Взгляд сквозь шторы. Сборник № 4. 25 пикантных историй, которые разбудят ваши фантазии

Райдер Андрей

Психологи всячески рекомендуют фантазировать в постели, особенно если вы – семейная пара. Сборники рассказов из серии «Взгляд сквозь шторы» подскажут вам интересные сюжеты возможных ролевых секс-игр или помогут представить себя с партнером в необычной роли. Такой спектакль, разыгрываемый в голове или наяву, подарит вам новые эмоции, ведь нет ничего опаснее скуки в постели. Опаснее для любви и стабильности отношений, и не стоит убеждаться в этом на собственном опыте.

 

Copyright © Andrey Rider, 2014

Все права защищены © Андрей Райдер, 2014

 

Вступление

Наша СЕКСУАЛЬНОСТЬ – тайна за семью печатями, и мы сами толком не знаем, какие «черти» водятся у нас в душе. Собственные эротические фантазии порой вгоняют каждого в краску, будоража сознание и заставляя удивляться самому себе. Но этого не надо стесняться, и в этом нет ничего плохого. Психологи всячески рекомендуют фантазировать в постели, особенно если вы – семейная пара. Сборник рассказов «Взгляд сквозь шторы» подскажет вам интересные сюжеты.

Здесь зашедшую в секс-шоп даму «консультирует» продавец, здесь порядочную женщину принимают за проститутку, здесь мужчина попадает в женский душ, здесь водопроводчик жутко наглеет, здесь девичник заканчивается безобразием… В этом Сборнике есть что почитать любителям сладкого.

Все эти 25 эротических рассказов специально написаны таким образом, чтобы разжечь ваше воображение; где-то они крайне «пошлые», где-то – «грязные», где-то – «жесткие», где-то – «циничные», а где-то – подчеркнуто откровенные, и этим они особенно хороши. Их цель – подсказать вам сюжеты возможных ролевых секс-игр или представить себя с партнером в необычной роли. Такой спектакль, разыгрываемый в голове или наяву, подарит вам новые эмоции, ведь нет ничего опаснее скуки в постели. Опаснее для любви и стабильности отношений, и не стоит убеждаться в этом на собственном опыте.

Итак, мечтайте, возбуждайтесь, доставляйте удовольствие друг другу, а если на основе какого-либо сюжета вы захотите провести ролевую игру, в этом вам поможет Сборник 100 ролевых секс игр «Тайны замочной скважины», содержащий подсказки, как устроить такой спектакль на двоих.

Этот Сборник рассказов входит в серию «Взгляд сквозь шторы», предназначенную для постоянных пар, желающих сохранить страсть в любви. Серия состоит из четырех Сборников и включает 100 эротических рассказов.

* * *

ВНИМАНИЕ! Эти рассказы предназначены для помощи в организации ролевых эротических игр, проводимых взрослыми людьми по взаимному согласию. В некоторых из них речь идет о совращении несовершеннолетних, сексуальном домогательстве, насилии или принуждении к сексу! Это преступления, которые сурово караются законом. Даже не думайте пробовать что-то подобное в реальной жизни. Такое ни в коем случае нельзя делать!

 

76. Частное интервью

Журналистика была ее призванием, и она обожала брать интервью у известных людей; это у нее получалось. Редактор журнала очень ценил такую ее способность и именно ей поручал наиболее ответственные встречи. Вот и в этот раз, договорившись об интервью с известным политиком, он попросил ее встретиться с ним.

– Этот депутат совмещает бизнес и политику. Очень непростая и загадочная личность, – инструктировал ее редактор. – Многие хотели бы узнать побольше о его личной жизни. Нам не нужно стандартное интервью. Попробуйте вытащить из него что-нибудь интимное. Спровоцируйте его на это. Я знаю, вы сможете, а для нас такая информация крайне важна. Если удастся расколоть его, ваша журналистская карьера пойдет в гору.

– Есть какая-нибудь предварительная информация о его личной жизни? – задумчиво наморщила лоб она.

– Немного. В прошлом женат. Сейчас – видный холостяк. Нравится женщинам. Несколько бурных романов. Сейчас, вроде как, встречается с певицей N, хотя замечен в компании и с другими женщинами.

– В смысле – погуливает вовсю?

– Неясно. Вот мы и хотели бы разобраться с этим. Надо же народу знать правду о лидерах.

И она начала готовиться к интервью. Покопалась в Интернете, изучила его блог, попыталась составить для себя психологический портрет «клиента» – так она любила называть тех, у кого брала заказные интервью. Подумав немного, оделась чуть эротичней обычного. «Нужно попытаться спровоцировать этого плейбоя, – подбирала она платье покороче, – подразним его. Глядишь, расслабится и сболтнет лишнего, то, что нам и нужно».

Он ждал ее в своем кабинете. На улице было душно, и прохлада кондиционированного помещения приятно тонизировала своей свежестью. Она с удовольствием вдохнула ее.

– Терпеть не могу жару, – понимающе улыбнулся политик и сильнее прикрыл жалюзи выходящего на солнечную сторону окна.

– Я тоже, – улыбнулась она в ответ. – На первый взгляд «клиент» производил приятное впечатление.

– Хотите холодной минералки? – кивнул он на бутылку Perrier.

– Нет, просто воду, – она не любила газировку, – с лимоном и льдом, если можно.

Секретарь принесла ей попить, и они начали разговор. Политик сразу предупредил ее, что у них есть не больше часа на интервью.

– Свидание назначил. Никак не могу опаздывать, – вдруг разоткровенничался он.

– Святое дело, – шутливо подмигнула она и, задав несколько дежурных вопросов, постепенно стала клонить в сторону его личной жизни. Вроде, получалось ненавязчиво, и политик все больше расслаблялся. Он и так-то был раскован, но когда она, сидя напротив, выставила вперед свои ножки, то и вовсе расслабил галстук, оживляясь. Похоже, редактор оказался прав, «клиент» был охоч до женщин.

Закинув ногу на ногу, она записывала в блокнот его ответы (включенный диктофон был спрятан в специальном кармане сумочки) и плела интригу беседы. Жара на улице оправдывала ее голые ноги, а доверительный тон разговора – непринужденность позы. Их общение становилось все более открытым, похоже, ей удалось расположить его к себе.

Внезапно вырубился кондиционер. Пискнув несколько раз, он издал последний вздох и окончательно умер. Было уже поздно, и сервисная служба бизнес-центра перешла на ночной режим. Налаживать технику было некому. В кабинете ощутимо теплело.

– Хорошо, не выбросил, – вытащил политик из кладовой вентилятор. – Вот что значит иметь запасной парашют, – улыбнулся он, – бывалые солдаты не пропадают.

– А вы-то точно бывалый, – профессионально зацепилась она за брошенную фразу.

– А как же! – с довольным видом ухмыльнулся он.

– Всегда имеете запасной парашют?

– Конечно!

– И во всем?

– Обязательно.

Она вытерла платком лоб. Заходящее солнце светило прямо в окно.

– Давайте-ка вот так вентилятор направим, – повернул он обдув в ее сторону, – а то зажаритесь тут, – проявил приятную заботу политик. Проявил и тут же сам оценил получившийся эффект. Ветерок воздуха стал задирать ее платье, откровенней обнажая верх ноги. Поймав краем глаза его взгляд, она про себя улыбнулась и не стала одергивать подол платья, якобы не замечая случившегося казуса. Похоже, можно было переводить беседу в нужное русло.

– Да, так лучше, спасибо, – чуть выше закинула она ногу. Политик капельку придвинулся к ней. Видно было, что это непроизвольное движение, но она четко заметила его.

– Скажите, а в личной жизни вы тоже этим принципом руководствуетесь? Вы же и в этой сфере бывалый.

– Ходят слухи, – с хитрецой улыбнулся он.

– Но ведь не бывает дыма без огня, – заговорщически подмигнула она ему и вновь промокнула лоб.

– Посильнее обдув сделаем. Не справляется, – потянулся к вентилятору политик. Наклоняясь вниз, он при этом явно ощупал взглядом ее ногу. «Клюет!» – хихикнула про себя она.

Дуновение ветра стало приподнимать платье до самых трусиков. Политик сглотнул слюну. Встав, он снял пиджак, повесил его в шкаф и вернулся. При этом, садясь, еще ближе придвинул к ней свое кресло и как бы заодно вентилятор. Платье задиралось уже на грани приличия, но она вновь «не обратила на это внимания».

– Насчет личной жизни вы же понимаете. Кому какое дело до чужой постели, – продолжил тему он. – Мы ведь не в Америке.

«Да кое-кому хотелось бы заглянуть под твое одеяло», – усмехнулась она про себя, ощутив, что политик с трудом контролирует глаза. Давая ему возможность заглядывать под вздымающееся платье, она то и дело склонялась над блокнотом, якобы не замечая его интереса.

– Признаюсь честно. Вообще-то я охотник, – вдруг разоткровенничался расслабившийся политик и взглянул на часы. Ему явно пора было уходить на свидание.

«Это кто еще из нас сейчас рыбак-охотник», – переложила она ногу на ногу, поменяв их местами и дав мелькнуть трусикам, а вслух прокомментировала:

– Нормальная роль для мужчины.

– Вам нравятся такие мужчины? – заблестели его глаза.

– Сильный мужчина всегда охотник, – философски заметила она, подыгрывая. – Это же природа.

– Не говорите, – еще сильнее оживился политик. Ножки его кресла вновь чиркнули по полу, он сидел уже на расстоянии вытянутой руки от нее. Похоже, почувствовав новую «дичь», «охотник» забыл о назначенном свидании.

– Вернемся к парашютному спорту, – она ясно ощутила, как «клиент» начинает возбуждаться. Это чувствовалось и по его взгляду, и по появившейся в голосе хрипотце, и по непроизвольным ерзаниям. «Ого! – аж удивилась она такой удаче. – Как заглотил наживочку-то! Хоть подсекай уже», – а вслух спровоцировала его дальше. – В запасе вы всегда имеете несколько девушек? Ну, мало ли, одна подведет.

– Я вообще-то влюбчивый. Не развратный, а именно влюбчивый. Разве это так плохо?

– А я и не говорю, что плохо, – не стала она отводить глаз от его зрачков (недаром же они изучали на факультете журналистки психологию). – Чувственный мужчина – это очень ценно.

– Вы так считаете? – и, придвинувшись к краю кресла, он коснулся ее ногой.

«Да и подсекать не надо. Сам на сковородку лезет». Само собой, она не стала отодвигаться. Увидев это, он осторожно положил ей на колено руку.

Он сделал это действительно осторожно, как бы прощупывая ее реакцию, и, проглотив комок всколыхнувшего волнения, она это выдержала, постаравшись выглядеть спокойной, иначе ее сложно было бы назвать профессионалом, задание-то редактора было конкретным.

Увидев, что она и не дернулась, политик самодовольно улыбнулся, видно, он привык, что ему не отказывают. Она тоже чуть заметно улыбнулась в ответ, а краем глаза увидела, что на его брюках появился бугор. Ситуация явно начала обостряться.

– Вы действительно цените чувственность в мужчинах? – вновь повторил свой вопрос политик, еще глубже заглядывая ей в глаза. В его взгляде засветилась явная похоть, похоть настоящего самца. Это невозможно было не заметить.

– Конечно. В наше-то циничное время, – она вдруг почувствовала, что тоже начинает возбуждаться. «Спокойно, это работа», – попыталась она охладить себя и не стала убирать его руку.

– А знаете, когда встречаешь такую девушку… – начал поглаживать ее ногу он. – Сразу обо всем на свете забываешь.

«Ага, и об уже назначенном свидании», – пыталась продолжать работу она, остро чувствуя, как его пальцы продвигаются вверх, а у нее между ног теплеет.

