Тактическая стрельба

Потапов Алексей Андреевич

Тактическая стрельба. — 2-е изд., испр. и доп. / А. А. Потапов. — М.: «Издательство ФАИР», 2008. — 544 с.: ил. — (Спецназ).

ISBN 978-5-8183-1382-5

Практическое пособие по обучению тактической стрельбе из автомата и короткоствольного оружия составлено на основе советских и немецких боевых инструкций времен Второй мировой войны и послевоенного периода с учетом современного опыта. Рассмотрены система «стрелок—оружие», баллистика автоматного выстрела и стрельба в особых условиях, дан обзор применения бесшумного оружия, изучена тактика освобождения заложников.

Книга предназначена для оперативно — следственного состава правоохранительных органов, сотрудников спецподразделений и миротворческого контингента, а также для военнослужащих МВД и Министерства обороны.

Полицейские всех стран, соединяйтесь!

 

Алексей Андреевич Потапов 

ТАКТИЧЕСКАЯ СТРЕЛЬБА

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Несколько лет назад в «Издательстве ФАИР» вышла книга «Приемы стрельбы из пистолета. Практика СМЕРШа», предназначенная в качестве пособия для повышения уровня стрелково-тактической подготовки работников оперативных и следственных служб.

Книга вызвала профессиональный интерес и разошлась очень быстро. Автор получил множество писем от оперативных и следственных сотрудников различных ведомств, а также от офицерского и рядового состава правоохранительных органов и Министерства обороны с предложениями продолжить и развить тему особенностей боевой работы в нестандартных условиях горячих точек современного СНГ.

В таких местах и в таких условиях, когда линия фронта отсутствует как таковая, боевые действия принимают форму партизанской и контрпартизанской войны.

Когда-то партизанским движением называлась вооруженная борьба разного рода оппозиции вне города. В наше время, с развитием мегаполисной инфраструктуры, партизанами называют себя все, кто оказывает вооруженное, агрессивное и масштабное сопротивление официальным властям везде, где бы то ни было. Такое противодействие, имеющее поначалу политическое или религиозное направление, рано или поздно обретает форму массового бандитизма.

В современной интерпретации слово «партизан» все чаще и чаще имеет отрицательное значение.

Методы партизанской войны за последние 200 лет не изменились. Партизаны всегда навязывают внезапный и подвижный бой на коротких дистанциях, в закрытой и пересеченной местностях, стараясь резким рывком подойти к объекту атаки на дистанцию «конкретной мясорубки».

Это расстояние броска гранаты, стрельбы в упор и рукопашного боя. Во время таких боеконтактов партизаны дерутся с отчаянием обреченных, стремясь выиграть резким натиском, после чего или подвергают грабежу место событий, или быстро отходят в случае неудачи.

При отсутствии тяжелого вооружения для партизан это единственно правильная тактика, против которой неэффективны большие войсковые силы, а также артиллерия, бронетехника и прочие современные средства ведения широкомасштабных боевых действий.

Партизаны всегда стараются навязать бой в местах, где не только неприменимы мощные огневые средства, но даже невозможно создать полосы плотного огня, — например, в густом лесу, овражистой сильнопересеченной местности, в скальном лабиринте и в лабиринте развалин жилой застройки. В таких обстоятельствах невозможно маневрировать тяжелой боевой техникой, а условия полной неочевидности мешают организованному управлению большими силами.

Партизанские подразделения постоянно перемещаются. Движение происходит как при боестолкновениях, так и вне боя, когда партизаны делают быстрые и длительные переходы, меняя дислокации своих баз и стоянок. Этим партизаны реально повышают свою боевую живучесть, постоянно уходя из-под ударов правительственных сил.

К вышеизложенному следует добавить, что формирования современных партизан все дальше и дальше отходят от моральных устоев и живут по законам банды, все чаще прикрываясь мирным населением, смешиваясь с ним при ведении боевых действий. Применение мощных средств огневого подавления при таких обстоятельствах становится недопустимым.

Американцы когда-то называли такие партизанские действия «тактикой связывания рук», вьетконговцы — «захватом за пояс». В любом случае это слабое место строевых военных, которых готовили и готовят совсем для другой войны.

Общепринятая тактика уничтожения противника повышенной плотностью огня оправдывает себя только в полевых условиях классического общевойскового боя с применением тяжелых и мощных огневых средств, авиации и артиллерии.

По всем этим причинам успех в контрпартизанских мероприятиях достигается тактической самостоятельностью и боевым могуществом малых и очень подвижных подразделений. Именно такие подразделения, личный состав которых обучен и натренирован до степени боевого искусства, способны «захватить за пояс» самих партизан в режиме боевого наступательного соприкосновения.

Такие подразделения способны и призваны вести агрессивные боевые действия в тех местах, где предпочитают воевать партизаны, в любое время суток, при любых тактических, климатических и погодных условиях.

Контрпартизанская война никогда не афишируется. Она специфична. Эта война боевых единиц, против конкретного противника на дистанциях «в упор» там, где воюют партизаны, тем же оружием, в тех же условиях и зачастую — теми же силами, но на более высоком уровне. Контрпартизанская война не должна проходить «на равных» — иначе она теряет смысл. Именно поэтому возрастает роль тактической подготовленности и боевого мастерства сотрудников, задействованных в контрпартизанских мероприятиях.

Воевать при этом приходится, примеряясь к давно забытым стрелково-тактическим технологиям подвижного антипартизанского боя, руководствуясь приемами индивидуальной тактики и егерской методикой стрельбы, разработанными более полувека назад.

Приходится признать — наибольший тактико-методический опыт в этом плане накопился, естественно, у немцев во время Второй мировой войны. Позднее немецкие боевые инструкции были значительно улучшены советскими спецслужбами и широко применялись спецбатальонами МГБ при ликвидации сопротивления ОУН-УПА и лесных братьев в западных областях СССР, а также при подавлении Венгерского мятежа в 1956 г. При различных обстоятельствах немецкие боевые технологии также использовались английскими спецподразделениями. До совершенства такую методику довели американцы во Вьетнаме. Все это было давно. Автор настоящего пособия не дает исторических и политических оценок, кто был прав, а кто нет. В современном нестабильном мире все относительно. Важен накопленный боевой и методический опыт, который может быть использован в наше время при нейтрализации незаконных вооруженных формирований, а также террористического и антиправительственного элемента.

Сотрудникам правоохранительных органов при выполнении служебных задач в горячих точках (они были и будут) часто приходится действовать именно в составе групп малой численности, в отрыве от основных сил и мест базирования. При этом встреча с противником может произойти в любое время, в любом месте и свестись к формуле «здесь и сейчас». Вы можете быть отличным юристом, но в мясорубке конкретного боеконтакта это не имеет никакого значения. Прав останется тот, кто останется жив.

Может сложиться так, что вместо привычной оперативно — следственной работы вам придется неожиданно для себя действовать в качестве обычной стреляющей единицы в развернутой цепи или же в составе все той же малой группы при штурме, захвате, блокировании, прочесывании, отражении нападения, при организации и ведении специальной разведки. А то и в одиночку — чтобы разблокироваться и остаться в списке живых. Такие события могут происходить в самых непредсказуемых местах — в населенных пунктах, в лесу, в горах, на дороге, в любое время суток и в любое время года.

Вам придется работать в режиме худшего варианта — когда обстановка не терпит промедления, на помощь не приходит никто, и единственным техническим средством будет только личное оружие.

Бандитской пуле безразлично, кто перед ней — следователь или морской пехотинец, розыскник или десантник. Уклониться от боя нельзя — убегающего всегда настигает смерть. Выживет тот, кто победит. Победит тот, кто лучше подготовлен.

Разумеется, прослужив 2-3 месяца в конкретной боевой обстановке, по ходу событий вы сами научитесь, что и как надо делать. Задача в том, чтобы в течение этого времени вы остались живы при безусловном выполнении боевых поручений. В настоящем пособии представлен минимальный объем оперативно — боевых технологий, достаточный для успешного выполнения служебных заданий и повышения собственной боевой живучести.

 

РАЗДЕЛ 1.

ПРИЕМЫ ПРАКТИЧЕСКОЙ СТРЕЛЬБЫ

 

ИСКУССТВО СТРЕЛЬБЫ ИЗ АВТОМАТА

В контрпартизанской войне средства ведения боя могут применяться самые различные. Но в любом случае невозможно обойтись без мощного длинноствольного автомата, применение которого стало универсальным в любых боевых условиях.

В динамичных контрпартизанских боестолкновениях работа с автоматом требует активной методики ведения огня. Исход подвижных боеконтактов решается меткостью быстрой стрельбы, с точным поражением возникающих на короткое время бегущих целей. Только такое ведение огня обеспечивает боевое превосходство даже над многочисленным и хорошо вооруженным противником. Вам придется стрелять очень точно, очень быстро, навскидку и в перемещениях. Патронов никогда не бывает много, и вы будете вынуждены обеспечивать выполнение поставленной задачи только за счет результативности конкретного выстрела.

К сожалению, упражнения общевойскового курса стрельб не рассчитаны для боевой работы в таких условиях. В армейских методиках мало учитываются стрелковые приемы, применяемые снайперами, стрелками — спортсменами и промысловыми охотниками, а методика быстрой егерской стрельбы навскидку отсутствует вообще.

В свою очередь, снайперы, среди которых много бывших стрелков — спортсменов и биатлонистов, привыкших подгонять оружие «под себя», не знают, как «приспособиться» к автомату, который сделан один для всех и индивидуальной подгонке не подлежит. К сожалению, и биатлонисты, и стрелки — спортсмены (а по личным наблюдениям автора - и очень многие господа офицеры) не знают и не учитывают баллистику автоматной пули. К тому же в наше время уже мало кто знаком с когда-то широко практиковавшейся, а ныне основательно забытой спецификой стрельбы короткими очередями именно из автомата.

Автомат — это ваше личное оружие в контрпартизанской войне и ваш личный боевой инструмент. Тренировочная методика стрельбы именно из автомата (суть — из штурмовой винтовки) была разработана немцами сразу же после принятия на вооружение автомата Sturmgewehr-44 (STG-44) в 1943-1944 гг. Это оружие, чувствительное к загрязнению, мало применялось на фронте и в основном находилось на вооружении батальонов егерей по борьбе с партизанами в Белоруссии, Болгарии, Италии, Франции и Югославии. Позднее в СССР эта методика была доработана применительно к автомату АК-47, имевшему примерно такую же компоновку, как и немецкий STG-44.

И немецкие, и русские методики стрельбы из автомата были основаны не только на механико-стоических наработках, но и на привлечении психофизиологических резервов, сущность которых будет изложена далее.

 

ПОНЯТИЕ ИЗГОТОВКИ К СТРЕЛЬБЕ

Существуют законы меткой стрельбы, обойти которые не удавалось еще никому. При стрельбе из длинноствольного оружия стрелками многих столетий накоплен колоссальный опыт, выбраны единственно правильные приемы и методы, а также определены обязательные условия их выполнения. Основа точного выстрела — принятие специальной изготовки. Изготовка — это наиболее рациональная поза, занимаемая стрелком перед выстрелом.

Поза изготовки - это положение частей тела, образующих своеобразный лафет, основу, базу и фундамент для точного удержания оружия в заданном направлении для стрельбы.

Надежность и устойчивость такой лафетной системы обеспечивается за счет рациональных соотношений частей тела стрелка относительно оружия и друг друга. Благодаря этому естественным образом уменьшаются самопроизвольные отклонения оружия и повышается общая стрелковая устойчивость. Эти соотношения частей тела методом проб и ошибок были определены многими поколениями стрелков и стали стрелковой аксиомой. Обойти эти постулаты невозможно.

Но такая рациональность предназначена только для создания неподвижности оружия относительно цели в момент выстрела. Удобство исполнения при этом в расчет не принимается. Поэтому поза рациональной изготовки не всегда может быть естественной и безболезненной для начинающего стрелка.

Правильно принятая рациональная изготовка позволяет стрелку уравновесить и «связать» себя с оружием, создав

 
Фото 1. Общевойсковая изготовка для стрельбы лежа

на определенных участках тела единую монолитную систему «стрелок — оружие». Такая изготовка обеспечивает меньшую затрату физических усилий на удержание оружия и сохраняет стрелку максимум физической и нервной энергии, предотвращая преждевременное утомление. Правильная, рациональная изготовка уже сама по себе создает лучшие условия для прицельной «привязки» оружия и облегчает работу физиологических функциональных подсистем выстрела — зрения, дыхания, прицеливания и спуска курка.

Стрелки — профессионалы знают, что без принятия и наработки правильной рациональной изготовки результативная стрельба невозможна.

Общевойсковая изготовка для стрельбы лежа

Такая изготовка (фото 1) для стрельбы лежа считается основной. Она предназначена для боевой работы на открытой местности, где надо «вжиматься» в землю и максимально понижать свой силуэт. Учиться стрелять лежа для конкретной боевой работы рекомендуется без упора — в боевой обстановке взять упор будет негде. В проекции сверху изготовка представлена на фото 2.

Принимая такую изготовку, стрелок ложится на живот, опираясь на грунт нижней частью грудной клетки, нижними ребрами. Такое положение уменьшает пульсацию оружия от мышц брюшного пресса. Бедра и голени сильно прижаты к земле. Каблуки внутренней поверхностью плотно вдавлены в грунт, чтобы их не снесло шальной пулей или осколком.

Ноги отведены каблуками друг от друга на расстояние не менее 50 и не более 80 см. Такое положение ступней придает системе «стрелок — оружие» наибольшую устойчивость при стрельбе.

Относительно оси позвоночника (линия АБ на фото 2) ноги образуют приблизительно симметричный угол. Если так не сделать, корпус будет изгибаться вправо или влево.

 
Фото 2. Общевойсковая изготовка в проекции сверху
 
Фото 3. Правильное положение цевья автомата на ладони левой руки
 
Фото 4. Неправильное положение - на отогнутых пальцах
 
Фото 5. Правильный захват цевья

Это приводит к ненужному напряжению мышц спины и при стрельбе вызывает разброс пуль по горизонтали.

Ось позвоночника не должна и не будет совпадать с плоскостью стрельбы и осью оружия (линия СД на фото 2). Автомат, прижатый к плечу, всегда будет развернут на некоторый угол влево. Этот угол зависит от длины рук и ширины плеч конкретного стрелка. Если руки коротки, угол будет больше, если длиннее — меньше. Как показывает практика, лучше всего, если угол между плоскостью стрельбы и осью позвоночника будет в пределах 20-35°. При этом не будет стеснена грудная клетка, голова становится на приклад более-менее ровно, а приклад плотнее вставится в плечо.

Плечевой пояс расположен горизонтально, плечи находятся примерно на одном уровне от грунта, линия плеч (ВГ на фото 2) повернута на 55-65° относительно плоскости стрельбы.

Автомат нижней поверхностью цевья опирается на ладонь левой руки, ближе к основанию большого пальца и под некоторым углом к предплечью (1 на фото 3). Неправильно, когда автомат лежит не на вышеуказанном месте, а на отогнутых пальцах или близко к ним (1 на фото 4). При этом стрелок не сможет уверенно охватить цевье, пальцы быстро устанут, и отклонения пуль (разброс) пойдут вправо — вниз. Место захвата цевья левой рукой определяется на тренировках и впредь должно быть постоянным. Автомат удерживается левой рукой за цевье с ровным усилием, достаточным, чтобы в процессе стрельбы рука не сползла с установленного места, но без напряжения. Правильный захват цевья представлен на фото 5.

Левая рука, удерживающая автомат, опирается на грунт локтем, который полусогнут на угол, близкий к прямому (фото 6). Если этот угол будет слишком большим, нагрузка на мышцы левой руки увеличивается, рука быстро устает, изготовка становится низкой, оружие начинает ходить вверх — вниз, вызывая увеличенный разброс пуль по вертикали.

Кроме того, кисть левой руки может сползать по цевью вперед. Стрелок все время будет вынужден возвращать ее назад, отчего разброс по вертикали увеличится.

 
Фото 6. Локоть руки , удерживающей автомат , должен образовывать прямой угол

Если угол согнутого локтя будет мал, изготовка повысится, что приведет к напряженности левой руки, вызовет разброс по горизонтали.

Локоть левой руки в передней проекции необходимо устанавливать как можно круче под автомат, приблизив его к вертикали магазина автомата (линия АБ на фото 7). Снайперы, стрелки — спортсмены и биатлонисты левый локоть располагают строго под винтовкой. Если так не делать, естественным натяжением мышц и сухожилий оружие будет отклоняться вправо — вниз, и туда же будет «тянуть» стрельба. В армии предписывается устанавливать оба локтя «треугольником» (фото 8) и опираться на каждый из них с равным усилием. Но то, что служит для создания плотности огня, не подходит для точной стрельбы. К тому же старайтесь не упирать автомат магазином в грунт — от сотрясения при выстреле он обязательно отскочит от опоры, и пуля уйдет выше. При такой опоре автомат качается вперед — назад, и разброс идет по вертикали. Положение левого локтя на грунте не должно допускать такого контакта. Это положение нужно определить в тренировочном процессе, впредь не изменять, запомнить мышечной памятью и при стрельбе принимать в автоматическом режиме. При смешении левого локтя вперед — назад разброс наблюдается по вертикали.

 

Фото 7. Левый локоть во избежание горизонтального отклонения держать как можно круче под автоматом

 
Фото 8. В уставной практике при стрельбе из автомата оба локтя устанавливают "треугольником"
 
Фото 9. Нахождение оптимального положения правого локтя
 
Фото 10. Правильная постановка локтей в верхней проекции

Локоть правой руки ставится на грунт под некоторым углом (а на фото 7), который зависит от длины рук и ширины плеч конкретного стрелка. Правый локоть служит опорой и принимает на себя примерно 1/4 тяжести грудной клетки и плечевого пояса. Для нахождения оптимального места постановки правого локтя на грунте инструктор приказывает курсанту поднять правый локоть, не отрывая кисть руки от пистолетной рукоятки автомата (фото 9), а затем произвольно опустить локоть на грунт, зафиксировать положение и запомнить его. Впредь оно должно быть постоянным для конкретного стрелка. Такая естественная постановка локтя заметно уменьшает горизонтальные колебания оружия и, соответственно, уменьшает горизонтальное рассеивание пуль.

Надо помнить, что широкая постановка локтей уменьшает горизонтальную устойчивость, а узкая — стесняет грудную клетку и затрудняет дыхание. Все это снижает точность стрельбы. В верхней проекции правильная постановка локтей представлена на фото 10.

Приклад оружия упирается в плечевую ямку — место между плечевым бугром и ключицей. Нельзя упирать приклад в плечевой бугор — он может непроизвольно толкнуть автомат вперед (на инструкторском сленге это звучит как «подработать плечом») еще до выстрела. Затыльник приклада должен срединной частью плотно прилегать к правому плечу. Надо помнить, что при упоре именно автоматного приклада в плечо верхним углом при высокой изготовке пули пойдут ниже, а при упоре нижним углом при чрезмерно низкой изготовке пули пойдут выше (схема 1).

В отличие от стрельбы из винтовки высота изготовки при стрельбе из автомата лежа во многом определяется габаритами магазина, упирающегося в грунт.

