Как только мои ноги обутые в армейские берцы коснулись брусчатки, я убрал носилки в один из баулов и, осмотревшись, снял с себя плетение не видимости, деактивировав его, и направился вниз по одной из улицы Москвы. За последние три дня с момента пробуждения големов особо ничего такого не случилось. Я сутки спал, полсуток общего времени копался в архиве, потом свернул особняк с големами внутри и полетел в Москву, наблюдая с высоты, как течёт внизу жизнь. Одиннадцать раз встретился с окруженцами, причём трижды они были на технике. Помог топливом, боезапасом и продовольствием, про лечение раненых и не говорю. Пересёк линию фронта, бои шли не перестывая, значит, Гитлер ещё не принял решение, принять моё предложение или нет. Потом я просто всю ночь летел в сторону Москвы на приличной скорости, отчего все три накопителя быстро разряжались, но в десять утра десятого июля я был в Москве и незаметно покинул своё транспортное средство на одной из тихих улочек. Моего странного появления никто не обнаружил, только женщина что шла на встречу с любопытством осмотрела форму и торчащую из открытой кобуры рукоятку пистолета.

Я хотел просто прогуляться по городу, посмотреть, как тут люди живут, потянуть время до обеда, а там уже можно встретиться и с главой государства. Тут причина не только в том, что некоторые местные в Кремле только просыпаются, работают-то они ночью, но и в том, чтобы собраться с мыслями и несколько раз прикинуть аферу, что я задумал. Как намекнуть местным о школе, чтобы они сами попросили меня её организовать? Тем более я всё же играю им на руку, помогаю, как ни крути местным. Вот немцам и уж тем более представителям других государств я бы даже не предложил сотрудничества. У меня бы ничего кроме смеха такое предложение не вызвало, а эти свои как ни крути.

«Глаз» уже поднялся в небо, поэтому с интересом осматривая на удивление спокойный город, как будто и нет войны, направился в сторону ближайшего перекрёстка. Не поверите, там, на углу продавали мороженное с белой тележки. Тятя Дила мне его готовила. Хочу сравнить у кого вкуснее.

То, что там, рядом крутился военный комендантский патруль меня особо не заинтересовало, я дошёл до тележки, где стояла не большая очередь молодёжи, человек пять пионеров и трое повзрослее, и встал в очередь, с любопытством наблюдая за всем тем как идёт продажа белого лакомства. Фактически также как и в моём родном мире, разве что цены другие были.

Когда наступила моя очередь, я вдруг услышал голос позади. Неожиданным он не был, «Глаз» всё также висел наверху, поэтому попросив продавщицу сделать мне два пломбира, я с интересом обернулся.

— Лейтенант Кривошеин, комендантский патруль Красноармейского района — козырнул старший. — Попрошу ваши документы.

— Не имеется, по причине ненадобности — как можно шире улыбнулся я, роясь в карманах и отсчитывая мелочь продавщице.

Трофеев у меня было много, включая советские деньги, так что я легко расплатился и взял два только что выдавленных специальным инструментом кругляша. Мороженное тут продавали в виде шайбы, с круглыми по размеру бумажками с обеих сторон, шайбы делали ручным инструментом, которым продавщица пользовалась с немалой сноровкой.

— Попрошу в таком случае пройти с нами, и сдайте оружие.

— Ага, сейчас, делать мне больше нечего — хмыкнул я и попробовал один кругляш, пробормотав. — А ничего так, нормально, но у тёти Дилы всё же вкуснее получается.

Видя, как красноармейцы снимают винтовки с плеч, я наложил на себя заклинание невидимости и, отойдя в сторону, патруль уже бегал в поисках меня, наложил на себя иллюзию юной школьницы с беретом на голове и коротким платьицем, направился дальше по улице, с удовольствием лакомясь мороженным. Ну и что, что другое, не такое вкусное, как я привык получать от поварихи, главное на руках и можно пробовать. Лето, жарко было.

Всё, намёк местным я дал, что появился, можно пару часов погулять и появиться у Кремля или наркомата Берии, скорее всего лучше ко второму, где меня уже будут ждать, уверен в этом. Главное чтобы информация быстро дошла до нужных людей, а те передали дальше.

Таких тележек с мороженным я встретил три, более того, обнаружил три столовых, где смог заказать по десять пирогов, сказав, что на поминки и пообещав прийти через пару часов. Действительно пришёл и взял их ещё тёплыми, заодно все пирожки, кексы и другое выставленное на продажу мучные изделия прикупил, сделав пока небольшой запас. Ну и десяток ящиков яблочного сидра взял и лимонада. Тоже пригодятся. Тётя Дила используя муку и всё, что было на захваченных мной армейских продовольственных складах, успела за то не долгое время испечь около полтора сотен пирожков и три десятка пирогов, но всё же я пользовался любой возможностью пополнить свои припасы.

