Тридцать шесть лет спустя. Столица империи Лемур, Лемур. Тронный зал восстановленного дворца.

— Его Императорское Величество принц Рино Эго с сыном принцем крови Евгением Эго, — известил церемониймейстер тронного зала и трижды ударил о мраморные плиты своим церемониальным посохом. Кстати, этот посох, нововведение последнего императора, то есть моя идея. Ввёл её лет тридцать назад, а то как-то не привычно, объявляют и всё, а такие гулкие удары, сразу привлекали внимание.

Сегодня был знаменный день, и сейчас у экранов визоров собралась, наверное, вся империя. Происходила передача власти по наследству. Давняя и тщательно лелеемая мной мечта. Да и как могло быть по-другому? Тридцать пять лет на престоле, всё, хватит с меня, тем более сын более достоин трона, чем я, вот уж кто действительно Правитель. С большой буквы, я не ошибся. Да, он и так последние пять лет был моим помощником и секретарём, вникая в суть дел империи, так что я знал, что передаю дела своему первенцу в надёжные руки. Да и империя знала моего старшего сына и любила его. Это он участвовал в том знаменитом прорыве вглубь территорий империи Люмер и участвовал в освобождении территорий бывшей республики Шейн шесть лет назад. Правда он там не командовал, был пилотом истребителя, потом командиром звена и под конец войны с Люмер и Рейко командир эскадрильи палубной авиации авианесущего линкора. Три боевые награды и тридцать один подтвержденный сбитый это даже очень неплохо. А командующим был тогда адмирал Ла Юнье, который сейчас стоит среди свиты моего двора рядом с младшим и вторым сыном, своим правителем.

В огромном зале восстановленного дворца восстановленной столицы было не менее десяти тысяч представителей военных кругов, флотских, дворянства, министров и других представителей власти в империи. Были все наместники всех планет империи, а также правитель протектората империи, королевства Шейн. Система безопасности в этот день перекрывала все разумные пределы. Никому не хотелось повторения того что произошло тридцать семь лет назад.

Мы с сыном медленно шли по дорожке рука об руку в сторону трона, где находился хранитель императорских реликвий, именно он отвечал за эту церемонию. Старику за двести лет, четырёх императоров пережил, а всё бодряком выглядит.

Церемония длилась сорок минут, всё это время снимали нас только камеры центрального телевиденья, единственного канала допущенного во дворец. Пока длилась это церемония, я стоял и с улыбкой вспоминал те тридцать пять лет, что прошли с момента, когда я входил в зал, похожего дворца, задымлённого, с сажей на стенах и трупами на полу и принимал императорские реликвии власти. Дядя не сдался и боролся до последнего, что унесло почти семь миллионов жизней. Дата окончания той бойни, стала официальным днём траура по погибшим. В госучреждениях опускались до середины флаги и по всем каналам показывали смонтированные психологами ролики того времени, чтобы люди помнили. А люди помнили, хотя память человеческая и коротка.

Так вот, думаю, стоит начать с того момента когда на крейсере «Шееб», который сейчас выставлен как экспонат в музее Императора, собрались заговорщики. Это самое правильное слово на тот момент, мы были именно заговорщики. Почти сутки длились переговоры на крейсере, адмирал и наместники были полностью на моей стороне, более того они были счастливы тем что я нашёлся, поэтому развили бурную деятельность. После согласования всех наших действиях, мы расстались, «Шееб» с «Эританом» остались в системе, а адмирал с наместниками на корветах вылетели на Нирвану. Чуть позже к нам прибыло шесть линкоров, два носителя и десяток крейсеров для защиты моей персоны.

Адмирал Ла Юнье не зря имел славу жёсткого и удачливого командира, что идёт до последнего. Как оказалось, у него всё было заранее готово, как он мне пояснил, готовилось на всякий случай. Так вот, у него были списки людей дяди, да и свои люди среди них имелись и передавали ценную информацию в разведотдел флота Княжества. Противостояние было на всех уровнях.

После возвращения Ла Юнье развил бурную деятельность, Нирвана была полностью под их контролем, просто после того как взвод десанта взял под контроль и охрану станцию гиперсвязи, отключив её, планетарной полицией и СБ флота были арестованы все кто подозревался в работе на дядю. Потом флот двинул к Малии и Доброй. Дальше с десантных транспортов без какого-либо сопротивления со стороны оборон планет, они тоже были на нашей стороне, произошла высадка десанта и батальонов спецназа. Обе станции гиперсвязи были немедленно взяты под контроль и отключены, администрация была взята штурмом, как и пара полицейских управлений, что полностью перешли под управление новой администрации. Администрация у боевых наземных частей и станций успела сменить многих командиров, поставив своих, но личный состав в везде оставался прежний, поэтому после сигнала, офицеры производили арест командиров-лемурцев и ставили кого-то из наших. Так что свержение новой администрации и их людей обошлось практически без крови. Кроме тех самых полицейских управлений. Там в казармах были сосредоточены карательные силы новой администрации, и адмирал приказал пленных не брать. Никто их и не брал, более пятисот так называемых полицейских были уничтожены.