Есть старинное правило: приклад прижимается к плечу с силой, равной I и 1/2 веса оружия. При слабом усилии прижатия разброс пуль будет непредсказуем. При усилении или ослаблении прижима приклада разброс обычно получается по вертикали. Поэтому усилие прижатия автоматного приклада в плечо должно быть постоянным.

 
Схема 1. Изменение угла вылета при разном упоре приклада в плечо:А - при упоре в плечо нижним краем (углом) приклада пули пойдут выше; Б - при упоре верхним краем пули пойдут ниже

Чтобы проверить правильность прикладки, инструктор приказывает курсанту поднять вытянутую правую руку в сторону (фото 11). Если приклад не был прижат с достаточной силой или вставлен в плечо не срединной частью, при поднятии руки он отойдет от плеча и уйдет вверх или вниз. Если инструктор нажмет на ствол сверху или снизу, неплотно вставленный приклад наглядно для курсанта уйдет в противоположную сторону.

Без упора долгое время держать такую изготовку не получится. Но подходящий упор в боевой обстановке найти затруднительно, а подчас — невозможно. Поэтому стрелять придется с применением своеобразного упора, который всегда есть при автомате, а именно — с применением ружейного (автоматного) ремня. Так стреляли и снайперы — фронтовики , и стрелки — спортсмены, и бойцы советского спецназа. Сейчас об этом забыли.

Автоматный ремень надевается (наворачивается) на левую руку в последовательности, представленной на фото 12-15. Ремень должен облегать внешнюю сторону руки (1 на фото 15), не ложиться ребром и не врезаться пряжкой в руку (1 на фото 16). Для этого ремень поворачивается возле антабки вблизи приклада так, как представлено на фото 17. В боевой обстановке быстро уложить ремень «плашмя» другим способом не получится. Длина ремня подгоняется таким образом, чтобы он создавал необходимый вертикальный треугольник жесткости. Этот жесткий треугольник должен связывать плечевую часть руки с предплечьем. В таком случае тяжесть оружия будет прилагаться в основном на натянутый ремень, препятствующий разгибанию руки в локте, нагрузка на левую руку заметно уменьшится, и усилие упора приклада в плечо становится более стабильным и постоянным.

 

 

Фото 11. Проверка достаточности усилия прижатия приклада в плечо

 
Фото 12
 
Фото 13
 
Фото 14
 
Фото 15
 
Фото 16. Правильное положение ремня
Фото 17 1 - поворот ремня возле антабки для лучшего прилегания к руке

При этом создается еще один, горизонтальный силовой треугольник: рука — автомат — плечо. Таким образом, правильно натянутый ремень связывает воедино автомат и стрелка, образуя монолитную систему «стрелок — оружие». Как это ни покажется странным, кучность и результативность при стрельбе с ремнем у тренированных стрелков будет намного выше, чем при стрельбе с упора. Это подтверждено и доказано практикой.

Натяжение ремня должно быть таким, чтобы автомат удерживался в плече за счет этого натяжения, почти без приложения мышечных усилий. Усилие прижатия приклада в плечо, как упоминалось ранее, должно быть равным I и 1/2 веса автомата, а с применением ремня можно и больше.

Чтобы это получилось лучше, применяется следующий практический прием: после установки приклада в плечо правый локоть подается вперед и только после этого устанавливается на грунт в определенном ранее месте (см. ранее). Стрелок при этом нажимает плечом на приклад, и через автомат это усилие передается на левую руку, зафиксированную ремнем. Оружие при этом прочнее закрепляется в плече и даже при непроизвольном «подрабатывании» мышц практически не смещается. Кроме того, выполнение этого приема позволяет прочнее зафиксировать связку левой руки с ремнем, а также плечевой пояс и голову на прикладе.

Если ремень натянут слабо, система «рука — автомат — плечо » не будет прочной и связанной. При слабом натяжении ремня стрелок фактически удерживает оружие мышечными усилиями левой руки. Рука устает, левая ладонь сползает по цевью вперед, ствол опускается, ухудшается устойчивость, пули уходят вниз, спусковой палец тяжелее срабатывает на спуске. Но ремень нельзя и «перетягивать». При перетянутом коротком ремне стрелок чувствует «зажатость» и неудобство и, кроме того, появляется пульсация оружия. При чрезмерном натяжении ремня автомат «тянет» влево — туда же «потянет» и стрельбу.

Место приложения ремня на руке должно быть однообразным. Нельзя допускать сползания ремня вниз, к локтю, или, наоборот, чрезмерного подъема к плечу. Это место находится где-то посредине плечевой кости (1 на фото 18).

 
Фото 18 1 - примерное положение ремня на плечевой части руки

При низком положении ремня он не натягивается и ослабляется. При чрезмерно высоком — пережимаются кровеносные сосуды и оружие начинает «подбрасывать» ударами пульса. Установленную длину ремня необходимо запомнить или отметить карандашом на ремне.

Для проверки правильности натяжения ремня инструктор с достаточной силой нажимает на автомат в области патронника. При этом он должен ощутить упругость, то есть автомат слегка опустится, а затем, при снятом усилии, возвратится в первоначальное положение. При слабом натяжении ремня или при его низком положении на руке оружие будет свободно «проседать».

Затем инструктор тянет за автоматный ствол вперед. При слабом натяжении ремня ствол легко отходит от правого плеча.

Следующий важный момент — постановка головы. Голова должна быть поставлена прямо и развернута как можно более перпендикулярно к прицельной линии. Это необходимо для того, чтобы прицельный глаз не «косил». Стрелок на прицеливании работает туннельным зрением, и разрешающая способность (четкость) человеческого глаза будет наилучшей посредине зрительного поля. В этом месте прицельная картинка не искажается. При расположении прицельной линии на периферии зрительного поля четкость изображения резко уменьшается. Чем больше прицельный глаз «косит», тем больше прицельная картинка искажается, и стрелок видит совсем не то, что есть на самом деле.

Смотреть в прицельные приспособления исподлобья и наклонив голову — это то же самое, что целиться «косящим» глазом. При прицеливании «косящим» глазом неправильно воспринимается соотношение мушки в прорези и мушки относительно мишени. Помимо этого «косящий» глаз очень быстро устает, отчего прицельная картинка «смазывается» еще больше. К тому же «косящий» глаз рефлекторно вызывает непроизвольную дрожь, и снижается статическая устойчивость.

Голова прижимается сбоку и сверху к гребню приклада щекой или челюстью или же опирается на него сверху скулой, по анатомическому удобству конкретного стрелка. Усилие, с которым голова прижимается к прикладу, должно быть равным примерно весу головы и с небольшим, но не слишком сильным надавливанием. При чрезмерном усилии прижатия приклад отжимается вправо — вниз , и пули начинают отклоняться влево — вверх. Голова на прикладе прижимается не просто плотно, но с одинаковым усилием. Мышцы шеи при этом находятся в повышенном тонусе, но без напряжения и поэтому не должны уставать. Голова не должна «висеть» — при этом мышцы шеи напрягаются, быстро утомляются, возникает непроизвольное дрожание, сбивающее общую устойчивость.

Голова держится как можно прямее, не допуская ее наклона и взгляда в прицельные приспособления исподлобья. Постановка и положение головы на прикладе должны быть однообразными и зафиксированными. Это повышает общую балансовую устойчивость — голова имеет вес, и немалый. Неоднообразное положение головы вызывает колебания глазных яблок, что влечет за собой ухудшение условий прицеливания и снижение точности стрельбы.

При правильном положении головы зрительная ось должна естественным образом совпадать с линией прицеливания или быть чуть выше ее — это позволяет лучше контролировать цель. Правильное положение головы на прикладе представлено на фото 6, 7, 10, 16, 18.

Есть еще один момент, почему голова на прикладе должна быть поставлена на одном и том же расстоянии от прорези прицела. Надо знать, что, если голову отодвинуть от прицела, пули пойдут выше, а если пододвинуть к нему— пойдут ниже. Закрепите автомат в станке и подвигайте головой на прикладе ближе — дальше к прицелу — вы увидите, как «гуляет» по вертикали линия прицеливания. На дистанции 200 м эта разница выше — ниже, возникающая по причине оптической дифракции, будет составлять 25-30 см, а то и более. Поэтому по всем вышеназванным причинам инструктору необходимо постоянно контролировать положение головы курсанта, вплоть до того, что отмечать его мелом на автоматном прикладе.

Высота изготовки регулируется захватом цевья ближе — дальше , выносом или приближением опорного левого локтя и соответствующим натяжением ремня. В любом случае положение левой кисти на цевье должно быть таким, чтобы стрелок чувствовал это натяжение.

У высоты изготовки есть свои особенности. При левой руке, вынесенной вперед, изготовка становится ниже и несколько устойчивей, но грудная клетка «наваливается» на грунт, сдавливается и от этого становится тяжелее дышать. При низкой изготовке стрелок, чтобы не смотреть исподлобья, запрокидывает голову назад. Это вызывает неестественное напряжение шеи, и она быстрее устает. Голова непроизвольно наклоняется, вследствие чего стрелок начинает целиться опять же исподлобья. Ремень сползает вниз и прекращает удерживать оружие. От этого левая рука непроизвольно напрягается. В конечном итоге стрельба «опускается», хотя и с небольшим разбросом, потому что низкая изготовка сама по себе повышает устойчивость.

При высокой изготовке улучшается постановка головы, и глаза не так напрягаются. Дышать становится легче. Но высокая изготовка увеличивает площадь поражения встречным огнем и к тому же повышает тонус мышц левой руки. При высокой изготовке ремень имеет тенденцию подниматься к плечу, передавливая кровеносные сосуды и увеличивая пульсацию. Разброс по этим причинам обычно идет по горизонтали.

Кроме того, при высокой изготовке локти приближаются друг к другу, отчего ухудшается устойчивость, напрягается и болит шея, а при длительной стрельбе — и спина.

Все изготовочные постулаты взаимосвязаны и одновременно находятся в противоречии друг с другом. Так, с увеличением разворота корпуса влево относительно плоскости стрельбы облегчается дыхание, но приклад «выходит» из плеча, и прицельный глаз начинает «косить» влево. Поэтому и курсант, и его инструктор подгоняют все составляющие элементы изготовки по принципу золотой середины.

Как видно из вышесказанного, автомат в положении лежа так или иначе приходится удерживать кистью левой руки, правом плечом и головой, прижатой к прикладу. И вся система, связанная автоматным ремнем, должна быть такой, чтобы не допустить излишних напряжений в различных частях тела стрелка. То есть изготовка должна быть сбалансированной и относительно непринужденной. Напряжение есть там, где в изготовке что-то упущено, есть слабина, и эту слабину стрелок вынужден компенсировать дополнительными мышечными усилиями для удержания оружия «на курсе». Приложение при стрельбе длительных дополнительных усилий, вызывающих напряженность, неестественно. Это способствует непроизвольному дрожанию оружия.

Соблюдение классических изготовочных постулатов, приведенных выше, позволяет держать оружие довольно устойчиво, как в станке, без лишних усилий и этим обойти стороной ненужное дрожание. Наработанность изготовки повышает стрелковую устойчивость, следовательно, позволяет быстрее и лучше овладеть последующими этапами стрелковой подготовки: прицеливанием и спуском курка.

Изготовочные положения тела непривычны и болезненны. Курсанты сталкиваются с явным неудобством и неприятными ощущениями от вывернутого под автомат левого локтя, натянутого ремня, болью в шее и затекшей левой руке, а также необходимостью терпеть все это при длительном подавлении мышечной активности. Естественно, что курсанты исподволь будут стараться сделать все по-своему.

Поэтому инструкторским составом изготовка ставится курсантам жестко, так, как надо, а не так, как они хотят. Изготовка ставится каждому курсанту индивидуально, чтобы переболели все мышцы, которые могут переболеть. В экспресс — режиме для этого достаточно двух недель ежедневных занятий по 2, 5-3 ч. Все полученные мышечно-координационные ощущения правильно принятой изготовки создают стереотипы, усваиваемые на уровне мышечной памяти и воспроизводимые при дальнейшей стрельбе.

Одновременно инструктор добивается выполнения всех вышеописанных изготовочных составляющих до состояния привычного однообразия. Неоднообразное выполнение элементов изготовки влечет за собой отрывы При стрельбе в ту или иную сторону. Поэтому каждый курсант обязан понять и запомнить, зачем все это нужно. Со временем курсант «подгоняется» к правильной изготовке и только затем приспосабливает ее отдельные элементы под свои анатомические особенности. Изготовка становится стабилизированной для конкретного стрелка.

По мере натренированности то, что казалось мучительным, становится привычным и даже удобным. Это и будет искомая рациональная, уравновешенная, сбалансированная и относительно непринужденная поза для стрельбы. Именно таким образом стрелок приспосабливается к автомату.

В любом случае инструктор обязан постоянно проверять у обучаемых степень натяжения ремня, усилие прижима приклада в плечо, правильность постановки головы и левого локтя. Одновременно курсантов приучают к самопроверке изготовки — распрямить пальцы левой руки (фото 3) на 2-3 минуты. При правильной изготовке автомат должен спокойно лежать на левой руке, а приклад — с достаточным усилием упираться в плечо. Именно такая изготовка и будет считаться непринужденной.

 

Ориентация изготовки на цель

После принятия правильной изготовки оружие чаще всего будет направлено совсем не туда, куда надо стрелку. Относительно цели автомат может оказаться наведенным вправо или влево. Доворачивать оружие на мишень усилиями одних только рук или наклоном оружия нельзя. При таком довороте создается напряжение мышц, связок и сухожилий, которое все время и незаметно для стрелка будет «тянуть» автомат обратно, к точке, откуда он был выведен на цель. Отрывы будут идти в ту же сторону. Автомат надо сориентировать на мишень естественным образом.

Для правильной ориентации оружия стрелок, приняв непринужденную изготовку, сначала проверяется: закрывает глаза, расслабляет мышцы, делает 2-3 спокойных вдоха и слегка покачивает автомат вправо — влево. Затем он открывает глаза и смотрит, куда естественным образом установилась ровная в прорези мушка относительно цели. Не обращая внимания на точность наводки по высоте и не сбивая положения левого опорного локтя на грунте, стрелок перемещает ноги, корпус и правый локоть так, чтобы линия прицеливания приходилась примерно на мишень. Этот процесс изображен на схеме 2.

Затем стрелок снова закрывает глаза и ориентируется вышеописанным способом. Это делается до тех пор, пока линия прицеливания естественно не совместится по горизонту с желаемой точкой прицеливания и автомат не будет «тянуть» в стороны при самопроверке с закрытыми глазами.

Затем стрелок корректирует направленность изготовки по высоте. Для этого нужно, опять же не сбивая положения левого локтя, отодвинуться от него или придвинуться вперед. Необходимо также закрыть глаза, расслабиться, подышать, открыть глаза и провериться.

 
Схема 2. Ориентация изготовки на цель

Полученная изготовка, сориентированная на цель, и будет по-настоящему непринужденной. При этом стрелку не придется прилагать мышечные усилия, вызывающие ненужную напряженность.

Правильность ориентации на цель принятой изготовки проверяется инструктором. Курсанту приказывается закрыть глаза, расслабиться и подышать. В это время инструктор проверяет «привязку» прицельной линии к мишени посредством зеркальца, приставленного под углом к гривке целика (фото 19), или армейского ортоскопа.

Затем стрелок корректирует направленность изготовки по высоте. Для этого нужно, опять же не сбивая положения левого локтя, отодвинуться от него или придвинуться вперед. В процессе этой корректировки необходимо также закрыть глаза, расслабиться, подышать, открыть глаза и провериться.

 
Фото 19. Проверка правильности прицеливания при помощи зеркальца

Полученная изготовка, сориентированная на цель, и будет по-настоящему непринужденной. При этом стрелку не придется для наведения оружия в цель прилагать мышечные усилия, вызывающие ненужную напряженность.

Правильность ориентации на цель принятой изготовки проверяется инструктором, описанным выше способом.

Затем курсанта заставляют запомнить все мышечнокоординационные ощущения непринужденной изготовки. Затем его несколько десятков раз заставляют встать, лечь, принять изготовку и сразу сориентировать ее на цель. Это продолжается до тех пор, пока курсант не начнет сразу, в режиме координационного автоматизма ложиться и изготавливаться в нужном положении. Чтобы усилить результат, под конец тренировки курсанта заставляют принимать сориентированную изготовку с закрытыми глазами, по зрительной памяти виртуальной картинки и по координационно — мышечной памяти контура плечевого пояса. Тренировочный процесс при таком приеме заметно прогрессирует. Ибо, если стрелок осуществляет прикладку и одновременно смотрит на цель, он непроизвольно направляет туда и ствол, и, как правило, не туда, куда надо. Ориентационная тренировка с закрытыми глазами заставляет курсанта почувствовать координационную соотносительность и мобилизовать внутреннюю способность ориентации в пространстве, дремлющую внутри каждого человека в качестве атавизма, генетически доставшегося от далеких предков.

Все это делается для того, чтобы в боевой обстановке боец сразу, в режиме подсознательного автоматизма, не раздумывая и не проверяясь (времени на это не будет), мгновенно и правильно принял сориентированное положение для стрельбы.

Значение ориентационной направленности изготовки на цель для точности стрельбы гораздо важнее, чем об этом можно подумать. Если стрелок «доворачивает» автомат на цель только усилиями рук, а не разворотом всей системы «стрелок — оружие», он вынужден будет сохранить это усилие во время прицеливания. И когда его внимание сосредоточится на прицеливании, напряженные «рабочие» мышцы, удерживающие автомат «на курсе», непроизвольно расслабятся.

А «нерабочие» антагонистические мышцы, связки и сухожилия, которые просто натянуты, помимо сознания и воли стрелка «потянут» оружие в обратную сторону. Стрелок физиологически не в состоянии зрительно заметить этот процесс по причине так называемого «зрительного запаздывания» (см. далее). Отрывы при этом получаются неожиданными, неотмеченными и довольно далекими.

 

ХВАТ ПИСТОЛЕТНОЙ РУКОЯТКИ

При охвате пистолетной рукоятки автомата необходимо соблюдать определенные приемы, разработанные для пистолетов и дополненные немцами во время Второй мировой войны для стрельбы из автомата STG-44, имеющего такую рукоятку.

 
Фото 20. Хват пистолетной рукоятки слева: 1 - 2 - в этих местах не должно быть люфтов; 3 - большой палец отогнут вверх и прижат к ствольной коробке; 4 - положение указательного (спускового) пальца на спусковом крючке; 5-6 - средний и безымянный пальцы подушечками первых фаланг плотно прижимаются к рукоятке и перпендикулярно к ней; 7 - мизинец свободно и без давления лежит на рукоятке

При охвате рукоятки кисть правой руки захватывает ее по всей высоте, вплотную к ствольной коробке и спусковой скобе, не допуская люфтов и неплотных прилежаний в этих местах (I и 2 на фото 20). Большой палец максимально прижат к ствольной коробке, предотвращая специфическое спусковое «сдергивание», и максимально отогнут вверх (3 на фото 20). При таком фиксированном положении большого пальца он не отходит самопроизвольно от ствольной коробки, и усилие его прижатия сохраняется более-менее стабильно. Более того, автомат при таком положении большого пальца «стоит» ровнее и удобнее — кисть правой руки не изгибается в лучезапястном суставе и, соответственно, излишне не напрягается.

