Артиллерийские тягачи Красной Армии

Прочко Е.

По мере модернизации большинства артиллерийских орудий старых марок и создания новых образцов, уже оборудованных рессорами, а в ряде случаев — и пневматическими шинами, встал вопрос об ускоренном переходе с конной тяги на механическую. Не случайно в постановлении Политбюро ЦК ВКП(б) от 15 июля 1929 года «О состоянии обороны страны» говорилось не только о модернизации артиллерии, но и о переводе ее на механическую тягу. Целенаправленная же работа по созданию новых типов отечественных артиллерийских тягачей стала возможна после принятия 22 марта 1934 года постановления Совета Труда и Обороны СНК СССР «О системе артиллерийского вооружения РККА на вторую пятилетку». В ходе выполнения данного решения и были построены все машины, о которых пойдет речь ниже.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

 

 

Е. Прочко

Бронеколлекция 2002 № 03 (42) Артиллерийские тягачи Красной Армии

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Обложка: 1-я и 4-я стр. — рис. М.Дмитриева, 3-я стр. — рис. П.Липатова

Чертежи, схемы и рисунки выполнены В.Мальгиновым, а также заимствованы из наставлений и руководств службы артиллерийских тягачей.

Следующий номер «Бронеколлекции»: монография «Легкий танк Panzer II»

На Красной площади — тягачи «Пионер», буксирующие 76-мм полковые пушки образца 1927 года. 7 ноября 1936 г.

Многие века неизменным атрибутом «Бога войны» — артиллерии — была конная упряжка с передком — зарядным ящиком, позади которого прицеплялось орудие. До начала прошлого столетия конная тяга применялась повсеместно, независимо от калибров и массы орудий, изменялось только число лошадей в упряжке. Ну а когда «лошадиных сил» не хватало, подавалась команда — «На колеса!», и крепкие солдатские руки вытаскивали и увязших в распутицу лошадей, и передок, и само орудие. Альтернатива конной тяге, обеспечивавшей маршевую скорость не более 10—12 км/ч, появилась с созданием автомобиля и трактора. Однако серьезно потеснить ее механическим транспортным средствам удалось лишь в годы Первой мировой войны.

Несмотря на то, что к 1917 году в России были сформированы несколько десятков автомобильных и тракторных рот, полностью перевести на механическую тягу удалось только крупнокалиберную артиллерию особого назначения.

В Красной Армии до начала 1930-х годов также в основном применялась конная тяга, тем более, что после гражданской войны число орудий крупных калибров в войсках заметно уменьшилось. Поскольку основу артиллерийского парка тогда составляла 76-мм полевая пушка образца 1902 года, живых «лошадиных сил» для нее, по мнению многих тогдашних военных руководителей, было вполне достаточно. С середины 1920-х годов в армию стали поступать в ограниченных количествах лишь гусеничные тракторы «Большевик» и «Коммунар». Первый использовался для буксировки тяжелых, по тогдашним понятиям, орудий массой до 6 т (в частности, на военных парадах они тянули за собой зенитные пушки образца 1915 года), второй в основном служил как тягач для наиболее тяжелой полевой артсистемы — 203-мм гаубицы Б-4 на гусеничном ходу. Автомобили же главным образом применялись для перевозки легких полевых пушек, и то, как правило, на парадах.

По мере модернизации большинства артиллерийских орудий старых марок и создания новых образцов, уже оборудованных рессорами, а в ряде случаев — и пневматическими шинами, встал вопрос об ускоренном переходе с конной тяги на механическую. Не случайно в постановлении Политбюро ЦК ВКП(б) от 15 июля 1929 года «О состоянии обороны страны» говорилось не только о модернизации артиллерии, но и о переводе ее на механическую тягу. Целенаправленная же работа по созданию новых типов отечественных артиллерийских тягачей стала возможна после принятия 22 марта 1934 года постановления Совета Труда и Обороны СНК СССР «О системе артиллерийского вооружения РККА на вторую пятилетку». В ходе выполнения данного решения и были построены все машины, о которых пойдет речь ниже.