Потом почти неделю чистились эти планеты от прячущихся засланцев, флотский СБ неплохо поработал. Наместники, которых я вернул на прежние должности, принимали дела и возвращали всё на круги своя, а потом… А потом было моё торжественно обставленное возвращение. Честно говоря, граждане всех трёх моих планет были счастливы и показывали это. Не нравилось им анархия, и они радостно встречали вернувшегося владетеля, надеясь, что вернётся стабильность и уверенность в завтрашнем дне, к которому они привыкли, когда я правил Княжеством. Что ж я их не разочаровал ни в тот момент, ни потом.

Это ещё не всё. Ещё на момент нашей встречи на «Шеебе» адмирал попросил пообщаться один на один, и мы прошли в мой кабинет. Там Ла Юнье выложил удивившую меня новость. Оказывается, он имел контакт с одним из адмиралов-бунтовщиков в империи Лемур. Тот сам вышел на него и поддержал мои поиски. С их стороны тоже вышло десяток боевых кораблей на мои поиски. Я его, кстати, помнил, друг адмирала Део, отца Кианы. Боевой адмирал. Он отсутствовал во дворце на момент бала и совместно с пограничниками чистил приграничные системы от окопавшихся там контрабандистов-пиратов. Он же и принял командование одним из пяти флотов, что потерял командующего во время той трагедии.

Бунтовщики искали любую возможность избавиться от дяди, и это был один из множества их ходов, который как ни странно, сработал. Так вот, по словам Ла Юнье они там уже дошли до ручки, или полное вооруженное противостояние дяде, а это уже действительно бунт, пока там были мелкие стычки, или идти к нему под руку, склоняя шею его палачам. Рассматривался и такой вариант, никто не хотел развала империи, а он был близок, это понимали многие. Так что, известие о моём появлении будет как никогда вовремя.

Когда станции гиперсвязи были взяты под контроль, всего их в Княжестве было чуть больше тридцати, я и про те говорю что находились на станциях и боевых кораблях вроде линкоров и супердредноута, то на второй день Ла Юнье отправил адмиралу Бицу, сообщение о том, что я жив. Кроме этого были отправлены мои видеообращения к нему и к гражданам империи. Эти два видеообращения фактически развязывали бунтовщикам руки. Они теперь могли, опираясь на меня, свергнуть дядю, так как трон он занял не по праву. Мол, появился настоящий наследник, а ну слезай с трона. Это я, конечно, своими словами объяснил, там много официальных церемоний для передачи титула, но обошлись без них. Хватило всего лишь одного выстрела крейсера из башни крупного калибра.

В моём видеообращении адмиралу я пояснял, куда мы с семьёй пропали, кого подозреваю в диверсии, а также давал полный карт-бланш адмиралу на его действия. Теперь по сообщению гражданам Лемура, это было двухчасовое обращение, его писали не только Ла Юнье, но и все три наместника и их помощники и, на мой взгляд, получилось неплохо. Так вот, я обратился к гражданам империи, сообщая, что я как одиннадцатый претендент жив и не погиб от диверсии совершённой по моему личному мнению людьми дяди, а так же то, что собираюсь предъявить свои права на трон. По закону империи я прав, поэтому просил поддержать меня и помочь подразделением, перешедшим на мою сторону, то есть легитимного претендента, свергнуть дядю. Патовая ситуация, но флот за меня. Эта запись ушла Бицу, он должен был выпустить её в эфир, когда посчитает нужным.

Адмирал Биц подтвердил чуть позже получение известий и зашифрованных файлов с моими обращениями. Но пустил их в дело не сразу. Я к тому времени уже вернулся в Княжество, устроил жён и сына в резиденции, Гин начал разворачивать батальон в полк гвардии, звание полковника и разрешение он уже получил, а я после пяти дней празднования на Малии, на корабле местного филиала имперской безопасности, в здании которого расположились флотские СБ, вылетел в империю. Крейсер был новейшим и на нём стоял мой гипердвигатель, поэтому полёт занял всего чуть больше месяца. За пару недель до моего прилёта, Биц, что собрал все силы для переворота, выпустил информацию обо мне в новостях, и большая часть людей переметнулась к нему, да и те, что вынуждены были признать власть дяди, моментально сориентировались. Это те, кто ещё сидел на своём месте и не был замещён человеком дяди, а где даже и заменили, произошло тоже-самое что и в Княжестве, низы пододвинули. Зачастую со смертельным исходом.