Между спусковым указательным пальцем, собственно рукояткой и ствольной коробкой должен быть зазор (люфт) — 3-4 мм (1 на фото 21). Прилегание спускового пальца в этих местах к оружию недопустимо — при его движении на спуске это вызывает смещение оружия или блокирует движение пальца (некуда тянуть спуск).

Фото 21. Хват пистолетной рукоятки

1 - обязательный зазор (люфт) между спусковым пальцем и ствольной коробкой

Схема 3. Нажим на спусковой крючок первой фалангой указательного пальца у сгиба и направления нажима:

1 - место наложения пальца на спуск; 2 - место сгибания пальца при спусковой работе

 
Фото 22. Боковой хват пистолетной рукоятки

Указательный палец накладывается на спусковой крючок мякотью подушечки передней фаланги возле первого сустава (4 на фото 20 и I на схеме 3). Такое наложение пальца характерно именно для работы с пистолетными рукоятками.

Средний и безымянный пальцы подушечками передних фаланг со средней силой нажимают на левую поверхность пистолетной рукоятки (5 и 6 на фото 20) перпендикулярно плоскости стрельбы. При стрельбе лежа необходимо избегать лишнего нажима на рукоятку в продольном направлении, ибо это сбивает наводку оружия. Мизинец (7 на фото 20) лежит на рукоятке свободно, не оказывая на нее никакого давления. Если он включается в работу, отрывы, хоть и незначительные, идут вниз — вправо.

В отличие от хвата такой же рукоятки на снайперской винтовке СВД, где не должно прилагаться сколь — либо существенных усилий и правая рука фактически не участвует в удержании оружия, автомат за рукоятку приходится все — таки «держать». Стрельба из автомата носит активный характер, и поэтому правая рука вынуждена включаться в его удержание, особенно в положениях с колена и стоя. В положении лежа правая рука должна удерживаться на пистолетной рукоятке с определенным усилием. С каким именно? Хорошенько сожмите пистолетную рукоятку в правой руке, не напрягая плеча — руку и оружие начнет «трясти». Ослабьте напряжение кисти и всей руки, пока оружие не «успокоится». Запомните силовое ощущение этого момента — оно будет индивидуальным именно для вас — и воспроизводите его при практической стрельбе.

Если у стрелка короткие пальцы, можно накладывать руку на пистолетную рукоятку так называемым «боковым хватом» (фото 22). При этом спусковой палец накладывается на спусковой крючок так, как было указано выше, и обязательно соблюдается давление подушечками среднего и безымянного пальцев перпендикулярно левой поверхности рукоятки. Этот силовой момент профилактирует непроизвольное включение в работу правой руки и правого плеча при спуске курка.

При хватах пистолетной рукоятки вышеописанными способами работа спускового пальца не вызывает изменения усилий всей кисти — она и так находится в силовом тонусе. Этот же прием в значительной мере профилактирует от непроизвольного включения мышц правого плеча при спуске курка и от судорожного «подталкивания» приклада плечом во время выстрела.

Таким образом хват пистолетной рукоятки дополняет изготовку. Для сохранения изготовки так или иначе придется прилагать некоторые статико-динамические усилия. Для сохранения позы изготовки необходимо незначительное силовое приложение — иначе изготовка будет «расползаться». Какой степени должно быть это силовое приложение? Оно должно быть просто достаточным для спокойного удержания автомата без возникновения ощущения напряженности в какой-либо части тела. Это будет просто повышенный спокойный силовой тонус.

 
Схема 4. Вертикальные колебания автомата при дыхании:1 - грудная клетка поднимается на вдохе; 2 - опускается на выдохе

 

ПОСТАНОВКА ДЫХАНИЯ

Когда стрелок, находящийся в положении лежа, дышит, то при расширениях и сужениях грудной клетки вертикально сдвигается и автомат, прижатый к плечу. Эти дыхательные смещения вызывают колебания ствола при вдохе — вниз, а при выдохе — вверх. Мушка при этом «ходит» вверх — вниз от 0, 5 до 2 мм. На реальной дистанции стрельбы 200 м это вызовет вертикальное рассеивание от 30 до 40 см выше — ниже желаемой точки попадания (схема 4).

По этой причине еще до момента выстрела необходимо затаивать дыхание — делать так называемую дыхательную паузу после предварительного наведения автомата в цель, когда стрелок незначительным повышением мышечного тонуса «доведет» мушку (то есть уточнит прицеливание) и зафиксирует положение прицельных приспособлений относительно цели.

Необходимо, чтобы при сориентированной естественным образом изготовке (см. ранее) мушка остановилась в желаемой точке прицеливания именно во время дыхательной паузы, поскольку при дыхании она ходит по мишени вверх — вниз. Стрелок, сориентировавшись, где именно на мишени останавливается мушка в дыхательной паузе, подает корпус назад или вперед (см. ранее), добиваясь, чтобы при задержке (затаивании) дыхания мушка установилась там, где надо. Стрелок запоминает координационно — мышечной памятью контура своего тела именно это положение и со временем принимает его правильно, автоматически и не раздумывая.

Вышеописанное сочетание изготовки и «дыхательного» прицеливания (наведения) — самое оптимальное. При этом не требуются дополнительные мускульные усилия для доведения мушки к точке прицеливания.

Все вышеизложенное делается сначала под контролем зрения, а затем — с закрытыми глазами, ориентируясь на контурно — мышечные ощущения, запомнившиеся мышечно-координационной памятью при удачных наведениях, выполненных ранее. Затем с закрытыми глазами, по виртуальной картинке зрительной памяти, сопрягая контурно — мышечные ощущения с виртуальным перемещением мушки относительно мишени.

Такая методика резко увеличивает мобилизацию внутренних резервов и делает тренировочный процесс намного результативнее.

Как именно затаивать дыхание? Снайперы старой формации затаивали дыхание на полном выдохе — это помогало им полностью расслабиться, почувствовать промежуток между ударами пульса и «дожать» спуск в такой момент. У автоматчика при подвижной боевой работе это просто не получится. Практика показала, что автоматчику практичнее затаивать дыхание на полувдохе или четвертьвдохе. При этом даже новичок может свободно задерживать дыхание на 6-8 с. Кроме того, именно на полувдохе из-за более стабильного положения грудной клетки и естественного повышения тонуса межреберных мышц лучше определяется момент физиологической устойчивости (кинестезический проприоцепторный (проприоцептивный) эффект внутреннего гироскопа). К тому же замечено, что на полувдохе пульсация меньше, чем на выдохе.

На полном вдохе дыхание задерживать нельзя — повышается мышечное напряжение, которое сразу вызывает ненужное дрожание и колебание оружия.

Перед выстрелом новичкам рекомендуется сделать носом 2-3 глубоких вдоха, чтобы обогатить организм кислородом. Для надежной фиксации грудной клетки на последующем полувдохе перед выстрелом незначительным усилием мышц гортани перекрыть голосовую щель — своеобразный дыхательный клапан — и такое состояние сохранять до конца выстрела.

 
Фото 23. Проверка правильности задержки дыхания курсанта

Для проверки правильности задержки дыхания инструктор, находящийся позади курсанта, намечает какую-либо точку на грунте, находящуюся в створе с автоматной мушкой (фото 23). При правильном выполнении дыхательной паузы мушка после ритмичного перемещения вверх — вниз останавливается возле намеченной контрольной точки.

Беспорядочные колебания мушки попутно укажут не только на отсутствие задержки дыхания, но и на общую нерадивость курсанта. А именно на то, что он удерживает автомат не посредством ружейного ремня, а мышечными усилиями. Если же мушка будет пульсировать, это свидетельствует о чрезмерно затянутом или коротком ремне.

 

ПРИЦЕЛИВАНИЕ

Практическое прицеливание — это довольно сложный и специфический зрительно — двигательный процесс, требующий осознанной или наработанной до бессознательного автоматизма синхронности зрительного восприятия и мышечных усилий в сочетании с правильной изготовкой.

Автоматный прицел открытого типа состоит из мушки и целика с прорезью (I и 2 на фото 24). Мушка в прорези должна стоять ровно, то есть находиться посреди прорези и вровень с гривкой целика (схема 5). При неровной мушке оружие получает угловые смещения, и пули уходят мимо цели (схема 6).

Глаз человека устроен таким образом, что он не в состоянии видеть отчетливо сразу три точки — прорезь, мушку и цель. Одна, а то и две из этих трех точек всегда будут расплывчатыми. Практика показывает, что при работе с автоматным прицелом необходимо четко видеть

 
Фото 24. Прицельное приспособление автомата: 1 - мушка; 2 - целик с прорезью
 
Схема 5. Реальная проекция ровной мушки в прорези при слегка расплывшейся гривке целика и расплывшейся цели

мушку и фокусировать зрение именно на ней, а прорезь и мишень можно видеть расплывчатыми. У некоторых стрелков получается хорошо видеть мушку и мишень. Ввиду того, что гривка целика всегда будет видна расплывчатой и не будет отчетливо видно ее верхней границы, стрелок удерживает мушку в среднем уровне гривки, где-то посредине серой полоски (см. схему 5). Этот уровень должен оставаться постоянным. Некоторые стрелки берут уровень мушки по самому нижнему темному краю этой «расплывчатости», но так лучше не делать — при изменении освещенности «расплывчатость» глубокой и узкой прорези автоматного прицела становится выше — ниже, то есть наблюдается существенный разброс по вертикали.

Как уже упоминалось, голова стрелка должна быть поставлена на приклад в таком положении, чтобы сразу увидеть (и постоянно видеть потом) ровную мушку в прорези. Часто новички непроизвольно и незаметно для себя изменяют положение головы на прикладе, вследствие чего глаз смещается с прицельной линии и мушка оказывается неровной. Из-за получившихся угловых смещений наблюдаются резкие отрывы по непредсказуемым направлениям.

Новички очень часто незаметно для себя переключают внимание на спуск, зрительно «упуская» мушку, а она, выйдя из активного внимания, незаметно для курсанта смещается в прорези. В обоих вышеприведенных случаях

 
Схема 6. Результаты стрельбы при ровной и неровной мушке (с угловыми смешениями)

курсанты обычно упорно не верят инструктору, указывающему на эти упущения. Существует инструкторский прием, позволяющий продемонстрировать реальное положение мушки в прорези. Для этого в момент прицеливания вхолостую, без патрона, инструктор неожиданно для курсанта помещает белый лист бумаги впереди ствола. На белом фоне курсанту ясно видна реальная проекция мушки в прорези.

Правильность ровной мушки инструктор может проверить, поставив зеркальце под углом 45° перед дульным срезом ствола. Если есть ортоскоп, можно применить и его.

При прицеливании оба глаза должны быть открыты. Если прищуривать левый неприцельный глаз, рефлекторно начинает щуриться и правый, при этом он напрягается и быстро устает. Правда, замечено, что при прищуривании левого глаза увеличивается острота зрения глаза правого, но очень немного и очень недолго. Левый глаз в  наше время стараются не прищуривать даже снайперы. К тому же при закрывании левого глаза теряется общее преимущество бинокулярного зрения, зрительное поле сужается, хуже воспринимается панорама по сторонам и в глубину и неточно определяются расстояния до целей. Практикой установлено, что стрельба на коротких (до 200 м) дистанциях с открытыми глазами получается быстрее и результативнее.

Надо знать, что результативность прицельной стрельбы зависит от того, какой глаз у конкретного человека ведущий. Стрельба с двумя открытыми глазами легко осваивается стрелками, у которых ведущий правый прицельный глаз или же оба глаза ведущие. При обоих ведущих глазах картина, воспринимаемая каждым глазом, передается сознанию самостоятельно и одинаково. У стрелков с одним ведущим глазом до сознания полноценно доходит только информация, принятая этим глазом. Если оба глаза ведущие, прицельное изображение может двоиться — это не является пороком.

Но если ведущим оказывается левый глаз, а стрелок стреляет с правого плеча, с открытыми глазами, целясь правым глазом, то стрельба идет вкривь и вкось. Такому стрелку и приходится стрелять с прищуренным левым глазом, а если не получается, то учиться стрелять с левого плеча. Изготовка при этом будет «зеркальной» от правосторонней, и при ее наработке необходимо активно следить за правильностью выполнения отдельных изготовочных составляющих — тогда все получится.

Существует общевойсковой способ определения ведущего глаза. В газетном листе проделывается круглое отверстие диаметром 2, 5-3 см, затем, удерживая голову неподвижно и газетный лист на вытянутой руке, стрелок смотрит двумя глазами через отверстие на мишень. Если при закрывании какого-либо глаза мишень скрывается за бумагой, значит, этот глаз ведущий.

Есть другой, более точный егерский способ — устремив взгляд на какой-либо отдаленный предмет, быстро помещают палец между ним и глазами, продолжая смотреть на этот предмет. Если будет видно два «прозрачных» пальца, значит, оба глаза ведущие. Если будет виден один, то надо закрыть какой-либо глаз: останется палец на месте, следовательно, открытый глаз ведущий, если сместится, будет означать, что ведущий глаз — закрытый.

Есть методы, позволяющие сделать ведущим любой глаз. Но это длительный процесс. К тому же, если, допустим, острота зрения правого глаза меньше, чем левого, то сделать правый глаз ведущим будет невозможно.

 

ТЕХНИКА СПУСКА КУРКА

Спуск курка завершает подготовку к выстрелу. Это очень ответственный момент. Можно точно прицелиться, но если с погрешностями нажать на спусковой крючок, пули пойдут мимо цели. Неправильный нажим на спуск сведет на нет все усилия по удержанию оружия, его наведению и прицеливанию.

Движение спускового указательного пальца на спуске должно быть таким, чтобы не сбить наводку автомата при выстреле. Спуск курка и усилие спускового пальца не должны вызывать нарушения устойчивости оружия. Поэтому нажим на спусковой крючок происходит в так называемом «тонкодозированном» режиме.

Давление пальца на спусковой крючок производится строго по оси оружия (см. схему 3). При нажиме на спуск хоть немного в сторону автомат сдвинется в эту сторону. Для стрелка при выстреле это будет незаметно, а отрывы будут существенными. Нажим на спуск должен быть плавным, без рывков и осуществляться по принципу постепенно — последовательного нарастания усилий на спусковом пальце. Такой вид спуска называется плавно — последовательным и применяется большинством стрелков. Физиологическая сущность плавно — последовательного спуска с постоянным наращиванием спускового усилия заключается в том, что при этом на некоторый промежуток времени «замирает» наводка оружия и оно не сбивается в сторону. При такой работе спусковой палец должен ощущать силу давления на спуск и контролировать степень увеличения этого давления. Работа пальца на спуске впредь должна быть однообразной по времени и нарастанию усилий.

Для лучшего определения нарастания усилий на спуске необходимо научиться четко ощущать пальцем поверхность спускового крючка. Спуск курка должен производиться решительно, в один прием. Запомните: нельзя «играть» спуском, нажимая и отпуская спусковой крючок — это ведет к затягиванию выстрела с негативными последствиями. Поэтому именно на автомате спуск выполняется по мышечной памяти спускового пальца в режиме подсознательного автоматизма. Это не годится для спортивной стрельбы, но необходимо именно при боевой работе, когда спуск некогда обрабатывать, а надо стрелять быстро, иначе цель уйдет из-под выстрела.

Как уже упоминалось, указательный палец накладывается на спуск подушечкой первой фаланги вблизи первого сустава. Это самое оптимальное место нажима именно автоматного спуска. Палец нажимает (тянет) на спуск, постепенно сгибаясь только во втором суставе (см. 2 на схеме 3). Палец накладывается только на середину спускового крючка. При верхнем наложении спуск будет тяжелым, при нижнем — ход спускового крючка будет чрезмерно длинным. Обычно на автомате свободный (холостой) ход спускового крючка короткий, а рабочий (боевой) ход более тяжелый и более длинный, чем свободный ход.

Для обучения постепенно — последовательному нарастанию усилий на спусковом пальце инструктор приказывает курсанту наложить палец на спусковой крючок, а затем сам накладывает указательный палец поверх спускового пальца курсанта и производит правильное нажатие на спуск через палец обучаемого (фото 25-26). Это повторяется несколько раз. При этом для курсанта становится физически наглядной степень плавности нарастания усилия на спуске. После некоторой холостой наработки инструктор и курсант меняются местами — теперь уже курсант производит спуск через палец инструктора. Это позволяет инструктору контролировать успешность тренировочного процесса. Такой прием в начальном периоде обучения повторяется несколько раз. Суть его в том, что срыв курка с шептала должен произойти под пальцем инструктора неожиданно для курсанта и обязательно — во время словесного объяснения.

 
Фото 25. Нажатие на спуск через палец обучаемого
 
Фото 26. Нажатие на спуск через палец обучаемого

Фото 27. Указка — колпачок

1 - на спусковом пальце

 
Фото 28. Работа указки. Вид сверху

Затем инструктор предоставляет курсанту самостоятельность, но надевает на его спусковой палец длинный бумажный колпачок (1 на фото 27). Длинный конический кончик этого колпачка, как указка, будет указывать или на равномерное движение пальца на спуске, или на убыстренное, или на прерывистое. Инструктор, глядя на колпачок, добивается от курсанта равномерного нарастания усилия на спусковом крючке по ходу его движения до самого момента спуска курка.

Чтобы это лучше получилось, курсант в положении сидя и глядя на автомат и колпачок — указку сверху (фото 28), ориентируясь на движения этой указки и сопрягая их с мышечными ощущениями, наглядно запоминает мышечной памятью спускового пальца постепенность нарастания спусковых усилий. Потом курсант будет воспроизводить последовательное нарастание этих усилий в режиме мышечного автоматизма сначала при холостых тренировках, а потом в практической стрельбе. Чтобы курсант не отвлекался на передергивание затворной рамы, ее передергивает инструктор, находящийся справа от курсанта и контролирующий тренировочный процесс.

Затем наработка правильности спуска курка осуществляется в положении лежа, только при холостых щелчках, с обязательным акцентом на ощущаемость силовых усилий спускового пальца. Задача — выработать у курсанта «темную» мышечную память, необходимую для своевременного нажатия на спуск и на уровне инстинкта связанную с правильностью прицеливания.

Даже у тренированных стрелков бывают моменты, когда палец не «тянет» на спуске. Это может быть в случае, когда нарушено правило хвата на пистолетной рукоятке, отсутствует люфт между спусковым пальцем и собственно оружием (см. ранее фото 20) или же спусковой палец плотно прижат к оружию, и у него уже нет механической свободы для маневра — некуда «тянуть». Но бывает и так, что спусковой палец «нс тянет» и при правильном хвате — не выполняет команды на спуск, как будто с ним прервалась какая-то внутренняя связь и он находится в «выключенном» состоянии. В сущности, так оно и есть.

Дело в том, что процессом выстрела командуют две группы нервных центров — торможения и возбуждения. Стрельба — процесс статический, и поэтому здесь, в борьбе за статическую устойчивость, будут доминировать центры торможения. Иногда они настолько подавляют центры возбуждения, управляющие спуском, что палец команду на спуск просто не получает. Чтобы такого не было, необходимо держать соответствующие центры возбуждения, иннервационно-проводящие пути и спусковые приводящие мышцы в тонусе. Для этого применяется так называемый «метод пульсирующего спуска». В чем он заключается?

Спусковой палец делает несколько ритмичных движений на спусковом крючке, усиливая и ослабляя нажим, так чтобы поверхность кожи не теряла контакта с металлом. При этом настраиваются и сохраняются в рабочем тонусе все вышеперечисленные нервно — физиологические механизмы, обеспечивающие работу пальца на спуске. Движения на пальце делаются все сильнее и сильнее, и при очередном нажиме спуск курка происходит легко и свободно. Обычно хватает двух — трех таких предварительных «настроечных» нажимов.

