— Никуда я с тобой не пойду, — упрямо заявил Гоша и уселся на скамейку. Демонстративно так уселся, без намека на компромисс.

Я глубоко вдохнула. Задержала дыхание, выдохнула. Спокойно. Бывало и хуже. Справлюсь как-нибудь.

— Пойдешь, — возразила я твердо. Главное в нашем деле — уверенный тон, железные аргументы и грозный вид. С последним, правда, промашка вышла. Сложно воспринимать всерьез девочку в пышной розовой мини-юбке и с фиолетовыми волосами, заплетенными в хвостики а-ля Сейлормун. Футболка с надписью «Не бойтесь, без вас не начнут» тоже солидности не добавляет.

— Ты, вообще, кто? — с вызовом спросил Гоша.

— Как кто? — замешкалась я. — Смерть!

Он оглядел меня с ног до банта на макушке, задержавшись на кружевных гольфах, и презрительно фыркнул:

— Не похожа.

Вот спасибо. Сейчас спросит еще, как в том анекдоте: «А почему такая нелепая?» Ну уж какую заслужил! На самом деле, нелепая смерть — это именно по моей части. К драматичным трагедиям меня начальство не допускает. Говорят, мало сочувствия и сплошной сарказм. Чувство юмора сильнее чувства жалости — это как раз обо мне. Поэтому чаще всего приходится иметь дело с непроходимыми идиотами. То в пивной кружке захлебнутся, то монитор им на голову упадет. Чего тут говорить, вся премия Дарвина моя родная, честно отработанная. Тощий инженер Гоша из Воронежа был не настолько фееричен, однако жизнь мою усложнил изрядно.

— А где коса, черный балахон и все такое? — продолжал издеваться он.

— Ролевикам на выходные одолжила! — не выдержала я. — Еще вопросы?

— Вообще, ты больше на фею смахиваешь.

Я?! На фею?! Так меня еще никто не оскорблял! Жаль, что силой и угрозами ничего не добиться. Очень и очень жаль.

— Что ты здесь забыл? — как можно ласковее спросила я. — Впереди новые горизонты, свет в конце тоннеля, лучший мир…

— Отстань, — огрызнулся Гоша. — Сколько можно за мной ходить? Надоела. Не хочу я умирать, чего тебе непонятно?

Здрасьте-приехали. Не хочет он. А кто его спрашивает? Надо было думать, прежде чем утверждать, что «стопудово этот провод земля, а не фаза».

— Ты уже месяц как умер, — проникновенно выговорила я, взывая к остаткам его разума. Тщетно. Разума там сроду не водилось.

— Бывают девушки, — хмыкнул Гоша и сложил руки на груди, — которые просто не понимают слова «нет».

Убила бы — да поздно. Вот он, существенный минус моей работы. А ведь, если я не заберу этого обалдуя в ближайшую неделю, меня ждут проблемы. Неприкаянные души — серьезная недоработка. Скитаются потом по земле, людей пугают. Придется заполнять ненавистную форму № 123 и получать строгий выговор от начальства. Того гляди в должности понизят… Буду опять возиться с этими эмо-нытиками окаянными, которые всю дорогу плачут и цитируют стихи собственного сочинения. Нет уж!

— Не переживай, — радужно улыбнулась я. — Тебе понравится в новом мире.

— Мне и в старом неплохо. Я ведь не обязан с тобой идти, иначе бы ты не уговаривала.

— Нет, не обязан. Но, если останешься, обречёшь себя на вечные страдания.

— А тебе какое дело? — прищурился Гоша. — С чего столько навязчивого беспокойства?

— Ты мне выполнение плана рушишь! — призналась я. — С треском. Прекрати немедленно.

— А то что? Тебе бонусы за месяц не выдадут?

— Вроде того. И это проблема.

— Беда, — ничуть не проникся он. — Только проблема в том, что это не моя проблема.

— Слушай, — рассвирепела я. — Для парня, который путает провода под напряжением, ты слишком много умничаешь. Тебе не идет совершенно!

— Знаешь что?! — не остался в долгу Гоша. — Не собираюсь сидеть тут и выслушивать всё это, прекрасно зная, что я виноват.

Он вскочил со скамейки и зашагал прочь. Завидная логика! Прелесть. Достала из кармана коммуникатор, повертела в руках. Рабочая программа любезно сообщила, что на мне висит долг и закрыть цикл нельзя. Сама знаю. А времени остается в обрез.

— Эй, — вдруг окликнули меня.

Я отвлеклась от коммуникатора. Передо мной стоял всё тот же Гоша и хмурился. Вид у него стал гораздо бледнее, а зрачки побелели. Несимпатичное получится привидение.

— Передумал? — воодушевилась я.

— Не совсем, — хитро улыбнулся он. — Может, заключим сделку?

