вот, десять минут назад я заметил у озера обедающую группу немцев, те видимо остановились передохнуть, вот я спустился, наложил паралич и с сожалением констатировал, что кроме хлеба и кофе ничего и не осталось, не успел всего на пятнадцать минут. Потом привычно перевёл фашиков в разряд мёртвых, испортил технику и, прибрав часть трофеев, полетел дальше. Люблин мне был очень нужен. Как оказалось там на складах сосредоточены чуть ли не треть всех продовольственных запасов армий немцев. Я не только собирался их прибрать, ночь мне поможет, но и поискать пустые пакгаузы. Нехватка складов у меня была катастрофической. Да-да, я посетил большую часть тех складов, что были указаны на карте, однако половина из них, то есть имущество, просто хранилось под открытым небом. К тому же семнадцать складов престали существовать ещё до моего появления, то ли немцы во время наступления спалили, то ли наши в момент отступления.

А вообще приключения что начались с того момента как я покинул санитарный эшелон мне понравились, не зря я перебрался в этот мир, с небольшими проблемами правда, но не зря. Тогда я поступил по-умному, левитацией освободил один склад, как чувствовал что пригодиться, складировав в другой, где тоже находилось продовольствие. Размеры ворот складов позволили мне загнать внутрь технику, правда, недалеко, дальше стеллажи не давали. Так же я прибрал оружие немцев и даже униформу, добив последних. Да-да, они все были живы, хоть и парализованы. Потом я свернул все шесть складов и убрал их в хранилище. Хранилище это такой ящик с множеством мелких ячеек, где и лежали теперь у меня пакетики свёрнутых гаражей и складов. Я даже картотеку ещё в Мёртвом мире завёл, чтобы не спутаться. Так вот, свернув их, я полетел по следующему адресу, налету модернизируя понравившиеся мне носилки.

Предполагая, что мне могут встретиться окруженцы, я предварительно освободил и набил баул и пространственную сумку продовольствием и боеприпасами, оружие у окруженцев должно было быть своё. Даже по ящику гранат взял, противотанковых и оборонительных.

Правда первая встреча вышла боком. Наткнулся на спаянную группу из сорока пограничников, что несли четверых раненых, но они сразу стрелять начали, так что я ушёл в сторону, активировав защиту и оставив их в стороне. Не хотят помощи, ну и не надо, пусть сами с ранеными мучаются.

Вот следующая группа из двенадцати человек во главе с капитаном-артиллеристом, оказалась более спокойной и не так нервно отреагировала на спускающегося с неба на носилках незнакомца. Лишь один прыгнул в речку, да двое обделались. Когда капитан разобрался в ситуации и перестал костерить меня на чём свет стоит, мне это быстро надоело, и я наложил на него полог молчания, то мы перешли к конструктивному диалогу. Чем я могу помочь окруженцам и чем они мне заплатят. Брать ничего не хотелось, те и так были серьёзно изношены, а трое так вообще ранены. Раненых я излечил, выдал два комплекта формы, и одну пару сапог совсем уж износившимся, два цинка патронов, ящик тушёнки и мешок ржаных сухарей. Гранат тоже отсыпал. За это я взял шесть красноармейских звёздочек и три пуговицы. Фигня, конечно же, а не плата, но больше у них ничего не было. К тому ж я выяснил, что ещё нужно было запасти, патронов к личному оружию командиров, а то у капитана и у второго, младшего лейтенанта, ни в «нагане» ни в «ТТ» уже патронов не было, ну и самое главное, чая да табака. Это вообще дефицит. У капитана было две сигареты в трофейной пачке, так они курили их по очереди. Пообещал им это учесть при встрече с остальными окруженцами. Сам я не курил и об этом не подумал.

С этой группой я потерял почти двадцать минут, поэтому оставив их готовить похлёбку, теперь было чем, а то они уже сутки не ели, я взлетел и, посмотрев на садившееся солнце, полетел дальше.