– Вот так уж и обо всем? – она опустила верхнюю ногу и чуть раздвинула их, как бы давая дорогу его ладони, которая тут же поползла в сторону ее промежности.

– Ну конечно, – придвинул он вплотную к ее стулу свое кресло. – Как тут не забудешь?

«Неплохой материал получается!» – чувствуя, как начинает кружиться голова, подумала она, в то время как палец политика стал поглаживать ее промежность сквозь трусики. Она стремительно намокала между ног, и, почувствовав это, «бывалый охотник» потянулся расстегивать свою ширинку.

– И что же… вы? Вот так сразу? Всегда так… пытаетесь? – пытаясь сдержать дрожь в голосе, продолжала брать интервью она.

– Ну, если вот так… чувство нахлынуло… – вынимая стоящий член, бормотал политик.

«Главное, самой тут особо не ахать», – позволяя ему снять с себя трусики, приподняла она попу на стуле.

– Ничего уж тут не поделаешь, если нахлынуло, – раздвигая ей ноги, подсел он на ее стул лицом к лицу. Головка его члена нащупала вход во влагалище… Обхватив руками, он взялся за ее ягодицы… Резкий толчок навстречу, и диктофон записал ее всхлип.

…Редактор, само собой, получил только часть материалов. Политик был очень перспективным. Она прекрасно понимала это в наше-то циничное время, оставив последнюю часть интервью на будущее. Капитал ведь может быть разным.

 

77. Тщательный обыск

Такой подставы от друзей она никак не ожидала, даже предположить не могла подобного. И кто бы мог подумать, что в той сумке окажется кокаин, ведь сама-то она никогда не употребляла наркотиков.

А начиналось все следующим образом. В тот день она решила вообще не пить, и они отправились в клуб на ее машине. Забились туда всемером и с хохотом поехали гулять дальше (в тот день у ее подруги был День рождения). Ну а когда стали выходить, один из парней попросил разрешения оставить в машине свою сумку (она видела его впервые, но якобы это был новый бойфрэнд ее подруги). Без всякой задней мысли она, конечно же, согласилась, и, оставив ее машину на закрытой клубной парковке, они пошли веселиться-танцевать. Когда во время гулянки этот парень пару раз попросил у нее ключи от машины (что-то там достать из сумки), она ничего не заподозрила. Ничего, пока не началась та облава, и вот тогда ей все стало ясно.

Парень продавал в клубе кокс, и его повязали, а таскал он его из той самой сумки. Сумки, лежавшей в ее машине, и следовательно, она была соучастницей, тем более что они оказались в одной компании. «Ситуация явно дерьмовая, – сразу поняла она, – и если копы обнаружат наркотики в машине, мне конец».

Полицейский спокойно объяснил ей ее права. Можно было ехать для обыска в участок, где ее досмотрит женщина, но если она не возражала, то ее могли обыскать и здесь, в комнате службы безопасности Клуба, но это сделает полицейский-мужчина. «Под шумок, может, и не доберутся до машины», – смекнула она и согласилась на обыск в помещении Клуба.

Как назло, она еще подчеркнуто сексуально вырядилась на тусовку, и, глядя на нее, полицейские явно глотали слюни, чуть ли не споря, кто ее будет досматривать.

– Сами все покажете, или как? – нагловато посмотрел на нее коп, когда они зашли в комнату.

– Так и показывать особо нечего, – попыталась выглядеть спокойной она. – В сумочке косметика и сигареты, а у платья даже карманов нет. Вот, смотрите, – раскрыла она сумочку, – помада, тени, туалетная вода, пачка сигарет, зажигалка, кошелек, жвачка. Больше ничего.

Ключи и документы от машины лежали в боковом кармане сумки, и она надеялась, что полицейский не полезет туда. Ведь поняв, что она на машине, копы явно захотят осмотреть и ее. Неприятности тогда гарантированы, причем очень серьезные.

Ей повезло, полицейского, похоже, интересовала вовсе не сумка. Подняв на него глаза, она вдруг увидела, что тот смотрит не в сумку, а в декольте ее платья. Наклонившись к стоящей на стуле сумочке, она невольно подставила его взору полуголые груди, тут же привлекшие его внимание. Бюстгальтер у нее был совсем открытым, и черт же дернул ее так вырядиться!

– Ну не дура же вы в сумочке кокс держать! – ухмыльнулся коп, продолжая рассматривать ее, словно проститутку на улице Красных фонарей в Амстердаме. По-видимому, он в душе ненавидел таких, как она, девушек. Ненавидел, поскольку они были ему не по карману.

– А где же? – опешила она.

– Сейчас поищем, где. Согласились же на досмотр?

– Согласилась, – и в груди у нее что-то екнуло.

– Руки на стену положите, – хищно прищурился полицейский.

– Что? – не поняла она. Ее впервые обыскивали, а сцены из кино напрочь вылетели из ее головы.

– Руками о стену обопритесь, а туловище отклоните под углом! – повысил голос коп. – Вот так, – и, абсолютно не церемонясь, он поставил ее нужным образом к стене комнаты.

– Где я тут прятать что-то мо..? – попыталась было возмутиться она, но, вспомнив о машине, тут же осеклась.

– Где, говоришь? – вдруг перешел на «ты» полицейский. Увидев ее страх, он ощутил свое превосходство. – Сейчас проверим, где, – и он начал ее бесцеремонно ощупывать.

– Но, пос… – вновь осеклась она, взглянув на сумочку. Та стояла рядом на стуле, и в ее боковом кармане явно топорщились ключи от машины.

– Специально, наверное, так вырядилась, чтобы думали, будто негде спрятать, – лапал ее между тем полицейский. – Вот здесь, например, можно, – сунул он руку под бюстгальтер, заставив ее вздрогнуть и закусить губу, чтобы вновь не возмутиться.

Видя ее покорность, полицейский все сильнее наглел. Она как бы невольно провоцировала его на это, но ничего не могла поделать в такой ситуации, попав в настоящий капкан.

– Некоторые дамочки пакетик между сисек прячут, – сдвинул он вниз бюстгальтер, обнажая ей грудь. – Так что надо хорошо тут посмотреть, – и она с ужасом почувствовала, что коп начинает возбуждаться. Его ладони жадно тискали ее грудь, а дыхание становилось чаще. Страх еще больше сковал ее, и она растерялась. Ощущая это ее замешательство, полицейский продолжал заводиться. Ее беззащитность и робость распаляли его.

– И вот тут надо бы проверить, – задрав платье, начал он ощупывать ее ягодицы. – Как следует проверить. Здесь-то точно есть, где пакетик спрятать, – его лапы полезли в колготки. – И не один можно спрятать.

– Но послушайте! – не выдержала она.

– Что слушать?! – рыкнул он. – Как наркотики продавать, так все в порядке. А как попалась, так «послушайте». Не рыпайся тут у меня! – его руки все больше наглели, забираясь все дальше вглубь. – Найду наркотики, сгною. Парень твой уже в обезьяннике сидит. Тоже туда захотела? Так щас устрою.

Дрожа и глотая слезы, она чувствовала полную беззащитность, и это ощущение буквально парализовало ее. Приспустив колготки, коп полез к ней в трусы, ей показалось, что она сейчас потеряет сознание.

– Так… – пальцы начали хозяйничать у нее между ног. – Что тут у нас? – словно в тумане, хрипел его голос сзади. – Щас тщательно все досмотрим, – приспустил он теперь и ее трусики.

Ее сковало ледяным ужасом, ни говорить, ни сопротивляться она не могла, ее колотило дрожью. Это был полнейший кошмар.

– А че ты так трясешься? – усмехаясь, злобствовал коп. Он наслаждался ее состоянием, это был настоящий садист, это было животное. Животное, истекающее голодной слюной. Чувствовалось, что он готов сожрать ее. – Боишься, что ли, чего? А? Боишься, смотрю. А ну-ка, тогда еще лучше досмотрим, коли боишься, – смазал он слюной палец. – Щас досмотрим, сама напросилась. Сама, – и он резко сунул палец во влагалище.

– А..а! – задохнулась она, поперхнувшись воздухом. Слезы застилали ее глаза.

– Че «а»? Че? – стал шуровать пальцем у нее внутри полицейский. – Может, ты там что спрятала. А? Не спрятала там ничего? Нет? А что боишься тогда так? – начал он расстегивать ширинку свободной рукой. Его злобный голос совсем охрип, а руки уже дрожали, коп становился все невменяемее, он был уже близок к бешенству, она это ясно чувствовала, обливаясь от страха потом. – Боишься, значит поглубже спрятала, – член у него уже вовсю стоял. – Вот щас и проверим там, поглубже. Как следует все проверим, – и, схватив ее одной рукой за голову, а другой вцепившись в ягодицу, он стал примеряться сзади.

Рефлекторно попытавшись дернуться, она тут же вскрикнула от боли. Резко прижимая ее к стене, он чуть не вырвал ей волосы. Было абсолютно бесполезно дергаться, он мог просто изувечить ее.

– А ну-ка прогни сильнее спину, сука! – совсем обезумев, зарычал за спиной полицейский. – Прогни спину и не рыпайся! Я тебе, блядь, покажу наркотики!

– А…а! – словно ударило ее током. Коп резко загнал в нее член…

С тех пор ее буквально трясло при слове «наркотики».

 

78. Увлекшаяся массажистка

Вообще-то она была девушкой строгих правил и уж тем более не позволяла себе вольностей на работе. Ну и что, что массажистка, напрасно некоторые думают, будто за этим обязательно стоит интим. Работая в СПА-салоне фитнес клуба уже три года, она ни разу не имела отношений с клиентами, хотя намеков наслушалась выше крыши. Были и конкретные предложения, мужики бывают чересчур прямыми, но она всегда вежливо уходила в сторону, зачем ей нужны дурные слухи. И все бы ничего, но тут появился этот мужчина. Вежливый, приятный, он никогда не заигрывал с ней, ведя себя исключительно корректно, но почему-то именно эта его сдержанность стала волновать ее.

Он приходил на массаж не часто, один – два раза в месяц, но она вдруг стала чувствовать, что начинает возбуждаться во время работы с ним.

С ней стало происходить что-то странное, она впервые столкнулась с подобным за все время работы в этом салоне. Это было что-то от лукавого, как бы зов похоти, так, как это бывает, когда заходишь в секс-шоп или смотришь хорошее порно. Она удивлялась самой себе, но ничего не могла поделать с собственным организмом, в ней словно начала просыпаться какая-то блядская сущность, какая-то жажда совокупления, какое-то непонятное безрассудство. И с каждым разом это ощущение становилось все более явным, все более отчетливо захватывая ее и заставляя волноваться, настолько, что в последний раз после его ухода ей вообще пришлось пить холодную воду, чтобы остудиться. Как назло, она в придачу ко всему разругалась со своим парнем, и секса у нее не было уже целый месяц.

И вот он записался к ней на очередной сеанс. Ожидая его в массажном кабинете, она вдруг поймала себя на мысли, что думает о сексе. Да, не о какой-то романтике, а просто о сексе, удовлетворении похоти, и не более того. Ну и что такого? Можно же иногда просто потрахаться без всяких условностей и приличий, почему бы и нет? Ведь все мы отчасти животные, самцы и самки, и сделала же природа так, что мы получаем удовольствие от секса… Примерно такие мысли крутились у нее в голове. Поэтому, когда он пришел, глаза у нее блестели, а между ног ощутимо потеплело.

– Прекрасно выглядите, – сделал он комплимент. – В глазах искорки, щечки розовые, просто пышете здоровьем.

– Спасибо, – кокетливо улыбнулась она. Если бы он только знал, отчего она так вся светится.