Бывает, что с началом давления на спуск увеличиваются колебания автомата. Это означает, что ружейный ремень «отпустился» и ослаб или опустился вниз, к локтю, и стрелок удерживает автомат только усилиями левой руки. При нажиме на спуск в таких условиях стрелок мобилизовал себя на спусковой процесс, и у него оказались возбужденными некоторые нервные центры, связанные со спуском. Это вызвало понижение деятельности и даже угнетение других нервных центров, обеспечивающих статическую устойчивость оружия. Инструктор замечает этот порок по беспорядочным колебаниям мушки во время спуска и выправляет его, заставляя курсанта нарабатывать спуск курка только по мышечной памяти в режиме подсознательного автоматизма.

При спуске курка есть обязательное требование: только указательный палец нажимает на спусковой крючок, остальные (кроме безымянного — см. далее) удерживаются на пистолетной рукоятке и в процессе спуска не поджимаются. Стрелок должен нажимать на спуск так, чтобы спусковой палец работал изолированно от других пальцев, не допускать их непроизвольного рефлекторного «поджатия» в момент спуска. Такое судорожное самопроизвольное «поджатие» передается на оружие и отводится в его сторону, причем довольно далеко и незаметно для стрелка.

Иногда стрелку кажется, что он правильно нажимает на спуск, но выстрела почему-то не происходит. Такое явление случается опять же по причине рефлекторного пожатия других пальцев. Стрелку при этом только кажется, что он жмет на спуск, а в реальности он все сильнее и сильнее сжимает пистолетную рукоятку. Спуск, естественно, не «дожимается» — стрелок просто не может «дожать» его в таких условиях.

Очень часто бывает, что в момент спуска рефлекторно сокращаются мышцы правой руки и правого плеча, и стрелок невольно «подталкивает» автомат плечом вперед. При таком «подрабатывании» плечом отрывы получаются влево — вниз. Этот порок сплошь и рядом встречается у бойцов-рукопашников.

Кроме всего прочего, на автоматном спуске, как и на всем боевом оружии, ощущается специфический «провал» спускового крючка после срыва курка с шептала. Этот провал вызывает спусковое «сдергивание», уводящее ствол в непредсказуемых направлениях. С этим неприятным явлением долго и с переменным успехом ведут борьбу снайперы, стрелки — спортсмены и биатлонисты.

Нейтрализовать вышеописанные проблемы можно, используя стрелковый прием, изобретенный также немецкими инструкторами. Заключается он в том, что при нажиме на спусковой крючок и наращивании на нем спусковых усилий указательным пальцем, одновременно, синхронно и целенаправленно усиливается давление подушечкой безымянного пальца на левую сторону пистолетной рукоятки и перпендикулярно к ней (6 на фото 20). Этот прием после непродолжительной тренировки получается у всех. Целенаправленное, синхронное со спусковым движением «поджатие» безымянного пальца сводит на нет рефлекторное поджатие остальных пальцев — ибо активное внимание сконцентрировано на целенаправленной равномерной (а не рывком) работе двух пальцев — указательного и безымянного, остальные остаются «вне тонуса», так же как и мышцы правого плеча — они просто не «включаются» в работу. Потом, по мере натренированности, стрелок привыкает спускать курок таким образом и делает это автоматически и не раздумывая. Кстати, непроизвольное сокращение мышц плеча и руки очень хорошо профилактируется способом «пульсирующего спуска» (см. ранее). Но в любом случае и курсанту, и его инструктору необходимо держать правое плечо под контролем внимания и не допускать его напряжения.

Чтобы курсант понял, насколько все это важно, ему сразу дают опробовать рывок пальца на спуск. Для этого инструктор, незаметно от курсанта, заряжает магазин автомата таким образом, чтобы верхний патрон был боевым, а следующий за ним — учебным. По команде «огонь» курсант в положении лежа должен «дернуть» за спуск. Этого сдергивания он, как правило, не замечает, потому что картину выстрела «смазывает» грохот и отдача. Когда курсант производит второй выстрел таким же образом, как первый, думая, что в стволе боевой патрон, а выстрела не происходит, картина «дерганья» получается убедительной и впечатляющей. Курсантов заставляют поочередно убедиться в существовании такого недочета, призывая их к его преодолению.

 

Последовательность выстрела

В процессе меткой стрельбы изготовка, дыхание, прицеливание и спуск тесно взаимосвязаны между собой. Каждый из этих элементов выстрела нарабатывается сначала отдельно, а затем все вместе в комплексе.

Надо знать, что после определенной натренированности у всех без исключения стрелков после начала прицеливания наступает так называемый «период физиологической устойчивости», при котором колебания мушки относительно точки прицеливания уменьшаются естественным образом, становятся незначительными и иногда вообще исчезают.

Обычно этот период наступает через 3-4 с после начала прицеливания, держится 1-2 с, после 5-6 с прицеливания проходит, и колебания мушки относительно точки прицеливания снова увеличиваются. Поэтому «дожимать» спуск лучше, когда наступает вышеупомянутый момент естественной физиологической устойчивости.

Поскольку этот момент держится недолго, стрелок заблаговременно, еще до уточнения прицеливания, выбирает свободный (холостой) ход спускового крючка. По мере натренированности стрелок учится выбирать не только свободный ход, но и часть рабочего (боевого) хода — он очень длинный на автоматных спусках. Спусковой палец при этом должен находиться в тонусе, чтобы быть готовым «дожать» спуск при наступлении вышеозначенного момента физиологической устойчивости. Это сохраняет стрелку массу нервной энергии и предохраняет от «рывка» за спусковой крючок. Рывок за спуск — очень негативное явление в стрельбе (см. далее), и его допускать нельзя. Но со спуском нельзя и затягивать. Чрезмерно медленный спуск сам по себе происходит тяжелее, вызывает передержку оружия и зацеливание с его негативными последствиями (см. далее) и ухудшает качество стрельбы, ибо упомянутый выше момент естественной физиологической устойчивости заканчивается через 6 с прицеливания.

Если процесс спуска курка курсантам не понятен, для стрелка и его инструктора производят пробные прикидки с мягкого упора при хвате левой рукой за цевье. Работа с упора выделяет спуск в чистом виде. Может оказаться (и это будет для стрелка очень наглядно), что палец тянется за спуск в сторону, или тянет рывками, или не тянет вообще.

Для того чтобы в момент спуска курка наводка не изменилась, необходимо выполнять выстрел в следующей последовательности: приняв правильную сориентированную на цель изготовку, установить ровную мушку в прорези незначительным повышением тонуса мышц обеих рук и плечевого пояса, подвести мушку к точке прицеливания (это называется — уточнить прицеливание), одновременно выбрав свободный ход спуска. Затаить дыхание. Начало задержки дыхания служит сигналом для этапа преодоления рабочего хода спуска и наращивания на нем усилий. Продолжая удерживать ровную мушку и постоянно уточняя прицеливание, увеличить зрительное внимание на положении мушки относительно точки прицеливания одновременно с наращиванием усилий на спуске. При затухании колебаний мушки (см. выше) «дожать» спуск. «Дожим» спуска строго приурочивается к моменту, когда оружие стоит устойчиво и мушка «привязана» к точке прицеливания, совершает мелкие колебания или вообще останавливается.

Запомните: в момент «дожатия» спуска зрительное прицеливание обостряется и становится главной задачей. Это позволяет удержать мушку там, где надо в окончательной фазе выстрела. Концентрация внимания «на кончике мушки» во время прицеливания удерживает в мобилизации физиологическую устойчивость системы «стрелок — оружие». Основное правило зрительного прицеливания — концентрация внимания на ровной мушке, а не на рассматривании самой мишени.

Надо знать, что уточнение прицеливания — это кратковременная и незначительная мобилизация мышечного тонуса на подведение мушки к точке прицеливания и удержание ее в этой точке. Однако такая мобилизация не может продолжаться долго, ибо она требует много нервной энергии.

Само по себе зрительное прицеливание резко снижает управляемость спуском, и поэтому именно при стрельбе из боевого оружия спуск должен производиться по мышечной памяти, самостоятельно, в режиме автоматизма и отдельно от сознания.

 

ДОПУСКАЕМЫЕ ОШИБКИ И ИХ УСТРАНЕНИЕ

Описанные далее типичные ошибки курсантов представлены в том порядке, в котором они обычно проявляются при тренировочном процессе.

 

Боязнь и ожидание выстрела

Это широко распространенный порок среди начинающих стрелков и головная боль для инструкторского состава. Ожидание и боязнь выстрела держит в напряжении нервную систему новичка. Курсант боится грохота и отдачи и при нажатии на спуск не только дергает за него, но и вздрагивает всем телом. О результативности тренировочного процесса при этом не может быть и речи.

О том, что стрелок ожидает выстрела, можно судить по его напряженному взгляду, напряженности мышц лица и по тому, как мгновенно исчезают все эти явления после выстрела. При боязни выстрела стрелок может прищуривать прицельный глаз или даже оба глаза, моргает в момент выстрела или даже до него, отводит взгляд в сторону или же инстинктивно и непроизвольно закрывает оба глаза. Все это, как правило, не фиксируется новичком, хотя стрельба происходит с огромными отрывами.

Самый практичный способ борьбы с вышеозначенными пороками был разработан опять-таки немцами во время Второй мировой войны для стрельбы из автоматического оружия. Суть его состоит в том, что курсант еще до стрельбы боевыми патронами должен привыкнуть к явлению отдачи и к тому, как оружие «бьет в плечо». Для этого немецкий инструктор сразу же после холостого спуска специальной штангой (у немецких автоматов рукоятка перезаряжания находится слева) резко толкал затворную раму назад, имитируя отдачу. Русские переняли этот способ. Для автомата АК достаточно будет привязать к ручке заряжания крепкую бечевку, за которую с силой, примерно равной боевой отдаче, инструктор дергает после холостого спуска (фото 29). После этого бечевка мгновенно отпускается.

За короткий промежуток времени курсант привыкает к явлению отдачи как к таковому. Ему даже нравится, что не приходится отвлекаться на передергивание затворной рамы. Курсанту не объясняют цели тренировки.

 
Фото 29. Имитация отдачи

Затем инструктор приказывает курсанту надеть наушники или чем-то плотным заткнуть уши. Инструктор незаметно для курсанта снаряжает автоматный магазин учебными патронами вперемешку с тремя — четырьмя боевыми. Затем он все так же продолжает дергать за бечевку, резко отводя назад затворную раму, сразу же после холостых спусков. Курсант, привыкший к тому, что толчок в плечо инструктор делает чрезмерно сильным, отдачу при настоящем выстреле практически не воспринимает, а самого выстрела он может просто не слышать. Через несколько боевых выстрелов вперемешку с холостыми спусками до курсанта доходит, что он стреляет по-настоящему и в этом нет ничего страшного. Дальше он тренируется самостоятельно, однако уши ему оставляют закрытыми еще некоторое время. Постепенно курсанты привыкают к звуку выстрела и процесс нормализуется.

Если все это делать с самого начала, курсанты такой инструкторский подход воспринимают как издевательство, выбрасывают затычки из ушей и дальше стреляют самостоятельно. Что и требовалось доказать — момент боязни выстрела лучше предотвратить, не доводя до него.

Для профилактики моргания при выстреле стрелку сразу же приказывают сохранять изготовку, не закрывать глаза и продолжать целиться еще некоторое время после выстрела. Кроме того, от стрелка требуют, чтобы он «отметил» выстрел, то есть зрительно фиксировал, куда «смотрела» мушка в момент выстрела или холостого спуска относительно точки прицеливания, и докладывал об этом инструктору. Инструктор проверяет правильность отметки по образовавшейся в мишени пробоине, наблюдая в зрительную трубу.

Есть и другие приемы, как отучить стрелка от ожидания и боязни выстрела. Так, можно заставить курсанта прицелиться, а в последней фазе «выжима» спуска скомандовать ему закрыть глаза. В этом случае выстрел воспринимается не как нечто ужасное, а как техническое явление.

Второй прием — стрелок прицеливается, а инструктор нажимает на спуск. Выстрел происходит неожиданно для стрелка. Довольно быстро курсант к этому привыкает, ему надоедает такая опека, и он начинает стрелять самостоятельно.

Третий прием — уже давно известное незаметное «подбрасывание» курсанту небольшого количества пустых учебных патронов вперемешку с боевыми для выявления остаточных явлений ожидания выстрела. Затем этому же курсанту подкладывают небольшое количество боевых патронов вперемешку с учебными для преодоления этого порока. Такой способ убедительнее, чем призывы инструктора не бояться выстрела и не ожидать его.

 

Ошибки при спуске курка

Основная и грубейшая ошибка не только новичков, но и опытных стрелков — «подлавливание» точки прицеливания и «поддергивание» за спусковой крючок. В стремлении произвести выстрел, когда мушка совпадает с желаемой точкой прицеливания, стрелок пытается использовать шанс и успеть «выжать» спуск. Это и называется «ловить (подлавливать) мишень». Спуск, произведенный второпях, происходит резко. При этом стрелок или «сдергивает» оружие, или же у него непроизвольно поджимаются пальцы на пистолетной рукоятке, или же стрелок «подрабатывает» плечом в приклад или расслабляет левую руку. Бывает, что стрелок тянет за спуск не по оси ствола, а вбок. Иногда все это происходит одновременно. В этом и заключается явление «дерганья» за спуск. Оно передается на оружие, наводка сбивается, мушка уходит из прорези, и выстрел получается с далеким отрывом, отмечаемым стрелком, и большей частью — вправо и вниз.

Инструктор легко обнаруживает эту ошибку при наблюдении за дульной частью оружия, спроецированной в какую-либо точку на грунте. При «ловле» мишени и торопливом спуске непосредственно перед выстрелом дульная часть ствола или мушки резко отходит в сторону. Для того чтобы процесс стал наглядным для курсанта, инструктор, ничего не объясняя, сам снаряжает магазин автомата, незаметно подкладывая учебные патроны вперемешку с боевыми. При неожиданно получившемся холостом спуске последствия «дерганья», не «смазанные» грохотом выстрела и отдачей, становятся очевидными.

В стрельбе из всех видов оружия есть золотое правило — не «подлавливать» и не «поддергивать». Стрелок при выстреле должен сосредотачивать внимание на удержании автомата с ровной мушкой. Независимо от колебаний оружия он сохраняет плавность спуска при равномерном нарастании усилий спускового пальца. Спуск «выжимается» без остановок — они обязательно ведут к дерганью.

Плавность и равномерность спуска инструктор контролирует с помощью указки — колпачка на спусковом пальце курсанта (см. ранее).

 
Схема 7. Прицеливание в центр. При ровной мушке, которая «не выходит» за габариты цели, пули будут попадать только в мишень
 
Схема 8 . Прицеливание на цель с превышением траектории при прямом выстреле. Если центр ровной мушки не выходит за габариты цели, пули попадут в цель

Даже при правильно принятой и сориентированной на цели изготовке, при соблюдении дыхательной паузы и при должном спуске курка мушка все равно будет колебаться где-то в районе точки прицеливания. Запомните: при стрельбе из всех видов оружия стрелок попадает в цель только за счет верной изготовки и спуска курка в правильной последовательности (см. выше). Наработка изготовки и обусловленной ею специфической стрелковой устойчивости — дело не одного дня. В результате тренировочного процесса диапазон колебаний мушки будет уменьшаться, но он все равно будет. Живой организм — это не пристрелочный станок. У любого нормального стрелка оружие будет «ходить» мушкой по мишени по так называемой «горизонтальной восьмерке» вправо — влево — вверх — вниз (схемы 7-8). Враг начинающего стрелка — инстинктивное желание нажать на спуск, когда блуждающая мушка сравняется с точкой попадания. Не освоив полностью технику спуска, новички дергают за спусковой крючок, и пуля уходит за пределы цели.

Запомните: когда ровная мушка «ходит» где-то в районе точки прицеливания, далеко от нее не «отрываясь», — пусть себе ходит. Пока мушка двигается, стрелок плавно и без остановок выбирает спуск, выжидая момент, когда колебания мушки уменьшаются естественным образом (см. ранее). В момент для выстрела спуск «дожимается» независимо от того, где в этот момент находится мушка— в желаемой точке прицеливания или где-то рядом. И если стрелок не дернул резко за спуск, не ожидал выстрела и не «дернулся» от этого сам, пуля будет в мишени. И не просто в мишени, а вблизи того места, куда стрелок хотел попасть. А может, даже в самой точке. В любом случае со временем пули будут ложиться все ближе и ближе к ней. Этому есть объяснение, о котором сейчас уже мало кто помнит. Зрительный аппарат человека устроен так, что нервные импульсы, поступающие от сетчатки глаза, доходят до соответствующих нервных центров не сразу, и для обработки этой информации тоже необходимо определенное время.

Поэтому до сознания человека доходит не то, что происходит сей момент, а то, что было 1\16 - 1\24 с назад. На этом основан принцип кинематографа. При плохой изготовке, слабой устойчивости и блуждающей мушке стрелок может видеть ее, вроде бы находящуюся там, где надо, и быстро «дожать» спуск, но пробоина окажется сбоку мишени. Почему? Потому что стрелку только казалось, что мушка была в точке прицеливания, — он видел то, что было 1/24 с назад. За это время блуждающая мушка уже сместилась. Это называется «зрительным запаздыванием».

Поэтому, если вы видите мушку на краю цели, смело «дожимайте» спуск — в этом время мушка пойдет назад или уже туда идет, и пуля попадет ближе к центру мишени.

В принципе, «дерганье» за спуск — это реакция стрелка на неустойчивость оружия. Для исправления такого порока курсанту предписывают дополнительные самостоятельные тренировки принятия и удержания правильной, непринужденной и сориентированной изготовки, при удержании мушки где-то в районе точки прицеливания.

Для того чтобы стрелок приучился к правильному спуску курка, независимо от колебаний автомата, первоначальные тренировки и контрольные стрельбы проводятся по большому чистому белому листу бумаги, без обозначения точки прицеливания, чтобы не за что было «цепляться» мушкой и нечего было «подлавливать». На таких тренировках следует добиваться, чтобы стрелок уверенно и плавно нажимал на спуск независимо от колебаний оружия и удерживал ровную мушку где-то посреди белого листа, без стремления произвести выстрел в какой-то определенный момент.

Инструкторский состав должен знать, что рывки за спуск у новичков неконтролируемо и неуправляемо происходят после тяжелых физических нагрузок, тренировок по рукопашному бою, после кросса и приема пищи. Поэтому стрелковые тренировки в первоначальном периоде обучения желательно проводить в первой половине дня, пока организм находится еще в сравнительно уравновешенном состоянии.

Сразу же по установлению факта «дерганья» за спуск инструктору необходимо изменить тренировочный принцип — перейти на холостой тренаж, чтобы не возникали и не фиксировались вредные рефлексы — «подрабатывание» плечом в приклад, судорожное сокращение других групп мышц, моргание, закрывание глаз, поддергивание за спуск и т. д.