До следующего склада я добрался за сорок минут. Нет, лететь до него было меньше пяти минут, просто я повстречал ещё три группы окруженцев. В одной было шесть бойцов, в другой около двухсот, в третьей чуть меньше пятидесяти. К счастью приняли меня все хоть и настороженно, но от помощи не отказались, часть так даже обучение согласилась пройти, поэтому к складу я подлетел совершенно с пустыми запасами, всё раздал. Нужно ещё пяток баулов из пространственной сумки достать, так я больше запасов утащу, видно, что они пригодятся окруженцам.

Следующий склад к несчастью был именно открытый, более того, это был склад ГСМ. Там было огромное количество разнообразных бочек, и даже цистерн, отдельно стояло десяток новеньких топливозаправщиков. Немцы уже навели тут порядок и несли службу. Облетев склад по кругу, и вырубив всех часовых, потом накинул плетение паралича на тех, что спал в палатках, немцев был всего два десятка, видимо этот склад ещё не включили в график пополнения наступающих войск, поэтому работал я спокойно.

Добил немцев, мне тут живые не нужны, поднял их управляемыми зомби, после чего развернул, уничтожив часть окружающего леса, склад, и велел таскать бочки в него. Сам я поднимал левитацией цистерны, и тоже убирал их на склад. Тот был огромен, длинный, с пустыми стеллажами, которые больше частью пришлось убрать, да не большей, всё убрали. Однако уместилось только часть топлива и горюче смазочных средств, да все десять топливозаправщиков, это вроде дефицит. Свернув склад, я задумался, поглядывая на три стоявшие немецкие палатки, пустых хранилищ у меня больше не было.

Идея пришла, когда я стал рассматривать трофейную карту с нанесёнными обозначениями. Совсем рядом находился узел железной дороги Владимир-Волынск — Ровно. Уж там то складов хватало, надеюсь, мне и пустые попадутся. Оставив зомби на охране, эти теперь никого не подпустят, даже своих, я полетел к железной дороге. Там действительно оказалось три десятка пакгаузов, складов, да и просто штабелей ящиков укрытых маскировочной сеткой. Быстро ликвидировав охрану, а также же тех, кто скоро должен был их сменить, опросил интенданта, он спал в квартире в селе рядом, узнав, что-где находиться, и кроме складов, прибрал те самые штабели с ящиками, это был артиллерийские снаряды разных типов. А пустых складов оказалось всего пять, да и то бывших продовольственных, всё, что там было ушло наступающим немецким войскам. Забив эти склады ящиками с боеприпасами, зомби из охраны помогли, я дал им установку убивать всех у кого такая же форма и отправил в село. Пять дней некроэнергия их продержит и если их не уничтожат сразу, то сами уснут и тела уже окончательно разложатся. Думаю, две сотни зомби наведут тут шороху.

На самом узле скопилось три эшелона и мне пришлось их уничтожить, ну топливный то ладно, хоть и плакать хотелось, поджог фаерболами, а вот остальные загорелись чуть позже. Одни так взорвался, там были артиллерийские снаряды.

Как бы то ни было, с задачей я справился, у меня было ещё полтора пустых склада и пакгауза. Поэтому вернувшись, я на месте ямы, где ранее стоял склад, развернул один полупустой пакгауз и совсем пустой склад. Пакгауз до конца набили топливом, к имеющимся там снарядам, а вот склад только наполовину. Ещё найдётся, что там складировать.