– Давайте, как всегда, общий массаж, – разделся он до трусов и лег животом на кушетку, – но больше расслабляющий, устал что-то сегодня в зале.

– Хорошо, расслабляющий так расслабляющий, – плеснула она на ладонь масло, – да я и сама вижу, мышцы у вас напряжены.

И она начала работать. Руки, шея, воротниковая зона, спина, ноги… Она не спеша поглаживала, растирала и разминала их. Разминала и чувствовала ладонями его тело, сильное мужское тело, во всей его манящей силе. Чувствовала это, и ее глаза невольно поглядывали на его ягодицы. Ягодицы, которые вздрагивали, напрягались и расслаблялись в ответ на манипуляции ее рук. Незаметно для себя она увлеклась этой игрой, подбирая приемы, отзывающиеся ответной реакцией ягодичных мышц. Между ног у нее все сильнее теплело, и потихоньку начала кружиться голова. Руки сами стали тянуться к ягодицам клиента, и, поймав себя на этой мысли, она попросила его перевернуться на спину.

– Очень приятно, – благодарно улыбнулся он ей и вытянулся на кушетке, закинув руки за голову.

– Вы бы их… лучше положили вдоль тела, – она вдруг почувствовала, что голос у нее чуть сел, и откашлялась.

– Мне так больше нравится, – как-то особо внимательно посмотрел он на нее и вновь улыбнулся. Ей показалось, что его взгляд скользнул по ее груди, и она ощутила трение сосков о ткань бюстгальтера.

– Хорошо, – постаралась выглядеть невозмутимой она.

– Еще легче, пожалуйста, – расслабленно выдохнул он. – У вас очень приятные руки. Прямо нирвана какая – то, – и он закрыл глаза.

Она стала гладить его еще нежнее, и это уже сложно было назвать массажем. Скорее ласки, чем растирания, ее руки сами делали то, что им больше нравится, и она все отчетливее чувствовала, как кружится голова. Тепло между ног пульсировало все более явно, и она ощутила, что начинает намокать. Перейдя к растиранию бедер клиента, она вдруг увидела, как начинает расти его бугор. Трусы плотно обтягивали распростертое тело, но тонкая ткань не скрывала мужских форм.

Форм, которые действовали на нее, словно взгляд удава на обреченного кролика. Они просто завораживали ее, и она ничего не могла с этим поделать; в голове у нее начали всплывать странные ассоциации с мужским бугром, рост которого рождал удивительные грезы.

Ее ладони продолжали гладить бедра клиента, а глаза как приклеились к этому бугру. В основании его выпирала округло-двойная мошонка, крупная и словно налитая, так, будто под трусами скрывались два по-настоящему сочных абрикоса. А точнее – целая тарелка фруктов, которая в придачу ко всему была еще и живой. Живой, потому что сверху абрикосов лежал постепенно увеличивающийся банан. Увеличиваясь в размере, он в придачу ко всему еще и выпрямлялся, будто стараясь приподнять накрывающую его салфетку трусов.

Словно в предвкушении долгожданного угощения, у нее во рту начала выделяться слюна, и она вдруг осознала, что гладит уже не ноги клиента, а этот бугор, причем гладит и ласкает его, абсолютно не контролируя своих действий. Нежно проводит ладонями вдоль твердеющего банана, восхищается его формой, красотой и размерами, кончиками пальцев ощущает его пульсации, наслаждается упругостью растущей на глазах зрелости. У нее возникло ощущение, будто она загипнотизирована, и то, что она сейчас делает, не зависит от ее рассудка. Все теперь происходило, будто в эротическом сне.

Стало очевидно, что прикрывающая «блюдо» салфетка уже лишняя, и ее руки сами сняли ее. Вырвавшийся на свободу банан радостно выпрямился во всей своей аппетитной красе, а шкурка на его конце сдвинулась, откровенно предлагая убедиться в спелости фрукта. Ее губы без спросу раскрылись, и, не в силах уже сдерживаться, она жадно заглотила в рот этот банан.

Делая минет клиенту, она поняла, что не может совладать со своим желанием, и ее буквально выворачивает от похоти. Превратившись в обезумевшую от желания самку, она захлебнулась жаждой немедленного совокупления и, сорвав с себя трусики, насадилась сверху на стоящий колом член.

На нее просто нашло какое-то умопомрачение.

 

79. Дополнительное занятие

Надев любимый купальник, она стояла перед зеркалом и придирчиво рассматривала себя. Для пляжа он был что надо, но чтобы вот так заявиться на спортивные занятия… Не было ли это слишком откровенно…

«Жопа совсем голая, – выпятив попу, обернулась она назад, – почти стринги. Да и лифчик, конечно, нагловат, – подтянула она бретельки верхней части купальника. Сомнения раздирали ее, между тем тренировки начинались уже завтра, и времени на размышления не было. – Ай, да ладно! Сделают замечание, тогда и куплю другой. Да и нужно еще посмотреть, что там за занятия такие».

Может, конечно, ее купальник и был чересчур открытым для спортивного бассейна, но она еще не была уверена, что ей понравится аквааэробика, и поэтому решила пока не покупать нового. Как оказалось, правильно, никто ей никаких замечаний не сделал, тренировки ведь были платными.

Аквааэробика ей в целом понравилась, да и бассейн оказался вполне приличным, только при этом возник один нюанс, она сразу обратила на него внимание. Как это ни странно, но занятия у них вел мужчина, и, похоже, она его невольно дразнила своей полураздетостью.

Во время тренировок он то и дело давал ей советы, как правильней выполнять упражнения, причем обращался к ней явно чаще, чем к другим. Похоже, он откровенно положил на нее глаз. Поначалу она несколько смущалась под его откровенными взглядами, но потом вдруг почувствовала, что ей нравится наблюдать, как тренер глотает слюни, ведь в принципе он был симпатичным мужчиной. Флиртовать она с ним особо не собиралась, но в удовольствии немного подразнить отказать себе не могла. Видя, как тому нравятся ее формы, она решила не менять купальник, а наоборот, специально надевала именно его. И началась увлекательная игра-охота под названием «возбудим и не дадим», как говорится у девушек-динамщиц. При малейшей возможности она провоцировала бедолагу тренера. Как только увидит, что тот смотрит на нее, обязательно как-нибудь особо повернется, прогнется или наклонится, демонстрируя ему свои формы и замечая, как порой начинает вздуваться бугор его плавок (похоже, с эрекцией у тренера все было в порядке). Так все это оказалось забавно, что она даже на занятия стала ходить чаще ради этой игры, а потом еще и плавала у него под носом брассом.

И вот, в конце концов не выдержав, тренер предложил ей позаниматься индивидуально.

– Мне кажется, у вас не совсем правильная техника брасса, – нашел он повод. – Я понаблюдал, как вы плаваете после занятий, и заметил ряд ошибок.

– Так уж и неправильная? – глядя ему в глаза, она чуть выпятила грудь, заметив, как он чиркнул по ней взглядом.

– Если подправить кое-что, будет намного лучше. Мне кажется, нам стоит провести несколько дополнительных занятий.

– И что, это будут платные занятия? – улыбнулась она.

– Для вас – нет, – доверительно взял ее за локоть тренер.

«Ого! – усмехнулась про себя она, – да ты, я смотрю, шустрый парень».

– Ну что же, давайте, если, как вы говорите, будет намного лучше.

– Послезавтра придете на занятия? – продолжал он придерживать ее за локоть.

– Приду, – и она пошла в сторону раздевалки, чувствуя его взгляд на своей спине, а вероятней всего – на попе.

И начались их индивидуальные занятия. Она специально для этого задерживалась, когда бассейн уже пустел, и все тренировки заканчивались. Это было удобней всего, да и приезжать дополнительно не надо было.

Брасс, как известно, своеобразный стиль плавания. Согласованная работа рук и ног в нем очень важна, так же как, впрочем, и положение тела. Придерживая ее в воде руками, тренер объяснял важные нюансы, и потом они отрабатывали их. Руки у него были сильными, и она отчетливо ощущала их на своем теле, ну а поскольку купальник ее состоял из небольших кусочков ткани, то и ощущения эти были весьма чувствительными (а если не лукавить, то и приятными). Тренер же откровенно тащился от этого «оттачивания ее техники». Его руки то и дело как бы невзначай вольничали. То он «по ошибке» схватит ее за грудь, то «случайно» чиркнет вдоль ягодиц, то приобнимет, поправляя положение тела в воде, и она, конечно, замечала все это. Замечала, но продолжала всю эту игру в дразнилки, только теперь та уже становилась горячей.

С каждым занятием тренер все больше смелел, тем более что они, как правило, оставались в бассейне одни, если не считать уборщицы.

В этот раз не было и ее.

– Заболела тетя Маша, – пояснил тренер. – Грипп.

– Ну и что мы сегодня оттачиваем? – кокетливо поправила она на голове резинку для волос. Глаза тренера при этом скользнули по ее груди.

– Сегодня тщательней поработаем над ногами.

– А что я не так делаю? – удивилась она.

– Разведения в середине движения не совсем четкие. Их надо как бы округлить. Держитесь за поручни лестницы, я покажу, что не получается.

– Вот так тело в воде удерживайте, – подхватил он ее снизу рукою, и она почувствовала его ладонь на своем голом животе.

– Так, да? – чуть сильнее прогнула она спину.

– Не совсем. Нам надо, чтобы ваше тело было строго параллельным воде. Иначе вы технику ног не почувствуете. Давайте-ка я вас обеими руками буду поддерживать, а вы работайте ногами как обычно. По ходу я и буду поправлять вас.

Теперь уже обе его ладони поглаживали ее живот. Живот и грудь, поскольку правая рука то и дело соскальзывала вверх во время ее движений. Соскользнув очередной раз, она так и осталась на ее груди, как бы фиксируя положение плавающего тела. Она хотела было сделать ему замечание, но вдруг передумала, коли уж пошла такая игра.

– Давайте, давайте! Четче работайте ногами. Толчок, вдох, толчок, вдох, – не давал ей расслабиться тренер, а между тем его ладонь все ощутимей тискала грудь.

При каждом подвсплытии тела он, как бы поддерживая, сжимал ее, а при погружении расслаблял, и она вдруг почувствовала, что ее дыхание сбивается, а купальник трет соски. Похоже, они начали набухать от такой «отработки техники».

– Так, отлично! – отпустил ее тренер. – Вы молодец! Хорошо все усваиваете. А теперь попробуем исправить ошибки. Я буду вести ваши ноги в воде как надо, а вы старайтесь прочувствовать детали. Только не напрягайте тело, я буду сам поддерживать вас в воде. Держитесь руками за поручни и ощущайте мои руки. Доверьтесь им и не сопротивляйтесь. Тогда у нас все получится как нужно.

– Хорошо, – кивнула она, хотя инструкция была весьма своеобразной, если бы кто-нибудь послушал ее со стороны.

Встав сбоку от нее, тренер вновь подхватил ее одной рукой под живот, а второй стал поправлять траекторию ноги. По мере ее движений первая ладонь соскользнула в самый низ живота, практически к лобку, и она опять ясно ощутила это. В голове начало кружиться.

– Не получается симметрично ногами работать, – приостановил ее тренер. – Левая чуть сильнее загребает. Да и разведение мне не совсем нравится. Давайте-ка это подправим. Я стану у вас позади и руками буду вести ваши ноги. Покажу правильное положение бедер при разведении. Только расслабьтесь, и вы сразу все почувствуете.

Она вновь взялась за поручни, а тренер стал ее обучать. Стоя сзади, он придерживал ее ноги за колени и направлял их.