— Сделку? Какую ещё сделку?

— Передашь кое-что моей девушке, и я пойду с тобой.

— С ума сошел? — Я выразительно покрутила пальцем у виска. — Это против правил.

— Ах, так? — хмыкнул Гоша. — Вот и сиди, как дура, без бонусов.

Развернулся, отошёл на пару метров. Руки в бока упер. Сердито и решительно, впору прослезиться. Позёр несчастный. И за что мне всё это? При всём богатстве выбора… Цитируя моего дражайшего наставника: «Не нравится — пили березу», я спрятала коммуникатор, подошла к Гоше. Тот и не оглянулся. Ишь гордый какой.

— Допустим, соглашусь, — сказала я неопределенно. — Что твоей девушке передать надо?

Небось чушь любовную. «Извини, что не смог сделать тебя счастливой» и бла-бла-бла. Смертные очень предсказуемы. Сплошные чувства. Но Гоша пошёл наперекор моим рассуждениям:

— Пароль ей скажи.

— От сейфа, что ли?

— Не, от ноута моего. Забыл его в последний раз у неё дома.

Ох, куда катится мир? Романтика умерла, не иначе. Жаль, что он не геймер. С ними так легко. У одного как раз на прошлой неделе во время схватки виртуальной кухня загорелась. Сидел пока не доиграл. Рейтинг поднял, конечно, зато пожар прозевал. Я ему сказала, что сейчас на следующий уровень провожу, мы сразу и поладили.

— Ладно, договорились.

Гоша замешкался, взглянул куда-то наверх. Повернулся ко мне и таинственно прошептал:

— Мама разрешила.

— Рада за тебя, — кивнула я в недоумении. Чем дальше, тем чуднее.

— С большой буквы, без пробела, на латинице.

Тьфу ты, это пароль такой. Парень-то затейник. Был…

— Где искать твою девушку?

— На тринадцатом этаже, в сто двенадцатой квартире. Это Оксанин подъезд.

Теперь ясно, зачем он на скамейке весь месяц ошивается. Никаких неожиданных поворотов.

— Жди тут, — велела я и направилась к цели.

Звучало всё проще некуда. Найти Оксану, придумать повод сообщить пароль, спуститься во двор и закрыть цикл. Ура! А о том, что я с ней разговаривала, никому знать не обязательно. Особенно начальству.

Скрипучий лифт, пронзительный дверной звонок и лязг замка. На пороге показалась брюнетка с мрачным выражением лица, вся в чёрном. По облегающим кожаным штанам, туго затянутому корсету и густым стрелкам на веках было ясно — она вовсе не в трауре.

— Оксана? — спросила я, втайне надеясь, что это её младшая сестра.

— Да, — басом прогудела девица и презрительно посмотрела на мою юбку.

Ужас! Честно — побаиваюсь я всей этой готики. Что ж, перейдём сразу к делу:

— Я насчет Гоши.

— Он на том свете, — мрачно произнесла Оксана.

— Пока еще нет, — покачала я головой. — Но я работаю над этим.

Она отступила на шаг и округлила глаза. Благодаря боевому макияжу выражение лица у неё получилось очень внушительное. Даже я испугалась. Но на кону стояло слишком многое, поэтому я воспользовалась ее замешательством. Нырнула в квартиру, захлопнула за собой дверь и принялась импровизировать:

— Мне нужен файл с ноута Гоши. Пароль я знаю.

Оксана хитро прищурилась:

— Он пароль никому не говорил и каждую неделю менял.

Какой предусмотрительный! Лучше бы провода проверял, больше толку было бы.

— Как ты познакомилась с Гошей?

— По работе пересекались…

— Я знаю, кто ты, — заявила она. Мне аж дурно стало. — Ты — Гошина вторая девушка.

— Точно, — моментально согласилась я. — Надо стереть одну видеозапись. Личную. Если ты понимаешь, о чём я…

— Гад! Мерзавец, обманщик. — Оксана впилась в меня изучающим взглядом и добавила: — Подлый любитель ванили.

— Ага, а еще упрямец и шантажист, — поддакнула я. — Так чего? Тебе пароль, мне файл. Идёт?

Она поджала губы и проводила меня в комнату, невероятно просторную. Обстановочка была та ещё. Полумрак, наполовину задёрнутые шторы, распахнутое настежь окно. На потолке виднелась россыпь зловещих символов, на стене — огромный плакат с ядерным грибом. Ноутбук Оксана достала из тумбочки, напоминающей гробик на колесиках. В буквальном смысле. Пароль подошёл. Вскоре с рабочего стола нам улыбалась помпезно выряженная анимешная охотница со здоровенным арбалетом. Оксана поморщилась и по-хозяйски защёлкала мышкой:

— Фильмы, сериалы, музыкальные клипы. Других видеофайлов нет.