Бывает, что порок «подлавливания» и «поддергивания» проявляется в потере кучности стрельбы даже в середине периода обучения. В таком случае целесообразно временно прекратить стрельбу по мишеням и вернуться к стрельбе по белому листу. Кроме того, стрелку назначают пробную стрельбу с упором, при удержании автомата левой рукой за цевье. При такой стрельбе и выделении спуска в чистом виде (см. ранее) все пороки спусковой работы вылезают наружу, как шило из мешка. После их устранения, при последующей стрельбе по мишеням, перед выдачей боевых патронов, стрелку назначают специфическую предварительную разминку — 15-20 холостых щелчков с прицеливанием по реальной цели.

Отличные результаты в борьбе с «дерганьем» дает стрельба с закрытыми глазами, когда стрелок при благоприятном положении мушки закрывает глаза и производит выстрел по зрительной памяти виртуальной картинки (см. ранее). При этом его внимание не «привязывается» к «подлавливанию», и выстрел происходит более-менее правильно. При закрытых глазах стрелок лучше запоминает и лучше воспроизводит по мышечной памяти постепенное нарастание силовых ощущений на спусковом пальце. Такая стрельба при правильной и натренированной изготовке получается кучной и довольно точной, с нарастанием координационного ощущения направленности оружия, очень полезного при дальнейших тренировках стрельбы в условиях неочевидности.

 

Слишком медленный спуск курка

Причина медленного спуска курка — общая нетренированность, обуславливающая осторожный и нерешительный нажим пальца на спуск. Стрелок пытается выполнить ровный и плавный спуск курка, при этом его внимание переключается на процесс спуска, и он ослабляет контроль за прицеливанием (см. далее). Обнаружив это и снова переключив внимание на спуск, не владея навыками спуска курка по мышечной памяти, курсант замедляет или вообще останавливает спусковой процесс. Затем наступает зацеливание с его негативными последствиями.

Очень часто даже опытные стрелки, начав выбирать спуск и почувствовав, что устойчивость теряется, отпускают спусковой крючок, вдыхают и выдыхают воздух, после чего снова тянут за спуск. Это называется «играть спуском». Делать этого нельзя, потому что утомляется зрение, а при утомленном зрении стрелку хочется поскорее покончить с выстрелом, что опять же приводит к «дерганью». Если на тренировке выстрел «не идет», необходимо его отставить, не жечь патроны бессмысленно и не закреплять порочные навыки, доводя их до степени рефлексов.

Чрезмерно медленный нажим на спуск приводит к затягиванию выстрела, кислородному голоданию, затуманиванию зрения и дрожанию рук. В желании поскорее завершить мучения стрелок резко усиливает давление на спуск и «сдергивает» его.

При нерешительном нажиме на спуск у новичков непроизвольно напрягается правая рука и правое плечо, которое при спуске может судорожно податься вперед и толкнуть приклад.

При затяжении выстрела из-за общего мышечного утомления теряется общая устойчивость. Надо помнить, что мелкие колебания оружия после 5-6 с прицеливания начинают увеличиваться. «Дожатие» спуска происходит уже после начала увеличения этих колебаний, когда уставший глаз уже не в состоянии заметить это и другие ошибки в прицеливании.

Признаки затянутого выстрела — его явная растянутость по времени, неравномерное движение пальца, неправильное положение кисти стреляющей руки на пистолетной рукоятке (отсутствие зазора между оружием и спусковым пальцем (фото 21)), когда ему «некуда тянуть», так как он прижат к оружию, в свою очередь вызывающее судорожную работу других пальцев и затормаживание нервных центров, обслуживающих спусковой процесс.

Методы исправления: контроль инструктора за работой спускового пальца посредством указки — колпачка, сокращение времени на выстрел, наработка пульсирующего спуска, наработка темпа выстрела (см. далее).

 

Ошибки при постановке дыхания

Очень часто случается, что новичок непроизвольно продолжает дышать при нажиме на спуск. Результатами этого будут явное колебание конца ствола вверх — вниз и существенный вертикальный разброс. Иногда стрелок чрезмерно сосредотачивает внимание на спуске, и процесс задержки дыхания уходит из-под контроля активного внимания. Стрелок непроизвольно и незаметно для себя делает вдохи непосредственно перед выстрелами. Признаком этого является то, что непосредственно перед выстрелом конец ствола качнется вверх или вниз. Отрывы пойдут в соответствующих направлениях. Такой недостаток ликвидируется быстро — инструктор приказывает курсанту напрячь гортань и «перекрыть» дыхательный клапан (см. ранее).

Бывает, что стрелок затаивает дыхание задолго до подведения мушки к точке прицеливания. Из-за этого дыхательная пауза затягивается и наступает кислородное голодание, что чревато зацеливанием (см. далее) и дерганьем за спуск. На кислородное голодание указывают: напряженность мимики и общее состояние курсанта, ствол задолго до начала движения пальца на спуске прекращает колебаться вверх — вниз, соответственно вдоху и выдоху, отрывы неконтролируемы и расходятся по разным направлениям. Меры исправления: инструкторская требовательность, самоконтроль стрелка, ограничение времени на выстрел, отставление выстрела после восьми секунд прицеливания.

При слишком позднем затаивании дыхания, начатом непосредственно перед выстрелом, автомат не успевает установиться и «успокоиться» в нужном положении. Обнаруживается этот недостаток по окончании вертикальных колебаний ствола непосредственно перед выстрелом. Меры исправления: инструкторская жесткость, самоконтроль стрелка, наработка темпа стрельбы (см. далее) и предварительная вентиляция легких, а именно: необходимо сделать 2-3 глубоких вдоха и выдоха перед прицеливанием.

В начальном периоде обучения у курсантов нередко наблюдается чрезмерно длительная задержка дыхания. Как правило, это связано с ненаработанностью изготовки, потерей устойчивости, медленным и нерешительным спуском курка и реже — с ошибками в прицеливании. Все это порой приводит к зацеливанию, кислородному голоданию, рывкам за спуск, создает ненужную мышечную напряженность, вызывает состояние нездорового утомления и «гонит пульс», передающийся на оружие. Признаки вышеописанного — растянутая по времени «пульсация» конца ствола перед выстрелом, а также напряженное состояние мышц лица и шеи. Меры исправления: стрельба с ограничением времени на выстрел, самоконтроль стрелка и наработка темпа выстрела. Плюс ко всему дополнительная наработка правильной изготовки при холостых спусках.

Бывает, что при затаивании дыхания стрелок непроизвольно или из лишнего старания напрягает мышцы грудной клетки, живота, плечевого пояса, шеи и т. д. При этом затрудняется координация движений, появляется непроизвольное дрожание (тремор), быстрее нарастает усталость. О таком состоянии стрелка свидетельствует отчетливо выраженное напряжение мышц лица, мелкие судорожные движения перед выстрелом, а также произведенные непосредственно перед ним резкие и короткие вдох и выдох. Способ исправления: заставить стрелка встать, после минутного отдыха выдохнуть и задержать дыхание на сколько тот сможет. Повторить 3-4 раза. Углекислота, накопившаяся в организме от таких задержек дыхания, подействует на мышцы расслабляюще. После этого продолжить тренировку.

Иногда случается, что стрелки, чья служебная деятельность все время протекает за письменным столом, не могут затаить дыхание на достаточное для выстрела время из-за малой жизненной емкости легких. Выправить такой изъян можно только посредством усиленных занятий плаванием — через полтора — два месяца объем легких приходит в норму.

 

Ошибки в прицеливании

Это обособленная группа ошибок, борьба с которыми обычно становится эффективной после исправления недочетов в постановке дыхания и спуске курка.

Зацеливание. Эта ошибка представляет собой прицеливание, чрезмерно растянутое по времени. При длительном (более 8 с) прицеливании глаз стрелка устает настолько, что все хуже и хуже различает положение мушки в прорези и положение мушки относительно точки прицеливания. Кроме того, следует помнить, что за одну минуту непрерывного прицеливания острота зрения уменьшается вдвое... Еще больше устают нервнопроводящие пути, и стрелок располагает в сознании не той зрительной картинкой, которая была 1\24 с назад, а той, что была гораздо раньше — 1\12 или даже 1\10 с назад. При зацеливании увеличивается дыхательная пауза, и наступает кислородное голодание. Начинает гнать пульс. Естественно, бесполезно проходит вышеописанный момент физиологической устойчивости, наступающий через 3-4 с после начала прицеливания. Мышцы, удерживающие оружие, теряют тонус, устают, начинается тремор (дрожание). Стрелок старается быстрее покончить со всеми этими неприятными ощущениями, что обычно приводит к дерганью за спуск.

Причинами зацеливания могут быть ненаработанность изготовки, неправильно поставленное дыхание, в частности неверно выполненная дыхательная пауза, и медленный, нерешительный спуск курка. Зацеливание как таковое инструктором устанавливается по чрезмерно длительному прицеливанию, напряженному состоянию курсанта перед выстрелом, чрезмерно быстрому «дожатию» спуска, а также по длительной задержке дыхания. Меры исправления: стрельба по белому листу, наработка дыхательной паузы, сокращение времени на выстрел до 6 с, отработка приемов правильного прицеливания вхолостую, контроль инструктора за работой спускового пальца, активный самоконтроль курсанта и наработка темпа выстрела (см. далее).

 
Схема 9. Отклонение пули при «сваливании» оружия: 1 - горизонт цели; 2 - восходящая ветвь траектории; 3 - нисходящая ветвь траектории; 4 - точка попадания
 
Фото. 30. Контроль «сваливаний» оружия

«Сваливание» оружия. При этой ошибке оружие повернуто вокруг оси ствола. Картина «сваливания» представлена на схеме 9. При этом пули отклоняются в сторону, куда «свалено» оружие, и вниз от расчетной точки прицеливания. Меры исправления: контроль инструктора и самоконтроль курсанта. Один из приемов инструкторского контроля — положить карандаш на прицельную планку (фото 30).

Постоянно неровная мушка. Бывает, что стрелок по индивидуальным физиологическим особенностям постоянно берет неровную мушку при неплохой кучности. При этом средняя точка попадания будет стабильно отклоняться от пристрелочной точки. На стрельбище это не страшно, а в боевой обстановке стрельба пойдет вкривь и вкось. Поэтому инструктор в начальном периоде обучения должен посредством ортоскопа или зеркальца постоянно проверять удержание ровной мушки (фото 31) каждым курсантом и выправлять выявленный порок.

 
Фото 31. Способ контроля ровной мушки с помощью зеркала

Преждевременное прекращение прицеливания. Это случается, когда новичок начинает выбирать спуск или, даже почти его выбрав, непроизвольно переключает внимание на процесс борьбы со спуском. При этом он фактически прекращает целиться, и в его зрительной памяти остается картинка, которая была 1\24 с назад, а то и раньше (эффект зрительного запаздывания). Реальное положение мушки относительно точки прицеливания стрелком уже не контролируется, и в момент выстрела оно будет совсем другим.

Результатом такой ошибки будут не замеченные и не отмеченные стрелком отрывы при возможно хорошей общей кучности. Признаком такого порока будет то, что естественные «дыхательные колебания» конца ствола непосредственно перед самым выстрелом сменяются на плавный уход ствола в каком-то направлении. Меры борьбы — наработка спуска по мышечной памяти, в режиме мышечного автоматизма, чтобы активное внимание с кончика мушки не уходило «на курок». Стрелку необходимо делать правильную отметку выстрела в последней фазе выжима спуска, превращая прицеливание в основную задачу! После каждого выстрела еще секунду — две сохранять изготовочную позу, продолжать целиться и не переводить дыхание. Нарабатывать темп стрельбы (см. далее).

Неоднообразное положение головы на прикладе. Если стрелок при каждом выстреле располагает голову ближе — дальше от прицела, разброс будет наблюдаться по вертикали. Меры исправления: наметить мелом на прикладе оптимальное место приложения щеки (подбородка), определенное ранее при хороших кучных попаданиях. Стрелку следует запомнить координационной памятью это место и впредь принимать такое положение при стрельбе. Инструктору необходимо постоянно следить за однообразным расположением головы курсанта на прикладе и пресекать любые попытки наклонять голову, смотреть в прицел исподлобья, поворачивать голову в сторону и смотреть искоса, то есть менять положение головы в процессе прицеливания. Курсанту нужно объяснить, как все эти пороки отражаются на точности прицеливания и как они вызывают быстрое утомление зрения.

Перемещение головы на прикладе часто служит признаком неодновременного установления ровной мушки и захвата ею точки прицеливания. При такой ошибке стрелок сначала подводит мушку под мишень и уже потом выравнивает ее в прорези, но мушка уходит от цели, а когда стрелок возвращает ее к цели, мушка уходит из прорези. Поэтому стрелок начинает перемещать голову для выравнивания мушки в прорези, что сказывается на стрельбе очень отрицательно.

Такой порок обнаруживается только благодаря наблюдательности инструктора и применению ортоскопа (или зеркальца). Признаки — неконтролируемые отрывы и явно напряженные мышцы шеи. Способ исправления: дополнительные тренировки по белому листу под контролем ортоскопа.

 

Другие ошибки

Бывает, что при спуске курка стрелок кроме мыши спускового пальца непроизвольно напрягает мышцы кисти или даже мышцы правого плеча, «подрабатывая» плечом в приклад в момент выстрела.

При таком пороке изготовка становится напряженной, что вызывает ухудшение устойчивости и необходимость постоянного уточнения прицеливания, что, в свою очередь, вызывает затягивание спуска и зацеливание. В результате этой ошибки средняя точка попадания постоянно отклоняется вниз, причем на значительную величину, при явно затянутом выстреле.

Такое происходит в основном по причине плохой пространственной координации и быстро исчезает при упражнениях на равновесие любым способом. Кроме того, стрелку назначают дополнительные тренировки вхолостую без патрона с упором на правильное выполнение спуска курка (см. ранее) и пробные стрельбы с упора.

«Бросание» выстрела. Это частая ошибка не только новичков, но и профессионалов. Заключается она в том, что сразу после выстрела стрелок расслабляется, буквально «роняет» автомат и одновременно резко отпускает спусковой крючок. При этом, естественно, выстрел отменить невозможно. Ошибка начинается еще задолго до окончания процесса выстрела, когда курок сорвался с боевого взвода, но еще не дошел до ударника. Оружие при этом смещается еще до вылета пули из ствола. Признаки «бросания» выстрела — резкое и необъяснимое ухудшение качества стрельбы. Способ выявления — наблюдательность инструктора и контроль за спуском посредством все той же указки — колпачка на спусковом пальце курсанта. Меры исправления: стрелка заставляют сохранять и удерживать изготовку после выстрела на полторы — две секунды и на то же время задерживать в нажатом положении на спуске указательный палец. Заставлять курсанта постоянно отмечать выстрел. Незаметно подкладывать ему учебные патроны вперемешку с боевыми для наглядности порока.

Борьба с мандражом. Мандраж — это повышенная пульсация, передающаяся оружию. Возникает после кросса, рукопашного боя, нервного напряжения и в результате предстартового возбуждения. Появление мандража вызывает выделение адреналина. Меры борьбы: если стрелка начал неожиданно бить мандраж, нужно заставить его слегка пробежаться, несколько раз присесть, отжаться, подтянуться до тех пор, пока он не почувствует, что адреналин в организме «перегорел» и пульсация прекратилась. Есть и другие способы — хорошенько размять кисти рук или же вдыхать через нос и выдыхать через рот. Так делают биатлонисты.

Инструкторским составом замечено, что очень часто мандраж и пульсация исчезают при переводе курсанта от стрельбы по мишени на стрельбу по белому листу бумаги. При отсутствии ответственности за точность попаданий стрелок успокаивается, и ненужное возбуждение исчезает.

 

РАЗДЕЛ 2.

ПРИВЛЕЧЕНИЕ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ РЕЗЕРВОВ

 

СТРЕЛЬБА В ТЕМПЕ

Для меткости стрельбы мало одних физических наработок. Чтобы стрелок не зацеливался, не затягивал и не убыстрял выстрел, правильно дышал и верно выбирал спуск, инструктор приучает его делать все это не просто в комплексе, но и в одинаковые отрезки времени. Это и называется — стрелять в темпе. Когда стрелок натренируется укладывать циклы выстрелов в одни и те же промежутки времени, качество и скорость стрельбы заметно возрастет. При одних и тех же действиях, постоянно выполняемых именно в одинаковые отрезки времени, нервно-мышечная память приобретает рефлекторно-подсознательный характер и сама подает правильные команды мышечным группам соответствующих частей тела. Поскольку при этом все вышеуказанные элементы выстрела приучаются выполняться синхронно, они и впредь будут находиться в рефлекторной взаимосвязи. Если какой-либо элемент (составляющая) выстрела, например дыхание или работа пальца на спуске, будут «спешить» или не успевать срабатывать вовремя, другие составляющие «подстегнут» или, наоборот, «затормозят» срабатывание элемента, выбивающегося из общей связки.

Весь процесс выстрела при этом приобретает форму рефлекторного автоматизма и происходит на уровне подсознания. Есть поговорка «Стрелок думает глазами». Глаз спускает с цепи нервно — физиологическую программу выстрела, настроенную на срабатывание в определенный промежуток времени. Нервная система при этом разгружается от ненужного перенапряжения.

Стрельба в темпе наработанного автоматизма позволяет в короткий срок устранить все вышеописанные ошибки и пороки в дыхании, прицеливании и спуске курка — эти моменты при стрельбе в темпе просто будут обходиться стороной. При этом главное, чтобы выстрел был сделан по боевой доминанте внутреннего наработанного автоматизма и ваше сознание не концентрировалось на нем. Но тренировки темпа стрельбы следует начинать только после основательной физической наработанности изготовки и других элементов выстрела, когда изготовка стабилизируется, мышцы переболят, а дыхание и нервная система достаточно приспособятся к процессу прицеливания.

Темп стрельбы вырабатывается постепенно, соответственно повышению общей устойчивости — сначала не более 6 с, затем — 4 с и, наконец, — 2 с, необходимые для поражения живой цели в реальной боевой обстановке.

Замечено, что у достаточно тренированного стрелка чем выше темп, тем лучше результативность стрельбы. К тому же стрельба в темпе позволяет активно и более полноценно контролировать обстановку боковым зрением в реальном боеконтакте.

 

НАРАБОТКА ПРОПРИОЦЕПТОРНОЙ (ПРОПРИОЦЕПТИВНОЙ) УСТОЙЧИВОСТИ

Под стрелковой устойчивостью подразумевается способность стрелка выдерживать оружие на линии прицеливания. Устойчивость при стрельбе лежа зависит в основном от правильно принятой, сориентированной и наработанной изготовки. Но в любом случае качество устойчивости зависит от врожденных или приобретенных навыков. Оружие никогда не будет стоять «мертво». Так или иначе автомат на линии прицеливания придется держать (уточнять прицеливание) незначительными изменениями тонуса скелетной мускулатуры. Оружие будет все время непроизвольно отклоняться от нужного положения и возвращаться к нему только после осознанного «включения» мышечного тонуса по заданному направлению.

Чтобы избежать подобных колебаний, стрелку необходимо натренировать автоматику срабатывания определенных мышечных групп, возвращающих оружие и мушку к точке прицеливания независимо от сознания стрелка. Это называется — наработать выравнивающую рефлекторную реакцию (реакцию выравнивания, или уравнительную реакцию).