– Вот так, вот так, – разводил и сводил он ее бедра. – Чувствуете, как они выворачиваются в крайнем положении? Еще раз, еще, еще… Правильно! Расслабьтесь! Еще, еще, еще…

Она, конечно, чувствовала, причем все: и силу его рук, и шершавость ладоней на бедрах, и то, как напрягся бугор его плавок, которым он вдруг коснулся ее бедра. Еще раз коснулся, еще, еще… Теперь уже с каждым ее движением. Становясь с каждым разом все тверже и тверже, он уже просто терся об ее ногу. Лишь только тонкая ткань купальников разделяла их, и она все острее ощущала это. Двух купальников, нет, похоже, уже одного, она ясно почувствовала касание члена в районе своей ягодицы во время очередного движения.

…Ее трусики всплыли рядом с поручнем, их завязочки сбоку как специально были предназначены для индивидуальных занятий в бассейне.

– Ах! – и она чуть не хлебанула воду. Член тренера с силой вошел в нее.

– Придерживайся за поручни, не отпускай руки, – и он продолжил их индивидуальное «занятие».

 

80. Секс-кукла

Он даже и предположить не мог, что секс-индустрия так продвинулась. Слышал, конечно, что современные дрочилки, а особенно японские, – классная вещь, но то, что сейчас делают такие секс-куклы, было для него настоящим сюрпризом. И сюрприз этот ему устроили друзья. Сорокалетие – серьезная дата, и, сбросившись, они сделали ему королевский подарок – собственную порнозвезду. Да, именно так, поскольку силиконовая женщина оказалась точной копией его любимой порно-звезды.

Вещь была, конечно, дорогая, и щедрость друзей его приятно удивила, но кукла того стоила. Один в один порно-звезда, высококачественный силикон, натуральные волосы, гибкий каркас, позволяющий ставить ее в любые секс-позы, и самое главное – идеально сделанное влагалище; как только он сунул туда смазанный палец, у него сразу зашевелился. А какие анус, рот, губки! Что значит современные материалы! Да здравствует технический прогресс! Еще чуть-чуть, и на фиг не надо будет заморачиваться с девками. Примерно так восторгался он, рассматривая свою новую «подружку».

Не то что он был конченым задротом, но женитьба его не прельщала, времени на шуры-муры катастрофически не хватало, а проститутки, как известно, – тот же онанизм, только за деньги, да еще и заразу какую-нибудь прихватить можно. Приличные-то девки немалых денег стоят, а те, что подешевле, – кто ж их там проверяет? Да и в любом случае – онанизм, кто бы что ни говорил.

Сам бы он, конечно, никому не признался, что собирается вот так развлекаться, и покупать такую игрушку никогда бы не стал, но уж тут, если подарили, то почему не подурачиться при соответствующем настроении, да и хотелось попробовать, что там люди наизобретали в двадцать первом веке. И, придя к такому выводу, он начал готовиться, хотелось устроить все это как-нибудь поприкольней.

Перво-наперво надо было определиться с порно-фильмом, уж коли в его распоряжении оказалась копия актрисы, хотелось при этом найти что-нибудь новенькое и, потратив на это несколько дней, он наконец нашел классный фильм, еле удержавшись, чтобы не посмотреть его раньше времени. Силы воли, слава богу, хватило, иначе все было бы не так ярко и интригующе. Первый раз – он ведь, как известно, и есть первый.

Затем наступила очередь смазки, следовало использовать что-нибудь покачественней, кукла ведь была не одноразовой. Купив было по привычке силиконовую смазку, которая меньше сохнет, он вдруг подумал, что потом будет сложно мыть куклу, и взял лубрикант на водной основе, опыт ведь, как говорится, не пропьешь.

В результате он вдруг ощутил, что уже сама процедура подготовки волнует и возбуждает его, он даже сам себе удивился, у него появился какой-то необычный азарт, какого не бывает даже когда идешь снимать девку в клубе, не говоря уже о проститутках. «Ну и дела!» – удивленно почесал он затылок, когда во время выбора вина в магазине у него вдруг напрягся член.

В общем, все оказалось значительно интересней, чем можно было подумать, ведь когда он ехал домой с бутылкой вина (это был последний элемент приготовления), то чувствовал, что у него чуть ли не дрожат руки от волнующего предвкушения.

Приехав наконец домой и выпив немного для настроения, он включил порнушку, а затем приступил к игре. Да, именно игре, потому что если девочки играют в куклы, то почему нельзя было назвать игрой его «общение» с силиконовой женщиной. Причем, именно общение, потому как, увлекшись, он действительно разговаривал с ней, как с живой.

– Ну что, подружка, займемся любовью? Смотри-ка, какая ты у меня аппетитная, – начал он со всех сторон ощупывать куклу. – Какие сиськи, ножки, попка… прелесть просто, а не девочка! Ах, как я обожаю такие формы! Вот так все это погладить, пощупать, потискать, – с удовольствием мял он руками силиконовое тело, сделанное почти идеально. Вот только добавить бы такой игрушке подогрева, и хоть женись.

Постепенно у него начал вставать. Увлекшись игрой, он окончательно вжился в роль, забыв обо всем на свете. Никуда не спеша, он как следует смазал влагалище, рот и анус куклы лубрикантом и вовсю растягивал удовольствие. Выпитое вино приятно расслабило его, и, глядя порнушку, он от души дурачился. Сначала пытался повторять действия порно-актеров, ставя куклу в те же позы, что и в кино, но потом перешел к собственному секс-творчеству.

– А ну-ка раскрой губки, милашка, – заталкивал он в силиконовый рот член. – Отлично, умница. Ах, какой у тебя приятный язычок, золотце, ты даже не представляешь! Любишь минет, вижу, что любишь, шалунья.

– Ах, как хорошо! – не торопился кончать он. – А теперь раздвинем ножки. Вот так, пошире… Нравится тебе мой член? Нравится? Нравится? Нравится?.. – начинал он загонять член во влагалище куклы.

– А попочка? Попочка-то у нас что скучает? Не любит ее, что ли, никто? Нехорошо, обидно попочке. Такой пухленькой, аппетитной, упругой… – и, развернув куклу, он примерялся к ее анальному отверстию. – Вот как у нас тут плотненько! – искренне восхищался он. – Первый раз, что ли, в попочку тебя любят? В первый, да? Не бойся, не будет больно, я осторожно войду, потихоньку. Вот так. Расслабься, и не будет больно, – плавно вводил он член в силиконовый зад куклы, так, будто это действительно была неопытная девушка. – Оп! Видишь, как входит. А ты боялась. Не больно ведь, да? Не больно. Не больно, а даже приятно. Приятно ведь, признайся, развратница. Я ведь знаю, что ты в душе развратница. Знаю, знаю, знаю… – загонял и загонял он в анус кукле член.

Так, по-разному разворачивая куклу, ставя ее в необычные позы и приговаривая, он кайфовал со своей новой игрушкой, все больше заводясь.

– Я, конечно, понимаю, что это негигиенично, – пришла к нему в голову очередная мысль. – Но мы потом с тобой как следует помоемся. Да ты ведь и ставила клизмочку перед нашим свиданием, да, умница моя? Ставила? Вот и хорошо, – и он развернул куклу в позу «доги-стайл». – Давай-ка мы теперь попеременно тебя будем любить, то нормально, то в попку. Тебе понравится контраст ощущений. Уверен, что понравится. Вот так.

Загоняя член то во влагалище куклы, то в анус, он делал по несколько толчков, постепенно убыстряя темп движений и сокращая количество толчков в одно место. Дыхание его становилось все более частым, на лбу выступила испарина, а лицо покраснело. Наконец он загнал член в зад кукле до самого упора, задрожал и со стоном кончил.

…«Надо будет как-нибудь напиться и позвать друзей, – подумал он, засыпая. – Вот прикол можно устроить, поиграв в групповуху! Приглашу как-нибудь этих извращенцев, уж коли сами мне куклу подарили, подопьем и… А фильм я знаю какой при этом посмотрим. Во спектакль получится! Можно даже роли разыграть», – и, сладко улыбнувшись, он провалился в сон.

 

81. Полный осмотр

Здоровье – дело такое… Чуть запустишь, и ходи потом по медицинским клиникам, а ведь она была уже не девочкой, четвертый десяток как-никак пошел, и, наслушавшись озабоченных здоровьем подружек, она решила пройти полный осмотр у врача. Так, на всякий случай, для профилактики, мало ли что бывает, так уж лучше заранее перехватить проблему, чем серьезно лечиться потом. Недаром в Израиле народ таким принципом руководствуется, а евреи-то народ рациональный, слышала она об этом как-то от одного умного человека. Там все регулярно проходят медицинское обследование, чтобы избежать неприятных неожиданностей. И она записалась на прием к рекомендованному подругой врачу. Тот, вроде, был специалистом широкого профиля, имел большой опыт и неплохую репутацию.

– Можешь доверять ему как мне, – напутствовала ее подружка. – Ежегодно хожу к нему проверяться. Главное, не стесняйся, он полностью тебя посмотрит-пощупает. Если же что-то его смутит, подключит других специалистов.

– Что значит «полностью посмотрит-пощупает»? – напряглась она.

– Ну а как ты себе такой осмотр представляешь? Он же врач. Как ему тебя обследовать? Уплотнения там какие-нибудь, состояние кожи, внутренние органы прощупать… Сама понимаешь. Рентген, узи и прочее – это одно, а внешний осмотр – другое. Хочешь быть здоровой – доверяй врачу.

И вот она пришла на прием. Приятный на вид мужчина, доктор сразу расположил ее к себе. Обсудив историю ее здоровья, они приступили к осмотру.

– Раздевайтесь до нижнего белья, а я пока помою руки, – отошел за перегородку врач. – Не смущайтесь, кабинет закрыт на ключ, да нас никто и не побеспокоит. Все знают, что идет прием.

Оставшись в одном белье, она встала посреди кабинета.

– Так. Приступим, – подошел к ней врач. – Неплохо выглядите для своего возраста, неплохо, – стал он внимательно осматривать ее тело.

– Стараюсь соблюдать диету, – улыбнулась она, довольная таким комплиментом.

– Сейчас посмотрим, что у вас с обменом веществ. Проверим жировую прослойку, – начал он ощупывать ее тело. – Многие врачи сразу назначают брать анализы, и зря, – его руки не спеша скользили вдоль ее живота, – в первую очередь надо проверить состояние кожи и форму фигуры.

– Форму фигуры? – удивилась она.

– А как же?! – тщательно ощупывая ее, комментировал свои действия доктор. – Дряблость, отвислость, жировые отложения, мышечный тонус, – все это отражает работу внутренних органов и обмен веществ.

– Ну как, доктор?

– Рано делать выводы, рано, – продолжал он тискать ее. – Ложитесь-ка теперь на кушетку и снимайте бюстгальтер. Взглянем повнимательней на грудь.

Чуть замявшись, она расстегнула лифчик.

– Не смущайтесь, – заметил ее нерешительность доктор. – Нам же полный осмотр надо произвести, а иначе и смысла нет. Давайте я положу его на стул, – взял он из ее рук бюстгальтер.

«Действительно, глупо стесняться», – подумала она, ложась на спину.

– Уплотнений никаких, похоже, нет, – переминал ее грудь доктор. – Хотя тут не надо торопиться делать выводы. Женская грудь – тонкий орган, к нему надо со всем вниманием относиться. Вот так пощупаем… теперь потеребим… одну грудь… другую… – его ладони тщательно изучали ее молочные железы, видно было, как доктор прислушивается к своим ощущениям. – Очень хорошо! Никаких опасений. Теперь соски, – и он начал покручивать пальцами соски.

– Ой! – пискнула она.