Свернув и убрав получившиеся пакетики в хранилище, я подумал и достал три других склада. Развернул, набил баулы и пространственную сумку боеприпасами, продовольствием, предметами амуниции с формой, не забыв пачки табака и патронов для ручного оружия. Теперь одни баул всегда был при мне, да он и так всегда при мне, четыре других находились в пространственной сумке, да и в моём бауле лежало три плотно набитых баула. Так я больше вещей могу набрать и перевозить, как матрёшки. Я ещё, когда летел к железнодорожному узлу, встретил шесть групп окурженцев, но помочь ничем не мог, только раненых вылечил, да и то дистанционно, не спускаясь. Эх, даже плату за это не взял. Кстати, те пуговицы с обмундирования и красноармейские звёздочки я тоже использовал. Во время полётов, когда делать было нечего, изготавливал разнообразные амулеты, вводя управление для обычных людей. Мелкие драгоценные камни шли на накопители, впаивал их в структуру с другой стороны. Так что у меня теперь было почти сотня амулетов и артефактов «среднего» и «малого исцеления». Правда накопители были пустые, своей маны для зарядки я не использовал, мне для следующих работ было нужно, могло и не хватить, поэтому установил на одном краю носилок магический заряжать, вроде того что продал Лютовой, и там сейчас заряжалось три амулета. Дней за пять зарядятся, накопители-то маленькие.

До следующего склада я добрался часа в три ночи, да и то, потому что изрядно растряс свои запасы со встречей с окруженцами, теперь полторы тысячи человек были здоровы, имели запас боеприпасов и продовольствия. Я до того наблатыкался с ними общаться, что на каждую группу уходило меньше десяти минут, тут главное напор и уверенность. Да и командиры окруженцев видя, как я спускаюсь с неба, лечу раненых и принимаю плату сущей для них мелочью, приходили в себя только когда я улетал, на прощанье махая рукой. Кроме этого я сообщал обстановку на фронтах, где тут рядом стоят на постое немцы, ну и как лучше выходить к своим. Может часть и не прислушается, но главное я им дал, знания, и офицерам и солдатам давал нужные знания и опыт немцев по завоеванию Европы. Надеюсь, он им пригодится, а то ведь многие вообще салажата первого года службы. А тут хоть будут знать, что делать под огнём противника. Командиры больше частью давали согласие, когда я спрашивал, нужно ли их и остальных за пару минут обучить немецкому языку и знаниям ведения войн. Те неуверенно кивали и вырубались, когда я касался их лба амулетом. Конечно попадались и сильные командиры, с жёсткой волей. Там было сложнее, знаний они не хотели, но продовольствие и боеприпас принимали охотно, а я летел дальше. Насильно мил не будешь, не хотят как хотят.

Я на себя наложил специальное лекарское заклинание, с помощью амулета, что позволял не спать десять суток и всегда быть бодрым. Немцы естественно сообразят, что кто-то прибирает склады и уничтожает их солдат, но пока разберутся, пока от пленных выяснят, что появился я, я должен прибрать к рукам как можно больше запасов. И у меня получалось.

Следующий склад был так же под открытым небом, прикрытый лишь маскировочной сеткой натянутой на столбах. На нём было тяжёлое вооружение, миномёты и крупнокалиберные пулемёты, одних ДШК на зенитном станке больше сотни, а уж боеприпасов к ним, так вообще длинные штабеля. Моя жаба просто танцевала лезгинку, поэтому я уничтожил за десять минут охрану, был полный взвод и, развернув тот строение полупустого склада, где находились бочки с топливом и горюче-смазочными материалами, велел только что поднятым зомби грузить. Пронаблюдав немного, как они бегают с ящиками, отдых им не требовался, рядом я развернул первые захваченные в этом мире склады, поэтому штабеля с боеприпасами потянулись в них, укладываясь в проходах между стеллажами. В общем, всё прибрал, заодно пополнил пустые баулы и, отправив охрану гулять по лесу в сторону ближайшего городка где стоят немцы, полетел дальше, то и дело спускаясь к обнаруженным окруженцам и в меру сил помогая им.