Что для этого нужно сделать? Приняв удобную и скоординированную изготовку, улежитесь в ней 5-10 мин и прицельтесь. Запомните прицельную картинку зрительной памятью. Закройте глаза, воспроизведите эту виртуальную картинку по зрительной памяти. (Вы это уже делали — см. ранее. )

Почувствуйте тонус мышечной системы, и особенно изменения ощущений групп мышц, удерживающих автомат «на курсе». Эти ощущения называются кинестезическими. Соотнесите их с возникающими непроизвольными отклонениями оружия. Постарайтесь почувствовать «уход» оружия и мушки в сторону и сопрягите ощущения от этого ухода с изменениями положения мушки в виртуальной (зрительной) картинке с закрытыми глазами. Постарайтесь вернуть мушку в точку прицеливания по виртуальной картинке изменениями тонуса мышц. Откройте глаза и проверьтесь. Потренируйтесь снова и снова, внося соответствующие поправки.

Не потребуется много времени, чтобы вы научились довольно точно целиться по виртуальной картинке с закрытыми глазами. Это объясняется тем, что между зрительной привязкой к цели и реакцией мышц существует прямая координационно — физиологическая связь. Этим так называемым механизмом проприоцепторной (проприоцептивной) чувствительности включаются необходимые группы мышц, приводящие колеблющееся оружие к точке первоначальной зрительной привязки.

Как выяснили ученые — физиологи, мышечная ткань отражает положение в пространстве и даже время. Корсет скелетной мускулатуры имеет свой собственный «темный» кинестезический гирокомпас, независимый от вестибулярного аппарата. Срок действия этого мышечного гирокомпаса короткий, но зато он срабатывает мгновенно. Зрительная привязка к цели, реальная или виртуальная, и будет запускать этот гирокомпас.

Степень проприоцепторной чувствительности зависит от величины естественного мышечного тонуса конкретного стрелка. Ослабляя или усиливая этот тонус при прицеливании с закрытыми глазами с последующей визуальной проверкой, стрелок старается «нащупать» величину мышечного тонуса (или даже напряжения — это тоже индивидуально), при котором реакция выравнивания проявляется наиболее заметно. Необходимо определить наилучшую результативность при различной степени величины мышечного тонуса плеч, рук, корпуса и т. д.

Результатом таких тренировок будет резкое сокращение отрывов. Почему? Как уже упоминалось, зрение стрелка запаздывает на 1\16 — 1\24 с, и оно может не отметить реального положения мушки. А натренированный мышечный гирокомпас среагирует на это смещение сразу и даст команду соответствующим мышечным группам на обратное срабатывание. Это и есть искомая выравнивающая, или выпрямительная, реакция. Колебания оружия при этом резко уменьшаются.

Немецкие инструкторы, широко применявшие такую методику, были педантичны — для полноты наработки выпрямительной реакции у курсантов егерских спецшкол сразу же после прицеливания помещали за дульным срезом лист белой бумаги и заставляли их «искать» цель по виртуальной картинке, но с открытыми глазами, по зрительной памяти. При убранном листе помощник инструктора проверял правильность прицеливания с помощью ортоскопа. Далее белый лист заменялся зеленым, потом — серым, затем тренировки проходили в сгущающихся сумерках при кратковременной подсветке мишеней, а позже в темноте, при свете ракет. На следующем этапе тренировок менялось расположение целей, и каждый раз наведение на цель по зрительной памяти сопрягалось с принятием изготовки, сориентированной виртуально по новому направлению.

Сначала мишени «обнаруживались» по имитаторам вспышек выстрелов, а затем — озвучивались. Рано или поздно у курсанта появлялось звериное чутье на цель. В конце подготовки немецкие егеря стреляли быстро и точно, и для них не было разницы, происходит это днем или ночью.

Кинестезическая проприоцепторная чувствительность очень хорошо тренируется любыми упражнениями на сохранение равновесия и придания телу устойчивого положения — хождением по рельсу, затем по круглому бревну, по тонкой трубе и, наконец, по натянутому тросу или канату, а также ездой на роликовой доске — скейтборде. Кстати, именно поэтому цирковые канатоходцы очень быстро осваивают стрельбу из винтовки, пистолета и других видов оружия.

Практическим снайперам хорошо известно: чем больше работа стрелка обслуживается проприоцепторной чувствительностью, тем больше разгружается прицельный глаз и тем точнее получается стрельба.

На тренировках рекомендуется производить мобилизующее прицеливание по «виртуальной» картинке зрительной памяти после каждых трех — четырех холостых прицельных спусков и перед каждым боевым проверочным выстрелом.

 

ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ СТРЕЛКОВЫХ СТАТИЧЕСКИХ ТРЕНИРОВОК И ОРГАНИЗАЦИЯ ИНСТРУКТОРСКОЙ РАБОТЫ

Все вышеописанные элементы выстрела — принятие правильной изготовки, постановка дыхания, прицеливание и спуск курка — отработаны многими поколениями стрелков на протяжении нескольких столетий. Навыки, приобретенные стрелком в освоении этих элементов, служат базой и фундаментом меткой стрельбы. Боевой выстрел — это всего лишь результат совокупности этих навыков. Чем правильнее выполнены элементы выстрела в их общей взаимосвязи, тем результативнее будет стрельба.

Все вышеописанное всегда и во все времена нарабатывалось только упорными тренировками вхолостую. Почему? Потому что до сих пор никто еще не научится стрелять одними только патронами. При выстреле зрительные и кинестезические ощущения стрелка «стираются» грохотом и отдачей, прицельная картинка «смазывается» смещением оружия, вспышкой и дымом.

При холостом прицельном спуске курка не происходит всех этих явлений, стирающих впечатление от выстрела и делающих контроль за ним невозможным. Стрелок способен заметить и запомнить (отметить), куда «смотрела» мушка на мишени (или относительно цели) в момент спуска курка. По этой отметке инструктор и стрелок смогут понять ту или иную допущенную неточность, или погрешность, и принять меры к ее устранению. В стрелковой практике ошибки постоянны и неизбежны, и поэтому даже профессиональные стрелки постоянно тренируются вхолостую. При этом соблюдается железное правило: холостой прицельный спуск курка производится так же ответственно, как и боевой выстрел. На тренировке — как на войне.

При тренировочной работе с автоматом курсант отводит назад затворную раму (или же ее отводит инструктор, дергая за бечевку, см. далее), взводя курок, и производит прицельный холостой спуск курка так, как будто в стволе находится боевой патрон. За одну тренировку таких холостых спусков делается 150-180. Боевым патроном время от времени только проверяется то, что наработано тренировкой вхолостую. На первых порах следует производить 8-10 холостых спусков на 1 боевой проверочный выстрел.

Стрелковые тренировки — это автономная самостоятельная и сознательная работа стрелка наедине с оружием. Инструктор направляет этот процесс и жестко контролирует его, выявляя ошибки и погрешности и помогая курсанту в их искоренении. По ходу тренировки инструктор решает, дать курсанту боевой проверочный патрон, или же «погонять» курсанта вхолостую, или «подсунуть» ему учебный патрон для наглядности допускаемой ошибки, разрешить курсанту стрелять по мишени или вернуть его к стрельбе по белому листу.

На протяжении первых двух — трех недель тренировки проводятся ежедневно по 2, 5-3 ч. Задача заключается в том, чтобы у курсанта переболели мышцы, он приобрел твердые первоначальные навыки и хоть какую-то устойчивость. Затем тренировки повторяют через день. Почему так? Потому что работа стрелка — это статические нагрузки, неестественные для живого организма. На протяжении многовекового опыта работы с длинноствольным оружием твердо установлено, что нельзя тренироваться в стрельбе каждый день. Результаты от этого не улучшаются. Качество упирается в какой-то невидимый барьер, несмотря на старания стрелка и недовольство начальства.

Кроме того, в конце статической тренировки, когда ощущается нездоровое утомление и усталость (при таких нагрузках утомление может быть достаточно болезненным), ее нужно прекращать. Иначе наступает известное практическим инструкторам очень скверное явление «затренированности», вызывающее стойкое отвращение к стрелковому процессу и всему, что с ним связано. Такое состояние знакомо музыкантам — они называют его «переиграть» руку. Статическая напряженность «через не хочу» резко снижает эффективность тренировочного процесса.

Подмечено, что точная стрельба получается лучше, если курсанты стреляют с удовольствием. При этом наступает естественное расслабление мышц, устанавливается ровное дыхание и улучшается автоматизм срабатывания пальца на спуске.

Инструкторскому составу необходимо помнить, что при негативном психологическом воздействии и отрицательных эмоциях погрешности и пороки у курсантов углубляются и закрепляются. Одновременно из курсантов надо «выбить» упрямство, объясняемое только узостью мышления и наличием застойных физиологических и психофизиологических процессов. Поэтому, когда курсант все время повторяет одну и ту же ошибку и получает за это «пинок инструкторским сапогом», он должен понять, что это справедливо, и не обижаться напрасно.

Начинающему стрелку в первоначальном периоде обучения, в течение месяца — полутора, необходимо усвоить классические стрелковые постулаты и не допускать ошибок, описанных ранее. Новичкам трудно удержать все это в голове, и поэтому основная нагрузка в начале тренировочного процесса ложится на инструктора, перед которым стоит задача «поставить» курсанту правильную изготовку и другие элементы выстрела. У курсанта, предоставленного самому себе, после приобретения первоначальных знаний и навыков, естественно, будет наблюдаться определенный рост результатов по сравнению с нулевым уровнем. Но если этого курсанта не курировать, не контролировать его тренировочную работу и не «ставить» ему стрельбу, рост результатов сразу же прекращается.

Старые советские спецслужбисты — и воевавшие на фронте, и готовившие партизан за линией фронта — помнят, каким губительным был огонь немецких автоматчиков. Это было результатом хорошо отлаженной инструкторской работы. Инструкторского состава никогда не бывает много, и один тренер не в состоянии проконтролировать работу каждого курсанта. Поэтому егерский состав немцы готовили по принципу «инструктор готовит инструктора для подготовки инструкторов». В немецких документах эта методика называлась «курсант — инструктор ». Заключалась она в том, что курсантов разбивали попарно. Один из курсантов ложился за автомат и тренировался 30 мин. Его напарник на правах инструктора следил за правильностью выполнения стрелковых приемов, то есть за правильностью принятия изготовки, постановки головы на прикладе, дыханием, прицеливанием, проверял ортоскопом или зеркальцем правильность прицеливания, следил за движением указки — колпачка на спусковом пальце стреляющего, опускал перед его оружием белый лист, закладывал холостые патроны в магазин вперемешку с боевыми и прочее, и прочее. Курсант в роли инструктора не просто следил за правильностью выполнения элементов выстрела, а имел право жестко, как это умели делать немцы, требовать устранения недостатков и активно помогал подопечному в этом. Кроме того, для экономии учебного времени, чтобы ученик не отвлекался на отведение затвора при холостом тренаже, курсант — инструктор специальной штангой отводил назад затворную раму автомата, одновременно имитируя отдачу при выстреле. При этом тренирующийся упражнялся в удержании оружия «на курсе», чем впоследствии достигалась повышенная результативность стрельбы очередями. Потом они менялись местами.

Немцы знали, что стрельба требует многосторонних знаний и сознательного тренировочного подхода. Поэтому они основывали такую методику на том, что теоретические знания, помноженные на двигательные и статические координационные ощущения постоянного общения с оружием, рождают необходимые навыки и резко повышают качества стрельбы именно из штурмового автомата. Лучший способ выучить теорию — рассказать напарнику то, что запомнил. Так делают студенты — медики, когда изучают анатомию. При методике «курсант — инструктор» поочередный рассказ при активном исправлении ошибок напарника, с последующим самостоятельным сознательным исполнением того, что недавно проговорил, резко повышает результативность учебного процесса.

Немцы просчитали все — даже то, что при смене вида деятельности человек физиологически восстанавливается быстрее и меньше устает на тренировках, а при активном отдыхе — не мается от безделья.

Немцы считали, что курсанту — новичку мало просто рассказать и показать, как надо стрелять правильно. Обер-инструктор егерской спецшколы жестко направлял и контролировал работу и курсанта — инструктора, и его напарника, не скупясь на пинки и зуботычины. Немецкие инструкторы сразу «ставили» курсантам стрельбу как положено — им вбивали в голову раз и навсегда, почему все надо делать именно так — неинтересно, непривычно и болезненно. Чтобы за короткий период у курсанта переболело все, что могло болеть, были «выбиты» все стрелковые пороки и ошибки, и чтобы больше к этому вопросу не возвращаться. Немецкие инструкторы справедливо полагали, что тяжелый, болезненный и непривычный первоначальный период стрельбы лежа в общевойсковой изготовке необходим не только для освоения приемов меткого выстрела, но и для формирования навыков так называемой «моментной» статической приспосабливаемости. При этом нарабатываются не только навыки изготовки, прицеливания и прочих составляющих выстрела. Укрепляется статический тонус скелетной мускулатуры, появляется специфическое ощущение его присутствия. Это и есть путь к обретению мгновенной стрелковой устойчивости, так необходимой именно при стрельбе из боевого оружия в боевой обстановке.

Такой тренировочный подход создает необходимую базу для освоения стрельбы с колена, стоя, навскидку, а также способов оперативно — тактической стрельбы.

 

СТРЕЛЬБА ОЧЕРЕДЯМИ В ПОЛОЖЕНИИ ЛЕЖА

Тренировки стрельбы в автоматическом режиме начинаются после стабилизации изготовки и наработки твердых навыков производства одиночного выстрела во взаимосвязке составляющих элементов, особенно спуска курка по мышечной памяти.

При выстреле силой отдачи автомат будет «запрокидывать» и уводить вверх — вправо от линии первоначального прицеливания. Стрелок, состоящий из живой плоти, не сможет предотвратить это отклонение — он сможет ему только противодействовать. Задача стрелка — за небольшой промежуток времени между двумя выстрелами короткой очереди мышечной упругостью живых тканей постараться максимально вернуть автомат к первоначальному прицельному положению. Для этого придется усилить изготовку — прилагая силы возвратить оружие туда, где оно было до выстрела. Это называется «создать силовую схему». При этом стрелок несколько увеличивает нагрузку на левый локоть, левую руку и левое плечо, повышает усилие левой кисти, которая при стрельбе очередями сжимает цевье и не позволяет оружию «запрокинуться» вверх. Всем этим повышается усилие левой руки, направленное вниз и препятствующее «подбрасыванию» автомата вверх. Кроме того, повышается усилие вставления приклада в плечо (вернее, плечо сильнее наваливается на приклад), противодействующее отходу приклада назад. Повышается тонус плечевого пояса и особенно брюшного пресса (его можно даже напрячь).

Грудная клетка приподнимается над грунтом в районе нижних ребер. Все полученные силовые ощущения сохраняются стрелком в процессе автоматной очереди, потому что только этими силовыми приложениями, выполненными в единой связке, автомат будет возвращаться вниз — влево, к первоначальному прицельному положению.

Зрительный контроль при этом имеет значение для общей ориентации.

При соблюдении вышеописанной силовой схемы, выполняя упражнения АК-2 для автомата АКМ (когда-то было такое) на дистанции 200 м, с прицелом «2», целясь в «левое колено» ростового силуэта, первой пулей можно было попасть в точку прицеливания, второй — в «правое плечо» мишени. Третья пуля уходила далеко вверх и вправо. Поэтому из автомата АКМ-74 калибра 5, 45 мм, у которого отдача меньше, удается попасть первым выстрелом в колено ростового силуэта, вторым — в «живот», третьим — задеть мишень в «плечо» справа — вверху. Более длинные очереди будут бессмысленной тратой патронов.

Научиться «отсекать» такие короткие очереди несложно. При двух выстрелах из АКМ стрелок ощутит три удара в плечо (третий удар происходит от движения затворной рамы). Соответственно, стреляя из АК-74, отсчитывайте четыре удара — это и будет три выстрела.

Ошибки: расслабление тонуса мышц брюшного пресса и плечевого пояса после дожатия спуска. Автомат при этом ведет себя неуправляемо. Силовую схему нужно «держать» до конца очереди и еще чуть-чуть. При отработке очереди активное внимание направлять только на удержание силовой схемы по запомнившимся мышечным ощущениям — все остальное автомат сделает сам.

 

Боевая «эстонская» изготовка

Как уже упоминалось, классические стрелковые постулаты общевойсковой изготовки находятся в определенном противоречии друг с другом. Например, у низкорослых стрелков или стрелков с короткими руками приклад чрезмерно упирается в плечо (он для таких стрелков оказывается слишком длинным), и они вынуждены увеличивать разворот корпуса влево. При этом упор приклада в плечо ослабнет, и стрелку станет легче дышать, но голова будет вынуждена тянуться к прикладу и поворачиваться влево. Упор головы на прикладе поэтому расслабляется, шея напрягается и устает, глаз начинает «косить». Левый локоть чрезмерно «выворачивается» вправо и создает мучительные ощущения. Если левую руку вынести вперед, изготовка станет ниже и устойчивее, но голова опускается, прицельный глаз смотрит в прицел исподлобья (косит) и опять же быстрее устает, а при выравнивании головы (запрокидывание ее назад) устает шея. В общевойсковой изготовке при отставленном в сторону правом локте кисть правой руки «отогнута» вправо, этим затрудняется работа спускового пальца и «блокируются» сухожилия мышц — сгибателей пальцев, охватывающих пистолетную рукоятку. Как уже упоминалось, широкая постановка локтей снижает устойчивость, узкая — сжимает грудную клетку и затрудняет дыхание. В любом случае при обычной изготовке «плашмя на животе» грудная клетка стеснена, и дышать при этом вовсе не так легко, как может показаться даже тренированным стрелкам.

Все эти проблемы так или иначе влекут за собой неверный охват пистолетной рукоятки автомата. Это препятствует изолированной работе спускового пальца, вызывает неконтролируемое судорожное сокращение мышц правого плеча (подталкивание приклада плечом в момент выстрела), а также резкое непроизвольное снижение мышечного тонуса левой, поддерживающей автомат руки (стрелок «роняет» автомат после дожатия спуска или даже ещё при спусковом движении), а также приводит к плохой общей управляемости спуском.

Мышцы ног, полностью распрямленных и каблуками прижатых к грунту, в общем — то напряжены, и это также не способствует точному выстрелу. Существуют и другие отрицательные моменты, присущие обычной изготовке для стрельбы лежа. Но при ведении общевойскового боя она является единственно правильной, и поэтому такой изготовке обучают всех.

То, что годится в поле, не всегда годится при боевой работе в развалинах, на скатах, в пересеченной местности, в лесу, в горах и прочих местах. При выполнении контрпартизанских действий автоматчикам и снайперам приходится вести огонь в различных условиях из различных положений, не предусмотренных в инструкциях, приноравливаясь к условиям боя, рельефу местности и к другим особенностям.

Крайне неудобным считается ведение огня среди строительных обломков и скальных нагромождений. Общевойсковая изготовка в таких условиях вообще неприемлема — она «скованна», «неповоротна» и требует большой площади для расставленных ног.

В таких случаях подготовленными стрелками применяется так называемая «эстонская» изготовка. Суть ее представлена на фото 32-33. При такой изготовке правая нога согнута в колене, и это колено подтянуто вперед (1 на фото 34). Стрелок слегка повернут на левый бок и лежит на грунте левым боком, левой частью таза, левой частью левого бедра, правым коленом и правой голенью.