– А как вы думаете? Многие врачи не уделяют достаточного внимания обследованию сосков, и зря. Крайне важно проверить их чувствительность, – продолжал он пощипывать соски, следя за ее реакцией. – Это значимый показатель здоровья. Очень значимый!

– Считаете… доктор? – выдохнула она.

– Уверен, – утвердительно кивнул он и наконец отпустил ее напрягшиеся от такого осмотра соски. – Ну что же. Могу вас обрадовать. Замечаний и тут нет. Теперь давайте посмотрим живот. Расслабьтесь, – и руки доктора начали исследовать ее живот. Поглаживая его и чуть надавливая, он медленно опускался вниз, комментируя результаты. – Так… желудок не смущает… поджелудочная железа тоже… тут все гладко, как и положено… надо бы снять трусики, приподнимитесь, – и, даже не успев подумать, она по инерции приподняла таз, видно, доктор заговорил ее.

Одним отработанным движением тот быстро приспустил до щиколоток ее трусики. Смущаться было уже поздно, да и врач вызывал у нее доверие, видно было, что он хорошо знает свое дело.

– Так, и здесь сейчас все осмотрим, – начал поглаживать он ее лобок. – Причесочка у вас красивая, – сделал он очередной комплимент.

– Спасибо, – улыбнулась она. Все-таки забавным мужчиной был этот доктор.

Его руки продолжили путешествие вдоль ее тела. Теперь они уже добрались до самого низа лобка и начали соскальзывать в промежность.

– Чуть раздвиньте ноги, пожалуйста. Надо бы проверить, нет ли уплотнений в паху.

Согнув в коленях ноги, она чуть развела их.

– Спасибо. Так мне будет удобней, – вежливо поблагодарил ее доктор, и его ладонь скользнула вдоль ее половых губ. От всех его манипуляций с грудью они были уже чуть припухшими и влажными. Опытный глаз врача сходу заметил это. – Хорошая у вас реакция организма, правильная, – очередной раз прокомментировал он. На этот комплимент она отвечать воздержалась, да и боялась сделать это без дрожи в голосе, настолько чувствительным было прикосновение его руки к промежности.

– Здесь тоже очень важно все как следует прощупать, – между тем потирал пальцами в ее паху доктор. – Вот здесь… и здесь… и здесь… – она чувствовала, что начинает все сильнее течь и слабо понимать, что говорит ей доктор, а тот продолжал и продолжал свой осмотр, словно не замечая ее состояния.

– Я, конечно, не гинеколог, но основные моменты мне хорошо известны, – уже как в тумане услышала она. – Давайте-ка мы до конца снимем трусики и проверим влагалище, – и не успела она ответить, как ее трусики лежали на стуле рядом с бюстгальтером. Теперь на ней оставались одни лишь чулки.

– Чулки нам не помешают, – словно поймав ее мысли, заметил доктор и присел на корточки. – Нет, пересядьте-ка вы лучше в кресло, так будет лучше. Оно, правда, не гинекологическое, но все же удобнее, – и он помог ей встать с кушетки. Немного пошатываясь, она перебралась в кресло, уже слабо соображая, что делает. Осмотр явно вывел ее из себя, но надо же было как следует разобраться со своим здоровьем. Примерно такое пыталась она найти объяснение происходящему, следуя командам доктора и не решаясь ослушаться.

Откинувшись в кресле с раздвинутыми ногами, она закусила губу, чтобы не стонать, все-таки это был кабинет врача, а не спальня любовника. Стоя на коленях, доктор продолжил осмотр. Бормоча себе что-то под нос, он теребил ее половые губы. Они уже окончательно набухли и раздвинулись, открывая вход во влагалище. Это-то, похоже, и нужно было доктору. Довольно хмыкнув, он принюхался. Принюхался и вдруг резко лизнул ее между ног.

– Ай! – чуть не подпрыгнув в кресле, вздрогнула она. – Что это в…вы, доктор?!

– Народные методы диагностики, – как ни в чем не бывало ответил тот и вновь лизнул ее половые губы.

– Ой! – опять вскинулась она, вытаращившись на доктора.

– Ваша подруга разве не говорила вам, что я практикую и такие методы? – недоуменно взглянул он на нее снизу, приподняв голову. – В сочетании с медицинской классикой они очень показательны. Очень. Вкус и запах крайне много говорят специалисту.

– Ш…шутите, доктор? – буквально простонала она, находясь в полной растерянности. Врач буквально шокировал ее своим поведением.

– Я похож на шутника? – искренне удивился такому вопросу доктор и, изредка принюхиваясь, стал лизать ее половые губы.

Вцепившись руками в подлокотники кресла и широко открыв рот, она с обалдевшим видом сидела в кресле и старалась сдерживать стоны.

– Хорошо! Очень хорошо! – изредка отрываясь от ее промежности, диагностировал доктор и вновь продолжал лизать. Видно, он хотел в чем-то окончательно убедиться.

Она уже начала дрожать, когда он наконец оторвался от ее промежности. Оторвался и начал расстегивать ширинку, и она с недоумением смотрела на него. Помещение врачебного кабинета уже плыло вокруг, словно в тумане, а она не понимала, что теперь собирается делать доктор.

– Очень важно определить реакцию женского организма на внешние воздействия, – извлек тот из штанов уже стоящий член. – В полном обследовании это крайне важная составляющая. И не успела она моргнуть глазом, как доктор вошел в нее, переходя к углубленному обследованию.

Этот врачебный осмотр она надолго запомнила.

 

82. Приватный танец

Он обожал стриптиз, жаль, что не было возможности почаще наслаждаться им. Что еще может быть красивее извивающегося в танце обнаженного женского тела?! Это же настоящее искусство, когда танцовщица умеет завораживать эротикой. Чувственной, естественной, волнующей и гипнотизирующей одновременно. Увы, не многие стриптизерши умеют по-настоящему красиво танцевать. Именно поэтому он всегда ценил, когда удавалось столкнуться со знающей свое дело девушкой, не просто подрабатывающей в клубе, а раскрывающей настоящее мастерство. Мастерство танца, мастерство соблазнения, мастерство вовлечения в транс. Да, именно транс, потому что когда тебя умело погружают в эротику пластики женского тела, ты забываешь обо всем.

Так было и в этот вечер. Сидя в общем зале клуба и наблюдая за находящимися на подиуме стриптизершами, он хорошо видел тех, кто танцует неформально. К сожалению, такое бывает редко, но на этот раз ему повезло, и он сразу заказал приватный танец одной девушке. Он всегда поступал так, если встречал хорошую стриптизершу, обожал растворяться в гипнозе умелой эротики. Ведь когда ты один на один с искусно танцующей девушкой, в этом есть какое-то шаманство, возникает ощущение, будто с тобой занимаются любовью на расстоянии нескольких сантиметров.

В клубе были очень уютные кабинки для приватных танцев и, сидя на диванчике с бокалом коньяка в руке, он ожидал стриптизершу. Открылась дверь, и девушка скользнула внутрь. Переодевшись после общего танца, она стала выглядеть еще привлекательней. Красное белье невероятно шло ей, изящно подчеркивая и без того соблазнительные формы. Он невольно задержал дыхание, увидев такую красоту совсем рядом. Почувствовав его реакцию, танцовщица довольно улыбнулась, нечасто встретишь настоящего ценителя эротики.

– Привет! – проворковала она. – Ждешь меня?

– С нетерпением, – включился он в игру.

– Ну, тогда здравствуй, – протянула она ему руку, – Маша.

– Сергей, – он никогда не скрывал своего имени, считая это унизительным для мужчины, хотя девушки, конечно, работали под псевдонимами.

– Любишь стриптиз? – приветливо лучились ее глаза.

– Обожаю, если он умелый.

– А ты знаток?

– Конечно! И сразу вижу умеющих танцевать девушек. Ты умеешь.

– Правда? – расплылась она в довольной улыбке от такого комплимента.

– Ну а зачем же мне лукавить? Теперь хочу, чтобы ты для меня потанцевала. Хотя нет, – пригубив коньяк, чуть подумал он, – скорее, для себя, чем для меня.

– Для себя? – удивилась стриптизерша.

– Именно. Наслаждайся свободой своего тела, дай ему раскрыться. Растворись в собственной эротике.

– Ты серьезно?

– Вполне. Мне кажется, у тебя получится.

Заиграла музыка (в кабинках она была той же, что одновременно звучала в зале), и стриптизерша начала свой танец.

Глаза! Больше всего завораживал ее взгляд. В нем было столько глубокой, зовущей эротики, манящей и загадочной, чувственной и откровенной, что, казалось, он вместе с ней погружался в неведомый, волшебный мир, мир любви и наслаждений, мир, из которого не хочется возвращаться назад.

Вблизи неведомая, магическая эротика танца девушки оказалась просто колдовской, она завораживала и увлекала настолько, что все окружающее мгновенно растворилось в полутьме. Волны экстаза перекатывались по гибкому телу танцовщицы, видно было, как, раздеваясь, она постепенно возбуждается и начинает дрожать. И эта дрожь невольно вызывала ответную реакцию где-то в центре груди у него самого. Одна за другой детали ее одежды падали на пол, а он все сильнее пьянел от эротики. Плавные, ритмичные движения, легкие прикосновения полуобнаженного, дразняще-сексуального тела гипнотизировали и манили его. Руки сами потянулись к ней, помогая раздеваться дальше, и постепенно он одурел от этой магии. Его грудь поднималась и опускалась в такт с ее дыханием, а ноздри жадно ловили запах восточных масел, исходивший от разгоряченной стриптизерши. Транс, это был настоящий транс, состояние отрешенности, полета и вовлеченности в другое измерение, сюрреалистическое пространство безумной и необычной эротики. Даже не замечая этого и ощущая, как все сильнее начинает возбуждаться, он, как завороженный, гладил обнаженное тело танцующей девушки, лаская ее бедра, живот, грудь, чувствуя ладонями шелк ее влажной кожи.

И, похоже, это его состояние передалось самой танцовщице, перетекло из его пальцев прямо к ней в кровь, растеклось по всему телу, заполнило дурманом голову, и она потеряла над собой контроль. Волна возбуждения захлестнула ее абсолютно непроизвольно, как-то само собой, естественно и независимо от осознания всего происходящего. Она не могла уже этому сопротивляться, она окончательно опьянела вместе с ним и начала раздевать его.

Его руки все больше смелели, а губы сами потянулись к ее телу, он уже не помнил, что она обычная стриптизерша, не осознавал, где находится и что делает, он сошел с ума от неконтролируемой похоти. Это его безумное возбуждение словно током ударило ей в голову, и, не выдержав приступа желания, она со стоном насадилась на него.

 

83. Неблагочестивая монахиня

Он не мог уже с этим нормально жить, воспоминания замучили его. Они стали настоящим кошмаром, и он решил пойти исповедоваться, надеясь, что это облегчит угрызения совести. В это время они как раз жили на даче, недалеко от сельской церкви, расположенной рядом с монастырем, и это удобно было сделать.

Но надо же было такому случиться, что батюшка, как назло, заболел, а точнее, чем-то отравился, причем почувствовал это, когда они хотели уже было начать исповедь. Ему и так-то нелегко было решиться на это, а тут еще предстояло приходить в другое время, которого могло и не быть. Он ведь специально выбрал момент, когда жена ушла по делам к соседке. И он стал просить батюшку найти замену.

– Отец, поймите меня, – канючил он, в то время как бедный священник держался руками за живот. – Я бы очень хотел не откладывать исповедь. Для меня это крайне важно, прошу вас. Если вы сами никак не можете, пусть меня исповедует кто-нибудь другой.

– Не могу, никому не могу такого доверить, сын мой. Ты же знаешь, как исповедь проводится, приходи в другой раз, – и священнослужитель торопливо убежал.