 

Тягач «Комсомолец»

Особое положение в Красной Армии начала 1930-х годов стала занимать зарождающаяся противотанковая артиллерия, представленная тогда 37-мм пушками образца 1930 года и 45-мм образца 1932 года. Ей требовалась высокая маневренность (не уступающая танкам) при смене позиций, зачастую под ружейно-пулеметным огнем противника. Здесь конная тяга, при всем уважении к ней тогда в Красной Армии, уже не годилась. Нужен был легкий малогабаритный гусеничный тягач, полностью отвечавший специфике его применения. Кроме того, массовое производство подобных машин для быстрого и полного насыщения противотанковых дивизионов и артиллерийских полков должно было быть под силу промышленности. Такими возможностями в те годы обладали автотракторные заводы и машиностроительные предприятия, строившие танкетки и легкие разведывательные танки. Очевидно, что столь необходимый армии тягач целесообразно было создавать на базе последних, с использованием хорошо освоенных в производстве узлов шасси и ходовой части, вполне подходивших для этой цели по своим техническим параметрам. Силовым агрегатом мог стать бензиновый четырехцилиндровый двигатель ГАЗ-А мощностью 40 л.с. (вместе с автомобильными сцеплением и коробкой передач), широко применявшийся практически на всех выпускавшихся тогда малых танках.

Первый такой тягач, «Пионер», спроектировали в 1935 году в Научном автотракторном институте (НАТИ) под руководством А.С.Щеглова по образцу быстроходного американского трактора «Мармон- Херингтон» с автомобильным двигателем Форд V-8.

Компоновку машины и его тягово-динамический расчет делал С.Н.Осипов, ведущим инженером по машине назначили Брусянцева. Силовой агрегат и трансмиссию с дифференциалом позаимствовали от находившегося в производстве плавающего танка Т-37А, от него же использовали пружинобалансирные тележки (по одной на борт) и гусеницы.

Заднее направляющее колесо имело упругую подвеску и одновременно выполняло роль опорного катка (несущий ленивец). Машина была очень короткой и узкой. Масса ее составляла всего 1500 кг, скорость до 50 км/ч. Водитель сидел посередине, прямо над коробкой передач, и был прикрыт спереди защитным кожухом. За ним по бортам находились шесть сидений, по три в ряд, установленных спинками внутрь, на которых боком, тесно, размещались бойцы орудийного расчета.

Тягач «Комсомолец» 1-и серии на маневрах. Июнь 1939 г.

«Комсомольцы» 1-й серии с полковыми пушка.чи образца 1927 года проходят по Красной площади

Первую партию «пионеров» (50 единиц, по другим данным — 25) выпустили на московском заводе № 37 имени Орджоникидзе в 1936 году. А 7 ноября того же года тягачи уже приняли участие в параде на Красной площади. Производство их продолжалось по 1937 год. В войсках они не прижились из-за неустойчивости при езде и на поворотах, низких тяговых свойств и малой вместимости. В ходе короткой эксплуатации выявилась необходимость в броневой защите водителя, двигателя, радиатора и бензобака от огня стрелкового оружия, так как тягач должен работать в непосредственной близости от противника — в зоне вероятного обстрела. Такую бронированную модификацию вскоре разработали и построили в НАТИ (конструктор Маринин) в двух вариантах: «Пионер Б1» (расчет сидит лицом друг к другу) и «Пионер Б2» (расчет сидит спинами друг к другу). Вскоре стало очевидно, что машина, в основе своей и без того не очень удачная, получилась еще хуже.

Довольно быстро, в конце 1936 года под руководством главного конструктора завода Н.А.Астрова был создан полноценный быстроходный бронированный гусеничный тягач «Комсомолец» Т-20 (заводской индекс 020 или А-20). Машина имела более просторный клепано-сварной корпус из бронелистов толщиной 7—10 мм, защищавших экипаж — водителя и командира-стрелка — от пуль винтовочного калибра и мелких осколков. Кроме того, командир получил оборонительное вооружение — танковый пулемет ДТ в подвижной маске, отнюдь не лишний в зоне переднего края, где для артиллеристов был весьма вероятен непосредственный контакте противником. Кабина экипажа, бронированная со всех сторон, имела сверху два люка-лаза, а впереди и по бортам — откидные бронещитки, прикрывавшие смотровые щели, позже замененные пулестойкими блоками «триплекс». За кабиной находилось моторное отделение (двигатель, как и на «Пионере», располагался сзади и был развернут маховиком вперед), закрытое сверху броневым капотом с откидными крышками. Над ним, за бронеперегородкой, размещалось грузовое отделение с двумя блоками продольных трехместных сидений. Будучи повернутыми наружу, они образовывали своими спинками борта грузовой платформы для перевозки боезапаса и артиллерийского снаряжения. При перевозке артиллеристы размещались спинами друг к другу, в габаритах тягача. В ненастную погоду при длительных маршах мог устанавливаться закрытый тент с окошками, при этом высота машины увеличивалась до 2,23 м. Буксирное устройство отвечало требованиям соединения с дышлами легких орудий и их передков.