Когда я вышел на площадь у Лубянки, то невольно засмеялся. Одних наблюдателей прогуливалась на площади десятка полтора, но рассмешило меня не это, а две знакомые тележки с мороженным, стоявших с двух сторон улицы. Намёк был слишком жирным, чтобы его не заметить. Сбросив маскировку, я неторопливо дошёл до ближайшей тележки, по-моему, за каждым моим движением следило около сотни человек, и купил один пломбир, два не брал, уже не лезло.

— Добрый день, товарищ граф, рад вас поприветствовать в столице Советского Союза в Москве — подошёл ко мне крепыш в звании капитана, знаки различия и колер формы был учреждения, что находился рядом.

— Ваша идея с тележками? — спросил я у него с улыбкой, после чего на секунду задумался и, купив ещё три десятка шайб, убрал их в баул. У продавщицы был только такой запас готовых «шайб».

— Моя — не стал скрывать капитан. — Вы три раза в этой форме подходили к продавцам мороженного, привлекая всеобщее внимание, трудно былого это не заметить. Разрешите представиться, капитан Соколов, Сергей Вениаминович. По приказу своего начальства приставлен к вам гидом и помощником.

Я на несколько секунд замер пристально его разглядывая, отчего капитан превратился в статую и только дёрнувшая щека намекала о его внутреннем напряжении. Расслабившись, я улыбнулся и сказал:

— Капитан, вы знаете, что являетесь одарённым? В смысле, у вас есть непробуждённый Дар?

— Мне это не известно — покачал тот головой и, указав в сторону наркомата, сказал. — Если вы не против. Товарищ Берия вас уже ждёт?

— Успели подготовиться? Я вроде дал вам достаточно времени.

— Успели — кивнул тот.

Шагая рядом с капитаном, я с интересом на него поглядывал. Тот не знал, что имеет восьмой уровень Дара и после обучения вполне возможно может поднять его до шестого, а это очень неплохо.

Мы прошли в фойе здания, поднялись по красной ковровой дорожке лестничной площадки на второй этаж и по длинному коридору дошли до больших двухстворчатых дверей. Пропустили нас сразу, хотя в приёмной сидело трое человек в разной форме. Или просители или ещё кто.

— Добрый день, граф — первым поздоровался со мной вставший из-за стола нарком, капитан сместился в сторону и остался в кабинете

— Добрый день, Лаврентия Павлович. Можете звать меня просто по имени, Арни, я не обижусь.

— Пусть будет так — кивнул тот головой и указал на удобный диван, предложив присесть.

— Чтобы испортить вам настроение, скажу сразу. Пять дней назад я встречался с Гитлером, и мы пришли к некоторому соглашению. Первое вас особо не касается, но всё же озвучу. Они заплатят мне драгоценными камнями весом в сто кило, за это я больше не буду безобразничать в их тылах и убивать их солдат. То есть, в этой войне вам на меня можно не рассчитывать. Но только в боевых схватках, изготовление же амулетов и артефактов между нами не обсуждалось. Теперь по второму пункту устных договорённостей. Гитлер обдумывает моё предложение отвести войска и передать вам оставшуюся часть Польши в качестве откупного за их нападение. За это вы прощаете это нападение и не мешаете ему добить Британию, виновницу начала этой войны. Кукловода что дергал вас марионеток и заставил столкнуться лбами. Интересные я новости принёс, да?

Нарком не был бы наркомом, если бы не смог принять такой удар, минуты три он просто сидел и обдумывал всё, что я сказал, пока, наконец, не озвучил своё мнение.

— Всё несколько неожиданно, однако всё же прежде чем быть посредником между нами с немцами, вам нужно было предварительно заручиться нашей поддержкой и согласием.

— Это всё просто договорённости и дальше должны работать ваши дипломаты об окончании войны, а вот то, что я больше не буду трогать немцев, это не обсуждается, предварительные договорённости достигнуты, и завтра в шесть часов я получу за это плату. Кстати, завтра в шесть часов вечера я должен прибыть в резиденцию Гитлера вместе с вашими людьми. То есть дипломатами. Их безопасность я гарантирую. В общем, у вас сутки чтобы прикинуть хотя бы примерную схему первых дней переговоров. С собой взять я могу только трёх человек.

— Вот как? — задумался Берия. — Это всё несколько неожиданно и нам нужно всё обдумать и принять решение. Спасибо что сразу сообщили такие новости. Неожиданные они, и не сказать что неприятные, но всё же нам нужно время.

— Не проблема — кивнул я.

— Вас пока проводят в номер гостиницы, там вас встретят наши учёные. Они хотели бы с вами пообщаться на тему магии, если вы не против.

— Да не против. Чего мне противится? Только смысла в этом я не вижу. Это всё равно, что объяснять слепому, что такое северное сияние. Понимания будет мало, тут нужно самому видеть. Вон, ваш капитан одарённый, слабенький правда, но одарённый.