– Ах, черт! – ругнулся он и испуганно перекрестился (осторожней надо нечистую силу вспоминать в церкви-то). И так он при этом огорченно выглядел, что сложно было ему не посочувствовать.

Их разговор со священником случайно слышала стоявшая неподалеку монахиня и, видя, как он, бедолага, огорчился, подошла его утешить.

– Не расстраивайтесь так, завтра исповедуетесь, – участливо погладила она его по руке. – Что вы прямо с лица сошли?

– Да мне сегодня очень хотелось. Завтра, наверное, не смогу, а то, может, еще и передумаю.

– Исповедоваться передумаете? Это нехорошо, – покачала головой монахиня.

– Да я и так-то еле решился на это, совесть замучила, а тут на тебе, какой облом, – только что не плюнул он на пол церкви, да вовремя спохватился.

– Да вы, главное, в душе раскайтесь о содеянном, уже одно это очень хорошо.

– Раскаялся уже, вроде, да совесть все равно мучает.

– Что, уж так нагрешили?

– Да бес попутал. Вот и хотел попробовать исповедоваться. Думал, поможет.

– Первый раз, что ли, на исповедь пришли?

– Первый, – вздохнул он. – И, похоже, последний. Пойду выпью тогда, коли так. Может, и отпустит, – и он развернулся к выходу из церкви.

– Ну уж это вы зря так, – пошла рядом с ним монахиня, сопереживая ему. – Не смог батюшка, бывает. Вы же все равно на исповеди не к нему обращаетесь, а к Господу. Господь грехи прощает.

– А я и не знаю толком, как к Господу обратиться. Думал, батюшка поможет.

– Главное в исповеди – искреннее раскаяние, – сердобольно пояснила ему заботливая монашка, – а в душе при этом должно быть твердое намерение не повторить такого греха.

– Вот я и думал, что батюшка поможет мне правильно раскаяться, – продолжал сокрушаться он, когда они уже вышли из церкви, – сегодня, пока я решился.

– Ну что с вами поделаешь? – волновалась за него монахиня. – Давайте я, что ли, вам помогу. Исповедь я, конечно, не имею права проводить, но как у Господа прощения просить, могу подсказать.

– Серьезно можете помочь? – оживился он.

– Серьезно, – монашка внимательно посмотрела на него и оглянулась. – Но не здесь же. Пойдемте тогда ко мне в келью. Тут рядом. Дело-то серьезное, надо все не спеша провести.

Ни минуты не задумываясь, он согласился, и они пошли в монастырь.

Келья у монашки была небольшая, но уютная, да и сама она располагала к себе своей искренней заботой о ближнем.

– Давайте, чтобы вы меньше смущались, сделаем как в исповедальне, – огляделась монахиня. – Откроем вот так дверцу шкафа. Это будет как бы перегородка между нами, и вы не будете меня видеть. Тогда легче будет общаться с Господом, уйдя в себя. Я же буду вам тихонько подсказывать, задавая наводящие вопросы.

– Да. Мне так будет намного проще, спасибо. Я ведь стесняюсь, честно говоря. Вы же женщина, а грех-то у меня еще тот.

Монашка, между прочим, была вовсе не старушкой. Неясно, что занесло ее в монастырь, по-разному жизнь складывается, но выглядела она помоложе его жены.

– Ну и славно! Тогда начинайте. Говорите искренне и не стесняйтесь. Вы не мне это рассказываете, а Господу, – успокоила она его. – Расскажите, что за грех вы совершили.

– Очень нехороший поступок совершил, – вздохнул он. – Жене изменил. И не просто изменил, а с ее подругой.

– О Господи! – перекрестилась за перегородкой монашка. – Как можно?! Грех-то какой!

– Говорю, бес попутал. Не поверите, в мыслях не было.

– Оно и конечно! Разве ж сам до такой гадости додумаешься.

– Вот и я говорю, бес. Вспоминать стыдно.

– А надо. Не знаю, как бы батюшка вам исповедоваться помогал, но я считаю, что надо все как можно подробней вспомнить. Грех этот ваш по косточкам следует разложить. Тогда вы это как бы заново переживете, ну а поскольку раскаиваетесь, и вам стыдно за содеянное, Господь и простит. Чем более стыдно вам будет вспоминать, тем лучше.

– Хорошо, матушка, – тяжело вздохнул он. – Коли никак без этого, расскажу все, как было.

– Меня не смущайся. Ты же каешься, сын мой, – вошла в роль батюшки монахиня.

– А произошло это следующим образом, – начал он. – Пригласила нас с женой в гости ее подруга из Латвии. На Лиго пригласила, праздник у них там такой есть. Проводится в конце июня. Люди выезжают на природу, ищут цветок папоротника, жгут костры, жарят шашлыки, пьют пиво, веселятся, голыми купаются. Есть у этого праздника такая особенность. Как бы можно расслабиться и вольности себе позволить, с природой слиться. Это традиция. Был у них изначально такой языческий праздник, так там даже любовью занимались кто с кем ни попадя.

– Кошмар какой! Типа нашего Ивана Купалы, наверное.

– Есть что-то похожее… Ну, и полетели мы в Ригу. А я ту подругу и до этого уже видел. Симпатичная такая бабенка, с мужем вдвоем живут, детей нет. И только мы собрались за город на Лиго выезжать, как мужа ее в командировку срочно отправили, случилось что-то на фирме. Бывает, что поделаешь, не отменять же было праздник из-за этого. Ну, и присоединились мы тогда втроем к их друзьям, большой компанией поехали, на нескольких машинах.

– Оно и веселее, наверное.

– Вот уж это точно, – усмехнулся он. – Как надо повеселились. Слушайте дальше. Началась дружная гулянка на природе. Народ подпил, расслабился, начал шалить, дурачиться, шуры-муры крутить. Я уже говорил, что праздник этот своеобразный такой. Смотрю, подруга эта, вроде как, глазки мне строит, шутит якобы. Она-то одна была, а ей же тоже резвиться хочется, как и всем. А народ между тем все больше раскрепощается. Атмосфера становится соответствующей, и тормоза отпускает. Кто-то целуется уже. Кто-то заигрывает с кем-то, кто-то в кусты в обнимочку удалился, кто-то купаться голым пошел, пример подал. Ну и мы выпили, расслабились и тоже – нагишом в воду. Гляжу, и подруга эта тоже одежду всю с себя сбрасывает. Сбрасывает, и к нам плескаться. Сиськи у нее болтаются, хохочет, резвится. Луна ярко светила, и все видно было. Чувствую, встает у меня, аж из воды неудобно выйти. А она, раз, и заметила это, поняла, что на нее. Поняла, и давай меня еще пуще дразнить, сучка такая. Народу-то в воде много, темно. Кто и что делает – толком и не разглядишь. Жена-то не замечает, да и выпила уже немало, а подруга ее резвится вовсю. То в воде меня коснется, то, голую попу показав, нырнет, то грудью перед самым носом потрясет.

– Вот бесстыдница!

– Да не говорите, матушка. И возбудила меня по полной. Стоит так, что хоть сумку вешай, аж зудит между ног, – и он почувствовал, что начинает возбуждаться от этих воспоминаний.

– О боже! – вновь перекрестилась монахиня, но возникло ощущение, что и у нее изменился голос, живой же она человек, такое слушать, хоть и затворница.

– И что прикажете делать? Хватаю я жену, и в кусты. Она аж растерялась, бедная, от такой моей прыти. Прижал ее к дереву, наклонил чуть и давай жарить сзади. Только писк стоит, – нужны такие подробности-то, матушка? – спохватился он, поняв, что увлекся.

– Чем подробней вспомнишь, тем лучше, главное – раскаивайся, – и, дотянувшись до графина, монахиня налила себе холодной воды.

– А я и раскаиваюсь, – вытер он испарину со лба. Нелегко ему давалась эта исповедь. – Ну вот. Чувствую, кусты, вроде, рядом шевельнулись, да ладно, ветер, думаю. Еще пониже жену наклонил, и ну любить ее дальше. Кончил, правда, быстро, так возбудился. Возвращаемся опять к костру, а подруга эта подмигивает, хохочет вновь, чувствую, подглядывала, зараза такая.

– Совсем обнаглела!

– Да не говорите! Ни стыда, ни совести. А гулянка между тем продолжается, и атмосфера все привольней. Многие уже и у костра голыми сидят, сиськи, по крайней мере, не скрывают. Подруга эта в том числе. А грудь у нее, я вам скажу, что надо. Да и попа тоже, впрочем; мы как купаться вновь пошли, я ее получше разглядел (специально булками своими перед носом моим крутила).

– Ну что ты будешь делать! – теперь уже голос монахини явно подсел, видно, взволновала ее эта история.

– И я о том же, – и он почувствовал, что штаны становятся ему тесными. – И у меня, само собой, опять встал. Как у подростка прямо, сам себе удивлялся. А жена уже, как назло, совсем пьяная. Какой там секс, развезло ее, на руках из воды тащу, а член стоит. Подруга смотрит на эту картину, хохочет опять, весело ей, видите ли, и воздушный поцелуй мне шлет.

– Шельма!

– Ага. Есть у вас вода, матушка? – выглянул он из-за перегородки.

– Есть, – вид у монахини был уже слегка обалдевший, и ему показалось, что она отдернула от промежности руку, а ряса у нее немного задрана. Видно, нелегко порядочной женщине было выслушивать такое. – Присядь, сейчас принесу, – встала она со скамьи. – И себе заодно подолью.

Он опустился на ее скамью, только теперь почувствовав, что устал стоять за перегородкой. Член у него вовсю стоял от всех этих воспоминаний, а голова немного кружилась, и он невольно проводил глазами зад монашки. Выглядел тот, между прочим, вполне аппетитно, несмотря на нелепую рясу.

– Держи, сын мой, – протянула ему стакан монахиня, сев рядом. Рука у нее слегка дрожала.

– Можно, я дальше сидя буду исповедоваться? Устал стоять.

– Можно, – жадно отхлебнув воды, кивнула монахиня. – А то стула у меня тут свободного нет, за перегородку тебе поставить.

– Ну, тогда дальше вспоминать буду.

– Давай, сын мой, кайся.

– Стали мы домой собираться. Кто-то уже разъехался, и машин было мало. Пришлось битком размещаться. Мы сели в джип приятеля той подруги. Утрамбовались, как могли. Жену мою укачивать стало, и ее посадили вперед, а мы сами пристроились на третьем, раскладном сидении джипа, считай, в багажнике. Еле-еле вдвоем поместились. На втором ряду еще четыре человека сидело, а мы позади всех, среди сумок, но не пешком же идти.

– Ну, конечно! Это ты с ней, получилось, рядом оказался.

– Точно, – усмехнулся он, – а она в придачу – полуголая.

– Как это? – и, явно волнуясь за него, монахиня облизнула губы.

– Тонюсенькая блузка и юбчонка. Белья надевать не стала. Я-то, честно говоря, подсмотрел ненароком, когда она одевалась, – проговорился он. – Вышло так.

– Ну, совсем сдурела баба! – возмутилась очередной раз монахиня, а сама между тем тоже была без трусов. Нравилось ей, как снизу продувает под рясой, тем более что в этот день было жарко.

– И вот представьте себе. Сидим мы с ней, тесно прижавшись, рядом. Вот почти как мы с вами сейчас, – скамейка у монахини в келье была небольшой, и они действительно сидели плотно. – Машина качается на ухабах, и бедра наши трутся. У меня от этого ощущения еще пуще встал.

– О Господи! – перекрестилась трясущейся рукой монахиня. – Прости и помилуй.