Тягач «Комсомолец» 1-й серии. Характерной особенностью этих машин были жалюзи воздухооттока в кормовой стенке корпуса. У тягачей 1-й и 2-й серий рукоятка ручного пуска находилась в корме. Сиденья подняты в положение, обеспечивающее доступ к двигателю

Т-20 «Комсомолец» 3-й серии

Силовой автомобильный агрегат ГАЗ-М с четырехступенчатой коробкой передач (с блокировкой включения) дополнял демультипликатор от трехосного автомобиля ГАЗ-ААА, что удваивало число ступеней в трансмиссии и позволяло иметь два диапазона: тяговый и транспортный. Отсюда и возможность минимальной («ползучей») скорости движения в 2 — 2,5 км/ч при тяговом усилии на крюке до 3000 кг. Остальные агрегаты трансмиссии: главную передачу, бортовые фрикционы с тормозами, бортовые передачи с ведущими звездочками, а также мелкозвенчатую гусеницу, опорные и поддерживающие обрезиненные катки использовали от танка Т-38.

Тележки с блокированными попарно опорными катками, в отличие от танковых, имели более компактную рессорную подвеску, что позволило снизить высоту гусеничного обвода для удобного размещения расчета. Первоначально задний опорный каток выполнял роль и направляющего колеса, но из-за частых случаев опрокидывания тележки, которые не удалось предотвратить установкой ограничителя, пришлось ввести отдельное направляющее колесо. К сожалению, не оправдало себя и применение в опытном порядке бесшумной резинотросовой гусеницы с металлическими плицами — она часто соскакивала.

Компоновка тягача «Комсомолец» 2-й серии:

1 — педаль сцепления; 2 — главная передача; 3 — рычаг управления бортовым фрикционом; 4 — смотровой прибор; 5 — соединительная муфта; 6 — демультипликатор; 7—рукоятка управления демультипликатором; 8 — рукоятка управления коробкой передач; 9 — пулеметные диски; 10 — сиденье стрелка; 11 —малый бензобак; 12 — рукоятка вкпючателя стартера; 13 — коробка передач; 14 — главный фрикцион; 15 — двигатель; 16 — выхлопной патрубок; 17 — вентилятор; 18 — радиатор; 19 — прицепное устройство; 20 — запасной каток; 21 — кормовой ящик ЗИП

«Комсомольцы» с 45-мм противотанковыми пушками на параде в Куйбышеве. 7 ноября 1941 г.

Емкость бензобака, оборудованного бензоуказателем, составляла 115 л. Кроме того, имелся расходный бачок емкостью 3 — 6,7 л (в зависимости от серии).

Воздух для системы охлаждения первоначально забирался вентилятором через боковые воздухопритоки над гусеницами, что при движении в сухую погоду вызывало загрязнение двигателя и его быстрый износ. На последней серии тягачей воздухозаборники были перенесены в более чистую зону — между спинками сидений. Для повышения живучести машин у командира-стрелка имелось дублированное управление (кроме переключения передач), что в годы войны не раз выручало при выходе из строя водителя.

Армейские испытания «Комсомольца», проведенные в августе — ноябре 1937 года, показали, что он, при условии устранения отдельных недоработок, может быть принят на снабжение Красной Армии. Средняя скорость движения тягача с прицепом по шоссе достигала 15 — 20 км/ч, по проселку и бездорожью — до 8 — 11 км/ч, что было признано как высокая. Машина преодолевала ров 1,4 м, брод 0,6 м, стенку 0,47 м, валила деревья толщиной 0,18 м. Движение было возможно при крене 40° (правда, при этом иногда спадали гусеницы с короткими перьями траков). Максимальный преодолеваемый подъем с экипажем из двух человек и полной заправкой без прицепа доходил до 45°; при полной боевой массе и прицепе массой 2000 кг до 18°. Радиус поворота составлял всего 2,4 м (разворот на месте), что также оценивалось положительно, учитывая высокие требования к маневренности машины. К сожалению, автомобильный двигатель, не рассчитанный для длительной напряженной работы на гусеничном тягаче, был перегружен и нередко преждевременно выходил из строя (износ шатунных подшипников, пробой прокладки головки, течи через сальники). Однако других подходящих — легких и компактных — моторов тогда в стране не было.