К моему прилёту бурлила вся империя, что делилась на левых и правых, так что я подоспел вовремя. Дальше действовали боевые подразделения, и дворец дяди был взят штурмом, сам он погиб, когда пытался на курьере сбежать со столичной планеты. Его люди если не арестовывались, то уничтожались без всякой жалости. Многие успевали сбежать в соседние государства, пользуясь тем, что пограничные силы не сразу подчинились мне. Командиры большинства подразделений были преданы дяде, и приходилось их смещать, низы особо не сопротивлялись, там тоже было бурление, кто за меня, а кто нет. Но когда мы всё же взяли границу под свой контроль и перекрыли её, многие успели сбежать. Это уже потом когда имперская безопасность была сформирована заново, старая большей часть была уничтожена или арестована, меньшей сбежала заграницу, я создал отдел что занимался отловом и ликвидацией преступников. Ликвидаторы по моему приказу не обращали внимания даже на то, что часть беглецов соседи взяли под свою защиту. Но когда пару раз при ликвидации гибли высшие сановники и даже один принц крови соседнего государства, что заметно охладило их к нам отношение, к остальным беглецам как-то резко изменилось отношение, и те были вынуждены бежать в Окраинные миры. Но мои люди находили их и там. Прошло тридцать пять лет, но отдел всё ещё работал, и изредка мне приносили доклад что, наконец, найден тот или иной беглец и ликвидирован. Зачастую вместе с семьёй. Год назад, наконец, нашли и уничтожили бывшего министра пограничной стражи.

Что-то я отошёл от темы. Так вот с моим появлением и генным подтверждением, что я не клон и не Тим, расстановка сил изменилась. После официального подтверждения и моего требования передать власть, дядя ответил тем, что взял в заложники моих младших сестёр, он потребовал меня отказаться от трона, причём, официально. Новостные каналы показали запись нашего общения, демонстрацию моих сестёр, требования дяди и мой ответ. Мой ответ цитируется до сих пор и вписан в историю Содружества. Я сказал что: был бы он достойным правителем, я бы без сомнений передал ему трон, но с подонками и мерзавцами я переговоров не веду. Я люблю своих сестёр, но если поставить их на чашу весов с одной стороны, а с другой благополучное существование империи, боюсь, моё решение будет не в пользу сестёр. Я готов ими пожертвовать во благо своего государства. Это их крест с того момента как они родились принцессами, жертвовать собой ради своего народа.

Это отвернуло от дяди даже часть преданных ему людей. Те поняли, что всё, это крах. Дальше была ловля беглецов.

Переворот совершился, и я вступил на трон, но тяжесть на душе у меня висит до сих пор. Обе сестрёнки были на борту курьера с дядей и погибли вместе с ним. Вот этого я себе простить не мог и не прощу никогда. Мои штурмовые подразделения, которым была поставлена задача освободить их, не успели совсем немного.

После того как я взошёл на престол, около трёх лет шло восстановление всего что порушили дядя и мои люди при смене правителя. Шла реорганизация госструктур. Часть ликвидировалась, часть создавалась заново. Были ликвидированы некоторые министерства, вроде пограничного. Теперь министр обороны имел несколько замов, включая командира пограничной стражи Лемур. Полиция и имперская безопасность теперь подчинялась одному министерству общественного порядка.

В общем, все следующие годы я восстанавливал империю, благо у меня это получалось, да и помощников я себе набрал профессионалов экстра-класса. Флот увеличился в три раза, для этого были причины, было много свершений, отчего я получил в миру прозвище Рино Справедливый. Многое я прошёл, многое пережил.

По семье скажу так, в третий раз я не женился и обе мои императрицы здравствуют до сих пор, и присутствую в зале для церемоний. Малия кроме Женьки принесла мне ещё дочь, принцессу крови Илону. Эта двадцатипятилетняя оторва находилась тут же, в форме капитана флота со значком капитана корабля. Недавно минный заградитель под своё командование приняла. Киана была более плодовита, сын Сергей, который всего на два с половиной года был младше Евгения, потом две дочки, принцессы Мила и Шилес. Мила, девятнадцатилетняя студентка университета, что готовит инженеров, а Шилес было всего шесть лет, и она стояла рядом с матерью, держась за складку её платья.

В империи было много того что я изменил и того что империя совершила благодаря мне. Например, территории республики Шейн. Я не забыл и не простил.