– Ага, – и он вдруг почувствовал тепло ее бедра. – А я ведь при этом знаю, что она без трусиков, и это меня еще сильнее возбуждает.

– П…почему, сын мой? – голос у монахини вдруг сбился.

– Ну, как бы ощущение доступности возникло. Задирай юбку, и все. Там же сразу все открытое, и мне эта мысль в голову лезет… не переставая, – и он почувствовал, что его голос тоже садится.

– Н…ну да, – задумчиво протянула монахиня, – и ее это, наверное, тоже… возбуждало. Ощущение… это.

– Ага, и я это вдруг ясно почувствовал. Ее возбуждение.

– К…как почувствовал? – монахиня вдруг стала чуть заметно дрожать.

– А по дрожи почувствовал. Как бы мелкий озноб у нее появился. Ну а мне от этого просто в голову ударило. Сидишь вот так вплотную с женщиной и чувствуешь, как ей хочется. Ощущаешь, как в ней желание закипает. Понимаешь, что она течь начинает. Мокнет вся уже, а трусиков на ней нет. У меня напрягся так, что штаны начали трещать.

Дрожь монахини становилась все более явной. Щеки у нее покраснели. Дыхание стало чаще. Он ясно ощутил, что она закипает. Член у него стоял уже колом. Взгляд монахини непроизвольно опустился на его явно выпирающий бугор и как-то на нем задержался. Буквально с трудом подняв глаза, она затуманенным взором посмотрела ему в глаза.

– С…срам-то к…какой, – заикаясь, прошептала она. – А д…дальше ч…что?

– И, видно, почувствовав это мое состояние, она положила мне руку на ширинку. Положила и начала гладить.

– Разврат-то к…какой, – еле слышно выдохнула монахиня.

– И тут я ощутил, что окончательно дурею… Руки сами полезли к ней под юбку. Не хотел, ей-богу, сами.

– П…понимаю, что с…сами. Б…бес попутал.

– Ага, вот так полезли… сами, – и он вдруг осознал, что непроизвольно гладит ногу монахини, постепенно задирая ей рясу. Став буквально пунцовой, та сидела не шелохнувшись и только все сильнее начинала дрожать. – А она между тем расстегнула мне ширинку, – не прекращал свой рассказ он, – достала член… Да что там достала, он сам как бешеный на свободу выпрыгнул. Достала и давай его ласкать пальчиками, – и, продолжая одной рукой задирать рясу монашки, он второй расстегнул штаны, извлекая стоящий колом член.

Независимо от ее воли рука монахини потянулась к его члену, и она обхватила его ладонью. Между тем он добрался до ее промежности и обнаружил, что там нет трусов. Застонав, монахиня чуть раздвинула ноги, и его пальцы нащупали набухшие половые губы. Судорожно вздрогнув, монахиня поперхнулась воздухом.

– Дав волю рукам, мы все сильнее дурели, – лаская ее, продолжил он. Монахиня говорить уже не могла. Ему приходилось исповедоваться без ее помощи. – Я чувствовал, как ей тяжело сдерживать стон. Она буквально тряслась, стараясь не выдать себя звуками, ведь впереди сидела вся компания. Несмотря на темноту, очертания людей были видны, но, слава Богу, все смотрели на лесную дорогу, не обращая на нас внимания, да и музыка в салоне громко играла.

Рядом находились кельи других сестер, и монахиня изо всех сил сжала зубы. Она уже вовсю текла, в голове у нее окончательно помутилось, а желание ощутить член внутри буквально взрывало ей разум. Он и сам уже не мог сдерживаться и, ощутив, что она на пределе, продолжил свою исповедь, один в один воспроизводя наяву все произошедшее.

– И бес окончательно попутал меня. Задрав посильнее ей юбку, я подхватил эту развратницу под ягодицы и посадил на себя.

– А-ах! – протяжно простонала монашка, насаживаясь на его кол. – Гос…споди, п…прости и п…помилуй! Бес п…попутал, – прерывающимся голосом прошептала она, улетая в рай.

 

84. Подробная консультация

И все-таки она решила подать на развод, надоело терпеть это. Годы незаметно уходили, а ее личная жизнь превратилась в какую-то скучную рутину. Ну и что из того, что муж состоятельный человек, и что в принципе значит вся эта сытость-стабильность? Такая ванильная размеренность достала ее. Ни настоящих эмоций, ни страсти, ни новых ощущений; все какое-то однообразное и надоевшее, словно старые трамвайные пути.

Скучно! Ей просто стало безумно скучно так жить, и все эти надуманные попытки влить свежую струю в семейную жизнь ничего не меняли. Она чувствовала себя не привлекательной сексуальной женщиной, а ухоженной старухой, живущей воспоминаниями о былых эмоциях.

Но, задумав развод, она решила для начала подробно проконсультироваться у адвоката. Тот оказался приятным мужчиной интеллигентного вида. Выглаженные брюки, светлая рубашка, очки, галстук, умный, внимательный взгляд, он сразу располагал к себе. Вопрос был серьезным, и им пришлось встречаться несколько раз.

И вот она пришла к нему на очередной прием. Обсудив актуальные вопросы, они отложили папку с бумагами. Она была последним клиентом на этот день, адвокат никуда не торопился, и беседа перешла в неформальное русло.

– А вы давно занимаетесь разводами? Это что, ваша основная специализация?

– Ну да, как и у всех юристов обычно. Каждый работает в узком направлении.

– Сложная тема – людей разводить?

– По-разному бывает. Иногда и не просто.

– А все-таки из-за чего, в основном, люди расходятся? Есть статистика?

– Есть, конечно! Из-за секса.

– Из-за секса?! – искренне удивилась она.

– Ну да. Из-за сексуальной неудовлетворенности. По всем исследованиям именно эта причина лидирует, однако часто люди не задумываются, что это именно так. Когда же их начинают системно опрашивать и выявляют приоритеты, то выясняется, что основная причина разводов – плохой секс.

– Интересно, – задумалась она.

– Мне кажется, у нас сложились доверительные отношения, – внимательно посмотрел на нее адвокат. – Не так ли?

– В общем, так.

– Давайте тогда вместе проанализируем ваш случай. Ведь вы же инициатор развода?

– Да, я.

– Вот я и предлагаю тогда поразмышлять об этом. Не в общих чертах, типа «не сошлись характером» или «наскучили друг другу», а попробовать добраться до сути.

– А почему бы и нет? – оживилась она. – Я ведь действительно глубоко не копала.

– Ну так а зачем потом на те же грабли наступать? Мало ли – еще раз замуж соберетесь. Только давайте откровенно тогда. Иначе смысла нет. Договорились?

– Договорились, – и она поудобней устроилась в кресле, сидя напротив него.

– Поразмышляйте вслух о вашей сексуальной жизни с мужем. Ах, да! – хлопнул он себя по лбу. – Забыл спросить. Может, эта сфера отношений вообще для вас не значима? Есть такие люди. У них изначально сексуальность понижена. Есть и пары, которые, по сути, просто дружат. Тогда нет смысла на эту тему разговаривать.

– Нет-нет! – рассмеялась она. – Я не из таких. Мне гармонию в жизни подавай, и сексуальную в том числе. Уж я-то чувствую свою сексуальность, поверьте.

– Верю, – улыбнулся он. – Давно обратил внимание на вашу женственность и искорки в глазах.

– Да что вы? – кокетливо повела плечиком она и, выпрямив спину, приподняла грудь. Вообще-то она была сегодня без лифчика, любила иногда такое.

– Ну, тогда вернемся к нашей актуальной теме, – бросил он взгляд на ее грудь, заметив слегка просвечивающие сквозь ткань блузки темные кружки сосков. – Расскажите, как ваша интимная жизнь развивалась с годами, что менялось. Вспомните, насколько все было интересно и эмоционально вначале, и что сейчас. В общем, попробуйте проанализировать эту тему сами. Если не будет получаться, я помогу вам наводящими вопросами.

– Да я уже и так думаю, что вы, пожалуй, правы, – задумчиво посмотрела она в окно и вздохнула. – В этом, наверное, основная причина. В первую очередь, конечно же, секс. Он у нас почти совсем иссяк. А если и есть, то в виде поднадоевшего ритуала, когда у мужа с трудом встает, извините за грубые слова, – как бы опомнилась она.

– Ничего страшного! Мы же договорились называть вещи своими именами, – приободрил ее адвокат. – А что, сейчас совсем уже кисло? Вы такая привлекательная женщина. Странно. И о чем думает ваш муж?

– Привык, наверное, не ценит. Ни новизны в сексе, ни разнообразия. Все реже и реже, а эмоции совсем затухли.

– Да, привычка в постели – страшная вещь. Скучно становится, а скука, как ржавчина, любые отношения разъест.

– Он даже ласкать меня толком перестал. Как только эрекция наступит, сразу секс начинает. Боится, наверное, что опустится.

– Но это же неправильно! И даже грудь не ласкает?

«И как он догадался, что у меня чувствительная грудь?» – подумала она и, вновь расправив плечи, с тяжелым вздохом пожаловалась:

– Разленился вконец.

– Полное безобразие! – улыбнулся адвокат и опять взглянул на ее бюст.

– Не говорите, – и она вдруг почувствовала, что ткань блузки трет соски.

– Я лично обожаю женскую грудь. Независимо от размера обожаю, – вдруг разоткровенничался адвокат. – Вот вы сегодня без лифчика, и я это сразу вижу.

– Да вы, я смотрю, еще тот мачо! – подмигнула ему она. – И как же это вы заметили?

– У вас изумительные соски. Их сложно не заметить. Так сразу и бросаются в глаза.

– Правда? – и она шутливо заглянула в декольте блузки, чувствуя, как все сильнее набухают соски.

– Ну конечно! – и он пододвинул к ней свой стул. – Я вот их еще не вижу (так и сказал «еще», и она вдруг обратила на это внимание), а уже четко представляю себе их характер.

– Характер? – рассмеялась она.

– Именно характер. Вы же знаете, что соски иногда живут своей жизнью, а значит, имеют характер.

– Вот уж точно иногда своей жизнью живут, – вновь рассмеялась она, настолько забавными были его рассуждения. – Напрягаться вдруг начинают ни с того ни с сего. Чувствительными внезапно становятся.

– Ну уж и «ни с того ни с сего»! Они порой раньше хозяйки чувствуют, что им перепасть может.

И от этих разговоров ее соски стали совсем твердыми, выпирая откровенными бугорками сквозь ткань блузки.

– Вот смотрите, что вытворяют ваши, – наклонился он, рассматривая поближе ее грудь, и она почувствовала, что их общение становится все более увлекательным. – Они ведь даже не интересуются вашим мнением. Смотрите, как набухли! – и он чуть тронул сосок через ткань.

– Ой! – невольно вздрогнула она.

– Такие чувствительные?! – его голос выражал восхищение.

– Жутко, – сладко поежилась она.

– О, боже, какая прелесть! – начал он потихоньку поглаживать кончиком пальца бугорок на блузке. – Да вам невероятно повезло. Смотрите, какой он упругий и нетерпеливый, – палец продолжал осторожно кружить вокруг соска, и она почувствовала, что пьянеет, – а ну-ка давайте мы на него внимательней посмотрим, – и осмелевший адвокат приспустил декольте ее блузки, обнажая грудь.

– Красивый? – вопросительно взглянула она на него. Он так заговорил ее, что она даже не подумала возражать в ответ на эту его нагловатую выходку, но уж такая у них вдруг пошла игра.

– Еще бы! – с обожанием смотрел адвокат на ее сосок, похоже, он не лукавил и действительно был настоящим ценителем женской груди. – И такой приятный, если потрогать! – слегка коснулся он его пальцем. – Какой нежно-коричневый, какой шелковистый на ощупь! – начал он водить подушечкой пальца вокруг вершины подрагивающей груди. Подрагивающей, потому что она вдруг почувствовала сладкий озноб во всем теле, растекающийся по нему теплыми волнами.