 
Фото 32. « Эстонская » изготовка автоматчика
 
Фото 33. «Эстонская» изготовка снайпера
 
Фото 34. Элементы « эстонской» изготовки: 1 - согнутая в колене правая нога подтянута вперёд: 2 - левая стопа повернута каблукам вверх

Правая нога с некоторым мышечным тонусом лежит на внутренней поверхности бедра, голени и стопы. Расслабленная левая нога под собственным весом фиксируется естественным образом, а именно — левая стопа повернута каблуком вверх и поставлена на носок ботинка так, как это будет удобным для конкретного стрелка (2 на фото 34). Этим левая нога как бы выключается из силовой схемы, уменьшая общую напряженность. Обе ноги не напряжены, потому что они не «скручены», как при обычной изготовке. Что весьма положительно отражается на качестве стрельбы.

Поскольку правая сторона грудной клетки поднята (фото 35), грудная клетка не «поставлена» на грунт и стрелку легче дышать. Этот момент очень ценен для женщин — стрелков по причине их анатомических особенностей. Кроме того, пульс, который при обычной изготовке поднимается и «качает» стрелка, в «эстонской» изготовке практически не ощущается, ибо живот и грудь, не опирающиеся на грунт, «пульсируют» в пространство.

Фото 35

Фото 36

Фото 37

При лежании на левом боку облегчается обязательное изготовочное условие, а именно, левый локоть должен быть поставлен как можно круче под оружием и впритык к автоматному магазину. Это показано стрелкой 1 на фото 35, 36, 37, 38. В «эстонской» изготовке левое предплечье оказывается естественным образом сильнее прижато к магазину слева. Левую руку при необходимости можно дальше выдвинуть вперед (1 на фото 39-40). При вынесении вперед левой руки и левого локтя изготовка становится ниже и устойчивее, но грудная клетка не сдавливается, и дыхание не затрудняется. При «эстонской» изготовке левую руку можно выносить вперед настолько, насколько это нужно. Левая рука при этом не устает, ибо автомат упрется магазином в грунт (2 на фото 39-40). «Отбрасывать» автомат от грунта при стрельбе почти не будет, потому что вибрация при выстреле гасится плотным прижатием к магазину левого предплечья и более отдаленным хватом левой кисти за цевье.

Более-менее опытные стрелки, привыкшие стрелять без упора, к увеличению нагрузок на левую руку привыкают через несколько тренировок и в дальнейшем не обращают на это никакого внимания.

 
Фото 39. Пониженная « эстонская» изготовка (вид слева)
 
Фото 40. Пониженная «эстонская» изготовка (вид справа)

Фото 41. В «эстонской» изготовке выравниваются углы между осью позвоночника (АБ) и осью ствола оружия (СД)

Поскольку правое плечо находится выше левого (1 на фото 41), соответственно поднят приклад, голова стрелка естественным образом также поднята и приближена к прикладу (см. ранее фото 35). При «эстонской» изготовке стрелок плотнее накладывает голову на приклад сверху с более постоянным усилием нажима, соответствующим ее весу. Голова располагается на прикладе естественно, стабильно и однообразно. Положение линии глаз становится практически перпендикулярно к линии прицеливания. От этого меньше устают мышцы шеи и прицельный глаз почти не «косит».

Приклад вставляется затыльником в место между ключицей и плечевым бугром (в плечевую ямку). Его положение становится более фиксированным и однообразным. В «эстонской» изготовке стрелок давит на приклад с гораздо большим усилием, чем обычно. Через оружие это давление передается на левую руку и левое предплечье, закрепленное ремнем. Ремень регулируется такой длины, чтобы автомат не приходилось держать напряжением мышц левой руки и чтобы не прилагать усилия левой руки для удержания оружия на весу. Но если ремень натянут туго, кровообращение в руке нарушается, начинается пульсация, передающаяся на оружие, и увеличивается рассеивание по горизонтали. Если ремень натянут слабо, система, состоящая из левой руки и автомата, не будет достаточно жесткой. При правильно подогнанном ремне изготовка будет приниматься быстро и сразу, а приклад вставляться в плечо удобно и плотно. Но если даже при правильно подогнанном ремне будет чувствоваться пульсация, ремень нужно или опустить ближе к локтю, или, наоборот, поднять к плечу.

При положении на левом боку угол между осью позвоночника (АБ на фото 41) и осью ствола (СД на фото 41) выравнивается или почти выравнивается. Этот фактор плюс плотное прижатие приклада к плечу и плотное наложение головы на приклад создают условия, уменьшающие углы вылета при стрельбе, что очень важно для стрельбы в автоматическом режиме. Поэтому силовая схема «эстонской» изготовки не требует изменений при стрельбе очередью, и сама стрельба очередями получается с меньшим рассеиванием.

При лежании «чуть на боку» левый локоть не стремится «развернуться» вправо и сместить оружие туда же. Взаимное положение локтей при этом становится ближе, чем при обычной позиции. Разгружается правое плечо и правая рука — это удобно для быстрой перезарядки автомата. Мышцы правой руки правого плеча расслабляются, и оружие не испытывает непроизвольных толчков «подрабатывания» со стороны плеча.

На каком расстоянии располагается правый локоть при «эстонской» изготовке? Он становится «ближе под оружие», пока не обеспечит полноценный захват пистолетной рукоятки и плотный контакт собственного локтя с грунтом (2 на фото 35, 36, 37, 38). Хватка правой кистью за пистолетную рукоятку при опущенном локте становится естественнее и удобнее — кисть разгибается в лучезапястном суставе, исчезает напряженность запястных мышц, и благодаря этому заметно улучшаются условия работы спускового пальца, облегчается выполнение трех обязательных условий хватки пистолетных рукояток: легче выдерживается люфт — просвет между спусковым пальцем и корпусом оружия (см. ранее фото 21), становится стабильнее прижим отогнутого большого пальца к корпусу автомата слева (3 на фото 20, см. ранее) и происходит синхронное давление безымянным пальцем на рукоятку синхронно со спуском курка (6 на фото 20).

О силовой схеме на пистолетной рукоятке следует сказать отдельно. Пальцы правой руки должны удерживать рукоятку с плотным усилием, но не быть напряжены. При этом закрепощаются суставы кисти и, кроме того, общий повышенный тонус предотвращает непроизвольные конвульсивные вздрагивания, уводящие оружие от цели. Плотная, но ненапряженная хватка создает условия для лучшей и уверенной работы спускового пальца. Усилие удержания рукоятки все время остается постоянным.

Стрелку необходимо разучить и запомнить все эти пространственно — силовые ощущения правильно принятой изготовки и положения правой кисти на пистолетной рукоятке в комплексе. Затем все эти ощущения воспроизводятся при стрельбе как одиночными выстрелами, так и короткой очередью. Автоматическая стрельба короткими очередями по 2-3 патрона в «эстонской» изготовке получается с уменьшенным разбросом.

В «эстонской» изготовке стрелок работает без перегиба в пояснице, вызывающего изменение напряжения мышц спины. Эта особенность, а также отсутствие больших углов между осью позвоночника и осью канала ствола, близкое положение локтей дают возможность равномерно, с большой амплитудой и точностью осуществлять поводку оружия в любую сторону при стрельбе по движущимся целям. Если ствол надо повести за целью влево, правую ногу достаточно разогнуть и одновременно отставить назад (1 на фото 42), а для поводки вправо — подтянуть (1 на фото 43) и согнуть в колене (2 на фото 43). При выполнении таких простых приемов ствол будет довольно ровно и с достаточной амплитудой «ходить» вправо — влево. Разумеется, для этого надо потренироваться.

«Эстонская» изготовка незаменима для тактической работы в разломах, складках сильнопересеченной местности, в скальных лабиринтах, среди нагромождений строительных обломков, в развалинах, а также для стрельбы на скатах высот. Почему? Потому что при стрельбе в обычной общевойсковой изготовке трудно и очень неудобно переориентировать длинноствольное оружие в правую сторону при появлении цели «справа по курсу». А для «эстонской» изготовки это не представляет трудности — достаточно подтянуть к себе колено правой ноги и повернуться на левый бок (2 на фото 43), превращая таким образом обычную изготовку в «эстонскую». Автомат или винтовка разворачиваются при этом стволом вправо. При стрельбе по движущимся мишеням знающие стрелки используют этот прием для работы по цели, уходящей вправо. Для поражения цели, уходящей влево, используют обратное движение, превращая «эстонскую» изготовку в обычную. Положение обоих локтей на грунте при этом не изменяется! К тому же лежать в какой-то длинной щели можно только на боку в «эстонской» изготовке.

Фото 42. Для поводки ствола за бегущей целью влево разогнуть и отставить назад правую ногу (1) (принять общевойсковую изготовку)

Фото 43. Для поводки ствола за бегущей целью вправо согнуть правую ногу в колене (2) и подтянуть ее вперед (принять «эстонскую» изготовку)

Утверждать, что «эстонская» изготовка универсальна и что она лучше обычной, нельзя. При выполнении общевойсковых задач и стрельбе на открытом месте приходится максимально вжиматься в землю, понижать силуэт и не выставлять лишнего. Каблуки необходимо плотно прижимать к грунту, чтобы их не снесло пулей или осколком. По той же причине нельзя поднимать правое плечо, которое уж слишком приподнято в «эстонской» изготовке. На войне такой изготовкой злоупотребляют бывшие стрелки — спортсмены, и поэтому снайперы «по ту сторону» всегда интересуются, какую подготовку — спортивную или армейскую — получили их коллеги — конкуренты. И на вычисленной позиции неприятельского снайпера они не упустят момент «зацепить» пулей самонадеянно высунутое плечо или приподнятый каблук противника. Или «влепить» ему пулю в задницу, поднявшуюся с правой стороны. «Эстонскую» лежку не применяли финские снайперы — кукушки. Не потому, что они не знали, как это делается, а потому, что при движении на лыжах и внезапном резком падении для стрельбы ноги вместе с лыжами приходилось разбрасывать в стороны и укладывать их каблуками на снег. Кстати, так делают и биатлонисты.

Для бойцов контрпартизанского спецназа «эстонскую» изготовку надо знать и научиться в ней работать. Поднятое вверх правое плечо — своеобразный ключ к другим изготовкам для стрельбы из боевого длинноствольного оружия — стоя, на коленях, егерским способом и т. д. Суть в том, что линия прицеливания так или иначе должна проходить через зрачок глаза, которым нельзя косить. Поэтому приклад так или иначе придется поднимать вместе с правым плечом, и к этому надо привыкнуть.

 

СТРЕЛЬБА С КОЛЕНА

Положение для стрельбы с колена принимается автоматчиком в тех случаях, когда вести огонь лежа невозможно. А именно — из высокой травы, кустарника, в развалинах, мелкопересеченной или болотистой местности, а также при кратковременных остановках для стрельбы «с подбежки» и в случаях, когда невозможно стрелять стоя, например на леднике в горах. Стрелять придется так, как представлено на фото 44.

Сущность стрельбы с колена заключается в том, что стрелок сидит на своей правой ноге, вернее, на каблуке правого ботинка (1 на фото 45). При этом вес тела в основном приходится на этот каблук (1 на фото 46) и правое колено (2 на фото 46) и в меньшей степени на левую ногу (3 на фото 46). Копчиком (или правой ягодицей, по соображениям устойчивости для конкретного бойца) стрелок опирается на верхнюю часть каблука ботинка, который, в свою очередь, упирается в грунт, не сгибаясь в подошве и не «подворачиваясь» в сторону (фото 47). Поэтому для стрельбы с колена очень практичны высокогорные альпинистские ботинки. В мягкой обуви стрелок будет вынужден опираться на грунт в месте подъема стопы.

Кисть левой руки удерживает цевье автомата точно так же, как и в положении лежа — автомат лежит не на пальцах, а на ладони (см. фото 5). Локоть левой руки находится как можно круче под автоматом и, разумеется, чуть левее автоматного магазина. Голень левой опорной ноги, которая принимает на себя вес всей передней части системы «стрелок — оружие», находится в плоскости стрельбы как можно вертикальнее под левой рукой (АБ на фото 48), удерживающей автомат, образуя с ней вертикальную линию, отклонение от которой повлечет за собой горизонтальный разброс.

Старайтесь не слишком подворачивать левый локоть вправо — это вызывает чрезмерное напряжение мышц левого плеча, приводящее к мелкому дрожанию, перерастающее, в свою очередь, в неожиданные и непроизвольные отклонения оружия по сторонам. Отрывы пуль при этом часто не отмечаются стрелком.

 
Фото 44. Стрельба с колена (справа)

Фото 45. Стрельба с колена (слева). Стрелок сидит на каблуке (1) левого ботинка

 
Фото 46. Точки опоры при стрельбе с колена

Фото 47. Опора копчиком на каблук (I)

Фото 48. Изготовка с колена спереди: АБ - левая голень поставлена в плоскости стрельбы строго вертикально

 
Фото 49. Левый локоть (1) выдвинут за колено вперёд
 
Фото 50. Вертикальная постановка левой голени

Левая рука, на которую приходится тяжесть автомата, должна быть согнута на меньший угол, чем при стрельбе лежа (примерно 75-80°), и вынесена локтем вперед. Левый локоть опирается на верхнюю часть коленной чашечки согнутого верхнего колена. Место постановки локтя подбирается по удобству стрелка. Это удобство обуславливает устойчивость оружия. По анатомическим особенностям конкретного стрелка локоть может опираться о колено несколько ближе или несколько дальше, может быть выдвинут за колено вперед (1 на фото 49). В идеале левая голень должна стоять ровно (АБ на фото 50), но она может быть также вынесена левой стопой вперед (I на фото 51), но не слишком отставлена, ибо это раскрепощает и коленный, и тазобедренный суставы. Ни в коем случае нога не должна быть подтянута стопой назад — сократится площадь опоры, и положение станет неустойчивым.

Правое опорное колено поставлено на грунт с разворотом бедра, наиболее удобным для конкретного стрелка. По анатомическим особенностям можно отставить колено вправо и на большую величину (2 на фото 49). Но не слишком, ибо это вызовет ненужную напряженность спины. Колени не следует ставить и чересчур близко друг к другу — при этом уменьшается общая площадь опоры.

Кисть левой руки на цевье чрезмерно выносить вперед нежелательно, так как при этом автомат опускается, голова наклоняется вниз, и стрелок вынужден целиться исподлобья со всеми негативными последствиями. Общая устойчивость будет лучше, если левая кисть находится близко к вертикальной проекции носка левой ноги (АБ на фото 49 и 51). Центр левой стопы, развернутой приблизительно под углом 45°, должен находиться строго под автоматом в плоскости стрельбы (АБ на фото 48).

 
Фото 51. Левая голень вынесена стопой (1) вперёд

Приклад упирается в плечо с обычным усилием (вес оружия и еще чуть-чуть) и вставляется в плечевую ямку, ближе к шее и груди.

Ружейный ремень накладывается (наворачивается) на левую руку таким же образом, как при стрельбе лежа. Задачи ремня те же — связывать в единое целое левую руку, автомат и правое плечо, создавая монолитность системы «стрелок — оружие». Степень натяжения ремня должна быть достаточной для создания жесткого силового треугольника «локоть — предплечье — ремень», чтобы тяжесть оружия приходилась именно на натянутый ремень. Автомат лежит на левой руке, как на подпорке, и удерживается от движения вперед натяжением ремня. Все элементы изготовки выше пояса стянуты ремнем, потому что при стрельбе с колена, как и при стрельбе лежа, автомат удерживается за счет натяжения ремня и упора прикладом в плечо.

Обычно стрелки при стрельбе с колена из автомата немного укорачивают ремень, но этим увлекаться не следует. Слишком укороченный ремень «зажимает» кровеносные сосуды и вызывает пульсацию. К тому же при стрельбе «с ходу» ремень некогда будет укорачивать. Большинство стрелков привыкают стрелять с одинаковым захватом цевья и ремнем одинаковой величины, как лежа, так и с колена.

В положении с колена стрелок должен уравновесить себя с оружием: масса системы «стрелок — оружие», которая тянет вперед, должна соответствовать по силе и массе, тянущей назад. Стрелка, который чрезмерно горбится, потянет вперед, а сидящего слишком прямо будет запрокидывать назад. Соответственно пойдут и отрывы. Поэтому изготовка должна быть уравновешенной. К тому же при наклоне туловища вперед увеличивается нагрузка на левую ногу, вызывая ее чрезмерное утомление и повышение колебания оружия. При этом чрезмерно натягивается ремень, что приводит к пульсации (см. выше). При наклоне туловища вправо теряется устойчивость и меняется положение головы на прикладе, отчего прицельный глаз начинает «косить».

Постановка головы для лучшей работы прицельного глаза должна быть прямой — лицо поставлено как можно перпендикулярнее к линии прицеливания. Положение головы, как и при стрельбе лежа, следует зафиксировать на прикладе. Если стрелок будет тянуться к прицелу или откидывать голову назад, это приведет к вертикальному прицельному разбросу (см. выше), нарушит весовой баланс (голова имеет приличный вес) и еще больше увеличит разброс по вертикали.

Основное требование изготовки с колена: линия плеч АБ должна располагаться как можно перпендикулярнее плоскости стрельбы СД, и ни в коем случае не следует разворачивать корпус к мишени левым боком (схема 10). Именно при таком положении туловища и плечевого пояса уменьшается напряженность мышц правого плеча, шеи и правой стороны спины. Положение головы на прикладе становится более естественным и ровным, прицельный глаз не «косит», и мышцы шеи меньше устают.

 
Схема 10. Верхняя проекция спортивного положения для стрельбы с колена: АБ - плоскость стрельбы; СД - линия плеч; 1 - натянутый ремень; 2 - опора на каблук строго под копчиком; 3 - опора на правое колено; 4 - позвоночник

Нижняя и средняя части позвоночника (до уровня лопаток) должны быть поставлены как можно прямее с наклоном вперед.

При всем при этом будет лучше, если стрелок несколько ссутулится именно в верхней части позвоночника, на уровне плечевого пояса. При таком верхнем изгибе и при прямом состоянии его средней и нижней частей плечевой пояс закрепляется и лучше фиксируется. Стрелок начинает чувствовать, что приклад с несколько большим усилием вдавливается в плечо. При этом увеличивается статическая жесткость силовой связки «автомат — левая рука — ремень — правое плечо — левое колено». Изгиб верхней части позвоночника вызывает его закрепощение и естественным образом фиксирует систему «стрелок — оружие». Незначительное при этом растяжение мышц спины повышает кинестезическую ощущаемость и обеспечивает большую результативность тренировок «темной» проприоцепторной устойчивости.

Правая кисть захватывает пистолетную рукоятку точно так же, как и при стрельбе лежа в «эстонской» изготовке. Наложение спускового пальца на спусковой крючок точно такое же, как при стрельбе лежа. Правый локоть естественным образом опущен вниз, примерно под углом 25-30° (фото 48). Нельзя чрезмерно отводить правый локоть от туловища или прижимать к нему — при этом возникает напряженность мышц правого плеча и теряется устойчивость.

Правая рука при стрельбе с колена именно из автомата будет вынуждена включаться в процесс удержания оружия в несколько большей степени, чем при стрельбе лежа. Мышечный тонус правой руки будет повышен, но рука не должна быть напряжена. Необходимо чувствовать правое плечо и постоянно держать его на самоконтроле, чтобы оно не «включалось» при выстреле и не «подрабатывало» в приклад. Правое плечо необходимо держать поднятым (1 на фото 50), чтобы приклад был поднят вместе с ним, не опускать голову, не «тянуться» ею к прикладу, не целиться исподлобья. Автомат спроектирован один для всех, и к нему надо приспосабливаться.