Вот так прошли у меня первые сутки, но фактически они были похожи на отражение остальных семи. Брал склады, теперь только те где были постройки, а не хранилось под открытым небом. Эти я оставлял на потом, хотя пяток и забрал, накопив пустых складских строений. В общем, около двухсот складов уместились у меня в хранилище. За это время я побывал в Ровно, Луцке, Владимир-Волынске, во Львове, на всех складах железной дороги, выведя последнюю окончательно из строя. Всё что мог, присвоил, но… около пятидесяти складов, что находилось под открытым небом, пока мне были недосягаемы. Грузить и сворачивать было не в чего. Поэтому я решил двинуть дальше, в Польшу. Пощипать тылы немцев, а то они что-то особо на себе это не почувствовали, хотя около двадцати тысяч зомби и бродит по их тылам. Ну и заодно по пути набрать пустых складов. Сомневаюсь, что много мне таких встретиться, но надеялся, что уж говорить. Бросать своё, а те хранилища разнообразного армейского имущества я считал своими, не намерен. Склады мне нужны. А лучше пустые.

Конечно же, у меня ещё были причины, чтобы лететь в Люблин. Как я узнал от одного из пленных интендантов, он в городе перед войной покупал в ювелирном магазине кольцо жене, и я надеялся, что этот магазин на месте. Да-да, у меня заканчивался запас драгоценных камней что шли в накопители для складов, а с учётом того что на большие строения нужно было по два накопителя, расход был большой и в запасе у меня было всего три подходящих камня. Я, конечно, немного пополнил трофеями, немцы брюлики любили, но там была сущая солдатская мелочёвка. Основной навар был с интендантов, но я его почти весь использовал уже.

По зомби скажу так, среди тылов мёртвые солдаты их же армий, что бросались на всех кого встретят и кусали всех подряд, пытаясь добраться до горла. Уроды тупые, даже оружием пользоваться не могли, я ими руководил при погрузке, отдавая устные приказы, а тут единственно, что они могли, это кусать. Надо было умертвий поднимать, те хоть зачатки разума имели, но в том цейтноте в котором я перебывал, это довольно сложное и затратное по времени дело, отчего и остановился на зомби. Хоть что-то.

Немцы быстро разобрались, как с ними бороться, выстрел в голову и готово, так что кроме пары тысяч серьёзно искусанных, погибло всего около сотни, да панических слухов разнеслось по армиям множество, мои зомби больше ничего не сделали. Правда выяснилось, что наступление на этом участке фронта замедлилось, что позволило советским войскам, наконец, перегруппироваться и начать создавать более плотную оборону. Может это и моя заслуга, часть транспортных артерий я им парализовал и видимо наступающие войска стали много что недополучать. Может я может и нет, кто знает?

Вот и получалось, я эти восемь дней не сомкнул глаза, наращивая свои богатства и летел днём, время было полвторого, судя по наручным часа, в сторону Люблина. До него оставалось всего около восьмидесяти километров, за пару часов доберусь.

Со временем я не ошибся, успел пообедать, поваляться на носилках, поглядывая на землю внизу и немного побезобразничать. Как? Да очень просто. Ещё у границы мне на фермерском хозяйстве на глаза попался огромный амбар с сеновалом на втором этаже. Чем не склад, тем более большая часть приватизированных мной складов, сложены из брёвен? Вот я вырубил хозяев, выбросил изнутри всё ненужное, включая запасы сена, и свернул амбар. Так вот, пока я летел, то использовал все пять камушков из своих запасов на амбары, придирчиво отбирая самые большие. Пригодятся для хранения разнообразного имущества, я в этом уверен.

Когда впереди показался пригород Люблина, я снизился и, не сбрасывая скорость, последовал дальше. Сидя впереди я с любопытством крутил головой разглядывая сами дома, улицы и людей. Военных хватало, немцев естественно, но они мне не мешали по причине моей невидимости. Найдя сверху нужную улицу, тот интендант очень хорошо описал подходы, я снизился и спустился на землю во дворе довольно большого дома, на первом этаже которого и находился тот самый ювелирный магазин. Сам дом и магазин тоже, похоже, принадлежали одному хозяину, поляку, не еврею.