Привстав, она непроизвольно придвинулась ближе к адвокату, навстречу его ласкам. Это получилось у нее само собой, видно, она действительно истосковалась по таким нежностям. Адвокат почувствовал, на какой струне играть, а впрочем, он и сам по-настоящему увлекся.

– Такой молочно-шоколадный, так и просится в рот, – продолжая искренне восхищаться красотой соска, он жадно захватил его губами, ведь у него уже текли слюни. Весь его вид говорил об этом.

И эта его жадность еще больше вскружила ей голову, заставив ее всхлипнуть и схватить его рукой за голову. Это было что-то невероятное, губы адвоката творили с ней чудеса. Нежно пощипывая сосок, вращая вокруг него языком и облизывая, он наслаждался дразнящим вкусом упругости, а она постанывала, захлебываясь остротой ощущений, и чувствовала, что начинает таять. Адвокат все больше сводил ее с ума своими ласками. Не выпуская изо рта груди, он скользнул рукой под юбку и начал поглаживать ей промежность. Его руки все больше смелели, но она и не думала о сопротивлении; на нее все сильнее накатывало желание, которого было уже не скрыть.

Сквозь тонкую ткань трусиков прощупывались складочки половых губ, начавшие набухать от прилива крови. Она становилась откровенно мокрою, и пальцы адвоката почувствовали это, он начал сгорать от нетерпения. Ощущая это его возбуждение, она почувствовала, что теряет над собой контроль, и податливо раздвинула ноги, а затем и вовсе пересела к нему на колено, невозможно было теперь уже сдерживаться.

Ее рука сама опустилась на растущий бугор его брюк, словно магнитом притянувший ее пальцы, и адвокат судорожно вздрогнул, настолько это оказалось для него чувствительным, похоже, он дошел уже до предела.

И так, вдвоем лаская друг друга, они оба все сильнее возбуждались, начиная дрожать от желания и чувствуя, что не могут уже остановиться.

Когда рука адвоката скользнула ей в трусики, она сама не выдержала и, расстегнув ему ширинку, выпустила на свободу член. Тот был уже в боевой готовности, нетерпеливо подрагивая в жажде совокупления, и, опустившись на колени, она заглотила его. Широко открыв рот, адвокат судорожно всхлипнул и схватил ее руками за голову, его будто током ударило. Теперь уже он дрожал и постанывал от наслаждения, сидя на стуле, а она, став на колени, брала у него в рот. Его член стал уже совсем каменным, он буквально пульсировал кровью, и дикое желание ощутить его внутри яркой вспышкой шарахнуло ей в голову. Она мгновенно превратилась в обезумевшую от похоти самку, весь мир для которой олицетворялся в виде стоящего колом члена. Вскочив, она дрожащими от нетерпения руками приспустила адвокату брюки и насадилась на него сверху.

Консультация становилась все более содержательной, похоже, адвокат был прав, ей действительно не хватало секса.

 

85. Приятная замена

Не то чтобы работа горничной ей очень нравилась, но что делать, коли так сложилась жизнь. Однако из-за кризиса было не так просто найти и такую работу. Но вот ей наконец повезло, агентство по найму персонала предложило приличную семью. У них возникли проблемы со старой горничной, и потребовалось найти временную замену. Возможно, это был реальный шанс, ведь ей позарез нужны были сейчас деньги. Встретившись с хозяйкой, они все подробно обсудили и договорились о пробной уборке, надо было показать свои способности.

– Учтите, мой муж – жуткая чистюля, и окончательное решение будет принимать он, – заранее предупредила ее хозяйка.

И вот в назначенный день она пришла убирать новую для себя квартиру. На дверной звонок ей открыл хозяин.

– Здравствуйте, я пришла на замену, – постаралась как можно приветливей улыбнуться она. Похоже, получилось. Оценив ее быстрым взглядом, хозяин расплылся в ответной улыбке. Он был приятным на вид мужчиной солидной наружности.

– Заходите, ждем вас, – гостеприимно распахнул он дверь.

И она начала убирать квартиру. Стояла жаркая летняя погода, и она была легко одета, в тонкую блузку и короткую юбочку, да и настроение было тоже легким. Хозяин занимался своими делами, а она своими, и вдруг ей показалось, что он исподтишка посматривает на нее. Понаблюдав за ним краем глаза, она поняла, что это так на самом деле, и сначала было смутилась. Смутилась, потому что он не просто наблюдал, как она работает, а именно подсматривал за ней, а точнее, за ее фигурой. Фигурка у нее была, конечно, аппетитной, она и сама знала это, но то, что на нее вот так с ходу западет новый хозяин, даже не предполагала. Не предполагала и не строила планов, и вдруг у нее в голове мелькнула шальная мысль.

«А что терять? – подумала она, вытирая тряпкой полки шкафа и ощущая взгляд хозяина на своей попе. – Хозяйка же сама сказала, что он решает. Так и хорошо, что я ему нравлюсь. Даже если он и озабочен, какая разница? Приличные же люди. Вон и по квартире видно», – и она решила незаметно подыграть. Теперь, видя, как хозяин подсматривает за ней, она специально принимала соблазнительные позы. То юбку чуть поддернет, выставляя ножку, то наклонится, показывая попу, то спину прогнет, выпячивая ягодицы, то плечи посильнее расправит, поднимая выше грудь. «Грудь! – мелькнула у нее очередная мысль, и она потихоньку сняла в туалете бюстгальтер. – Скажу, что жарко, если что».

Блузка у нее была из неплотной белой ткани, а соски темно-коричневыми. Не заметить их теперь было нельзя. И, похоже, хозяин заметил. Точнее, не заметил, а она сама показала ему их. Подойдя спросить, как включается посудомойка, она якобы потянулась, расправляя затекшие от работы плечи, и бедный мужик приоткрыл рот. Похоже, он был еще тем сластолюбцем, и она чуть было не прыснула, увидев выражение его лица. Сделав вид, что ничего не заметила, она пошла загружать посудомойку, игриво виляя бедрами. Ей даже показалось, что она слышала, как он шумно проглотил слюну, глядя вслед.

И, окончательно войдя в азарт, она теперь откровенно дразнила его, выискивая малейшую возможность. Уборка квартиры ушла на второй план. Стало абсолютно очевидно, что у нее появился реальный шанс. Наклоняясь очередной раз, чтобы полить цветы в горшке, она незаметным движением так задрала юбку, что сзади стала видна полоска белых трусиков в промежности, и когда обернулась в сторону хозяина, у того были выпучены глаза. Ничего не сказав, она мило улыбнулась и пошла «убирать» дальше. Оставалось только снять еще и трусики, но тут произошла неприятность. Она уронила вазу. Точнее, не уронила, а чуть было не выпустила из рук, желая поменять воду. Дрогнули руки. А дрогнули потому, что она очередной раз чуть не расхохоталась.

Ваза эта стояла на журнальном столике у кресла, где сидящий хозяин якобы читал газету, подсматривая за ней. Как только она наклонилась за этой вазой перед его носом, его глаза тут же скосились на ее грудь. Выглядело это неимоверно забавно, поскольку голова при этом совсем не шелохнулась, только глаза повернулись, словно перископы подводной лодки, выслеживающей цель. Она закусила губу, и тяжелая ваза начала выскальзывать из рук. Хозяин дернулся ее подхватывать и еле успел поймать. Вода при этом сильно выплеснулась, замочив и ее юбку, и его брюки.

– Вот черт! – с досадой вырвалось у нее. – Мне же вечером на встречу.

– Не огорчайтесь, высушим, – попытался успокоить ее хозяин. – В ванной есть фен.

– Застирать нужно срочно! Чувствуете, как вода пахнет, видно, давно цветы стоят. Если сразу не застирать, потом черти сколько вонять будет, – и она побежала в ванную спасать юбку.

Несмотря на чрезвычайность ситуации, она осознавала важность момента и продолжила коварную игру, ощущая, как азарт все сильнее переходит в возбуждение. Застирывая в умывальнике ванной юбку, она специально оставила приоткрытой дверь. И он, конечно же, клюнул, якобы невзначай пройдя мимо нее туда-сюда. Выпятив посильнее зад, она стояла, наклонившись над раковиной, и краем глаза видела в зеркале, как, сворачивая голову, хозяин проходил мимо. Тонюсенькие стринги (хорошо, она надела именно эти трусики!) еле прикрывали попку, и у нее аж слезы потекли из глаз от усилия сдержать хохот.

Когда, точно так же приоткрыв дверь, она гладила в спальне юбку, хозяин не выдержал. Дверь позади нее распахнулась шире, и на пороге стоял он, в трусах и держа брюки. Трусы при этом явно топорщились, она с ходу обратила на это внимание. Наступало второе действие затеянного ею спектакля, и такая игра все больше возбуждала ее саму, она даже сама не ожидала от себя этого.

– Я их тоже застирал, надо бы погладить, – его глаза жадно лизнули ее попу.

– Конечно надо, – улыбнулась она, стоя к нему в пол – оборота, в выигрышной позиции. – Кладите сюда на гладильную доску. С юбкой я уже заканчиваю.

– А вы умеете гладить брюки? – подошел он к ней ближе.

– Само собой, умею, – и она развернулась к нему полностью задом, как бы его демонстрируя. – Да и вообще я все делаю, что хозяева просят.

– Вот так уж и все? – еще приблизившись, он стоял уже совсем рядом. Она увидела, что его рука так и тянется сама к ее попе.

– Ну а как же? Ведь вы же тут главный, – и, как бы откладывая в сторону юбку, она сделала такое движение, что ее попа «невзначай» коснулась его руки. Коснулась и потерлась об нее немного.

Его ладонь сама приклеилась к ее ягодице, хозяин ничего не мог с ней поделать. Обернувшись, она одобрительно улыбнулась и еще откровенней выпятила зад, намекая этим на доступность. «Детонатор» сработал, и пошла цепная реакция, хозяин окончательно заглотил крючок.

– Да вы, я смотрю, ценный работник! Хорошо все умеете делать? – начал он поглаживать ее попу, и бугор на его трусах зашевелился.

– Я плохо ничего не делаю, – еще мягче улыбнулась она и сильнее прогнула поясницу, подставляя ему пухлый зад. Это было уже совсем явно, и хозяин, конечно же, принял намек.

– По-моему, трусики тоже намокли, – окончательно осмелел он, проведя пальцами вдоль щели между ее ягодицами, и она невольно вздрогнула, ощутив, как мурашки пробежали по спине. Вообще-то попа была ее слабым местом.

– Д…думаете, и их стоит застирать? – проглотила она комок воздуха, стараясь справиться с волнением. Похоже, ее игра набирала обороты.

– Думаю, стоит, – начал он снимать с нее стринги, и она чуть расставила ноги, чувствуя, что начинает течь.

– Да я смотрю, и тут у нас намокло! – его пальцы заскользили вдоль половых губ, и она быстро выдернула шнур утюга из розетки, пока хоть что-то еще соображала. Руки у нее уже дрожали, а в голове закружилось, желание закипало в ее крови.

– Надо бы проверить, как хорошо там намокло, – продолжая ласкать ее одной рукой, хозяин снял второй свои трусы. Член у него стоял уже конкретно. Она оказалась прекрасным режиссером спектакля.

– Н…надо бы, – голос у нее начал прерываться, и, положив на подставку горячий утюг, она наклонилась еще сильнее. Наступала финальная сцена.

…Пробу она в этот день прошла успешно, старая горничная окончательно потеряла работу.

 

86. Вкусный заказ