Автомат — это не снайперская винтовка, которая должна свободно покоиться на левой руке, как на подушке. Автомат — оружие активного стиля боевой работы, и поэтому его при стрельбе с колена необходимо — таки «держать». Общий мышечный тонус туловища и обеих рук должен быть достаточным для удержания автомата «на курсе» без напряжения в мышцах, но кисть левой руки должна захватывать цевье плотно, чтобы не «сползать» по нему вперед.

Ориентация полученной изготовки на цель выполняется так же, как и при стрельбе лежа — доворотом на цель всей закрепощенной системы «стрелок — оружие», переступанием левой ступни и перемещением правого колена. Поправочные движения левой рукой должны быть исключены.

Постановка дыхания, прицеливание, техника спуска курка производятся точно так же, как и при стрельбе лежа. Формула выстрела, то есть сопряжение прицеливания со спуском курка, обладает небольшой особенностью — необходимо больше времени на то, чтобы колебания мушки возле точки прицеливания уменьшились, и промежутки этих малых колебаний будут меньше, чем при стрельбе лежа.

Соответственно, заметно медленнее нарабатывается и стрельба в темпе.

Точно так же, как и при стрельбе лежа, при стрельбе с колена стрелок попадает за счет изготовки. Разучивать стрельбу с колена сложно. У стрелков различаются длина рук, ног, шеи и ширина плеч. Поэтому для принятия устойчивой сбалансированной изготовки, чтобы не «тянуло» ни вправо, ни влево, ни вперед, ни назад, стрелкам приходится «подгонять» положение частей тела. Кому-то нужно переместить левую стопу ближе или дальше от себя, отнести левый локоть за коленную чашечку или приблизить его к себе. Можно увеличить или уменьшить угол сгибания левой руки в локте изменением места захвата автоматного цевья, или слегка (но не намного) приблизить правое колено к левому, или, наоборот, оставить его, или изменить степень прогиба верхней части спины.

Изготовка для стрельбы с колена — очень техничное положение и разучивается не сразу. Мышцы ноют, пожалуй, побольше, чем при стрельбе лежа. К тому же у новичков затекает и болит правая стопа, на которой им приходится сидеть. Очень хочется согнуть спину. Устает левая рука, удерживающая автомат. Хочется повернуться и размяться и вообще стрелять так, чтобы не было мучительно. Поэтому инструктор ставит стрелку все вышеописанные элементы согласно жесткому инструкторскому принципу — делать так, как правильно, чтобы все, что могло переболеть, переболело сразу. Нужно, чтобы изготовочные элементы «подогнались» друг к другу и изготовка стабилизировалась в рабочем порядке, а не когда-нибудь. Изготовку с колена надо наработать и «насидеть». Правильная изготовка при стрельбе с колена значит гораздо больше, чем при стрельбе лежа.

Для разучивания и запоминания изготовки инструктор заставляет курсанта принять ее и стабилизироваться в ней несколько десятков раз, пока не начнет получаться. Когда стрелок наработает и стабилизирует изготовку с колена и перестанет обращать внимание на напряжение мышц нижней части тела (от локтя), он почувствует, что стреляет, собственно, как в положении лежа. И результаты стрельбы окажутся почти такими же. Полученная стабилизированная и сориентированная изготовка должна быть прочувствована. Эти ощущения запоминаются мышечной памятью и воспроизводятся при практической стрельбе в автоматическом подсознательном режиме.

Особенности тренировочной работы, исправления ошибок и мобилизации внутренних резервов при стрельбе с колена

Принцип тренировок тот же, что и при стрельбе лежа, — инструкторская требовательность, работа вхолостую — 4-5 прицельных холостых щелчков перед одним боевым проверочным выстрелом. Обязательно применение метода «курсант — инструктор» при отведении инструктором — напарником затворной рамы и имитации отдачи в плечо. Обязательна взаимопомощь связки «курсант — инструктор» в преодолении пороков и ликвидации ошибок. Кроме недочетов в изготовке будут проявляться те же ошибки, что и при стрельбе лежа, — неправильное дыхание, подлавливание точки прицеливания и «поддергивание» за спуск и прочее. Поэтому время от времени придется назначать курсантам стрельбу по белому листу.

Кроме того, бич почти всех автоматчиков при работе с колена — излишнее напряжение правого плеча и судорожное «подрабатывание» этим плечом в приклад во время выстрела. Сигналом такого порока будет появление отрывов влево и вниз. Инструктор должен постоянно ощупывать правое плечо курсанта возле затыльника приклада. Если мышцы плеча напряжены, такое напряжение прощупывается очень хорошо. Для профилактики такого порока стрелку следует держать плечо под самоконтролем и одновременно с «дожиманием» спуска усиливать давление на левую сторону пистолетной рукоятки подушечкой безымянного пальца. Инструктор контролирует выполнение этого приема по тому, как белеет палец курсанта на рукоятке.

Внимание: не поджимать мизинец при спуске — это может «включить» плечо.

Бывает, и очень часто, что стрелок, почувствовав, как твердо стоит автомат на ремне, начинает буквально повисать на нем, упираясь плечом в автомат и подавая его вперед. При этом теряется силовая опора на каблук правого ботинка и уменьшается балансовая устойчивость — стрельба начинает идти вниз. Центр тяжести перемещается вперед, затекает и болит левая нога от повышенной нагрузки не только руки с оружием, но и корпуса. От всего этого стрелок заваливается вправо — вперед, теряет устойчивость и повисает на ремне еще больше. Стрельба необъяснимым образом не получается вообще. Признак ошибки — если стрелка со средней силой толкнуть между лопаток, он «завалится» вперед.

В таком случае с автомата убирают ремень и курсанта заставляют акцентировать внимание на правильности изготовки и ее уравновешенности.

После одной — двух тренировок инструктор «связывает» ремнем все элементы полученной правильной изготовки, и результаты резко возрастают.

Методы обязательной мобилизации внутренних резервов те же — тренировка проприоцепторной чувствительности и выравнивающей реакции при прицеливании с закрытыми глазами с последующей самопроверкой.

Кроме того, в связи с тем, что площадь опоры при стрельбе с колена меньше, чем лежа, а стрелка «качает» больше, в процесс борьбы за устойчивость естественным образом включается вестибулярный аппарат. Обучаясь стрелять с колена, необходимо вплотную приступать к тренировкам на выработку равновесия любыми доступными способами — на авиапарашютных тренажерах, ездой на скейтборде, хождением по бревну, подвешенному на цепях, бегу по рельсу, положенному на грунт.

 

СТРЕЛЬБА С КОЛЕНА ОЧЕРЕДЯМИ

Тренировки стрельбы короткими очередями начинаются только после стабилизации изготовки и по достижении достаточной кучности на мишени одиночными выстрелами. Принцип автоматической стрельбы тот же, что и в положении лежа, — автомат возвращается к первоначальной линии прицеливания упругостью массы живых тканей стрелка.

Силовая схема для этого следующая: левая нога отодвинута «на каблук» вперед от обычного положения. Корпус также чуть наклонен вперед, повышена нагрузка на левую руку (см. фото 51). Мышечный тонус левой руки, левой кисти, плечевого пояса, правой руки и обязательно — брюшного пресса также повышен, но не до уровня, за которым начинается напряжение. Центр тяжести стрелка несколько смешен вперед — это значительно уменьшает опрокидывающий момент отдачи.

Меняется направленность усилия контакта правого плеча и приклада — при стрельбе очередями не приклад прижимается к плечу, а плечо надавливает на приклад.

Будет лучше, если приклад упирается не в плечевую ямку, а в правую часть груди, под правую ключицу, в вертикальной проекции под правым прицельным глазом. Так он будет расположен ближе к центру массы стрелка, и его будет меньше «относить» в сторону при отдаче. Для этого правое плечо надо максимально поднять и «обнять» им приклад, при этом напрячь правую грудную мышцу, чтобы затыльник автомата упирался именно в нее. Этот способ пригодится в дальнейшем, и он стоит того, чтобы поупражняться в нем.

Точно так же, как и при стрельбе очередями лежа, стрелок запоминает мышечные ощущения силовой схемы и сохраняет их во время автоматной очереди. При этом рекомендуется перенести активное внимание на направленность вниз усилий левой руки, чтобы она не поднималась вверх импульсом выстрела и не позволяла подниматься автомату. При стрельбе очередью на колене с автоматом уже приходится «бороться».

Не стоит наваливаться чрезмерно на ремень. При автоматической стрельбе связка ремнем автомата и стрелка будет ослабляться от очереди к очереди, ремень будет съезжать на руке, и его необходимо часто поправлять. Нельзя расслаблять левую руку после спуска курка — автомат выйдет из-под контроля и начнет «сеять» в непредсказуемых направлениях. И, разумеется, нельзя «подрабатывать» плечом в приклад (см. ранее).

Стреляя вышеописанным образом из автомата АКМ на дистанции 150 м, можно «положить» первую пулю в «левое колено» и вторую — в «правое плечо» ростового силуэта. На дальности 200 м так попадать могут только профессиональные стрелки. При стрельбе из АК-74 на дистанции 150 м реально попасть первой пулей в «левое колено», второй — в «пряжку на животе», третьей — в «правое плечо». На расстоянии 200 м второй пулей можно попасть куда-то в центр силуэта, а третьей — «зацепить правое плечо» либо промахнуться.

Принцип отсечки коротких очередей по 2-3 выстрела тот же, что и при стрельбе лежа.

Стрельба очередями вышеописанным способом, в спортивной изготовке, хорошо получается на стрельбище в спокойной обстановке и плохо удается при стрельбе «с ходу». Все вышеописанное в учебном процессе отрабатывается недолго, в качестве подготовительного упражнения для перехода к практическому егерскому способу стрельбы «с ходу» и «с подбежки».

 

Егерский способ стрельбы очередями с колена

При встрече с противником в лесистой и пересеченной местности на коротких (200 м и ближе) дистанциях контрпартизанского боя вступает в силу тактическое правило — мгновенно понизить свой силуэт с немедленным открытием плотного огня. При этом надо быть готовым или сразу выдвинуться в атаку, или уйти в перекате за ближайшее укрытие. Боевая практика показывает, что в таких

 
Фото 52. "Егерская" изготовка для стрельбы с колена (справа): 1 - колено согнуто; 2 -поднятым плечом обнять приклад;АБ - линия наклона туловища служит продолжением линии наклона отставленного назад бедра

обстоятельствах лучше принять изготовку «с колена». Но спортивная изготовка в этом случае малопригодна. Для ее принятия и чтобы в ней усидеться надо время. Из такой изготовки очередь более трех выстрелов даже из АК-74 будет нерезультативной. Стартовый рывок для последующих перемещений из такого положения получается медленным. То, что годится для точной стрельбы по отдаленным целям, малопригодно для ведения подвижного бое — контакта .

Во время Второй мировой войны немецкими егерями применялся весьма практичный способ стрельбы очередями с колена, разработанный именно для автомата STG-44. Заключается он в том, что стрелок с ходу или с подбежки «садится» на согнутую левую ногу (I на фото 52), а правую оставляет далеко назад (2 на фото 52), опираясь правым коленом на грунт. Вес стрелка в основном приходится на левую ногу и правое колено. Задача голени правой ноги (от колена — до ступни) — обеспечивать горизонтирование всей системы «стрелок — оружие» (фото 53). Животом или левым боком (по удобству анатомии конкретного бойца) стрелок ложится на левое бедро в районе квадрицепса (1 на фото 54). Это получится у всех — и у худых, и пузатых.

Фото 53. "Егерская" изготовка (вид сзади)

Фото 54. "Егерская" изготовка (вид слева)

1 - место прилегания боком на бедро (квадрицепс)

Туловище направлено вперед настолько, насколько позволяет вертикальная устойчивость. Самый оптимальный вариант — когда линия наклона туловища служит продолжением линии наклона отставленного назад бедра (АБ на фото 52). При этом центр тяжести максимально выдвинут вперед, а основная точка опоры — правое колено, как сошник пушечного лафета, выдвинута назад. Это создает максимальное сопротивление вертикальному опрокидыванию системы «стрелок — оружие» при отдаче, и, соответственно, становится меньше угол вылета. Приклад автомата упирается не в плечевую ямку, а ближе к центру груди, под ключицу или близко к ней, но в любом случае так, чтобы при наклоне головы приклад оказался сразу под правой стороной подбородка и под прицельным глазом. Приклад максимально «обнимается» выдвинутым вперед и приподнятым правым плечом так, чтобы затыльник приклада упирался в напряженную грудную мышцу под ключицей (2 на фото 52). Стрелкам, которым по анатомическим особенностям трудно так сделать, можно упирать приклад затыльником в плечевую ямку, традиционным способом, но разброс пуль при этом будет заметно больше. Голова становится на приклад примерно так же, как при стрельбе лежа, может, чуть выше, но силовая схема в общем похожа на стрельбу с колена очередями в спортивной изготовке. Примерно такая изготовка немецкого егеря, стреляющего из автомата STG-44, представлена на архивной фотографии (фото 55), сделанной в январе 1944 г.

 
Фото 55. Практический способ стрельбы очередями с колена. Архивная фотография. Январь, 1944 г.

Стреляя вышеописанным способом на тактических коротких дистанциях (200 м и ближе), можно результативно удлинить короткую очередь еще на 1-2 патрона. Для подвижного боя такая изготовка выгодна — она легко принимается с ходу, силуэт стрелка понижен, из нее можно легко сделать стартовый рывок вперед при атаке или кувырок в сторону, чтобы уйти от пули или упасть на левый бок в «эстонскую» изготовку лежа (см. ранее). Из «егерской» изготовки можно легко «отпрыгнуть» назад для быстрого отхода — на войне может случиться и такая необходимость.

К сожалению, автор вынужден огорчить любителей боевой экзотики — стрельба очередями и частыми одиночными выстрелами в «егерской» штурмовой изготовке получается только при развитой статической силовой устойчивости спины, которая может быть наработана только в классической спортивной изготовке с колена.

К тому же для «егерской» изготовки важен повышенный уровень выравнивающей реакции, натренированной по проприоцепторной кинестезической чувствительности, а также хороший вестибулярный аппарат. Для развития перечисленных качеств немецкие инструкторы заставляли курсантов принять такую изготовку с коротких подбежек по 25-30 м с последующими стартовыми рывками, по несколько десятков раз за тренировку. Мышцы ног для работы в таком режиме тоже должны капитально переболеть и быть хорошо накачаны.

 

СТРЕЛЬБА СТОЯ

Это основное положение для стрельбы в оперативных боеконтактах. Стоя придется стрелять там, где невозможно лечь и встать на колено, — в высокой воде, в кустарнике, в развалинах, в скальных лабиринтах, «навскидку с подхода» и по бегущим целям. Положение стоя — наиболее трудное для стрельбы, и при его освоении требуется особое терпение.

Так или иначе придется стрелять стоя на точность попадания по отдаленным целям. Это можно сделать только в классической уравновешенной спортивной изготовке, представленной на фото 56, 57.

Чтобы стрелка меньше «качало» и меньше «тянуло» вперед — назад и по сторонам, он и его автомат должны образовывать монолитную и уравновешенную систему «стрелок — оружие». Только при таких условиях курсант может «поймать» момент равновесия и почувствовать ощущение уверенной устойчивости, свойственное именно для стрельбы стоя.

Для получения уравновешенной изготовки необходимо сбалансировать собственно систему «стрелок — оружие». Автомат имеет вес, и стрелка, стоящего с отвесно поднятым автоматом, будет наклонять и «тянуть» вперед. Для того чтобы создать противовес автомату, стрелок прогибается в пояснице назад (фото 58) и в сторону спины (фото 59) влево от плоскости стрельбы.

При наклоне туловища назад и влево не только уравновешивается система «стрелок — оружие», но и происходит закрепощение тазобедренных суставов.

Левая рука, поддерживающая автомат, должна быть плотно прижата к ребрам левого бока от локтя и до плеча, опираться на них (фото 60) и удерживаться на них силой трения. Если у стрелка руки длинные и его локоть может упереться в подвздошный гребень тазовой кости, это хорошо. Но при недостаточной длине рук (также встречается) стрелку придется поднять левое плечо (1 на фото 61), плотно прижать левый локоть к ребрам, насколько это возможно, и закрепоститься в таком положении повышенным тонусом трицепса, широчайшей мышцы спины и группой мышц левой стороны плечевого пояса. Левое плечо, как и правое (см. далее) (2 на фото 61), необходимо максимально поднять вверх, чтобы поднять автомат, не опускать голову и не прицеливаться исподлобья. Предплечье левой руки должно находиться как можно более отвесно под автоматом и слева от магазина (1 на фото 62), чтобы автомат не «тянуло» по сторонам.

Фото 56. Спортивная изготовка для стрельбы стоя (справа)

Фото 57. Спортивная изготовка для стрельбы стоя (слева)

 
Фото 58. Прогиб корпуса назад

Фото 59. Прогиб корпуса в сторону спины

Фото 60. Левая рука от локтя (1) и до плеча плотно прижимается к ребрам левой стороны корпуса

Фото 61. Оба плеча - левое (1) и правое (2) - максимально подняты

Автоматный ремень подбирается такой длины, чтобы он соединял левую руку и автомат в единое целое. Ремень надевается на левую руку так же, как «лежа» и «с колена» (см. ранее). Основной вес автомата должен приходиться на натянутый ремень. В отличие от положения «с колена», где автомат на ремне хоть и немного, но уходит вперед, в положении стоя при правильно подобранной длине ремня автомат может «стоять» на нем очень долго (фото 63), и стрелок при этом не устает.

Кисть левой руки удерживает автомат соответственно анатомии конкретного стрелка: при длинных руках — хватом за цевье (фото 64), при средней длине — так, как показано на фото 65, то есть за цевье и горловину магазина. Такой способ признан наилучшим — рука прочно фиксируется на оружии, не скользит по цевью и не сбивает изготовку. При коротких руках автомат удерживается за магазин (фото 66). К сведению стрелков, удержание автомата за магазин в общем — то нежелательно из-за шатания магазина в гнезде ствольной коробки. Этот «шат» сам по себе дает разброс 20-25 см вправо — влево на расстоянии стрельбы 200 м.

 

Привлечение психофизиологических резервов для стрельбы стоя

Стрелковая устойчивость в положении «стоя» во многом зависит от качества контроля зрения за «качанием» прицельной картинки, от вестибулярного аппарата и от кинестезических кожно-мышечно-сухожильных датчиков на мышечном корсете, на стопах ног и на суставах. Поэтому мобилизация дополнительных резервов при наработке выравнивающей (выпрямительной) реакции состоит в тренировке равновесия любыми доступными способами — на авиапарашютных тренажерах, хождением по бревну, подвешенному на цепях, катанием на роликовой доске — скейтборде. Кроме того, по достижении определенной статической устойчивости необходимо тренироваться в «мобилизующих» условиях — то есть стрелять без обуви в носках, стоя на мягком коврике, на качающейся платформе — широкой доске, положенной на автомобильную резиновую сидушку. Затем к автомату рекомендуется подвешивать грузик на длинной резинке — это прекрасно тренирует статическую устойчивость мышц спины.

Великолепные ре