— Кстати — очнулся от размышлений Берия. — Что вы скажите, если мы предложим вам открыть у нас школу и набрать учеников?

— Ну не знаю-ю — нехотя протянул я. — Как-то это неожиданно. Гитлер вон тоже предложил школу у них открыть. Мы даже пообсуждали эту тему и я дал предварительное согласие.

Заметив, как напряглись оба «гэбиста» ставшие сверлить меня пристальным взглядом, поэтому я закончил.

— Учеников из немцев я пообещал набрать, за каждого будет внесена отдельная плата, но сразу их предупредил, если и буду где разворачивать школу, то только в Союзе. Я же русский в прошлом, а это как ни крути, влияет на менталитет, мне тут будет проще устроиться.

На осознание того что я сказал, наркому понадобилось порядка пары секунд. Неожиданно он рассмеялся.

— Провёл нас да?

— В смысле то, что мне школа нужна не меньше чем вам? — уточнил я и, получив согласный кивок, пояснил. — Не совсем так, мне ведь тоже обузу брать не хочется, так что если вы хотите чтобы из стен школы выходили полноценные маги четырёх направлений, придётся платить. И вам платить и немцам.

— Но немцы…

— Не обсуждается. Если не согласны, чтобы немцы учились в школе у вас, на территории Союза, то я открою школу в Германии, и это уже ваши ученики будут ездить к ним. Причём изготовление и продажу артефактов я буду вести на их территории.

— Тогда уж лучше у нас, — недовольно проговорил Берия. — Это всё не в моей компетенции, поэтому решение будет озвучено позже, а сейчас извините, мне нужно проехать к руководству и обсудить с ним все, что вы только что сообщили.

— Конечно — кивнул я — не проблема.

Встав с дивана, я направился к двери, когда нарком спросил:

— А какие вы говорите, будут направления у вас в школе?

— Четыре факультета. Природники, основное их направление сельское хозяйство, с ними вы забудете о засухах и у вас будут только богатые урожаи. Второй факультет Конструирования, это изготовление артефактов и амулетов. Третий факультет Лекарей. Думаю, вы имеет представление, что они смогут сделать, ну и факультет Зельеварения. Последнее как понятно из названия заниматься приготовлением разных зелий, но магической направленности.

— Молодильные яблоки? — забросил удочку Берия.

— В принципе возможно, но не омоложение до возраста младенца, просто укрепление всего организма и повышение долголетия ещё лет на пятьдесят. Больше ученики сделать не смогут. Я смогу, но это платная услуга за каждое зелье. Просто возиться с этим не хочется. Тупо лень.

— Я не слышал о боевом факультете, почему его нет?

— Потому что смысла его создавать я не вижу. Ваш мир очень беден на одарённых. Я смог пронаблюдать около десяти миллионов человек, включая Москву, и с уверенностью могу сказать, что фактически одарённых у вас нет, а те, что есть это капля в море и особо на местную жизнь не повлияют. В одной только Москве мной обнаружено всего три одарённых, включая капитана, все три слабые в магии. Поясню, чтобы поступить на факультет боевой магии нужно иметь не менее чем пятый ранг Дара, у капитана восьмой, у остальных вообще девятый. Слабые они у вас.

— А у вас какой?

— Без уровневый. Так вот, на те четыре факультета, что я назвал, могут поступить слабосилки, остальные я просто убрал, смысла их открывать нет, так как учеников с нужным Даром я у вас не нашёл. Вот и всё.

— Мы сможем выявить людей с Даром?

— Артефактом разве что — на миг задумался я. — У меня такого пока нет, но к вечеру могу сделать, если никто не помешает, работа довольно сложная.

— Хорошо, я постараюсь сделать так, чтобы до вечера вам никто не помешал.

— Цену за артефакт я вам после изготовления сообщу. Скорее всего, большого рубина хватит.

— Больше пуговицами и красноармейскими звёздочками брать не хотите?

— С окруженцев больше взять было нечего. Кстати я из этих предметов изготовил амулеты и артефакты медицинской направленности с возможностью заряжений. Две тысячи единиц, правда, с пустыми накопителями. Но зато собрал пятьдесят семь зарядных артефактов. Если интересна вам покупка этих предметов, я подготовлю список и примерные расценки. Ещё я сделал около двух сотен амулетов защиты, такая защита удержит около двадцати пуль или осколков, ну или один взрыв стодвадцатидвухмиллиметрового снаряда в паре метров, потом накопитель разрядится.

— Интересует всё — вздохнул Берия. — Обсудите это с капитаном Соколовым, я потом изучу его рапорт.

— Понял, сделаем, — обернувшись к капитану, я хлопнул его по плечу и сказал. — Пошли гид, будешь мне всё тут показывать…