Подготовка длилась более двадцати лет, да на планетах бывшей республике уже начало подрастать новое поколение, но бывшие республиканцы, что стали фактически рабами рейковцев и рабами люмерцев, помнили прошлые времена. Так вот, подготовка длилась порядка двадцати лет, и мы нанесли удар по территориям империи Люмер и директората Рейко. Участвовали двумя флотами, Люмер и Княжества Эго, моей личной вотчины. Последние отметились особо, как-никак освобождали свою прошлую родину и старались это сделать изо всех сил.

Этот конфликт длился порядка двух лет, пока все территории бывшей республики не были освобождены, а так же в качестве репараций взяты по несколько соседних планетарных систем Рейко и Люмер. Когда мои флоты висели над столичными планетами этих государств, то были подписаны документы по капитуляции и репарациям.

После этого было образованно новое государство, королевство Шейн. Долго о том кто будет им править, я не думал, у меня было два сына и оба охочие до власти и стремящиеся к этому. Евгений как наследник получал Лемур, это не обговаривалось, а Сергей получил в лен королевство Шейн и вот уже пять лет восстанавливал его. Караваны с новейшим оборудованием и заводами чтобы поднять порушенное захватчиками производство, до сих пор доставлялись от нас в королевство. Однако надо отдать младшему сыну должное, за эти пять лет он поднял своё королевство и крепко держал в кулаке власть. Адмирал Ла Юнье попросился перевести его, и я дал разрешение, теперь он адмирал флота в королевстве, сдав командование флота Княжества приемнику. Часть офицеров он перетащил с собой в королевство, когда его флот создавался заново.

Появление нового королевства, где не было дворян, дало новый приток. Ведь как, в Лемур все места и должности были расписаны на столетия вперёд и пробиться наверх было нереально сложно, а тут целое королевство без дворян. Так что огромное количество дворянских семей переселилось в королевство и что уж говорить заняло неплохие должности при дворе младшего сына, это заметно снизило напряжённость в империи. Ух как я радовался.

На данный момент я передавал старшему сыну крепко стоявшее на ногах государство, с боеспособной армией и флотом, получившим большой боевой опыт, с опытными наместниками и сановниками. Я был уверен за сына и что уж говорить, гордился им. Это решение передать власть я вынашивал долго, около дести лет и постепенно подводил к этому умы не только сына, но и семьи. Я устал, я хотел заниматься любимым делом, которое официально считалось моим хобби, проектировать корабли и станции, поэтому, как только Евгений был готов, я официально объявил об отречении по главному государственному новостному каналу и сообщил дату передачи власти. Эра Рино Справедливого в истории империи Лемур подходила к концу. Теперь на мне на всю жизнь останется клеймо экс-императора. Но я не против, отправляюсь с жёнами и младшей дочкой в Княжество, где у меня были размещены верфи и исследовательский центр с несколькими университетами и буду заниматься тем к чему я больше предрасположен, двигать науку вперёд.

После того как сын стал Императором, во время начавшегося бала и празднования, тот подошёл ко мне.

— Отец, можно я тебя отвлеку? — спросил он и кивнул Малии. — Извини мам, нужно пообщаться с батей с глазу на глаз.

— Давай пройдём в один из кабинетов, — кивнул я и, поставив пустой бокал на поднос подскочившего слуги, направился за сыном.

Гин, сопровождал меня со стороны. Он, как и я ушёл в отставку, в звании генерала гвардии, теперь сына охранял другой офицер-гвардеец, а Гин командовал ветеранами, что остались со мной. Всего рота, но тоже не плохо.

Как оказалось, сын хотел поговорить о нашем скором отбытии в Княжество, через неделю хорошо вооруженный караван уходил в мои земли и мы отправлялись с ним. Сын попросил остаться на первое время с ним Советником, но я твёрдо отказался, пусть учится правлению без моего пригляда со стороны и сам принимает решения. Будут ошибки и успехи, всё это будет, но всё это пойдёт на пользу, будет ему уроком и опытом.

Поговорив с Императором, как отец с сыном и дав ему пару отеческих советов, мы покинули кабинет и направились в зал. Бал как-никак, можно и повеселится. Выхватив за руку из толпы придворных дам Малию, я повёл её в круг танцующих. Через полчаса ведя в танце Киану, я захохотал от радости. То напряжение что держало меня всё то время, пока я был Императором, а это ответственность, висевшая на мне грузом, начала сходить и я почувствовал свободу, что не преминул выразить криком, который был позже вписан в историю семьи Эго:

— Свобода!!!

Конец третьей книги.