— Значит, он его сам удалил, — рассудила я. — Зато пароль теперь у тебя. Вдруг найдёшь что-нибудь интересное.

— Достаточно уже нашла! Кошмар, он читал фэнтези и слушал Джессику Симпсон. Вообще-то я хотела помнить о нём только хорошее.

И ради этого парень месяц под её окнами тусовался? Псих! Хотя не моё дело. Я свою часть уговора выполнила.

— Удачи, — искренне пожелала я и направилась прочь из комнаты.

Не тут-то было. Стоило наступить на порог, как воздух заискрился, и я стукнулась лбом о невидимую преграду. Что за чёрт? Неужели…

— Попалась, — ухмыльнулась Оксана и захлопнула ноутбук.

Я внимательнее всмотрелась в символы на потолке. Так и есть, два из них мне знакомы. Привет, ловушка. Забавно. И главное, нафига? К жизни я никого вернуть не могу, убить тоже. Вся работа — проводить душу из точки А в точку Б.

— Все это та-а-ак круто! — Оксана подошла ко мне и взволнованно сложила руки на груди. — Ну ты и зашифровалась. Ни за что бы тебя в подобном прикиде не узнала.

Что?! Я постоянно так одеваюсь! Откуда у людей столько стереотипов в голове? Представляю, как бы они удивились внешности настоящей феи. Особенно когтям.

— Черной магией балуемся? — как можно более грозно спросила я. — Непохвально.

— Я — начинающий некромант, — гордо объявила она.

Ой, умора! Снова пагубное влияние интернета сказывается. Намалевала на потолке всё, что нагуглила, и умной прикидывается. Ну да, угадала два значка. Велика заслуга.

— Что тебе от меня нужно? — спросила я прямо.

— Понимаешь… — смутилась Оксана. — Гоша знал, что я всегда мечтала познакомиться со Смертью.

— Однажды познакомилась бы. Куда торопиться?

— Ты — Муза бытия. Символ Тьмы. Истинный цветок Мрака. Я посвятила тебе кучу стихов!

Ой, только не это… А Гоша, выходит, мечту девушки исполнить решил? Пароль от ноута… Ишь, что выдумал. Принц доморощенный.

— Извини, не люблю поэзию. Мне пора идти.

— Оставь автограф! Или даже десять.

— И я смогу уйти?

— Позже, — туманно изрекла Оксана. — Сначала покажу тебя друзьям! Они обзавидуются.

— Слушай, — попыталась я облагоразумить ее, — давай договоримся. Разойдёмся мирно, а я от тебя Гоше передам горячий пламенный привет, полный любви.

— Нет. Давай лучше сфотографируемся!

Я отчетливо услышала звук крушения своих надежд. Приплыли… Конечно, можно нажать спасительно кнопку «SOS» на коммуникаторе и вызвать помощь. Но позора потом не оберёшься. Весь отдел ржать будет и стебать жестоко, вовек не отмоюсь.

— Видишь ли, — решила я схитрить, — я ненастоящая Смерть, а всего лишь стажер. Хочешь, приведу дипломированную? С косой, все дела. Сейчас сбегаю за ней!

— Я что, на идиотку похожа?

Ох, на этот вопрос отвечать явно не стоит. Честно, по крайней мере.

— Увидишь, мы отлично проведём время. — Оксана хлопнула в ладоши. — Секундочку, фотоаппарат достану!

Она бросилась к тумбочке. С разбега уселась на неё и поджала ноги. Та покатилась стремительно быстро. Конечно, прямо к раскрытому окну. И ударилась о подоконник. Раздался удаляющийся крик, затем характерный грохот. Что ж, постоянным клиентам скидка. С тринадцатого этажа.

Я удручённо вздохнула. Отыскала ножницы, взяла табуретку. Соскребла два символа с потолка и беспрепятственно вышла за дверь. У подъезда стоял ошеломлённый Гоша, пялясь на примятые кусты. Я подошла к ним и официальным тоном известила:

— У меня есть хорошая новость. Твоя смерть — очень нелепая. А значит, ты можешь пойти со мной.

Оксана нехотя вылезла из кустов, шмыгнула носом. Кивнула и виновато посмотрела на Гошу.

— Никаких стихов! — предупредила я и повернулась к горе-принцу: — Ещё кому-нибудь пароль передать?

Он отчаянно замотал головой, схватил Оксану за руку. Я зашагала в давно известном направлении, уверенная, что они последуют за мной, как нашкодившие щеночки. Так и вышло. Мы благополучно растворились в границе миров. По пути в вечность, на фоне закатного солнца. Глядя на великолепный пылающий диск, уходящий за горизонт, я могла думать лишь об одном. Пусть только начальство попробует не выдать мне бонусы в этом месяце!