Открыв деверья прошёл внутрь, покосился на поднимающуюся на второй этаж женщину, нет, даже девушку, очень уж волнительно колыхались её бёдра под платьем, я бросил на неё паралич, и прошёл к двери, что вёл в магазин. Та была заперта, но меня это не остановило, дверь осыпалась древесной пылью, и я вошёл внутрь. В самом магазине находилось два покупателя и хозяин. Парализовав покупателей, это была семейная пара, я наложил на старика несколько специализированных заклинаний подчинения и велел ему нести мне самые крупные свои драгоценные камни. Тот понимал, что что-то не так, но поделать ничего не мог.

— Всего тринадцать? — скривился я и, передав старику часть камней, велел ему. — Эти извлеки их драгоценностей. Мне камни нужны, а не побрякушки.

Тот сделал это быстро и с немалой сноровкой, после чего я поинтересовался, есть ли в городе ещё ювелиры?

Оказалось, был ещё один, так же старик дал адреса держателей крупных состояний вложенных как раз в такие вот брюлики. Запомнив их, я покинул магазину и сам дом, с сожалением посмотрев на девушку, лежавшую на лестнице. У меня женщины не было почти девять месяцев, я давил этот гормон, а сейчас чувствовал, если не уйду, изнасилую её прямо тут. Видимо плетение удержания гормона или рассыпалось или заряд закончился. Нужно амулет проверить.

С этим нужно было что-то делать. Пару раз можно сбросить его, и тут, в городе был доступные женщины, что торговали своим телом, но, во-первых я брезговал, во вторых хотел, чтобы под боком была всегда готовая. То есть мне нужна была рабыня для сексуальных утех, а лучше две. Раз я в Польше то почему бы не найти себе таких наложниц? Надо обдумать, хорошая идея. Я конечно против рабства, если сам могу попасть в него, но не против того чтобы иметь дополнительную собственность, хочет та этого или нет. Всё, решено, будем искать себе наложницу. Да, кстати, амулет действительно разрядился, отчего моя «хотелка» и подскочила на небывалую высоту. Возвращать не стал, решив поразвлечься в Польше.

Посетив две местные семьи, одна была еврейская, я опустил их ещё на сорок три единицы крупных драгоценных камней, да и не крупные брал, только их самих забирал, оставляя оправу. Потом посетил второй магазин и наконец, добрался до складов железнодорожного узла. Пора прибрать их к рукам. Тем более их тут было около двадцати, десяток явно свежей постройки. Ох развернусь.

Дальнейшие планы у меня были такие, вернуться к тому имуществу, что хранится под открытым небом, прибрать его, метнуться в Белоруссию, прогуляться там, и уже можно отправляться на территории занятые советскими войсками. Там дальше по ситуации. А пока нужно заняться Люблянскими складам… Или Люблинскими? Хмыкнув, я надорвал пачку с трофейными галетами и откусил первую, что-то голод не на шутку разыгрался. Эх, где мои пирожки ненаглядные? Где можно купить или заказать тыщу другую?

В этот момент я на высоте тридцати метрах пролетал над железнодорожным вокзалом, где стоял только что подошедший пассажирский поезд и с интересом разглядывал сверху двух блондинок-близняшек лет двадцати каждая, что шли рядом с офицером в звании полковника. Они имели очень аппетитные фигурки и немалые бюсты, а с учётом того что декольте платьев у обеих были приличные, сверху я рассмотрел восхитительные колышущиеся на ходу полушария моего любимого третьего размера и у меня просто снесло голову спермотоксикозом. Всё, хватит терпеть, надо решать эту проблему и, кажется, те кто может эту проблему решить, вышагивали как королевы по перрону вокзала.

Заставив всех вздрогнуть и за озираться, над вокзалом раздался зловещий хохот, который в конце подавился и закашлялся.